GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » Sono fuori di testa ma diverso da loro


    Sono fuori di testa ma diverso da loro

    Сообщений 1 страница 30 из 168

    1

    e tu sei fuori di testa ma diversa da loro
    "ost"
    https://i.imgur.com/ayEsDDZ.png
    Райнхольд Мадальгрим и Матильда Эберхардт

    Они открывают глаза и [не] узнают мир вокруг себя.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/aPvK7m9.png[/icon][sign]Dal punto giusto di vista
    Del
    vento senti l’ebbrezza 
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>возродившееся чудовище</div>[/lz]

    Отредактировано Cregan Stark (2022-01-07 17:21:08)

    +1

    2

    ——————————   Глава первая   ——————————
    Велвен.
    ◇      ◎      ◇      ◎      ◇      ◎      ◇      ◎      ◇

    [indent] Райнхольд просыпается в холодном поту, он скребет по простыням пальцами и задыхается, хрипит так, будто бы вновь умирает. Его же только что убили, вспороли брюхо, выпустили кишки и оставили умирать. Он помнит каждый момент, помнит агонию, помнит все - и не понимает где он, отбивается от хватающих его за плечи рук, пока не понимает, кому они принадлежат. Михаэль смотрит на него встревоженно и перепугано, задает какие-то вопросы, а в ответ слышит то ли рычание раненного зверя, то ли самый скорбный плач. Перед ним живой и здоровый Михаэль, это похоже то ли на кошмар, то ли на сон. Райнхольд не понимает, вспоминает все, что с ним происходило, но в голове какая-то каша. Он путается, он теряется и приходит в себя лишь тогда, когда почти убеждает себя в том, что ему всего лишь приснился очень живой сон. Только вот это никакой не сон был, это правда, и Райнхольд холодеет, когда понимает, что происходящие с ним события точь-в-точь совпадают с тем, что он помнит. Что же это такое было, видения будущего, или же он в самом деле все это пережил? Правда он, что ли, погиб, а Ярые сжалились над ним и дали ему второй шанс?
    [indent] Сон ли это, быль, что единожды уже сбылась - неважно. Райнхольд сбрасывает с себя тоску и оцепенение, заставляет себя не думать о лишнем [о золотых волосах, о сладких поцелуях и первом детском крике], и решает переиграть все. Его зовут чудовищем, чудовищем он и становится, поднимая восстание, в котором собирается сжечь Гальдоран. Он метит в князья, он убивает всех, кто предаст его и хохочет, когда находит своего отца уже мертвым - сердце, кто бы знал, что оно у него было! Райнхольд велит похоронить его, а потом принимается за княгиню. Он допытывается у нее о том, где прячется ее сын, но она молчит, и тогда он пускает ее в поход от замка к воротам Велвена босоногой, в одном нижнем платье. Он обещает ей свободу, если она пройдет этот путь - простоволосая, лишенная чести и достоинства. Райнхольд следит за ней, провожает и потом убивает, когда она уже даже ползти не может и едва касается кончиками пальцев ворот. Он шепчет ей о том, что помнит все, и попытки убить его, и сплетни, и свою мать. Он помнит первую княгиню и то, как она угасла, поэтому Лизелотте не стоило ждать от него милости, и ее сыну тоже не стоит. Тело ее кидают воронью, большего она на достойна.
    [indent] Коронация Райнхольду не запоминается, пиры на запоминаются, он смотрит на всех усталыми темными глазами, велит искать Хайноиха день и ночь. Он не знает покоя, перестраивая Гальдоран и впуская в него первых за долгое время чародеев. Он все запрещает себе отвлекаться и о чем-либо думать, живет в сером мире выцветших старых свитков. Райнхольд слышит запах пыли, думает о скуке и тоске, и впервые что-то чувствует, когда среди гостей вдруг замечает знакомое золото.
    [indent] Матильда.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/aPvK7m9.png[/icon][sign]Dal punto giusto di vista
    Del
    vento senti l’ebbrezza 
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>возродившееся чудовище</div>[/lz]

    +1

    3

    [indent] Матильда просыпается в слезах и воет от боли, прижимает к груди пустые руки и оглядывается невидящим взглядом по сторонам, скатывается с кровати и слепо ищет рядом колыбель. Сон, все дурной сон; она мечется и ищет дочь, скулит и воет, пока прибежавшие служанки не окликают ее, пока она не натыкается на полный ужаса взгляд матери - живой еще, как странно, она умерла же от лихорадки год назад? За ее спиной маячит Хильда - простоволосая, перепуганная, совсем еще юная, не носящая в животе очередного княжича; Матильда бросается к ней с гневным криком, но служанки ее хватают за руки и плечи, крепко держат, укладывают в кровать и не дают встать, пока не приходит лекарь. К тому времени Матильда разбирается уже немного, что было сном, а что - явью; и лекарю она рассказывает про ночной кошмар, жалуется на слабость, притворяется занемогшей - лишь бы тот не назвал ее безумицей и не запер навеки в дальней башне.
    [indent] После выздоровления Матильда пристыженно просит у матушки и сестры прощения - те смотрят на нее настороженно, но благосклонно кивают и велят продолжать пить успокоительные травы. Матильда со всем соглашается - так она не видит больше во снах свою дочь с разбитой головой, так она не мучается от боли утраты, так она не переживает раз за разом предательство, которое сама же совершила. Все это сон, ничто из этого не повторится в действительности - но повторяется, каждая мелкая деталь, каждое домашнее происшествие, и у Матильды кровь стынет от страха, что все придет к тому же итогу. Нет, не придет; она держит теперь себя в руках, не ссорится больше с Хильдой, не злит мать и не попадает в засаду разбойников. Все изменилось... а потом Гальдоран начинает вдруг пылать, и это точно не то, что виделось ей во снах.
    [indent] Нимбург держится в стороне, пока княжич Райнхольд топит княжество в крови; Матильда задыхается от боли каждый раз, когда слышит это имя, и умирает от тревоги, когда до нее долетают слухи о его деяниях. Она гадает, что же пошло вдруг не так; неужели всего лишь их несостоявшаяся встреча привела к такому итогу, неужели всего лишь знакомство с ней могло бы сохранить столько жизней? Умирает старый князь, умирает его вторая жена - Матильда сжимает в кулаке вилку и благодарит судьбу хотя бы за это. Но неужели лишь она унимала прежде всю эту жажду крови?..
    [indent] Графа Нимбурга с семьей приглашают на коронацию - Матильда безуспешно пытается сказаться больной и остаться дома, но она ведет себя слишком хорошо до этого и потому заслуживает чести присутствовать на празднике. Или это не честь, а еще одна сложная интрига? Нимбург не держится больше в стороне, но граф не определился еще, к кому же присоединиться: он прочит Хильду в княгини, но если князь Райнхольд не выберет ее женой, то остается еще его младший брат, и с поддержкой Нимбурга он на многое будет способен. Матильда пробирается в кабинет отчима и перебирает забытые на столе письма, находит одно с княжеской печатью и спешно его читает, а потом аккуратно кладет обратно и в своих покоях трет виски, пока портные мастерят ей новый наряд. Что же ей делать теперь?..
    [indent] Ничего. Матильда не собирается делать ничего. Она прячет волосы под плотной вуалью, надевает непривычные цвета, не узнает себя в отражении - словом, старается, чтобы молодой князь не обратил на нее никакого внимания. Она на коронации держится позади, жалуется на слабость, сбегает, как только появляется такая возможность, и избегает князя как огня - и все равно в какой-то момент чуть ли не спиной чувствует его взгляд, от которого у нее по коже разбегаются мурашки.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/W9xmcaH.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга;
    во всем виновата</div>[/lz]

    +1

    4

    [indent] Для Райнхольда никогда не было секретом, что есди Матильда и любит его, то куда меньше, чем он любит ее. Его любовь была похожа на одержимость, он, увидев ее однажды, загорелся таким ярким огнем, что сам же и ослеп от него. Он не преувеличивал, когда говорил, что смерть от ее рук примет без спора и сопротивления, он всего лишь не ожидал, что смерть будет именно такой, какой она оказалась. Райнхольд надеялся, что Матильда его примет и полюбит, был полностью уверен в том, что она уже любит их дочь, поэтому не ожидал ничего подобного. У них все было хорошо и разрушилось вдруг в одночасье. У них все было хорошо и пропало по чужой воле. Он вспоминает тихие ночи с Матильдой, вспоминает младенца, которого боялся даже коснуться [что если он, чудовище, испачкает ее?], и понимает, что зря пытался быть лучше. Чтобы защитить все, что ему дорого, чтобы сохранить все, что у него есть, ему надо быть намного хуже. Никто не должен сметь думать, что к нему можно прикоснуться и не пострадать при этом.
    [indent] Никто, кроме Матильды, потому что ее он прощает и оправдывает, потому что его любовь к ней оказывается тем шипом, который вошел в его сердце слишком глубоко и даже пустил корни, став не безжизненной колючкой, а чрезвычайно живучим ростком. Матильде можно будет все, от Райнхольда требуется лишь создать теперь для нее такие условия, чтобы она в этот раз не думала даже отвернуться от него. Он не ищет девушку [она чудится ему во снн и наяву, ее образ преследует его, он слышит ее смех и воркование над их дочерью], как только приходит в себя, но вспоминает, где повстречал ее, и отправляет туда отряд, чтобы и духу разбойников там не оказалось. Пока встречаться им нельзя, он должен стать еще сильнее, он должен быть тем, кто может защитить и ее, и их дочь в будущем, поэтому он не может продолжать оставаться человеком. Он меняется сам и меняет свое будущее, потому что больше ошибок он не совершит и покажет давшим ему второй шанс богам, что  достоин их милости.
    [indent] Графа Нимбурга он узнает легко, взгляд его ненадолго останавливается на Хильде: юная, худая, еще девица. В той, прошлой жизни, она стала ему невесткой и носила под сердцем сына Хайнриха, в этой такому не бывать. Она улыбается ему, а он думает о том, что было бы неплохо выдать ее замуж за своего сторонника, предварительно уничтожив ее доброе имя, чтобы такой брак был и так большой милостью. Он займется этим, но пока ищет глазами Матильду, которую не сразу, но находит - не в день коронации даже. Райнхольд судорожно вздыхает и решается подойти к ней, клянется в этот раз все делать иначе.
    [indent] -Леди Эберхардт, - кивает он Матильда, жадно рассматривая ее и не слушая, что там говорит ее отчим и как же он нахваливает Хильду. У него сердце ноет и болит так сильно, будто бы ему в глотку влили снова яд.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/aPvK7m9.png[/icon][sign]Dal punto giusto di vista
    Del
    vento senti l’ebbrezza 
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>князь-оборотень<br>возродившееся чудовище</div>[/lz]

    +1

    5

    [indent] Вина тяжело давит на ее плечи, сгибает их к земле. Матильда ловит себя на том, что складывает вдруг руки так, будто держит младенца, но ее дочь то ли мертва, то ли не родилась вовсе - разобраться во всем сложно, она не пытается даже понять, было ли все лишь сном, пророчеством или предупреждением из будущего. Она кусает губы и решает, что встреча с княжичем все решит - будет ли он таким же как в ее кошмарах или окажется совсем иным? Если первое, то сну стоило бы поверить и принять как руководство; если второе, то можно навсегда его забыть, вычеркнуть из сердца эту боль, не думать больше о мертвом младенце, которого она прижимала к груди и заливала горькими слезами. Она сама была во всем виновата, она сама сгубила свою дочь - Матильда молится Ярым о том, чтобы все было лишь кошмаром, но один осторожный взгляд на нового князя - и все надежды разбиваются в пыль.
    [indent] Он такой же, каким был во снах. Он такой же - и значит, все это правда. Матильда бледнеет, отступает, прячется за спинами, прижимает ладонь к груди, где сердце разрывается на части, да так сильно, что она собственными руками его вырвать готова, лишь бы больше не болело. Она предала Райнхольда, она спасти хотела хотя бы их дочь - и ее потеряла тоже, она во всем ошиблась, и жить с этими ошибками невозможно. Матильда знает уже, как выглядит смерть, она сама бросилась в ее объятия, но в этот раз подобного малодушия позволить себе не может. Ей надо все исправить, ей надо хоть что-то исправить, ей надо заслужить прощение Райнхольда - даже если это не тот Райнхольд, даже если это не ее Райнхольд, даже если он никогда не узнает, почему она так жаждет его милости.
    [indent] И все же Матильда не представляет, как к нему подойти; не решается ничего сделать; не осмеливается даже показаться ему. В этот раз он может ведь ее не заметить, в этот раз она может не привлечь его внимание, затерявшись среди других красавиц; в этот раз все иначе, весь Гальдоран меняется, и сам Райнхольд тоже меняется - он надевает корону своего отца, он уничтожает мачеху, он расправляется со всеми противниками, и Матильде снова страшно. Кажется, от ужаса ей не сбежать никогда и никуда.
    [indent] - Ваша милость, - она вздрагивает, когда он сам подходит к ней, и спешно склоняется в низком поклоне. Отчим толкает вперед Хильду, расписывает ее достоинства, жаждет увидеть корону на ее голове; но князь смотрит только на Матильду, и она замечает его взгляд, и у нее сердце бьется чаще, и она спешит схватиться за вдруг появившийся у нее шанс. - Позвольте поговорить с вами, Ваша милость... наедине, - выпаливает она в нарушение всех норм приличия и боится даже оглянуться на побледневшего и растерявшегося отчима, который гадает теперь, чем же Матильда вздумала поделиться с князем.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/W9xmcaH.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга;
    во всем виновата</div>[/lz]

    +1

    6

    [indent] Райнхольд погибает и воскресает, Рйанхольд проигрывает и побеждает. Вернувшись назад, он ведет себя иначе и не ждет убийц, не щадит никого, потому что его собственная жизнь и жизни тех, кто дорог ему, куда важнее. Не не оплакивает отца, не стыдится за казнь мачехи и попытки убить брата, которые закончатся лишь тогда, когда тот умрет [это будет праздник, никак иначе], но к своей тетушке идет как преступник к судье. Он ждет слез и криков, ждет непонимания и вопросов, а вместо этого впервые за долгое время видит ее глаза ясными. Она стирает грязь и кровь с его лица уголком своей светлой шерстяной шали, приглаживает его растрепанные и влажные от пота волосы и говорит, что ему давно пора было все это сделать. Уже к утру она впадает в беспамятство, но его не боится, не сторонится, и Райнхольду от этого немного легче. Он все делает правильно, он нигде не ошибается и жестокость это вынужденная, необходимая ради того, чтобы он сам смог жить, ради той его семьи, которую он вернет себе. Он думает о Матильде и об их дочери, клянется вернуть себе все, и в этот раз ничего не помешает их счастью. У него будет не любовница и княжна, а любимая княгиня, мать его наследников, которая больше не предаст его. Причины не будет, повода не найдется, потому что муж даст ей все, о чем она только может пожелать.
    [indent] Найти Матильду Райнхольд обещает себе, как только все немного наладится. Он велит следить за графом Нимбургом и его семьей, чтобы точно знать все их действия - он двуличный, этого забывать нельзя. Во всей этой семье его интересует только лишь Матильда, о ней он думает и ее ищет глазами [он хочет целовать ее руки, хочет спросить, почему она так и не полюбила его, чего же ей не хватило из всего, что он ей дал], забывая дышать, когда впервые со дня своего воскрешения видит ее. Она моложе, она светлее лицом, но взгляд у нее уже полон ужаса. Кажется, теперь он пугает ее даже больше, чем пугал прежде. Райнхольд не замечает, как на мгновение теряется и поднимает руку вверх к вороту своей рубашки, узелки которой так неудачно впиваются ему в горло, воздуха вдруг начинает отчаянно не хватать.
    [indent] Матильда едва успевает поприветствовать его, как ее отчим вновь оказывается рядом и начинает говорить. Райнхольд его даже не слушает, и так прерасно зная все, что тот может сказать: он мимолетно представляет свою падчерицу и все нахваливает свою зардевшуюся родную дочь. Хильда опускает глаза и робко улыбается в надежде, что молодой князь будет ею очарован. Старается она зря, Райнхольд не отрывает глаз от Матильды и кивает, когда она вдруг почти умоляет его о разговоре. Он подает ей руку и, ни слова не говоря членам ее семьи, уводит девушку на балкон, у которого стоят двое стражников. Они никого к ним не пропустят, не позволят им помешать.
    [indent] -Вам не холодно? - Спрашивает он, когда они остаются, наконец, одни, и смотрит на девушку больными глазами, уставшими глазами, глазами человек, который уже давно не видел ничего хорошего. Матильда дарила ему радость, была его утешением и успокоением, которого он был лишен с самого своего воскрешения.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/aPvK7m9.png[/icon][sign]Dal punto giusto di vista
    Del
    vento senti l’ebbrezza 
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>князь-оборотень<br>возродившееся чудовище</div>[/lz]

    +1

    7

    [indent] Ей больно смотреть на Райнхольда, ей страшно смотреть на Райнхольда - мешаются воедино вина за предательство и опасение, что нового князя она совсем не знает и что он окажется куда хуже того княжича, которого она видела во сне. С ним не говорить бы вообще, его избегать бы вовсе, но Матильда вспоминает потерянную дочь, изнывает от желания снова взять её на руки и коснуться губами её мягкой щеки, жаждет исправить хоть что-то и обрести хоть часть того счастья, которое сама разрушила. Всё возможно лишь рядом с Райнхольдом, каким бы он теперь ни был; все возможно, только если он победит и останется жив. Матильда неверный выбор сделала в прошлый раз, но больше она ни за что не предаст Райнхольда, даже если её верность ему будет не нужна, даже если она сама ему не будет нужна, даже если в её руках никаких карт нет. Княгиня Лизелотта уже мертва [Мод содрогается, услышав о её казни, и боится даже подумать, что Райнхольд сделал бы с предавшей его женой], и опасность уже не так велика - она была умнее и коварнее сына, но загнанный в угол волчонок тоже страшен, и от него стоит избавиться, пока он не собрал вокруг себя людей.
    [indent] Ей все ещё не нравится думать об интригах и убийствах, но руки Матильды уже запачканы кровью так, что никогда не отмыть, - кровью её мужа и её дочери, кровью тех, кого она сама обрела на смерть и за кого никогда не будет прощена. Что по сравнению с ними княжич Хайнрих? Его Матильде не жаль, он должен умереть, чтобы Райнхольд мог жить спокойно; и она готова добавить ещё несколько капель к алому узору на своих ладонях. Кажется, её отчим о чем-то догадывается, но князя, уже ведущего Матильду в сторону балкона, остановить не может. А она на ходу прикрывает глаза и глубоко вздыхает; ладонь у Райнхольда тёплая, горячая даже, а её пальцы все равно подрагивают будто от холода. Она почти не опирается на него, едва касается и на балконе сразу спешит отнять руку и сложить ладони на своей юбке.
    [indent] - Нет, благодарю, все хорошо, - быстро отвечает она, совсем не заботясь о тепле и списывая свою дрожь на волнение. На Райнхольда взгляд Матильда поднимает с трудом, будто боясь увидеть в его глазах презрение и ненависть, обвинение и приговор; а вздрагивает лишь от того, каким он выглядит уставшим и безрадостным. - Я знаю... думаю, что знаю... где сейчас ваш брат или где собираются его сторонники. Я не смею торговаться и что-то просить за эту информацию, Ваша милость, но вы обещали награду за сведения о княжиче Хайнрихе, а я лишь молю, чтобы вы были милостивы к моей семье... и ко мне, - тихо заканчивает она. Ей не удастся утаить, как и от кого она могла получить подобные сведения, - нетрудно ведь провести линию к её отчиму, но его падение ей не нужно. Пусть живёт, усмиренный и покорный; только ей вдобавок лучше оказаться теперь подальше от Нимбурга, потому что жить ей дома не дадут, - и поближе к Райнхольду, потому что жизни без него и без их дочери она не представляет.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/W9xmcaH.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга;
    во всем виновата</div>[/lz]

    +1

    8

    [indent] Матильда едва прикасается к нему, словно боится что он испачкает ее кровью и грязью. Райнхольд крепче сжимает челюсти, осознавая, что он отвык от нее: он лучше всего помнит ее уже тогда, когда она не избегала ни его объятий, ни его поцелуев, когда не думала, что он может причинить ей боль, когда уже была его женой и носила под сердцем его ребенка. Теперь же перед ним та Матильда, которую он когда-то встретил на дороге, которую думал, что завоевал, в любви которой теперь совсем не уверен. Ему казалось, что после того, как он назвал ее своей женой, она успокоилась, что не затаила никакой обиды. Ему казалось, что рождение дочери сделало ее счастливой. Ему много чего казалось в то время, но он ошибался, за что жестоко поплатился, лишившись всего. Райнхольд сам себе придумал, но в этот раз он хочет, чтобы его выдумка оказалась правдой. Если он начнет все правильно, если будет ухаживать за ней так, как подобает, то она сумеет ведь принять его, сумеет полюбить его? Он устраняет все помехи, чтобы девушка в будущем не захотела отвернуться от него. Было бы лучше, сумей он забыть ее, но он не может - Райнхольд оказывается слишком похожим на свою мать, только вот ей второго шанса никто почему-то не дал.
    [indent] На балконе они одни, стража не даст никому приблизиться к ним. Райнхольд кидает взгляд вверх, чтобы убедиться, что никого нет в окнах, потом смотрит вниз в сад, но и там пусто. Это хорошо, потому что он не хочет, чтобы кто-то слышал их. Он не знает, о чем хочет сказать ему девушка, и, тем не менее, не думает, что у этого разговора должны быть свидетели. Будь все иначе, она бы не стала просить его о разговора наедине, не сбежала бы от своей семьи, а говорила бы прямо там, никого не страшась и стесняясь. Матильда, насколько он помнит, умела быть прямолинейной, если у нее не оставалось больше сил терпеть и молчать. Вряд ли это изменилось с тех пор, как он возродился, во всяком случае, он хочет надеяться, что девушка осталась прежней, и что он сможет вернуть ее.
    [indent] -Хайнрих? - Переспрашивает Райнхольд и хмурится. Он подозревал, что и в этой жизни граф Нимбург свяжется с его братом, но не думал, что у него хватит сделать это тогда, когда тот находится в бегах. Неужели старый лис и сейчас решил сделать ставку на обоих наследников, а там посмотреть, кто же будет лучше? -- Почему ты говоришь мне об этом? Мой брат изменник, любая связь с ним может караться смертной казнью, разве не боишься, что я могу разгневаться и все равно всех вас наказать? Я Элклендское чудовище, это все знают, - а ведь может, он гневлив и мстителен, всегда таким был. Райнхольд смотрит на Матильду, подходит к ней ближе и, не выдерживая, касается ее волос. - Какая милость нужна тебе? - Тихо спрашивает он: она получит все, что просит, как и всегда.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/aPvK7m9.png[/icon][sign]Dal punto giusto di vista
    Del
    vento senti l’ebbrezza
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>князь-оборотень<br>возродившееся чудовище</div>[/lz]

    +1

    9

    [indent] Её отношения с Райнхольдом всегда были пропитаны страхом - Матильда хотела бы все изменить хоть теперь, да снова не может. Она боялась его, когда он представлялся ей разбойником и чудовищем; боялась его, когда он тянул её в постель и кружил около неё с самыми низкими целями; боялась за него, когда он уезжал к границам или охотился на разбойников в бескрайних гальдоранских лесах; боялась за него, когда он все глубже увязал в тихом противостоянии с княгиней и своим братом и тянул в эту же трясину его; боялась за себя и за их дочь, когда княгиня Лизелотта шептала ей, что Райнхольду суждено пасть самому и погубить их обеих; боялась его, когда думала, что он узнает о её предательстве. Теперь-то он никак узнать не сможет, этот не тот Райн, которого она отдала в руки врагов; но ей от этого лишь хуже, невозможность покаяться мучает Матильду. Он бы не простил её, он бы не сохранил ей жизнь - но ей того и не надо, она заслужила любое наказание.
    [indent] И в этот раз Райнхольд ей кажется даже страшнее, чем при первой их встрече. Он расправляется со своей семьёй и со всеми неугодными, он захватывает трон, он воистину проявляет себя чудовищем - и Матильде страшно вдобавок от того, как она при всем этом тянется к нему, как ей хочется снова его обнять и поцеловать, как ей нужно заслужить вновь его любовь и видеть в его взгляде не усталость, а счастье. У неё ведь было все, а Матильда поверила злым наветам княгини, поддалась своим страхам, решила, что Райнхольд защитить их не сможет, - как она могла быть так глупа и наивна? Ответа нет, но есть шанс что-то исправить.
    [indent] - Потому что вы князь Гальдорана, а ваш брат - изменник, - удивлённо пожимает она плечами, будто это что-то столь очевидное и простое, что даже обсуждения не заслуживает. Райнхольд - князь, а Матильда - его верная подданная, и она делает ровно то, что велит ей долг. Что же здесь его так поражает? - Боюсь, Ваша милость, но молю о милосердии. Моя семья ничего не успела пока сделать, никак вас не подвела. И может быть, мой отчим лишь ищет момент, чтобы передать вам вашего брата, а я нарушаю его планы, - предполагает она, но сама в свои слова не верит. Граф Нимбурга старается усидеть на двух стульях разом, но в прошлый раз он переметнулся все же к Хайнриху - теперь Матильда этого не позволит, теперь он должен быть на стороне Райнхольда. Она не желает отчиму смерти - он, в конце концов, к своей падчерицу относился не так уж плохо, только дочь, разумеется, любил больше и выдвигал на первый план, но если бы это было преступлением, то в Гальдоране давно не осталось бы мужчин.
    [indent] - Я... - Матильда прерывается, прерывисто вздыхает, косится на пальцы князя, перебирающего её локоны, выбившиеся из-под вуали, - в этой жизни он снова не равнодушен к её волосам, они всегда его чаровали и отвлекали, манили, словно настоящее золото. Как же она по этой ласке скучала, как же ей жаль, что ответить ничем она не может! - Я бы хотела получить место при дворе, - тихо заканчивает Матильда.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/W9xmcaH.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга;
    во всем виновата</div>[/lz]

    +1

    10

    [indent] Райнхольда всегда звали чудовищем, сколько он помнит себя, столько кто-то шептал ему это на ухо. Он рано лишился матери, рано потерял поддержку, по сути, оставшись один на один со своими врагами. Что ему, ребенку, было делать? Ему пришлось стать жестоким и злым, чтобы выжить, ему пришлось делать то, что ему не нравится, чтобы не погибнуть, ему пришлось вести себя чудовищно, ему пришлось, в конце концов, стать чудовищем, чтобы его боялись. Страх стал лучшей для него защитой, страх позволил ему выкарабкаться из той ямы, в которую его столкнули, но он ошибся, когда, встретившись с Матильдой, решил, будто бы теперь можно остановиться. Нельзя было, теперь он это понимает, нельзя было давать слабину, нельзя было идти на поводу у желания доказать ей, что он не настолько плохой, как о нем говорят. Настолько и даже хуже, чудовище во плоти - его могут любить, запрета на это нет, но при этом должны и бояться. Он ошибся, ему надо было убеждать Матильду не в том, что слухи о нем врут, а в том, что ей бояться нечего, потому что он ее ручное чудовище.
    [indent] Сейчас Райнхольд намного хуже, чем был, сейчас Ранйхольд смутьян, отобравший у отца трон, казнивший неугодную мачеху и пустивший младшего брата по миру. Чудовище, не боящееся проливать кровь.
    [indent] Матильда отвечает ему то ли слишком честно, то ли слишком правильно, и он даже не знает, что именно нервирует его в ее словах. Он смотрит на нее сверху вниз, нависает над ней, подступая почти вплотную. Раньше в такие моменты он наклонялся еще ниже и дразнил ее своим дыханием, раньше его тонкие обветренные губы касались ее краснеющих то от смущения, то от недовольства щек, раньше он не боялся притянуть ее к себе. Сейчас руки у него деревенеют, и к горлу подступает ком - он снова тянется к завязкам рубашки, они слишком туго затянуты, они душат его и раздражают шрам, из-за которого его голос навсегда изменился, сделавшись неприятным и скрипучим. Он не помнит, кто пошутил, что Райнхольд хорош, когда молчит. Он все хотел спросить у Матильды, считает ли она также, но не сумел, побоявшись ответа.
    [indent] -Твоя сводная сестра могла бы стать княгиней. Твоя семья возвысилась бы. Что ты сама получишь от помощи мне? - Хильда еще может стать княгиней, но только не его. Она ему противна, он хочет сжать пальцами ее горло и давить, давить, давить до тех пор, пока она не захрипит и глаза ее не закатятся. Райнхольд не хочет давать ей возможность подарить Хайнриху ублюдков. - Значит, ты верная подданная и надеешься, что твой отчим принес бы мне вести о моем брате в качестве приданного твоей сводной сестры? Что ж, неплохо, неплохо, но врешь ты дурно, - она всегда плохо врала, это не изменилось. Он накручивает ее волосы на пальцы, играет с золотистым локоном. Ему хочется потянуться к ее вуали и снять ее, потому что он всегда ненавидел, когда она прятала свою главную красоту за головными уборами. Сейчас он лишь слегка касается ткани, мучается от желания сделать то, что хочет, и невозможности идти у него на поводу.
    [indent] Райнхольд требует у Матильды ответа, она колеблется и, наконец, выдавливает из себя ту милость, которую хочет для себя. Его брови взлетают вверх: этого он не ожидал, столицу она всегда ненавидела.
    [indent] -Ты хочешь остаться здесь? Среди змей и прочих гадов, миледи? - Невольно повторяет он те слова, которые когда-то она сама ему и говорила. -Единственная, кому ты можешь служить, это моя тетушка, но жизнь при дворе сейчас скучная, - ему не до праздников и не до развлечений, трон под ни шатается, куда тут до праздности и радостей? У него во рту пепел, ему кажется, что радоваться он не сможет никогда - только страдать, даже тогда, когда вернет себе Матильду, когда она вновь родит ему, потому что он будет с горечью вспоминать, что это вторая попытка, что это утешение, после того, как он уже один раз подвел тех, кто ему дороже всего на свете.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/aPvK7m9.png[/icon][sign]Dal punto giusto di vista
    Del
    vento senti l’ebbrezza 
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>князь-оборотень<br>возродившееся чудовище</div>[/lz]

    +1

    11

    [indent] Райнхольд нависает над ней, и Матильда изнывает от жажды его коснуться, от воспоминаний о его теплом дыхании на своей коже, от невозможности вернуться к тому, что у них было. Князь смотрит на нее пытливо и подозрительно, а не со страстью и нежностью, как она привыкла; в его взгляде - будто бы вековая усталость, а Матильда ничего не может сделать, чтобы облегчить его ношу. Только на брата указать ему может - да и то ведь княжич мог уже уехать из той деревеньки, найти другое укрытие или вовсе дать своим возможным сторонникам ложную наводку, проверяя их верность. Может быть, сведения Матильды гроша ломаного не стоит - и что тогда князь сделает с ней и с ее семьей? Она рискует, очень рискует - но если есть малейший шанс избавиться от угрозы для Райнхольда, им стоит воспользоваться. Лишь бы он не счел это все ловушкой, лишь бы поверил ей, лишь бы разглядел ее добрые намерения...
    [indent] Или нет, пусть видит недобрые тоже. Матильде нет нужды притворяться непогрешимой и святой, чистого и непорочного в ней ничего уже нет; да и чудовищу легче будет поверить, что у других тоже намерения низкие и неблагородные. И так и есть ведь, Матильда куда хуже Райнхольда: он расправляется со своими врагами, она же убила двух самых дорогих для нее людей.
    [indent] - Я получу чистую совесть, Ваша милость... и радость от того, что моя сестра не наденет никогда княжескую корону, - она неровно усмехается и опускает взгляд, будто стыдясь своего признания. Но плохие отношения между сводными сестрами - не секрет, и ими многое можно объяснить. И тут Матильда ведь не врет: она все сделает, чтобы держать Хильду подальше от княжеской семьи и не увидеть никогда ее в короне; все сделает, чтобы их с сестрицей пути не пересекались больше и чтобы вражда осталась исключительно детской и глупой, а не вылилась в настоящие смерти и в боль утраты вроде той, что все еще свербит у Матильды в груди и не уймется до тех пор, пока она снова не возьмет на руки свою дочь. - Сейчас я тоже вру, Ваша милость? Ваш брат - в Баумберге, во владениях барона Меттмана... или был там совсем недавно. - Вот и все, Матильда выкладывает свой козырь и больше ей предложить нечего, остается лишь надеяться, что князь не станет задавать больше вопросов и пощадит ее и всю ее семью.
    [indent] - Говорят, что всех змей и гадов вы уже изгнали и выжгли. А дома мне теперь, боюсь, будут не рады, - она горько усмехается, поднимая на него взгляд. Какими бы ни были на самом деле планы ее отчима, Матильда все разрушает, привлекает к нему внимание князя, ставит под угрозу его титул, владения, даже жизнь - не стоит ожидать благодарности за такое. Еще одно предательство не ложится тяжким грузом на ее плечи - здесь Матильде жалеть не о чем. - Я не ищу праздников и веселья, Ваша милость, и готова верно служить Ее светлости, - честно и ровно заканчивает Мод и прикусывает щеку, чтобы не сказать какую-нибудь глупость. Она не только общества княжны ищет, не только к службе хочет вернуться; Матильда собирается завоевать вновь расположение княжича, оказаться опять в его постели, родить снова дочь - только флиртовать она все еще не умеет, только Райнхольд всегда отталкивал тех, кто ему откровенно навязывался и предлагал себя.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/W9xmcaH.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга;
    во всем виновата</div>[/lz]

    +1

    12

    [indent] Райнхольд очень хорошо помнит полный яда змеиный шепот своей мачехи: любовь, все говорила она, станет его погибелью. Она оказалась одновременно правой и нет, потому что любовь к Матильде и их дочери стала самой большой его слабостью, но винит он в этом не их, а врагов, от которых не сумел вовремя избавиться. Это они воспользовались брешью в его защите, они извратили ум его жены, они разрушили его жизнь. Матильду Райнхольд не винит, на нее не гневается, хоть сердце его полнится обидой: почему она так и не смогла полюбить его, почему так и не избавилась от страха перед ним, почему в конце концов предала его. Он уже не сможет задать ей эти вопросы, единственное, что теперь возможно, это постараться исправить все сейчас. Ему дается второй шанс, которым Райнхольд собирается воспользоваться - он еще обнимет Матильду, он еще увидит свою дочь и в этот раз не найдется никого, кто сумел бы отобрать у него его семью и разрушить их счастье. В тот раз он оказался наивен, глуп и слаб, но в этот раз все иначе, в этот раз он знает, с кем борется, знает с кем имеет дело.
    [indent] Райнхольд меняется, становится жестче и злее, но Матильда, кажется, остается ровно такой же, какой он помнит его. Уголки его губ чуть приподнимаются в усмешке - она не любит Хильду, она не любила ее никогда, и ему будет совсем не стыдно, если все придет к тому, что он ее убьет. Во всяком случае, Матильда точно не будет расстроенной, только не из-за своей дорогой сводной сестры, столько лет пившей ей кровь. Она может сколько угодно притворяться благочестивой, но она все еще человек, у нее есть гордость, она любит себя.
    [indent] -Я могу пообещать тебе, что княгиней твоя сводная сестра не станет никогда, - и княжной тоже, потому что он не подпустит ее и близко к Хайнриху. У его младшего брата, у этого ублюдка, не должно быть детей, рожденных от кого-то хоть сколько-то родовитого, а если они у него и появятся, то он всех их передушит ради своей дочери и любого другого ребенка, рожденного ему от Матильды.  Позволить себе быть добрым и милосердным по отношению к врагам он никак не может, это слишком большая роскошь.
    [indent] Значит, Хайнрих спрятался в Баумберге у Меттмана, что ж, там его еще не искали. Райнхольд задумчиво кивает, все еще не отстраняясь от Матильды. Ее словам он одновременно верит и нет, все еще не до конца понимая, зачем ей выдавать опального княжича. Так устала от семьи, настолько верна короне? Это странно, потому что девушка всегда предпочитала держаться в стороне ои подобных дрязг - придворные интриги пугали и утомляли ее, он очень хорошо помнит, что она даже браку с ним толком из-за этого не радовалась. В этот раз никакая грязь не коснется ее, даже пылью не осядет на подол ее платья.
    [indent] -Я отправлю туда людей, если его там нет, то хотя бы будут хоть какие-то зацепки по поводу того, где искать его. Домой ты можешь не возвращаться - считай, что ты уже фрейлина моей тетушки, - кивает задумчиво Райнхольд. Он касается пальцами мочки ее уха и шеи, вспоминает янтарное ожерелье, которе дарил ей - оно спрятано в его покоях и ждет своего часа. Ему смеяться хотелось, когда он увидел торговца и его товары, он не раздумывая схватил его, пусть даже с Матильдой тогда еще и не думал встречаться. Для начала ему надо было получить власть и обезопасито себя, даже сейчас ему рано приближать к себе ее, но все получается само собой и оттолкнуть ее он не может. - Если повезет, то судьба Хайнриха решится уже к исходу недели, и тогда я награжу тебя. Скажи только... ты боишься меня? - Глупый вопрос, на который он и так уже знает ответ.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/aPvK7m9.png[/icon][sign]Dal punto giusto di vista
    Del
    vento senti l’ebbrezza 
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>князь-оборотень<br>возродившееся чудовище</div>[/lz]

    +1

    13

    [indent] Придворных дрязг и интриг Матильда сторонилась даже тогда, когда Райнхольд назвал ее своей женой и княжной; но те сами каждый раз стучались в ее дверь, отравляли ее разум шепотом княгини Лизелотты, умело изображающей тревогу и заботу и давящей на сходство их материнских чувств, лишали ее сна и покоя. Так и теперь - Матильда и рада бы держаться от бед подальше, но отчим приводит горести в дом, выбирает путь предателя, ставит под угрозу жизнь Райнхольда, и она уже не может наблюдать со стороны и все терпеть. Княжеский двор ей кажется теперь куда более спокойным и безопасным местом, чем собственный дом, если можно вообще назвать так Нимбург, где она всегда была чужой и нелюбимой; князь растоптал уже самых заметных гадюк, а остальных Матильда не боится. Ничьи больше планы она не нарушит, выше своей головы теперь не прыгнет - место княгини при Райнхольде ей не нужно, лишь место в его постели, лишь его страсть, лишь дочь, которую она уберечь хочет от княжеской фамилии и тяжелого наследия. Пусть герцоги и графы соревнуются за то, чтобы выдать за него своих дочерей, а Матильда одну и ту же ошибку дважды не совершит.
    [indent] - Вы награждаете меня сверх всякой меры, Ваша милость, - она шутливо кланяется, но про себя торжествует: Райнхольду Хильда не интересна и не нужна, и Хайнриху она тоже не достанется, потому что теперь-то граф Нимбурга будет под присмотром и не посмеет ни в каких интригах участвовать - собственная жизнь ему дороже короны для дочери. Его прижмут и одернут, он выберет правильную сторону и не поднимет больше головы, а Хильде придется довольствоваться партией попроще. И слаще всего то, что в этот раз она останется в Нимбурге, место при дворе ей не достанется, опекающей ее Лизелотты больше нет, и в следующий раз Матильда дорогую сестрицу увидит нескоро. Какое же счастье!
    [indent] - Благодарю вас, Ваша милость. У Ее светлости не будет более преданной фрейлины, - голову Матильда склоняет уже без шутки - и снова не лжет, потому что к княжне Урсуле не питает ничего, кроме искренней привязанности и горького сочувствия. Некогда Матильда страшилась оказаться на ее месте и в одночасье потерять все, но ее участь оказалась даже хуже: ее дочь умерла не от руки разбойников, а из-за нее самой, и нет ничего хуже этого. Такое горе невозможно выдержать, и если княжна Урсула нашла утешение в мире своих грез, то Матильда предпочла объятия смерти для себя тоже. - Вы уже меня наградили, и... что? - Она удивленно вскидывает голову, вглядывается в князя и теряется. Врать Матильда действительно не умеет, а честного ответа уже не знает - все запуталось до крайности, Райнхольда, которого она любила и предала, больше нет, а перед ней стоит незнакомец, так на него похожий. Она должна была бы бояться своего Райнхольда, потому что в своем гневе он был бы прав; а этого - должна?.. - Вы сами сказали, что вас следует бояться, Ваша милость. Вы - князь Гальдорана, вы властны над всеми жизнями здесь, а моя семья вас прогневала. Так скажите мне сами, должна ли я вас бояться? - переспрашивает она, осторожно подбирая слова и ничего толком не говоря о своих страхах.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/W9xmcaH.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга;
    во всем виновата</div>[/lz]

    Отредактировано Helaena Targaryen (2022-01-10 23:28:37)

    +1

    14

    [indent] Перед смертью сердце Райнхольда было разбито на сотню осколков, которые он не сумел склеить, когда вновь открыл глаза. Его горячо любимая жена предала его, их дочь наверняка убили, потому что сохранять ей жизнь никто бы не стал [он помнит злой смех и обещания о расправе над теми, кто был ему дороже всего], а он оказался слишком слаб, чтобы защитить их. Его сердце не выдержало и раскололось, как склеить его обратно он не знает, поэтому убирает всю каменную крошку и биться оставляет только самый крупный осколок. Так он хоть как-то может жить, а потом, быть может, станет легче [он зальет все медом, заставит застыть и будет считать, что все стало таким же, каким было раньше] - когда он вновь будет засыпать со своей женой, когда с утра будет видеть ее с их дочерью, то будет лучше. Все будет лучше, все будет намного лучше, он вернет себе все, что у него отобрали, все, что он потерял. На мгновение он прикрывает глаза, вспоминает последние моменты счастья из прошлой жизни. Все будет, все.
    [indent] На мгновение ему кажется, что Матильда расцветает - она улыбается, светлеет лицом, явно слыша то, что хотела услышать. Соперничество с Хильдой она всегда называла глупым и детским, старалась держаться от сводной сестры как можно дальше, чтобы не ссориться с ней лишний раз, но та сама всегда к ней цеплялась. Ей не давало покоя, что падчерица ее отца стала княжной, что добилась каким-то образом внимания и любви того, что на саму Хильду даже не взглянул. Дать ей спокойно жить тогда было ошибкой [роковой, потому что она стала женой Хайнриха и матерью его выродков], эту завистливую дрянь надо было запереть где-то подальше и заставить замолкнуть, что он и сделает сейчас. Ее отец получит внушение по поводу того, кому ему стоит быть верным, а его дочь никогда не будет блистать в столице. Пускай граф и вся его семья возлагают надежды на Матильду, но и ее он оградит от них, не даст никому впиться в нее и что-то требовать. Она никому ничего не должна, никакое зло больше не коснется его семьи, он об этом позаботиться.
    [indent] -Ты слишком скромна для той, кто потребовала моего внимания, - Райнхольд качает головой и не спешит отступить от Матильды. Он охотно верит в то, что она будет верно служить его тетушке, он же знает ее [или знал, потому что был уверен, что предать она его не сможет никогда], понимает ее во всем кроме того, зачем же ей на самом деле вдруг помогать ему. Разве не было бы ей спокойно просто остаться в Нимбурге, как она и хотела прежде? Что-то изменилось, но что именно - ему пока что неизвестно. Скромность ее он в любом случае сейчас считает ложной, уже видит старое украшение у нее на шее, вспоминает, где и когда приобрел ткань, которую дарил ей вместе с другим ожерельем. Все это будет, но позже.
    [indent] Все будет, все изменится, кроме, пожалуй, страха, который все еще испытывать перед ним Матильда. Райнхольд смотрит на нее, рука его замирает и улыбка, которая едва только расцвела на его лице, гаснет. Раньше он смеялся, когда она говорила о страхе перед ним, сейчас же он чувствует горечь.
    [indent] -Разумный ответ на глупый вопрос, - он хотел бы услышать, что она не боится его, хотел бы хотя бы раз услышать это. Райнхольд добивался ее любви, но не добился ее. Райнхольд окружал ее своим вниманием, чтобы избавить от страха, но так и не сумел это сделать. Сейчас перед ним стоит никак не его жена, но чувство обиды и разочарования от этого меньше не становится. Он гладит ее напоследок по ключицам, прежде чем отступить и кивнуть. - Можешь не бояться меня, я не сделаю тебе ничего дурного. Полагаю, что мне стоит распорядиться о том, чтобы твои вещи перенесли в покои около покоев княжны. Вряд ли ты хочешь разговаривать со своей семьей, я верно понимаю? - Она предала их, этого ей не простят.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/aPvK7m9.png[/icon][sign]Dal punto giusto di vista
    Del
    vento senti l’ebbrezza
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>князь-оборотень<br>возродившееся чудовище</div>[/lz]

    +1

    15

    [indent] Все неожиданно получается, и Матильда не верит своему счастью. Князь разрешает ей остаться при дворе, и в его взгляде она видит интерес, в его жестах чувствует любопытство, от прикосновений его горячих пальцев почти пылает сама и жаждет большего. Но не сейчас, не сейчас...
    [indent] - Я не требую вашего внимания, Ваша милость, - она кланяется и отступает, когда сам Райнхольд делает шаг назад. - Благодарю, я немедленно займусь переездом, если вы позволите, а утром представлюсь княжне. - Возвращаться к семье ей действительно не стоит, и лучше незаметно ускользнуть сейчас, пока беспокойство отчима не достигло опасного предела и он не вздумал как-то её задержать.

    ——————————   Глава вторая   ——————————
    Велвен.
    ◇      ◎      ◇      ◎      ◇      ◎      ◇      ◎      ◇

    [indent] Княжна Урсула любит рукоделие, пусть в нем не сильна, и любое занятие ей быстро надоедает. Она с радостью берётся за вышивку, но бросает, не дойдя до середины, и заканчивать приходится её фрейлинам. Она заявляет, что хочет своими руками сшить новую рубашку для своего племянника или украсить бисером пояс для него же, и фрейлины верно ей поддакивают, помогают подобрать цвета и выкройки, но знают при этом, что до конца дело княжна не доведёт. Что ж, такова их служба, и свою госпожу все они любят и оберегают, напоминать ей о недуге не смеют и не спорят, когда законченные работы она гордо зовёт своими. И когда замечает княжна истрепавшийся воротник на дублете своего племянника и вызывается сама его починить, фрейлины сразу распределяют между собой, кто будет работу заканчивать, чтобы успеть поскорее. Матильде, к которой здесь ещё присматриваются, доверяют лишь небольшой кусок, но иголка в её руках порхает легко [она вспоминает рубашку, которую Райнхольд когда-то вынудил её вышить и пелёнки, которые готовила к рождению их дочери, и кусает губы от горя], все выходит складно и гладко, и княжна милостивым кивком её хвалит - и велит отнести починенный дублет обратно князю, потому что сама она устала и хочет отдохнуть.
    [indent] Матильда от такой возможности не отказывается, она осторожно складывает дублет и спешит к князю. Фрейлину княжны в его приёмную пропускают легко, но дальше ей приходится подождать, пока князь закончит беседу со своими советниками и разрешит ей войти. К счастью, спешить ей некуда, отрывать Райнхольда от дел она не собирается и степенно кланяется, когда её наконец пускают к нему.
    [indent] - Ваша милость, Её светлость подшила ваш дублет и возвращает его вам, - она бережно кладёт посылку на край стола и отступает снова обратно, складывая руки перед собой и поднимая взгляд на князя. Он выглядит немного лучше, чем прежде, но все равно усталость и печали отражаются на его лице, и Матильде хочется их стереть лаской, пообещать, что отныне все будет хорошо, и никогда уже от него не отходить, но... Но все это она могла в прошлой жизни и не сделала, а сейчас только стоять в стороне может. - Могу я передать что-нибудь Её светлости? - чинно спрашивает Матильда.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/W9xmcaH.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга;
    во всем виновата</div>[/lz]

    +1

    16

    [indent] Хайнрих ускользает от него, и Райнхольд этому почти не удивляется. Он только лишь досадливо морщится, когда ему сообщают эту безрадостную новость, и велит допросить каждого, что может знать о том, куда делся его младший брат. Пусть уговаривают, пусть угрожают, пусть пытают, ему все равно - в прошлый раз он попытался вести себя по-человечески и поплатился жизнью. В этот раз он поступает иначе, подтверждает, что он в самом деле чудовище, и отказывается о чем-либо жалеть. Райнхольд хочет жить, Райнхольд хочет вернут себе все, что у него отняли, Ранйхольд хочет Матильду, но к ней не подходит, пока что, давая ей привыкнуть к Велвену и к нему самому. Он наведывается к тетушке, с тоской отмечает, что мгновение просветления, что случилось у нее, когда он явился к ней окровавленным, прошло и больше не вернется. Ему хочется с кем-то поговорить, а не с кем - Михаэль рядом с ним, но он наконец-то сумел жениться на Белинде, и тревожить его почти грешно. Он и так достаточно времени тратит на своего князя.
    [indent] Очередной совет заканчивается ничем, он раздраженно взмахивает рукой, зло окликает тех, кто вызвал его немилость сегодня, и всех отпускает. Ему нужно, чтобы его брат был найден, а этого почему-то никто сделать не может. Замечательно ведь выходит: его извести сумели чуть ли не в два счета, а он ничего с Хайнрихом сделать не может! Неужели он, лишенный всего, оказывается сильнее его? Райнхольд от этого так сжимает кубок, что тот не выдерживает, мнется так, словно он сделал не из металла, а из не успевшей еще застыть глины. Раньше он подобного не мог, но сейчас не всегда может рассчитывать свою силу. Это не плохо, он ко всему привыкает, приучает себя быть внимательнее - в конце концов, это именно то, что он хотел, то, чего ему так сильно не хватало в прошлой жизни. Он смотрит на кровь у себя на ладони и спешно прячет руку, когда к нему заходит Матильда. Меньше всего он хочет пугать ее, меньше всего хочет, чтобы она видела его таким. Кто знает, может именно из-за его слабости, она и предала его? Дважды он перед нею едва не умер, в этот раз такого не будет.
    [indent] Дублет ложится на край стола, и Райнхольд тянется было к нему, забыв про руку, а потом замечает, как пара капель крови падает на пергамент перед ним, и тут же сжимает ладонь в кулак и кладет ее на стол. Потом, пожалуй, посмотрит.
    [indent] -Поблагодари ее от меня, я знаю, как старалась тетушка меня порадовать, - усмехается Райнхольд и здоровой рукой тянется к ящику своего стола. - Кто в этот раз выполнил основную работу? Раньше Белинда мне всегда говорила... она, к слову, вернется уже скоро ко двору. Думаю, она придется тебе по душе, - рассеянно отмечает он, касаясь пальцами свертка у себя в столе. Ткань доставят позже, а на ожерелье он уже смотреть не может, так сильно ему надо вручить его девушке. - Вот, это тебе благодарность за заботу о тетушке. Она очень высоко оценивает твои старания, - он чуть улыбается и смотрит на девушку - он уже дарил ей это украшение, и тогда она ничуть ему не обрадовалась. Вряд ли что-то изменится теперь, когда она должна бояться его еще больше.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/aPvK7m9.png[/icon][sign]Dal punto giusto di vista
    Del
    vento senti l’ebbrezza
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>князь-оборотень<br>возродившееся чудовище</div>[/lz]

    +1

    17

    Князь, разумеется, тоже знает, что большую часть работы за княжну выполняют её фрейлины, и Матильда лукаво улыбается, скользя взглядом по его столу и пергаментам на нем. Хоть в этом ничего не меняется: в покоях княжны мир застывает, для неё не имеет значения, кто занимает трон, она едва ли понимает, что происходит за окнами и какое там время года. И ничего не меняется в отношении к ней Райнхольда, который тетушку оберегает, потакает её капризам и радуется каждому знаку внимания от неё. От этого на сердце у Матильды теплеет, в этих деталях она рада узнать своего Райнхольда и надеется, что в остальном со временем он тоже проявит себя прежним, что полюбит её так же, как любил раньше, что все у них сложится куда лучше, чем в прошлой жизни.
    Но она вздрагивает, замечая брошенный на пол предмет, в котором с трудом различает смятый серебряный кубок, и не понимая, что с ним случилось. Должно быть, совет прошёл совсем дурно, и князь от злости швырнул его в стену, потому что человеку так испортить его не под силу. Значит ли это, что с Хайнрихом и его мятежом дела обстоят так плохо? Матильда слышала уже, что в Баумберге младшего княжича не нашли, но свои милости Райнхольд у неё не отзывает, к семье её никакого наказания не применяет и ей разрешает остаться при дворе, хотя информация её ценной нисколько не оказалась. Ей хочется видеть в этом знак его расположения и хотя бы любопытства - а оттуда по милости Ярых Богов и до страсти недалеко ведь.
    - Я передам Её светлости ваши самые горячие благодарности и искреннее восхищение её тонкой работой, - понимающе кивает Матильда. Быть может, тогда княжна пожелает справить племяннику рубашку - Мод уже думает, как лучше сделать ворот и какой вышивкой украсить манжеты, старое повторять она не хочет, видя в том дурной знак. - В этот раз никого выделить нельзя, все внесли свой посильный вклад, Ваша милость. И... леди Белинда вернётся к княжне фрейлиной? Я много хорошего о ней слышала, но думала, что после свадьбы у неё будут другие занятия, - удивлённо переспрашивает она. За наконец поженившихся Белинду и Михаэля Мод рада, но подруги ей не хватает; если та вернётся, смогут ли они снова подружиться?
    Она отвлекается, любопытно смотрит на свёрток, который достаёт князь, и скромно опускает глаза, качая головой.
    - Я ничего особенного пока не сделала и благодарности не заслужила, Ваша милость, - но сердце её замирает от восторга, потому что Райнхольд снова её балует подарками, а она ведь только об этом и мечтает. Матильда снова поднимает взгляд на свёрток, гадая о его содержимому, и ахает, краем глаза замечая капли крови на лежащем перед князем листе. - С вами все хорошо, Ваша милость? Не позвать ли лекаря? - Теперь она подходит к столу вплотную, смотрит на Райнхольда пытливо и беспокойно, видит наконец, как он прячет от неё одну ладонь, и требовательно протягивает руки вперёд, чтобы он ей все показал.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/W9xmcaH.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга;
    во всем виновата</div>[/lz]

    +1

    18

    [indent] И, все же, Матильда ведет себя не так, как вела себя в прошлом. Райнхольд одновременно узнает ее и не узнает - она все еще скромна, все еще правильна, но теперь будто бы сама ищет с ним встреч, улыбается ему не скупо и холодно, как делала это когда они только-только познакомились в прошлой жизни [и даже потом, когда так часто бывала им недовольна, когда одергивала его, сухо произнося "Ваша милость"], и ему от этого становится горько. Если бы он ухаживал за ней тогда, если бы был добр и внимателен не в привычной именно ему манере, то осталась бы она верна ему душой и сердцем? Сумела бы полюбить также сильно, как ее полюбил он? Девушка, которую он видит перед собой, кажется ему куда более расположенной к нему, чем та, которую он спас от разбойников. Забавно: тогда он был героем в волчьей шкуре, но пугал ее куда больше, чем теперь, когда он никакой не герой, а самый настоящий волк.
    [indent] -И всем остальным тоже передай, раз уж вы вместе работали, - когда-то давно тетушка ткала и вышивала, когда-то давно она была ловкой и сноровистой, но гибель мужа и дочери навсегда ее изменили. Она зажигается интересом, а потом отвлекается, переходит к чему-то еще. Это не что-то новое и необычное, но невыразимо печальное - кажется, у него где-то спрятано несколько кукол Луизы, платья на которые вышивала ей мать. Он думал передать их дочери, когда та станет старше, представлял уже Матильду, наряжающую их. Увы, ничего этого не случилось, ничего этого он не увидел и в той его неудачной жизни их, должно быть, сожгли вместе со всеми остальными его вещами, которые не сочли стоящими или интересными. Зачем Хайнриху какие-то старые куклы своей кузины, которую он, должно быть, давным-давно забыл? -Михаэль нужен мне в столице, а она не оставит мужа, чтобы не скучать, вернется на службу к моей тетушке. С ней вам будет намного веселее.
    [indent] Райнхольд еще думает о подарке перед собой, вспоминает, как Хильда отобрала у Матильды это ожерелье, но девушка, как и ожидалось, тут же отказывается от свертка. Он вздыхает, хочет начать спорить, как тут она сама перебивает его, замечая раненную ладонь. Проклятье, он так не хотел ей ничего показывать! Раньше она ненавидела его шрамы, ругала за каждый [и потом помогла убить его - как это сочетается, как нежелание видеть его боль сменилось на желание лишить его жизни?], и теперь тоже меняется в лице и требовательно протягивает к нему руку. Он медлит, кривит губы, но дает ей посмотреть на рану.
    [indent] -Нет, само заживет. Это всего лишь царапина, - Райнхольд не врет, через полчаса все затянется, через два на его коже будет бледный след, а к ночи и вовсе ничего кроме крови на пергаменте и покореженного кубка не будет напоминать о случившемся. Он не врет и в том, что это "всего лишь царапины" - шрам на его шее куда более страшный, тот рваный на ребрах, тоже хуже, да и все остальные, украшающие его тело, выглядят по-настоящему пугающими. Их, с тех пор, как Матильда видела его раздетым в последний раз, прибавилось, но кое-каких теперь нет, на их месте совершенно другие, потому что он меняет свое будущее, а вместе с ним и карту шрамов на своем теле. -Забудь об этом. Лучше возьми подарок, иначе мне не останется ничего другого, кроме как выкинуть его в окно, - он же как-то так шутил раньше? Кажется, да, именно так, и Матильда всегда смотрела на него как на дурака, разбрасывающегося теми благами, которые имеет.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/aPvK7m9.png[/icon][sign]Dal punto giusto di vista
    Del
    vento senti l’ebbrezza
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>князь-оборотень<br>возродившееся чудовище</div>[/lz]

    +1

    19

    [indent] Матильда прекрасно помнит, как вела себя в прошлой жизни с Райнхольдом, как избегала его, как холодна была с ним; она и сейчас порой себя одергивает, думает о приличиях, старательно изображает прежнюю себя, а потом тихо смеется - это ни к чему, никто ведь не может ее разоблачить, никто не может заметить изменения в ней, никто здесь ее вовсе не знает. Для матери она всегда была испорченным, капризным, нелюбимым ребенком; для Хильды - вредной и ненавистной сестрой; для отчима - невидимкой и незнакомкой; но все они заперты сейчас в Нимбурге и вряд ли выберутся оттуда в скором времени, если только князь не изменит вдруг своего отношения к несостоявшимся изменникам. Княжна Урсула, Белинда, Михаэль - никому здесь она не знакома, никто не представляет ее характер и привычки; и Райнхольд тоже разговаривает с ней второй раз всего, он тоже не догадывается, чем от нее ожидать. Матильда вольна делать все, что только пожелает, - а она желает получить обратно своего мужа и добьется этого, для скромности и стыдливости времени и возможности уже нет.
    [indent] Она может хоть сейчас усесться к Райнхольду на колени и поцеловать его, и он не предположит даже, что для нее такое поведение непривычно. Она может все, но пламя в нем горело ярче от того, как она его отталкивала и не принимала. В холодность и неприступность Матильда играть не собирается, но и излишняя навязчивость князя скорее отпугнет, чем привлечет, и она старается держаться где-то между этими крайностями, не падая ни в одну из них и разжигая его интерес.
    [indent] - Передам, Ваша милость. Мы как-то еще можем быть вам полезны? - О нуждах князя должна бы заботиться его мать или жена, но первая мертва, а второй пока нет, и из родственниц у него есть только тетка, да и та не слишком полезна в бытовых делах из-за своего состояния. Что ж, зато у княжны есть фрейлины - и есть Матильда, которая место подле Райнхольда никому другому не отдаст. - Хорошо. Ее светлость скучает по леди Белинде, - и Мод тоже скучает, но в этом признаться не может. Но если бы только Белинда знала, что ее подруга натворила в прошлой жизни, если бы проведала о ее ошибках... вряд ли бы тогда от их добрых отношений хоть что-то осталось.
    [indent] Матильда осторожно обхватывает ладонь князя своими и придирчиво осматривает его рану - действительно лишь царапина, даже странно, что на ладони у него так много смазанной крови остается. Она бережно вытирает следы уголком шелкового платка, молча гадает о том, как же Райнхольд поранился, в задумчивости ведет ласково пальцами вверх по его запястью - чуть выше на предплечье она помнит шрам куда страшнее, и когда-то обводила его кончиками пальцев... А сейчас, опомнившись, убирает ладони и отступает на шаг назад, комкая в кулаке грязный платок.
    [indent] - Вы правы, ничего страшного, - соглашается она. Матильда медлит, нерешительно смотрит на сверток с подарком, кусает губы и вспыхивает румянцем - и все же неловко тянется за ним, возится с завязками небольшого мешочка и задерживает дыхание, когда на ее ладони оказывается хорошо знакомое янтарное ожерелье с жемчужной подвеской. - Вы... вы очень щедры, Ваша милость. Окажете мне честь?.. - Мод поворачивается к нему спиной, перекидывает убранные в сложные косы волосы на бок и оглядывается на Райнхольда, протягивая ему ожерелье.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/W9xmcaH.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга;
    во всем виновата</div>[/lz]

    +1

    20

    [indent] Матильда берет его за руку, стирает кровь с его ладони и затем нежно гладит ее пальцами, поднимаясь все выше и выше. Это не ласка даже толком, не знак какой-то приязни, но истосковавшийся по своей жене и ее прикосновениям Райнхольд уже изнывает и прикрывает глаза, лишь бы только не выдать свои голод и жажду. Она и раньше так гладила его - изучала сеть шрамов на его теле, запоминая старые и знакомясь с новыми. Они пришли к этому не сразу, он приучал ее к себе, приручал как дикого пугливого зверька и от того еще больше млел, когда она сама тянулась к нему и дарила свою нежность. За ним никогда особо не ухаживали, потому что он рано потерял мать, мачеха стала его врагом, тетка повредиласт рассудком, а единственная сестра, хоть и двоюродная, погибла еще почти девочкой. У него была только Матильда, так неохотно вверившая ему себя, у него была только Матильда, так неуверенно отвечавшая на его ласку своей, у него была только Матильда, и никто иной ему не нужен. Сейчас, полагает Райнхольд, ею движет сочувствие и любопытство [всего-то надо было ее не пугать, как выяснилось, всего-то надо было быть нормальным человеком; им он быть не может, он должен оставаться чудовищем], и все равно он не может избавиться от мысли о том, что это его жена рядом с ним, его Мод, которая на самом деле не предавала его. Он хочет верить, что его убийцы лгали ему, он хочет верить, что любимая им женщина была ни к чему непричастна, но в груди все ноет от того, что самообман не работает. Только Матильда могла уничтожить его, только у той, кого он перед Ярыми назвал своей супругой, была над ним такая власть.
    [indent] Наконец, Матильда отпускает его руку и берется за сверток. Райнхольд смотрит на свою ладонь и едва слышно вздыхает, прежде чем поднять внимательный взгляд на девушку. Тогда она ничего от него не хотела, все отказывалась и отнекивалась, а сейчас, кажется, на ее лице он видит восторг с довольством. Что ж, со второй попытки у него все в самом деле получается лучше, лишь бы только не пришлось вновь начинать заново, если, конечно, боги будут настолько к нему щедры. Проверять глубину их любви к себе у него, как ни странно, желания как-то не возникает.
    [indent] -Тебе в самом деле нравится? - Недоверчиво уточняет Райнхольд и следом же застывает соляной статуей от изумления. Просьба Матильды застает его врасплох: было время, когда он ей даже волосы расчесывал, но она сама его об услугах почти не просила, и уж тем более не в первые недели их знакомства. - Да, конечно, - от возможности прикоснуться к ней у него дыхание перехватывает, но он все равно спешит подняться на ноги и подойти к девушке. Застежка простая, а Райнхольд все медлит, не в силах отступить от Матильды.
    [indent]Его пальцы касаются ее волос [Райнхольд возвращает моду своей матери на прически, буквально запрещает  прятать волосы в дурацкие сетки. Он облизывает губы и едва не целует ее, не кусат, и, к счастью, находит способ сдержаться.
    [indent] -Вот и все, - тихо произносит Райнхольд, позволяя Матильде повернуться к нему лицом.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/aPvK7m9.png[/icon][sign]Dal punto giusto di vista
    Del
    vento senti l’ebbrezza
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>князь-оборотень<br>возродившееся чудовище</div>[/lz]

    +1

    21

    [indent] Удивительно, как выбор Райнхольда дважды падает на одно и то же ожерелье. Матильда любуется его блеском, не без удовольствия вспоминает гнев и зависть Хильды и все поражается судьбе, которая так забавно переплетает прошлую жизнь и нынешнюю. Может быть, в другом ей тоже повезет, и однажды у Матильды родится та же дочь, которую она не успела толком узнать; возможно, в этот раз ей повезет намного больше, и ее дитя не умрет, не успев еще сделать первого шага, вырастет умницей и красавицей, наденет однажды это же ожерелье и в нем будет блистать на придворных балах. Если только Боги будут милостивы, если только судьба не сыграет еще какую-нибудь жестокую шутку, если только князь за ней действительно ухаживает, а не вкладывает в этот подарок одну лишь благодарность за ее службу.
    [indent] Матильда против воли задерживает дыхание, когда он оказывается у нее за спиной, и прикрывает глаза, вспоминая все поцелуи, которые он оставлял прежде на ее шее и плечах, когда прижимался к ней, обвивал руками ее талию, ласкал ее грудь и неторопливо комкал юбку. Она только рада была бы, если бы Райнхольд сейчас решил ее соблазнить; она не вспомнила бы о гордости, не посчитала бы одно ожерелье недостаточной ценой за ее честь, не остановила бы его, а только отвечала бы голодными поцелуями. Но он и тогда не торопился, и сейчас не позволяет себе лишнего; она придерживает свои волосы, пока он возится с застежкой, и старается дышать ровно, чтобы не выдать своего томления. Он приучил ее к ласке, приучил к любви... нет, не он, а другой Райнхольд, которого она предала и убила, которому обещали легкую и быструю смерть, а на самом деле...
    [indent] Она тяжело вздрагивает будто бы от прикосновения к ее волосам, отпускает их наконец, позволяя тяжелой волной упасть на плечи, и медленно поворачивается к князю. Матильда не отступает ни на шаг и оказывается теперь к нему непозволительно близко, смотрит на него задумчивым взглядом и рассеянно касается жемчужной подвески над вырезом своего платья: в этот раз украшение никто не отнимет, в этот раз она никому его не отдаст и будет беречь как зеницу ока.
    [indent] - Конечно, нравится, Ваша милость. Оно прекрасно... но вы не должны ничего мне дарить, я не заслужила, - тихо повторяет она собственные слова, которые прежде так часто срывались с ее губ. Она не просила Райнхольда о подарках, она не знала, что с ними делать; но как же теперь она рада получить знак его расположения и интереса, как рада вещице из потерянного прошлого! - Благодарю вас, Ваша милость, - шепчет Матильда, а потом, решившись вдруг, встает на цыпочки, тянется к нему и легко целует в щеку. У князя нет жены, нет постоянной любовницы, нет девицы, которая хвасталась бы при дворе, что побывала в его постели, - а у Матильды нет ни единой причины беречь свою честь и держаться за приличия, нет никакого желания тянуть время и набивать себе цену.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/W9xmcaH.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга;
    во всем виновата</div>[/lz]

    +1

    22

    [indent] Матильда всегда считала его внимание душным и тяготилась им, в то время как с влюбившимся с нее Райнхольдом случилось то, что случалось с множеством мужчин до и после него - от любви он потерял голову. Он соблазнял девушку, дразнил ее и не отпускал от себя. Ему казалось, что если он очень постарается, то она его полюбит, улыбнется ему, рассмеется над его шуткой и сама попросит расчесать ее волосы. Ему казалось, что он добился этого, когда девушка стала первой встречать его по возвращению в Велвен, когда подарила ему свою ленту, когда стала его женой и родила ему дочь. От любви Райнхольд потерял голову, а затем и жизнь, но воскреснув и увидев Матильду вновь он понял, что ничего не поменялось. Он все еще готов достать ей все занзды с неба, если она попросит его, он все еще жаждет ее ласки и внимания, он все еще готов жить для нее и умереть ради нее. Ему ничего не остается, кроме как оправдывать ее предательство своими поступками, потому что иначе он сойдет с ума окончательно, озвереет и станет неуправляемым, а это не то, что ему нужно. Ему нужно мало, всего лишь жена с дочерью и дом для них, вот и все, настолько он скромен в своих желаниях.
    [indent] У Матильды красивая шея, которую он нестерпимо сильно хочет покрыть поцелуями [и укусами, потому что животного в нем теперь намного больше, и ему нужно оставить на ней свои метки и следы, пропитать ее насквозь своим запахом, чтобы никто не мог решить, будто бы она свободна], у нее красивые волосы, в золото которых он хочет зарыться носом и дышать, дышать, дышать, пока не останется ничего, кроме запаха девушки. Райнхольд облизывает губы, борясь с искушением, и хочет отступить, когда Матильда поворачивается к нему лицом. Она слишком близко, он чувствует жар ее тела, и это опасно, но сделать шаг назад он никак не может. Она смотрит на него, взгляд у нее пытливый и задумчивый, почти незнакомый ему, в отличие от срывающихся с ее губ слов. Она чуть ли не на каждый подарок так говорила и упорно отказывалась звать его по имени. Райнхольд и сейчас все хочет одернуть ее, только вот понимает, что это будет странно, поэтому пока что молчит.
    [indent] -Я сам волен решать какую награду или наказание кто-то заслужил, - возражает он, щурясь. Его глаза следят за пальцами Матильды, которыми она поглаживает крупные жемчужины. Ей все еще к лицу это ожерелье, а следующее будет даже лучше этого, он промнит, как хорошо на ней смотрелись сапфиры. - Что ж, я рад, что ты дово..- Райнхольд сбивается с мысли и замолкает, когда девушка вдруг тянется к нему. Она прижимается к нему грудью, сжимает его плечи ладонями и оставляет на его щеке поцелуй, от которого он весь вспыхивает. Он соскучился, он хочет ее обратно, он поражен этим неожиданным и несвойственным ей проявлением благодарности, и издает странный звук, опускает на нее темный взгляд и ладонью гладит ее по щеке: большим пальцем обводит скулу, касается полных мягких губ, зарывается пятерней в ее волосы. И не знает, что ему делать дальше, хмурится, недоверчиво глядя на нее и чуть качая головой.
    [indent] - Не надо играть с чудовищами, Матильда, - предупреждает он ее так, как когда-то предупреждали не ее все вокруг, видя, как вьется подле нее старший княжич. Райнхольд хочет, чтобы она помнила, кто он, чтобы приняла это, потому что он не может позволить себе измениться.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/aPvK7m9.png[/icon][sign]Dal punto giusto di vista
    Del
    vento senti l’ebbrezza
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>князь-оборотень<br>возродившееся чудовище</div>[/lz]

    +1

    23

    [indent] Райнхольд подарками всегда её баловал, а Матильда каждый раз твердил, что он не должен был и она не заслужила, и в конце концов она оказалась все же права. Она не заслужила его милостей, она не была ему верна, она его предала и убила, разве что не собственными руками, - медленно умирая, он должен был все осознать и пожалеть о своей щедрости и доброте. Мод страшится представить последние минуты жизни своего мужа: предательство наверняка ранило его глубже мечей, причинило больше боли, отправило всю радость, которая прежде у него была. Её Райнхольд умер, зная, что жена его подвела и предала, и такой участи Матильда врагу бы не пожелала, а обрела ведь на неё своего мужа...
    [indent] Она и в этот раз ничем подарок не заслужила, но ухаживания князя принимает охотно, клянётся, что все будет иначе, и изнывает от колющегося под рёбрами неправильного счастья, касаясь пальцами прохладных жемчужин на своей груди. За каждый подарок теперь она будет Райнхольда благодарить, каждому будет радоваться, отвечать ему улыбками и горячими поцелуями, как и положено польщенной таким вниманием девушке, как и положено той, кто хочет как можно скорее стать его фавориткой и всеми способами его ухаживания поощряет. Матильде теперь неважно, что о ней будут говорить при дворе, какими словами её назовут, какие амбиции ей припишут. Ей не нужна корона, не нужны почести, не нужна власть, не нужны драгоценности; ей нужен только сам князь и нужна дочь, которую она потеряла. Разве так уж велики желания Матильды, разве о многом она просит Ярых, уже даровавших ей свою милость и возможность все ошибки исправить?
    [indent] Князь от её мимолетной ласки пораженно застывает, а затем сам тянется к ней навстречу, касается пальцем её губ [Матильда помнит, как нравилось ему, когда его пальцы она ловила губами и слегка прикусывала, но сейчас для такого ещё рано] и вплетается вдруг ладонью в её волосы - мягко, осторожно, не разрушая причёску и не причиняя боли, но настойчиво. Мод прерывисто вздыхает, опирается ладонями на его плечи, не думает даже вырываться и отступать, опускает взгляд на его губы и застывает так.
    [indent] - Я не играю, Ваша милость, - тихо отвечает она, не отрицая при этом, что он чудовище. Новый князь уже ясно всем показал, что игры и шутки с ним плохо заканчиваются, и кличка монстра лепится к нему ещё надёжнее. И Матильда помнит, кто он и какой он, не думает даже спорить с тем, как он сам себя называет; но она не играет, она действительно к нему тянется, хочет его, жаждет его, любит его, кем бы он ни был, сколько бы крови ни пролил, какие бы зверства ни совершил. Она возвращает себе своё - какая же это игра? Она честна в своих желаниях хотя бы с собой, и она не отступит с наигранным смущением, когда поцелуи станут жарче и когда дело зайдёт дальше, она не станет отталкивать князя и мучить его ожиданием [и это он в прошлый раз с ней играл во всех смыслах, а она и тогда была искренней, не желая его внимания и говоря об этом].

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/W9xmcaH.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга;
    во всем виновата</div>[/lz]

    +1

    24

    [indent] Райнхольд любил говорить, что Матильда очень часто специально зовет его не по имени, чтобы отвлечь от чего-то или же наоборот заставить его обратить на нее внимание. Она это всегда отрицала, закатывала глаза и фыркала, утверждая, что "Его милость" слишком высокого о себе мнения, раз так считает. Он всегда смеялся, дразнил ее и дальше, а потом особенно широко улыбался, когда она, все же, звала его так, как он ее просит. Случалось это нечасто, особенно до того, как он назвал ее своей женой, и каждый раз он лелеял, каждый запоминал. Сейчас просьба тоже вертится у него на языке, но он ничего не говорит, только смотрит на неожиданно притихшую девушку, изучает ее внимательным взглядом. Хорошо, что свой она опустила и не видит ни голода, ни отчаяние в его глазах. Он бы попросту не смог их ей объяснить - он тоскует по своей жене, он хочет вернуть все то, что они когда-то имела, что может быть у них в будущем. В этот раз все будет иначе, в этот раз все уже складывается иначе, и Матильда хотя бы не бежит от него как от чумы.
    [indent] Волосы у нее такие же мягкие, какими он их помнит, а кожа - такая же теплая. Райнхольд ласков, нетороплив, он смотрит на нее ожидая, когда же девушка дернется, когда же ей надоест его внимание и станут неприятны его прикосновения. Она часто сбрасывала с себя его руки, это потом уже она привыкла к нему, да и то ее раздражало, что он то и дело тянется к ней на людях. Раздражало, смущало, казалось неправильным и непристойным, в то время как ему самому дела не было до всех условностей. Глупости это все, что можно, а что нельзя, но теперь он вспоминает все, что говорила ему Матильда. Райнхольд не слушал ее тогда, зря не слушал, все, видимо, сложилось бы иначе.
    [indent] -А что же ты делаешь? - Спрашивает он ее, почти наклоняясь ниже, а потом вдруг замирая. В этой жизни Матильда попыталась помочь ему, рассказав, где прячется его ненавистный брат, и сделав так, что ее отчим еще не скоро поднимет голову и попытается что-то учудить. В прошлой жизни ее подкладывали под него, как только поняли, что он в ней заинтересован. Что же изменилось, почему девушка вдруг не отстраняется, даже рук с его плеч не убирает, а выглядит так, будто бы только и ждет, что он ее поцелует? Райнхольд вздыхает и морщится, кривит губы в невеселой усмешке и отпускает ее. Неохотно, через силу, но отпускает и отступает, поворачиваясь к ней спиной. - Ты боялась меня, когда мы встретились впервые. Что изменилось? - Он отворачивается от нее, подбирает оброненный им кубок и вертит его в руках. Надо лучше себя контролировать, лучше за собой следить.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/aPvK7m9.png[/icon][sign]Dal punto giusto di vista
    Del
    vento senti l’ebbrezza
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>князь-оборотень<br>возродившееся чудовище</div>[/lz]

    +1

    25

    [indent] Райнхольд отстраняется, и Матильда вздыхает от острого разочарования и от страха, что слишком поспешила показать свою привязанность. Он больше всего пылал ведь страстью, когда она была холодна и неприступна, а к тем девицам, что сами вешались к нему на шею, оставался равнодушен и подозревал их в самых худших и корыстных намерениях. Она ведь знает его, успела изучить от и до - и все равно ошибается, отталкивая его излишней пылкостью. С Райнхольдом никогда не было просто, он будто все делал наоборот, и ей нельзя об этом забывать.
    [indent] Матильда проглатывает ещё один разочарованный вздох и отступает назад, ищет взглядом дверь и корит себя на глупость. Но вопросы княжича останавливают её на полпути, и она вскидывает снова голову, глядя на него почти удивлённо. К чему столько вопросов о её страхах, почему его так интересуют её чувства?
    [indent] - Вы пощадили мою семью и щедро наградили меня, хотя мои слова ничего вам не дали. Вы сами говорите, что я не должна вас бояться, а я слушаю и повинуюсь, Ваша милость, - она лукаво улыбается и шутливо кланяется, а потом все же выпархивает из его кабинета, когда кто-то осторожно стучит в тяжёлую дверь.

    ——————————   Глава третья   ——————————
    Велвен.
    ◇      ◎      ◇      ◎      ◇      ◎      ◇      ◎      ◇

    [indent] Райнхольд не врал, когда говорил, что его двор - скучное место. Пиров и праздников становится на порядок меньше, чем было при прошлом князе, а менестрели и шуты примолкают и сидят в углах. Замок мрачнеет, подстраиваясь под нового хозяина, и только ярмарки за его стенами остаются яркими и красочными. Но одна Матильда туда выбирается лишь раз, чтобы все свои скромные сбережения потратить на дорогую ткань и на яркие нити, и потом по утрам широко зевает, потому что ночи тратит на шитье и вышивку, мастеря расписной пояс для Райнхольда. Она успевает как раз к Йолю: этот праздник князь никак не может обойти и пропустить, и подготовка к пиру начинается задолго. Готовый пояс Мод аккуратно складывает, приправляет каплей розового масла, чтобы запах напоминал потом Райнхольд о ней, и оборачивает бумагой.
    [indent] Княжна полна решимости прийти на пир, но в последний момент, когда фрейлины уже убрали её волосы и нарядили, жалуется вдруг на головную боль и остаётся в своих покоях. С ней вызывается посидеть Белинда, добродушно отпуская остальных на праздник, и Мод тихо выдыхает, радуясь, что не пропустит ничего. К Райнхольду она подходит не сразу: тот окружён другими придворными, принимает от кого-то из них дары, с кем-то беседует, и Матильда выжидает, когда толпа около него хоть немного схлынет.
    [indent] - В гости на Йоль дурно приходить с пустыми руками, - улыбается она, протягивая хозяину замка свое скромное подношение и склоняя перед ним голову. Но князя Мод рассматривает через ресницы, пристально изучает его усталое лицо, ищет на нем следы беспокойства и не может никак избавиться от тревоги за него. Всё идёт не так, как она помнит, и помочь ему Матильда ничем больше не может - только наблюдать и молиться, чтобы в этот раз Райнхольд не совершил ни одной ошибки и оказался сильнее и умнее своего брата.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/W9xmcaH.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга;
    во всем виновата</div>[/lz]

    +1

    26

    [indent] Покойный князь Штефан любил приры и праздники, поэтому его вторая супруга частенько развлекала его подобными придворными забавами. Райнхольд помнит, как отец стрелял из лука во время летних соревнований в замковых садах, помнии потешные прятки и костюмированные балы, в которых сложно было кого-то признать. Он не может сказать, что сам он ярый противник веселья, ему и самому это нравилось, дело лишл в том, что у него поводов для веселья нет. Знать еще ропчет, разбойники из-за смены власти распоясались, Хайнрих не пойман, до какого тут может быть праздника? Райнхольд занят, он должен как можно быстрее укрепить свою власть, чтобы жениться на Матильде. Он сам себе такое условие ставит, поэтому и не знает ни покоя, ни отдыха. Он не может и не хочет терять время, он торопится со всем этим покончить, чтобы наконец-то начать уже жить и получить обратно свою семью, по которой нестерпимо тоскует. В прошлой жизни он оказался дрянным мужем и отцом, не сумевшим защитить Матильду с их дочерью, в этой же все будет совсем иначе.
    [indent] Райнхольду неспокойно, он нервничает и раздражается, и от этого зверь внутри него беспокоится. Это неудобно, но приходится привыкать в этому и держать себя в руках, особенно на людях, особенно при переставшей его бояться [что же он раньше делал не так?] Матильде. Праздник Йоля подкрадывается незаметно и аккурат через пару дней после полнолуния, и Райнхольду приходится не только позволить провести его, но и принимать участие самому. Что ж, он всегда умел брать себя в руки и терпеть даже что-то неприятное, справится и сейчас, даром что с большей охотой спрятался от мира на тренировочной площадке, давая всему, что накопилось у него, выйти наружу. Ему необходим ясный ум, но способов добиться его у молодого князя сейчас мало. Боев, в которых он мог бы поучаствовать нет, любовницу он не заводит, поэтому остаются тренировки и пытки - к сторонникам Лизелотты и ее сына никакого снисхождения он не знает и не узнает, пока братец не умрет и не избавит его от вороха проблем и тревог.
    [indent] Михаэль внимательно следит за всеми, кто подходит к молодому князю и поглядывает на мальчишку-писца, ведущего учет подаркам. Негоже князю не знать, кого и за что благодарить [или наказать, если что-то вдруг окажется с сюрпризом], поэтому записи ведутся осторожно и внимательно. Райнхольд ведет беседы и принимает подарки, даже улыбается, но хоть какая-то искренность в его улыбке появляется только при Матильде. У него даже глаза начинают блестеть, когда перед ними предстает любимое лицо.
    [indent] -А я полагал, что Велвен стал тебе домом, - кивком головы принимает ее поздравления он и тянется к подарку. В нос ударяет аромат розового масла, которое всегда предпочитала девушка, - он втягивает его носом и чувствует болезненный укол: вся его постель была пропитана запахом Матильды, вся его постель еще пропитается им. Райнхольд откладывает в сторону бумагу и рассматривает пояс, изучает вышитый узор с вытянутым от удивления лицом. От Матильды он подарка не ждал, тем более не ждал такого, на который она явно потратила очень много времени. Это явно ее работа, он узнает стежки, и от того еще больше удивляется. Такие подарки мужчинам делают заботливые матери, учащиеся рукодельничать сестры и дочери, любящие жены. Его обшивать, увы, было некому, только Матильда когда-то из под палки и вышила ему рубаху, которую он берег и любил, да и то она и в сравнение не идет с этим поясом.
    [indent] -Благодарю, это очень искусная работа, мне нравится. Сколько же времени ты на нее потратила? - И на лице его впервые за долгое время читается довольство.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/aPvK7m9.png[/icon][sign]Dal punto giusto di vista
    Del
    vento senti l’ebbrezza
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>князь-оборотень<br>возродившееся чудовище</div>[/lz]

    +1

    27

    [indent] Велвен так и не стал ей домом: Матильда жила здесь, вышла замуж, родила дочь, но стенами замка, в котором правила безраздельно только княгиня Лизелотта, всегда тяготилась. Ее не радовали дорогие гобелены на стенах, слуги в её распоряжении, все удобства, которые бросил к её ногам княжич, назвав сперва своей невестой, а следом и женой; она безропотно принимала все, во всем участвовала, старалась обжиться, но чувствовала себя здесь чужой и знала, что не рады тут ни ей, ни её мужу, ни их дочери.
    [indent] Велвен не стал ей домом в прошлый раз, как не стал ей домом Нимбург; в этот раз Матильда намерена все изменить. Больше нет Лизелотты, плетущей свои сети и не собирающейся уступать трон даже своей невестке; больше нет здесь Хильды, не оставляющей старого соперничество и на все готовой, чтобы его выиграть. В Велвене нет больше никого, кто отравлял бы Матильде жизнь, - разве что с Белиндой не удаётся пока наладить отношения, та на новую фрейлину смотрит подозрительно и вполне справедливо считает, что Мод имеет определённые планы на князя. Но Матильда ещё найдёт способ снова с ней подружиться, а если нет, то препятствием для неё Белинда не станет. Велвен станет безопасным местом для неё и для её дочери, никто их не посмеет тронуть, никто их не выгонит - Матильде все ещё противны интриги и придворные битвы, но теперь она знает, что за счастье придётся бороться, и теперь она знает, в чем и в ком заключается её счастье.
    [indent] - Я пока немного времени в Велвене провела и не смею назвать ваш замок своим домом, хотя признаю, что здесь мне нравится больше, чем где-либо ещё, - скромно отвечает она, но на князя смотрит так лукаво, что слова её вполне можно посчитать неуместной дерзостью. Матильда жадно наблюдает, как Райнхольд разворачивает её подарок: увы, она не может поднести ему перстни, оружие или редкие фолианты для княжеской библиотеки, не может купить причудливые вещицы из дальних земель или редкие фрукты, которые кладут перед ним купцы; она почти не тратит деньги на подарок, зато вкладывает в него время и заботу - для Райнхольда такие дары всегда были дороже всего, что можно получить за звонкие монеты. И она выдыхает, замечая, как он начинает сиять, разглядывая её вышивку: такими подарками его все ещё балуют мало, хотя теперь, возможно, начнут, если заметят, как принимает князь дар скромной фрейлины. Что стоит графам и баронам посадить своих жён и дочерей за вышивку, если это может привлечь к ним милость князя?
    [indent] - Не так уж много, Ваша милость, всего пару недель. Я рада, что вам понравилось, - она кланяется снова и оглядывается через плечо: она не последняя, кто хочет преподнести князю дары, но Райнхольд ещё разглядывает пояс и её не отпускает, а сама она отойти не спешит, делая вид, что не слышит никаких шепотков за своей спиной.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/W9xmcaH.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга;
    во всем виновата</div>[/lz]

    +1

    28

    [indent] Если Райнхольд прикроет глаза, то увидит вышивку, которой украсила его рубашку Матильда. Он долго изучал ее, рассматривал и потом охотно носил, радуясь такому подарку и даже хвастаясь им. То, что он, по сути, вынудил девушку сделать ему такой подарок, конечно же умалчивалось, и даже он сам об этом старался не думать. Тогда, в его понимании, он не делал ничего дурного - всего лишь ухаживал за понравившейся ему девицей [в постели они оказались до брака, это было упущением, но намерения-то у него были серьезные, он ни на кого кроме нее не смотрел, не отвлекался, даже не думал об этом в те дни, которые они проводили в разлуке] и добивался ее вполне обычными способами. На все дурное Райнхольд закрывал глаза, делая вид, что этого нет, потому что он был уверен в том, что все будет хорошо. Теперь он понимает, что был неправ, в этом видя причину всех бед. Если бы он повел себя с Матильдой иначе, то она сумела бы полюбить его, а не примириться с тем положением, которое заняла.
    [indent] Что ему стоило быть лучше тогда? Райнхольд поднимает глаза на девушку, улавливает почти незнакомое ему лукавство, и его сердце сжимается одно временно и от радости, и от боли. Он рад тому, что Матильда не прячет взора, что будто бы тянется к нему [если только это не просто какие-то его глупые фантазии, не очередной обман, который он сам же себе и придумывает], и вместе с тем страдает от того, что только погибнув, только начав заново, сумел получить от нее это. Насколько же все было плохо тогда, насколько же он сам был ужасен? Он облизывает губы, на мгновение мрачнеет, но тут же берет себя в рука, почти любовно касаясь пальцами вышивки. Михаэль кивает одному из слуг, и тот осторожно принимает этот подарок из рук князя, оживленно кивая, слыша приказ унести пояс в его покои прямо сейчас. Больше всего Райнхольд переживает, что подарок может затеряться, а он намерен уже завтра надеть его. Он будет носить его также часто, как и расшитую Матильдой когда-то давно рубашку.
    [indent] -Когда проблем больше не будет, Велвен станет еще лучше, - обещает ей Райнхольд, немного удивленный тем, то слышит. Матильде столица не нравилась, но это хорошо, что мнение ее переменилось, это значит, что он все делает правильно. - Пара недель это приличный срок... присядь, я хочу еще поговорить с тобой, - он кивает ей на свободное место подле себя, почти не обращая внимания на всех тех, кто еще не преподнес ему свои дары. До них ему дела нет, Райнхольд не хочет пока отпускать от себя девушку, смотрит, как ей подливают вина и чуть улыбается. - Мне понравилась вышивка. Можешь расшить мне ру... - он вдруг осекается, чуть хмурится и отводит взгляд. Рубашка ему ни к чему, еще решит, что он из нее свою персональную швею вздумал сделать. - Впрочем, неважно... барон Хельнодорф, это какой же путь был проделан, что я вижу перед собой весь твой род? - Отвлекается он от девушки, замечая одного из своих сторонников и его детей, низко кланяющихся ему. Когда же эта вереница уже подойдет к концу?

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/aPvK7m9.png[/icon][sign]Dal punto giusto di vista
    Del
    vento senti l’ebbrezza
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>князь-оборотень<br>возродившееся чудовище</div>[/lz]

    +1

    29

    [indent] У Матильды руки словно сами помнят каждый стежок на рубашке для княжича, но она зарекается их повторять, словно это может стать дурным знаком и привести к тому же исходу. Единственное, что она жаждет повторить из прошлой жизни, - это родить снова дочь; все остальное лучше бы вычеркнуть, забыть как страшный сон, сделать все ровно наоборот. Глупо, наверное; ей страшно, что любое изменение может повлечь за собой другие, что мозаика не сложится и что либо ее первенцем окажется совсем другой ребенок, либо вовсе у нее с Райнхольдом не будет общих детей. Она разрывается от сомнений, которые ей даже обсудить не с кем, и решает довериться судьбе. В Гальдоране многое уже меняется, это совсем не то княжество, которое она помнит; и Райнхольд другой, и подходы к нему надо искать другие, и все будет иначе - она может с этим лишь смириться.
    [indent] Князь ее вышивкой любуется, гладит ее пальцами [Мод невовремя вспоминает их ласковые прикосновения, всю нежность и весь жар, которые они ей дарили, и вздрагивает от тоскливого томления] и велит унести к нему в покои - у Мод сердце трепещет от радости и гордости, и в довольстве Райнхольда она видит доказательство интереса к ней. Более того, он кивает ей на соседний стул, и Матильда даже не думает спорить и отпираться от этой чести, а деловито обходит стол и садится рядом с Райнхольдом. Слишком большая честь для обычной фрейлины, но она даже не дергается и не гадает, что же об этом будут говорить, Мод смотрит только на князя и светло улыбается ему над кубком вина, который подносит к губам.
    [indent] - С нетерпением жду этого момента, Ваша милость, - уверенно кивает она. Все знают, какая проблема донимает князя больше всего: его брат все еще жив и свободен, все еще плетет заговоры и ищет сторонников, и Матильде искренне жаль, что она не смогла ничем помочь и указать на убежище младшего княжича. Зато внимание Райнхольда она привлекла и каплю его доверия получила, а дальше остается лишь завоевывать его шаг за шагов. - Если вы хотите что-то еще, только скажите, для меня это будет честью. Я постараюсь теперь договориться с Ее светлостью, чтобы работать днем и не тратить свечи, - предлагает она, легко догадываясь, о чем именно он хотел попросить. Почему же прервался вдруг? В прошлый раз он практически вынудил ее вышить рубашку, и хотя Матильда его за это почти ненавидела, но старалась над ней честно.
    [indent] Он отвлекается на других гостей, и Матильда откидывается на спинку стула, крутит в руках кубок, терпеливо ждет, когда же князь снова вернет ей свое внимание, и безразлично осматривает украшенный зал. Она наслаждается близостью к князю, но при этом ее совершенно не волнует занятое ею место подле него - ей нужен сам Райнхольд, а не эти почести и не стремительный взлет. Ей нужен ее муж, а не его корона или его богатство, и если бы можно было об этом вслух сообщить всему княжеству, она бы так и сделала - да только все равно не поверят же.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/W9xmcaH.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга;
    во всем виновата</div>[/lz]

    +1

    30

    [indent] Райнхольд в прошлой жизни коронован не был, не был он и столичным любимцем - это народ к нему относился тепло, войска кричали его имя, а вот знать, сплотившаяся вокруг Лизелотты и ее сына, смотрела на него косо. У него было свое окружение, но на таких праздниках как этот он обычно его сторонились. С интересом на него смотрели только те семьи, которые был или связан с армией, или действительно хотел процветания Гальдорана, или же мечтали путем интриг и авантюр возвысить княжича и возвыситься вместе с ним. Он помнит девиц, что кидали на него томные взгляды [кто-то был очарован чудовищем, кто-то хотел занять место Лизелотты с помощью него, а заполучить Хайнриха не вышло], он и сейчас эти взгляды ловит и ничего, кроме насмешки они у него не вызывали даже до появления Матильды. Развлекаться он предпочитал так, чтобы никаких следов не оставалось, а потом начал увиваться за неприступной падчерицей графа Нимбурга, и все ему стало неинтересно, все стали безразличны кроме нее. Сейчас все меняется, потому что он почти победил, сел на трон своего отца и гоняет по княжеству младшего брата - он получает силу и власть, и поэтому к нему идут, его взгляды ловят и ужасно хотят ему запомниться и понравиться. При этом же его боятся, потому что он умыл Велвен кровью и до сих пор устраивает чистки в прочих городах, без зазрения совести меняя состав своих вассалов. Предатели должны гнить в могилах, у Хайнриха не должно быть никакой поддержки.
    [indent] На севшую рядом с ним Матильду кидают косые взгляды, да и он сам посматривает на нее, но девушка то ли не замечает этого, то ли это ее ничуть не заботит. Прежде она тяготилась вниманием, которое получала [и вместе с тем, уверен Райнхольд, ей оно нравилось, потому что впервые она затмила свою ненавистную сводную сестру], оказавшись рядом с княжичем, а теперь и бровью не ведет. Неужели все из-за того, что теперь в Велвене нет никого, кто пугал бы ее? Неужели это из-за того, что он сам, начав все иначе, ее больше не страшит? У него слишком много вопросов, но задать их ей он не может. Она сочтет ему сумасшедшим и будет права, потому что он никак не объяснит ей, что уже прожил эту жизнь. Ему надо просто радоваться тому, что в этот раз все лучше, что избранный им путь оказывается верным. Теперь самое главное Райнхольду нигде не оступиться, не сбиться с тропы и вновь все не испортит, вот что, пожалуй, самое сложное.
    [indent] Люди утомляют Райнхольда, но он терпеливо принимает все дары, но никому не улыбается так, как Матильде и не видет ни с кем долгих разговоров. Наконец, он взмахивает рукой, веля звать музыкантов и артистов, и, сам того не замечая, наклоняется ближе к девушке, опираясь на подлокотник. На тарелку свою он почти не смотрит, не замечая, что она полупустая - когда ему было есть, когда он только и делал, что говорил и говорил?

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/aPvK7m9.png[/icon][sign]Dal punto giusto di vista
    Del
    vento senti l’ebbrezza
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>князь-оборотень<br>возродившееся чудовище</div>[/lz]

    0


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » Sono fuori di testa ma diverso da loro


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно