GEMcross

Объявление

Эрик: Единственным человеком… почти человеком, которому Магнето никогда бы не причинил вред, был Чарльз Ксавье.

ты так и не понял о чём я молчу
Уилл Байерс и Майк Уилер

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » калейдоскопический опал » marauders: alluvio maris


    marauders: alluvio maris

    Сообщений 61 страница 66 из 66

    1

    http://forumupload.ru/uploads/001b/9d/5d/8/285205.png
    1980 • MARAUDERS • JOANNE ROWLING • FIRST WAR

    0

    61

    амбридж в поисках подлеца
    ЗМЕЮКИ МЕРЗОПАКОСТНЫЕ INC. ПРЕДСТАВЛЯЕТ

    https://forumupload.ru/uploads/001b/9d/5d/221/95103.gif
    robert pattinson or smn hot as fuck

    R. Amorim, 29
    репортёр "Ежедневного Пророка"

    Роланд гордый выпускник барсучьего факультета, чья школьная жизнь больше напоминала кошмарный сон длиною в семь лет. Будь он килограмм на 50 поменьше, того и глядишь, невзрачным сочли бы, но Родрик собрал на себе все подростковые прелести: необъятно толстый, неуверенный в себе, прыщавый, плаксивый, вечно что-то жрущий, с сальными патлами и грязью под ногтями. Его мантия вся крошках, а карманы до отвалу набиты печеньками и конфетами. Рон был несчастным мальчиком, что однажды наступил на мантию Долорес, что взасос дружила с Ритой и Беллатрикс, устроившими ему сладкую жизнь. (хотя…с таким количеством съедаемых конфет тут надо поспорить) Три маленькие змеюики искусно подбирали самые обидные обзывательства, катали его по полу, обливали соком, отбирали еду, макали в унитаз, заталкивали в женский туалет, подстрекали всех вокруг, чтоб с ним никто не дружил и не сидел. А чуть тот пытался жаловаться, как в ход шли страшные и правдоподобные, по детским меркам, угрозы: я расскажу своему брату, он у меня вооооот такой сильный, мастер спорта по дракам с толстяками, сидел в Азкабане и вообще безжалостный тип! И я ему как скажу, что ты меня ТРОГАЛ ТАМ! И директору расскажу, что это не мы тебя в туалет затащили, а ты нас и тоже, ТРОГАЛ. А потом придёт её папа и вообще тебя убьет! И к сожалению, трём хрупким крошкам поверили бы охотней. Он это знал и они это знали.

    Ридли ненавидел школу благодаря трём девчонкам, что хорошенько испортили ему жизнь, репутацию и, возможно, психику, переодически приходя в самых жутких кошмарах. Наш Рикардо не был бы так прекрасен, если бы однажды не решил отомстить. А что, если не жгучее желание отыграться, когда тебя травят всю жизнь, может стать главным мотиватором? Правильно, ничего.

    Рори возьмёт себя в руки, избавится от лишнего веса, прыщей, кривых зубов и потных подмышек. Научится вести себя в обществе, хорошо одеваться и приятно пахнуть. Он станет тем самым репортёром «Ежедневного Пророка» за которым бегают всё девчонки, пытаясь найти ключик к его сердцу. Но наш Руслан немного одержим идеей раздать пощечин своим обидчицам, оттого и глазки строит исключительно им. И ведь какова забава, в школе те даже имени его никак не могли запомнить, каждый раз подбирая новые, смешивая с уничижительными эпитетами.

    Сейчас Росс крутит шашни и с Ритой и с Долорес, которые пока не догадываются, что «идеальный парень», который у них появился и о котором они друг другу рассказывают байки – это, во-первых, один и тот же чувак, во-вторых, тот самый толстомордый, над которым они измывались.  Что будет дальше, решай сам а) послать обеих, б) по настоящему влюбиться в одну из и послать вторую, в) свой вариант.

    дополнительно
    Как ты догадался, имя можно выбрать любое и даже не одно из тех, что я вставляла в повествование, главное на "Р". Лояльность и чистота крови тебе полностью на откуп, главное возраст не меняй, мы все-таки все одногодки. Ну и факультет не хотелось бы...Мы с радостью обсудим все тонкости и толстости наших отношений, может я даже уговорю Ритулика на тройничок, но если ты сильно попросишь, но могу и не уговаривать, смотри мне!. Скорее всего, сейчас, эти две курицы до беспамятства влюблены, потому что подлец-ловелас смог их очаровать. И это должно ему нравиться, ведь наконец этим селёдкам можно заткнуть рты! Главное, на Беллу сильно не разивай варежку, она женщина замужняя и муж у неё уж точно опаснее моего брата. хотя, тут как договоритесь

    Мы играем 4-7к, пишем с птицей, можем раз в неделю, можем чаще. Все зависит от того сколько клёвого всего мы можем придумать вместе! А, ну и в графику мы умеем, поэтому всё будет красиво, не переживай. Ждём тебя изо всех сил, наш дорогой Рауль.

    если ты спросишь какие на нас трусики

    https://forumupload.ru/uploads/001b/9d/5d/221/733122.png

    если ты спросишь какие руфусу снились сны

    http://forumupload.ru/uploads/001b/9d/5d/221/t172692.jpg

    ну и мемчек на случай тройничка

    http://forumupload.ru/uploads/001b/9d/5d/221/959561.jpg

    мой пост от лица 11 летней долорес!

    Она не проснётся заранее, потому что любит свою мягкую, скрипучую кровать и готовить вещи с вечера. Она полежит чуть дольше, чем привыкла, понимая, что не вернётся в эти стены ближайшие несколько месяцев, а там и лет. В чемодане всё самое любимое, самое дорогое и ценное сердцу, если то вообще у Долли когда-либо было.

    — Эй, Долорес, можно войти? — шёпотом, дверь приоткрыв, спросит младший брат. Долорес шикнет на него, как на кота плешивого, а тот юркий, возьмёт, да запрыгнет к ней под одеяло с удушающими объятиями. Девчонка будет кривить лицо, корчиться и пытаться содрать с себя эту рыбу-прилепалу, но брат ни в какую. Последний день вместе всё-таки. И пускай он думает, что через пару лет Долорес покажет ему Хогварс. Пускай и он на пару секунд представит что такое счастье, пока старшая сестра не спихнёт его вниз. — Ну ты и мерзотина! Три раза помоюсь! — делает вид, что эти нежности не для неё…а может и не делает, считая брата, что не колдует до сих пор — грязным мешком с костями и соплями. — …четыре, — примерзким, фирменным, как молнией в ухо.

    У Долорес глаза горят, наконец, столь же сильно, сколь палочка может искриться в руках настоящего волшебника. Свободного от чужого гнёта. Она в предвкушении, что вот-вот вздохнёт, впервые полной грудью и заживет так, как ей вздумается. Так, как придумается этой полной решительности на новую жизнь девчушке с тугими косичками.

    Одиннадцать ей исполнилось совсем недавно, даже неделя не прошла, поэтому впечатления от столь важного, как ей тогда казалось, подарка были свежи. Она упросила отца отвести её в самый модный волшебный магазин, чтобы прикупить блистательный наряд, да такой, чтобы на платформе все просто в обмороки попадали. И он обязательно должен быть дорогущим, для неизгладимого впечатления выскочки первого сорта.

    У крошки Долорес всё до отвращения четко и не менее отвратительно — розово. Воротник, юбка, бантики в косах, туфли с круглым блестящим носом и чемоданчик. Идеально чистое, идеально выглаженное, идеально сочетающееся друг с другом. Её внешний вид так и кричит: я с планеты «посмотрите на меня». Но жадная до внимания Долли и не могла выглядеть иначе. Долли, что привыкла быть под чужими взорами с гордо поднятой головой. Это была чемпионская стать, что лишь на словах отобрать просто, а закаленный стержень уже не вырвать.

    Семью попросит до поезда не провожать, совсем не вежливо попросит. На прощанье лишь короткое «чао!», к которому хотелось добавить «ублюдки», ведь именно так то и звучало. Её пристальный взгляд рассмотрит всех, за кого зацепится сможет, а напыщенная ноздря готова раздуваться каждый раз, видя очередного невежу в старье.

    — Волосы красивые, наряд так себе, — протискивается крошка Долли, чемоданчик свой таща, да по ногам чужим прокатывая. Блондинку, что узнает чуть позже, за волосы похвалит, зелёной завистью блеснув. Мать всегда называла её «мышино-серый» цвет волос позором и перекрашивала в светлый, уверяя, что у таких шансов больше. Вообще на всё.

    Поезд полным-полно набивался детьми, животными, воплями, визгами, лязгами и все эти звуки, липкие, жаркие, прилипают и не спрятаться от них никак. В первое попавшееся, открытое купе сначала влетит розовый чемодан размером с крошку Долли, а потом и сама девочка с ну таким недовольным лицом…

    — А ты ещё кто такая? — возмутиться, словно незнакомка была ей чем-то обязана. Стыдно, Долли, кумиров своих в лицо не знать, магов то чистокровных.

    пост ритулика

    Рита ведется на провокацию. Она уже набирает в легкие воздуха, чтобы начать тараторить все то немногое, что помнит про оборотные зелья и что навряд ли мужчина стал бы принимать его каждый час, не ожидая гостей, но Икарус не дает ей вставить и слова. И слава Мерлину. Она мысленно благодарит его за это и корить себя – что в очередной раз в обществе чистокровных пытается казаться умнее, взрослее, сложнее. На вопрос про свиней, блондинка поднимает бровь и пожимает плечами, - не думаю, чтобы это была я – я росла не на ферме.

    Она с вызовом смотрит на хозяина дома и, улыбнувшись, чтобы хоть как-то сгладить возможные острые углы, делает несколько шагов по комнате. Она помнит, как половина центральной улицы Хогсмида слушала, как она спрашивает у Огдена, сколько бладжеров он остановил своей головой. Или не у Огдена – большинству мальчишек, что звали ее на свидания в школьные годы, редко можно было позавидовать: Скитер почти никогда не чувствовала себя в безопасности и от этого часто нападала первая и задирала всех по мелочам, чтобы не задели и не сделали больно ей. С годами она хоть и явно стала мудрее, но, все равно, порой ведет себя как та самая пятнадцатилетняя девочка с заснеженной улицы магической деревушки.

    - Дом очень красивый, - тут она не лукавит. Остановившись у одной из картин – трое всадников на лошадях и четыре охотничьи собаки загоняют вепря – она с интересом всматривается в каждого из персонажей и пытается понять, к кому из них относится она: ей, несомненно, хочется быть охотником, что принесет домой очередной трофей. Но неприятный внутренний голос с усмешкой говорит, что, уж скорее она фоксхаунд – натренированная бежать за добычей, которая в итоге достанется кому-то другому. Бывшей слизеринке эти мысли не не нравятся - она поджимает губы и двигается дальше по комнате, - Поймите, мистер Огден, - она помнит, как все чистокровные мальчишки в школе любили, когда одноклассники обращались к ним по фамилии, словно это делало их главой рода, и пытается использовать это, чтобы завоевать доверие и симпатию бывшего знакомого, - если все это окажется уткой, то Вы мне подарите целых две сенсации – больше вернувшихся с того света наследников империи огневиски, они любят только одураченных ими журналисток, так старавшихся донести всем благую весть, - она бросает на мужчину короткий взгляд, - ну и, конечно же, новый скандал только увеличит продажи номера.

    Скитер надоело писать про политику, где необходимо согласовывать каждое слово и выдавать исключительно рафинированный текст. Про нападения людей в масках же писать небезопасно – пара лишних фраз и над твоим домом тоже будет висеть темная метка. Все остальное же на фоне происходящего в мире казалось такой чепухой – ее уже даже начинало тошнить от своей работы: те статьи, что хотела писать она, не пропускали в печать, а то, что ей давало руководство, выглядело смешно в свете нынешних событий. Именно поэтому она так ухватилась за этот слух, именно поэтому решила проверить и, положившись на удачу, сегодня наведалась в семейный особняк Огденов – воскрешение наследника чистокровного рода, производимый которыми виски пьет каждый третий в стране, уж точно вызовет если не диссонанс, то, как минимум, интерес. И точно будет пропущено руководством, если, конечно, вся эта история не связана с политикой и тайнами Министерства.

    - Но я пришла сюда говорить не о себе, а о Вас, мистер Огден, - она нарочито уважительно делает ударение на обращении и облокачивается руками о спинку кресла прямо напротив бывшего слизеринца, - О том, что это Вам нужно, - Скитер делает небольшую паузу и смотрит прямо на него, - Если это действительно Вы, то Вы навряд ли рады расползающимся слухам. Ведь я слышала разное. Неуправляемые слухи опасны – я же могу помочь Вам получить над ними контроль. Могу дать возможность рассказать свою историю – а Вы, думаю, знаете об эффекте первичности: люди всегда склонны отдавать предпочтение той информации, что получена первой. Всей последующей же будет необходимо сначала опровергнуть первоначальную. Ну а если же Вы, все-таки, кто-то другой под приворотным зельем, а Икаруса Огдена прямо сейчас поедают черви, - на последних словах она слега приподнимает плечи, выпрямляется и подходит почти вплотную к мужчине, словно сканируя его оценивающим взглядом, – то тогда я нужна Вам еще больше. Ведь навряд ли Вы принимаете это зелье ради развлечения – я слышала, что процесс не самый приятный.

    0

    62

    АМИКУС В ПОИСКАХ СЕСТРЫ
    http://forumupload.ru/uploads/001b/9d/5d/4/206641.gif http://forumupload.ru/uploads/001b/9d/5d/4/17216.gif
    crystal reed

    alecto carrow, 27
    чистокровна, артефактор?/на выбор, пс

    Думаешь у тебя было радужное детство, как у всех чистокровных? Нет, и скажи спасибо папочке за это. Наш отец умудрился пропить и проиграть все состояние семьи. К твоему рождению мы почти обанкротились. Однако мать и отец, старались хранить это в секрете. Мать неплохо держала лицо и совершенно ничего не делала, когда отец ее и меня избивал. Ты в отличии от матери с характером, на отца всегда смотрела, как на тряпку, даже в юном возрасте.

    Ты как-то заступилась за меня еще будучи совсем маленькой. Тогда отец в очередной раз поднял на меня руку, а точнее трость. Ты влезла между нами и так смотрела на него, что в итоге он ушел. Тебя он не бил. Но это хуже. Он смотрел на тебя не как на ребенка, он хотел тебя. А ты желала смыть его взгляд.

    Летом 1970го отец перестает смотреть, когда ты приходишь к нему из-за чего-то поругаться. Он вжимает тебя в стену и лезет под юбку. Я удобно оказываюсь рядом, вливая яд в его глотку. Яд убивал его медленно, а мы наблюдали. И уж точно не помогли ему. Мы наслаждались его смертью. Мать была в ужасе, но я намекнул ей, что нужно брать себя в руки и спасать семью. Ты же тоже на похоронах так натурально плачешь по «любимому папочке».

    После смерти отца ты расправляешь крылья. Когда в нашем аукционном доме снова появляются деньги, ты помогаешь обустроить Кэрроу-эстейт по новому. Чтобы духа отца здесь больше не было. Когда Хогвартс остается позади, ты выбираешь свой путь сама. Я тебе не мешаю, лишь даю иногда напутствия, но только из-за заботы и волнения.

    дополнительно
    - решил я как-то отойти от рыжих кэрроу, но внешность меняема, и если вдруг хотите быть все же рыжей, тоже окей - вон маман у нас такая
    - возраст можно подтянуть немного, например к 30, оговорим с:
    - по поводу занятий и личной жизни, выбирай сама не ограничиваю с:
    - Амикус всегда очень заботиться о сестре, возможно иногда ревнует, но по большей части он готов разорвать глотку любому, кто ее обидит. Предполагаю, что у них очень доверительные отношения.
    - Ами вступил в пс после смерти отца, как туда попала Алекто решим вместе.
    - очень тебя жду, красотка

    ваш пост

    За окном был дикий ливень. Такой, в который лишь сидеть у камина хочется. Амикусу же обдумывал план действий, ожидая своего гостя. Нападение на иностранную делегацию отличный ход, но просто их убить слишком просто. Лорд хотел посеять страх, а именно под их лицами убить магглов и завязать интернациональный скандал. Идея гениальная, безусловно, но нужно было четко проработать детали, осмотреть местность. У Пожирателей много глаз и ушей в министерстве, поэтому маршрут прибытия иностранцев ему известен, как и общие черты того, как авроры собираются сопровождать их и предоставлять охрану. В идеале, конечно, чтобы вместо оговоренного места порт-ключ перенес их в другое место. Увы и ах, у них не настолько много связей, а значит нужно продумывать план попроще.

    Эльф сообщает о прибытии гостя, Кэрроу распоряжается о том, чтобы принесли напитки и проводили Лестрейнджа в малую гостиную. Амикус уже наложил на нее чары, чтобы ни одно слово не вылетело за пределы комнаты. Мать сегодня удачно где-то встречалась с подругами, но ему не нужны сюрпризы.

    - Рудо, рад тебя видеть. Как ты?

    С Лестрейнджем старшим они знакомы давно. Школа, общие знакомые, один и тот же круг, да и род занятий у них весьма похож. В общем общения было побольше, чем с некоторыми другими пожирателями. Мику было комфортно работать вместе с Рудо. Кэрроу взмахивает палочкой и разливает по бокалам огневиски, после передает сразу же бокал Рудольфусу.

    - Судя по информации полученной нашими коллегами, делегация прибудет в Ричмонд парк. Там судя по всему достаточно места, чтобы скрыть происходящее от магглов.

    Амикус предлагает гостю сесть и после занимает соседнее кресло. Мужчина делает несколько глотков. Один взмах палочки и перед ними в воздухе зависает карта местности, которую ему тоже предоставили. Амикус в этой маггловской части города с роду не был. Среди волшебников куда больше популярны другие леса.

    - Еще бы вообще иметь понятие что это за место, я в такие маггловские дыры не суюсь.

    0

    63

    ГРЕТА В ПОИСКАХ ВОЗЛЮБЛЕННОГО
    http://forumupload.ru/uploads/001b/9d/5d/11/321291.gif http://forumupload.ru/uploads/001b/9d/5d/11/250094.gif
    max irons or else

    carlisle vane, 30-35
    чистокровен/полукровен, какой-то успешный бизнес, на выбор

    У Карлайла было все, о чем можно мечтать, обеспеченная семья, процветающий бизнес, за ним бегали в школе девочки, а женился он на самой красивой из всех, с которой когда-то ходил на зимний балл в Хогвартсе. Карлайл и Кэтти в отличие от многих пар были влюбленны. Они мечтали о семье, стремились ее начать. В декабре 1979го у них родилась милая девочка, которую назвали Эммой. Вот и все снова говорили, что у Карлайла есть все - деньги, красавица жена и милейшая дочь.

    Вся идиллия разрушилась, когда Кэтти умерла незадолго после родов дочери. Карлайл медленно сходит с ума в своем горе. При этом держится только ради дочери, которую на смертном одре жены обещал беречь. И все равно, как бы он не улыбался дочери, ночами он читал все старые фолианты, которые мог достать, искал любые упоминания о ритуале, который смог бы вернуть Кэтти из мертвых.

    Карлайл находит древний темный ритуал, но для него требуется сосуд, а именно похожий на умершего. Тогда Карлайл начинает искать его и спустя какое-то время встречает Грету. Грета побита жизнью, ее довольно сильно потрепало. Она часто еле сводит концы с концами, и с некоторых пор работает официанткой в дырявом котле. Там же иногда гадает на картах постояльцам за символичную плату. Грета чем-то очень похожа на жену Карлайла, и тогда он решает, что сосуд найден.

    Грете сложно доверять людям и она тяжело с ними сходится. Поэтому ухаживания Карлайла затягиваются, но он намерен идти до конца. Грета же совсем не ведает, что он затеял и она снова потихоньку открывается и старается ему довериться. Чем больше он узнает девушку, тем паршивее ему на душе. На деле он ведь не плохой человек, он просто застрял в своей скорби. Грета окажется тем лучиком света, который его спасет, а он даст ей надежду, что у нее еще не все потеряно и подтолкнет к изданию книги.

    5го сентября 1980го Грета по просьбе своего издателя появится на митинге в защиту Карадока Дирборна. Когда начнется буйство, и пожиратели убьют министра, в нее попадет заклинание и на какое-то время отправит ее в кому, заставляя Карлайла снова почувствовать, что он может потерять близкого человека. Только в этот раз конец обещает быть хорошим.

    дополнительно
    - пара с:
    - играю в 1м и 3м лице, около 3к, по частоте договоримся, могу раз в неделю, могу подождать :3
    - внешность меняема
    - вангую, что ромильда вейн будет нашей общей дочкой
    - много что можно изменить, хочется по игре немного драмы и много комфорта с:

    ваш пост

    Грета вообще не собиралась идти на этот митинг. Она такие собрания не любила. Да, она сочувствовала мистеру Дирборну, все же посадили мужчину явно без нормального расследования. Только Кэчлав не лезла в политику. Ей было иногда страшно от того, что творилось в мире. Все же она понятия не имела о своей чистоте крови долгое время. Но после знакомства с Джонсами стало ясно, что ей есть чего боятся, ее отец все же был магглорожденным. А пожирателям обычно было посрать на то, кто там кого знает.

    И все же она была здесь. Она должна была встретиться с колдографом и своим издателем. Книга о сырах разлетелась с полок очень быстро, и издание хотело обсудить доп издание с колдографиями. По сути они уже все обсудили, просто ее хотели познакомить с колдографом. Она пошла им на встречу из-за занятости в последние недели. Очень много событий, которые занимали колдографов, журналистов и издателей. Она тихо дышит, и осматривается по сторонам. Что-то пошло явно не по плану, ведь издателя не было.

    Кого она не ожидала здесь увидеть, так это Гестию.

    - Да, вроде как издатель должен был представить меня колдографу. Но что-то явно не так, встреча уже давно должна была быть.

    Грета замечает свою сову и ловит письмо.

    - Пишет, что колдограф так и не явился. И извиняется, что придется перенести. Странно как-то. А ты что тут делаешь?

    У Кэчлав неприятное чувство. Оно посещает ее крайне редко, но сейчас ей явно не по себе. Вообще вроде бы ничего такого. Здесь сейчас авроров больше чем где-либо. Что может случиться?

    - Странное предчувствие.

    0

    64

    СИБИЛЛА ИЩЕТ ОТЦА

    https://forumupload.ru/uploads/001b/9d/5d/232/t718281.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/9d/5d/232/t749958.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/9d/5d/232/t696384.gif
    Gary Oldman

    Idmon Trelawney, 60-70
    чистокровный или полукровка, книгоиздатель, нейтрал

    ★ До рождения у Идмона младшей дочери, Сибиллы, первой и последней пророчицей в их семье была его прабабка, Кассандра Трелони. Её потомки основали небольшую, но гордую писательскую династию, и началась она с того, что дочь Кассандры, Фемоноя, начала записывать пророчества Кассандры, а так же упорядочивать и публиковать её записи. Все три поколения Трелони отличились тем, что каждый из членов семьи что-то в своей жизни да написал и опубликовал: отец Идмона, Тересий, долгие годы был главным редактором "Ежедневного Пророка", а тётка, Патриция, написала несметное количество биографий самых разных волшебников, включая "каноническую" биографию самой Кассандры Трелони.

    ★ Идмон не считает себя сложным человеком, но большую часть его жизни окружающим с ним было тяжело. Он с детства отличался гиперактивностью, физически не мог долго сидеть на одном месте, быстро переключался с одного на другое, будь то хобби, дела или тема в разговоре; вероятнее всего, у Идмона был синдром дефицита внимания, но в те годы его не диагностировали ни магглы, ни волшебники. Добродушный, весёлый, лёгкий на подъём, Идмон мгновенно загорался идеями и несся на встречу приключениям, людям и отношениям, и также паталогически быстро терял к новообретенной гиперфиксации интерес. С возрастом Трелони стал тише и спокойнее, но это скорее связано с тем, что он, наконец, почувствовал себя комфортно; либо, что области его фиксаций и привязанностей сошлись в одну точку, и вечный бег и поиск чего-то больше были не нужны.

    ★ До того, как Идмон остепенился, жизнь у него была ярка, интересная, и вызывавшая очень много раздраженных охов у большей части родственников, особенно тёти Патриции. В начале он работал  журналистом в “Пророке”, потом – выездным спецкором, потом – военным репортёром; а после этого вообще всё бросил и уехал в тур по Азии. Будучи за любой движ, кроме голодовки, возможно Идмон занимался параллельно и в перерывах чем-то ещё, но в конце 1940х он вернулся в Лондон и встретил финальное приключение своей жизни -  Дженнис Уоткинс.  Дженнис - маггла, викканка, и прямая наследница основателей и владельцев мистического магазина-издательства "Watkins Books". В начале Идмону было смешно и он, что называется, по приколу решил влиться в "мистическое"-эзотерическое сообщество магглов; потом ему стало интересно с культурной и психологической точки зрения - сравнение понимания мистического и магического у магглов с бытом реальных магов оказалось очень увлекательным. Закончилось всё тем, что он рассказал о волшебниках забеременевшей от него Дженнис, женился на ней, и когда их первенец, Эгерия, оказалась сквибкой, принял решение с концами уйти в магглоский мир. Возможно, помимо дел, связанных с редакцией и магазином Уоткинсов, Идмон пишет и свои книги, но издаёт ли их в одном из миров, если вообще не прячет в стол - вопрос.

    ★  Когда в 1951 году родилась Сибилла, и в 4 года у неё начались магические выбросы, превратившие её в ребёнка из фильмов ужасов, Идмон задумался о восстановлении связей с магической частью семьи. Трелони, который твёрдо не хотел возвращаться в волшебный мир, дошёл до светлой мысли передать волшебную дочь на воспитание волшебным же родственникам, чтобы она социализировалась и жила среди себе подобных. Так, когда Сибилле было 7, её забрала к себе его тётка, Патриция, и с тех пор они виделись 1-3 раза; не хотел ли сам Идмон контактировать с дочерью или Патриция искусственно изолировала от маггловской родни(и отца) внучку - вопрос открытый. Во всяком случае, когда умерла Патриция, на похороны Идмона не позвали, а через 3 года, в 1978 году, в доме на Сесил-Корт 1 объявилась основательно повзрослевшая блудная дочь. Семейное воссоединение прошло немного неловко, особенно в тех частях, где Сибилла рассказывала, ка кона дошла до такой жизни, и что последний год моталась по сквотам. Вероятно, проявив родительскую сознательность и ощутив чувство вины, Идмон с Дженнис оставили дочь у себя, за что Сибилла им сердечно благодарна. В целом, младшенькая неплохо вписалась в семью, и единственное, что вызывало у Идмона с женой беспокойство то, сколько она пьёт. Сибилла прожила у родителей год и решила попробовать вернуться в магический мир; возможно, Идмон с семьёй пробовали её от этого отговорить, но в итоге решили не ругать, а поддержать, и сейчас помогают ей с оплатой волшебного съёма. На самом деле, Идмон не очень верит в младшую, но будет рад, если она вернётся к ним - в маггловском мире, по его мнению, куда безопаснее, по крайней мере сейчас.

    дополнительно
    В общем, ищу отца, пап, найдись :3

    - Олдман не обязателен и менябелен, возраст - нет, потому что мужика успело помотать по жизни до рождения детей, а младшей дочери нынче почти 30 годиков)
    - Заявка на Эгерию туть
    - Хотела бы поиграть что-то в семейно-воссоединительное, с развитием выше обозначенных конфликтов существования в ином мире с опцией свободы в выборе маггловства или колдовства. Тут вообще есть о чём порассуждать, равно как и есть, что обсудить, когда к тебе через 20 лет возвращается по факту "сданный" ребенок. Хотелось бы обойтись без натужного стекла, мы тут уже оба старые и битые жизнью, сможем друг друга понять без лишних соплей и истерик, замутим что-нибудь психологичное :3
    - Идмон - тот ещё шальной мужик, и да, живёт и работает он, конечно много лет в маггловском мире, но это никак не мешает ему убегать в родные магические пенаты и движевать во всех направлениях) 

    ваш пост

    - Take it to the wall to be hung on the wall, to be viewed by all a tribute in the grand hall...

    - ... to be hung on the wall, - протянула Сибилл чуть визгливо и навзрыд, в тон солистке "Банши"; девушки начали петь уже после того, как в ней оказались три шота, и полностью название она не запомнила. Кто вообще называет панк-группу названием больше чем из двух слов? Проигнорировав соль и лайм, Трелони резким движением закинула в себя шот текилы, после чего кликнула бармена - этой дороге в Рим нужен был финал в римском консульстве, а за консула сойдёт пол литра тёмного эля. У неё сегодня праздник, который начался дня два назад, а ещё она что-то забыла, но не могла вспомнить - что именно, и это её волновало, но только до той поры, пока Сибилл не отвлекалась на "блестящее".

    - Bring yourselves out from your showcase parties, But you’ve been shut away too - long - you’ve been shut away too long..., - девушке-вороне надрывающейся в микрофон вторил зал, шумное дымное море голов, эпилептично колышущееся в красно-синей темноте. Жара, духота, ядовито-красный логотип "клуб 100" над баром, неон, вспышки света и звук, который не слышно, но от которого закладывает уши, а внутри всё дрожит так, что скоро станет желе; прежженые иглы волос, потёкшие мейк-апы, тяжелые кожаные куртки и сапоги, в которых жарко, шипы, слэм и ор; кто-то бьёт кого-то в толпе, кому-то разбили прямо об рожу стакан, кто-то курит траву и блюёт в туалете, а кого-то зачали здесь же, в углу. Свобода, мир и любовь - великое благо иметь право и мочь делать то, что хочется, и делать это прямо сейчас.

    Сидя в пол оборота на высоком барном стуле, оперевшись одной рукой о зелёную барную стойку, а во второй держа стакан, Сибилл от души подпевала солистке, размахивая элем в такт музыке. Высокая, худощавая, но с круглым лицом, c мощной кудряво-лохматой копной рыже-каштановых волос, увешанная браслетами, кулонами и бусами, с мощными круглыми серьгами в виде раковин моллюсков-гребешков; с размазавшимися кирпично-ржавыми тенями, выглядящими как лихорадочный румянец на болезненно бледном лице, и большими круглыми глазами с ошалело расширенными зрачками. Одета она была в длинное оранжево-желтое платье, не то под 1920е, не под римскую тогу, переливающееся от количества бисера и пайеток и в накинутую поверх него тяжелую, будто с чужого плеча, кожаную куртку - Трелони среди панков и рокеров выглядела одновременно уместно и совершенно инородно.

    Вынесите его в холл, да повесьте на стене... вспышка софита - Сибилл всхлипнула и кинула стакан куда-то в толпу, но ни в кого не попала и не покалечила, потому что он был пластиковый. Недавно она прочитала об Иисусе, и в начале подумала о том, как добрые люди взяли и гвоздями его прибили к кресту; потом она вспомнила о том, как он плакал над умершим Лазарем перед тем, как его воскресить; а потом она вспомнила, о чём забыла и расплакалась. Не навзрыд, не закрывая лицо руками, а понимая, что плачет, только потому что глаза защипало.

    "Баньши" со своим хором запела что-то о счастливом доме, в котором все бывают нормальными, но только во сне или что-то в этом роде. Сибилл размашисто провела пальцами по скуле под глазом, стирая в бок смесь слёз, теней и блёсток и резко повернулась в бок. На соседнем стуле обнаружился светловолосый юноша бледный со взглядом горящим, но в целом Трелони бы устроил сейчас кто угодно.

    - Мне неделю назад пришла повестка в суд, потому что мой муж захотел со мной развестись, но не мог меня найти, а я забыла ответить на его письмо. Три дня назад мне нужно было прийти в этот дурацкий Визенгамот, я, честно говоря, вообще не понимаю, как эта херня работает, и знаешь, я с ним не виделась года три, но мне почему-то стало так грустно, я не знаю почему, хотя я уже не помню, если честно, грустно или радостно, или меня куда-то позвали, а я потом ушла, и теперь я тут, - Сибилл говорила сбивчиво и неровно, её голос прерывался и скакал, одновременно пытаясь не сипеть из-за не прекращающегося немого плача, и перекричать музыку так, чтобы её было слышно. - У меня такое чувство, что всё идёт не так, но я не знаю, как вообще должно быть "так", и что с этим делать, и не делаю с этим ничего, но не уверена, что это был хороший план. Будешь пиво? И слушай, у тебя есть трава?

    0

    65

    Эмиль в поисках сестры
    http://forumupload.ru/uploads/001b/9d/5d/21/372864.gif http://forumupload.ru/uploads/001b/9d/5d/21/647102.gif
    lizzy caplan

    Alia Cornfoot, 35
    полукровна; аферистка & мошенница, в прошлом ликвидатор проклятий/специалист по отлову опасных существ, лояльна себе

    мы с тобой с самого детства вдвоём. рука в руке, нога к ноге. и только попробуй отойти от тебя далеко - получишь. собственно, я и не пытался.
    ты всегда топила мое сердце, как парное молоко печенье. обволакивала заботой и отвешивала - когда зазеваюсь - подзатыльники. заходила в темную комнату первой, а потом звала меня, крепко хватаясь за мою ладошку.

    «эмиль, ты зачем туда полез?!», «эмиль, я сказала не трогать мамины вещи. смотри, теперь придётся лечить твой порез!».

    и я слушал. упрямо, хмуря густые брови, и недовольно поджимая губы.

    мне хотелось, чтобы ты могла гордиться своим младшим братом, чтобы могла трепать переливающиеся в медовом солнце волосы не только потому что подбадриваешь, а ещё и потому что - гордишься.

    своенравная, знающая абсолютно на сто процентов, что тебе нужно. ты умела прислушиваться к родительским советам, отделять зерно от плевела, делать правильные выводы.
    трудолюбиво работала на ферме, помогала отцу по хозяйству и принимала у наших кроликов роды.
    смеялась, когда кудряшки в конце дня запутывались и ты долго не могла их распутать обратно.

    не боялась делать шаг навстречу неизвестности. не медлила. помнишь, бесстрашно постигала новые горизонты?

    и тут, по всем канонам, я должен сказать: куда делась эта девочка?
    но правда в том, что ты до сих пор ей и остаёшься. просто со временем повзрослела, обтесалась о жизнь и закалила внутреннюю сталь непростой судьбой.

    с другими держалась на расстоянии и довольно сложно сходилась со сверстниками.
    во-первых, тебе нравилось время от времени беззлобно задирать других (в том числе и меня), во-вторых, тебе не было интересно в компании одногодок. казалось (и так и было на самом деле), что с теми, кто старше тебя на лет пять-десять, ладишь лучше и быстрее. впитываешь их опыт, стремишься к тем же высотам, которые достигли они.

    твоя напористость провалялась во всем. от задачки, которая поначалу никак не поддавалась твоему пытливому уму, до согласия наших родителей, когда те предлагали или делали не так, как ты хочешь. тебе пугает мысль о потере контроля -  когда выверенный во всем порядок может осыпаться каменной трухой.

    амбициозность шлифовалась школьными годами обучения в хогвартсе и жадным впитыванием новых знаний. вернувшись с первого курса, ты гордо, расправив свой зелёный галстук, заявила о желании покорить самые высокие вершины, на которые будешь способна.

    каждый последующий год наши отношения теряли былую связь, хотя ты продолжала заботиться обо мне, присылать письма и спрашивать всех ли лам я покормил и не заболела ли мама.
    ты менялась, стала отдаляться, меньше разговаривала со мной и в какой-то момент просто решила на время исчезнуть.

    алия, куда ты пропала и сколько мне ещё ждать твоего возвращение обратно домой?
    дополнительно
    "ничего непонятно, но очень интересно." подумаете вы, и, в принципе, будете правы. с одной поправкой: я не пытался вырисовать детальный образ сестры, лишь погрузить в историю из своей головы. возможно, как и мне, вам понравится вот этот замечтаельный гиф-сет, которым, собственно,  сегодня и вдохновился. лиззи такая разная, харизматичная, яркая. и практически на каждую гифку я успел мелком поймать вдохновин.  прочувствуете вайб, дополните своими деталями, и приходите ко мне.
    мой персонаж - сержант в аврорате, почти бывший гей, ну и по мелочи всякого разного наскребется. так что стеклом, конфликтом и ещё много чем мы с тобой  обязательно похрустим. по идеям тоже уже есть несколько задумок, однако мне очень нравится придумывать историю вместе. почему алия уехала? что случилось в школе? почему она бросила семью? бросила ли она  работу в министерстве по собственному желанию или её кто-то заставил? насколько происходящее вокруг откликается в ней?
    также были мыслишки прописать тебе жениха и ребенка, но это опционально. может быть ты вообще решила выскочить замуж за богатенького деда, с которым потом развелась. тут действительно много вариантов для разворота мысли.
    игрок я не быстрый, но стабильный. тг/лс - что будет удобнее. люблю мемы, шутки, тихонько кродусь в репутации и периодически что-то в ней комментирую. 
    кроме меня сразу же можно стучаться в лс к Хеспер, у вас с ней огромное пространство для задела в соперничество или дружбу.
    могу и лапслоком, и птицей-тройкой. пишу в среднем 3к-5к, в третьем лице.

    https://forumupload.ru/uploads/001a/c7/7f/25/422360.gif

    не себас, но очень похож. и вообще они с каплан очень похожи.
    вы только гляньте на этих родственничков.
    https://64.media.tumblr.com/63a18534fc2015f6189f5cf860a2492b/tumblr_inline_owet2ihEad1t80jpm_250.gif

    ваш пост

    - Папа!

    Сигнус вздрагивает. Радостный окрик маленькой девочки молниеносно проникает в глубину сознания и отдаёт сильным разрядом тока на кончиках пальцев. Трэверс щурится, чувствуя под ногами прохладу земли, и невереще замирает на месте. Невесомость сознания не кажется ему странной, наоборот, обволакивает и тихо оседает на кончике языка. Он оборачивается и видит перед собой розовощекую малышку с густыми, как у него самого, вьющимися волосами. Сердце ухает, пропуская удар.

    Да, это она. Это его дочь.

    - София?

    Трэверс сразу же понимает, что перед ним его уменьшенная копия. Это видно по аккуратным чертам лица, по мягкой полуулыбке и большим серо-зелёным глазам. В горле пересыхает, хочется так же задорно ответить, но кроме неуверенного вздоха ничего из себя выдавить не получается. Пелена радости вдруг оседает в лёгких, убыстряя дыхание от  учащенного сердцебиения. Происходящее  кажется сном или очень правдоподобной галлюцинацией, которую выдумал воспаленный мозг. Сигнус абсолютно уверен в этом, потому что София Аннабель Трэверс умерла в утробе его несостоявшейся невесты. И аккуратная могилка, усеянная пестрой россыпью фиалок, находится среди других таких же бережно убранных могил на юге Франции.

    - Как… Как мы тут оказались, милая? И что это за место? - Сигнус делает первый шаг навстречу, сокращая расстояние, и присаживается на корточки, чтобы его взгляд находился на одном уровне с дочерью. От волнения громко урчит живот, тем самым вызывая у Анны добродушный смех, и это, конечно, не делает ситуацию яснее, но зато Трэверс хотя бы немного расслабляется. Тревога отступает, уступая место головокружительной эйфории.

    - Я не знаю, где мы, пап, - голос Софии на слух такой приятный, что глаза невольно щурятся от удовольствия - слишком сильно хотелось услышать этот сладостный звук. Сигнус очень долго винил себя в смерти своего ребёнка, чтобы сейчас продолжать думать об этом. Бессмысленно искать причины, когда ответ уже перед тобой - только дотронься. 

    - Сейчас, милая, - он порывисто обнимает девочку, шумно вдыхая её нежный аромат, - мы с тобой обязательно выясним. Обещаю.

    Сердце отчаянно стучит, жадно впитывая каждую деталь и запах окружающей обстановки, чтобы больше никогда не забыть, чтобы помнить до самого последнего вздоха. Трэверс жмётся, тепло улыбаясь, зацеловывает ямочки на щеках, и отстраняется, когда маленькие ладошки обхватывает его за колючую, словно после покоса травы, щетину.

    - Нет, пап, тебе пора возвращаться домой. Тебя там ждут. 
    - Что? Нет-нет-нет, я ведь только пришёл! Я не хочу  домой, я хочу остаться с тобой!
    - София!
    - София!

    Яркая вспышка света сменяется глухой болью в мышцах. Всё тело ощущается полностью парализованным и слишком горячим. По венам  журчащим ручейком течет густая кровь, ритмично пульсируя в висках, не давая сосредоточиться. Хочется яростно закричать, вырваться из оков собственной плоти. Но Сигнус не может, ему больно. Он медленно открывает глаза, чувствуя каждую ресницу, каждую капельку пота. Солоноватый привкус во рту заставляет его громко сглотнуть и поморщиться от отвращения. Больное сознание постепенно выводит Трэверса из дурмана, в котором он, кажется, был всё это время.

    Тьма выплевывает его, но не отпускает. Мягко баюкает в своих объятиях, гладит против шерсти, выворачивает наизнанку, но держит на поводке. Сигнус узнает стеклянный потолок в доме Яксли, видит своё отражение и отражение Корбана. Он лежит на кровати, которая, как и всё в этой комнате, гармонирует в симфонии со всем остальным. И сам Трэверс не ощущает себя инородным, чужим, как будто без него картинка не была бы цельной.

    - Зачем?

    В камине слышится потрескивающий звук дров, который успокаивает ровно настолько, чтобы оставаться в состоянии не способном предпринять ничего, кроме разговора. Он поворачивает голову и смотрит на мелькающие языки пламени, потихоньку вспоминая, что сотворил. Резкий импульс странного видения, где  Сигнус забрызган чужой алой кровь, заставляет его сжать руку и почувствовать чужую. Твердая ладонь Корбана бережно сжимает в ответ, гладит. И Трэверс отчетливо говорит.

    - Зачем ты заставил меня? Я ведь мог спасти этого парня.

    ваш пост

    кашель обжигает легкие, а ноздри разъедает покалывающее ощущение от холодной воды - корнфут выныривает. ему кажется, что будь они в знакомом месте, а не  «между миром живых и мертвых», им бы как будто было бы легче принять сюрреализм ситуации. хотя, конечно, это очень спорное утверждение, потому что даже при твёрдом знании о своём местонахождении не особо приятно быть утянутым на дно. 

    на лице чувствуется слизь от удара щупальца кракена по переносице - видимо, тому не очень понравилось, что ему попытались дать отпор. дезориентация пропадает спустя пару секунд, за которые эмиль  успевает попрощаться с жизнью, но отчаянное желание не подвести мирну выталкивает его каким-то чудом на поверхность. он хватает ртом воздух и начинает плыть в сторону берега, полностью доверившись своим инстинктам.

    твёрдая поверхность земли не сразу вселяет в эмиля доверие, поэтому для полной уверенности он пружинит на месте тяжёлой подошвой промокших ботинок и облегченно вздыхает. взгляд сразу же находит мирну, а тело инстинктивно срывается с места и за несколько коротких шагов волшебник оказывается рядом с девушкой. он обеспокоенно тянется к ней и смахивает большим пальцем капельку оставшейся влаги со щеки,  слегка сжимает плечи - будто тоже хочет  убедиться, что белл жива.

    мокрая одежда  начинает неприятно липнуть к спине и доставлять неудобства. корнфут достает палочку, чтобы высушить её заклинанием и наконец-то вдохнуть полной грудью, но его отвлекают: среди них снова материализуется незнакомка.  мелодичный голос обволакивает новым напряжением и очередной порцией загадок. когда женщина упоминает про рыжеволосую девушку, у эмиля на лице проскакивает мимолетное удивление, сменяющееся тяжелым вздохом.  только оглядываясь, он вспоминает про ещё одну их спутницу. ну, что же, бессмысленно гадать о её судьбе, потому что всё равно никто никогда не узнает правды.

    - она в порядке, - уверенно и очень спокойно врёт корнфут к своему ужасу. от осознания этого факта по телу бегут мурашки  - неужели обманывать мирну стало настолько привычным? он отгоняет эту мысль прочь, потому что сейчас не до угрызений совести и воспоминаний о прошлом, им бы выбраться - а о своей лжи он обязательно скажет. потом. если придет время. если это действительно будет необходимо.

    - лестрейндж, - эмиль слегка разворачивается в сторону мужчины,  высушивает чарами свою одежду, и добавляет язвительно, - дружище. как и при первой нашей встрече, всегда рад.

    извилистая дорога быстро выводит их к новой развилке и запутывает ещё больше. озеро резко исчезает, оставляя после себя фантомные покалывания в тех местах, которые чуть не откусило морское чудовище. похоже, они все потихоньку начинают сходить с ума, и это не самая приятная за это ещё неоконченное путешествие новость, так как эмиль знает, чувствует, что будет  хуже.

    - согласен, по принципу большинства. тоже голосую за правую сторону, - но от этих слов ему не становится легче, спокойнее, внутри набатом звучит  "тут-нет-никакой-логики-тут-нет-никакой-логики, просто держись рядом с ней и не подведи".

    0

    66

    Офелия в поисках подруги
    https://i.imgur.com/1yQESGD.gif https://i.imgur.com/ogI1R2z.gif
    lily collins etc

    mary macdonald, 20
    hb or mb, стажер в ММ (аврорат или еще где, на твой выбор), либо поддерживает ММ, либо нейтрал с симпатией к ОФ

    ♫ ghost - mary on a cross

    "Знаешь, Мэри, в моей голове звери. Но я их гоню из прерий, на ключ закрываю двери. Сидят на цепях звери, на ржавых цепях души" // "Mulciber! What do you see in him, Sev? He's creepy! D'you know what he tried to do to Mary Macdonald the other day?"

    Все начинается прозаичней некуда - я выныриваю из объятий мамы на платформе и подхожу к тебе еще до того, как мы находим свободное купе в поезде. "Я Офелия" - звонкий девчачий голос и озорная улыбка. "О, как у Шекспира. А я Мэри!" - и я удивляюсь, что волшебница знает, кто такой Шекспир. Моей радости нет предела, когда мы обе усаживаемся за длинный стол рядом со студентами в желто-красных галстуках, а потом нас отводят в одну комнату вместе с рыжеволосой девочкой с зелеными глазами: "Привет, я Лили".

    С тобой связан пестрый калейдоскоп моей памяти. "Три метлы", "Зонко", снежки недалеко от поля для квиддича, мы слушаем от Лили, как ее бесят некоторые наши однокурсники, и уплетаем купленные в "Сладком королевстве" сладости. Ты грызешь кончик пера, когда думаешь - я замечаю это под конец второго курса, когда мы готовим какой-то очень длинный и немного нудный доклад. Мы болеем за нашу команду, громко выкрикивая очередную придуманную факультетом кричалку. Ты всегда тянешь меня на квиддич, хоть я и безразлична к игре.

    Светлые воспоминания меркнут. Некогда пестрые краски оставляют только два оттенка - красный и черный. Ты поднимаешь меня за плечи с пола, отодвигая моего брата, который просто не может подобрать правильные слова, чтобы поговорить со мной, когда я плачу над местом, где еще каких-то десять минут назад лежали тела моих близких. Ты подзываешь чертов стакан, наполняя его своим шепотом, а уж потом - водой.

    Ты никак не реагируешь, когда я отталкиваю от себя всех друзей, расстаюсь с довольно приятным рейвенкловцем, потому что не в состоянии сдержать гнев - и он рвется из меня не только слезами и криком, а и порой обидными словами. Ты молчишь, Мэри, и со временем мне становится легче - и все благодаря тебе. Именно ты вытащила меня из состояния жалости к себе и продолжала делать это следующие полгода.

    Когда я спрашиваю: "Почему?", ты пожимаешь плечами: "Ты помогла мне на шестом курсе". И тогда я с дрожью вспоминаю, что тот слизеринец сделал с тобой. Кажется, мы обе с того момент возненавидели Пожирателей так сильно, даже не думая о том, что может чувствовать такую ярость. Ты подверглась темной магии, она же лишила меня семьи. Я клялась тебе найти всех причастных и сделать так, чтобы никто из них больше не поднял палочку против тех, кто мне дорог.

    Прошло два года нашей стажировки в Министерстве, ты до сих шлешь мне шоколадных лягушек с подписью "Это ты", а я вскрываю бабулин (никак не привыкну к тому, что теперь он мой) погреб, распечатывая бутылку эльфийского только для нас в особо сложные моменты.

    дополнительно
    - можно посмотреть на нее здесь и здесь, а вот тут гиф-пак, который я называю "Мэри в Министерстве";
    - хэдканоню их лучшими подружками с первого курса и до сих пор. без Мэри, наверное, Фела не выдержала бы смерть семьи и сломалась. Макдональд - это солнышко в жизни Офелии, пусть иногда Мэри тот еще правдоруб и прямолинейная дама... но еще кто скажет правду, как не бф?
    - Мэри не одобряет странные отношения Фелы и Нотта, потому что он несколько раз причинял ей боль. Спадмор пыталась скрыть настоящие эмоции, только от Макдональд ничего не утаишь, возможно в будущем ее отношение к нему изменится;
    - о Мэри мало что сказано в каноне, кое-что я нахэдила, что-то можем придумать вместе, но в тисках подружку держать не буду;
    - сложно сказать о темпе игры, ибо я могу ответить сразу, а могу через 2 недели, но посты в 3,5-4к отдаю быстрее, чем посты в 5к+;
    - 3 лицо, реплики выделяю, могу в обычные литературные предложения, могу в лапслок и вот_это [все], как кому комфортней (p.s. внизу пост скопировала без тегов).

    ваш пост

    Дышать в корсете, стянувшем ей ребра, становится сложнее с каждым новым словом Министра, очень долго и предсказуемо говорившего о том, что этот год для магического мира был сложным. Всегда на подобных мероприятиях и в маггловском, и в магическом мире главы сначала сетуют на судьбу в духе: “нам были посланы испытания”, потом немного больше оправдываются за все свои ошибки: “мы работали, несмотря ни на что”, а гораздо больше времени занимает хвастовство о том, что было сделано, словно это самое совершенное – это лично их заслуга, а не всех собравшихся сотрудников. В Рождество, казалось бы, стоит прощать все обиды, строить планы, радоваться, что посреди полнейшего хаоса, в который магическая Британия падает все стремительнее, есть место свечам, колокольчикам, еловым ветвям, украшающим позолоченные камины Атриума. Но только у Спадмор среди толпы учащается сердцебиение, а взгляд блуждает по лицам, высматривая надменные лица чистокровных снобов и более приветливые и светлые – ее коллег, в кругу которых она и находилась, стараясь не выбиваться из коллектива.
    Парадная мантия у нее не застегнута и не закрывает платье полностью, позволяя проходящим мимо волшебникам периодически бросать взгляды в сторону ее корсета-бандо. Взгляды Фелу не смущают, ибо она занята более важным с ее точки зрения – мысленным спором с Министром. Для нее год был не “разным”, хорошее оставалось в тени испытанного стресса, и многое хотелось бы просто забыть. Даже можно сказать, что время до осени Спадмор провела в некой прострации, все делая на каком-то магическом автоматизме.
    Усиленный заклинанием мужской голос вещает, что главное, чтобы все близкие были живы и здоровы. Действительно – главное. А что делать тем, для кого эта фраза теперь не истинна, а их семейное уравнение после нехитрых подсчетов изменило итог со ста процентов на двадцать? Помимо нее, у Спадморов остался только один представитель – не смогут они теперь вот так “собираться за столом всей семьей”. Не выйдет больше вот это излишне поэтичное – рядом все, кого вы любите, и то, без чего просто жить не можете. А раньше ведь могло раздражать: папино ворчание, мамины стопки документов, принесенных из Министерства, дедушкина манера говорить длинно и путанно и бабушкина чрезмерная картавость или просьбы съесть еще выпечку с персиками. Сладкий вкус уже стоит камнем в пищеводе, но все равно ешь, потому что вкусно. И все живы, все рядом.
    До начала выступления Офелия не позволяла себе упасть в пучину сожаления о том, что собираться на праздник ей помогала подруга, а не кто-то из родных ей женщин. Но каждый раз, когда в жизни волшебницы происходили важные события, влияющие на ее будущее — не сразу выходило побороть грусть, спровоцированную бесконечным потоком мыслей о том, что ее семья, за исключением брата, так и не дожила до момента, когда Фела закончила обучение, отлично показала себя на экзаменах и прошла на стажировку в аврорат. Не по своей вине ни Эйбл, ни Элоиза не смогут порадоваться ее успехам или сказать какое-то напутствие, после которого сразу стало бы спокойнее. Они уже никогда не обнимут ее и не разворошат передние прядки волос в ласковом движении пальцев. И сперва Офелия думала, что готова улыбаться своему отражению, потому что выглядела действительно хорошо и старалась соответствовать атмосфернее. Сквозь пелену ставшего привычным за эти полгода состояния даже пробились ростки эмоций, напоминающие предвкушение, приятную нервозность и радость. Теперь они обречены исчезнуть, хоть речь наконец подошла к логическому завершению.
    Фела решает извиниться перед группкой авроров и начинает пробираться к фуршетным столам, чтобы выпить. Не факт, что побег и распитие алкоголя помогут ей успокоиться, но необходимость проскользнуть тенью мимо каминов и уйти подальше от места начавшихся танцев, музыки и бесконечной череды поздравлений и разговоров о снежной погоде, цветах львиного факультета или вкусе имбирных пряников и облепихового лимонада или какао с корицей, которые подавали в это время в Большом зале. Сейчас Спадмор интересует только пунш и подхваченная пальцами в черных длинных перчатках шпажка с нанизанным на нее сырно-помидорное канапе. Хотя, признаться, с пуншем грозится выйти проблема.
    Заметить гостя вечера, решившего потревожить ее покой, Офелия замечает не сразу. Будь она внимательнее, вряд ли бы решила остановиться у чаши, где скоро начнет собираться народ, утомившийся от светских бесед. С другой стороны, находясь в переполненном волшебниками разного статуса Атриуме слишком глупое решение – надеяться, что с ней никто не заговорит. Стажер – новое лицо и потенциальное развлечение для тех, кому приелось из года в год тонуть в болоте одинаковых лиц, лифтов и кабинетов – об этом Офелию предупреждали не раз.
    – Если драконом, то я просто обязана прислушаться, — ей приходится вновь собраться с мыслями, потому что слова незнакомца кажутся Спадмор проверкой. – Предпочитаю эльфийское, но за неимением лучшего – крапивное. Вам не кажется странным, что на такое мероприятие подали херес? Оно ведь слишком крепкое, и парочка бокалов может очень пагубно повлиять на манеры гостей. Но радует, что здесь не оказалось места напиткам вроде репового вина.
    Не сказать, чтобы Фела увлекалась регулярным распитием алкоголя, чего нельзя сказать о некоторых ее друзьях-гриффиндорцах, умудряющихся волшебным образом проносить из “Трех метел” в гостиную смородиновый ром или огневиски. Брат с отцом и дедом были, как и директор Дамблдор, любителями распить несколько пинт медовухи по праздником, а бабушка Мела явно пользовалась своим французским шармом, обучая Элоизу и Офелию разбираться в сортах вина и в годах их выпуска. Это как с таблицей Менделеева – думаешь, что никогда не понадобится, а в итоге свободно поддерживаешь беседу о напитках магического мира с волшебником, кажущимся ей знакомым – то ли со страниц Пророка, то ли они где-то в коридорах Министерства успели пересечься за эти несколько месяцев, в течение которых Спадмор имеет статус стажера.

    0


    Вы здесь » GEMcross » калейдоскопический опал » marauders: alluvio maris


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно