GEMcross

Объявление

Kaeya: — Нравится подарок? — Кэйа радостно заулыбался, не отпуская от себя Дилюка.

спасение утопа... утопцев
Shani & Geralt of Rivia

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » Pay you gold


    Pay you gold

    Сообщений 1 страница 3 из 3

    1

    ...so take it please
    https://i.imgur.com/ydW7LPI.png
    Mathias Helvar & Kaz Brekker

    Матиас бы заплатил денег за то, чтобы избавиться от каких-то своих снов. Или это уже кошмары?

    +3

    2

    Феролинд рассекал свинцово-зелёные воды Истинноморя, направляясь к фьерданским северным китобойным портам, и по расчётам Шпекта должен был прибыть к точке высадки через одиннадцать дней, если не изменится погода.
    Уже неделю они плыли с парусами, наполненными попутным ветром. Каз проводил с пользой каждый день: допрашивал Хельвара, рассматривал чертежи Уайлена и заставлял Джеспера зазубривать всё, что касалось системы безопасности Ледового Двора. Когда нужно было проанализировать вытянутую из дрюскеля информацию, Бреккер уходил в свою крошечную каюту и валялся на узкой койке, гоняя в голове детали безумного плана и пытаясь мысленно залатать все слабые места, которых, увы, было немало. Таких рискованных и масштабных дел он ещё не проворачивал. Это осознание провоцировало настолько сильную смесь тревоги и предвкушения, что Каз почти не спал и с каждой бессонной ночью становился всё более жёстким и требовательным.
    Сегодня уснуть опять не получилось. Бреккер лежал, укрывшись пальто из грубой шерсти, и перекатывал между пальцами монетку. Его тревожил не только план, который не мог выгореть без неприлично большого запаса удачи.
    Кто сдал их Роллинсу? Отправился ли тот на дело сам или отправил кого-то вместо себя? Какой бы заманчивой ни была перспектива обыграть Роллинса лицом к лицу, Каз сомневался, что сумеет сохранить ясный рассудок, если их дорожки пересекутся. После засады в гавани что-то внутри надломилось, и он снова чувствовал себя совсем юным подростком, балансирующим на грани безумия в попытке создать репутацию отбитого головореза.
    Мысли о собственных эмоциях плавно перетекли к Инеж, которая пришла в сознание пару дней назад. Когда Нина выбежала на палубу, он стоял, облокотившись на фальшборт, и выслушивал спекуляции Уайлена о том, откуда в ледяном рве дрюскелей берётся вода. В ответ на радостную новость Каз лишь коротко кивнул, даже не посмотрев на сердцебитку. Её взгляд прожёг ему висок, но в следующее мгновение на Нину налетел Джеспер, и ей пришлось проглотить возмущение.
    Каз и сам не до конца понимал, почему не может позволить себе видеть раненую Инеж. Он не хотел трястись над её самочувствием, чтобы команда не осознала, насколько весь его план зависел от умений Призрака, но это была не единственная причина…
    Размышления прервал глухой стон из-за стены, за которым последовало мрачное позвякивание цепей. В соседней каморке содержался фьерданец. После того как Джес нарядил его в кандалы, Хельвар доставлял проблемы разве что своей зелёной физиономией, если его одолевала морская болезнь.
    Когда стон повторился, Бреккер сжал монетку в кулаке и ударил по стене в надежде, что фьерданец придёт в себя и заткнётся, но это не помогло. Дрюскель принялся издавать протяжные звуки, похожие на тоскливое рычание, и Каз не выдержал.
    Отшвырнув пальто, он вскочил, подхватил трость и вломился к Матиасу. От крепкого пинка дверь врезалась в койку с громким лязгом, но фьерданец всё равно не проснулся. Он метался и дёргался, вжимаясь в тонкий матрас, и глухо стонал. Должно быть, снилась очередная схватка в Хеллгейте, в которой он проигрывал.
    — Просыпайся, Хельвар! — Каз повысил голос и чувствительно ткнул спящего в бок наконечником трости.
    Вместо того, чтобы проснуться, Матиас зарычал и так резко перевернулся на спину, что с его огромного тела сползло скомканное шерстяное одеяло. Закованные руки рванулись вверх, будто собираясь схватить за горло кого-то, нависшего сверху.
    Зрелище было настолько жутким и нездоровым, что Каз подумал, не тронулся ли фьерданец рассудком. В конце концов, керчийские тюрьмы строились не для слабонервных охотников на ведьм. Дрюскель был необходим для дела в трезвом уме и твёрдой памяти, поэтому Каз поспешил прекратить пытку: вцепился Матиасу в плечо и принялся немилосердно трясти. Склонившись прямо к уху, Бреккер рявкнул так громко, словно пытался перекричать гул толпы в Клубе Воронов, а не тихое поскрипывание корпуса корабля:
    — Проснись!

    Отредактировано Kaz Brekker (2022-06-22 11:36:13)

    Подпись автора

    my heart is a fist drenched in blood

    +3

    3

    [indent] Матиас ненавидит Нину. Из-за нее все его беды, из-за нее Джель отвернулся от него, из-за нее он потерял все и оказался в Хелгейте. Его обрили, бросили за решетку, а потом заставили биться. Сердце у него до сих пор кровью обливается от того, что он убил волков [как же там без него Трассель, не тоскует ли, не воет ли на луну, не понимая, где его друг и хозяин?], сердце у него кровью обливается при мысли о потерянных братьях, при мыслях о Фьерде, в которую он теперь никогда уже не вернется. И все это из-за его проклятой доверчивости, из-за того, что он поверил сладким речам Нины, позволил ей, проклятой дрюсье очаровать его. Что ж, он сам во всем виноват, это его грех и только его, так что ему и придется нести эту ношу. К счастью, признание собственной вины не запрещает ему желать мести и справедливости. Нине воздастся по заслугам, обязательно воздастся, потому что иначе и быть не может. Слишком велики ее грехи, слишком ярко горит в нем пламя ненависти.
    [indent] А еще ярче оно горит от того, что образ Нины терзает его в том числе и по ночам. Ему было бы легче, если бы изводила она его только при свете дня, но, увы, даже во сне он не знает покоя. Она все глумится над ним, насмехается, и голос у нее неизменно ласковый. Матиас ненавидит ее, он хочет ее убить и самые лучшие сны - это те, в которых она хрипит и бьется под ним, пока он сжимает пальцы на ее белой шее. Снись ему только они, он бы не мучился, но снятся ему и другие, самые настоящие кошмары, какими бы сладкими они не казались. От них он никакого спасения не знает, не может сбежать, вновь и вновь оказываясь во власти противной ему дрюсье. Что же ему сделать, чтобы она не мучила его больше, чтобы не терзала? Мало того, что из-за нее он теперь на корабле с бандитами и убийцами, которым должен помочь пробраться в свой дом, так еще и по ночам ему нет покоя. Нина во сне складывает свои полные губы в улыбку, смотрит на него из под ресниц, и за это он ненавидит ее еще больше, потому что сердце у него отзывается на это и сладко щемит.
    [indent] Нет, не должна она иметь над ним такую власть, не должна так мучить его. С рычанием он тянется к ней и еще не знает, что больше хочет сделать - сжать пальцы на ее белой шее или привлечь к себе. Как жаль, что он ненавидит себя в равно степени за оба этих желания. Матиас хорошо знает, что должен делать и чувствовать, пытается бороться с собой, но рядом с ней он не может быть спокойным, все лишь видимость. Будь проклят тот день, когда он встретился с ней, будь проклят тот миг, когда он поверил ей. Он не должен был, не должен! Нина смотрит на него и хохочет, скользит по его руке пальцами, будто бы нисколько не боится и шепчет его имя: идеальный фьерданский, будто бы она не из Равки, будто бы приличная фьерданка, но она дрюсье, ее беспутные глаза выдают, в которых пляшут злые и веселые огоньки. Он рычит и тянется к ней до тех пор, пока вдруг не чувствует толчок.
    [indent] -Что? Кто? - Хрипло рявкает Матиас, взмахивая руками и едва не заваливается куда-то, еще скованный со сна и не понимающий, где он и кто рядом с ним.

    +1


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » Pay you gold


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно