GEMcross

Объявление

Kaeya: — Нравится подарок? — Кэйа радостно заулыбался, не отпуская от себя Дилюка.

спасение утопа... утопцев
Shani & Geralt of Rivia

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » Gone fishin’, be back at dark-thirty


    Gone fishin’, be back at dark-thirty

    Сообщений 1 страница 30 из 457

    1

    Gone fishin’, be back at dark-thirty
    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/456/23842.png
    Oswald Rowley, Daniel Seymour

    Кто-то предпочёл бы работать один. Кто-то - чтобы его новый напарник не был мудаком. Но приходится иметь дело с тем, что есть, и не жаловаться.

    Отредактировано Daniel Seymour (2022-05-03 10:48:12)

    +4

    2

    Роули был раздражен. Впрочем, последнее время он пребывал на работе в подобном расположении духа всегда. Если ты был сержантом, практически без пяти минут лейтенантом, а теперь снова детектив - кто бы нашел тут повод для радости? А теперь еще у него на хвосте висел смазливый новичок. И с ним приходилось делить кабинет, машину, ответственность и черт знает что еще. Только что срать вместе не ходить, и то радость. Оз оказался к этому совершенно не готов. Он вышел из кабинета дяди, где получил очередной нагоняй, и сразу направился к своему кабинету, чтобы взять ключи от машины и еще пару личных вещей, а также на обратном пути заглянуть к дежурному офицеру и получить наряд на патруль. И, разумеется, прихватить нового напарника. Табличка на двери кабинета все еще гласила "Сержант О. Роули", вторая табличка с именем напарника отсутствовала. Освальд лично оторвал ее вместе с креплениями. Оторвать же свою не поднялась рука. Дядя Джерри сказал, что, когда у него появится новый напарник, обе таблички заменят заодно. А пока это издевательское напоминание о потерянном звании приветствовало Роули по три раза на дню, окончательно поганя настроение.
    Они выехали на задание - проследить за наркосделкой и задержать барыгу с поличным. Оз, разумеется, сидел за рулём - он никогда не доверял машину прошлому напарнику, и уж тем более не собирался доверять и новому. Тот, к счастью, сидел молча и не выеживался, но даже просто его довольная милая физиономия вызывала в Роули волну глухого раздражения.
    Оз помнил, как они познакомились. В первый день капитан Роули встретил новичка, подписывал с ним все бумаги и показывал участок, поэтому до Освальда они добрались лишь в обед. Детектив сидел в кафетерии в одиночестве и хмуро жевал свой бургер, заметив краем глаза, как к его столику кто-то направляется. И, судя по тут и там раздающимся "Доброго дня, капитан" и хриплому басовитому "Доброго" в ответ, в кафетерий пожаловал, наконец-таки, дядя Джерри. Оз был на него зол. За все время, что он работал в полиции, дядя не только никак ему не помог, но и наоборот драл с него три шкуры, заваливая работой больше, чем остальных коллег. Чтобы никто не подумал, что он предвзят к своему родственнику. Да, конечно, в результате вышестоящие начальники заметили рвение Освальда и количество закрытых им дел, проведенных расследований и пойманных преступников, и в итоге он получил повышение до сержанта в рекордные сроки, но... Но тот же дядя Джерри не вступился за него и позволил вновь разжаловать его в детективы после подставы его ублюдочного напарника. Да еще и, вместо сочувствия, постоянно твердил, что напарник у копа должен быть ближе брата, правая рука и все такое, и, будь Оз не таким заносчивым эгоистичным козлом, то заметил бы сразу, что происходит у него под самым носом. И получил бы повышение за поимку крота, а не пинка под зад за прикрывание и невольное пособничество этому самому кроту. Роули не мог простить ему, что дядя, кажется, говорил правду, когда Озу нужна была не правда, а поддержка. Он был унижен, раздавлен, и над ним ржала половина отделения. Как же,  с мудака Роули слетели погоны - чем не повод открывать шампанское? Услышать же, какое он дерьмо, от единственного человека в отделе, чье мнение для него было важным и авторитетным, Оз оказался совершенно не готов и уже которую неделю срывал на дяде зло.
    - Доброго дня, детектив, - пробасило почти над ухом, но Освальд демонстративно не поднял головы, продолжая жевать салат.
    - Капитан Роули, - вместо этого пробурчал он, быстрым движением руки отдавая честь и при этом не отрываясь от обеда. Оз был уверен, что получит за такое хамство дежурство вне очереди, но он был слишком раздражен. И дерьмовые выходные, полные стирки, уборки, нытья Мэнди и нравоучений Эдны, не добавили ему душевного спокойствия.
    - Детектив Роули, - услышал он в ответ. Судя по стальным ноткам в голосе, дядя разозлился, и Оз почувствовал удовлетворение. - Извольте прервать свою трапезу и познакомиться с вашим новым напарником. Детектив Сеймур, прошу меня извинить, у меня есть кое-какие дела. Детектив Роули введет вас в курс дел.
    Оз, глядя на улыбчивую физиономию блондинистого новичка, почему-то был уверен, что тот ждёт от него милое "Добро пожаловать в наш департамент", будто приветливые фразочки могли бы как-то сгладить то дерьмо, что тут происходило. И этому он не мог подобрать определения. Самым цензурным, что Оз мог бы произнести в присутствии дочери, стало бы "фиаско". Но сейчас на языке вертелись только те синонимы, которые бы запикали в любой передаче с рейтингом ниже "18+". В итоге он только нервно передернул плечами и хмыкнул, выражая свое отношение к ситуации. И провел пальцем по уголку губ, вытирая кетчуп. Если он и раньше терпеть не мог напарников, и как оказалось, не зря, то на что дядя надеялся, подсовывая к нему нового? Что Оз резко воспылает к нему любовью?
    В довершение всего оказалось, что детектив Сеймур перевелся не просто из другого участка, но даже и из другого отдела в этом участке, и никогда не работал с бандами и наркотиками, а потому все ему приходилось объяснять с нуля, как гребаному сосунку, который вчера патрулировал улицы. Но при этом по званию он был таким же детективом, поэтому Оз не мог просто послать его к какой-то матери, и, хоть и рычал, но все же объяснял и передавал дела и свою огромную, как жопа носорога, мудрость. К чести напарника, тот внимательно слушал, запоминал и даже почти не тупил, и через пару недель Роули даже начал привыкать к этому хвосту.
    - Сидим тихо, не высовываемся, ждём, пока они обменяют товар на деньги. Камера все снимает. Как только обмен произошёл - быстро выскакиваем, пока эти мудаки не разбежались, ствол наготове, укладываем их мордой в пол, вы имеете право хранить молчание и вся херня, наручники и в машину, и только потом разговариваем. Вопросы есть? - спросил, глядя исподлобья, Оз, отыскивая в кармане пачку сигарет. Достал одну и быстро прикурил от маленькой зажигалки, расписанной всякими скелетами в духе мексиканского дня мёртвых. Понятия не имел, сколько придётся тут сидеть и пялиться в одну точку, и курение было одним из способов убить время. И успокоить расшатанные нервы.

    +3

    3

    Возможно, то, что его новый напарник оказался на редкость неприятным человеком, было даже к лучшему. Конечно, Дэниел надеялся, что им удастся поладить, когда только перевелся в отдел и познакомился с Роули. Несмотря на то, что тот не выказал особого радушия при первой встрече, Дэниел не спешил делать выводы, даже когда другие коллеги стали рассказывать ему о том, какой его напарник мудак, и сочувствовать. Он хотел составить собственное мнение и честно пытался сделать первый шаг, думая, что Освальд, возможно, просто такой закрытый человек. Но закрытым тот не был, он в самом деле был мудаком. Не то, чтобы это было проблемой, Дэниел не расстраивался от того, что напарник не особенно рад ему и разговаривает сквозь зубы, но не мог не думать о том, что это может стать помехой в работе.
    Они с Джо понимали друг друга без слов. Лучшего напарника было не найти. Сеймур и не думал, что на новом месте ему удастся найти замену погибшему другу, да и не хотел этого, но не ожидал и такого упрямого неприятия. Освальду даже говорить не нужно было, что он предпочел бы, чтобы никакого напарника у него не было, это было понятно по выражению его лица. Мина, от которой цветы вянут и плачут младенцы. Один раз, то был его второй день в участке, Дэниел подсел к нему во время обеда, пытался шутить и вывести на разговор, но быстро смекнул, что ему не рады, и больше не донимал. Теперь он обедал в компании других коллег, с которыми очень быстро сдружился, и не испытывал никакой неловкости, что его напарник сидит в одиночестве, потому что то был его выбор. Когда его спрашивали, как работается с Роули, он пожимал плечами, говорил "нормально", потому что, в принципе, все так и было. Да и обсуждать было нечего, не жаловаться же, что с ним не хотят дружить, будто в начальной школе.
    Что было хорошо, это то, что Дэниел знал теперь, что не привяжется к новому напарнику так же как к прежнему. Он не был уверен, что когда-нибудь переживет потерю Джо, и не был мазохистом, чтобы рисковать снова. С Освальдом, конечно, такое было невозможно. Но и портить с ним отношения Сеймур не собирался. Каким бы ни был напарник, а они все же несли друг за друга ответственность, и со своей стороны он не собирался этим пренебрегать. Поэтому он и ходил за Роули, пусть тому это и не нравилось.
    - Вопросов нет, - ответил он, постукивая пальцами по сидению рядом со своим бедром. Он знал, что Роули не по душе, что он перевелся из другого отдела, но все же дилетантом Сеймур не был. И, глядя на свой послужной список, был уверен, что ему точно есть, чем гордиться. Но что-то доказывать этому человеку, которому, в общем-то, было все равно, он не собирался.
    Молчание угнетало, но прерывать его он не спешил. "И так будет каждый день?" - думал он. Голова его была откинута назад, отчего могло показаться, что он вот-вот задремлет, но он следил за улицей, отвлекаясь только на свои мысли. Он размышлял о том, что ему было бы комфортнее с другим напарником, который не был бы таким эгоистичным мудаком, но он не мог попросить, чтобы его прикрепили к кому-то другому. Во-первых, тем самым он бы показал себя слабаком, а Дэниел себя слабаком не считал. Во-вторых, обратись он с такой просьбой к капитану Роули, который был дядей Освальда, не ясно, как бы он отреагировал. Скорее сделал бы жизнь Дэниела невыносимой. А вот остальные коллеги не осудили бы его. Но, конечно, основная причина, почему он никогда бы не пошел первым просить, чтобы его избавили от Роули, была в том, что он не смог бы потом каждый день ходить мимо него и не чувствовать себя тварью. То, что сам Роули совсем не переживал, что его поведение выглядит по-скотски, аргументом не было.
    Последовав примеру Освальда, он вытащил пачку сигарет, но не нашел зажигалки. Немного повозившись, обшарив карманы, повернулся и спросил:
    - Не поделишься зажигалкой?

    +2

    4

    Оз понятия не имел, как работают в убойном, но предполагал, что детективы целыми днями пялятся на трупы и улики, а уж потом, если через месяц-другой разберутся, кто виноват, то спокойно вызовут преступника как будто бы на дачу показаний или что-то вроде, а потом задержат прямо в участке. И уж точно они целыми днями не бегают по улицам с пушкой наперевес, ловя всяких утырков. В ОБН же все было совсем иначе. Мелкой шушеры, за которой нужно гоняться, оказывалось не в пример больше, как и трупов, потому что обычно вместо одного бытового убийства детективу доставалась сразу горка трупов и один сверху в результате разборок между двумя бандами, не поделившими рынок сбыта. Да, отдел по борьбе с бандами и наркотиками был тем местом, где можно было насмотреться на кучу дерьма, но чаще предварительно это дерьмо нужно было ещё и поймать. Вот как сегодня. Однако улица была подозрительно пуста, и Роули начал было подозревать, что их наводка оказалась ложной.
    Он все гадал, почему новичок перевелся из более престижного и чистенького убойного к ним. Захотел переехать в город ангелов, а тут не было вакансий в убойном, и пришлось брать, что дают? Роули, конечно, мог бы спросить, но не для того он две недели методично демонстрировал,  что ему плевать на Сеймура, чтобы теперь вдруг начать интересоваться его жизнью и мотивацией. Да он скорее откусил бы себе язык, чем начал трепаться с ним за жизнь.
    Сеймур раздражал. Он то ерзал, то барабанил пальцами по сиденью, то и вовсе выглядел так, что ему все похер, и он сейчас захрапит. На улице и правда была жара, в машине работал кондиционер, но солнечные лучи все же поджаривали Освальду плечо и заставляли прищуривать левый глаз. А вот Сеймуру все было нипочём - Роули своей тушей создавал для того прекрасную тень.
    Хотя бы вопросов у напарника не было. Это означало, что они могли бы посидеть в блаженной тишине и не ебать друг другу мозги. И Оз мог бы спокойно покурить.
    Правда, когда он увидел, как Сеймур тоже достал пачку сигарет, оторопел слегка, удивлённо приподняв брови и ещё сильнее прищурившись. Напарник выглядел этаким живчиком и зожником, в отличие от самого Роули, по двудневной щетине и угрюмой роже которого было явно заметно, что он не трезвенник и не любитель ложиться спать в девять. Поэтому Озу даже и в голову не пришло предложить напарнику сигарету, и теперь он почувствовал, что поступил некрасиво. Они не были, и даже примерно не могли быть друзьями, но угостить напарника сигаретой Роули было не западло, он просто действительно за эти две недели не видел, чтобы Сеймур курил.
    Впрочем, скорее всего, курил он редко, потому что зажигалки у него не оказалось. Ну или он успел её где-то просрать, что говорило о напарнике как о полнейшем распиздяе, а у Роули успело уже сложиться о нем обратное впечатление, и по одному случаю с отсутствием зажигалки Оз не хотел менять его.
    - Не вопрос, - Роули протянул руку, передавая напарнику зажигалку, но она была достаточно маленькой, а руки у Оза от этой жары уже вспотели, как и у его напарника, поэтому они лишь неловко мазнули друг друга по пальцам, а маленький яркий прямоугольник ухнул куда-то вниз в район рычага коробки передач. А ещё через секунду они смачно стукнулись лбами, одновременно попытавшись наклониться за ней.
    - Твою ж мать, - выругался Оз, потому что перед глазами пронёсся настоящий фейерверк искр. Правда, когда он сфокусировал взгляд и повернулся к напарнику, то заметил у того на виске кровь. Кажется, он слегка рассек Сеймуру бровь своим черепом. Почему-то в голову пришла мысль, что, когда их увидят коллеги в участке, подумают, что эти двое наконец не выдержали и начистили друг другу рыло. Всегда можно было, конечно,  сказать, что это подозреваемые оказали сопротивление при задержании...
    Наверное, Сеймур очухался раньше, чем Роули, потому что, пока Оз снова поворачивался к лобовому стеклу, напарник уже бросился к двери и выскочил из машины, на ходу выхватывая ствол. Освальд бросился следом, мысленно чертыхаясь, как можно было так отвлечься и проморгать сделку из-за гребаной зажигалки.
    Рванул он не хуже заправского спринтера, но по такой жаре хватило его ненадолго, сигарета потерялась где-то на первой пятёрке метров, а на второй он был уже весь в поту и лишь беззвучно матерился,  чтобы не сбить дыхание. Потому что и барыга, и его клиент заметили их слишком уж шумный выход и дернули в разные стороны.
    - Стоять, ОБН! - Заорал Роули, естественно, побежав за дилером и оставив напарнику более легкую и безопасную цель.

    +2

    5

    Сигарета выпала из рук. Он не сразу почувствовал боль. Дотронулся пальцами до ушибленного места и удивился, обнаружив на них кровь. Посмотрел в зеркало, но вместо своего отражения глаз зацепился за происходящее снаружи. Дэниел выскочил из машины на чистом инстинкте, вытаскивая пистолет из кобуры. Вместо того, чтобы замереть на месте и поднять руки вверх, как им было велено, эти идиоты пустились бежать.
    Роули кинулся за дилером, Дэниел - за его клиентом. В убойном отделе ему приходилось бегать, но не слишком часто. Как правило, они расследовали преступления постфактум, а не гонялись за преступниками во время его совершения. Впрочем, это не значило, что он не был в достаточно хорошей форме, - занятиями в спортзале Дэниел не пренебрегал. В Сан-Диего он ходил в зал "для полицейских". Конечно, это был обычный спортивный центр, куда мог записаться любой желающий, но для служителей закона городские власти предоставляли льготные условия. В новом городе он пока не освоился, но знал, что при участке тоже есть какой-то зал для своих.
    Парень, которого он преследовал, не оборачивался. Дэниел пожалел, что надел туфли, а не кроссовки, но не отставал. Кровь заливала глаз, он размазывал ее ладонью по лицу. Стрелять, когда одним глазом едва ли что различаешь, он не рискнул. Парень нырнул в проулок. Дэниел за ним, перепрыгнул через перевернутый мусорный бак. Тот снова свернул, явно зная, куда направляется. Еще несколько поворотов в этих тесных улочках, и преследуемый скрылся из вида.
    - Черт! - выругался Сеймур, понимая, что упустил его. Он остановился в начале узкого длинного прохода между домами, понимая, что добежать до ее конца парень просто не успел бы, значит, каким-то образом нашел другой путь. Дверей с этой стороны улицы не было, несколько окон находились слишком высоко от земли, чтобы влезть в них, если, конечно, тот не был спайдерменом. Преступник как будто сквозь землю провалился, но скорее всего просто лучше знал окрестности, чем полицейский, который еще толком не освоился в городе.
    Он вернулся к машине. Роули еще не было. На автомате бросил взгляд на часы. В бардачке нашлась пачка бумажных салфеток. Он кое-как умылся остатками газированной воды, нагревшейся на солнце. Приложил салфетку к брови - рассечение было небольшое, но кровить не переставало.
    Дэниел догадывался, что Освальд, если не выскажет ему, то без слов даст понять, что толку от него мало и что он предпочел бы работать один, чем с таким напарником. Конечно, Дэниел уже не воспринимал это на свой счет, понял, что тот реагировал бы так на любого напарника. Но сейчас он в самом деле накосячил, а получать заслуженно всегда больнее. Он откинулся в кресле и выдохнул. Плевать.
    Салфетка быстро пропиталась кровью. Он сменил ее на другую. Снова посмотрел на время. Прошло две минуты. Внезапная тревожная мысль нарушила его спокойствие. А что если? Какова вероятность, что наркоторговец пришел на сделку без оружия? Он не позволил себе провалиться в воспоминания того дня, когда Джо подстрелили, и удариться в беспочвенную панику тоже. Но вышел из машины, на этот раз закрыв все окна и заблокировав двери, и направился в ту сторону, куда не так давно побежали Роули и дилером.
    Он шел наугад, понимая, что лучше бы вернуться к машине и ждать, чем петлять в этих улочках, надеясь столкнуться с напарником. Дэниел достал телефон, собираясь позвонить ему, но все не решался нажать на кнопку вызова. Что он скажет, когда Освальд ответит? Я переживал, что с тобой могло что-то случиться? Тот поднимет его на смех и покрутит пальцем у виска. Плевать, подумал он, решив все равно позвонить. Но тут до него донесся звук выстрела, а после настала оглушительная тишина. Дэниел бросился туда, откуда, как ему казалось, раздался звук.
    В тот день, когда Джо погиб, они с Дэниелом возвращались с выезда в участок, когда услышали по рации запрос о подкреплении. Перестрелка. Они были в двух кварталах, оставили свои бургеры на заднем сидении и поехали по незнакомому адресу, не до конца понимая, с чем именно столкнутся, но готовые к любой ситуации. Специфика работы. После, в рапорте, он написал, что не видел, как это произошло. Они вошли в здание вместе, и вышел Дэниел на своих двоих, а Джо в пластиковом пакете.

    Отредактировано Daniel Seymour (2022-05-09 13:42:47)

    +2

    6

    В ОБН, к сожалению, приходилось много бегать. И много стрелять. И если со вторым у Роули не было никаких проблем, то первое все чаще начинало его напрягать. Когда он был простым патрульным, он был молод, только после академии, и его тело могло выносить такие нагрузки, которые теперь ему не снились. Сейчас же Роули раскачался, заматерел, и такой тяжеленной туше уже не так просто было демонстрировать гребаный паркур,  а погоня развивалась в лучших традициях боевиков - дилер, удирая, скидывал все на своём пути под ноги преследователя. От стоящих велосипедов до непонятных коробок и ящиков, которые в изобилии громоздились на задних дворах домов. Оз просто ненавидел за это беднейшие кварталы - они были набиты всяким хламом. Но где ещё будет барыжить наркодилер, как не в сраном гетто? Вряд ли подобная сделка могла бы состояться на главной улице посреди Эл-Эй. Впрочем, преследовать преступника в толпе людей, которыми был всегда забит центр города, да ещё и через, к примеру, шестиполосное шоссе, точно было бы не легче.
    К тому же, последнее время Оз стал чаще курить, и теперь его подводила дыхалка. И все это усугублялось удушающей жарой. Поэтому он понял, что безбожно отстаёт, и у него не осталось другого выхода, кроме как сыграть на хитрость и срезать. Этот район Роули знал, как свои пять пальцев. Тут жила пара ребят на условном сроке, за которыми он надзирал и периодически являлся с проверкой, к тому же, будучи патрульным, он довольно часто объезжал именно этот район. Да и сейчас сюда вызывали частенько, потому что всякие барыги любили это место.
    Оз надеялся, что, когда он станет сержантом, бегать ему придётся меньше. Так и случилось, и он, признаться, слегка расслабился и стал забивать на физподготовку. А там и до лейтенанта, учитывая его безупречную службу и количество работы, которой его заваливал дядя, было недалеко. Ещё немного, и Роули совсем бы перестал носиться по улицам, оставив эти глупости молодняку, а сам бы сидел с важным видом в кресле и отращивал пивной живот. Но в итоге в тридцать четыре года он снова оказался детективом и вынужден был, как какой-то сопляк, бегать за всякими утырками. И любви к ним ему это ой как не добавляло.
    Оз свернул и кинулся в проулок, надеясь, что верно угадал, куда именно бежит дилер. Потому что если нет... он так и так бы его не догнал, потому что уже выдохся и был мокрым от пота до трусов. Пробежал ещё немного, а потом сбавил шаг и достал ствол. И осторожно двинулся вперёд, прислушиваясь.
    Гада он увидел, когда тот вывернул из-за угла ему прямо навстречу. У того в руках тоже была пушка. И этого было достаточно. Оз знал, что у него секунда - и дилер либо сбежит туда, откуда вышел, и Роули больше его не увидит, либо пристрелит его. Поэтому он выстрелил первым.
    Что бы кто ни думал о характере Оза, он вовсе не любил стрелять в людей. Но ещё больше он ненавидел, когда люди стреляли в него. Один раз он промедлил по молодости и душевной доброте, а потом ему пробили бедренную артерию, и он чудом не истёк кровью. Повезло, что скорая была рядом, и что коллега смог наложить жгут, да ещё и затыкал рану пальцами. Теперь, хоть и не любил, но тем не менее в людей Роули стрелял. А то, что у преступника была пушка, оправдывало применение оружия.
    Он попал, не даром был чемпионом отделения. Парень заорал и выронил ствол, тряся окровавленной рукой. Правда, метил Роули в предплечье, а попал в плечо, но большой разницы тут Оз не видел. Он медленно пошёл вперёд с пушкой в руке, крикнув преступнику не двигаться, но тот, кажется, и не собирался - скулил, размазывая кровь и сопли по лицу, и пытался хватать второй рукой раненую, видимо, не очень понимая, зачем. Роули пнул его пушку, отбивая в сторону, чтоб тот не дотянулся, после чего повалил на землю и надел наручники, при этом изрядно перемазавшись в крови. Похоже, он тоже задел парню какой-то крупный сосуд. После чего развернул барыгу на бок и принялся расстегивать его ремень, практически усевшись сверху.
    И в этот момент из-за угла показался Сеймур. Один, без задержанного. Зато с окровавленной салфеткой и телефоном в руках. На лице, хоть он явно и вытирался, все равно остались разводы от крови, что свидетельствовало об интенсивности кровотечения из рассеченной брови.
    - Ушёл? - устало и хрипло после долгого бега спросил Оз, но по лицу напарника и так было видно, что да. Вопрос оказался риторическим. Роули намеренно не спросил "упустил?". Он не хотел обвинять, хоть внутри и росло глухое раздражение. Проблема была не в Сеймуре как таковом, а в целом в том, что парень из убойного, да ещё и из другого города, не подходил для этой работы. Лощеный хер в туфлях совершенно не был предназначен для ловли нариков, и дядя должен был это понимать, давая ему подобного напарника. Видимо, он хотел совсем угробить карьеру Оза, потому что за проеб одного отвечать им обоим, в этом и была суть командной работы, которую дядя Джерри пытался ему донести.
    Роули выдернул ремень из брюк преступника и принялся затягивать на его руке, изображая жгут. Все вокруг уже было в крови, в том числе руки Роули, задержанный мудак трепыхался и скулил, а Озу просто хотелось, наконец, смочить саднящее горло и уйти с солнцепека.
    - Скорую вызови. И пушку в пакет, - прохрипел Освальд и, закончив затягивать жгут, тяжело поднялся с преступника.  Салфеток у него не было, и он просто вытер ладони об собственную рубашку, но это не сильно помогло. А потом подошёл к напарнику, который быстро выполнил его указания, но все равно выглядел бледным и каким-то расстерянным. Как будто увидел блядское привидение. Что сказать, он не знал, да и не особо представлял, должен ли вообще что-то говорить, или над истекающим кровью преступником два заляпанных кровью копа должны стоять в суровой тишине. Правда, тишины не было - барыга продолжал подвывать.
    - Ну, добро пожаловать в департамент, - хмыкнул Роули, догадываясь, о чем сейчас думает Сеймур. Он свою новую работу явно не так себе представлял, иначе бы остался на своём прежнем теплом местечке.

    +2

    7

    Сеймур промолчал, хотя его уже изрядно подбешивало, что Роули то ли специально делал вид, что не в курсе, что его напарник не первый год работает в полиции, то ли в самом деле считал его недоумком. Он бы, может, и сказал ему, что вовсе не обязательно объяснять элементарные вещи, но уже пообещал себе, что не будет реагировать. Тем более, если бы он сказал что-то сейчас, то получил бы справедливое обвинение в том, что упустил преступника, и выходящее из этого следствие: выполняй указания и не косячь.
    Его волнение ушло бесследно и он тут же забыл, что еще пару минут назад беспокоился об этом зазнавшемся выпендрежнике.
    Добро пожаловать в департамент. И что бы это могло значить? Неужели Освальд думал, что произошло что-то, что могло его шокировать? Дэниелу приходилось видеть и менее приятные картины, чем рядовое пулевое ранение. Как-то он нашел голову в корзине с грязным бельем, и ничего, его желудок выдержал. Собирать людей по частям было обычным делом в убойном, особенно в тот год, когда в Сан-Диего орудовал маньяк, охотящийся исключительно на девушек с длинными волосами. Это было одно из дел, которые Дэниел воспринял очень близко к сердцу, потому что большинство жертв даже не достигли совершеннолетия. Так что истекающий кровью наркоторговец, который скулил от боли и оправдывался, как будто это могло ему помочь, точно не мог нарушить его душевное равновесие.
    Хотел ли Роули его специально разозлить? Ведь, будь его воля, он бы вообще ничего не объяснял. Может, хотел, чтобы Сеймур попросил о другом напарнике? Что ж, если так, то в эту игру можно было играть вдвоем. Дэниел был уверен, что у него куда быстрее получится вывести Роули из себя. Кажется, у большинства людей это выходило без особых стараний, а если подойти к делу методично, то Роули сам не выдержит и взвоет, чтобы его избавили от нового напарника. Конечно, Дэниел рисковал получить от него в морду, но это его совсем не пугало.
    Коллеги говорили, что его дядя, капитан Роули, многое спускает ему с рук, и, в целом, Освальд не гнушается использовать свои связи. Но пока у Дэниела складывалось впечатление, что капитан его наказывает. И, наверное, было за что. Но за что же наказывали Дэниела?
    - Пока ждем скорую, я схожу возьму что-нибудь перекусить, - сказал он беспечно и ушел.
    Где-то поблизости должен был быть фургончик с хотдогами, он был уверен, что видел его. Но Дэниел намеренно не спешил, а когда вернулся, держа в каждой руке по хотдогу, Роули уже общался с сотрудниками скорой помощи и заполнял бумаги. Их было двое - мужчина, который был занят с напарником, и девушка, оказывающая первую помощь пойманному преступнику. Дэниел улыбнулся ей. Она улыбнулась в ответ и слегка смутилась. Он спросил, нужна ли ей помощь. Она отрицательно мотнула головой и предложила осмотреть его рану. Кровь уже не заливала ему глаз, да и боли он больше не чувствовал, только пощипывание от соленого пота, так что он отказался, пошутив, что позже наденет пиратскую повязку, так что пластырь ему не нужен. Она посмеялась над этой шуткой громче, чем та стоила, смутилась еще больше и отвела взгляд.
    Дэниел решил больше не вгонять ее в краску понапрасну. Он подошел к Освальду и поднял перед ним оба хотдога, изображая руками чаши весов.
    - С горчицей или без? - предложил он.
    Что Дэниел уяснил для себя наверняка - это, что Роули не любит, когда пересекают его личные границы. Причем, за это считалось почти все, что предполагало обыкновенное взаимодействие. В чем была его проблема, Сеймур не знал, но предполагал, что тот просто считает себя лучше других. В каком-то смысле это было так, никто не спорил, что Роули - самый меткий стрелок в участке, у него хорошая статистика по раскрытию дел, но вряд ли это оправдывало такую степень заносчивости. Возможно, ему как раз не хватало кого-то, кто доставал бы его и нарушал границы. Дэниелу было интересно, что напарник сделает раньше: начнет драку или напишет прошение капитану. Он поставил себе цель добиться и того, и другого. Ему больше не хотелось целыми днями молча ходить за этим недовольным типом, изображая пятое колесо на телеге.

    Отредактировано Daniel Seymour (2022-05-09 13:42:12)

    +2

    8

    Видимо,  поздравление с боевым крещением на новом месте не пришлось Сеймуру по вкусу. Рожа у него была такая, будто он раздумывает, дать Роули в морду левой или правой. А то,  что нужно дать, не вызывает сомнений. Оз нахмурился. Нет, ему, конечно, больше нравилось, когда никто не полоскает ему мозги, но он уже привык, что всем плевать, и они продолжают полоскать. Например, его прошлый напарник буквально не затыкался и постоянно нёс всякую чушь. Да и многие коллеги в участке этим грешили. Да и сам Сеймур в первые дни буквально атаковал его своей болтовней. Потом, конечно, он стал задавать вопросы только по существу, но их все равно хватало. Поэтому молчание сейчас казалось Роули непривычным и странным. Даже подумал, грешным делом, что слишком сильно треснул напарника по голове. Ну или ему напекло солнышком.
    - Точно напекло, - решил Роули через пару минут, когда его новоявленный напарник просто взял и свинтил за едой, оставив Оза одного разбираться со всем этим дерьмом. Роули был в таком шоке, что даже возразить не успел. Поэтому ему оставалось только материться вслед удаляющейся спине напарника.
    - Вот мудила, - бросил Роули, пытаясь ещё сильнее оттереть ладони от крови, прежде чем лезть в карман за телефоном. Он ведь дал указания только про скорую, и этот идиот ровно это и сделал. Ему и в голову не пришло вызвать патруль. А если промедлить с этим, придётся задерживать скорую, ведь не могут они отпустить преступника одного с врачами, ему нужна охрана.
    К тому моменту, как приехала скорая, Оз успел окончательно вспотеть и возненавидеть весь мир. К тому же телефон он все-таки заляпал. Поэтому первым делом выпросил у парамедиков воды, чтобы смочить горло,  и влажные салфетки, и хоть немного оттер руки и мобильный. Гнев слегка начал утихать, Роули нашёл, наконец, место в тени от машины скорой и с комфортом расположился, заполняя бумаги, когда Сеймур соизволил-таки вернуться. Что удивительно, с двумя хотдогами.
    Но вместо того, чтоб помочь напарнику, Сеймур принялся флиртовать с медсестрой. Роули недовольно закатил глаза. Он и сам непрочь был бы закадрить красивую телку, только старался разделять работу и личное. Поэтому эти игры в пирата его изрядно выбесили... Но не настолько, чтобы отказываться от еды.
    - С горчицей, - буркнул недовольно и взял хотдог, радуясь, что все же смог очистить руки, и не придётся жевать булку вприкуску с чужой кровью. Хотя под ногтями она явно осталась, поэтому старался держать еду аккуратно, за бумажный пакетик.
    - Вместе со скорой надо вызывать патруль. По умолчанию. Да и без скорой тоже. Или ты планировал посадить его в нашу тачку и предложить подвезти? - Оз, конечно, мог бы наехать, но сейчас он слишком устал, поэтому просто ворчал, но без крика и даже намёка на агрессию. Дать друг другу по морде они всегда успеют, без лишних свидетелей в виде скорой и барыги.
    Больше ничего сказать Роули не успел - послышались звуки сирены, и во дворе показалась патрульная машина.
    - Пойди сдай его, - предложил Оз, удивляясь,  какого черта у него пропал командный тон, и это прозвучало как просьба. В конце концов, Роули заполнял бумаги для скорой, так что все честно, надо делиться, теперь очередь Сеймура. В принципе, они были равными по званию и напарниками, и если разобраться, то отдавать приказы Оз права не имел, но первые дни пользовался этим, поскольку давно работал в этом отделе и этом участке,  и новичку нужно было время разобраться. Теперь же он решил - хватит. Если он и дальше будет только раздавать указания, Сеймур так и не начнёт думать своей головой. А ему все-таки нужен был напарник, а не марионетка.
    Точнее, не то чтобы напарник был ему нужен, комфортнее Озу всегда было одному. Но он не мог в одиночку и бандитов скручивать, и скорую вызывать, и за едой бегать. Поэтому решил, что раз уж наличие напарника являлось неизбежным злом, нужно попробовать извлечь из этого пользу. Они не обязаны быть друзьями и даже приятелями. Но кооперация в работе не повредила бы, как и лишняя пара рук.

    +2

    9

    Он не помнил, чтобы они с Джо когда-нибудь вслух проговаривали, кто что должен сделать. Даже в то время, когда только начали работать вместе, они понимали друг друга без слов. С Роули такое никогда не сработало бы, даже если бы они оба очень постарались, сели напротив и пристально смотрели друг другу в глаза, пытаясь прочесть мысли. Возможно, его башка была сделана из чего-то, что блокировало "телепатическую связь". По ощущениям она была чугунной.
    Сеймур отдал один хотдог, сразу куснул от второго. На замечание не ответил, продолжил жевать. Без горчицы хотдог был суховат, так что он, кивнув на просьбу, выкинул половину в мусорный бак на пути к патрульной машине. Парень, которого он вел, держа за здоровую руку, не сопротивлялся и уже перестал скулить. Вероятно, присутствие медиков его успокоило, а вот наедине с суровой рожей Роули ему явно было тревожно.
    Он передал дилера коллегам, которые погрузили его в скорую. Один из них остался внутри, другой должен был ехать следом. На вопрос, этот ли ему рассек бровь, Дэниел не сразу сообразил, что речь о задержанном, покосился на напарника. Потом понял.
    - Нет, - усмехнулся он. - Сам постарался.
    Патруль уехал. Они с Роули вернулись к машине. Роули ничего не говорил по поводу того, что Сеймур упустил парня, хотя теперь, когда все было почти позади, если не считать бумажную работу и предстоящий допрос, было самое время. Конечно, сам поднимать эту тему он бы не стал. Если Роули решил промолчать или не считал это достойным обсуждения, то ради Бога. Так было даже лучше. Но, конечно, изначально они рассчитывали поймать и клиента тоже, он мог стать ключевой фигурой для текущего, более крупного, расследования.
    Дэниел подумал, что, возможно, стоит поискать этого парня в базе. Он довольно хорошо рассмотрел его лицо, так что, если тот когда-нибудь попадался в один из местных участков, была вероятность, что он его узнает.
    Он закинул пакет с оружием, изъятым у преступника, в бардачок. И сразу же включил радио, не спрашивая, не против ли водитель. На первой станции, которая ему попалась, крутили кантри, он сразу же переключил. И снова. И снова. Пока не наткнулся на какую-то кельтскую балладу. Он не слушал фолк, но решил, что стоит оставить. В том, что фолк нравился Роули, он сильно сомневался.
    - Почему ты никогда не ходишь в бар с коллегами? - спросил он, снова начав барабанить пальцами по сидению, но на этот раз в такт музыке. Конечно, он знал, почему Роули не бывает на традиционных пятничных вечерах в излюбленном их участком баре - его не приглашали. Но ему было в самом деле интересно, как он ответит на этот вопрос, если вообще соизволит ответить. - Или ты совсем не пьешь?
    В это он совсем не верил. Не то, чтобы у Освальда на лице отпечатались последствия пьянства или от него воняло перегаром на работе, но он точно не выглядел трезвенником. Сам Дэниел не был большим поклонником алкоголя, в том смысле, что давно нашел свой напиток и предпочитал не изменять ему. Если не считать бутылочное пиво, он всегда пил только джин тоник, в идеале бэзил. И свою норму прекрасно знал. Если хотел сохранить ясный ум и воспоминания на следующее утро, то на четвертом стакане следовало остановиться.

    Отредактировано Daniel Seymour (2022-03-06 00:20:50)

    +2

    10

    Хотдог для купленного в паршивом районе оказался очень даже ничего. Хотя Роули не был привередливым и, когда был голоден, мог сожрать что угодно, что хоть немного вкуснее подошвы. Хотя даже и её можно съесть, если добавить немного горчицы. Так или иначе, напарник его не только накормил, но и без лишних вопросов согласился оформить задержанного, отчего Оз пришёл в немного более благодушное настроение. Он стоял в тени, опершись спиной на стену ближайшего дома, и уплетал свою еду, сделка прикрыв глаза. Ещё бы чего-нибудь попить, и был бы вообще рай. Особенно чего-то крепкого. Но чего нет, того нет.
    Когда скорая и патруль, наконец, уехали, увезя с собой барыгу, Сеймур вернулся, и они молча побрели к машине. Оз влез как можно аккуратнее, чтобы не испачкать салон, и повёл машину назад в участок. Роули нравилось, как они шли до машины в полной тишине, и ехать он хотел бы так же, но Сеймур почти сразу включил радио. Оз слегка скривился, но виду не подал. Решил, что если напарник оставит что-то вроде Джастина Бибера, то сразу же узнает все, что Роули о нем думает. Но Сеймур оставил какой-то мутный фолк, и Оз решил промолчать. В принципе, он не был противником музыки, и фолк был не самым плохим вариантом.
    По крайней мере, не будет неловкой тишины, которую напарник кинется разбавлять тупой болтовней. Вроде бы они заняты - слушают музыку, и все прекрасно.
    Только вот не тут-то было. Сеймур принялся стучать пальцами, здорово раздражая, а потом ещё и задал вопрос. Оз покосился на него - максимально, как мог, чтоб не отрывать взгляда от дороги.
    - Для того, чтобы выпить, мне не нужна компания коллег, - бросил рассеянно, продолжая следить за дорогой. Неужели Сеймур пытался намекать, что Оза на этих встречах не очень и ждут? Или же наоборот это была попытка завуалированно пригласить его вместе выпить? Конечно, Роули подозревал, что новый напарник попытается набиваться ему в друзья, вроде бы это "нормально" и они все так делают. Но почему-то думалось, что в первые несколько дней новичок предпринял все свои попытки и усвоил, что ничего не выйдет. Но, видимо, Сеймур был упорным и не собирался так быстро сдаваться. Оз ощутил раздражение - он вовсе не пытался играть в недотрогу и заставлять за собой бегать. Он действительно не хотел пить с Сеймуром. Не то, чтобы он против него что-то имел, скорее... да просто он не хотел пить ни с кем. Хотя нет, с напарником особенно. Тот мог бы решить после этого, что у него есть шанс, и потом с удвоенным рвением продолжить к Роули приставать и набиваться в друзья. - А вообще я удивлён, что ты думаешь о выпивке именно сейчас. Неужели хочется отметить свое первое и сразу "удачное" задержание?
    Наверное, это было грубо. Возможно, это даже был удар ниже пояса. Но черт побери, Оз ненавидел проваливаться. Неудач в этом участке ему не спускали. Роули знал, что все коллеги будут злорадствовать и сразу решат, что это Оз проебался и упустил свидетеля. А дядя просто будет разочарован. Даже получив рапорт и узнав, что это Сеймур обосрался, он все равно скажет, что во всем виноват не новичок, а Оз - не сумел наладить командную работу с новым напарником, плохо его обучил и бла-бла-бла. Что бы ни сделал напарник, во всем в глазах всего участка виноват будет Роули. И эта мысль любви к Сеймуру ему никак не добавляла.

    Отредактировано Oswald Rowley (2022-03-07 05:22:42)

    +2

    11

    Дэниел напрягся и на пару секунд его пальцы замерли. Чего он, собственно, ожидал? Было бы наивно думать, что Роули так и будет молчать. Он только и ждал повода, чтобы ткнуть его носом в ошибку. Хотя насколько это можно было назвать ошибкой? Сеймур не страдал комплексом супермена и признавал без ущерба для своего эго, что он не обладает сверхспособностями. Не может всех спасти и поймать каждого преступника в городе. И Роули это, наверняка, понимал тоже. Нет, нельзя вестись на провокации. Дэниел выдохнул и снова застучал в такт музыке, как будто ничего и не было, а они вели самую обычную беседу.
    - Я не пытался пригласить тебя, - поспешил заверить он. - Просто было интересно, почему ты никогда с ними не ходишь, - он не сказал "с нами", неосознанно отделяя себя от остального коллектива. - Когда я прихожу в участок, ты уже там, когда ухожу - еще там. Кажется, никто больше не проводит на работе столько времени. При этом ни с кем не общаешься, вечно один, даже... - он хотел сказать, что даже капитана Освальд, казалось, избегал, но промолчал. И добавил только: - Это странно.
    На самом деле, Сеймур сам не так давно был одним из тех, кто практически ночует на работе. Почти каждый вечер он прощался с Джо, который после окончания рабочего дня спешил домой к жене, а сам оставался и корпел над кучей бумаг. Когда работы не было, придумывал ее себе, потому что дома ему почти нечем было заняться. Часто, если в расписании телепередач не было игр его любимых команд и если у него не было других планов на вечер, он спал на кожаном диване в своем кабинете. На новой работе он не оставался дольше, чем требовалось. Во многом потому, что не хотел оставаться наедине с Роули. Но дома он теперь не скучал, ему было чем заняться. В квартире, которую он наскоро снял, не особенно изучая местный рынок, у Дэниела шло собственное расследование. Он не просто так попросился именно в этот отдел, и теперь, получив доступ к материалам, которые раньше ему пришлось бы официально запрашивать и ждать минимум две недели, пытался найти каждого, кто был причастен к смерти его лучшего друга. Сеймур понимал, что это целая банда, и на то, чтобы уничтожить ее, может уйти много лет, но ему некуда было торопиться. Если бы об этом кто-то узнал, его бы, наверное, отстранили. В лучшем случае заставили снова пройти курс у психолога, пока она не подтвердила бы, что он готов к службе. В первые встречи она заставляла его проходить через минное поле различных вопросов, пытаясь вытащить из него то, что он старательно скрывал. Он прекрасно понимал, что если выдаст, насколько тяжело ему, хоть чем-то намекнет, что не успокоится, пока не увидит каждого члена этой проклятой банды за решеткой, то его не скоро допустят к работе. Он был уверен, что не выживет без работы.
    Трудоголизм никогда не влиял на его способность общаться с людьми, напротив, Дэниел старался поддерживать хорошие отношения с коллегами, раз проводил с ними большую часть своей жизни. Ему казалось, что это было бы логично для любого человека, потому что почти каждый проводит больше времени на работе, чем дома. Поэтому создать комфортные условия на рабочем месте ему представлялось очень важным.
    Роули определенно был другого мнения.
    - И я найду клиента, - уверенно сказал Дэниел. - Ты, кажется, постоянно об этом забываешь, но я давно не стажер. И это не первое мое задержание, - он дотронулся до раны над глазом, убедившись, что она подсохла и больше не кровоточит. В такую жару кровь быстро спеклась, образовав корочку, которую очень хотелось содрать. - И ты не первый мой напарник, - добавил он тише, но как-то жестче, сам не ожидая, что именно эта фраза прозвучит менее дружественно.

    +2

    12

    Если б Сеймур и правда не собирался никуда его приглашать, то ему бы и в голову не пришло, что Роули мог так подумать, чтоб начать оправдываться. Так и хотелось ответить язвительно, что жаль, а то он как раз подумывал согласиться. А ведь действительно, когда Оз в последний раз пил не один, а с кем-то? Пожалуй, когда только пришёл в участок. В принципе, Роули не имел ничего против приятельства, в колледже пить с другими студентами было даже весело, но... сейчас Оз проводил почти все свое время на работе, а тут его не любили. И всему виной было его родство с капитаном, а значит и зависть и подозрения в преференциях начальства. Роули даже несколько раз подумывал о переводе, но его останавливала Аманда. Он и так редко её видел, а перебраться в другой округ означало совсем потерять дочь.
    Между тем новый напарник, словно бы прочитав мысли Оза, тоже принялся рассуждать об одиночестве Роули. Разумеется, он уже успел заметить, каково отношение к Освальду в коллективе, но он считал нужным зачем-то это озвучить. Неужели месть за намёк на то, что Сеймур упустил клиента?
    Оз напрягся, сжав чуть сильнее руки на руле, но не подал вида, что эти замечания его задели. Роули всегда считал, что лучше быть одному, чем в плохой компании, но все же что-то в словах напарника не давало ему полностью насладиться своей правотой. Со стороны жизнеописание Оза звучало как-то жалко.
    Сеймур меж тем вдруг сменил тему, видимо поняв, что описывать, как дерьмово живёт его напарник, ему же самому - не очень хорошая идея, и переключился на неудавшееся задержание. Но потом его мысль снова свернула куда-то не туда, заставив Оза удивлённо приподнять брови.
    - Да, я понял, что я у тебя не первый, но ты не пытаешься меня никуда пригласить, хоть я и по-твоему очень несчастен и одинок, бла-бла-бла. Кончай уже эту голубизну, окей? - Роули не любил, когда с ним сюсюкались, и тем более пытались жалеть. Это временами приводило его в ярость, но сегодня он слишком устал, да и к тому же Сеймур не вызывал в нем ненависти. Оз видел, что он нормальный парень, вон даже хотдог ему принёс. Вся проблема Роули была в нем самом, и он не пытался искать других виноватых и вымещать зло на других людях. Да, он не мог напарника взять и полюбить, но все же обещал дяде, что будет с ним работать. Как можно более нормально.
    - Мы его найдём, я не сомневаюсь, - добавил спокойно, бросив взгляд на Сеймура. - Мы напарники, поэтому упустили его мы, и поймаем тоже мы. Только, блядь, купи кроссовки, и попробуй сам пару раз задержаться на работе. Тогда, может, эта чёртова поимка случится быстрее.
    Несмотря на кажущуюся грубость, прозвучало почти дружелюбно. Ну, по меркам Оза, конечно.
    - И найди, если тебе не сложно, зажигалку. Ты вроде бы так и не покурил.
    Роули очень боялся потерять подарок дочери, а потому собирался найти её сам, как только они доедут до места, так как на ходу не мог отвлекаться от дороги. Но потом решил, почему бы и не попросить напарника? В конце концов, он же для чего-то нужен и помимо работы. Пр крайней мере, так утверждал дядя Джерри.

    +2

    13

    Ничего удивительного в том, что Роули был еще и гомофобом, наверное, не было. Дэниел был уверен, что он не в курсе - просто не мог быть, но все равно покосился на напарника, пытаясь понять, с чего тот употребил именно это слово. Но понять, что у этого человека в голове - задача слишком сложная, да и не похоже было, что за этими словами что-то стояло. Если бы ему показалось, что здесь есть что-то личное, он бы скорее всего ответил, но Дэниел так не думал, так что решил промолчать. Не только на это, но и на все остальное, хотя, если не считать цитирования инструкций, это был первый раз, когда Освальд сказал ему столько слов и вроде бы даже без попытки задеть.
    Он пошурудил рукой под ногами и вытащил зажигалку из-под сидения. Курить ему больше не хотелось, да он и не любил дымить, когда машина на ходу. До участка они больше не обменялись ни словом. Дэниел скрестил руки на груди и снова откинул голову на сидение, полуприкрыв глаза. От баллад, почти колыбельных, играющих по радио, клонило в сон, но он не позволил бы себе уснуть на работе, только ушел глубоко в свои мысли. Дэниел точно не имел в виду, что считает Роули несчастным и одиноким, вовсе нет. Напротив, ему казалось, что Освальд как раз-таки очень доволен собой и своим положением.

    - Ох, кому-то сегодня досталось, - услышал Сеймур, как только вошел в участок. Он улыбнулся Розе, которую уже звал по имени, хотя следовало бы, наверное, соблюдать протокол. Иногда ему казалось, что она с ним флиртует, но потом он видел, что и с другими она общается так же. Но все равно старался не давать ей повода думать, что за его дружелюбием скрывается что-то большее. Он довольно часто попадал в эту ловушку, научился умело и не задевая ничьих чувств из нее выбираться, но все равно всякий раз опасался. Она спросила, нужна ли ему помощь, он поблагодарил и отшутился, что слишком часто получал баскетбольным мячом в лицо, так что и в этот раз справится. Он проводил взглядом спину Роули, который прошел мимо, пока Дэниел болтал с Розой. Затем закинул улику в хранилище, подписал протокол и только тогда пошел в туалет, где умылся и попытался стереть кровь с рубашки, в итоге только превратив засохшие капли в розовые разводы. Запасной у него не было, так что, вернувшись в кабинет, он сразу надел пиджак, который с утра повесил на спинку стула. В кармане нашлась зажигалка. Так пятен было не видно. Благо кондиционер работал исправно, так что жара с улицы здесь почти забывалась.
    Он не сказал Роули ни слова, увидел, что тот уже занялся бумагами, молча сел за свой компьютер и сразу же открыл базу данных с преступниками, введя несколько параметров, сузивших список. Правда, не слишком сильно сузивших. Речь Освальда в духе "мы - напарники, проёбы общие, будем искать вместе" его не убедила. Дэниел хотел сам найти парня, которого упустил. Он был уверен, если Роули найдет его, то обязательно будет припоминать это. Да, и, в целом, у него не было причин ему доверять.
    В дверь постучали. Карлос, еще один коллега, заглянул, не входя в кабинет, поздоровался и попросил Дэниела выйти на пару слов. Он вышел, подумав, что, наверное, тот хочет позвать его куда-нибудь, но не при Роули. Неделю назад это бы смутило Сеймура, но теперь ему уже было все равно. Стены кабинета были прозрачные, а жалюзи сейчас были подняты. Карлос покосился на Роули, затем отвел Дэниела в сторону, где их точно не было бы видно.
    Дэниел не сразу понял, к чему он клонит, но в конце концов, спустя множество метафор и странных жестов, стало ясно - он и несколько других коллег решили, что это Освальд рассек ему бровь и настоятельно советовали не замалчивать этот инцидент. И пусть чисто технически это действительно был Роули, Дэниел был уверен, что виноват сам. Объяснять, что именно произошло, он, конечно, не собирался, так что сказал, что ударился, когда преследовал преступника. Кажется, это коллегу не убедило.
    - Карлос, ты меня обижаешь, - усмехнулся Дэниел. - Ты действительно думаешь, что, если бы мы с Роули подрались, он вышел бы из драки без единой царапины? Если так, то нам с тобой нужно как-нибудь устроить спарринг, чтобы я тебя переубедил.
    Мужчина посмеялся, но сказал, что от спарринга не отказывается. Дэниел вернулся в кабинет с улыбкой на лице, ситуация казалась ему довольно забавной. Еще ему казалась забавной подчеркнутая забота нового коллектива, которая сильно отличала этот отдел от того места, где он работал прежде. Дэниел подозревал, что такое внимание к нему обусловлено тем, кто был его напарником. Он снова сел за свой стол, но не спешил хвататься за работу. Крутанулся разок в кресле.
    - Кажется, почти весь отдел считает, что это, - он указал пальцем на пластырь над глазом, - твоих рук дело.

    Отредактировано Daniel Seymour (2022-03-10 00:49:55)

    +2

    14

    Похоже, речь в духе "мы одна команда" произвела на Сеймура впечатление. Оз даже подумал, что переборщил, и на фоне их прежних отношений это было слишком шокирующе. Иначе как объяснить, что напарник словно бы язык проглотил и всю дорогу до участка ехал молча, да ещё и без возражений выполнил его просьбу найти зажигалку. Правда, на этом все везение и закончилось.
    Когда они вошли в участок, Сеймур сразу принялся ворковать с детективом Уильямс, которая, судя по слухам, дала уже половине участка, а более вероятно, просто была милой и приветливой со всеми девушкой, которая кого-то отшила, и он распускал про неё сплетни. Вообще, всяческие сплетни в полицейских участках росли как на дрожжах. Почему-то копы, которые должны служить и защищать, в свободное время очень любили поржать и потрещать, как старые кумушки на лавках, и распустить очередной слух.
    Стоило Роули отойти от воркующей парочки на несколько метров, как ему навстречу попался сержант Ортега. Говнюк стал сержантом после Оза и страшно из-за этого злился. Только вот, в отличие от Роули, звание не потерял, и теперь не упускал случая поиздеваться.
    - Детектив Фюрер опять устроил кровавую бойню? - спросил он нарочито громко, чтобы несколько коллег рядом услышали его искрометную шутку. Конечно же, вид Оза в окровавленной рубашке говорил сам за себя. В участке бытового мнение, что Роули любил применять оружие и чуть что хватался за пистолет. И вообще был агрессивным маньяком с жаждой крови. Оз не удивился бы, что это Ортега этот слух и породил. Правда была в том, что на счету Роули действительно было больше всех подстреленных преступников. Но, во-первых, он просто брал на себя больше оперативной работы и чаще выезжал на опасные задержания, в то время как другие предпочитали греть жопу в уютном кресле, а во-вторых, из десяти раз, когда ему приходилось стрелять, Оз попадал в цель не меньше, чем в семи, а другие коллеги банально постоянно промахивались. Но, естественно, проще было считать, что он тащится пострелять по живым мишеням. Роули никому не собирался ничего объяснять, поэтому просто молча показал Ортеге средний палец и прошёл мимо.
    Закинув в кабинет личные вещи и спрятав в ящик на замке табельное оружие, Оз спустился по другой лестнице в цокольный этаж, где распологались спортзал и душевые. Там, в шкафчике, у Роули хранилась, как раз на такой случай, запасная одежда. Он задумался о том, что никогда не видел здесь Сеймура. То ли напарник пока не знал об этом месте, то ли не любил заниматься спортом. Оз же захаживал в зал иногда после работы.
    Вымывшись и переодевшись,  Роули вернулся в кабинет и первым делом принялся писать рапорт о задержании. Дядя не любил, когда отчитывались не в тот же день. Капитан всегда держал руку на пульсе того, что происходило в участке.
    Когда напарник вернулся в кабинет, Оз убедился, что раздевалкой тот не пользуется и запасных рубашек не хранит. Подумал даже, что, будь Роули хорошим напарником, проводил бы его в душевую и одолжил свою рубашку, благо комплекция у Сеймура была почти такой же, хотя и немного скромнее. Но напарником Оз был хреновым, поэтому плевал на эти вежливости и молча продолжал печатать.
    Некоторое время спустя к ним заглянул детектив Рамирес, и у них с Сеймуром начались какие-то секреты. Оз никак не отреагировал, по крайней мере, внешне. Он давно привык, что он отдельно, другие коллеги - отдельно, и его это не задевало. А вот то, что они так легко приняли первого попавшего парня с улицы, и не желали принимать Роули, который служил с ними несколько лет, почему-то обижало. А ещё, что совсем нелепо, Роули ощутил какую-то ревность. Сеймур был его напарником, и должен был выбирать его, а не их. Не то, чтобы ему так было нужно общество Сеймура. Но дядя постоянно твердил о том, что так бывает, как в этих сериалах, где копы-напарники друг за друга горой, как братья, и кидаются друг за друга под пули. Но что-то Роули не замечал, чтобы его напарник защищал его от этого коллектива гиен, а не примыкал к ним. Судя по тому, что Оз видел, Сеймур и Рамирес о чем-то хохотали и явно весело проводили время. Ну и пошли они к черту.
    Сеймур вернулся в кабинет с такой довольной рожей, что по ней хотелось врезать. Да ещё и принялся вертеться на стуле. А потом обратился к Роули, отчего печатать Оз сразу перестал и выпрямился, с прищуром глядя на напарника.
    - А ты, я смотрю, находишь это забавным, - Оз почувствовал злость. Не то, чтобы он не ожидал чего-то подобного. Но он уже смертельно устал от того, что на него каждый раз вешают очередное обвинение. - Можешь рассказать им, как я тебе двинул, потом хладнокровно изрешетил бедного барыгу и... да чего мелочиться,  сразу добавь пару невинных младенцев, которых я зацепил мимоходом, - Оз честно пытался держать себя в руках, но чувствовал, что в этот раз ситуация выходит из-под контроля. Ему все слишком осточертело.
    - Не хочешь со мной работать - так, блядь, и скажи. Без всяких экивоков.

    Отредактировано Oswald Rowley (2022-03-10 01:25:33)

    +2

    15

    Дэниел не ожидал такой реакции. И уж точно не хотел ее вызвать. Ну, в целом, возможно, хотел, но конкретно сейчас даже не пытался. Он думал, что Роули в лучшем случае ухмыльнется на его слова, в худшем - проигнорирует. Но разве он сказал что-то обидное? Улыбка моментально сползла с лица Дэниела. Он не совсем понимал, о чем Роули толковал. При чем тут барыга? Какие младенцы?
    - Понятия не имею, что на тебя нашло. Или что такого я сказал, - примирительным тоном начал Дэниел, поднимаясь на ноги. Он чувствовал, как горит его лицо, и был уверен, что покраснел. Он всегда очень быстро краснел, как и его светлокожая мать. - Думаю, тебе нужно остыть, а мне не стоит раздражать тебя своим присутствием.
    Дэниелу тоже требовалось остыть. И как можно быстрее. Он буквально вылетел из кабинета. По пути в туалет он расслабил галстук, потому что, не смотря на кондиционеры, ему сейчас было жарче, чем на улице под палящим солнцем. Хотя, пока он дошел до крана с холодной водой, его уже почти отпустило. Но он все равно плеснул несколько раз в лицо, чтобы остудиться.
    - Что на тебя нашло? - спрашивал он уже у себя. Отражение смотрело на него в недоумении. Еще меньше, чем реакцию Освальда, он ожидал свою собственную. Он не знал, что именно его возбудило, но так сильно на него очень давно не накатывало. Если бы он попытался вспомнить, то вряд ли смог бы. Но ему было не до этого. Дэниела немного пугало как неожиданно отреагировало его тело на яростный выпад Роули. Он знал себя достаточно хорошо, чтобы быть уверенным, что его точно не заводит, когда на него орут. Это было что-то другое, но он не мог до конца понять что. И, наверное, не очень хотел. Что бы это ни было, он надеялся, что этого больше не случится.
    Он купил кофе в автомате. Выпил его там же, прислонясь спиной к стене. Несколько минут постоял с пустым стаканчиком в руке, оттягивая неизбежное. Ему нужно было вернуться. Достаточно ли долго его не было, чтобы Роули успокоился? На самом деле, если бы Дэниел был на его месте и кто-то вот так убежал, когда он зол, то это бы, наверное, взбесило его еще больше. Но он был на своем месте, а Роули на своем, так что лучше было не гадать. Он думал, что скажет, когда вернется. Следовало ли извиниться? Определенно нет, ведь он даже не знал, чем так его обидел. Тогда спросить? Для этого уже было поздно. Нужно было сразу спросить, что не так, а не срываться с места. Правда, у Дэниела не было выбора. Или, может, стоило сказать прямо, как Роули и хотел: да, я не хочу с тобой работать. Конечно, он бы этого никогда не сказал. В его голове сразу же представлялось, как капитан Роули говорит ему, что раз с Освальдом он работать не может, то стоит забыть об ОБН. Было очень приятно, возвращайся в Сан-Диего!
    В итоге, когда он снова зашел в кабинет, на котором висела табличка с именем Роули и неверным званием, он вообще ничего не сказал. И не взглянул даже в сторону напарника. Он занялся тем, чем собирался - просматривал фотографии пойманных на хранении и распространении наркотиков местных ребят.

    Отредактировано Daniel Seymour (2022-03-10 02:58:20)

    +2

    16

    - Оз, ты идиот, - заключил Роули, когда, совершенно того не ожидая, остался один в кабинете. Такой красной рожи у Сеймура он ещё никогда не видел, да и вообще давненько никого так не... смущал? Злил? Освальд вообще не понял реакции напарника, но совершенно очевидно, что его слова подействовали на Сеймура так. А парень оказался намного ранимее и чувствительнее, чем пытался изображать. Чёртова принцесса. Оз не собирался быть для него нянькой и вытирать ему сопли.
    С другой стороны, почему Сеймур не должен был иметь права психовать, а сам Роули мог? Когда напарник сказал про свое рассечение, Оз воспринял это, как нападку, но теперь, когда посидел один в кабинете и собрался с мыслями, до него начало доходить, что, возможно, он ошибся. Просто Роули слишком привык к тому, что его все травили. В старшей школе он был бедным и не мог с этим ничего поделать. Его постоянно дразнили и считали изгоем. В колледже этого не было, Оз вздохнул свободно и жил несколько лет, как в сказке, наслаждаясь молодостью и всеми развлечениями, какие только мог найти. А потом он попал в академию, и снова окунулся в травлю. Только там потому, что он был хлюпиком, самым дохлым из всех новобранцев. Ведь обычно ребята заранее знали, что хотят стать копами, и следили за физической формой задолго до поступления. Роули же влетел буквально с корабля на бал. Но если со своей бедностью школьник ничего не мог сделать, да и то нашёл способ стать популярным, то в академии все зависело лишь от него. Оз тренировался как проклятый, в два раза больше всех, а то и в три, иногда с трудом доползая вечером до постели, и в итоге смог догнать основную массу курсантов, затесавшись в крепкую середину, а по стрельбе и вовсе вышел в лидеры. Чего Роули совсем не ждал, что на работе все начнётся снова. Сначала, вроде бы, все шло хорошо, но потом все снова скатилось к тому, что Оз остался один против всех, и его снова сделали изгоем. Но если в академии хватило просто накачать мускулы, то что нужно сделать здесь, Роули понятия не имел. Стать со всеми милым до приторности и расшаркиваться при встрече? Оз не хотел подлизываться, не хотел пытаться угодить каждому. Он уже устал постоянно доказывать, что он не отброс, что он не хуже других. Наверное, все же с ним было что-то не так. Ведь если подобное происходит раз за разом, в разных коллективах, то причина не в коллективе вовсе? Вот взять Сеймура. Он новичок, и у него не было предубеждений против Роули. А теперь явно есть. И угадайте, кто в этом виноват? Было очень круто заранее оттолкнуть от себя единственного человека, с кем был шанс завязать приятельские отношения. Просто потому, что Оз был уверен - Сеймур все равно наслушается мнения остальных коллег и отвернется. Так лучше сразу, чтобы потом не было обидно, не так ли?
    Только вот, глядя на пустой стул напарника, Роули чувствовал, что нет. Нихера не так. Теперь до него дошло, что Сеймур, возможно, и не пытался нападать. Но Оз настолько привык, что любая фраза в этом участке направлена на то, чтоб его оскорбить, что мгновенно перешёл в защиту, а его лучшей защитой всегда являлось ответное нападение. Наверное, с Сеймуром следовало поговорить. И, возможно, даже извиниться.
    Но, когда напарник вернулся и молча занял свое место за соседним столом, даже не взглянув на Роули, решимости у Оза поубавилось. Он несколько раз бросал на напарника взгляды, но тот упорно пялился лишь в монитор, игнорируя Роули. Это все напомнило ему ссоры с бабами, когда он срывался и кричал, а потом они демонстративно отворачивались от него и разыгрывали обиду, пока Оз смущённо пытался подобрать слова, чтобы помириться. Но здесь вариант "детка, прости, я болван" совершенно не катил, а других схем у Роули припасено не было. Точнее, был ещё вариант для дочери, но у него с собой не было мистера Картошки, да и вариант для ребёнка, мягко говоря, подходил ещё меньше, чем предназначенный для баб. Кейса "примирение с мужиком" у Роули в принципе не было, и он ощущал себя совершенно растерянным. Примерно так же, как на первом свидании лет двадцать назад. А что-то ему подсказывало, что взрослый сильный мужик явно не должен себя чувствовать подробным образом, тем более из-за того, что другой мужик на него обиделся. Херня какая-то.
    - Капитан вас вызывает, - заглянула в их кабинет Уильямс, которая сегодня была дежурной, мило улыбнувшись Сеймуру и проигнорировав Роули. Оз поднялся, сожалея, что ещё не успел закончить рапорт, и не сможет эффектно положить его дяде на стол, и поплелся в кабинет капитана, не глядя на Сеймура.
    - Детективы, сожалею, что отрываю вас от работы, но мне нужно  знать, как прошла сегодняшняя операция, - дядя Джерри явно взглянул сначала на рассечение Сеймура, а затем на шишку на лбу у племянника, и неодобрительно покачал головой.
    - Наркодилер задержан, передан патрульным и бригаде скорой. При задержании был ранен мной из табельного оружия, оказывал сопротивление при аресте, был вооружён. Обоснование применения оружия будет изложено в моем рапорте. Клиенту удалось скрыться. Ориентировки на него и изображение с записи камер передано патрульным. Сэр?
    - Ладно, это я все прочту в рапорте, ты там распишешь все красиво, я уверен. Меня больше интересует другое. Что я увижу и услышу на записи с камер.
    Оз сжал челюсти, чтобы не выдать вслух первое, что пришло ему на ум. Похоже, до дяди Джерри дошли слухи об их драке, и теперь он думал, что делать, если на видео будут слышны ругань и звуки драки, в то время как преступники спокойно удирают, и их никто не ловит. И было чертовски обидно, что даже родной дядя о нем такого дерьмового мнения.
    - Вы увидите, как мы ведём наблюдение, а затем выбегаем задерживать преступников, сэр.
    - И больше ничего такого, что позволит мне подумать, что вы не очень тщательно выполняли задание? - дядя посмотрел на Оза с хитрым прищуром.
    - Возможно, вам покажется, что мы выбегаем недостаточно быстро, сэр. К сожалению, с возрастом реакция уже не та, - хмыкнул Оз, - вам ли не знать, капитан.
    - Могу я узнать, не было ли тому причиной то, что у вас обоих с лицом? Говорят, что вы подрались...
    - Никак нет, сэр. Стукнулись лбами, сэр.
    Капитан Роули взглянул на Сеймура, ожидая возражений с его стороны. А потом расхохотался.
    - Я представляю, как в машине можно стукнуться лбами с подружкой, но... нет, я не хочу этого знать. Детектив Сеймур, в конце недели зайдите ко мне, обсудим первые итоги вашей работы. Впрочем, если вам есть, о чем поговорить со мной раньше, мои двери всегда для вас открыты, или можете остаться сейчас. Что ж, все,  что хотел, я узнал, остальное прочту в ваших рапортах. Можете быть свободны, детективы. Через пятнадцать минут я буду делать объявление для всех сотрудников в общем холле, прошу присутствовать. И да, Оз, - капитан обратился к нему неформально, чего обычно при коллегах не делал. Даже по имени его редко называл, а уж "Оз" ‐ вообще никогда, поэтому Роули, было направившийся к выходу, замер и оглянулся. - Мой отец часто говорил одну очень интересную и, на мой взгляд, мудрую вещь. Думаю, многим она бы пригодилась. Звучало это примерно так: если ты ведёшь себя, как гондон, то нечего удивляться, что вокруг тебя одни херы.
    Освальд почувствовал себя так, словно ему отвесили хлесткую пощёчину. Да ещё и при напарнике. Он был не настолько белокожим, как Сеймур, чтобы краснеть, но сейчас у него явно горели щеки и даже кончики ушей, и он надеялся, что по нему это не очень заметно.
    - Спасибо за информацию, учту. Хорошего дня, капитан.
    И Оз пулей вылетел из кабинета, даже не собираясь оглядываться, чтобы узнать, вышел ли Сеймур следом, или же остался, чтобы поговорить с капитаном. И рассказать, какой Роули на самом деле гондон.

    Отредактировано Oswald Rowley (2022-03-10 14:35:02)

    +2

    17

    Найти подходящий клуб в Лос-Анджелесе определенно будет легче, чем в Сан-Диего. В этом Дэниел был уверен. Подходящий именно для него, потому что в большинстве заведений подобного толка он чувствовал себя не в своей тарелке. Он не был достаточно прогрессивным, иногда даже не понимал, о чем говорили люди, которые были лет на пять младше. Ему больше по душе были места, похожие на бары, без громкой современной музыки, разноцветных фонарей и глиттера, из-за которого не видно было лиц. Наверное, если бы он не работал в полиции, то завел бы какой-нибудь тиндер, и это сэкономило бы много времени. Но пусть это и не было запрещено, он принципиально не выкладывал свои личные фотографии в соцсетях. На его взгляд, это было слишком рискованно, учитывая, с какими людьми ему приходилось иметь дело. Тут вопрос был не столько в личной безопасности, сколько в безопасности близких людей, которые слишком часто становились мишенью чей-либо мести. То, что свою семью и личную жизнь лучше держать подальше от опасностей, которые неизбежно были в этой работе, Дэниел уяснил еще в детстве, от отца.
    Молчание теперь нагнетало еще сильнее. В тишине стук пальцев по клавиатуре, идущий от соседнего стола, казался особенно громким и каким-то яростным. Если бы у него был повод снова выйти, он бы им воспользовался, чтобы не находиться с Роули в одной комнате. Может, стоило все-таки извиниться? Он то и дело возвращался к этой мысли, но снова и снова отвергал. Дэниел не хотел идти на уступки и извиняться, когда не понимал и не признавал свою вину. А извинившись, он бы сам подписался в том, что якобы виноват. К тому же, он думал, что в ответ Роули вполне может послать его, и в итоге он будет выглядеть идиотом. Когда вошла Роза, прервав эту гнетущее молчание, он вздохнул с облегчением.

    Ему не понравилось, что кто-то уже донес сплетни о драке начальству. Даже если бы они действительно подрались, он хотел бы сам решить, докладывать об этом или нет. Теперь он догадывался, что именно разозлило Роули. Кому понравится, когда судачат за его спиной? Но одно дело пустые сплетни - Дэниел думал, что его слов достаточно, чтобы их опровергнуть, - и совсем другое доносы начальству. Он ничего не говорил, пока Освальд не вышел, но когда за ним закрылась дверь, обратился к капитану.
    - Сэр, могу я задать вопрос?
    - Уже задал, но можешь задать еще один, - усмехнулся капитан Роули.
    - Кто сказал вам, что мы якобы подрались?
    - На этот вопрос я не могу ответить, - сказал мужчина, но, в принципе, Дэниел именно этого и ожидал - стукачей редко сдавали. Начальству не нужны были конфликты на рабочем месте. - И раз уж ты еще здесь, у меня тоже есть вопрос. На сколько мне известно, твои показания не сходятся с тем, что сказал детектив Роули. Мне точно не нужно смотреть записи?
    Капитану не пришлось называть имя - теперь Дэниел знал, кто был доносчиком. Что было логично, ведь именно он уговаривал его доложить "об инциденте".
    - Если считаете это необходимым, сэр, - ответил Сеймур и с разрешения начальника удалился. Он посмотрел на часы, отметив, что до собрания осталось тринадцать минут. Карлоса в кабинете он не нашел, но ему сказали, что тот в столовой. Он обедал в компании нескольких друзей, за их столом явно было весело, и где-то в глубине души Дэниелу было неловко прерывать это веселье, но он хотел разобраться здесь и сейчас. Конечно, лучше было бы сделать это не на глазах у коллег, чтобы не устраивать сцен, но ему казалось, что если не выкажет, что думает, прямо сейчас, то как будто согласится с тем, что это нормально.
    - Рамирес, какого черта? - спросил он, не поднимая голоса, но с той серьезностью, в которой слышатся стальные ноты. Смех остановился, на него уставились несколько пар удивленных глаз. Карлос делал вид, что не понимает, в чем дело. Либо действительно был тупой и не понимал, чем вызвал недовольство Сеймура. - Что за небылицы ты наплел капитану? Почему с меня спрашивают о драке, которой не было?
    - Эй, я просто хотел помочь, а ты следи за своим тоном... - возмутился было Карлос, поднявшись на ноги, но Дэниел перебил его. Его не интересовали аргументы, которые он мог привести, и цепляться за дружеские отношения, которые у них складывались до этого, он тоже не имел желания. Дэниел не особенно дорожил друзьями, которые действовали за его спиной, к тому же не в его интересах.
    - Я никогда не просил твоей помощи. Я сказал тебе тогда и повторю снова - я могу сам за себя постоять, если потребуется, так что не суй свой нос в мои дела, - сказал он, ткнув Карлоса пальцем в грудь. Тот двинулся было вперед, но мужчина, сидящий рядом, положил руку на его локоть, останавливая. Никто не ожидал, наверное, такого от Сеймура, который обычно был совершенно неконфликтным, но большинство присутствующих, наверняка, понимали его. Кому понравится, когда за него бегут жаловаться начальству, как мать к школьному директору, когда ребенка обидели? Если Рамирес не понимал, что это было унизительно, то он в самом деле был тупой.

    Дэниел не стал возвращаться в кабинет, а сразу пошел в общий зал. Семь минут до собрания, но он был одним из первых. В его прошлом отделе было принято приходить раньше. Но там и не предупреждали о собраниях за пятнадцать минут до их начала. Бывший начальник очень строго относился к пунктуальности и за опоздание на минуту можно было получить выговор, а если у него было плохое настроение, то письменный с занесением в личное дело. Дэниелу, конечно, никогда не попадало.
    Он занял место на первом ряду, который был совершенно пуст, когда он пришел. Все старались сесть как можно дальше, так что наполнение зала было более плотным в последних рядах, а те, кому не повезло, шли вперед.

    Отредактировано Daniel Seymour (2022-03-10 17:15:03)

    +2

    18

    Сделав несколько шагов прочь от кабинета дяди, Оз все же оглянулся. И убедился, что Сеймур остался внутри. Конечно же, у него нашлось, что обсудить с капитаном у Роули за спиной. Мог бы и при нем сказать, козлина. Оз терпеть не мог таких людей, которые боятся сказать свое мнение в лицо. И хоть он и понимал, что прекрасно заслужил своим поведением негативное отношение, все равно было обидно. По крайней мере, он никогда не лгал и не притворялся. И если посылал кого-то нахер, то от всей души. И от напарника ожидал взаимной честности. Но чего нет, того нет.
    Оз вернулся в кабинет и несколько минут остервенело долбил по клавиатуре, заканчивая рапорт. Напарник так и не вернулся. Видимо, у него было очень много, что сказать капитану, с цветастыми метафорами и эпитетами. Роули, к сожалению, совершенно ничего не мог с этим сделать, да и, наверное, было уже поздно. Наверняка, Сеймур как раз сейчас просил сменить ему напарника. На какого-нибудь милого Рамиреса или красотку Уильямс. С ней уж куда проще будет играть в "напарники должны быть очень близки".
    Оз взглянул на время и понял, что опаздывает на встречу с капитаном, и быстрым шагом направился в зал, где уже собралось все отделение. Обычно первые ряды никто не занимал, а ещё все не любили сидеть с Роули, а он с ними, поэтому Оз всегда демонстративно садился в центре первого ряда. Так он собирался сделать и в этот раз, зная, что его место никто не займёт, но... Оно оказалось занято. Сеймуром. Конечно, можно было долго рассуждать, какого хрена. Можно было даже вспомнить, что они вроде как поссорились, и демонстративно сесть отдельно... только вот Роули знал, каково это, когда с тобой никто не хочет сидеть, и ты торчишь один в первом ряду и чувствуешь затылком чужие взгляды. Он не понимал, почему Сеймур, так прекрасно вписавшийся в коллектив, оказался вдруг в одиночестве на этом месте, но представлял, как будет выглядеть в глазах всего отдела, если даже собственный напарник с ним не сядет.
    Поэтому Оз сел. Не на соседнее кресло, конечно - было глупо в пустом ряду сидеть рядышком и толкаться коленями, поэтому Роули устроился через одно кресло, удобно развалившись, так что их коленки в итоге находились достаточно близко. И слегка кивнул напарнику, не то спрашивая разрешения, не то подтверждая, что все в порядке.
    - Всем доброго дня, коллеги, - обратился капитан, вошедший в помещение практически следом за племянником. - Прошу прощения за незапланированное собрание, но, думаю, все понимают, что когда приходит распоряжение "сверху", мы с вами реагируем. И к сожалению, уведомлять заранее "наверху" почему-то не принято. - Капитан выглядел не очень довольным, отчего Роули решил, что новости будут плохими, и почти не ошибся.
    - Как вам известно, наш отдел в данный момент на не очень хорошем счету, поэтому нас продолжают перетряхивать, и на этот раз вышел приказ о внеочередной проверке личного состава на профпригодность. Несмотря на то, что плановый срок ещё не подошёл, нам всем придётся ещё раз пройти через все процедуры.
    Послышался недовольный ропот толпы. Оз буквально чувствовал, как его поминают недобрыми словами. Ведь его напарник уже сидел в тюрьме, и на нем нельзя было сорвать злость, а на Роули - можно.
    - Квалификационный тест будет состоять из пяти дисциплин - самооборона, стрельба из табельного оружия, экстремальное вождение, общая физическая подготовка и письменный экзамен на знание законов и должностных инструкций. Надеюсь, ни у кого из вас с этим проблем не будет. Сотрудники, не прошедшие экзамен, будут временно отстранены от работы и направлены на ускоренный курс в академию для приобретения навыков, по которым они показали недостаточный уровень. Итак, первый экзамен состоится через двенадцать дней, далее по одному каждый день. Советую всем найти время и восполнить пробелы там, где они у вас есть. Всем спасибо за внимание.
    Толпа коллег вслед за капитаном начала покидать зал. Роули повернулся к Сеймуру, сам не зная, что хотел сказать. В письменном тесте, вождении и стрельбе Оз не сомневался. С самообороной проблем у него, в принципе, почти никогда не было, но тут играло роль, кто попадётся тебе в пару. А вот общая подготовка, как показала утренняя пробежка, у Роули явно страдала. Наверное, ближайшие десять дней ему стоило походить в зал и начать бегать по утрам, или что-то вроде. Впрочем, обычно оценивали все же по сумме баллов, поэтому Оз надеялся, что идеальной стрельбой перекроет все свои косяки.
    А вот в каких дисциплинах силен его напарник, Роули понятия не имел. И до него вдруг дошло, что это не очень хорошо - если они попадут в передрягу, знание того, на что способен, а на что нет, его напарник, может спасти им обоим жизнь. И, работая в паре, надо использовать сильные стороны друг друга.
    - Ты как, готов? - спросил с усмешкой, а потом, чтоб Сеймур не подумал вдруг, что Роули считает его слабаком и смеётся над ним, добавил: - я как-то не очень. По графику ещё полтора года до проверки, думал, хватит времени начать тренироваться как-нибудь потом...
    Замолчал, потому что хотелось начать отнекиваться, что он вовсе не собирается приглашать Сеймура вместе тренироваться. А ведь он сам утром посмеялся над подобным поведением напарника, когда тот не звал его, якобы, вместе выпить. Отчего-то в данный момент эти нелепые расшаркивания показались такими глупыми. Ведь, если быть честным, Оз на самом деле хотел его позвать. Просто боялся быть посланным к черту. И его задолбало бояться.
    - В участке довольно неплохой зал. Ты уже был там? Если что, могу показать.
    Что "если что", Оз и сам не понял, просто чувствовал неловкость хуже, чем когда в семнадцать приглашал девок на свидания. Сама идея с кем-то приятельствовать казалась Роули дикой, ему было почти физически тяжело делать шаги в этом направлении. Но что-то в Сеймуре было, отчего делать это хотелось.

    Отредактировано Oswald Rowley (2022-04-28 23:05:57)

    +2

    19

    Даже когда все сотрудники, которые были в данный момент в участке, пришли, зал был заполнен лишь на половину. Роули сел рядом, кивнул. Что он хотел этим сказать? Дэниел зачем-то кивнул в ответ. Все затихли, когда капитан вышел в перед, он сразу перешел к делу, что было хорошо. Дэниел не любил, когда собрания затягивались из-за того, что выступающие мнили себя великими ораторами и взывали к умам и сердцам.
    Квалификационный тест он в последний раз сдавал год назад. Ничего сложного в нем не было, на каждом этапе Сеймур получил достаточное количество баллов, как и на всех тестах, которые сдавал прежде. Так что его эта новость ничуть не взволновала. Вряд ли структура теста сильно отличалась от той, что была в убойном отделе. Единственное, он подозревал, что в экстремальном вождении его новые коллеги были опытнее, чем бывшие, а ему было бы неприятно оказаться во второй половине списка, когда придут результаты. С Джо он обычно ездил на пассажирском сидении, здесь его тоже, кажется, не особенно хотели пускать за руль, а он и не рвался.
    Кажется, Освальд приглашал его вместе потренироваться. Дэниел уже ни в чем не был уверен, но подумал, что, возможно, капитан сделал племяннику внушение, или мудрость, которой он проводил его из своего кабинета, произвела на Роули эффект. В любом случае, Дэниел не собирался вставать в позу.
    - В зале еще не был, но собирался на днях заглянуть, - ответил он, направляясь к выходу. Он шел в пол-оборота, оглядываясь на Роули, следовавшего за ним, через плечо. - Я был бы не против, чтобы мне все показали. Но точно не сегодня. Я еще не закончил свой раппорт.
    Он к нему еще и не приступал, слишком увлекшись поиском ускользнувшего преступника, но на самом деле ему не хотелось после работы ехать домой за спортивной формой и обратно в участок. Квартира, в которой он сейчас жил, находилась довольно далеко. Он договорился с хозяином без просмотра, еще когда был в Сан-Диего. Сразу внес залог и предоплату за три месяца, и только на месте увидел, на что подписался. На фото она казалась просторнее. И светлее. Еще в объявлении не упомянули, что квартира находится над дешевой забегаловкой, откуда часто наведывались в гости тараканы. Дэниел не собирался надолго там оставаться, планируя найти что-то поприличнее ближе к работе. Если новая квартира подвернулась бы быстро, он даже не стал бы переживать, что не получит назад то, что уже заплатил.
    В дверях они столкнулись с Рамиресом. Дэниел напрягся, поняв, что тот специально поджидал его, и уже приготовился к худшему, но это оказалось попыткой примирения, а не продолжением конфликта, который разгорелся между ними в столовой. Однако было ясно, что Рамирес не был искренен, и скорее всего просто вынужден был извиниться, потому что его мало кто поддержал - вряд ли кто-то в здравом уме считал, что Сеймур был неправ.
    - Я не думал, что тебя это обидит, - начал Карлос. И Дэниел сразу понял, что все это полная херня. Люди так говорят, когда на самом деле хотят сказать, "пусть я и не считаю, что сделал что-то не так, но раз ты обиделся, я извинюсь, но не потому, что я виноват, а потому что ты слишком чувствительный". Это раздражало еще и потому что Дэниел был не обижен, а зол, ну, и разочарован в человеке, которого считал до того вполне приятным. Но он промолчал, не собираясь нагнетать ситуацию. Если Рамирес делал вид, что сожалеет, Дэниел мог сделать вид, что ему верит.
    - Все в порядке, - ответил он. И, наверное, от него ждали большего. Например, что он скажет, что зря психанул, все понимает и тоже частично виноват. То, что от него ждут чего-то, Дэниел понял из того, что Карлос медлил со словами, но все еще стоял в проходе.
    - В любом случае, извини, - наконец продолжил он, затем чуть повернул голову к Роули и, не смотря ему в глаза, добавил: - И ты тоже.

    +2

    20

    К черту его не послали. Конечно, формулировка "чтоб мне все показали" отличалась от прямой "хочу, чтоб ты мне все показал", в тому же не сегодня, а когда-то в будущем, но все же это было лучше, чем ничего. Роули слегка расслабился, и они с Сеймуром тоже поплелись к выходу, не торопясь, чтоб не застрять в толкучке из коллег, которые слишком уж торопились покинуть зал. Однако все равно застряли. Оз недовольно поднял глаза, пытаясь разглядеть через плечо шедшего впереди Сеймура, в чем причина задержки. Оказалось, дорогу им перегородил Рамирес. Роули не знал, что опять понадобилось коллеге, ведь днем он уже заглядывал поговорить с его напарником. И в принципе не собирался лезть в их личные дела, но не расталкивать же их плечами, а они встали прямо в дверном проёме - ни туда, ни сюда. Поэтому пришлось невольно подслушать их беседу. Ну или точнее монолог Рамиреса с извинениями.
    Оз напрягся, бросил взгляд на напарника, пытаясь понять, когда любезный и милый со всеми Сеймур, идеально принятый коллективом, успел с кем-то поссориться. Но это объясняло, почему сейчас напарник сидел на первом ряду один,  а не среди коллег. Затем он отмотал время назад, вспоминая, что когда Рамирес звал Сеймура поговорить, вернулся напарник отнюдь не злым, а с улыбкой на лице. И что он сказал? В отделе все считали, что они подрались? Тут уже не надо было быть детективом, чтобы сложить два и два. Не зря же их потом вызвал капитан. Рамирес на них настучал, чёртов сукин сын. А напарник после визита к капитану в кабинет так и не вернулся, а потом сидел один,  явно злой. Значит, он не у капитана так долго торчал, а ходил выяснять отношения с Рамиресом? Неужели Сеймур показал зубы?
    Все это было чертовски любопытно. И особенно, когда коллега вдруг извинился и перед Озом, подтверждая, что нагадил им обоим, а не только Сеймуру. А значит точно настучал про драку. Иначе было бы слишком много совпадений.
    Роули не помнил, когда кто-то в этом отделе перед ним извинялся,  хотя пакостили постоянно. Неужели из-за Сеймура, который был образцом хорошего парня, коллеги решили немного лояльнее отнестись и к Озу? Наверное, видок у Роули был сильно охреневший, но он постарался ответить невозмутимо:
    - Проехали.
    После ещё нескольких секунд тупого топтания на месте, когда стало ясно, что больше никто не хочет ничего добавить, Рамирес отошел в сторону, и они направились в свой кабинет.
    Оказавшись внутри, Роули сел было сначала за свой стол, как и его напарник, но потом не выдержал, поднялся и приблизился к Сеймуру, опершись бедром на столешницу. Обычно он не проявлял любопытства к делам напарника, и это его и сгубило. И было глупо снова повторять ту же ошибку. Тем более, что в этот раз дело касалось и его тоже.
    - Что ты ему сказал? Никогда не видел Рамиреса таким любезным, - усмехнулся, вспомнив рожу коллеги, и как он отводил глаза.

    +2

    21

    Дэниел тоже обернулся и посмотрел на Роули, подумав, что тот, наверное, совершенно не понимает, в чем дело. Рамирес же, наверняка, решил, что раз Сеймур знает о том, что он стукач, то и его напарник тоже. Может, решил, что капитан сам назвал им его имя, - это бы объяснило, почему он так быстро переобулся и прибежал извиняться. Возможно, дело было даже не в том, что он не хотел портить отношения с Дэниелом, а в том, что он просто испугался, что капитан не оценил его интерес к делам своего племянника. Хотя, если он не был уверен, что ему за это ничего не будет, зачем вообще докладывал бы? К счастью, Роули не стал ничего спрашивать, потому что пересказывать ему эту дурацкую историю было бы стремно. Дэниел был только рад, что напарнику это неинтересно. Так он думал.
    До конца рабочего дня оставалось не так много времени, а ему в самом деле уже пора было бы написать рапорт. Роули свой наверняка уже сдал. Интересно, что он там написал? Дэниел уже ничему, наверное, не удивился бы, и скорее всего узнает, но чуть позже. Это не будет иметь значения, когда он поймает второго парня, а он был уверен, что поймает. Была вероятность, что дилер сам его сдаст, но Сеймур все равно планировал сегодня перекопать базу, даже если на это уйдет вся ночь. Сегодня допрашивать задержанного они не станут, даже если его доставят из больницы раньше. Посидит ночь в камере, а к утру, возможно, будет с большим энтузиазмом сотрудничать. Дэниел был бы рад, если бы ему удалось поговорить с ним первым, наедине, а главное без Освальда. Мало ли как парень отреагирует на человека, который прострелил ему руку?
    Заняв свое рабочее место, он разблокировал экран и свернул базу. Пустой лист рапорта смотрел на него с укоризной. Дэниел сразу бы за него принялся, но краем глаза заметил, что Роули идет не к своему столу, а в его сторону. Так что он оторвался от экрана и с подозрением наблюдал за напарником, который, кажется, в первый раз пересек невидимую черту, разделявшую их теперь общий кабинет на две половины. Освальд прислонился к его столу, и Дэниел на несколько секунд задержал взгляд на том месте, где столешница врезалась ему в бедро, а затем скользнул взглядом по его фигуре, пока не встретился с насмешливыми глазами. Вроде бы такой обыденный жест, но отчего-то он казался слишком интимным. Возможно, потому что обычно Роули держал дистанцию, и не только физическую.
    - Ничего такого. Просто попросил не вмешиваться в то, что его не касается, - сказал он, смотря на напарника снизу вверх, и скрестил руки на груди. Он чувствовал себя неловко из-за всего этого. Причем он не знал, перед кем больше: перед Роули, которого несправедливо обвинили, перед капитаном, который, если поверил в эту историю, очевидно был не самого лучшего мнения о Дэниеле, или, вообще, перед всем участком. Возможно, это его задевало больше, чем он хотел признавать. Или просто день не задался с самого утра. Еще вчера ему казалось, что все у него на новом месте, если не считать кислой - впрочем сейчас она такой не была - рожи Роули, было замечательно. Но он не мог себе представить, чтобы кто-то в его убойном отделе стал болтать херню за его спиной, а поводов у них было явно больше. После Джо он не чудил, но вел себя непривычно для всех, кто его знал.

    +2

    22

    Что Роули ожидал услышать? Да сам не знал. Хотя подозревал, что они с Сеймуром не такие уж приятели, чтобы напарник принялся рассказывать ему о своей беседе с Рамиресом в подробностях и красках. Впрочем, почти все в этом участке просто ответили бы "не твоё дело, Роули, и убери свою жопу с моего стола", поэтому обычно он так не делал. Да что там, вообще никогда так не делал, и сам не мог понять, что его заставило. Сеймур был человеком со стороны и, очевидно, Оза ещё не ненавидел, хоть Роули с первого дня и вёл себя достаточно паскудно. Тем не менее, он надеялся, что не успел настолько испортить о себе впечатление, чтобы напарник начал посылать его нахер с порога. По крайней мере, Сеймур вроде бы был не против совместной тренировки...
    В итоге в качестве ответа Оз получил нечто среднее. Не подробный рассказ, но и не прямолинейный посыл. Правда, Сеймур скрестил руки на груди, что означало подсознательное желание защититься, закрыться или скрыть что-нибудь, если Роули правильно интерпретировал язык тела. Напарнику явно неудобен был этот разговор. Из-за темы? Или из-за того, что Оз так подкатил и встал над его столом? Так или иначе, Роули решил не искушать судьбу и не напрягать лишний раз человека.
    - Будь любезен, сообщай мне заранее, когда будешь делать что-то, что касается меня. Чтоб я заранее морально готовился к извинениям, например. А то от неожиданности меня удар хватит, - хмыкнул и отошел от чужого стола, возвращаясь за свой. Отправил рапорт на печать и подошёл к принтеру,  чтобы забрать листы, и тут его осенило:
    - Ты уже закончил рапорт? Давай сверим показания. Будет херово, если сильно разойдемся...
    Со старым напарником подобных проблем не было, он просто беззастенчиво передирал рапорты, которые сочинял Оз. Говорил, что не умеет так хорошо сочинять, как Роули, а показания должны быть одинаковыми, поэтому лучше будет, чтоб Оз делился с ним своим творчеством. Роули считал, что напарник просто ленивая сволочь и пользуется плодами его труда, но сдался, когда тот действительно пару раз написал совершенную херню, и капитан замучил спрашивать их, точно ли они были на одном задании, или на двух разных, и возмущался, что это никуда не годится. Как уже потом понял Роули, хитрый мудак просто не хотел случайно написать лишнего, того, чего Оз не заметил. Ведь он работал на преступников и был гораздо больше осведомлён. Гораздо проще было подписаться под версией другого копа, чем сочинить свою и запутаться в показаниях. Сеймур же точно предателем и шпионом не был. Картели скорее всего завербовали бы кого-то из ОБН, кто не вызывал бы подозрений. Кого-то типа Рамиреса, например. Сеймур же был одним сплошным подозрением. Парень переводится в другой город, да ещё и в другой отдел, причём менее престижный и с более тяжёлой и опасной работой. На напарнике буквально крупными буквами висел вопрос "нахера?", но сейчас Роули не был готов его озвучить. Но именно потому, что Сеймур был настолько подозрительным, Оз был уверен, что он безопасен. Картели не стали бы так палиться и рисковать.
    Роули достал листы из принтера и снова пошёл к Сеймуру, думая о том, что второй раз путь к чужому столу уже не кажется таким трудным.

    Отредактировано Oswald Rowley (2022-03-13 00:22:33)

    +2

    23

    - Пока не закончил, - ответил Дэниел, но признаваться, что еще не приступал, не стал. На самом деле в этом не было ничего предосудительного, многие затягивали с рапортами по несколько дней, а бывало работы было столько, что времени в сутках не хватало, чтобы заняться бумажками. Но, если бы он сказал, что только собирается к нему приступить, тогда у Роули возник бы справедливый вопрос: чем же он занимался с тех пор, как они вернулись с задержания? И пусть Дэниел подошел к делу с привычной ему серьезностью, скажи он вслух, что кинулся искать по базе клиента, которого там могло и не быть, вместо того, чтобы дождаться допроса, это выглядело бы ребячеством. Если бы тут был Джо, он сказал бы, что это нерациональное использование времени. А Дэниел ответил бы, что у него достаточно свободного времени, чтобы тратить его не совсем рационально.
    - Не стоит меня ждать, если ты уже готов сдать, - он не хотел, чтобы из-за него Роули сдавал свои отчеты позже, чем делал это обычно. Если бы он знал, что тот захочет их сравнить, то точно поторопился бы с этим делом. Но он был уверен, что напарнику нет дела до того, когда он сдаст рапорт и что в нем будет написано. Может, это была какая-то проверка? Или Освальд продолжал считать его своим стажером, а не напарником, и хотел проконтролировать? В вариант, что он вдруг решил перестать быть мудаком, верилось слабо.
    Сеймур свернул окно с пустым листом, когда Роули снова подошел к его столу. Он прямо-таки зачастил на этой половине кабинета. Пальцы застучали по столешнице рядом с мышкой. Дэниел делал это неосознанно, часто даже не замечая за собой эту нервную привычку, если кто-то на нее не указывал. Раньше у него этого не было, появилось через некоторое время после смерти Джо. Возможно, с этим стоило что-то сделать, сходить, например, к неврологу, но Дэниелу и психолога хватило с лихвой, а жить эта привычка ему совсем не мешала. Некоторых раздражала, но сам он почти ничего не замечал.
    - Если захочешь, я отправлю тебе на почту, когда закончу. Скажешь, если нужно будет что-то исправить, - предложил он. А вот читать чужой рапорт перед тем, как писать свой, было не самой лучшей идеей, так что он точно не стал бы этого делать, чтобы не заменить свою собственную версию событий на версию Роули. Если бы не вызов к капитану, то Дэниел опустил бы ту часть, где они с напарником столкнулись лбами наиглупейшим образом, но теперь это было едва ли не важнее самого задания, потому что им необходимо было письменно опровергнуть слухи.
    - Время допроса уже известно? Я бы забронировал комнату в первой половине дня, хочется побыстрее разобраться с этим делом, - он действительно хотел закрыть это дело как можно быстрее, потому что оно не имело никакого отношения к банде, ради которой он приехал в Лос-Анджелес. И пусть Дэниел ответственно подходил к любому заданию, ему все равно казалось, что он впустую тратит время, если то, что он делает, не приближает его к той цели, которую он себе поставил - уничтожить банду, виноватую в смерти его лучшего друга.  - И, может, ты сначала понаблюдаешь из-за зеркала? Парень так перепугался, что, наверное, язык проглотит, если снова тебя увидит.
    Еще утром Дэниел не стал бы спрашивать, потому что думал, что это бесполезно. Ему казалось, что Роули все бы с удовольствием от начала до конца делал сам, лишь бы ему не мешали. Ну, с утра его мнение не изменилось, но по какой-то причине Роули вел себя не так, как прежде. Чего только стоил его внезапный выход из себя, когда он наорал на Дэниела, а потом вдруг стал таким непривычно интересующимся. Было ли это внушением со стороны капитана или ему вдруг что-то взбрело в голову, но почему бы не попытаться использовать это, пока есть возможность?

    Отредактировано Daniel Seymour (2022-05-09 14:23:35)

    +2

    24

    Наверное, Оз все же перегнул с дружелюбием, потому что напарника идея показать рапорт не вдохновила. Он резко защелкал мышкой и застучал пальцами, и в итоге, когда Роули приблизился, то увидел только девственно чистый рабочий стол.  Неужели Сеймур написал нечто, не предназначенное для глаз напарника? Например, написал, что Оз некорректно вёл себя при задержании или что-то ещё? Черт, знал ведь, что все не может быть слишком просто. Напарник предложил выслать рапорт ему на почту, но теперь, конечно, он уберёт оттуда то, что Озу читать не стоило бы.
    Роули явно помрачнел, неопределённо передернул плечами и отправился назад к своему рабочему месту. Он сегодня сделал уже несколько попыток подкатить к Сеймуру, и когда-нибудь его же должны были послать. Следовательно, на этом стоило остановиться. Тем более, что напарник поспешил сменить тему на допрос барыги.
    - Мне тогда лучше из-за зеркала вообще никогда не выходить,  - пошутил мрачно, снова плюхнувшись на свой стул. - Комнату, конечно, можно и забронировать, только вот никакого толка не будет. Я пробил нашего барыгу, его зовут Роберт Донован, у нас известен, как Бобби Нумизмат. Пару лет назад Ортега пытался его посадить при похожих обстоятельствах, но ничего не вышло. У нас в ОБН есть такая поговорка: нет "мела" - нет дела. Я обыскал карманы Донована, и там не было никаких следов наркотиков. Только куча монет и пачка денег, что он получил от клиента. У нас на видео есть запись, как он передаёт клиенту пакетик и получает деньги. И все. В прошлый раз Бобби заявил, что продал несколько редких монет, и именно они были в пакете. Не удивлюсь, если сейчас он расскажет то же самое. В доказательство предъявит те монеты, что были в его карманах. Отсюда, собственно, и прозвище. Мы можем ему предъявить только то, что он удирал от полиции и достал пушку. Но это не такое уж большое нарушение, учитывая, что я его подстрелил, и если мы ему ничего серьёзного не предъявим, он просто впаяет нам встречный иск за вред здоровью и затаскает меня по судам, - скривился, как будто съел тухлый лимон, и добавил слегка ехидно:
    - Но если ты хочешь, допрашивай конечно, я даже вмешиваться не буду. Конечно, можно блефануть, что мы взяли и клиента, и товар, но тогда не получится задать вопросы, где их искать... Да и знать бы хотя бы, что он ему продавал...
    Роули запустил пальцы в волосы и крепко задумался. По всему выходило, что без клиента придётся отпустить барыгу, и все их дело пойдёт коту под хвост.
    - Поищу клиента по базе, может повезёт, - сообщил он о своих намерениях напарнику, понимая, что база огромна, и это может занять весь вечер. Впрочем, Оз частенько задерживался на работе, дома его все равно никто не ждал. И разглядывание рож преступников - не самый худший способ провести время, если так подумать. - Конечно, есть шанс, что пальчики клиента снимут с пачки денег, но обычно их там слишком много и одни поверх других, и редко удаётся получить что-то пригодное...

    Отредактировано Oswald Rowley (2022-03-13 12:40:00)

    +2

    25

    Дэниел не понял резкую перемену в лице Роули, но тот как-то разом помрачнел, и от его радушия не осталось ни следа. Ему не понравилось, что рапорт все еще не был готов? Справедливости ради, это было не его дело, и отчитываться Дэниел ему был не обязан. И даже если бы Освальд был выше по рангу, а он свое звание потерял вместе с прошлым напарником, то никаких оснований требовать от кого-либо рапорт, если дедлайны не горели, не было. И он бы, может, и спросил, в чем собственно дело, но в то же время отчетливо видел, что Роули старается быть меньшим мудаком, чем обычно. А после его внезапного эмоционального выпада, из-за которого Дэниел вынужден был бежать, как-то неловко было бы усложнять задачу человеку, который пытается наладить отношения, переступая через свою гордость. И не важно, кто или что было тому причиной.
    А еще Дэниел понял, что он конкретно влип, когда невольно снова заскользил взглядом по Роули, стоило ему отвернуться и чуть отойти от его стола. Безусловно, он и раньше замечал, что его напарник недурен собой и отлично сложен, ведь он не слепой. Но он и про Розу мог думать то же самое, считая ее очень привлекательной, но это не значило, что она привлекала конкретно его. Про то, насколько привлекателен Освальд, он не думал, пока его не ударило внезапным осознанием на уровне инстинктов. Дэниел все же надеялся, что это следствие напряженного дня, и завтра, когда он проспится, то уже не будет так нервничать от того, что Роули начал слоняться по кабинету и нарушать границы, которые сам же установил. А совсем недавно Дэниел думал, что вывести из себя напарника, влезая в его личное пространство, это хорошая идея. В итоге сам вышел из себя, правда в другом смысле, стоило Освальду немного приоткрыть свою раковину.
    - Я уже начал поиск по базе, - признался Дэниел. Он не думал, что Роули тоже решит убить на это вечер. И было бы некрасиво позволить ему, когда Сеймур уже убил на это полдня. Он подозревал, что напарнику это занятие, возможно, даже нравится, тот был патологическим трудоголиком, но тратить время на лишнюю работу все равно было ни к чему. - Хотел продолжить после того, как закончу с рапортом. Секунду, я скину тебе номера файлов, которые уже просмотрел.
    Он сделал скрин экрана и сохранил его на их общий серверный диск. Ему нравилось, что на нем не было ничего лишнего, путь к каждому документу был в нужной папке, все было четко структурировано по разделам. Наверняка Роули постарался. Раньше Дэниел часто ворчал на Джо, что не нужно сохранять всякий мусор, в частности мемы, на сервере, для этого есть мессенджеры, если очень хочется поделиться. Джо все равно продолжал это делать, да и за тем, куда сохраняет документы, не очень внимательно следил. Дэниел раз в несколько дней чистил их общий диск и разносил все по нужным папкам. Теперь он скучал по тому времени.

    +2

    26

    Сеймур никак полученную о преступнике информацию не прокомментировал. Так что Роули понятия не имел, передумал он насчёт допроса или нет, и какую линию собирается выбрать. Мог бы из вежливости хотя бы сказать "мне жаль, Роули, что я упустил клиента, и теперь этот хер уйдёт от правосудия и ещё и тебя затаскает по судам". Но, видимо, напарнику было на него насрать. Ну и черт с ним.
    Оз запустил базу, намереваясь углубиться в поиск, но вот тут его ждал сюрприз. Роули открыл полученный файл, пробежался глазами по строчкам и повернулся к Сеймуру.
    - Так много? Ты весь день, что ли, на эти рожи пялился?
    Теперь стало ясно, почему у напарника был ещё не готов рапорт. Ну просто жесть какая-то. Сам Оз предпочитал сначала сделать быстрое, обязательное и явно успешное дело, а потом уже заниматься тем, что может растянуться на неопределённый срок и вообще не принести результата. Неужели Сеймура и правда совесть замучила? - Так, ладно, я сначала за кофе.
    Роули поднялся и вышел из кабинета. Рабочий день уже кончался, коллеги уже вовсю болтали о пустяках, и делом никто не занимался. Оз дошёл до автомата с кофе, бросил монетки и нажал кнопку. Пока автомат жужжал, Роули пытался расслабиться и понять, что с ним происходит. Конечно, дядя хотел, чтобы он наладил отношения со своим напарником, и самому Озу это было выгодно в плане работы, поэтому он решил попробовать. Но был уверен - если не получится, то и хер с ним. Но почему тогда, когда Сеймур отвечал не так, как хотелось бы Роули, и не шёл на контакт, Оза это так задевало? Ведь никак не из-за работы и не из-за дяди точно.
    Чертыхнувшись, Роули докинул монет и нажал кнопку ещё раз. Оз раньше никому не носил кофе и не думал, что когда-то начнёт. Но он очень не любил быть должен, а утренний хотдог прекрасно напоминал о себе необходимостью ответной любезности. Играть в милого парня у Роули получалось плохо, от натуги словно шестерёнки в его мозгу скрипели, но вроде бы, с переменным успехом, но у него получалось прийти к какому-то подобию худого мира с напарником. И это, наверное, было лучше, чем полный игнор друг друга с напарником прошлым. Хотя проблем это обещало куда как больше. Но с другой стороны, зато и какая-то помощь, и ему не придётся одному просматривать всю базу, на что он явно убил бы хренову тучу времени. И больше ничего это для него не значило. Просто не могло.
    Выдохнув, как перед прыжком с обрыва, Оз вернулся в кабинет с двумя стаканами кофе.
    - Чёрный или с молоком?  - спросил как можно более будничным тоном. И пусть только этот гад попробует отказаться.

    +2

    27

    Дэниел только пожал плечами. Что он мог сказать? Да, именно этим и занимался. Роули, кажется, удивился, потом вышел за кофе. Дэниел сразу как будто бы выдохнул. Ему не нравилось напряжение, которое он теперь чувствал рядом с напарником, но как он ни старался расслабиться и переключиться, каждая мыщца в его теле была скована, как будто готовилась к обороне. Наверное, ему тоже не помешал бы кофе. Или ледяной душ.
    Он снял пиджак и повесил его на спинку стула. Несмотря на кондиционер, он все-таки вспотел - подмышками появились влажные пятна, на спине чувствовалась испарина. Дэниел одернул рубашку, отлепив ее от кожи, чтобы она подсохла, и снова пожелел, что у него не было одежды на смену. Завтра, пообещал он себе, обязательно принесет запасную рубашку. Капитан, когда рассказывал про участок, сказал, что при нем имеется спортзал и можно занять любой свободный шкафчик в раздевалке и поставить на него свой код, но Дэниел до него тогда так и не дошел. И потом тоже.
    Он принялся за рапорт, пытаясь не думать о том, что ему рассказал Роули. Не хотел, чтобы это повлияло на то, что он напишет. Но все равно не мог отложить на потом мысль, что нужно что-то придумать, чтобы не дать преступнику снова уйти. Да и не хотелось бы, чтобы Освальда наказали за превышение обязанностей только потому, что Дэниел упустил клиента и товар.
    Он снова мысленно вернулся в тот лабиринт из узких улочек, где парень как будто просто испарился. Как же ему удалось скрыться? Возможно, следовало вернуться и поискать какой-нибудь люк или проход, который он мог не заметить. Конечно, это уже ничего бы не дало теперь, но он хотя бы понял бы, что сделал не так. Но даже если поиск по базе не увенчается успехом, Сеймур все равно собирался допросить этого Роберта Донована. Он сделал несколько пометок о том, что нужно выяснить до допроса.
    Роули вернулся не с одним, а с двумя стаканами кофе, и его вопрос натолкнул Дэниела на неожиданную мысль. Вдруг внезапные проблески дружелюбия в поведении напарника, это не следствие внушения капитана? Вдруг все дело в хотдоге? Это был бы не первый случай, когда Дэниелу удалось задобрить кого-то едой. Его настолько позабавила эта теория, что он не сдержал улыбку.
    - Черный, - сказал он, а потом подумал, что Роули не похож на человека, который разбавляет свой кофе молоком. - А, вообще, мне без разницы.
    Ему в самом деле было не принципиально. Обычно он пил черный, но ничего не имел против молока, особенно если кофе был дешевым и нужно было перебить отвратный вкус.

    Отредактировано Daniel Seymour (2022-03-15 13:05:04)

    +2

    28

    Сеймур так заулыбался, как будто Роули ему цветы принёс, а не какой-то там кофе. Оз опять почувствовал себя ужасно неловко. Когда напарник не одобрял его "дружеские" инициативы, было стремно. Когда одобрял чересчур сильно, оказывается, было ещё более стремно.
    - Ну... держи тогда, - Роули передал напарнику стакан и поспешил уйти к себе за стол. Почему-то Оз думал, что Сеймур выберет с молоком. Он сам был похож на молоко - бледный, что очень странно в солнечной Калифорнии, будто бы напарник постоянно торчал в офисе и не бывал на улицах. Впрочем, наверняка так и было. Это ОБН часто паслись на улицах, а убойный работал в гораздо более комфортных условиях. Но теперь Сеймуру никуда не деться от загара, - ехидно подумал Оз, глядя на взмокшую спину напарника с прилипшей к ней рубашкой, и на бледную шею, торчащую из-под воротника. Роули же каждое лето загорал так, что был уверен - латиносы скоро начнут принимать за своего.
    Оз углубился в изучение базы данных, рабочий день уже давно кончился, а он все сидел и сидел. Через некоторое время напарник попрощался с ним и отправился домой, а Роули все листал и листал хренову базу, смотрел уставшими глазами на фотографии... и никого не узнавал. Что будет, если ему впаяют ещё выговор за превышение полномочий?  Раньше у него хотя бы было звание, которое можно потерять. Сейчас что? Разжалуют в патрульные? Скорее, попросят из полиции совсем. Сейчас Оз был настолько на плохом счету, что ему нельзя было косячить. И на кой черт он вздумал стрелять? Единственное, что могло его спасти - какое-нибудь громкое дело, которое он мог бы распутать, и желательно быстро. Но пока ему доставались лишь мелкие сделки барыг, и то они с Сеймуром просрали.
    Плюнув, Оз собрался и ушёл домой. Благо, жил он совсем рядом с участком, поэтому частенько не брал машину и просто ходил пешком. Единственное, что раздражало - мужик из соседей квартиры, который то громко слушал музыку, то устраивал вечеринки, а то и просто спьяну дебоширил. Лично Роули написал несколько жалоб домовладельцу, другие жильцы, как он знал, писали тоже, но мудака все никак не выселяли, и он продолжал портить всем жизнь.
    В эту ночь снова не повезло - сосед привёл бабу, и всю ночь Оз слушал крики и стоны, которым позавидовала бы любая порнуха. Поэтому на работу утром он пришёл ещё мрачнее обычного, сонный и небритый. Плюхнулся на свое место за столом и уронил морду на руки, пытаясь хоть немного очухаться к началу рабочего дня.

    +2

    29

    Домой Дэниел вернулся поздно. И впервые даже не притронулся к копиям документов по делу интересующей его банды, его мысли были заняты только предстоящим допросом Донована, который, по всей видимости, в самом деле и в этот раз имел все шансы уйти от правосудия. Дэниел, лежа в кровати после того, как принял душ и собрал спортивную сумку для зала, репетировал в голове разные вопросы, которые он собирался задать, и уже мог предугадать, как легко Доновану будет выкрутиться. Он знал, что идет на допрос с проигрышной стратегией, но все равно не хотел отпускать его просто так, даже если у них ничего не было, чтобы предъявить ему обвинения. Блефовать он не собирался, для этого они слишком мало знали, так что сыграть убедительно у него бы не вышло. Дэниел тоже просмотрел материалы старого дела, которым занимался Ортега, хотел и лично задать ему пару вопросов, но тот уже ушел домой.
    На следующий день он пришел на работу раньше обычного. Допросная была забронирована на одиннадцать, и у Дэниела все еще было время, чтобы сделать несколько звонков и поймать Ортега. Ему нужно было хоть что-то, чтобы заставить Донована нервничать. Если бы у них было имя клиента, можно было бы на него надавить, но то, что поиски в базе, принесут результат, было маловроятно. И все же, Дэниел надеялся, что Роули что-то нашел.
    По пути в кабинет ему встретился только уборщик и коллега, чьего имени он не знал. Они обменялись приветствиями у кофейного автомата, Дэниел прошел мимо, хотя обычно начинал свой рабочий день именно с этого. Но сейчас ему было не до кофе, зато он вспомнил о той чашке, которой его угостил Освальд. Удивительно, что с первого дня их знакомства напарник относился к нему с пренебрежением, а именно в тот день, когда имел полное право злиться, решил пойти на мировую.
    - Доброе утро. Ты что, провел здесь всю ночь? - спросил он, увидев Роули на рабочем месте, но вовсе не удивился. Выглядел тот неважно, и судя по позе, в которой его застал напарник, чувствовал себя тоже не блестяще. Дэниел кинул сумку рядом со своим столом, хотя сомневался, что сегодня вечером, при любом исходе, Роули будет в настроении тренироваться. - Нашел что-нибудь?
    Вчера, когда он уходил, тот все еще просматривал базу, а Дэниел не стал влезать, хотя несколько раз порывался сказать, что было бы лучше, если бы этим занялся он. Все-таки он разглядел того парня вблизи, и был уверен, что узнает его, если тот попадется ему на улице. Но он не хотел бы, чтобы Освальд думал, будто он ставит под сомнение его компетентность. Если он хотел это сделать, то не стоило, наверное, вмешиваться.

    +2

    30

    Оз услышал скрип открывшейся двери и приподнял голову. В кабинете появился Сеймур, как всегда бодрячком, весь такой с иголочки.
    - Лучше б провел, - буркнул Роули в ответ на вопрос коллеги. - Может, что и нашёл бы. К сожалению, у нас так же глухо, как с клиентами у старой проститутки.
    Оз проследил взглядом за тем, как напарник бросил на пол спортивную сумку и вспомнил о том, как пригласил Сеймура вместе потренироваться. Собирался ли напарник идти с ним или один? Оз понятия не имел, но спортивная форма висела в его шкафчике. Так что он был, в принципе, всегда готов. Зал помогал избавиться от напряжения, потому Роули ходил в него с достаточной регулярностью и злоупотреблял силовыми упражнениями,  наращивая мышечную массу. А вот заставить себя бегать по утрам никак не мог, вот и начала подводить дыхалка. Стоило добавить хотя бы кардионагрузки.
    Сначала Роули не хотел показывать напарнику свое хреновое самочувствие. Рассматривал это, как появление слабости. Стоило собраться, сделать морду кирпичом и изобразить бодрячка, но... Ну, нахер, - подумал Оз и продолжил лежать на столе. До начала рабочего дня ещё было время, и он считал, что может себе позволить хоть немного посидеть в тишине и дать отдых глазам. Благо, Сеймур не был склонен постоянно трындеть и создавать шум, за что Роули был благодарен всем богам. Прикрыть глаза он хотел всего на пару минут, но, когда Оз снова поднял голову, то обнаружил, что за стенами кабинета вовсю кипела рабочая жизнь, по крайней мере, судя по звукам. Потому что жалюзи в кабинете были задернуты, и их никто не мог видеть. Роули огляделся, заметив, что Сеймур все так же сидел за своим столом, потом достал мобильник и посмотрел на часы.
    - Черт, почему ты меня не разбудил?
    По всему выходило, что Роули храпел не меньше часа. Но чувствовал он себя гораздо лучше, чем когда пришёл на работу. Так что Сеймуру стоило сказать спасибо.
    Телефон вдруг зазвонил, так что Оз от неожиданности подкинул его и потратил несколько секунд, чтобы снова поймать, а потом принять вызов.
    - Да, детка. Привет.
    Ему звонила Аманда. И как всегда, принялась тараторить так, что Оз больше не мог вставить и слова, а только мычал "угу" и "ага".
    - У тебя уже столько платьев, зачем тебе ещё одно? - ответил Роули, когда, наконец, понял цель её звонка. И пришлось выслушать ещё тираду на тему, что её наконец пригласили на день рождения Пенелопы, самой популярной девочки в школе, и она не может пойти в том, в чем её уже видели на школьных праздниках. Оз слишком хорошо помнил, как его дразнили за старые кроссовки, и не мог позволить, чтобы у его дочери не было чего-то, что считалось в её школе важным. Она знала, что тут у отца слабое место, и умело пользовалась аргументом "они будут надо мной смеяться". Роули этого не хотел.
    - Ладно, милая. Нет, приехать сегодня я не смогу. Возьми кредитку и сама купи себе новое платье. Только сначала вышли мне фотку, идёт? - добавил поспешно, опасаясь, что дочь выберет что-то слишком дорогое или слишком вульгарное. В итоге выслушал радостный визг в трубку, заверения, что он лучший отец,  и признания в любви. - И я тебя люблю, детка. Пока.
    Оз сбросил звонок и взглянул на напарника.
    - Так что, какая у нас тактика на допросе?

    +2


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » Gone fishin’, be back at dark-thirty


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно