GEMcross

Объявление

Kaeya: — Нравится подарок? — Кэйа радостно заулыбался, не отпуская от себя Дилюка.

спасение утопа... утопцев
Shani & Geralt of Rivia

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » Приозерные сказки


    Приозерные сказки

    Сообщений 1 страница 26 из 26

    1

    Приозерные сказки

    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/665357.png
    Jiang Wanyin & Wei Wu Xian

    В вас когда-нибудь просыпалось любопытство заглянуть под плавающие листья лотоса и посмотреть, что же они там прячут? Нет? А вот и очень даже зря!

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/966094.png[/icon][nick]Wei Wu Xian[/nick][status]егоза[/status][fandom]<div class=fan2>Mo Dao Zu Shi</div>[/fandom][lz]<div class=lzname>Вэй Усянь, 18</div><div class=lztext>Егоза всея Юньменского Ордена и головная боль конкретно одного будущего главы. Во всех остальных случаях - прекрасный молодой заклинатель с превосходным чувством юмора и полным отсутствием здравого смысла. О, а еще у него есть тайна!..</div>[/lz][sign] [/sign]

    Подпись автора

    И, лишь рискуя всем, становишься собой (с)

    +1

    2

    — Шиди, шиди, пошли искать русалок! — с беззаботно-веселой улыбкой на лице, Вэй Ин, внезапный, как черт из табакерки, запрыгнул на обманчиво-гостеприимно распахнутый подоконник, поставив рядом с собой пару кувшинов с вином. То, что Чэн с детства не верил во все эти сказки, легенды и волшебных мифических созданий — парня нисколько не волновало. Ему просто каждый раз нравилось доставать брата и получать удовольствие от созерцания его раздражения. Потому что в итоге Чэн все равно соглашался! Даже если и для того чтобы от него отстали. Ну или чтобы не получить втыка от дяди Фэн Мяня, что не уследил за братом. За старшим братом да еще и названным. Но кого волнуют все эти уточнения, когда расхлебывать в итоге будут оба, даже если целенаправленно косячил и влезал в неприятности только один? — Я даже вино уже принес, видишь, какой я молодец! — все еще продолжая сидеть и нагло светить своим довольным фейсом с широкой улыбкой едва ли не от уха до уха. Даже если они и сегодня не найдут русалок, то зато смогут выпить вино! Разве же это плохой исход поисков тогда? — Ни одно нормальное живое существо в такую прекрасную погоду не согласится сидеть где-либо взаперти! — важно поднял вверх указательный палец, но потом с сомнением глянул на брата, потирая подборок. — Хотя, ты явно не относишься к этой категории, — рассмеялся, чуть не грохнувшись с подоконника, но вовремя вернув себе равновесие.

    — Короче, ты идешь или нет? — богатое на мимику лицо Вэя на этот раз представляло собой выражение просто вселенского страдания, уныния и печали от того, что его дорогой братец не может просто взять и согласиться даже когда хочет! Вот когда не хочет — это еще понять можно, но чего ломаться, если все равно это будет "да"? — В общем, жду тебя через десять минут на пристани или все девушки будут моими! — махнув рукой, спрыгнул с подоконника, скрываясь из вида. Правда через минуту вернулся обратно: — И вино тоже! — забрав специально "забытые" в первый раз кувшины, теперь уже действительно убежал.

    Как лучшего всего сохранить и спрятать то, что не должно быть найдено и обнаружено? Принимать непосредственное участие в поисках! Мало того, что тем самым можно увести поиски совершенно не туда, так еще и знать все планы и возможные дальнейшие действия.

    Будучи одним из тех самых волшебных существ, в которых Чэн категорически отказывался верить, Вэю еще больше доставляло удовольствия искать себе подобных, совершенно точно зная, где могут быть сейчас русалки, которых и так не очень много и есть, в общем-то, и идти искать в полностью противоположном направлении. Чэн все равно не верил ни во что подобное, при том что даже сами заклинатели прибегали к использованию магии просто в немного другом виде, поэтому парни ничего не теряли от того, что подобные периодические вылазки не приносили никакого результата.

    — Вот неужели тебе совсем неинтересно попытаться найти красивых полуобнаженных девушек, сидящих на берегу и расчесывающих свои длинные волосы или резвящихся к воде, но при этом у которых нижняя часть тела представлена хвостом? Никогда не хотелось его потрогать? Ты только представь, какими сильными должны быть эти русалочьи хвосты! — воодушевленно завел Вэй свою любимую песню, направляя лодку в одному ему известном направлении. Если же посмотреть на это со стороны — то выходило, что большей частью они просто плыли по течению. — Вот ты бы хотел иметь возможность находиться под водой сколько тебе захочется, а не ограничиваться каким-то жалкими несколькими минутами? Ведь сколько всего интересного можно было бы провернуть при этом, — хитро сверкнул глазами, хихикнув и направляя лодку к небольшому островку.

    — Так, ладно, устроим засаду здесь! — скептично осмотрев место их стоянки и оставшись доволен выбором, спрыгнул на землю, вытаскивая лодку из воды, чтобы не унесло еще течением вдруг. Островок был небольшой — запросто можно было обойти весь за полчаса, но вокруг него было много разных камней, а также парочка плакучих ив, так что да, место было хорошим. Тем более, что вокруг не должно было быть ни одной русалки! В такую погоду именно что никто из их народца предпочитал не превращаться в водных созданий, чтобы не спалиться зазря, но и среди русалок попадались такие же дурные и безбашенных на голову, как Вэй.

    — Будешь? — удобно устроившись на траве и уже успев приложиться к кувшину, протянул второй Чэну. — Все равно это лучше, чем твои писульки и сидение на ровном месте, — показал язык, усмехнувшись. — Неужели на тебя так давит то, что ты наследник и будущий глава клана?

    [nick]Wei Wuxian[/nick][status]егоза[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/966094.png[/icon][sign] [/sign][fandom]<div class=fan2>Mo Dao Zu Shi</div>[/fandom][lz]<div class=lzname>Вэй Усянь, 18</div><div class=lztext>Егоза всея Юньменского Ордена и головная боль конкретно одного будущего главы. Во всех остальных случаях - прекрасный молодой заклинатель с превосходным чувством юмора и полным отсутствием здравого смысла. О, а еще у него есть тайна!..</div>[/lz]

    Подпись автора

    И, лишь рискуя всем, становишься собой (с)

    +2

    3

    Проклятья в этом мире существуют самые разнообразные. От безобидных - такие сгоряча может бросить даже простой человек, и силой своего гнева он может привести пожелание к исполнению. До сложных и хитросплетённых, записанных на длинных свитках и припрятанных в заклинательских сокровищницах для особых случаев. К какому виду проклятья отнести своего шисюна, Цзян Чэн не знал, но находился в священной уверенности, что это даже что-то пострашнее самого чёрного и древнего заклинания, потому что способ избавления от него был прост, только за его претворение в жизнь общество жестоко покарает смельчака. И это если не брать в расчёт отца.

    Юный наследник клана Цзян тяжело вздохнул, поднял глаза от древнего манускрипта, что лежал перед ним на столе, к потолку, поискал там ответ, за какие такие неизвестные прегрешения оказался наказан именно так, - и всё же взглянул на Вэй Ина. Который светился радостью, энтузиазмом и жаждой деятельности поярче юньмэнского солнца, даже несколько его заглушая.

    - Я готов быть кем угодно, только бы ты дал мне позаниматься, - с ворчливыми нотками в голосе, явно перенятыми у госпожи Юй, наконец соизволил высказаться её сын. Можно подумать, он сам рад просиживать известное место здесь, за чтением, вместо того, чтобы размять ноги на тренировочной площадке или даже искупаться, ведь погодка на самом деле великолепная! Но, увы, Цзян Фэн Мянь начал всё больше привлекать наследника к делам ордена, чтобы тот наблюдал, разбирался и запоминал, хотя и основную учёбу тоже никто не отменял. Вот так молодой господин и вынужден нагонять сверстников в то время, какое можно было бы посвятить отдыху. А усыновлённый и беззаботный Вэй У Сянь, не знающий таких проблем, ещё и соблазняет, поганец, вином и увлекательной прогулкой.

    Виновник внезапно появившихся моральных терзаний был пронзён убийственным взглядом лиловых глаз, чтобы предотвратить попытки склонить к безобразиям. И подвергающийся искушениям адепт светлого пути демонстративно вернулся к изучению слегка выцветших от времени иероглифов. Их смысл теперь никак не желал складываться во что-то внятное, вытесняемый из воображения картинами тихо плещущейся воды озера Лотоса, лёгкой прохлады над его поверхностью и тенью склонившейся к самому берегу плакучей ивы. Но вот Небеса окончательно определились, что сегодняшний день должен быть посвящён самосовершенствованию, потому что после кучи гадостей, вываленных задорным и смешливым тоном, шисюн соскользнул с подоконника, и лишь постепенно стихающий хохот свидетельствовал о его удалении из плана бытия прилежного ученика. Тот тяжело вздохнул, смирившись с подобным раскладом, собрал волю в кулак и буквально вгрызся вниманием в иероглиф, похожий на невысокую пагоду, изъеденную червячками-чёрточками… когда звонкий голос демона-искусителя с внешностью одного непоседливого заклинателя вновь раздался от окна. То ли проведение, то ли Вэй У Сянь передумали. Терпение и выдержка и без того не отличающегося спокойствием Цзян Вань Иня лопнуло, и он с рыком запустил в злодея тушечницей, от которой тот и все его кувшины с вином благополучно увернулись и направились к пристани.

    Юный адепт Юнь Мэн Цзян со стоном уронил голову на скрещенные руки. Хотел ли он пойти следом? О, ещё как! И пускай в их с братом речи «ловить русалок» по причине отсутствия упомянутых превратилось в завуалированное предложение просто уйти куда-нибудь подальше от дома, посидеть на песочке или даже подурачиться на мелководье, своей заманчивости оно от этого не потеряло. Но ведь А-Сянь прав? Не произойдёт ведь катастрофы в Пристани Лотоса, если один день зубрёжки Цзян Чэн пропустит? В конце концов, ему не завтра принимать пост главы ордена, ещё успеется наверстать упущенное.

    …вот всегда этот источник хаоса в мирной жизни вывернет всё так, что его шиди всё равно увяжется следом, причём раньше, чем позже. С другой стороны, кто ещё присмотрит за головной болью их семьи?..

    Лодку они отвязывали вместе и гребли тоже вместе, причём направление как обычно выбирал Вэй Ин, горящий глазами и воодушевлением, тогда как наследнику клана Цзян было совершенно всё равно куда плыть, он лишь подстраивался под неумолкающего брата и лениво осматривался по сторонам, щурясь от слепящих солнечных зайчиков, которых в немереном количестве разбрасывала всюду спокойная озёрная рябь.

    - Скажи на милость, что с этими красивыми девушками делать? – фыркнул он после запальчивой речи соучастника. Его энтузиазм в этой «ловле» иногда доходил до абсурда, впрочем, случай Вэй У Сяня – это когда проще дать, чем объяснить, почему «нет». Ну неинтересно ему просто так проводить время на озере, надо обязательно выдумать какую-нибудь мифическую причину, - ладно, пускай развлекается. А более рациональному товарищу вполне достаточно обыденных и незамысловатых утех. – Они, поди, холодные, как лягушки, и тиной от них тянет – не может не тянуть, потому что в волосах под водой тьма знает что может застрять и завестись. Поговорить с ними о чём? О рачках и водорослях? Если они вообще в состоянии говорить, – Цзян Чэн даже не смотрел на юлу, что расположилась в одной лодке с ним и так вертелась на месте, что раскачивала их судёнышко. – В том, что ты найдёшь чем занять себя на пару часов на дне озера, я не сомневаюсь. А меня вполне устраивают твёрдая и сухая земля под ногами и дела ордена.

    Несогласие тем временем не мешало причалить, обустроиться на месте, сняв сапоги, и принять блаженное полулежачее положение. Стоило шисюну протянуть кувшин, как его шиди мгновенно выхватил у него вино и выразительно посмотрел, мол, раз сюда приплыл, неужели откажусь, шутить изволишь?

    - Вэй У Сянь, ну вот что ты глупости спрашиваешь? Ты себе хоть представляешь, сколько всего приходится делать и решать главе ордена? – он тяжело вздохнул. – Обращал когда-нибудь внимание, во сколько отец с матерью заканчивают свои дела и ложатся спать? А когда просыпаются? Если бы я так мало спал, наверное, не смог бы и меч в руке удержать от усталости. Думаешь, они просто так пренебрегают отдыхом? У них слишком много дел, чтобы предаваться безделью, - лилового цвета глаза презрительно прошлись по фигуре юноши, чьё происхождение вовсе не было благородным и важным, будто бы сообщая своим недовольным прищуром, что другим не понять. – Всё то же самое предстоит и мне.

    Молодой господин клана Цзян как-то даже пригорюнился над своей судьбой и приложился к горлышку посуды, дабы залить будущее горюшко хотя бы сейчас.

    [nick]Jiang Cheng[/nick][status]тефтелька[/status][icon]https://i.ibb.co/n1PK5qx/yr1-Vk-Va-Zo1o.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> MO DAO ZU SHI</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Цзян Чэн, 17</a></div><div class=lztext>Наследник клана Цзян, будущий хозяин Пристани Лотоса</div>[/lz]

    Отредактировано Jiang Wanyin (2022-08-02 21:22:47)

    +2

    4

    — В каком смысле "что делать?"? — Вэй от внезапности даже чуть весло из рук не выронил, уставившись на Чэна. Нет, тому категорически противопоказано было много учиться! Ни к чему хорошему это не приводит. — Шиди, шиди, — наигранно тяжело вздохнул, качая головой, — ну а что еще можно делать наедине с красивыми голыми девушками? — весело разулыбался, многозначительно поиграв бровями. — И после таких вопросов он еще собрался быть главой клана когда-нибудь! — окончательно рассмеялся, не сдержавшись. Перед этим, правда, перебравшись в другую часть лодки подальше от брата, чтобы тот не поддался вдруг соблазну скинуть своего дорогого шисюна в воду. Потому что Вэй совершенно точно этим воспользуется и незамедлительно последует отдача!

    К слову об отдаче и желании скинуть кое-кого в воду. Удивительно, но именно У Сяню очень захотелось это провернуть! Нет, вы слышали: русалки холодные, их сравнили с какими-то несчастными и тупыми лягушками — спасибо, шиди, хоть не с жабами! — и от них несет тиной! Потому что вода в озерах грязная!

    От всего лишь одного предложения Цзян Чэна у Вэй Ина нервно дернулся глаз, а руки невольно сжали крепче весло. Это брату еще повезло, что У Сянь находился на носу лодки, а не рядом. Потому что за три таких высказывания, он бы, как минимум, сбросил шиди в воду. Они — русалочий народец — тут, понимаете ли, стараются, очищают воду Юнь Мэнских озер, чтобы она всегда была прозрачная и чистая, следят и способствуют тому, чтобы в озерах всегда было много рыбы, чтобы процветала торговля и жителям Юнь Мэна было чем прокормиться в любом случае, и много всего остального в этом плане, а тут на те вам! Озера грязные, от русалок воняет тиной, и вообще они лягушки, только с рыбьими хвостами.

    — Пффф! — немного натянуто и нервно рассмеялся. — Сказал человек, не верящий в сказки, — выразительно дернул бровью, усмехнувшись и глянув на шиди через плечо. — А вот зря не веришь. Почитал бы для общего развития хотя бы. Узнал бы много всего интересного: например, что разговаривать они вполне себе умеют. И не только умеют, но и что голоса у них красивые, чарующие и волшебные! — важно произнес наставительным тоном, подняв вверх указательный палец. — Какой ты глава Ордена, если не знаешь мифов и преданий своего народа и входящих в состав твоих земель территорий. Ты же все равно там всякую ерунду читаешь тьмутараканских веков, так почитал бы что повеселее хоть, — насмешливо глянул, показав язык и оттянув нижнее веко пальцем. Благо, что к тому моменту они уже причалили к берегу, так что получить внезапный втык не грозило.

    — Условно, — лениво отмахнулся, полулежа на земле, зажав зубами сорванную травинку и смотря на сверкающую водную гладь. — Они не первый день этим занимаются и их тоже готовили с детства к их обязанностям, — пожал плечами, склонив голову на бок и смотря на брата. — Все приходит с опытом, да и они постарше тебя будут, так что не парься почем зря раньше времени, — хохотнув, откинулся на спину, подложив руки за голову. — Тем более, что на тебя и твою сестру время они нашли когда-то, значит, и на все остальное при необходимости запросто могут выкроить, разве я не прав? — выжидательно скосил глаза на шиди. Потому что и одного ребенка для продолжения рода было вполне достаточно, даже если рождается девочка, а не мальчик. А дети четы Цзян не могли жаловаться на полное отсутствие родительского внимания, так что и мадам Юй, и дядя Фэн Мянь вполне себе знали и умели правильно расставлять приоритеты и находить время на то, что было действительно важно и нужно. И Чэн в будущем тоже так сможет. Наверное.

    — И вообще, ты еще даже не глава, а всего лишь наследник, а стонешь и воешь уже как старый дед! — вновь принял вертикальное положение, потому что пить вино лежа было категорически неудобно. Но стоило поставить кувшин на землю, как его взгляд снова притянуло озеро. Он слишком любил воду, чтобы отказывать себе в удовольствии и держаться от нее как можно дальше.

    — Ну что, готов искать русалок-то? — хитро подмигнул, весело улыбнувшись. — В общем, ты как хочешь, а я пошел. Этот день слишком прекрасен, чтобы тратить его на твое старческое ворчание и обреченность! — рассмеялся, скидывая верхние одежды в кучку и оставаясь в нижних — спальных — штанах, чтобы уже через пару секунд с радостным воплем "Йухуууу!" забежать в воду, поднимая тучи брызг вокруг.

    [nick]Wei Wu Xian[/nick][status]егоза[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/966094.png[/icon][sign] [/sign][fandom]<div class=fan2>Mo Dao Zu Shi</div>[/fandom][lz]<div class=lzname>Вэй Усянь, 18</div><div class=lztext>Егоза всея Юньменского Ордена и головная боль конкретно одного будущего главы. Во всех остальных случаях - прекрасный молодой заклинатель с превосходным чувством юмора и полным отсутствием здравого смысла. О, а еще у него есть тайна!..</div>[/lz]

    Подпись автора

    И, лишь рискуя всем, становишься собой (с)

    +2

    5

    озёрные развлечения, автор неизвестен

    Лежать на открытом месте под ясным солнцем ожидаемо жарко. Перебрасываясь фразами с шисюном в привычной манере пикировки, младший сын Цзян Фэн Мяня уже давно принялся избавляться от лишней одежды. Сначала в сторону был отложен пояс, затем ханьфу нежного фиолетового цвета кучкой легло на него сверху, а его хозяин ослабил ворот верхних одежд. Неподалёку от дома он ни в коем случае не позволил бы себе таких вольностей, но наедине с заводилой всех хулиганов Пристани можно расслабиться и побыть обыкновенным юношей, а не наследником целого ордена.

    Тема русалок, если честно, начала ему несколько надоедать. Нет, он прекрасно понимал натуру Вэй Ина, что все эти сказки, какие-то таинственные истории, фантазии о будущем и возможностях, которые оно открывает, неродному брату доставляют истинное удовольствие… Только его энтузиазма не разделял и участвовать в чём-либо не намеревался. И пускай последовавшая речь являлась истинно бесполезной в их случае, но промолчать Цзян Чэн органически не мог.

    - Ну какие мифы, ну какие предания? – почти простонал он в кувшин, отчего звук вышел гулким и искажённым. – Эти мифы рассказывают и о драконах, и о фениксах, только видели их столько сотен лет назад – если видели, - что со счёта можно сбиться. Мало ли что хранится в этих манускриптах? Я тоже могу написать про какого-нибудь нереального получеловека-полу… Ну не знаю… Полустрекозу и припрятать свою писанину в библиотеке, дабы потомки её когда-нибудь нашли и удивлялись, какая ерунда творилась в наше время, - молодой заклинатель фыркнул, снова глотнул вина и отставил его из опасения случайно уронить в противном случае. – Так что я небезосновательно сомневаюсь не только в существовании русалок, но и в их талантах, какие ты столь красочно расписываешь. Пока никто их не видел своими глазами, предлагаю нам каждому остаться при своём мнении, - концентрация ехидства в его голосе была столь высока, что ею вполне можно выжигать рисунки на дереве.

    – А уж что делать с прекрасной девушкой, когда у неё ниже пояса хвост, я даже представлять не хочу, - последняя капля яда в его тоне, казалось, могла бы и металл прожечь.

    Вот сапог в Вэй У Сяня всё же полетел, стоило тому заикнуться про наследство и сварливость старого деда, хотя, разумеется, «снаряд» был легко отбит. Нет, Цзян Вань Инь не на сравнение обиделся, в конце концов, он наоборот находил достоинством умение смотреть в будущее, оценивать свои силы и перспективы. Но то, с какой лёгкостью шисюн прошёлся по теме его родителей, их семейного и кланового долга, заставило спрятанные глубоко в душе печали мгновенно вскипеть. Возможно, этому невыносимому мальчишке хватало тех крох внимания, что перепадали от главы клана и шидзе, ведь он запросто находил общий язык с любым встречным и мог получить недостающее от кого захочет, только его шиди был совсем другим. И он-то чувствовал острую нехватку ласки и любви от матери с отцом. Однако даже не мог попросить их об этом, ведь он же «наследник и будущий глава клана, глава великого ордена», а для такого благополучие всех подчинённых куда важнее, чем капризы одного-единственного адепта. Понимание таких простых истин никак не облегчало ощущения одиночества, а любые слова, заставляющие вспоминать настоящее положение дел, вызывало боль.

    Совсем как сейчас, когда Цзян Чэн и швырнул в единственного друга сапогом не потому, что желал причинить ему вред, а потому что горечь, внезапно затопившая сознание, требовала какого-то выхода. И предложение поискать чёртовых русалок непосредственно в воде тоже не вызвало энтузиазма. Юноша мрачно промолчал в ответ на воодушевлённые сборы этой неугомонной юлы, проводил его тяжёлым взглядом и снова сделал щедрый глоток из своего кувшина.

    Очень радовало то, что подобные приступы легко разжимали когтистые лапы на молодом сердце, так что уже через несколько минут наблюдений за весело плещущимся личным наказанием прилежный ученик Юнь Мэн Цзян задумался о том, чтоб присоединиться. В самом деле, просто проваляться на берегу весь день и даже ни разу не окунуться – глупость несусветная, потому Цзян Вань Инь вскоре скинул лишние одежды и в одних исподних штанах, как и шисюн, нырнул в тёплые, ласково обволакивающие воды.

    Вэй Ин успел уже далеко отплыть, хотя уроженцу этих мест догнать его не составило никакого труда. Лёгкий шум в голове от выпитого, приятная физическая нагрузка и фонтаны жизнерадостности от приёмного сына главы клана прогнали из мыслей его родного ребёнка мрачные думы, даже помогли поднять настроение, так что Цзян Чэн погромче крикнул, перекрывая плеск поднятых ими волн:

    - А ты не переживаешь о том, что местные русалки захотят утащить тебя на дно? – и рассмеялся. – Притопят в своей обители и сделают то, что ты тут недавно предлагал делать с прекрасными девами!

    [nick]Jiang Cheng[/nick][status]тефтелька[/status][icon]https://i.ibb.co/n1PK5qx/yr1-Vk-Va-Zo1o.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> MO DAO ZU SHI</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Цзян Чэн, 17</a></div><div class=lztext>Наследник клана Цзян, будущий хозяин Пристани Лотоса</div>[/lz]

    Отредактировано Jiang Wanyin (2022-08-02 21:25:16)

    +2

    6

    Нет, Вэй Ин, конечно, с детства знал, что Цзян Чэн просто непрошибаемый зануда и скептик, который не поверит ни во что, если только это не промелькнет у него перед носом. Хотя иногда создавалось впечатление, что даже случилось такое, будущий глава Ордена вот чисто из принципа и вредности не согласится и заявит свое категоричное "не существует" или "не верю". Спустя неделю или месяц, может, и передумает, но вот чтобы так сходу взять и изменить свое мнение, признавая собственную неправоту, Цзян Вань Инь просто не мог. Гордость мешала, не иначе.

    — Как какие? Обычные! Которые матери рассказывают в детстве своим детям, убаюкивая их сказками и легендами. Эти рассказы бывают добрые, бывают устрашающие и запугивающие, но в любом случае обычно всегда поучительные и несут в себе ту или иную мысль, — тяжело вздохнув и качая головой. А вот шицзе ему верила! И разделяла с ним его взгляды на существование мифических существ, хотя У Сяню было очень сложно представить, чтобы мадам Юй в детстве рассказывала ей на ночь сказки. Скорее уж дядя Фэн Мян. Да и Ян Ли просто была не такая, как Цзян Чэн. Добрее, мягче. Человечнее. А главное — проницательнее. Шиди бы не помешало поучиться у старшей сестры этим качествам. Не всегда стоит полагаться только и исключительно на силу и дурной характер. Это Вэй Ину можно творить глупости — по мнению окружающих! Потому что со своей точки зрения во всех его действиях есть логика, — а Чэн все-таки наследник. На страхе подчиненных власть долго не продержится.

    — А что, в них ты тоже до сих пор не веришь? — насмешливо глянул на брата, как на неразумное дите. — К твоему сведению, драконы очень мудрые и умные создания. Правда это нисколько не компенсирует их дурной характер, но это мелочи, им положено, а фениксы, чтоб ты знал, очень красивые и бессмертные птицы, управляющие огнем так, что обзавидуется любой заклинатель, потому что их скудной фантазии даже не хватит для того, чтобы вообразить, как можно это все применить и использовать. А какие красочные представления они устраивают на весенний праздник пробуждения природы — залюбуешься! — увлеченно продолжал разглагольствовать, словно не только видел все это собственными глазами, но и лично знал упомянутых волшебных созданий. Правда через минуту понял, что слишком увлекся, пытаясь убедить брата, но поскольку тот за все время их совместного сосуществования рядом никогда ни на йоту не верил в россказни Вэй Ина, то и сейчас можно было не волноваться о том, что Цзян Чэн обратит пристальное внимание на его слова, а не посчитает их очередной ересью, которую шисюн от нечего делать, умудрился где-то вычитать.

    Услышав про "полустрекозу", даже вином подавился от смеха, закашлявшись и наградив брата взглядом "бедный, совсем рехнулся с этой своей учебой", но героически промолчал, решив не вдаваться в дальнейшие рассуждения по этому поводу. Горбатого исправит лишь могила. И то не факт, если дело касается шиди.

    — Да ты просто не знаешь, что с ней делать, поэтому и не представляешь, — хихикнул, поиграв бровями и озорно сверкнув глазами. — Впрочем, это касается и обычных девушек, не говоря уже про мифических, — зайдясь хохотом и заваливаясь обратно от смеха на спину, сам того не ведая увернулся от полетевшего в его сторону сапога. Полетевший следом за первым второй сапог был отбит в сторону ударом ноги. Но благоразумно решив какое-то время не искушать судьбу, а то не ровен час шиди до него все-таки доберется и придушит, и не посмотрит, что брат, быстро свалил в воду.

    А вода была замечательная. Нет, безусловно, она всегда являлась таковой для тех, чьим домом была, но даже с человеческой точки зрения — сегодня был просто идеальный день для купаний и водных развлечений. Что Вэй Ин старательно и демонстрировал Цзян Чэну, упрямо продолжавшему сидеть на берегу мрачной тучкой. Как бы дождь таким своим видом не накликал. Но сделав ставку на то, что брату надоест сидеть в одиночестве на песке, устремился как можно дальше от берега, прекрасно зная, что при желании шиди спокойно может его догнать. Не зря же они столько времени проводили в детстве в воде. Да и любой житель Пристани Лотоса был прирожденным плавцом и мог дать фору в этом виде спорта всем остальным жителям Поднебесной.

    — Черепаха, — без каких-либо предупреждений обрызгал нагнавшего его шиди щедрым потоком воды. Для брата ему ничего не было жалко! — Так у меня же ты есть, неужели не спасаешь меня и не протянешь руку помощи? — весело рассмеялся в ответ. — Да и чтобы им такое провернуть, им все-таки надо быть особями мужского пола, а они девушки, так что вряд ли получится, — нарочито задумчиво обхватил пальцами подбородок, всем своим видом изображая серьезность и активную работу мысли. — Тем более, что я никогда не слышал упоминаний о русалках-парнях, в легендах всегда упоминаются девушки. Несчастные утопленницы, страдавшие от неразделенной любви и все такое, — презрительно скривился, фыркнув. — Понапридумывают всякой ерунды, а люди потом верят, — закатил глаза, качая головой, словно это не он тут минут пятнадцать назад чуть ли не с пеной у рта доказывал, что мифы и легенды правда, а не вымысел.

    Подводный мир Пристани был достаточно богат и разнообразен, большей частью представленный различными видами рыб и рачков, на которых строился быт многих семей и торговля с другими районами; несколько видов водорослей, часть из которых также вполне была пригодна для пищи, моллюски и многое другое. Естественно, что как только в их привычной среде обитания появлялись люди, рыбы благоразумно стремились уплыть как можно дальше, что совершенно не мешало Вэю гоняться за ними, пытаясь ухватить за хвост хотя бы одну. В человеческом теле сделать это было сложно, потому что рыбы со своими плавничками и гораздо меньшими размерами были куда как быстрее, изворотливее и ловчее, любого человека. Да и заклинатель хотел словить их просто ради развлечения, поэтому ему доставляло удовольствие просто сам факт наличия такой мысли и попытки ее осуществления, чем реальное воплощение и ловля.

    Иногда он срывал водоросли, подплывая к брату из-за спины, чтобы выпрыгнуть на него из воды, закидывая импровизированную уздечку на шею, и уговаривая себя покатать. Правда после такого надо было всегда быть настороже, как бы этими самыми водорослями не попытались придушить его, скидывая в воду, в попытке утопить. Но если бы от У Сяня было так просто избавиться!

    И вот в очередной раз, как он нырнул под воду, подхватывая со дна мелкий, но красивый камешек, он увидел хвост. Чей-то наглый неразумный плавник поспешно скрылся за кучей валунов, но Вэй Ин был точно уверен в том, что только что видел! Ну и кому это тут приспичило так неосторожно играть с огнем? Хотяя... На лице парня появилась широкая ухмылка, не предвещающая обычно ничего хорошо ни одной из сторон.

    — Шиди, шиди! — быстро всплыл на поверхность, словно за ним кто-то гнался, с огромными глазами уставился на брата, суматошно тыкая пальцем в воду и пытаясь поведать ему страшную новость, но попадающая в рот вода упрямо мешала это сделать. Пришлось отплевываться от нее и только после этого протараторить: — Я видел чей-то хвост! И он был огромный, больше обычного рыбьего! Вдруг мы все-таки сможем найти сегодня русалку?! — в глазах появилась неподдельная восторженность. — Давай, быстрее, — схватив брата за руку, потянул за собой под воду в направлении скрывшейся беглянки или беглеца. Вода хорошо передавала звуки, поэтому не услышать, что они — ладно, Вэй, да и то больше из желания подурачиться ну и заодно доставить хвостатому немного неприятностей, чтобы в следующий раз думал, — намереваются поймать кое-кого за хвост было нельзя. А благодаря тем самым своим хвостам, русалки плавали гораздо быстрее людей, но поскольку сейчас был день и пространство вокруг хорошо просматривалось, мифическому созданию надо было плавать с предельной осторожностью, чтобы не попасться, даже несмотря на то что Озера были соединены между собой подземными потоками и в некоторых существовала прямая возможность перебраться из одного в другое даже русалкам.

    Вэй не планировал ничего подобного, когда вытаскивал брата из дома, но раз подвернулась возможность повеселиться, то почему бы и нет.

    [nick]Wei Wu Xian[/nick][status]егоза[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/966094.png[/icon][sign] [/sign][fandom]<div class=fan2>Mo Dao Zu Shi</div>[/fandom][lz]<div class=lzname>Вэй Усянь, 18</div><div class=lztext>Егоза всея Юньменского Ордена и головная боль конкретно одного будущего главы. Во всех остальных случаях - прекрасный молодой заклинатель с превосходным чувством юмора и полным отсутствием здравого смысла. О, а еще у него есть тайна!..</div>[/lz]

    Подпись автора

    И, лишь рискуя всем, становишься собой (с)

    +2

    7

    Хорошо, что они с детства росли возле озёр, и утонуть им грозило только при настоящей беде. В противном случае Вэй Ин, непрозрачно намекнувший на мужскую несостоятельность своего шиди, точно захлебнулся бы, потому что последний, нагнав его в воде, навалился всем телом и заставил погрузиться на глубину, практически забрался верхом на его плечи, чтоб можно было в полной мере прочувствовать недовольство младшего. Конечно, причинить настоящего вреда никто никому не хотел, и отчаянно барахтающаяся парочка вскоре распалась на два составивших её тела. Цзян Вань Инь фыркал, отплёвываясь от капель, шумно сопел и вообще всем видом демонстрировал то уничижительное чувство, что испытывал к шисюну, но на самом деле остыл так же быстро, как вспыхнул от его слов.

    - Если ты никогда не видел, как я с кем-то тискаюсь, или если мы никогда не обсуждали этой техники в подробностях, ещё не значит, что я не имею никаких познаний, - в глазах лилового оттенка ясно читалось «выкуси», когда юноша убрал с лица мокрую чёлку.

    Он никогда не сомневался в полезности тех книг, какие тайком и с вящим благоговением предлагал полистать всем ровесникам Не Хуай Сан. И листал, и обсуждал с мучительно краснеющим неумехой-Не, сверкающим при том азартным взглядом. Глупо признаваться, однако чёткое представление о способах доставить своей избраннице удовольствие заставляло морально чувствовать себя выше многих сверстников. Возможно, даже Вэй У Сяня. Уж его-то брат знал, что с каким бы количеством людей тот ни флиртовал, флирт этот не вёл ни к какому серьёзному продолжению.

    - И вот зря расслабляешься и думаешь, что при русалке тебе ничего не грозит, - мстительно ухмыльнулся в ответ. – Использование подручных средств ещё никто не отменял! – припечатал напоследок.

    Ну да, младший господин Не умудрился раздобыть трактаты не только о традиционной любви. Их почти никто из случайных жертв его внимания не трогал, но наследник клана Цзян умудрился по-детски повестись на слабо, уж и вспомнить не мог от кого, но мужественно просмотрел всё. Даже не сильно напугался и расплевался. Главное было не представлять этого на себе.

    Наверное, если бы не кувшины, оставшиеся на берегу, молодой господин постеснялся делать такие намёки.

    Совершенно незаметно настроение превратилось в просто великолепное. Наперегонки погнаться за очередной рыбёшкой, на спор поднять со дна камень особо причудливой формы, или попытаться (не) убить несносного Вэй Ина всегда было весело, шумно и настолько искренне, что иные заботы исчезали, будто их и не было сроду. За это шиди его и любил. Помимо несомненной заботы, которой тот его окружал, и готовности принять любой удар судьбы – или госпожи Юй – на себя. Цзян Чэн прекрасно понимал свои чувства к шисюну, хотя это не мешало ему мгновенно впадать в приступы дичайшей ярости, стоило приёмному сыну главы разойтись и позабыть обо всех приличиях.

    И новые его вопли о русалках почти уже было заставили младшего брата закатить глаза и уточнить, кто из них двоих старше, только серые глаза сверкали таким неподдельным восторгом и энтузиазмом, что Цзян Вань Инь сразу поверил в необычайность происшествия. Нет, разумеется, он не поверил в обнаружение мифического создания, но готов был признать существование какой-нибудь диковинной или необычайно большой рыбищи, каких не каждый день встретишь.

    С этими мыслями он послушно нырнул следом за Вэй У Сянем, даже постарался грести быстрее обычного и всматриваться в любое движение, какое чистая озёрная вода выдавала на больших расстояниях. Юношеского любопытства никто же не отменял, гнёт наследника одного из величайших Орденов в том числе. Ему как и всем хотелось обнаружить что-то необычайное… Не полурыбу-получеловека, конечно, в конце концов таких чудищ просто не бывает, но и огромной подводной хищницы бы хватило для восторженного ума. Шисюн с упрямством гончей, взявшей след, рвался в густые заросли водорослей, столь плотные, что там вообще ничего не рассмотреть, и младший брат рассудил, что подобный напор заставит любого, кто там притаился, броситься наутёк и, скорее всего, в противоположную сторону. Потому он не ринулся следом, а обогнул подводный лес, чутко пытаясь посмотреть во все стороны сразу… Чтобы от неожиданности выпустить почти весь воздух из лёгких, когда тактика возымела успех. А за дальним камнем в самом деле скрылся хвост рыжеватого оттенка настолько огромный, что обладатель его явно превышал размерами даже самого крупного мужчину из всех виденных отпрыском Фэн Мяня за неполные восемнадцать лет жизни.

    Увы, тактический просчёт теперь грозил гибелью, если юноша не всплывёт, чтобы вдохнуть, и погнаться за удивительным созданием не представлялось возможным. От отчаянья прикусив губу, Цзян Чэн рванул на поверхность, и едва успел, когда перед глазами от нехватки воздуха начали плавать тёмные пятна. Несколько раз шумно шлёпнув ладонями по воде, он с хрипами и стонами пытался надышаться, лёгкие жгло от пережитых испытаний, но молодой заклинатель всё равно досадливо хлопнул себя по лбу. Вот надо же было так глупо упустить!

    К тому времени уже и Вэй Ин всплыл к шиди, при всей своей неорганизованности не пропустив манёвр последнего. Брат бросился к нему с азартным блеском в глазах и ухватил за плечо.

    - Я тоже видел этот хвост! – иногда закашливаясь, выпалил он. – Я не знаю, бывают ли такие здоровенные в жизни! Но, бездна, мне не хватило воздуха, чтоб за ним погнаться! Что же это за рыба такая! Ещё и цвет необычный, как у кои. А ведь они в наших озёрах не водятся! Теперь он точно уплыл после того, как ты его спугнул из тех зарослей. Тьфу! – ещё один досадливый шлепок ладонью по воде. – Не вижу смысла продолжать, - вздохнул Цзян Вань Инь и развернулся к берегу. – Ладно, у нас там ещё вино стоит на солнышке печётся, - без особого сожаления в голосе произнёс он. Мысли о вине как-то сами по себе прогоняют мелкие печали. – Будет грустно, если оно нагреется!

    Даже так бесславно окончившиеся приключения впечатлений оставили массу, и их хотелось обсмаковать с соучастником на твёрдой земле. Куда будущий глава ордена Цзян и выбрался, тяжело дыша после всех плесканий, освободил волосы от заколок и выжал их прямо себе под ноги, растрепал и оставил на плечах распущенными, дабы быстрее сохли. А сам повалился на траву рядом со своей одеждой, поджидая шисюна.

    - Это ведь тот самый хвост? – стоило брату вернуться, жадно спросил, хватаясь за свой сосуд с вином. – Золотисто-оранжевый, как персик, да?

    [nick]Jiang Cheng[/nick][status]тефтелька[/status][icon]https://i.ibb.co/n1PK5qx/yr1-Vk-Va-Zo1o.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> MO DAO ZU SHI</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Цзян Чэн, 17</a></div><div class=lztext>Наследник клана Цзян, будущий хозяин Пристани Лотоса</div>[/lz]

    Отредактировано Jiang Wanyin (2022-08-02 21:25:37)

    +2

    8

    Прекрасно зная, каким упрямым и твердолобым может быть шиди — определенно это передалось ему от мадам Юй! — Вэй не пытался именно в данном случае переубедить брата, заставляя того поверить в существование одного конкретного волшебного подводного народа, но вот вовлечь в очередную авантюру — очень даже запросто! Стоило всего лишь судорожно несколько раз поразмахивать руками, пытаясь выговорить хоть что-нибудь, наглотаться воды из-за поднятых самим же У Сянем волн, но самое главное — задорно-восторженно сверкать глазами, тыкая пальцем в воду, словно действительно увидел что-то выходящее из ряда вон. Впрочем, последнее как раз-таки действительно имело место быть.

    И вот скепсис и недоверие в глазах Цзян Чэна сменяются сомнением и заинтересованностью — а вдруг на этот раз Вэй Ин действительно увидел что-то стоящее? И это при том, что шиди на собственном опыте прекрасно знал, насколько неосмотрительно бывает полагаться в подобных вопросах на У Сяня, у которого очень своеобразное чувство юмора, а желания подшутить над шиди, да и поводов, собственно, — хоть отбавляй. Но он все равно ведется, потому что заинтересован — его любопытство все-таки высунуло свой хитрый лисий нос наружу.

    Вэй Ин не дожидается, когда здравый смысл и рассудок решат обратно возобладать над братом — делает глубокий вдох и, не тратя времени на дальнейшие разговоры, ныряет, мощными рывками загребая воду и быстро перебирая ногами. Боковым зрением видит, как буквально пару секунд спустя рядом появляется шиди, и довольно улыбается про себя: все-таки Цзян Чэну еще очень рано быть скучным и серьезным, они же еще молодые парни, им можно и нужно дурачиться время от времени. Вот как сейчас, например.

    Почти единственным местом, где сейчас могла спрятаться русалка, были заросли водорослей. Необычность данного вида растений заключалась в том, что они всегда росли огромным скопищем, были достаточно плотными и длинными — в них действительно можно было незаметно скрыться даже обычному человеку. Потом была еще груда небольших камней неподалеку и подводный грот на расстоянии примерно пятнадцати ли от них. Вот только до него даже при условии наличия хвоста за такое короткое время добраться незаметно не вышло бы. Хотя Вэй попробовал бы рискнуть. Из грота уйти проще — можно выбраться через подземное озеро на сушу, а там уже в любом направлении беги, ныряй, что хочешь делай.

    Поэтому из двух оставшихся мест заклинатель выбрал подводные заросли, скрываясь в них от шиди, но успев увидеть боковым зрением, как Цзян Чэн поплыл на обгон с боку, чтобы перекрыть "жертве" возможные пути отхода. Вэй Ин лишь усмехнулся на это, развязывая тесемки штанов, зажимая ткань в руке, чтобы не потерять, и превращаясь в русала. Черно-красные чешуйки блеснули, переливаясь; хвост привычной тяжестью всколыхнул воду, поднимая со дна песок и мелкие камни. Вытянув руку в направлении, куда уплыл шиди и где собирался перехватить беглеца, Вэй попросил воду об услуге, чтобы в том месте она стала словно бы тяжелее, плотнее, мешала нормально плыть и требовала большего расхода сил, энергии и воздуха на преодоление. Глаза полыхнули красным. Это было нечестно по отношению к брату, но и так просто выдавать тайну своего народа У Сянь тоже не спешил, даже если и потянул шиди ловить русалку за хвост.

    Кстати, о русалке! Буквально пару мгновений спустя он столкнулся с ней чуть ли не нос к носу, хищно оскалившись, и лишь в самых уголках глаз можно было увидеть недобрые оттенки.

    — Вот кому я буквально полчаса назад распинался о том, куда собираюсь поплыть с Чэном, пока уплетал купленную у тебя сдобу, а? — дернув русалку за прядь волос, скрестил на груди руки, недовольно размахивая хвостом. — Туда, быстро! — указал девушке на груду камней, сам же отплыл в противоположную сторону от того места, где они только что были. И как раз вовремя, чтобы не столкнуться еще и с братом. Вэй не знал, успел шиди что-либо увидеть или нет, но не найдя добычи там, где рассчитывал, и не имея возможности долго находиться под водой без воздуха, был вынужден всплыть обратно на поверхность.

    У Сянь же тем временем подплыл к груде камней, за которыми притаилась знакомая незнакомка и лишь удрученно вздохнул, потрепав ту по голове.

    — Давай уже, плыви. Он слишком не верит в сказки, чтобы признать, что хвост действительно был русалочий, — задорно рассмеялся, подмигнув. — Не забудь про новолуние, — махнув на прощание рукой, набрал в грудь воздуха, превращаясь обратно в человека и всплывая на поверхность, попутно обратно натягивая и завязывая штаны...

    Вот единственным таким минусом всех этих превращений была именно что одежда! Одна морока с ней. Но не объяснять же потом Чэну, как и почему он внезапно оказался голым. Хотя можно было бы отшутиться, что нашел русалку, а она его того-этого. И что брата, который должен был быть рядом, на месте не оказалось, вот и остался без штанов. Вэй сам едва не рассмеялся, только представив, как выскажет все это шиди и какую гримасу тот скорчит в ответ, в который раз попытавшись его притопить, если не придушить. Чтобы глупостей не говорил.

    В общем, всплыл Вэй на поверхность, тут же начав откашливаться, потому что подавляемый смех все-таки частично вырвался под водой наружу, а взамен в рот и в легкие попыталась проникнуть вода. Не самый приятный обмен.

    Он ожидал чего угодно, но не такой восторженной тирады от Чэна, который еще и от воды при этом пытался откашляться и надышаться воздухом, словно его изрядно душили в течение долго времени. Так что Вэй Ин лишь широко распахнутыми глазами удивленно-ошарашенно смотрел на брата, слушая этот внезапный спонтанный поток.

    — А ты не верил! — самодовольно утер нос, усмехнувшись. И не важно, что изначально речь шла о русалках. В конце концов, сейчас каждый думал и говорил о том, что ему было ближе, но в итоге все равно чаша весов больше склонялась на сторону Вэй Ина, который знал правду, но не мешал брату восторгаться в своем заблуждении. Если ему так спокойнее и проще — пожалуйста. — В следующий раз возьмем удочки и пойдем рыбачить! Может еще кого чудного и необычного найдем! И непросто пойдем, а поймаем, — важно поднял вверх указательный палец, задорно сверкнув глазами, но почти сразу рассмеялся, представляя пересечение реалий двух разных миров.

    Но в одном Цзян Чэн все-таки был прав — пора было завязывать с водными развлечениями, потому что теплое вино действительно было ужасным на вкус. А переводить такой прекрасный продукт зазря — самое настоящее кощунство.

    — Что ты имеешь в виду под "тем самым?" — непонимающе глянул на брата, стоило только выйти из воды на сушу и оказаться озадаченным внезапным вопросом.

    — Ты ж сказал, что видел "русалку", — последнее слово Цзян Чэн выделил тоном, в котором не было сомнений: не поверил ни на миг. — Значит, видел хвост? Рыжий, да?

    — Ну, допустим, хвост я, может, и видел, и может даже рыжий, но не факт, ну и что с того? — задумчиво пожал плечами Вэй Ин, выжимая воду из волос, но так и не развязав ленту, плюхнулся пятой точкой на песок рядом с братом, — может какая-нибудь таймень или ауха была? Или ты все-таки решил поверить в существование русалок? — задорно усмехнулся, легко турнув А-Чэна локтем в бок, донельзя лукаво смотря при этом и поигрывая бровями.

    Цзян Чэн в удивлении вскинул брови и пихнул локтем в ответ:
    — Что я слышу? Ты внезапно стал приверженцем здравого смысла и подумал о крупной рыбе? А кто полчаса назад мне вопил о том, что русалку увидел? — в отместку шиди забрал у старшего брата его кувшин с вином и щедро отхлебнул. — Сильно сомневаюсь, что поверю в них, даже если своими глазами увижу! Уж скорее в морок.

    — Тю-ю-ю, — разочарованно протянул У Сянь, подперев щеку рукой. — А я уже собирался тебе по возвращении подкинуть пару интересных свитков про них, а ты все "не верю", "не верю", — тяжело вздохнул, качая головой. — Э-э-э-э, куда? Это мое! — возмущенно воскликнул, отобрав обратно свой кувшин, так нагло стыренный у него из-под носа, когда он только-только собирался сделать глоток.

    — Ладно, фиг с ними, с рыбами этими, переходим ко второму насущному вопросу: откуда это ты вдруг понабрался "познаний" в любовных делах? Чего еще я о тебе не знаю, а, шиди? — насмешливо дернул бровью, усмехнувшись, ни на йоту не поверив в то, что Цзян Вань Инь проверял эти свои "знания" на практике. А если практики не было, то толку от тех теорий? Хотя, где он их достал — а еще более важно: почему не поделился с братом!!! — вопрос интересный. — Да и как же твои любимые правила приличия, которых должен придерживаться будущий глава клана? Что-то мне подсказывает, что там явно нет пункта, где рассказывается про использование всяких там "подручных средств", — усмешка переросла в ухмылку, в уголках глаз заплясали черти, но все это старательно попыталось припрятаться за кувшином с вином, когда Вэй сделал очередной глоток.

    [nick]Wei Wu Xian[/nick][status]егоза[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/966094.png[/icon][sign] [/sign][fandom]<div class=fan2>Mo Dao Zu Shi</div>[/fandom][lz]<div class=lzname>Вэй Усянь, 18</div><div class=lztext>Егоза всея Юньменского Ордена и головная боль конкретно одного будущего главы. Во всех остальных случаях - прекрасный молодой заклинатель с превосходным чувством юмора и полным отсутствием здравого смысла. О, а еще у него есть тайна!..</div>[/lz]

    Подпись автора

    И, лишь рискуя всем, становишься собой (с)

    +2

    9

    [nick]Jiang Cheng[/nick][status]тефтелька[/status][icon]https://i.ibb.co/n1PK5qx/yr1-Vk-Va-Zo1o.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> MO DAO ZU SHI</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Цзян Чэн, 17</a></div><div class=lztext>Наследник клана Цзян, будущий хозяин Пристани Лотоса</div>[/lz]

    Цзян Чэну иногда казалось, что на слово «русалка» у него скоро аллергия разовьётся, из-за которой тело будет вести себя странно. Например, ругаться матом. Оно, тело, не проявило подобных реакций сейчас, видимо только потому, что рот был занят краем кувшина, а когда шисюн в праведном возмущении вырвал свое номинальное имущество из загребущих рук, молодой наследник клана довольно и несколько торжествующе рассмеялся. Сделал гадость – сердцу радость, этому он тоже не сам научился, а почерпнул от старшего товарища, пусть не ропщет теперь. Впрочем, эта крошечная месть оказалась ничем по сравнению с недоумевающе-негодующими расспросами о теоретической подкованности в тех вопросах, что вечно волнуют юные умы всех поколений людей, пусть каждому кажется, что это он – первооткрыватель.

    На Вэй У Сяня его шиди смотрел с плохо скрываемым превосходством. Совсем не часто у него получалось вот так заинтересовать самого болтливого адепта Юнь Мэн Цзян, тем более выказать, что в чём-то смог продвинуться или преуспеть. Да, глупый повод для гордости, но если тебя вечно ругают за то, что ты остаёшься вторым, то возможность хоть в чём-то стать первым греет не хуже полуденного летнего солнца. Вот Цзян Вань Инь и грелся в лучах «славы» и настоящего светила, неспешно отпивал от остатков своего вина и выдерживал паузу перед ответом, наслаждаясь столь редким моментом.

    - Нууу, ты сравнил про этикет на Совете кланов – и отношения между супругами, спутниками на стезе самосовершенствования! Если жену не любить так, чтоб у неё ноги подгибались, а по расписанию исполнять супружеский долг, типа «пришёл, присунул и ушёл», какие отношения тогда в семье будут? – разглагольствовал он так, будто тренировался перед проведением лекции для «неоперившихся» мужей. Очень важно, старательно подбирая слова и тщательно выговаривая исключительно смущающие вещи, будто рисуясь своей храбростью и взрослостью. – Даже в таком монашеском ордене как Гу Су Лань истинный спутник на стезе самосовершенствования позволяет адепту забыть обо всех трёх тысячах их правил и вести себя как живой человек, - и указательный палец воздел вверх, дабы привлечь особое внимание именно к этому замечанию.

    Вэй Ин тут же рассмеялся, услышав слова брата и увидев его напыщенный вид, но поскольку успел до этого отхлебнуть немного вина, то из-за смеха оно потекло не в то горло, отчего молодой заклинатель тут же закашлялся.

    - И где ты только успел понахвататься таких умных слов, а? - переведя дух и придя в себя, покачал головой, продолжая посмеиваться. - Говоришь так, будто уже лично не раз проверял подобное в деле, - хмыкнул под нос, вперившись придирчивым взглядом в брата, - но я точно уверен, что у тебя еще никого не было! - категорично заявил, ткнув в сторону Чэна указательным пальцем, словно уличая его во лжи и обвиняя одновременно. Даже слегка сдвинул брови, хмуря лоб, но долго не смог удерживать подобное выражение и вновь рассмеялся. На самом деле, Вэй просто даже самому себе не хотел признаваться, что Чэн действительно мог оказаться более сведущим в этом вопросе, но еще больше в том, что подобные разговоры внезапно затронули какие-то потаенные струны его души, вызывая смущение, чего, впрочем, по виду самого юноши никак нельзя было сказать. Поэтому в этот раз он предпочел промолчать, используя кувшин с вином как отличный повод для бегства.

    - Конечно, не было, - ответ был преисполнен чувства собственного достоинства, и даже смех второго из здесь присутствующих не мог погасить этого чувства. – Я всё же заклинатель, а не деревенский пьянчуга, которому всё равно кого, где и с кем.

    А признаваться в источнике своих знаний не хотелось ради сохранения ареола просвещённого гуру и избранного, которому некие высшие силы, не иначе, разрешили прикоснуться к тайне. Не хотелось-то не хотелось, да удержать в себе и не поделиться чем-то новым с Вэй Ином никогда не мог. Вань Иня хватило всего на пару глотков, которыми он наконец справился со своим кувшином, прежде чем наносная важность разлетелась брызгами и отразилась капельками азарта в аметистового цвета глазах. А может то уже сказывались градусы, кто знает, не до того в данный момент, не до этих разбирательств.

    - Помнишь, к нам делегация из Цин Хэ Не приезжала? – Цзян Чэн склонился ближе к брату и понизил голос, будто собирался сообщить то, что должно остаться только между ними двумя. – Чифэн-Цзюнь притащил с собой Не Хуай Сана. Ну? Ты тогда нарвался на наказание от матери, и Хуай-сюна пришлось развлекать прогулками да разговорами мне. Вот он со мной в качестве благодарности и поделился книгой об искусстве любви, - удержаться и не пустить на лицо выражение, какое присуще монахам, постигшим величайшую истину, не получилось. – Чего там только нет, - сверкнул глазами с явным намёком, что это просто кладезь бесценной информации. – Мы с ним вместе листали, и знал бы ты, как живо он комментировал особо, кхм, интересные моменты! Диву даюсь, как он умудряется скрываться с этим от брата, - искренне хихикнул молодой адепт ордена Цзян и явно собирался продолжить, когда над озёрной гладью вдруг послышался голос, зовущий обоих сыновей Цзян Фэн Мяня.

    А-Чэн изменился в лице и по собственным ощущениям даже немного протрезвел. Голос принадлежал близкому слуге семьи, и послать его на поиски могла лишь госпожа Юй, в то время как её супруг не стал бы искать юношей до позднего вечера. А мать, значит, хватилась кого-то из них, не нашла второго и разумно предположила, что они вдвоём где-то прохлаждаются. В её формулировках, правда, это звучало так, будто негодный приёмыш сбивает достойного наследника великого рода с истинного пути, но итог в любом случае был одним: необходимо сию секунду вернуться обратно, чтобы гнев Юй Цзы Юань не разросся до ужасающих размеров и Вэй У Сяню не перепало ещё больше.

    - Быстро одевайся, - страшным шёпотом велел Цзян Вань Инь, будто слуга, на лодке огибающий их остров где-то за пределами видимости, мог пронзить закрывающие их деревья особым взором и заметить все неподобающие детали хозяйского отдыха. Сам молодой человек натянул обратно свои вещи – включая сапоги - с такой скоростью, словно тренировался для рекорда много лет, затем подхватил с земли все кувшины и закинул в гущу ближайшего кустарника, дабы спрятать последние следы преступления.

    - Мы здесь! – тут же заорал юноша в ответ на оклики, судорожно осмотрел облюбованный клок земли, пришёл к выводу, что случайно никто ничего не заметит, и рванул к лодке. – Уже плывём! – продолжал он, вместе с братом толкая лодку в воду и ловко запрыгивая в неё.

    Разыскивающий их слуга показался, только когда они отплыли от места отдыха на приличное расстояние. Вэй Ин тут же радостно что-то заголосил сухонькому мужчине, принялся сыпать шутками и объяснять, что же они вдвоём делали на озере. Цзян Чэн не понимал и половины из его слов, только грёб по направлению к дому с самым серьёзным видом, а мысленно молился всем предкам в знак благодарности, что их двоих не застукал никто из личных прислужников матери.

    *

    Разнос им, конечно, устроили, но в нужный момент как по волшебству в поле зрения хозяйки Пристани появился её супруг, спросил, что происходит, и все потоки раздражённых ругательств обрушились на его голову. Своим повелением глава ордена Цзян всё же смог отослать сыновей в их покои, а сам мужественно принял «удар» на себя.

    Его наследник чувствовал себя так, будто в последний момент раззявившая зловонную пасть гигантская змея передумала его жрать и отвлеклась на что-то другое, отложив казнь провинившегося. Он, конечно, от избытка переживаний попытался смазать шисюну куда-нибудь, но тот легко увернулся, перехватил его руки, они немного повалялись, пытаюсь достать один другого, но быстро остыли, а через несколько минут Цзян Чэн уже привычно посмеивался над шутками брата, стараясь делать это не столь уж откровенно на радость последнему и даже маскировать это под негодующее закатывание глаз.

    До вечера никаких более происшествий не случилось, а перед самым сном юный заклинатель поймал Вэй У Сяня за рукав и шёпотом сообщил ему, что «та самая» книга от Хуай-сюна осталась у него и спрятана в его спальне. Говорить прямо или даже намекать как-то ещё не пришлось, неугомонная юла в фиолетовых одеждах ввалилась в покои своего шиди будто по расписанию, хоть часы сверяй, когда Цзян Вань Инь уже извлёк своё сокровище из тайника, скрывшего литературу от слуг и родителей, и переложил под матрас, чтобы лечь сверху и не дать узнать о её существовании никому, кроме шисюна.

    - Залезай, - похлопал он рукой рядом с собой, предлагая устроиться спиной к двери. – Будем загораживать книгу, если кто-то вдруг явится по мою душу. Успеем спрятать и никому не дадим понять, что у нас тут, - как всегда предусмотрел все варианты будущий глава клана Цзян.

    Отредактировано Jiang Wanyin (2022-08-02 21:25:56)

    +2

    10

    Ситуаций, когда Цзян Чэн сам лично первый предлагал с головой и без остатка окунуться в какую-либо авантюру было до грешного мало. Причем, чем взрослее становились парни, там меньше подобное имело место быть. Поэтому услышав заветное "книга у меня", а потом еще и "залезай" через какое-то время, когда все порядочные люди и заклинатели должны были отправляться в свои покои и готовиться ко сну, а Вэй У Сянь вместо этого приперся в комнату брата, юноша не заставил просить себя дважды, тут же плюхнувшись на матрас рядом с Чэном, с интересом вперившись взглядом в обложку.

    Первый беглый осмотр принес лишь легкое недоумение с примесью разочарования: понаслушавшись еще там на озере рассказов брата, Вэй Ин уже успел понапридумывать в своей голове столько всякого разного, а тут... Обычная каллиграфическая надпись и пара вееров с птицами. Ничего удивительного, поразительного и завлекающего. У большинства людей даже взгляд на чем-то подобном в спешке бы не задержался! Но буквально через секунду пришло озарение — все правильно! Именно так все и должно быть! Чтобы можно было, не привлекая к себе лишнего внимания, заниматься должным изучением... всякого разного, но определенно полезного. Эх, жаль он не смог встретиться в тот день с Нэ Хуай Саном! Они бы точно смогли найти общий язык. Да и внезапно стало очень интересно увидеть того человека, который не только додумался до подобной простой истины, но и сам рисовал свои книженции. Кстати, о них.

    —  Ну-ка, ну-ка, сейчас посмотрим! — возбужденно сверкая глазами и вновь преисполнившись воодушевления, пододвинул издание поближе к себе — Вань Инь все равно уже видел и, вероятно, не один раз! — открывая на первой странице. И замер.

    Нет, серьезно, обычно болтливый, словоохотливый, шебутной, непоседливый и просто заноза в заднице Вэй У Сянь потерял дар речи и завис просто от просмотра первой страницы. А ведь там вся книжка такой была! И, вполне возможно, что чем дальше, тем заковыристее! А Цзян Чэн, прекрасно помня, какой стыдливый азарт испытывал сам, когда в первый раз ознакомился с содержимым данного издания, а заодно как облупленного зная своего шисюна, сейчас практически наслаждался заминкой в его болтовне и круглым удивлённым глазам. Да, наследник клана и сам испытывал отголоски того стеснения, что мешали ему нормально шевелить пальцами в первый раз, он даже снова покраснел, но возможность понаблюдать за Вэй У Сянем в таком-то состоянии со стороны явно стоила всех прошлых мучений. Цзян Вань Инь уткнулся лицом в матрас и тихо смеялся, надеясь, что так получится менее громко и он никого из домашних не поднимет.

    — Кхм! — кашлянул Вэй, прочистив горло, и с нечитаемым взглядом, в котором разом перемешалась просто буря эмоций, посмотрел на шиди, от растерянности даже забыв его стукнуть, чтоб не смеялся тут над своим бедным братом! — А ты тоже мне будешь все это комментировать? Как он тебе? Или может уже есть чего добавить сверх полученной информации? — насмешливо глянул, подперев щеку рукой. Все-таки никакое смущение не могло заставить его надолго забыть про свою прекрасную натуру и не подколоть брата. Тем более, что это был хороший способ переключить свое внимание, хотя раскрытая книга все еще лежала у них под носом.

    — А что? Могу прокомментировать, — всхлипывая через слово, сдавленно говорил юноша. — Я многое из его слов запомнил. Посчитал, что может как-нибудь пригодиться, — а грязную инсинуацию по поводу прикладного опыта он гордо проигнорировал.

    — Запомнить запомнил, а применить в действии духа не хватило, да? — легко боднув шиди плечом в плечо, У Сянь насмешливо глянул на Чэна, который даже не собирался, кажется, прекращать сдавленно и тихо, но ржать! Можно было, конечно, устроить ему трепку, но... тогда к просмотру книги они вернутся не скоро.

    — А с кем применять-то? — искренне возмутился Цзян Вань Инь и даже развернулся, чтобы посмотреть в наглое лицо шисюна. — Уж не с Хуай-сюном ли? Ты говори, да не заговаривайся, — фыркнул точно большая раздражённая кошка, вложив в этот звук всё своё негодование и качнувшись от лёгкого подпихивания в плечо, только никак не ответил, а продолжал развивать мысль: — И продажную женщину я не считаю достойной того, чтоб ради неё всё это запоминать, — поводил наследник Ордена пальцем над страницами, умолчав о том, что в принципе считал унизительным посещение публичного дома.

    — Ой, да ладно-ладно, не бурчи только, — рассмеявшись, потрепал брата по голове, коварно портя его идеально собранные в пучок волосы. Ночь уже почти, нечего голову заставлять терпеть это мракобесие, которое в народе упорно называли "прической, долженствующей манерам поведения в обществе". Вэй Ин нисколько не обидится и его мир не рухнет, если он увидит брата растрепанным и с распущенными волосами! — Значит, говоришь, с Хуай-сюном тебе было стыдно об этом заикаться, а с первой попавшейся девушкой тебе гордость претит? — задумчиво произнес, обхватив пальцами подбородок, а уже через пару секунд хитро смотрел на брата, многозначительно поиграв бровями. Любому, кто хоть немного знал Вэй У Сяня — а уж тем более его шиди! — стало бы не по себя просто от понимания того факта, что в юную заклинательскую голову ворвалась очередная безумная идея. — Так давай со мной! — ни стыда, ни совести, ни смущения — ничего лишнего. Тем более, что предлагал это Вэй без какой-либо задней мысли, а только чисто исследовательского интереса ради! Ну и любопытно было, конечно же. — Мы же братья, так что это считаться не будет, а когда у тебя появится, — тут юноша позволил себе легкую усмешку и выразительный взгляд в адрес Вань Ина, — девушка, то ты не опростоволосишься перед ней и не будешь вести себя, как та рыба, которую треснули об лед, — подперев щеку рукой, Вэй Ин выжидательно смотрел на шиди. И вот пусть только Цзян Чэн сейчас скажет, что ему подобное не интересно. Никогда не было и все еще не. Не поверит!

    — Предлагаю по очереди наугад открывать страницы, — и  хотя Вэй опустил ту часть, в которой должно было говориться о том, что последует после того, как те самые страницы будут открываться, осознание и понимание все равно красноречиво повисло в воздухе. — И раз ты у нас такой знаток, — насмешливо дернул бровью, — то тебе первому и полагаться на удачу.

    [nick]Wei Wu Xian[/nick][status]егоза[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/966094.png[/icon][sign] [/sign][fandom]<div class=fan2>Mo Dao Zu Shi</div>[/fandom][lz]<div class=lzname>Вэй Усянь, 18</div><div class=lztext>Егоза всея Юньменского Ордена и головная боль конкретно одного будущего главы. Во всех остальных случаях - прекрасный молодой заклинатель с превосходным чувством юмора и полным отсутствием здравого смысла. О, а еще у него есть тайна!..</div>[/lz]

    Подпись автора

    И, лишь рискуя всем, становишься собой (с)

    +2

    11

    [nick]Jiang Cheng[/nick][status]тефтелька[/status][icon]https://i.ibb.co/n1PK5qx/yr1-Vk-Va-Zo1o.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> MO DAO ZU SHI</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Цзян Чэн, 17</a></div><div class=lztext>Наследник клана Цзян, будущий хозяин Пристани Лотоса</div>[/lz]

    Атмосфера в помещении складывалась… наэлектризованная, словно материнский Цзыдянь в боевом состоянии. Хотя, разумеется, не такая напряжённая! Очень уж тема, которую подняли молодые люди, была деликатной, до безумия привлекательной и как-то по-особенному щекотавшая нервишки. И хочется, и колется, как говорится. То, о чём не услышать от домашних и учителей, то, что высокомерно называют низостью и не достойным благородных господ в их же обществе, но то, что запросто обсуждают между собой взрослые горожане и слуги, когда думают, что ушей юных заклинателей не достигают их голоса. И вот как раз из последнего источника становилось вполне очевидным, что Это – такая же проза жизни, как приём пищи и облачение в одежды; что этим занимаются все, даже те самые высокородные ханжи, что бранятся на публике; что, собственно, без этого невозможна жизнь сама по себе, продолжение рода и вся суть семьи.

    Только последние соображения примиряли Цзян Чэна с тем, что они сейчас собирались творить в его комнате. Не имей он таких простых мыслей, нарушать правила и идти против требований соблюдать приличия и мораль для него показалось бы невозможным! И всё же он к своим годам уже успел заметить разные стороны человеческого бытия (пускай это были в частности подслушанные у простолюдинов разговоры), потому был сейчас так смел. Правда, избавиться от стыдливого и азартного румянца усилием воли не получалось, как бы он ни хотел. Наверное, стоит поблагодарить Небеса, что с ним собирался прикоснуться к запретному известный всему заклинательскому миру бесстыдник Вэй У Сянь: его задор, готовность броситься в омут с головой, лишь бы было интересно, и шутливые подначки да подколки существенно снижали градус смущения между ними. Тогда, в компании томно хихикающего, невинно хлопающего глазками и веером прикрывающего лицо Не Хуай Сана, наследник клана Цзян боялся воспламениться и сгореть на месте, ощущая всю запретность и неправильность их занятия. А ещё опасаясь быть застигнутым за таким непотребством кем-то из взрослых. Со старшим братом же, он уверен, даже застуканные с поличным самим Лань Ци Жэнем, они смогли бы выкрутиться, наврать с три короба – причём правдоподобно – и выйти, что называется, сухими из воды и почти не обруганными. Поистине, всякому «такому» стоит предаваться лишь с этой егозой – и море будет по колено!

    Цзян Вань Инь был слишком занят своими душевными метаниями, чтобы отреагировать на шаловливые руки шисюна должным образом. Тот успел вытащить пару-тройку длинных прядей из пучка, прежде чем брат начал отбиваться, но оказалось поздно, и заколка безвольно съехала вниз, печально повисла на размотавшемся узле и начала больно тянуть несколько волос. Так и пришлось, полыхая как и прежде румянцем, ворча и изображая недовольство, вынимать шпильки и распускать волосы, укладывая их на плечи, прикрывая ими тонкую ткань нижних одежд.

    - Ззззараза, - беззлобно прокомментировал юноша, а потом запнулся на полуслове, когда напоролся взглядом на «то самое» выражение лица напротив. О даа, ждать после этого что-либо хорошее – гиблое дело, но стоило Вэй Ину донести своё предложение, как его шиди обратился соляным столпом. Сложно себе представить что-то более бесстыдное, чем подобные слова, да и то, молодой заклинатель готов был спорить, что приёмный сын их семьи как-нибудь даже такой свой рекорд побьёт. …но просто… вот так запросто предложить? Чтоб вот это вот всё… что там изображено… и между ними… Цзян Чэну показалось, что от стыда он сейчас провалится сквозь кровать, пол дома и землю. Но сначала засветит демону-искусителю кулаком куда-то в лопатку, не сильно по причине душевного раздрая, и спрячет в ладони лицо, явно уже пылающее алым в ночной темноте, как ночник.

    Сколько-то секунд наследник клана Цзян ничего не предпринимал, детским способом спрятавшись от пугающий реальности в горсти рук, и пока он ждал, что вот-вот пропалит под собой одеяло, в голове скакали дельные мысли. Например, а как он себе представляет практику со своей невестой, если столь остро реагирует на подобное предложение. Он так же будет от неё шарахаться и надеяться… ну, что оно произойдёт как-нибудь само, без его непосредственного участия? Ну и что же он тогда за муж будет? Тут необходима смелость и решительность перед малознакомым человеком, несомненно, а он испугался даже своего шисюна, ближе которого у него никого нет. Глупость несусветная! А брат дело предлагает.

    Наконец юноша решительно отнял руки от лица и в упор посмотрел на У Сяня. К демонам всё, он – сын великого Ордена и таких незначительных глупостей не побоится!

    - А давай, - выпалил он тоном, будто преисполнился вдохновения прыгнуть в жерло вулкана, выдернул из пальцев брата книгу и, не глядя, раскрыл её… где-то. И уткнулся взглядом в иллюстрацию.

    Закашлялся, но быстро справился с этим нервным приступом.

    Хмыкнул.

    И оценивающим, примиряющимся таким взглядом прошёлся по стройной фигуре, что сейчас должна была отойти в его безраздельное пользование.

    - Значит так, - предательски дрожащим голосом, но сохраняя на лице крайне решительное выражение, велел Цзян Вань Инь. Пальцы, лежащие на странице, дрожали. – Ложись на спину. Угу… Раздвинь ноги… - только усилием воли юноша не сорвался на жалобный писк. – Я сажусь на колени между них, ага, - менее безобидным сейчас казалось смотреть на бумагу, чем на живое человеческое тело. – Одну твою ногу я кладу себе на плечо… - А-Чэн неожиданно застопорился с таким простым выбором: какую из двух ног шисюна подхватить под голень, чтобы в итоге умостить узкую щиколотку, где требуется. – А другой ты обнимаешь меня за пояс, - он громко сглотнул.

    Движения были чисто механическими, как на тренировке, только мысли пытались предательски напомнить, что это – поза из альбомчика фривольного содержания и сам наследник клана Цзян вот-вот будет вжиматься животом и тем, что ниже, в промежность, кхм, Вэй Ина. Как-то резко стало жарко и нечем дышать, а аметистового цвета глаза пытались не смотреть в родное и привычное лицо.

    Отредактировано Jiang Wanyin (2022-08-02 21:30:08)

    +2

    12

    Конечно же Цзян Чэн согласился! Всегда соглашался, даже когда не хотел. А сейчас, как и ранее утром, когда Вэй звал шиди на озеро, хотел. Юный заклинатель видел, как в глазах брата появилось любопытство — одна из наиболее сильных вещей на свете, толкающая людей на обдуманные и не очень поступки. Фактически слышал тот внутренний скрежет в голове Вань Ина, когда любопытство столкнулось лоб в лоб с голосом разума, вбитым в будущего главу требовательным и несгибаемым характером его матушки. Открыто посмеивался с этой внутренней борьбы шиди, которая внешне выражалась в покрасневшем и закрытом руками лицом.

    — Ты такой милый, когда смущаешься! — весело рассмеялся, подперев щеку кулаком и тыкая пальцем в ладони брата, под которыми должны были прятаться щеки. Красный, как рак, Цзян Чэн, не знающий куда себя деть, — это очень захватывающее и прекрасное зрелище, надо вам сказать! И очень редкое. В этот момент Вэй Ин очень сильно жалел о том, что под рукой нет листка бумаги и чернил — зарисовать подобное на память. Когда еще выпадет случай лицезреть такое состояние брата! А так открываешь в любой момент и... Главное, Чэну в руки не давать. А то разорвет на миллион кусочков. И неизвестно кого раньше — своего шисюна или несчастный рисунок.

    Но вот придя к некоему умозаключению, Цзян Чен отнял руки от лица — глаза брата горели решимостью. И это радовало! Потому что если бы шиди продолжал загоняться почем зря, то У Сянь действительно бы пошел искать все необходимое для наброска. Может это помогло бы ему вернуть внимание брата, отвлекая того от внутренних терзаний. При этом Вэй Ин ни разу не допустил мысли, что его затея ужасна. Просто они бы вернулись к ней как-нибудь потом. Обязательно бы вернулись. Потому что любопытство никуда бы не делось.

    Надо сказать, что Вэй тоже сперва смутился, увидев, что именно выпало Чэну с его удачей, но быстро вернул себе самообладание, благодаря брату. Точнее, благодаря его красочной реакции на увиденное и осознанию того, что ему первым придется выступать в роли "исполнителя".

    У Сянь честно пытался сдерживаться и не рассмеяться в голос, чтобы не поколебить решимость брата и не накрыть медным тазом все веселье на ночь. Он даже — в кои-то веки! — молчал, потому что понимал, что если скажет хоть слово — его уже будет не остановить. И все его усилия будут тщетными!

    Вэй Ин послушно лег на спину, но заложив руки за голову и с веселой улыбкой на лице и беззлобной насмешкой во взгляде внимательно, пристально смотря на брата. Словно мало шиди было той книжки и необходимости выдавливать из себя "инструкции", пусть еще и взгляд шисюна на себе все время ощущает. И даже спокойно развел согнутые в коленях ноги в стороны настолько широко, насколько мог это сделать. У Сяню то было без разницы, что там требовалось сделать, потому что сейчас он вернулся в свою колею "если дурачиться, то с размахом", поэтому и смущение его давно отпустило — это ведь всего лишь самые обычные действия, не подкрепленные ничем... странным. Ни мыслями, ни атмосферой, ни обстановкой, ни конечной целью. Так что тут такого? Но вот вид смущенного донельзя брата ему доставлял огромное удовольствие!

    Когда Вань Инь все-таки закончил со своим перенесением изображения со страниц книги в реальность, Вэй Ин больше не смог сдерживаться, громко расхохотавшись и забыв о том, что стоило бы быть потише — а то еще сбегутся слуги, увидят, чем тут господа занимаются, поднимут на уши весь дом и дядю с тетей в том числе... Это, конечно, будет очень и очень плохо, но... У Сянь ничего не мог с собой поделать! У него даже слезы от смеха на глаза навернулись.

    — Чудеса акробатики да и только! Нет, ты только представь, какая у девушки должна быть растяжка и выдержка для подобных выкрутасов в течение продолжительного времени! Это же капец как неудобно, у меня уже нога начинает затекать от такой дурацкой позы! — вытирая слезы в уголках глаз. — С другой стороны, если сделать вот так, — закинул и вторую ногу на плечо брата, — то можно и шею потом молодому человеку скрутить. И на следующее утро разнеслись бы по окрестностям слухи — умер во время занятий любовью, потому что девушка была неосторожна. Ну или как-то так, — Вэй Ина накрыло очередной волной хохота. — Будь осторожен, шиди, — наставительно ткнул пальцем в его сторону, смотря на брата серьезным взглядом, что в совокупности с его текущим положением смотрелось достаточно комично, — чтобы тебе в жены не попалась бы какая-нибудь богомолка.

    — Хотя, знаешь, — с задумчивым видом скрестил ноги у него за спиной на поясе, — вот так поудобнее будет.

    Правда из-за этого действия получилось так, что Вэй лишь сильнее прижал брата к себе, в полной мере ощущая его мужское достоинство там, где оно, в общем-то, быть не должно. Сам сделал — сам же невольно и покраснел, сглотнув, и с какой-то растерянностью смотря на шиди.

    — Я надеюсь, что ты не... — усмехнувшись краем губ, вопросительно дернул бровью, не заканчивая фразу, словно так и надо было, а не потому, что ему вдруг стало неловко произносить нечто подобное вслух. Скрываться за легкими насмешками и подначкам было куда-то как привычнее и спокойнее. Да и обстановку это сразу разряжало.

    [nick]Wei Wu Xian[/nick][status]егоза[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/966094.png[/icon][sign] [/sign][fandom]<div class=fan2>Mo Dao Zu Shi</div>[/fandom][lz]<div class=lzname>Вэй Усянь, 18</div><div class=lztext>Егоза всея Юньменского Ордена и головная боль конкретно одного будущего главы. Во всех остальных случаях - прекрасный молодой заклинатель с превосходным чувством юмора и полным отсутствием здравого смысла. О, а еще у него есть тайна!..</div>[/lz]

    Подпись автора

    И, лишь рискуя всем, становишься собой (с)

    +2

    13

    [nick]Jiang Cheng[/nick][status]тефтелька[/status][icon]https://i.ibb.co/n1PK5qx/yr1-Vk-Va-Zo1o.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> MO DAO ZU SHI</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Цзян Чэн, 17</a></div><div class=lztext>Наследник клана Цзян, будущий хозяин Пристани Лотоса</div>[/lz]

    Захотелось вот просто всё бросить и уйти. Из своей комнаты, ага. Так было гораздо быстрее, тише и не столь затратно для нервов, чем выгонять в коридор негодника Вэй Ина, язык которого, похоже, двигался вперёд мозговых извилин. А-Чэн, конечно, прекрасно знал, кому предлагал столь щекотливое дело, отдавал себе отчёт в том, что убить шисюна в течение обычного буднего дня ему хочется на порядок чаще, чем защитить или поддержать… Но просто – арррррррррррр! Легко возбудимый нрав вспыхнул подобно пороху, своим жаром в первую очередь опалив хозяину уши – лицо и без того уже давно горело и не прекращало этого делать, а глаза аметистового оттенка грозно сверкнули и оценили близость тренированных юношеских рук к шее паршивца всея Юнь Мэна.

    - Прежде чем богомолка устроит и вторую ногу у меня на плече, я сам успею свернуть ей шею! – с явной угрозой в голосе пророкотал Цзян Чэн и действительно схватил брата за горло. Пусть душить не стал, само собой, зато в таком положении снова почувствовал подобие уверенности. Потянулся за этой мыслью и снова окинул взглядом распластанного молодого заклинателя под собой: а ведь находиться сверху воистину удобно, как бы ни храбрился тот, что снизу. В конце концов в этой позе Вэй У Сянь открывал своему шиди все самые уязвимые места, не только шею. Лицо из этого положения закрыть неудобно; солнечное сплетение, самая первая болевая точка, легко доступна; живот – не прикроешь; ноги легко перехватить и зажать подмышками, чтобы не доставляли проблем… ну и самое главное – вся промежность в распоряжении другого.

    Анализ позы и схема расположения слабых точек перед внутренним взором Цзян Вань Иня промелькнули в мгновение ока, чем неожиданно притушили его раздражение и снизили накал смущения. По крайней мере заканчивать всё здесь и прямо сейчас расхотелось. Когда понимаешь, что держишь ситуацию под контролем, становится гораздо спокойнее, воистину!

    За душевными метаниями юноша слегка упустил из внимания возню брата и его попытки усовершенствовать позу, в отличие от не упустившего это тела, к чувствительным частям которого проклятье клана Цзян без всякого стеснения притиралось упругой задницей. Тёплой живой плотью, что прекрасно ощущалось через тонкую ткань исподних штанов. По коже прокатилась волна щекотных и приятных мурашек, наконец напоминая хозяину о его молодом возрасте, о пылкости этого самого возраста и о том, для чего, собственно, адекватные люди в подобные позы скручиваются.

    Наследник ордена очень тихо и очень неприлично выругался. Не хватало ещё наедине с Вэй Ином – Вэй, мать его, Ином, самым несносным и самым дорогим другом! – опозориться, испытав возбуждение! Нет, конечно, реакции мужского организма естественны, и утро для любого из них, будь они хоть сто раз заклинателями, сопряжено с некими, кхм, затруднениями… только ведь лучший ученик Пристани Лотоса с ядовитым жалом вместо языка его после такого конфуза со свету сживёт! Если шиди сам от стыда не помрёт раньше.

    - Кончай елозить! – прошипел А-Чэн, уперся ладонью в плоский живот шисюна и попытался отстраниться, да вот не тут-то было! Последний, оказывается, успел поймать его в захват ног и даже для верности скрестить их за спиной. Цзян Вань Инь затравленно глянул через плечо, дабы оценить масштаб бедствия. – И вообще эта поза не просто так там изображена! Во-первых, в ней угол проникновения совсем другой, не как в этой. А во-вторых, она позволяет войти максимально глубоко.

    Столь бесстыдную тираду младший сын Цзян Фэн Мяня выпалил прежде, чем успел осознать всю откровенность, в ней затаившуюся. Тогда под гнётом смущения он и не понял, из каких глубин памяти всплыл жаркий шёпот Не Хуай Сана, дающего подробные инструкции. Он всего лишь хотел чем-то заполнить паузу, чтобы не объяснять, почему А-Ину не следовало бы продолжать извиваться. Но лишь мгновение спустя сообразил, ЧТО именно ляпнул.

    И от неожиданности звонким шлепком захлопнул себе рот ладонью, а напуганными круглыми глазами уставился на брата. Увы, только, слишком поздно, и произнесённое уже было осмыслено обоими в полной мере. Возможно, обоими живописно представлено, причём в подробностях и без особо труда. А чего трудиться-то? Вот он, Вэй Ин, лежит на тонких простынях, широко разведя бёдра и прижимая к себе Цзян Чэна за поясницу, Цзян Чэн же низко нависает над ним, как плакучая ива над озером, и прекрасно ощущает, куда именно его вжимают. Причём ощущает тем, что вжимается, ага.

    Отредактировано Jiang Wanyin (2022-08-02 21:30:25)

    +2

    14

    Пауза от осознания и осмысления сказанного шиди затянулась. А потом...

    — Хо-о-о-о? — на губах усмешка, а в устремленном на брата взгляде пляшут опасные черти. — И откуда у тебя в этом ТАКИЕ познания? — насмешливо дернул бровью, в то время как губы растягивались во все более хитрожопой и не предвещающей ничего хорошего ухмылке. О нет, такие слова он Чэну просто так не спустит и глаза на них не закроет. Вот еще, такой прекрасный повод!

    — Что еще рассказал тебе Нэ Хуай Сан? — Цзян Вань Ин сейчас находился в достаточном удобном для Вэя положении, чтобы им не воспользоваться: и вот уже одна ладонь ложится на шею и загривок будущего главы, заставляя того наклониться еще ближе к шисюну и смотреть глаза в глаза, едва ли не соприкасаясь носами. За беззаботностью и озорством серых глаз на мгновение промелькнули опасные искры, впрочем... это могла быть и игра света мерцающей неподалеку свечи.

    Цзян Чэн смотрел в глаза брата, которые против его воли оказались так близко, и, похоже, был загипнотизирован этим демоническим взглядом, как кролик удавом, потому что не смог даже сбросить со своей шеи руку. А ещё не мог ни разозлиться, чем вообще-то славился, ни вспыхнуть смущением. Наверное, слишком необычная ситуация сложилась, вот и не получалось как обычно.

    — Эээ, — юноша судорожно шарил взглядом по такому знакомому лицу напротив, словно искал на нём пути к отступлению. — Что — ещё? — тупо переспросил он, будто резко перестал соображать.

    — Какие еще факты поведал тебе Хуай-сюн, пока гостил в Пристани? — продолжая одной рукой удерживать брата в непосредственной близости от собственного лица, второй рукой медленно провел по груди. Вот не зря он успел мельком пролистнуть пару страниц заветной книжечки — пригодилось увиденное! Когда еще шиди едва ли не терял дар речи, забывая не только наорать на брата за глупости, но и при возможности заняться руко- или ногоприкладством?

    "Такие, что если ты сейчас продолжишь, я не ручаюсь за свой..." — в панике думал наследник клана Цзян и судорожно прикидывал, как справиться с подступающим всё ближе позором. Сейчас казалось избавлением просто вырваться из загребущих рук, так что юный адепт начал отлеплять от себя чужие конечности и пятиться назад, отползая от Вэй Ина.

    По затравленному выражению на лице брата было прекрасно понятно, что он нервничает и, словно загнанный в угол зверь, будет использовать любую возможность, чтобы откосить от ответа. Вот только шиди забыл, с кем он с самого детства делит комнату! И что просто так Вэй не сдается. Особенно, когда уже почти что получил свое. Впрочем, и У Сянь был не из камня с железными нервами — осознание того что и с кем он делает тоже в свое время накатит на него, но это будет уже потом. Может, утром, может через пару часов или несколько дней, но совершенно точно не сейчас. Сейчас он всецело находился в своей любимой и родной стихие, где не существовало слов "стыд", "смущение" и "совесть". Ничего лишнего, да.

    — Да я уже не помню! — сдавленно прохрипел его шиди, пытаясь избежать ответа. На что Вэй Ин лишь усмехнулся, разжимая пальцы на шее брата и расцепляя ноги у него за спиной, давая возможность отползти. Спастись. Глотнуть воздуха. Ощутить мнимую свободу... Чтобы уже в следующий миг навалиться сверху на брата, усаживаясь у него на бедрах и прижимая к кровати за запястья.

    — И это он мне еще всю сознательную жизнь неустанно твердит о том, что не верит в сказки! — наигранно удрученно и с сожалением, словно брат совершил некий тяжкий, непоправимый грех, вздохнул, качая головой. — Но что я слышу? Наш неверующий внезапно сам же эти сказки и рассказывает! — Вэй едва сдержался от того, чтобы не обратиться русалом и не начать поводить хвостом из стороны в сторону. Хвост отменяется, а вот лукавая ухмылка на лице — нет. И опять они лежат едва ли не нос к носу, только теперь будущий наследник находился снизу.

    — И кстати, чтобы ты не думал, что я забыл про свой черед, — перехватив обе руки брата у него над головой, выудил эту самую злосчастно-прекрасную книженцию, с которой все началось, и начал быстро пролистывать страницы,  периодически краснея, зависая на том или ином изображении, но не закрывая, а, напротив, продолжая поиски, пока не наткнулся на ту, что наиболее близко была похожа на ситуацию, в которой теперь оказались Чэн с Вэем. — Вот! — раскрыв пошире, показал изображение брату: на картине двое находились в примерно похожем положении, вот только имелся небольшой то ли комментарий, то ли пояснение к тому, что в таком случае можно еще сделать. И, конечно же, У Сянь сделал!

    Пробежавшись взглядом по иероглифам, отложил книжку в сторону, и склонился к шее брата, проводя по ней кончиком носа и как-то осторожно, неумело прихватывая губами кожу на сгибе шеи.

    [nick]Wei Wu Xian[/nick][status]егоза[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/966094.png[/icon][sign] [/sign][fandom]<div class=fan2>Mo Dao Zu Shi</div>[/fandom][lz]<div class=lzname>Вэй Усянь, 18</div><div class=lztext>Егоза всея Юньменского Ордена и головная боль конкретно одного будущего главы. Во всех остальных случаях - прекрасный молодой заклинатель с превосходным чувством юмора и полным отсутствием здравого смысла. О, а еще у него есть тайна!..</div>[/lz]

    Отредактировано Akihito Takaba (2022-03-18 19:17:00)

    Подпись автора

    И, лишь рискуя всем, становишься собой (с)

    +1

    15

    [nick]Jiang Cheng[/nick][status]тефтелька[/status][icon]https://i.ibb.co/n1PK5qx/yr1-Vk-Va-Zo1o.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> MO DAO ZU SHI</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Цзян Чэн, 17</a></div><div class=lztext>Наследник клана Цзян, будущий хозяин Пристани Лотоса</div>[/lz]

    Окажись они с Вэй У Сянем на тренировке в такой ситуации, когда его шиди зазевался и позволил уложить себя на лопатки, и последний бы бранил себя на чём свет стоит, даже Небеса бы от этой брани содрогнулись. Но нынешним вечером они оказались вовсе не на тренировочном поле, а в кровати, да ещё в компании альбомчика слишком фривольного содержания, от которого гордость одного взрывного юноши пребывала в шоке и ступоре, помалкивая по поводу возмутительного факта, что приёмный сын семьи явно начал доминировать над Цзян Чэном. Тот ещё не успел в полной мере осознать странного факта, что тело его реагирует вполне определённым образом на эти нелепые кувыркания, на соприкосновения со знакомым вдоль и поперёк шисюном такими местами, которыми за более чем десять лет совместной жизни они ещё точно не касались друг друга. Да никого они оба так и там ещё не касались, бездна забери! С тем же Хуай-сюном два отпрыска благородных семей всего-то рассматривали картинки да обсуждали увиденное, им и в голову не пришло представить откровенные позы с собой и кем-то другим. И без того было жарко-смущающе. А тут!.. Открытие того, что возбуждение может начать сворачиваться удушающим комком внизу живота от ощущения распластанного под тобой полуобнажённого горячего тела или от ощущения, как это тело всем весом вдавливает в матрас уже тебя самого, оказалось слишком неожиданным. Не помещающимся в голове. Лишающим связей с внешним миром.

    Вот так бесстыдный Вэй Ин и успел свериться с инструкцией, подгадав момент, пока его брат слегка ушёл в себя и заблудился там. Что возмутительнее всего, так это отсутствие какой-либо ответной реакции от самого старшего товарища: как ни в чём ни бывало он елозил верхом на наследнике клана, точно на верховом животном, порол привычную для себя чепуху, балагурил и зубоскалил. Он что, даже о подобном не может думать серьёзно? Даже тело его не испытывает нормальных для мужчины позывов? Вот уж точно трепло, только и может скабрёзности отпускать, а как до дела доходит…

    Или лучший адепт ордена притворяется, что с ним ничего не происходит? Ну, чтоб что-то такое доказать всем присутствующим. Например, что он отлично себя контролирует, или что такие глупые картинки могут заставить его лишь обсмеять их, но не принять как руководство к действию. …или из них двоих только Цзян Вань Инь такой испорченный, легко возбуждаемый и несдержанный, раз непозволительная близость с братом вызывает отклики?

    От последней мысли юноша даже задохнулся. Видимо следы стыда с лица и горящей шеи пробрались внутрь и встали комком в горле, не пропуская воздух в грудь. И тут разошедшийся Вэй Ин сделал Это.

    Мягкое прикосновение к шее оказалось щекотным, только обычная щекотка обычно не простреливает все внутренности искрой томного удовольствия, как это случилось сейчас. Юный адепт клана Цзян почувствовал себя слегка оглушённым от столь неожиданных реакций, широко распахнул глаза и невидяще уставился в потолок, пока голова пыталась хоть что-то осознать. А наказанию всея Ордена сотворённого, видимо, показалось недостаточным – и Цзян Чэн отчётливо вскрикнул, стоило чужим зубам впиться в ненормально чувствительную сейчас кожу. От такого, казалось бы, немудрёного действия кровь горячей волной хлынула по венам и устремилась туда, на чём практически восседал беспокойный юный заклинатель, чтобы напитать мужское естество силой, сделать его болезненно чувствительным и заставить отвердеть.

    Это просто катастрофа!

    Это ужас!

    Это же смерть!

    Смерть его гордости, его мирной жизни, его дружбе с шисюном.

    Молодой наследник так испугался происходящего, что больше не думал о том, что делает, не думал о последствиях, а хотел только одного – сию секунду избавиться от заставившего его возбудиться проклятого Вэй У Сяня. И последнего без соизмерения силы снесло с пойманного шиди волной чистой энергии ци. Всплеска оказалось достаточно, чтобы юношу отбросило на другой конец кровати, а сам Цзян-сюн быстро-быстро отполз на противоположный угол, подтянув колени ближе к груди, сбиваясь с дыхания и глядя совершенно дикими глазами в чужое красивое лицо. Осмысление, чем далась долгожданная свобода, пробиралось в мысли с запозданием, зато явственно теснило незнакомую ранее истому, чтобы поселить на её месте чувство облегчения. Всё, он избавился от тактильного контакта с братом, тот теперь не сможет понять, что же произошло с телом младшего товарища, значит, честь и добродетель остались при своём хозяине.

    - Ты!!! – наконец обрёл способность воспроизводить внятные звуки Цзян Вань Инь. Лицо его продолжало полыхать румянцем смущения, возбуждения и гнева столь ярко, что складывалось впечатление, будто от соприкосновения с ним можно поджечь палочку благовоний. Ногами юноша сжимал своего предателя, что поэтично называется в литературе Не Хуай Сана «нефритовым жезлом», и шумно дышал, надеясь успокоить движение ци по энергетическим каналам, а вместе с ним и расшалившиеся части тела. – Дурак, блин!!

    Защитная реакция в форме нападения наконец вспомнила о своём существовании, потому, поддаваясь привычному наитию, отпрыск госпожи Юй схватил с пола сапог, оказавшийся как раз рядом, и швырнул в самого бессовестного из известных ему людей. Причём, очень хотел попасть.

    - Совсем не думаешь, что делаешь!! Я так и знал, что даже тут ты будешь издеваться! Зззараза! Да чтоб я! Ещё хоть раз что-то!.. Уххх!

    Слов для выражения возмущения, страха и такого непонятного телесного ощущения не хватало, так что Цзян Чен шипел, плевался и метал из глаз гром и молнии, как обод Цзыдяня.

    Отредактировано Jiang Wanyin (2022-08-02 21:30:43)

    +2

    16

    Обычно, в большинстве своем, чудачества Вэй Ина носили безобидный характер, даже если на первый взгляд таковыми не выглядели. Однако сегодня все пошло наперекосяк. У Сянь и сам не знал, какая муха его вдруг укусила, что он решился позволить себе подобное. Более того — откуда понахватался?! Ведь не из-за мельком просмотренной книженции — которая уже некоторое время как выпала из рук и лежала где-то неподалеку от них на кровати, — пусть и достаточно фривольного и развязного содержания; и вряд ли дело даже в рассказах старших товарищей, которым, только дай волю, начинали кичиться своими любовными похождениями. Большей части этих рассказов Вэй, кстати, не верил — слишком уж натянутыми и бредовыми они казались; и уж точно никоим образом творившееся сегодня не могло быть связано с романтическими мечтаниями шицзе, которыми она иногда делилась. А У Сянь при этом периодически начинал беззлобно дурить и безобразничать, на свой манер скрывая возникающую неловкость. Вот от кого, а от своей дорогой шицзе подобного полета мысли Вэй Ин точно не ожидал! С другой стороны — она же девушка все-таки.

    Да и с каких это вообще пор он начал засматриваться на брата?! Никогда подобного не было! Нормально же жили до этого вместе порядка десяти лет, периодически обсуждали девушек, а к некоторым Вэй потом и вовсе подкатывал, флиртуя направо и налево, спиной чувствуя раздражение шиди вкупе с желанием прибить одного конкретного вредителя. А тут решили поразвлекаться на ночь глядя. Поразвлекались, что сказать.

    У Сянь запоздало понял, что увлекся. Слишком. Больше, чем должен был. Больше, чем имел на это право. Возможно, что он просто представил на месте Цзян Чэна девушку, поэтому и позволил себе такие вольности и за руками, которыми оглаживал бока шиди, не уследил вовремя, но это все равно его не оправдывало. Он пересек черту.

    Они находились слишком близко друг к другу и оба пребывали в замешательстве, но именно это и сыграло на руку Цзян Чэну, который не преминул воспользовался энергией, чтобы отпихнуть брата на другой конец кровати. Вот нет бы на тренировках проявлял такую сноровку и способности! Вэй Ину не хватило каких-то сотых секунды — а может даже и целой — чтобы вовремя среагировать и что-нибудь предпринять. Другой вопрос — а захотел бы он что-либо предпринимать, окажись у него такая секунда в запасе? Нет. В таком случае он бы просто намеренно подставился под удар брата, прекрасно осознавая и принимая право шиди на это. А так даже искать повода не пришлось — все произошло само собой.

    — Ауч, больно, вообще-то... — чуть скривился, пропуская всю рьяную тираду брата и потирая затылок, которым, благодаря Чэну, приложился к стене. Вот они крепкие родственные узы к ближнему своему! — Либо у меня начались слуховые галлюцинации, либо ты стал разговаривать на змеином, — даже показательно прочистил ухо и немного потряс головой, словно это могло помочь ему избавиться от того, чего не существовало изначально. А вот от летящего в него сапога юный заклинатель все-таки увернулся: подставлять левую щеку после правой уже явно было излишне! Хотя будь на то воля брата, Вэй Ин даже не сомневался, что Чэн сначала бы хорошенько его отколошматил, от души так сказать, а потом притопил бы в ближайшем водоеме для морального удовлетворения и душевного равновесия. А потом бы все равно вернул в ряды живых. Чтобы уже через несколько секунд захотеть прибить брата еще раз.

    — Где твои манеры, юный наследник Ордена? — насмешливо глянул на брата, сгребая сапог шиди и кидая его обратно в Чэна. — Чтобы на это сказала мадам Юй? — отпихнув носком книжку куда-то под кровать, подался вперед, утыкаясь локтями в простынь, подпирая ладонями подбородок и с любопытством смотря на друга.

    Стоило Вэю попомнить к ночи хозяйку Пристани, как Цзян Вань Иня едва ли не молнией Цзы Дяня разразило — будто вдоль позвоночника прострелило. Ему сразу же стало жутко стыдно от всего того безобразия, каким они тут на кровати занимались. Конечно, наследник Ордена прекрасно понимал, что Вэй Ин всего лишь дразнится, но стыд опалял его так жарко, что здравый смысл отказывался браться за дело, оставляя вместо себя панику и эмоции.

    — Если мать хоть что-то узнает, я тебе больше никогда и ничего интересного не расскажу! — взорвался юноша, увернувшись от своей же вещи.

    — О да-а-а-а, просто угроза века! — услышав ответ брата, внутри заклинателя словно прорвало внутреннюю плотину, что он просто расхохотался в голос, завалившись на бок и обхватив себя поперек живота. И сейчас его даже совершенно не волновало, что на внезапный ржач посреди ночи могут примчаться слуги, которые в свою очередь поднимут на уши весь дом, а там недалеко до реальных фиолетовых вспышек и раскатов грома и молний даже при наличии чистого звездного неба.

    — Знаешь что! — окончательно вышел из себя Цзян Чэн, слетел с кровати и дёрнул из-под брата покрывало. — Пошёл отсюда! Проваливай! — чувство самосохранения приказало долго жить, потому голос он тоже перестал понижать. — Вон! — принялся активно выпинывать несопротивляющееся по причине истерики тело со злобным шипением и рычанием.

    Но даже несмотря на старания Вань Ина, У Сянь продолжать хохотать, как сумасшедший, лишь беспомощно взмахнул руками, когда из-под него несчастное покрывало все-таки вытянули, а сам юноша упал с кровати на пол. И все равно продолжая смеяться, закрываясь от брата руками, что в таком состоянии — да и положении — получалось не очень.

    — Все-все, ухожу, грозный ты тушканчик, — и хотя Вэй действительно поднялся на ноги, прикрывая лицо и голову руками от атак разъяренного брата, его накрыло новая волна хохота, а руки невольно даже потянулись к шиди, потискав того за щеки, а потом еще и взлохматил напоследок, довольно улыбаясь.

    — Интересно, что подумают слуги, увидев тебя в таком виде? — улыбка стала еще шире и нахальнее, а глазах бесновались черти. Прям так и подмывало остаться и лично посмотреть представление! А оно будет — в коридоре уже были слышны шаги.

    — А если ты вдруг по мне соскучишься, — приблизившись вплотную к брату и приобняв того за талию, зашептал на ухо, — приходи на озеро. Сегодня особая ночь, когда русалки собираются вместе, вдруг увидим? — легко шлепнув брата по ягодице, озорно подмигнул, сиганув на подоконник, пока к Чэну не вернулась способность быстро и адекватно мыслить, а самого проказника не настигла карающая длань, заклинание или пинок.

    — О, и книжку спрячь, ее видно, — указав пальцем на торчащий из-под кровати краешек. — А то подумают еще, что наследник клана в одиночестве... развлекается, — насмешливо чуть ли не промурлыкав последнее слово и закусив губу, чтобы опять не рассмеяться, быстро спрыгнул с подоконника, исчезая в ночи. Сегодня у Вэй Ина еще оставались планы, спать было рано.

    [nick]Wei Wu Xian[/nick][status]егоза[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/966094.png[/icon][sign] [/sign][fandom]<div class=fan2>Mo Dao Zu Shi</div>[/fandom][lz]<div class=lzname>Вэй Усянь, 18</div><div class=lztext>Егоза всея Юньменского Ордена и головная боль конкретно одного будущего главы. Во всех остальных случаях - прекрасный молодой заклинатель с превосходным чувством юмора и полным отсутствием здравого смысла. О, а еще у него есть тайна!..</div>[/lz]

    Подпись автора

    И, лишь рискуя всем, становишься собой (с)

    +1

    17

    [nick]Jiang Cheng[/nick][status]тефтелька[/status][icon]https://i.ibb.co/n1PK5qx/yr1-Vk-Va-Zo1o.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> MO DAO ZU SHI</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Цзян Чэн, 17</a></div><div class=lztext>Наследник клана Цзян, будущий хозяин Пристани Лотоса</div>[/lz]

    И всё-таки кувшин с прикроватного столика в бесстыдника всея Ордена полетел, прямо в окно. Даже вода не расплескалась по пути, вот диво-то! Наверное, Цзян Чэн от ярости и сжигающего смущения опять применил духовную энергию на бессознательном уровне. Узнай матушка о подобном инциденте несдержанности наследника, последнего ждала бы гневная тирада на тему чьей-то несостоятельности и незрелости, а затем неделя усиленных тренировок и многочасовых медитаций. Если же до грозной госпожи Юй дойдёт молва, из-за чего же конкретно её сын так вспылил... Лучше б тогда ему и вовсе было не рождаться. Или одному ненормальному Вэй У Сяню!

    У его шиди просто не находилось слов. Устроить каламбур и очередное цирковое представление даже из просмотра книги непотребного содержания однозначно талант нужен! Заранее жалко ту несчастную, что станет женой этого проклятья Юнь Мэна. Да он и на брачном ложе, поди, шутки с прибаутками травить будет! Всё же младшему адепту тогда с Не Хуай Саном крупно повезло, как показывает практика, ибо в компании единственного друга он ничего бы не посмотрел — сеанс закончился б чьим-нибудь убийством. Ну или покушением на убийство.

    В двери уже стучались разбуженные криками слуги и с напряжением в голосах спрашивали, что стряслось с молодым господином, не требуется ли позвать охрану или родителей. Благо вопреки словам проклятья Ордена ломиться в покои без разрешения никто не осмелится, и Цзян Чэн не переживал о своей пострадавшей причёске и уликах недобродетельного времяпровождения, только крикнул в коридор, так и не избавившись от злого тона, что всё в порядке, ему просто приснился кошмар, но опасности нет и звать кого-либо ещё не надо. А когда прислуга расшаркалась, уточнила, хочет ли чего ещё молодой заклинатель, но всё же ушла по своим комнатам, жертва их суетливости поднял книгу, ставшую камнем преткновения, и вернул её в надёжный тайник, где та благополучно почивала с памятного визита главы Цин Хэ Не. И наконец спрятал лицо в ладонях.

    Оно горело от стыда и смущения. Наследник Цзян Фэн Мяня не ожидал подобного предательства от своего тела. Он, конечно, слышал, что в его возрасте подобное происходит, причём, иногда совсем не важно, кто провоцирует странную реакцию... Но разве же это достойного одного из лучших учеников Ордена? Разве же не говорит о том, что он просто не в состоянии привести мысли и дух в покой? ...опять он подводит благородных предков своей никчёмностью и не важно, сколько при том сил тратит на учёбу.

    В эту ночь Цзян Вань Инь не спал. Разумеется, он и не подумал идти следом за шисюном смотреть этих демоновых русалок, вот не хватало ещё! Да Вэй Ин не дождётся, чтоб он под его дудку плясал! Придумал тоже указывать что делать наследнику и своему будущему Главе! Сон, впрочем, юношу тоже не спас бы, ему требовалось успокоиться как следует, потому ночные часы потратились на медитацию — ту самую, которую бестолковому сыну всё равно "прописала" бы госпожа Юй, узнай хоть что-то. Унять желания тела, проснувшиеся нынешним вечером, по-другому заклинатель не мог, не умел или считал слишком грязным.

    Зато на рассвете, едва ли не за полтора часа до того, как просыпалась челядь, Цзян Чэн мог похвастаться себе же тем, что снова в состоянии здраво мыслить, свободно двигаться и без страха быть уличённым в распутстве смотреть в глаза учителям. Вэй У Сяня за его вечернее представление, правда, так и не простил, и вот с ним его шиди был намерен не разговаривать минимум неделю. Иначе мог не сдержаться и долбануть ножнами Саньду прямо в лоб.

    Ощущение полной гармонии с миром, впрочем, тоже не посетило — вместо него нагрянула идея искупаться прямо в озере, чтоб взбодриться перед началом нового дня и окончательно прийти в себя. И дело вовсе не в том, что на причал звал шисюн! Совсем нет! Лишь в том, что на рассвете его точно нельзя обнаружить нигде, кроме родной кровати. Встать в такую рань после очередной "ловли русалок" — не про него.

    Взлохмаченные с вечера кое-чьей шаловливой рукой волосы наконец-то оказались забраны в аккуратный пучок, сын Главы накинул поверх нательного белья нижнюю рубаху и без лишнего звука покинул спальню. Он рассчитывал, что никого не встретит, а потому не стал наряжаться. Быстренько окунуться и обратно — может ли что-то быть проще?

    Осколки кувшина, отправленного по душу — и дурную голову — Вэй У Сяня, оказывается успели убрать, видимо, когда справлялись о криках в господских покоях, на сей факт Цзян Чэн лишь хмыкнул и направился к самому дальнему пруду резиденции, чтоб уж точно не встретить ни одну живую душу.

    Конечно же все его чаяния в насмешку судьбы, которая никогда особо и не баловала конкретного сына Поднебесной своей благосклонностью, рухнули. Это он понял, когда услышал плеск недалеко от себя. Сначала замер и перестал дышать в попытке остаться необнаруженным, а потом его мысли вдруг осенило возмущение: это кто же нарушает правила Пристани Лотоса и весело резвится — судя по шуму воды — тогда, когда положено спать, а если и посещает желание помедитировать, как самого Вань Иня, например, то положено вести себя как можно тише. Это определённо кто-то из младших учеников! Только дети могут настолько забыться и не контролировать себя, даже когда момент подобного не позволяет. Уж отпрыск госпожи Юй знает, о чём говорит: сам регулярно сбегал за пределы дома со своим бесстыдным шисюном, благо ни разу не был пойман. И стоит припугнуть столь беспечную мелкотню, дабы впредь глупо не прокалывалась, а то попадутся Пурпурной Паучихе — отведают дисциплинарного кнута.

    Цзян Чэн прокрался на звук двух голосов, жаль, что слова скрадывал тихий плеск волн, без какого-либо шума пробрался на причал, где сидела парочка и где очертания их лиц съедали сумерки да утренний туман, мешая опознать издалека... Цзян Янь Ли?

    А почему она не спит? А, ну да, опять несносный Вэй Ин не даёт ей покоя: лежит головой на коленях шицзё и в очередной раз заговаривает зубы, свесив ноги с деревянного настила к воде.

    — Вэй У Сянь! — в гневе Цзян Вань Инь не выдержал и воскликнул в полный голос. Гневного продолжения сию же секунду не последовало, потому что юный адепт как обычно не мог подобрать слов, дабы выразить все свои чувства и мысли. А чувств набралось много и за нарушение правил, и за отвратительный характер, и за все ранее нанесённые, накопившиеся обиды. Многие часы ночной медитации пошли насмарку, стоило всего-то увидеть, как беззаботно мокрый приёмыш развалился тут! И по воде плавником своего чёрного и длинного рыбьего хвоста шлёпает.

    Стоп. Своим чем?

    Какой хвост?

    — Ээээ? — очень "глубокомысленно" протянул случайный свидетель мистики и от неожиданности даже неприлично ткнул пальцем в сторону того, что его так шокировало.

    Отредактировано Jiang Wanyin (2022-08-02 21:32:42)

    +2

    18

    Ха-ха, это определенно было весело! Даже скрывшись в темноте и удалившись от обжитых построек главного дома, Вэй Ин еще какое-то время сотрясался беззвучным хохотом, стоило ему только вспомнить реакцию и выражение лица брата. Впрочем, когда это доставать Цзян Чэна было скучно?

    Однако в этот раз было в этом всем что-то... неправильное? Или даже неожиданное. С какой такой радости Ван Инь начал так бурно реагировать на своего шисюна? С каких пор сам Вэй начал забываться и распускать руки? Хотя злые языки и любили ставить ему в укор его слишком "распутное" поведение, но У Сянь всегда себя контролировал! Да, он любил флиртовать с девушками, но при этом у него были четкие моральные принципы, которые он никогда не переступал, не говоря уже о том, чтобы вот так вот распускать руки. Тогда что это было несколько минут назад?...

    — Аргх... — тихо и немного раздраженно фыркнул, растрепав волосы. Он подумает об этом как-нибудь потом. Вряд ли в ближайшее время шиди захочет его видеть, а Вэй Ин даже при всей своей сумасбродности не готов ежесекундно оборонятся от брата, который определенно постарается прибить его при первой же возможности.

    ***

    Юнь Мэн не зря называли местом тысячи озер — хотя в действительности их все-таки было поменьше, — но одним из любимых мест У Сяня было озеро, находящееся в приделах резиденции, но достаточно далеко от жилых комнат. Не только потому что сюда мало кто заглядывал даже в разгар дня, не говоря уже про раннее утро или ночь, но и потому что здесь был крутой спуск в воду. Два-три шага — и ты уже стоишь по пояс, еще пара шагов и можно уйти под воду с головой. А еще отличительным фактором была иллюзорность безопасности, когда стоишь у края воды: смотришь на нее, отчетливо видя дно, и думаешь, что все в порядке. А стоит сделать только шаг, как понимаешь, что ошибался. Чистый обман зрения и даже без всякой магии.

    Вэй Ин сидел на деревянном настиле, опустив ноги в воду и смотрел на спокойную озерную гладь. Вокруг не было ни души, и казалось, что даже время решило замедлить свой ход. Тишина и покой. Обычно буйная натура У Сяня была против подобного, делая все возможное и невозможное, лишь бы было какое-то движение. И чем громче — тем лучше, а то ведь скука смертная! Но сейчас был тот редкий случай, когда даже ему требовалось очистить мысли от всего лишнего и успокоиться. И дело было даже не в случившемся недавно инциденте с шиди. Просто сегодня действительно была особенная ночь.

    Жаль, что Цзян Чэн упорно продолжал не верить в "детские сказки", находя разумные объяснения даже там, где их отродясь не было и быть не должно. Но находил. Из принципа и вредности, не иначе. Но если бы он хотя бы один раз действительно прислушался к тому, что говорит его шисюн, то его картина мира пошла бы трещинами. С другой стороны, Вэй Ин даже не пытался облегчить брату подобную задачу: поток слов, выдаваемых им за день, был едва ли не бесконечен. Различного рода "глупостей" в нем было не меньше. Однако даже среди его сумасбродных идей — большинство из которых, вообще-то, были очень даже реализуемы! — временами проскальзывало нечто стоящее. Вот только Ван Инь игнорировал едва ли не 90% болтовни брата, если не больше. В отличие от Ян Ли.

    Уголки губ У Сяня дрогнули в едва заметной улыбке. Шидзе была куда более проницательна, чем ее брат. Впрочем, она просто была другая и на нее не давил груз ответственности за будущее Ордена, как на Чэна. А еще их мать... Даже мимолетно вспомнив про мадам Юй, Вэй Ина передернуло. Не, нафиг-нафиг! Удивительно, как шиди вообще еще жив при такой-то матери. И именно поэтому у него есть такой замечательный шисюн, который не дает ему окончательно свихнуться и залезть в дурацкую скорлупу!

    — И долго ты собрался тут сидеть? Мы опаздываем, — в нескольких метрах от берега из воды показалось недовольное девичье лицо. Это была та самая русалка, которую они с Чэном сегодня почти поймали. Почти — потому что Вэй Ин все-таки вмешался и помог ей скрыться.

    — Оу, так ты все время была тут и ждала, когда я начну раздеваться? — довольно усмехнулся, поиграв бровями и подавшись вперед, но при этом оставшись сидеть, как ни в чем не было.

    — Хмпф! — по тому, как раздраженно по воде ударил хвост, окатывая заклинателя тучей брызг, и как поспешно девушка скрылась под водой, У Сянь знал, что ему удалось ее смутить. Естественно, что она ничего подобного не задумывала, но и не поддеть ее Вэй Ин не мог. Это же весело! О чем и возвестил его тихий смех. Но она была права — если он продолжит тут сидеть, то можно и опоздать.

    Сложив одежду на берегу, Вэй зашел в воду.

    ***

    До рассвета оставалось чуть больше часа. У Сянь лежал головой на коленях сестры, закрыв глаза и лениво поводя хвостом по воде. Он был готов не то что душу, а вообще отдать, что угодно, лишь бы иметь возможность проводить время с Ян Ли подобным образом и не только. Она была его прекрасной, замечательной шидзе, и этим все было сказано.

    — Ты не представляешь, как я устал, — жалобно потягивая слова, но так и не открыв глаза, лишь крепче обняв руками колени сестры. Только с ней он мог вести себя подобным образом, хотя Ян Ли и не велась на такую манеру речи своего шиди, но с привычной ей лаской и заботой терпеливо выслушивала, медленно поглаживая по голове и тихо посмеиваясь.

    — Нет, правда, очень устал! — горячо заверил, потеревшись щекой о колени, словно эта ситуация не повторялась каждый месяц, а иногда даже и по нескольку раз в месяц. Все зависело от скоплений природной энергии. Однако когда шидзе узнала про его тайну — и, между прочим, сама! Вэй не рассказывал ей об этом, но его сестра была поистине проницательной и смышленой, чтобы не заметить определенных вещей, — жизнь стала немного попроще. Вэй Ин мог от души корчить из себя ребенка, требующего любви и ласки. При этом шидзе всегда приносила с собой для него немного еды — небольшая плетеная корзинка с оной даже сейчас стояла неподалеку. С девушкой он мог делиться многим, рассказывая удивительные вещи. А иногда даже умудрялся брать ее с собой на некоторые сборища "мистических созданий из сказок". Что угодно, даже нарушать определенные правила, — лишь бы порадовать сестру. Кроме Ян Ли в Ордене только дядя Мян знал об истинной природе Вэя, но с ним У Сянь не мог позволить вести себя так, как с шидзе.

    — А еще А-Чэн меня ненавидит, — наиграно тяжело и печально вздохнул, приоткрыв один глаз. На что Ян Ли лишь тихо рассмеялась, прикрыв рот рукавом.

    — Что вы не поделили на этот раз? — под пытливым взглядом сестры, Вэй лишь отвернул голову в бок, избегая встречаться с ней глазами. Прочтет ведь и все поймет! Ну, может, не все, но большую часть. А объяснять девушке, чем двое парней занимались в комнате наедине... В данном случае не очень хотелось!

    — Ну... э... у него просто очень вспыльчивый характер! — уклончиво. — Ты же знаешь, что ему даже повод не нужен, сам придумает... — нервно рассмеялся, шлепнув хвостом по воде и поднимая немного брызг.

    И тут раздался гневный крик.

    Вэй Ин был в шоке!

    Мало того, что шиди высунул нос из дома ни свет ни заря, когда все нормальные люди обычно в это время еще спали, так и поперся на самое дальнее озеро, словно других поближе к дому не было! И вот как это называется?!

    - Провидение, не иначе... - задумчиво булькнул себе под нос, немного уходя под воду и чуть в сторону за сестру. Подальше от тяжелой руки, ноги или чем там захочет запустить в него брат поддавшись случаю.

    - Только не кричи, ладно? - как-то нервно-застенчиво рассмеялся, помахав рукой, подзывая ближе к ним. - Ну или кричи, но не слишком громко. Тут, конечно, никого сейчас быть не должно, но мало ли кого еще нелегкая принесет от звуки твоего ора, - скептично посмотрел, чтобы тут же снова уткнуться в колени шидзе. Правда хватило ненадолго.

    - Да! У меня хвост! - раздраженно шлепнул им по воде, поднимая тучу брызг и окатывая ими всех присутствующих. - Хватит тыкать в меня пальцем. Я существую! И тиной от меня не несет, - нарочито обиженно надул губы, отворачиваясь от брата, но лукаво наблюдая за ним исподтишка. - Господи! - почти взвыл - Да потрогай ты его уже, настоящий он, настоящий! - закатил глаза, покачав головой.

    - Шидзе! - специально опять начал выть и ныть, выклянчивая ласку, а заодно пытаясь разрядить обстановку. - Он меня мало того, что не любит, так еще и постоянно говорит мне, что меня не существует! Нет, ты представляешь? Вот такого красивого меня и не существует! Да мир же рухнет от скуки тогда, если без меня останется! А знаешь, что он хранит под кроватью? - специально замолчал, насмешливо глянув на Цзян Чена. Ну, и что ты предпримешь теперь?

    [nick]Wei Wu Xian[/nick][status]егоза[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/966094.png[/icon][sign] [/sign][fandom]<div class=fan2>Mo Dao Zu Shi</div>[/fandom][lz]<div class=lzname>Вэй Усянь, 18</div><div class=lztext>Егоза всея Юньменского Ордена и головная боль конкретно одного будущего главы. Во всех остальных случаях - прекрасный молодой заклинатель с превосходным чувством юмора и полным отсутствием здравого смысла. О, а еще у него есть тайна!..</div>[/lz]

    Подпись автора

    И, лишь рискуя всем, становишься собой (с)

    +2

    19

    [nick]Jiang Cheng[/nick][status]тефтелька[/status][icon]https://i.ibb.co/n1PK5qx/yr1-Vk-Va-Zo1o.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> MO DAO ZU SHI</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Цзян Чэн, 17</a></div><div class=lztext>Наследник клана Цзян, будущий хозяин Пристани Лотоса</div>[/lz]

    В самом деле хвост. Как заворожённый Цзян Чэн идёт за зов своего шисюна, подходит к самому краю причала и круглыми глазами смотрит как блёкло сверкает влажная чешуя в сумерках восхода, как чёрные и красные разводы на сильном и гибком хвосте перетекают друг в друга. Когда большой плавник шлёпает по поверхности озера и обдаёт обоих отпрысков семьи Цзян брызгами, наследник вовсе не дёргается и не пытается закрыться от них, настолько вид Вэй Ина потряс юный разум.

    Находись Вань Инь в состоянии более осмысленном, и попытка длинного вэйусянего языка поддеть его сработала бы на ура: тот бы столь яростного принялся доказывать, что негодный приёмыш всё наговаривает, придумывает и никаких весенних книг у примерного адепта клана Цзян нет, что это выдало бы его с головой, более того, все подробности он бы сам разболтал. Однако провокационная реплика улетела в пустоту, как стрела промазавшего нерадивого стрелка. А Цзян Чэн, что редко с ним случалось, сразу как было предложено поймал мифическую часть тела легендарного создания и в самом деле потыкал в неё пальцем.

    На ощупь чешуя не казалась холодной, напоминало прикосновение к дереву мотков, только не такой твёрдой, лишь немного жёсткой, как лёгкий учебный доспех. А ещё это совершенно точно не было иллюзией или мороком.

    – Нет, я же медитировал всю ночь, так что это исключено, - закончил он размышление здравой мыслью. То есть, это на самом деле у Вэй Ина, такого близкого, такого знакомого, изученного до последней родинки и детского шрама, до последней усмешки и хитрого прищура есть не только ноги… То есть он – заканчивать предложение логичным словом не получалось.

    Цзян Вань Инь поднял на, оказывается, незнакомое существо всё ещё удивлённый и не до конца осознанный взгляд. Значит днём в толще воды ему не показалось, в зарослях водорослей в самом деле была русалка. Прям взаправдашная! Настоящая-настоящая, вот как продолжающий кривляться, обнажённый по пояс и мокрый Вэй У Сянь, такая же русалка, легенд о которых ходит безумное множество, одна страннее другой из тех, что он сам наболтал своему шиди неимоверное количество.

    И тут среди вороха воспоминаний о прочитанном и услышанном, о замеченном, но проигнорированном младшего отпрыска Цзян Фэн Мяня осенило в полной мере, целиком и разом: приёмыш Вэй Ин не только первый ученик ордена, но ещё и нечеловек, сказочное создание, факт существования которого давно считается невозможным среди широко круга заклинателей.

    - А-Чэн, присаживайся, - Цзян Янь Ли наконец подала голос впервые с момента появления диди. Она явно надеялась обговорить неожиданное открытие с удобством, в тесном кругу двух своих братьев, если судить по её мягкому тону и ласковой улыбке. Но наследник клана Цзян, усиленно переваривающий удивительное открытие, не позволил себе отвлечься от усердной мыслительной деятельности на чьи-либо попытки увести разговор в нужное ему русло. Его разум шёл к совершенно другим итогам, и они заставили привычные к этому брови сурово нахмуриться.

    Подождите, обдумывал он, так это получается, что бессовестный шисюн всё то время, что расписывал красоты или трудности жизни своих сородичей, что звал на озеро ловить их, что поддразнивал неверящего в это шиди, - он просто насмехался? Да нет, это даже по-другому называется: он издевался. Знал правду, перевирал её и издевался над младшим братом, почти всё детство едва ли не в рот ему заглядывающим. Над братом, который вечно бился изо всех сил, чтобы преуспеть в обучении, чтобы отвоевать внимание родителей, чтобы просто испытывать гордость за достижения. Издевался над братом, который был самым заурядным человеком, даже смертным, а не удивительным созданием из песен и мифов.

    Сестра очень чутко уловила изменение настроения Цзян Вань Иня и с настороженно выражением лица протянула к нему руку в желании коснуться ладонью, успокаивающим движением погладить и подавить вспышку гнева до того, как та вспыхнет, но А-Чэн отшатнулся раньше, чем успел понять, по какой причине он это сделал. Причина оформилась буквально через мгновение после.

    - Так ты знала, - слабо выдохнул юноша, наконец вперив взгляд в сестру. Вот теперь его накрыло пониманием: - Ты знала о том, что он – не человек, но не рассказала мне, - данный факт даже прозвучал потрясённо. Как так, цзецзе держала его в дураках? Такое возможно?.. Однако привычная защитная реакция на любое удивительное событие – раздражение и злость – не заставила себя ждать, и адепт ордена Юнь Мэн Цзян сжал руки в кулаки с такой силой, что мышцы задрожали.

    - А кто ещё знал? – его понесло, и усмешка прозвучала неуместно в тишине предрассветного часа. Похоже, к кое-кому подкрадывалась истерика. – Не удивлюсь, если половина Ордена – но не я. Знала и за спиной потешалась, да? Отец точно знал! – едко выплюнул его сын. – И конечно же не рассказал! А вот мать не знала, иначе бы она, в отличие от всех вас, не стала держать меня за идиота! – из глаз брызнули злые слёзы, как только Цзян Чэн наступил себе на любимую и самую больную мозоль.

    Разумеется, он, никчёмный отпрыск двух великих заклинателей, недостоин того, чтобы его посвящали в столь серьёзные секреты, не потому, что кому-то разболтает – он же ни с кем больше и не общается, - просто потому, что про него и не вспоминают, когда дело касается чего-то важного. Он ведь и сам не важен. Даже любимая сестра - и та, оказывается, принимает его за маленького несмышлёного ребёнка, какому рано знать о серьёзных вещах, какого надо мягко отослать с причала, дабы не мешал великолепному и выдающемуся Вэй Ину плескаться в облике русалки. Хотя от неё будущий глава такого точно не ожидал. От этого ужасного, надоедливого, издевающегося над ним шисюна можно что угодно ждать, но Янь Ли…

    Юноша резко развернулся спиной к застуканной парочке. Ишь чего, голубки, так привычно расположились здесь, будто занимаются подобным много лет! Таким униженным и раздавленным Вань Инь не чувствовал себя очень давно, и вечерняя, казалось бы, вопиющая сцена с книгой эротического содержания померкла на фоне вскрывшейся правды. От гнева и обиды горло перехватило и, кажется, вовсе не получалось вдохнуть, тем более не получалось выкрикнуть или прошептать что-то – Цзян Чэн только резким движением вытер рукавом исподней рубахи слёзы, мешающие рассмотреть мостки под ногами, и бросился прочь. Подальше от насмехающихся над ним молодых людей – и нелюдей, туда, где никто не будет трогать, где можно забиться в угол и съесть самого себя с потрохами и ощущением собственной ничтожности.

    Отредактировано Jiang Wanyin (2022-08-02 21:32:59)

    +2

    20

    Вэй Ину всегда доставляло удовольствие доставать и по-доброму подкалывать брата, наблюдая за тем, как забавно Цзян Чен реагирует. Обычно шиди вспыхивал, как спичка. Иногда почти буквально! И тогда Вэй Ину приходилось уносить ноги, голову и задницу подальше от разошедшегося наследника, а то не ровен час тот мог и пришибить юное дарование всея Юнь Мена почем зря. Потом, конечно бы, Чэн об этом бы жалел, определенно бы скучал по брату и все такое, но вот чтобы всего этого не случилось изначально и будущий глава клана не умер от мук и угрызений совести, Вэй Ин предпочитал использовать временное стратегическое отступление. Обычно на полчаса - час. Редко случалось, чтобы брат злился на него слишком уж долго. И когда бы наконец случился тот день, когда Цзян Чэн проигнорировал бы выпады и подколы Вэй Ина, тот бы с гордостью похлопал брата по плечу и поздравил бы его с тем, что Цзян Чен, наконец-то, вырос и повзрослел, но... все еще не сегодня!

    Единственной причиной, почему шиди никак не отреагировал на слова своего шисюна о крамольных и запретных для юных умов книжечках, любовно заныканных где-то в его комнате, был хвост. Большой, гладкий и красивый! Мощный. Чешучайтый. С черно-красным отливом. И парочка плавников в придачу.

    Но даже видя его хвост воочию и даже после того, как Ван Инь его потрогал и лично убедился, что это никакой не морок и не иллюзия, шиди все еще не верил, что это реально. Что русалки действительно существуют, а не только в древних свитках и на страницах детских сказок. Вэй Ин видел это во взгляде брата и по выражению его лица. Да он знал Цзян Чена едва ли не с момента, когда они оба еще на горшок ходили! Ну, нет, постарше, конечно, но не важно! Вэй знал брата, как облупленного. Видел всю эту совершенно не нужную сейчас работу мыслей у него в голове и про себя уже начал этому кривиться, едва не цокая языком, - ничем хорошим бурная мозговая деятельность для шиди не заканчивалась. Не тогда, как Чэн пребывал в полнейшем ступоре. И это ведь еще не щелкнула его любимая шестеренка о самооценке, гордости, всеобщем признании и уважении... А, нет. Щелкнула.

    Вэй Ин лишь показательно громко вздохнул, посмотрев на сестру с видом "видишь, видишь! А я знал, что этим все и закончится!", погружаясь обратно под воду по самый нос, слушая весь этот всплеск эмоций брата и не менее нарочито громко булькая вместе с ним в ответ.

    Иногда он очень хотел утопить шиди. Ладно, хотя бы просто притопить слегка. Сделать то, что делают русалки из сказок (ха-ха!), но сомневался, что это бы помогло. А речных гулей в прекрасных водах Юнь Мэна ему точно было не надо. Да и дядя бы расстроился. Мадам Юй, вероятно, где-то очень-очень глубоко в душе тоже бы. Наверное.

    - Не переживай, я разберусь, - буравя спину брата недобрым взглядом, выполз из воды, перекидываясь обратно в человека. За грусть и печаль в глазах сестры, Вэй Ин был готов намылить шею даже шиди. Особенно шиди.

    - А-сянь... - заклинатель успел словить красноречивый взгляд Янь Ли до того, как она отвернулась в сторону, прикрыв лицо рукавом. И легкую усмешку у нее на губах тоже. А потом он непонимающим взглядом посмотрел на такого красивого - голого - себя и... с воплем "Ааа... Ты ничего не видела!" быстро подхватил штаны, шмыгнув в ближайшие кусты. Чтобы услышать вдогонку тихий смех шидзе.

    Своей наготы заклинатель не смущался, не тот характер, но Вэй Ин был готов быть хоть клоуном, хоть дураком, хоть кем угодно еще, если это развеселит Янь Ли.

    А теперь надо было разобраться с А-Чэном и вправить ему мозги.

    На счастье, тот не успел уйти слишком уж далеко, но несколько попыток Вэя его окликнуть, чтобы тот подождал - были начисто проигнорированы. У Сянь лишь усмехнулся, хрустнув костяшками пальцев. Поиграть в недотрогу хочешь, да? Не на того напал! Точнее, не от того убегаешь!

    Почти нагнав брата у одной из пристроек, которыми даже слуги редко пользовались из-за их удаленного расположения от главного дома, Вэй Ин метнул ему в ноги поток чистой энергии, заставляя брата плашмя грохнуться на землю. И тут же, не давая ему опомниться и встать, нагло уселся на бедрах брата, победного скрестив руки на груди и довольно улыбаясь. Ему не нужно было держать шиди, чтобы тот лежал и не рыпался - он вполне себе спокойно использовал для этого природную энергию. Магическое он существо или нет, в конце-то концов!

    - Я знаю, о чем ты сейчас думаешь, - пытаясь удобнее устроиться на брате, Вэй начал активно ерзать, потому что удобно положение все не находилось. В итоге с бедер он сместился на жопень шиди, наконец-то угомонившись хотя бы физически, - слишком долго живу с тобой бок о бок, чтобы не знать.

    - Итак, по пунктам! - воодушевленно-торжественно объявил, прежде чем начать. - Да, ты идиот; нет, я все-таки существую, как бы тебе не хотелось, чтобы это было не так и чтобы я вообще исчез; да, я не человек, как ты мог недавно убедиться; и нет, я все еще лучший! - на этом моменте ухмылка стала еще шире, а Вэй выглядел еще более самодовольным, чем обычно - и не потому, что не человек и мои возможности будут немного получше, чем у обычных заклинателей, а просто потому, что я первый ~ - издевался ли он сейчас над Цзян Чэном? Определенно! Специально? О да, еще как! Мог ли брат сделать ему хоть что-то в ответ на это все? Пф, не в этой жизни. По крайней мере, не в этой ситуации так точно. Энергии у Вэй Ина было больше, чем у шиди, даже если тот и пребывал сейчас в гневе и очень хотел куда-нибудь закопаться и пуститься в свое любимое самокопание о том, какой он жалкий, ничтожный и что его никто не любит! А все из-за отвратительного характера его матушки! При этом шиди почему-то начисто игнорировал заботу, любовь и внимание ото всех остальных в Ордене! Ну не дурак ли? Вот и Вэй ему о том же говорит. А Чен? Ну, пусть побесится, это полезно. Все равно ничего другого он сейчас не может.

    - А теперь серьезно, - шутливо-насмешливый тон, которым Вэй часто подкалывал брата, резко изменился. Даже во взгляде пропали шутки и смех, пусть Чэн этого и не видел. - Я не мог тебе рассказать. Не "не хотел", а "не мог", - медленно проговаривая и интонационно выделяя важные моменты. Что угодно, лишь бы Чэн его действительно услышал, а не сделал вид. - Я дал слово главе Ордена, - и еще одно важное изменение, на которое брат должен был обратить внимание - Вэй Ин никогда не называл дядю Фэн Мяня главой Ордена, когда упоминал его в своей речи. Официальный титул. Все никогда не было так просто, как мог представить себе шиди. Если вообще об этом задумывался.

    - Просто чтобы ты знал - я был против, - недовольно хмыкнул, на мгновение насупившись, - но чертовы традиции, конспирация, условности, - чем больше он говорил, тем больше фырчал и активнее жестикулировал, гримасничая. - Я не мог сказать напрямую, но данное мной слово не распространяется на случай, если ты сам об этом узнаешь до того, как станешь официальным главой. И если бы ты был не такой вредный и не верящий, - пользуясь тем, что брат все еще ничего не мог ему сделать, активно - и местами нарочито больно! - потыкал пару раз под ребра, - то давно бы уже все просек и понял бы! Я тебе на протяжении стольких лет столько намеков делал, а ты все запарывал на корню своим "отстань, это все детские сказки!" или "мы уже не дети, хватит ерундой страдать", я могу продолжать это список бесконечно! - весело и широко улыбнулся, посмеиваясь.

    - Ну так что, шиди, существую я или нет? - в какой момент Вэй Ин перебрался с задницы Цзян Чэна и оказался у него перед носом, сидя на корточках и тыкая ему пальцем в щеку, и сам заклинатель не ответил бы. Но вот он такой наглый, лыбящийся и с совершенно невозмутимо-непричастным, но при этом одновременно и донельзя довольным видом посягает на казенные щечки, отвратительно-мило улыбаясь. Бесить и раздражать шиди Вэй Ин очень любил! А тот все равно ничего не мог ему сделать - отпускать брата на свободу, пока тот не успокоится и все нормально не осмыслит, У Сянь не собирался.

    [nick]Wei Wu Xian[/nick][status]егоза[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/966094.png[/icon][sign] [/sign][fandom]<div class=fan2>Mo Dao Zu Shi</div>[/fandom][lz]<div class=lzname>Вэй Усянь, 18</div><div class=lztext>Егоза всея Юньменского Ордена и головная боль конкретно одного будущего главы. Во всех остальных случаях - прекрасный молодой заклинатель с превосходным чувством юмора и полным отсутствием здравого смысла. О, а еще у него есть тайна!..</div>[/lz]

    Подпись автора

    И, лишь рискуя всем, становишься собой (с)

    +1

    21

    [nick]Jiang Cheng[/nick][status]тефтелька[/status][icon]https://i.ibb.co/n1PK5qx/yr1-Vk-Va-Zo1o.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> MO DAO ZU SHI</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Цзян Чэн, 17</a></div><div class=lztext>Наследник клана Цзян, будущий хозяин Пристани Лотоса</div>[/lz]

    Сейчас Цзян Вань Инь ненавидел брата как никогда. Наверное, только эта озёрная тварь могла продолжать издеваться над членом семьи в тот момент, когда тому и так во всей красе раскрылась правда о бережно охраняемых фамильных тайнах. От младшего отпрыска этой фамилии в частности. Он искренне надеялся, что довольный собой Вэй Ин останется на мостике, и не посчитает нужным преследовать жертву своего разрушительного внимания. Что Цзян Чэн не увидит его, если не захочет, до дневных занятий. Однако даже в такой мелочи шисюн ему не окажет любезность.

    Разум пребывал в полнейшем смятении, однако натренированное тело умело действовать на рефлексах без его участия. Когда земля ушла из-под ног, не расквасить нос об землю помогла лишь взращенная жёсткими тренировками реакция: вытянутые руки приняли на себя вес тела, даже колени не стукнулись о деревянный настил тропы. А вот с придавившей сверху тушкой заученные приёмы уже совладать не могли. А-Чэн дёргался под Усянем, как не до конца размазанный таракан под подошвой сапога, но чувствовал не только его тяжесть, но и воздействие чистой энергии. Гад! Никогда не упустит возможности покрасоваться хоть перед кем-то! Даже перед могилами, наверное, и то будет!

    Наследник клана Цзян уже пребывал в таком раздрае, что слова брата не достигали его разума. Точнее, схватывался основной смысл вместе с интонацией: издёвка, разнообразные способы унизить, чувство собственного превосходства. Ничего нового. Цзян Чэн так и прорычал Вэй Усяню, что не обязательно было прерывать водные процедуры ради того, чтобы ещё раз сообщить, что первый ученик Ордена говнюк, а его шиди ничтожество. Последний сам об этом знает. И никакие оправдания слушать не будет! Зачем вообще оправдываться перед таким, как он!

    Отпрыск четы Цзян всё это прошипел, точно змея, впрочем, не заботился, услышал его адресат или нет. Зато стоило лишь русалу отпустить бренную заклинательскую жо… плоть, как позволил себе ответить по достоинству! Давление чужой духвной энергии наконец ослабло достаточно, чтобы обладатель простого Золотого ядра призвал свою силу, подхватил ею валяющийся наподалёку сук — и без стеснения, с ужасной скоростью отправил его в лицо своему мучителю.

    — Отстань уже от меня! — что есть мочи вопил юноша аз злые слёзы брызнули. Из головы выветрилось любое опасение быть услышанным посторонними в звенящей рассветной тишине. — Ищи себе другого мальчика для битья! Я же тебе, такому невероятному, не ровня! Глава ему приказал молчать! Ты никого никогда не слушаешься, только если тебе это выгоду не приносит! Намекал он! Когда ты болтаешь без остановки с утра и до утра! Видеть тебя не желаю и знать тоже!

    Выплеснув ту часть гнева, что грозила перелиться через края чаши, специально для него существующей в душе Цзян Вань Иня, последний подхватил ближайший камень, снова вскочил на ноги, готовый оборонять остатки растоптанной гордости, и попятился спиной вперёд, прочь отсюда, хотя не рисковал пока выпускать Вэй Ина из поля зрения.

    Отредактировано Jiang Wanyin (2022-08-02 21:33:17)

    +2

    22

    У Сянь совершенно не ожидал, что все так обернется. Не то чтобы он вообще не задумывался о том, что делает и говорит, просто... Ладно, он не думал! Точнее, думал, но не до такой степени. Молодой заклинатель слишком быстро нагнал уходящего от озера брата, что хаотичные кусочки мыслей не успели собраться во что-то целое и толковое.

    Вэй Ин хотел помочь Цзян Чэну. Да, он намеренно доставал его, чтобы шиди наконец-то перестал копить в себе весь негатив и потакать своей отвратительно низкой самооценке. Чтобы выплеснул уже это все наружу. Заорал на него, зарычал, замахал кулаками или ногами - устроить драку было бы вообще идеально! Все дурное покидает голову очень быстро, - кидался заклинаниями или даже действительно попытался убить - любой способ прекрасен, кроме этого чертового самокопания, в котором наследник клана был хорош, как никто другой на свете, вероятно. Вот лучше бы он был также хорош в умении пользоваться головой, а не потакать уничтожающим изнутри эмоциям. Дурак. Как есть дурак! И Вэй Ин тоже дурак. Хотел помочь, а получилось как всегда.

    Совершенно нечитаемым взглядом - хотя вполне возможно, что со стороны он мог показаться каким-то отрешенно-отстраненным - смотрит на Цзян Чэна, пока тот едва ли не буквально плюется в него ядом. Злость, обида, раздражение. Но больше, конечно же, обиды. Такой родной и любовно взращиваемой едва ли не каждый божий день прожитой за столько лет жизни. Не все это было не то, совершенно не то. Оно должно было быть не так. Шиди должен самоутверждаться и доказывать, что пусть хоть весь мир сгорит, но он лучший и все в таком же духе. Чтобы услышал сам себя со стороны, если других не хочет. Но вместо это Ван Инь еще сильнее утопал в своем тухлом болоте самобичевания и страдания. И там не то что соломинка или рука помощи не могли бы помочь, а даже толстые ветки! Только если осушить или сжечь к чертям.

    Вэй Ин молчит, давая шиди возможность выплеснуть свою обиду. Молчит, когда видит на лице брата проступившие слезы - слишком долго терпел, раз чаша терпения настолько переполнилась. Он видит это по выражению лица шиди, понимает, что сам же и довел сейчас до края. Дурак... Лучше бы оставил это дело Ян Ли, у нее всегда получалось лучше подбирать слова и успокаивать Цзян Чена, ненавязчиво подводя его к правильным мыслям. Но нет же, полез! Точнее, побежал. И лишь крепче сжимает зубы, когда острый конец запущенной братом палки впивается в предплечье. У Сянь мог легко заблокировать "снаряд", отбить, выставить барьер, просто увернуться в конце концов. Но не стал. Ничего не стал. Лишь выставил перед собой скрещенные руки, в одну из которых в итоге и вонзилась палка. Острый укол вины поднимал внутри яростное желание сделать что-нибудь. Что угодно, лишь бы исправить положение. Но... Вэй Ин и так уже достаточно напортачил, чтобы подливать еще больше масла в огонь. Да и не услышал бы его сейчас Цзян Чэн, слишком поглощенный своими внутренними распрями и страданиями. Как и не услышал того, что чуть ранее попытался донести до него У Сянь. Не услышал. Не захотел услышать. Сейчас Ван Инь выворачивал наизнанку любые слова и доводы, которые слышал или видел.

    Поэтому единственное, что мог сейчас сделать Вэй Ин - и ему очень хотелось верить, что хотя бы сейчас он поступает правильно - отступить. Дать брату уйти и побыть наедине с самим собой. Может быть он скоро остынет и его отпустит. Может быть он придет к отцу и задаст терзающие его вопросы. Может... Что может сделать Цзян Чэн в таком состоянии даже У Сянь не рискнул бы загадывать наперед. Он лишь молча стоял и с печалью во взгляде смотрел на уходящего - ретирующегося - брата, сжимавшего в руке камень. Интересно, А-Чэн действительно верил, что в случае чего камень смог бы его остановить?

    Вздохнув, У Сянь посмотрел в сторону озера, откуда не спеша приближалась Ян Ли.

    - Прости, шидзе, кажется, я все испортил, - тяжело вздохнув и понуро опустив голову, совершенно не обращая внимания на стекающую на землю кровь.

    [nick]Wei Wu Xian[/nick][status]егоза[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/966094.png[/icon][sign] [/sign][fandom]<div class=fan2>Mo Dao Zu Shi</div>[/fandom][lz]<div class=lzname>Вэй Усянь, 18</div><div class=lztext>Егоза всея Юньменского Ордена и головная боль конкретно одного будущего главы. Во всех остальных случаях - прекрасный молодой заклинатель с превосходным чувством юмора и полным отсутствием здравого смысла. О, а еще у него есть тайна!..</div>[/lz]

    Подпись автора

    И, лишь рискуя всем, становишься собой (с)

    +2

    23

    [nick]Jiang Cheng[/nick][status]тефтелька[/status][icon]https://i.ibb.co/n1PK5qx/yr1-Vk-Va-Zo1o.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> MO DAO ZU SHI</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Цзян Чэн, 17</a></div><div class=lztext>Наследник клана Цзян, будущий хозяин Пристани Лотоса</div>[/lz]

    Цзян Янь Ли в самом деле умела творить чудеса, и об этом знал любой, кто имел право находиться рядом с дочерью главы продолжительное время и достаточно близко. Её родной и неродной братья знали об этом таланте лучше всех - а Цзян Чэн подтвердил свои знания чуть позже, чем рассвет вошёл в свои права.

    Иногда ему казалось, что без цзецзе их семья развалилась бы, не успев сплотиться. Возможно, отец обладал всеми теми же качествами (иначе откуда бы им взяться?), какими одаривала младших сыновей его дочь, но важный пост и репутация клана отнимали у Цзян Фен Мяня так много времени, что семье почти ничего не перепадало. Об этом его наследник тоже задумывался лишь после вдумчивых, откровенных и продолжительных бесед - какая состоялась сегодня утром с девой Цзян. Янь Ли нагнала его чуть позже, и Вань Инь не мог вспылить, накричать, попробовать поднять руку и при ней тоже. Ласковым взглядом, вкрадчивым словом и бережными объятьями сестра смогла потушить вулкан эмоций в душе младшего брата, напомнить о том, что не все думают так же, как он, а значит, стоит выдавать им кредит доверия и не додумывать то, что они не вкладывали в свои слова. ...это было так не похоже на "наследство" от матушки, на её темперамент и мнительность, что отпрыску фамилии Цзян требовалось постоянно напоминать об этом.

    Наверное, этот разговор сделал больше, чем могла бы любая медитация из тех, что советовали юным заклинателям учителя. После него Цзян Чэн чувствовал себя гораздо спокойнее, чем после перепалки с шисюном, и пускай все эти эмоциональные качели порядком истощили его запал, он по крайней мере было морально готов встретиться лицом к лицу с родителями и с братом. Нежный тон цзецзе весь день звучал в его голове: "Отец тобой гордится. Мама хочет для тебя лучшего из того, что возможно. А-Ин готов отдать за тебя жизнь", - каждый раз, как он видел их перед собой. Завтрак прошёл мирно, будто ничего не случилось. Утренняя тренировка прошла без эксцессов, как обеденные занятия с учителями. Только с шисюном Вань Инь никак не мог не то что заговорить, а просто пересечься взглядом. Стыд перед своим глупым поведением и отголоски обиды на чужое высокомерие нанесли слишком болезненную рану, чтобы полчаса в объятьях лучшей на свете девушки так просто их нивелировали. ...хотя когда бы им было пересекаться? Всю ночь проплескавшийся в озере Лотоса, Вэй У Сянь привычно проспал завтрак, явился в учебные классы только к обеду, опять же не вызывая у окружающих удивления, а шиди его к тому моменту был так нагружен теорией охранных бумажных талисманов, что практически ничего вокруг не замечал. Даже Вэй Ина, да, как бы фантастично это ни звучало.

    И когда остальные шиди с явным облегчением разбрелись на обед, только тогда Цзян Вань Инь заприметил... а как его теперь называть в мыслях? Русалкой? Русалом? Водяным духом?

    Совесть, разбуженная заботливыми прикосновениями сестры, при взгляде на тихого - против обыкновения - брата не стыдилась грызть хозяина, но и подойти первым он тоже не мог. И как? Эта егоза опять начнёт шутить, насмехаться и выпячивать своё превосходство, а самый обыкновенный, ничем не примечательный заклинатель пока не настолько уверился в душевном равновесии, чтоб подвергать его подобным испытаниям. Но и как пройти мимо, если вроде как... смущаешься собственной истерики там, на причале?..

    Юноша не знал, как разрешить подобную дилемму, потому принялся глупо топтаться на пороге учебного класса после того, как тот опустел, не понимая, как же ему быть.

    Отредактировано Jiang Wanyin (2022-09-09 15:49:13)

    +2

    24

    Вэй Ин стоял в тени под деревом недалеко от класса, спасаясь от палящего юнь мэньского солнца. На самом деле, он был готов продать половину души, чтобы сейчас находиться в своей комнате и честно спать дальше! В конце концов русалочьи ночные сборы - это вам не свитки всякой непонятной фигней расписывать. А потом еще и эта ссора с шиди...

    У Сянь украдкой тяжело вздохнул, бросив взгляд в сторону окна, через которое со двора можно было увидеть половину пустого класса - занятия занятиями, а обед никто не отменял! После обеда, правда, полагался небольшой отдых, а затем продолжение утренних тренировок, но сейчас почти все ученики разбрелись кто куда. Некоторые, как Вэй Ин, просто отдыхали и прятались в тени, кто-то разбился на кучки, кто-то ушел именно что обедать. В общем, каждый нашел себе дело. Кроме Цзян Чэна, застывшего в дверях класса и явно не могущего решить какую-то очередную проблему. Внутреннюю.

    Наверное, стоило бы подойти к брату и поговорить. Как минимум извиниться. Вот только... Вэй У Сянь мог не спать несколько ночей подряд, пить и не напиваться, сотворять неимоверной сложности заклинания, словно они были самыми простым, обычными и вообще "плевое же дело, о чем вы?", а извиняться не умел. Обычно как-то раньше не приходилось. Не было громких ссор и скандалов, чтобы носить потом за плечами чувство вины и приходить с опущенной головой. Не было чувства раскаяния, исподтишка грызущего что-то внутри. Кажется, это называли совестью. Отвратительная штука! Вэй Ин был готов расстаться с ней обратно за два кувшина Улыбки Императора, лишь бы забрали и больше на глаза ему ее не показывали.

    Но покупателей, почему-то, не находилось. Зато несколько других учеников, едва ли не буквально облепивших его - были. И взахлеб слушали какую-то очередную Усяневскую историю из походов на ночную охоту. Заклинатель даже не следил за тем, что мелет его язык. Не то чтобы он это делал во все остальное время, но сейчас и подавно - просто пустил это дело на самотек. Судя по веселым и смеющимся лицам окружающих - все шло хорошо и правильно. Как обычно. Никто ничего не заметил. Ни того, что мыслями Вэй Ин вообще ни здесь, ни что ему нет никакого дела до того, что происходит в нескольких метрах от него, ни что он ни разу сегодня не перекинулся даже парой-тройкой слов с братом - потому что списывали на другие причины, например, отсутствие Вэй Ина первую половину дня и разные занятия с Цзян Чэном после - и что он даже просто ни разу не посмотрел в его сторону. По крайней мере в те моменты, когда ловил боковым зрением или ощущал спиной направленный на него взгляд шиди. Ну не мог У Сянь собраться с духом и посмотреть брату в глаза! Не мог! А вот искоса или очень даже прямо смотреть уже в его спину - мог.

    "Вэй У Сянь - ты тряпка!" - и даже горькая усмешка с самого себя очень удачно наложилась на все еще продолжающийся рассказ...

    * * *

    Вот только и во второй половине дня ничего не поменялось - Вэй и Чэн все так же не перекинулись друг с другом даже парой фраз, не было привычных едких - но безобидных - шуток, никаких подколов и рукоприкладства (обычно со стороны наследника, у которого после долгого нервного тика уже не выдерживали нервы и терпение). Даже во время спарринга они оказались не в паре: У Сянь намеренно подзадержался, чтобы Цзян Чэн оказался в паре с кем-нибудь еще, а ему досталось бы по остаточному принципу. Собственно, так и получилось, не вызвав ни у кого лишних подозрений и рождения необоснованных - ой ли? - слухов.

    * * *

    Вэй Ин сидел на краю причала, согнув одну ногу в колене, а вторую опустив в воду, смотря на спокойную водную гладь, слушая тишину, изредка нарушаемую мерным плеском волн о берег, и неспешно потягивая вино. Рядом с ним стояло три кувшина, один из которых уже был наполовину пуст.

    Он ждал Цзян Чэна, но не был уверен, что шиди придет. Чтобы шансы на это чуть-чуть возросли, У Сянь днем попросил шидзце помочь ему с этим, но сейчас душу все равно терзали сомнения. Удивительно. Обычно шебутной и бесстрашный, он сейчас был слишком неуверен для привычного себя. Может, все дело было в вине? Или просто в окружающей обстановке? Теплый мягкий свет зажжённых фонариков, расставленных на листьях, разгонял темноту, оставляя вокруг себе полумрак.

    Молодой заклинатель не умел извиняться, не знал, что говорить и как, но хотя бы попытался сделать красоту, чтобы даже если шиди не придет, не решится сесть рядом, просто увидел ее издалека и ему стало... хмм... тепло? Спокойно? Хорошо? Вэй Ин зажег для брата целое озеро, раздобыв днем множество фонариков и свечей - а то, что за это может попасть от мадам Юй - это уже другая история! - которые сейчас красовались в разнобой на водной глади, размещенные на небольших деревянных подставочках; на листьях кувшинок; на настиле. Да, даже дорожку к причалу озаряли несколько расставленных по краям фонариков. А вот конечная точка, та, где сидел в одиночестве У Сянь, оставалась темной. Рядом с кувшинами стоял еще один фонарик, но не зажжённый. Вэй Ину было комфортно в этой темноте, куда лишь отчасти доходил свет с озера и со спины. Комфортно, но все-таки непривычно одиноко.

    [nick]Wei Wu Xian[/nick][status]егоза[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/966094.png[/icon][sign] [/sign][fandom]<div class=fan2>Mo Dao Zu Shi</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Вэй Усянь, 18</a></div><div class=lztext>Егоза всея Юньменского Ордена и головная боль конкретно одного будущего главы. Во всех остальных случаях - прекрасный молодой заклинатель с превосходным чувством юмора и полным отсутствием здравого смысла. О, а еще у него есть тайна!..</div>[/lz]

    Подпись автора

    И, лишь рискуя всем, становишься собой (с)

    +2

    25

    Юный наследник Цзян пришёл.

    Он пришёл бы в любом случае, даже если бы шисюн лично попросил его об этом или же подсунул каким-нибудь образом записку. Нуу, Цзян Вань Инь поломался бы для вида, поворчал и попенял на отсутствие кое у кого совести — уж не без этого, — но в итоге пришёл. С другой стороны раз уж Вэй Ин задействовал для своего приглашения сестру, то младший отпрыск главы Юнь Мэна уже никак не мог его проигнорировать, ведь даже без подсказки от Янь Ли понял, что их брат… мучается от чувства вины. А дева Цзян, закончив пересказывать послание, лишь подтвердила эту мысль, ласково погладила по волосам своего вспыльчивого диди и напомнила ему, что его на самом деле все любят и не пытаются им пренебрегать.

    С таким напутствием видеть этого хвостатого засранца становилось куда легче!

    Цзян Чэн понял это, стоя на границе тьмы уснувшей Пристани и глядя на мягкий тёплый свет, окутавший один из причалов. Вот же показушник, фыркнул он вполне мирно. Разве же мог Вэй Усянь просто выбрать для примирения уединённое место? Нет, конечно, ещё обязательно надо всё обустроить как-нибудь по-особенному, чтобы впечатляло и запоминалось. Хотя думать о том, что старались именно для него, тоже было приятно.

    Юноша выбрался из своей комнаты босым — да ещё и подогнул штаны, не желая замочить росой, без лишнего шума добрался до места назначения по холодной траве и остывающим дорожкам резиденции. Мягко ступая по доскам, на которые трепещущее пламя кидало косые отсветы и всполохи, пошёл к воде, к ожидающему его шисюну. И если тот не почувствовал его присутствия, не услышал шагов, то не заметить тень, упавшую на него со спины, просто не сумел бы.

    — Всё пьёшь, — вместо какого-либо приветствия, но вполне ровным тоном, вроде как ритуал есть ритуал и не пожурить русала нельзя. — Если раньше я только шутил, что у тебя вместо крови вино, то теперь и не знаю, насколько был близок к истине.

    Наследник Юнь Мэн Цзян хмыкнул непонятно чему и сел рядом с Вэй Ином, свесил обе ноги вниз, так что согретая солнцем тёплая вода сразу же лизнула стопы и щиколотки, взял именно тот кувшин, из которого уже начали пить, и сделал большой глоток. Маленькие язычки пламени кидали на едва плещущую поверхность озера множество бликов, казалось, что по чёрному покрывалу рассыпали алеющие искры, только они не гасли и не прожигали ткань, а продолжали скакать с гребня на гребень, точно резвящиеся на лугу кролики. Луна то пряталась за облаками, то несмело выглядывала, населяющие Пристань Лотоса спали, погасив огни, потому маленький причал был единственным островком света во мраке юньмэнской ночи.

    Уютно. И немного нереально, словно они в сказке. ...ну да, даже сказочный персонаж имеется.

    — Просто удивительно, как матушка просмотрела всё это. Ох, она бы осерчала, — Цзян Чэн и сам не понимал почему, но хотел поддеть брата. Наверное, по многолетней привычке, въевшейся уже не просто в нутро, а в самые его кости.

    [nick]Jiang Cheng[/nick][status]тефтелька[/status][icon]https://i.ibb.co/n1PK5qx/yr1-Vk-Va-Zo1o.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> MO DAO ZU SHI</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Цзян Чэн, 17</a></div><div class=lztext>Наследник клана Цзян, будущий хозяин Пристани Лотоса</div>[/lz]

    Отредактировано Jiang Wanyin (Вчера 14:29:48)

    +2

    26

    Мягкий звук шагов и тихое поскрипывание досок - звуки, которые были бы не слышны при свете дня. Но сейчас безраздельно властвовала ночь, укрывая все вокруг тишиной, как покрывалом, и то, что часто исчезало под солнечными лучами, становилось хорошо различимым под лунным светом. И светом небольших, но почти бесчисленных фонариков.

    - Ага, - Вэй широко улыбнулся, запрокинув назад голову и смотря на брата. Удивительно, как он был рад этому привычному то ли ворчанию, то ли попытке его пожурить или пристыдить, и смешанному с этим всем принятие этого факта. - Присоединяйся, - приглашающе похлопав по настилу рядом с собой. - Все еще категорично заявляю, что у меня чистая кровь! И даже никакая не голубая, не зеленая или еще какая. Такая же красная, как у всех, и даже на вкус не отличается. Хотя вино определенно лучше, - и кто бы мог со стороны сказать, что братья повздорили чуть менее суток назад и не разговаривали весь последующей день, когда Вэй Ин так самозабвенно нес чушь, словно ни в чем не бывало? Просто так ему сейчас было проще. Может даже им обоим? И пусть часть груза с его плеч ушла, когда тень брата упала на заклинателя и сам шиди сел рядом, но некоторая неловкость все равно оставалась.

    - Не должна, - сделав глоток вина и хитро улыбнувшись. - Мы же все равно закупаем всегда больше перед праздниками, чтобы хватило в случае непредвиденных расходов. Считай, что это те самые непредвиденные обстоятельства, а у тебя - личный праздник! Я считаю, что это прекрасный повод выпить, - широко улыбнувшись и взяв второй кувшин, потому что вдвоем из одного они все равно пить не смогут.

    Цзян Чэн скривился, будто вино во рту волшебным образом скисло в мгновение ока. Отставил свой кувшин обратно и уязвлённо поджал губы.

    - "Прекрасный" праздник, - его голос снова сочился ядом. - Никому такого не пожелаю.
    Вот как этот поганец умудряется выводить из себя парой слов? Сначала оскорбил, а через сутки празднует!

    - Я надеялся, ты хотя бы изобразишь, что переживал, - юноша решительно поднялся на ноги. - Но это слишком нереалистично по отношению к тебе, - припечатал Вань Инь и был готов уходить.

    Вэй Ин тут же пристыженно прикусил язык, отведя взгляд в сторону. Он не имел в виду того, что случилось ранее, он говорил исключительно и только про конкретно вот сейчас.

    - Ты же знаешь, что я не это имел в виду, - пусть он и произнес это достаточно тихо по сравнению с тем, как разговаривал обычно, но взгляд, устремленный на брата, был твердый и уверенный. Все еще немного отдающий пристыженностью и чувством вины. Вэй У Сянь даже невольно схватил Цзян Чена за руку, чтобы он не ушел. - Прости за тот раз, - и только сейчас заметив, что все еще цепляется за шиди, разжал пальцы. Словно лишь сейчас осознав, что у людей есть личное пространство, в которое он так нагло вторгся и в которое его, кажется, не очень-то и хотели впускать. - А-Чен, ты ведь знаешь, что на самом деле я так не думаю, - тяжело вздохнул, поднимаясь на ноги вслед за братом, но голос был мягким и все еще тихим. - И никто в клане тоже. Никто не считает тебя обузой, неудачником, позором и все остальное в том же духе. Почему ты так не хочешь признать свои заслуги? Что ты талантливый молодой заклинатель, что ты усердный и каждый день прилагаешь усилий больше, чем кто-либо еще, чтобы становиться лучше и как сам, и как наследник? Тебя все любят, А-Чэн, - немного неловко, но по-доброму улыбнувшись. - И дядя Фэн Мянь, и мадам Юй - "хотя ее любовь какая-то очень специфическая, гули ее забери", - и шидзе, и учителя, и другие ученики. И даже простые люди, которых мы должны защищать. И я не исключение, я ведь лучше чем кто-либо еще знаю, сколько всего ты делаешь, чтобы соответствовать ожиданиям других!

    И именно поэтому Вэй Ин так часто саботировал учебный процесс брата, чтобы тот не перенагружал себя сверх меры и отдыхал. А то в его погоне за желанием соответствовать чужим ожиданиям, Цзян Чен был готов не спать ночи напролет и корпеть над свитками или на тренировочном поле. А все его плачевно низкая самооценка, появившаяся благодаря "стараниям" его матушки. Ургх...

    - Просто иногда я переживаю за тебя сверх меры и совершаю очень радикальные и глупые поступки - тихо буркнув в сторону. - Простишь? - чуть наклонившись вперед, сложив руки в молитвенном жесте перед (над) собой, прищурив один глаз и улыбаясь уголками губ.

    [nick]Wei Wu Xian[/nick][status]егоза[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/966094.png[/icon][sign] [/sign][fandom]<div class=fan2>Mo Dao Zu Shi</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Вэй Усянь, 18</a></div><div class=lztext>Егоза всея Юньменского Ордена и головная боль конкретно одного будущего главы. Во всех остальных случаях - прекрасный молодой заклинатель с превосходным чувством юмора и полным отсутствием здравого смысла. О, а еще у него есть тайна!..</div>[/lz]

    Подпись автора

    И, лишь рискуя всем, становишься собой (с)

    +1


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » Приозерные сказки


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно