GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » целься лучше


    целься лучше

    Сообщений 1 страница 30 из 37

    1

    целься лучше
    https://i.imgur.com/PbjnXVd.png
    Иван Царевич - Финист

    когда стрела попала куда не следовало

    Отредактировано Finist the Falcon (2022-04-12 17:23:48)

    +3

    2

    [indent] Стрела со свистом рассекает немо над их головами, пальцы еще ощущают давление натянутой тетивы, в ушах еще слышен её звон. Широко открыв глаза и прижав ко лбу ладонь, чтобы солнце не слепило – Иван пытается рассмотреть и прикинуть, как далеко придется идти. Вокруг слышен смех братьев, Федька как всегда пытается поддеть, а высокий Василий лишь хлопает по плечу одобряюще и треплет золотом сияющие на солнце кудри младшего брата. Сам он не отвлекается на них – все еще смотрит в ту даль, где исчезла стрела, переводит взгляд на солнце – уже полдень, на поиски до темна останется не слишком много времени.
    [indent] «Может, Волка просить помочь с поиском?» — думает он, и уже тонет в своих мыслях, как побыстрее снарядить лошадь в поход в ближайший лес, как кинуть клич серому товарищу, как речи его братьев с обеих сторон отвлекают совсем некстати:
    [indent] — Ты смотри, как наш Ванька стрелять научился, того и глядишь до степей топать придётся в поисках красавицы своей… — Василий всегда так – вроде и по-доброму, меж строк даже похвала какая-то чудится, но все равно в глазах видны смешинки, да и средний за ним же раззадоривается только сильнее.
    [indent] — Ага, да только улетела то стрелка его в леса дремучие, того и гляди приведет на свадьбу Кикимору или Мавку какую… Наш Ванька всегда отличиться сумеет. Ладно! Пора бы и нам своих женушек искать!
    [indent] Они разошлись даже не прощаясь, вся церемониальная, ритуальная часть кончилась. На своих гнедых жеребцах его старшие братья отправились в сторону города, кто из них в сторону большой усадьбы стрелу пустил, а кто на двор поменьше Иван не запомнил, так что и интересоваться кто куда уехал не стал. И без него там явно разберутся. Его же остался поддерживать наставник, кто и был ответственен за подготовку молодого Царевича к боям и иным трудностям в своих походах. Без наставлений и учений Ратибора – главы личной царской охраны не выжил бы наверняка Ваня и в первом своем приключении.
    [indent] — Давай, молодежь! Вперед – искать свою судьбу, а никого не встретишь, не беда! Возвращайся, всегда сможем найти девицу и красивую, и с нравом кротким, чтоб не перечила, — наставник смеется, положив свои крепкие мозолистые руки ему на плечи сжимает их, обняв на прощание и затем велит подвести коня. Ну как знал, тот уже с седельными сумками, снаряженный как в самый настоящий поход стоит, и с фырканьем теребит землю копытом, явно устав ждать.
    [indent] — Ну, хорошо, Ратибор. Не жди меня слишком скоро, ты меня знаешь – дело не брошу, пока не найду, что искал! Лучше за старшими проследи, чтобы в беду какую не вляпались…

    [indent] В лесу было как всегда шумно – солнце уже немного опустилось к горизонту, но было еще светло. Под копытами его гнедой кобылки – Звёздочки – хрустели ветки и другой сушняк из подлеска, он еще не добрался до тех окрестностей куда упала стрела, Ваня был уверен. Еще час или два ему придется добираться до тех окраин леса – впереди тропа все больше и больше теряется, кочек и поваленных деревьев становится больше, от того лошади труднее идти. В какой-то момент он не выдерживает, спрыгивает в сухую траву, перехватывает повод поближе к морде и тянет лошадь за собой, утешающе поглаживая выделяющееся белое пятно на лбу как раз в форме звезды, и приговаривая:
    [indent] — Знаю-знаю, леса ты любишь не сильно, но потерпи… Дело важное, без тебя бы я просто не справился! Ты же здесь все места лучше меня знаешь… — но его прерывает внезапный разлетевшийся по лесу крик. Болезненный, надрывистый и такой искренний, сразу же чувствуется сердцем – в беде человек. Или не человек… Да даже если и не человек, Ваня рвется помочь в тот же миг. Тянет сильнее Звёздочку за поводья, быстрее бежит в сторону шума, не зная даже кого встретит.
    [indent] — О! Какой орёл! — не сдержавшись, восклицает Иван, застывая у совсем небольшой опушки. Привычным движением он накидывает повод на ветку повыше и покрупнее, чтобы лошадь не убежала, а сам делает шаг вперед, тянется рукой за спину – там к поясу небольшой нож привязан. Вдруг птица в силок попала? Но спустя два шага он замирает, а глаза ширятся больше от удивления – в крыле у птицы, то ли орла, то ли нет, виднеется стрела его – «ритуальная», красивая, с золоченым древком, пестрым расписным оперением на конце – с любой другой точно не спутать.
    [indent] — Во дела… — единственное, что может сказать сейчас Ваня.
    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/191858.png

    Отредактировано Ivan Tsarevich (2022-03-19 20:39:37)

    +2

    3

    [indent] Бывать в лесу не любил. Тут гораздо острее ощущалась его причастность к природе, нежели в избе высоко в горах. Там он мог оставаясь соколом чувствовать себя человеком, кое-как обустраивая свой скудный быт. Проклятье, насланное на него много зим назад, запрещало показываться средь бела дня людям на глаза. Оно еще много каких запретов имело, но именно это больше всего Финиста удивляло. Отчего же соколом то не показаться человеку - все равно не поймет кто перед ним. Голосом людским говорить он не способен, лишь звуки птичьи издавать, да крыльями хлопать. Неужто это могло каким-то образом его от заклятия освободить.
    [indent] На деле же только любви под силу снять проклятие. Но кто полюбит сокола, если только не такой же сокол? А человеком Финист был лишь ночью, когда все благоразумные девицы уже спят или домашними делами занимаются. Потому надежда освободиться от чар медленно таяла, вскоре и вовсе испарившись. Смирился он, что теперь до скончания веков будет скитаться по мирам в облике то человека, то птицы дикой. Соколов охотники не отстреливали, считая их чуть ли не святыми существами - хоть какая-то хорошая сторона.
    [indent] Однако оборотней в округе не жаловали. Будь то волк или какое другое животное, считалось оно недобрым. Тот, кто умел менять тело, заведомо опасным считался, угрожая людскому миру. Необъяснимое всегда принималось враждебно, отчего Финисту нельзя было свою тайну раскрывать. Доверия к людям он не испытывал, видя те зверства, что совершают они по отношению к животным. Узнай о Соколе волшебном, наверняка бы за него какую награду установили, да начали бы охотиться денно и нощно. Царю в дар принести чтобы. Или продать кому подороже, как диковинку этакую.
    [indent] Поэтому в лесу бывал он редко, чувствуя и собак охотничьих, и самих охотников отправляющим стрелы в куропаток. Пусть то и был необычный лес, населенный разными существами, безопасней он от этого точно не становился. Наоборот. Разные живности тут обитали, разные люди геройства искали. Кто-то безобидным был, сам боялся встречи, а кто-то настроен был недобро, желая навредить. Хищники тут так же водились, но обычно ночью просыпаясь ото сна крепкого.
    [indent] Сегодня, по воле случая, оказался Финист в том лесу. Нужда его вынудила. Яблочек с яблоньки хотел собрать - только днем они показывались из-за листьев огромных. Тоже странность. Почему ж ночью яблоня свои плоды запрещала срывать. Загадка. Может, кто-то и знал причину, но Финисту она была неизвестна.
    [indent] Летел он низко, присматриваясь к деревьям, выискивая нужное. Яблоки те были не молодильными, но и не совсем обычными. Даровали они благополучие и помогали найти верный путь в жизни. Соколу сейчас оно и требовалось. Узнать как дальше быть, куда лететь, чтобы отыскать ту единственную, что полюбит его навсегда. Любым. И с крыльями, и с руками. Отчаялся он уже вроде, но все равно поисков не бросал, желая снова получить свободу от колдунства.
    [indent] Удача ему точно не улыбалась - пронзительный свист сопровождал полет стрелы. Поздно заметил он ее, не успев увернуться и поймав крылом своим огромным. Тотчас камнем рухнул вниз, благо высота оказалась не велика. Крик издав истошный, смотрит на стрелу, не имея никакой возможности избавиться от нее. Неужто охотник! Выследил его и решил изловить, чтобы в клетку посадить. Финист делает несколько неуверенных шагов и падает на здоровое крыло, смотря прямо перед собой. Не такой участи он себе желал, когда направлялся в лес. Правильно говорят, что здесь беду свою отыскать можно. Или она отыщет тебя сама.
    [indent] Стук копыт принес с собой человека. Снова вскрикнув сокол шевельнулся, тем самым побеспокоив рану. Стрела оказалась тяжелой, добротной. Такие обычно делали искусные мастера, выставляя свои работы обычному люду на обозрение.
    [indent] Человек в красном кафтане приблизился, заметно удивившись подстреленной птице. Не ожидал, видимо, что настолько удачный улов сегодня поймал. Сокол возмущенно лапами перебирает, отказываясь быть орлом. И чему этих людей только учат? Лук в руке держать и только?! Нож в руке, однако, несколько утихомирил Финиста, заставив замереть. Вот и все. Так его жизнь и закончится. Сейчас зарежет его человек, а после разрубит на мелкие кусочки, что не соберешь потом. Делать было нечего, оставалось свою судьбу принять, безвольно крыльями хлопнув. Или...
    [indent] Норовит клюнуть больно, запрещая к себе приближаться. Еще чего! Так легко точно не сдастся, имея сильный клюв и острые когти. Да, взлететь не сможет, но зато попытается отбиться - уж с одним человеком ему справиться под силу. Пусть только ринется, сразу получит отпор. Финист смотрит на незнакомца враждебно, предупредительно выкрикнув.
    [indent] Кто с ножом к нему придет, тот от ножа и погибнет.

    +3

    4

    [indent] Птиц хищных диких стрелять нельзя – все ему так говорили, к беде это. Но тут-то же не специально Иван? По случайности. Точно же не целился, пускал стрелу от сердца вперед, не так важно куда она улетит, главное к кому, говорили ему. Вот и договорили… Перед ним под кустами, крича и щеря клювом приоткрытым разложился наземь подстреленный, нет, не орёл… Сокол это. Только больно громадный, словно перекормили его в детстве. Царевич и не знал сначала что и делать. Помочь – вот главная его задача. А вот уже как – другой вопрос. Стрела его была – точно, такую ни с чем не спутаешь. И как быть теперь? Нести этого зверя во дворец, на потеху братьям? Но и бросать здесь – зверство бесчеловечное. Клюв золотистый на солнце сверкал, сразу ясно – останешься без пальца, если руки потянешь. Коли дороги конечности, лучше голыми руками к нему не лезть.
    [indent] Он расцепил скобу, что держала его плащ за плечами и перехватил двумя руками. Ловил он в свое время таким способом и зайцев и куропаток – только то всё было для пропитания, схватит, быстро шею свернет и в походный котелок над костром. А тут надо осторожнее… Главное, чтобы сильней не навредить:
    [indent] — Ты тише только… Я помочь хочу… — говорил он, успокаивая раненую птаху, хотя скорее собственную нерешительность хотел унять. Шаг, второй, снова тростник хрустит под сапогами, и по глазам сознание Иван читает, но назад дороги нет. И в резком прыжке накидывая плащ на птицу, валит ее к земле, обхватив одной рукой через ткань. Второй же как можно быстрее переламывая стрелу и вынимая из крыла. Вот так, сидя в обнимку с птицей смотрел он на нее, окровавленную, сломанную и золоченую.
    [indent] «А ведь… Вроде бы дед свою суженую так же встретил…» — подумал был Иван, осторожно перехватывая сверток в своих руках, снова приговаривая, — Тише-тише… — а затем вслух продолжая свои мысли, — Встретил же как-то дед лебедя… А тот как-то раз и в красавицу превратилась… Может судьба такая у нас? — спросил он сам себя, глянув на небо, что начало уже потихоньку розоветь, наливаясь закатом.
    [indent] — Даже если ты не волшебный, позаботиться о тебе нужно… Я потом тебя выпущу, ты только мне ничего не выклюй, пока добираемся до города.
    [indent] С дополнительной тяжелой ношей из леса дремучего выбраться было сложно, но можно. Быстро Звёздочка дорогу домой нашла и вывела блуждающего Ивана сначала к главной дороге на ворота, а потом и по городу, ко дворцу. Пряча от любопытных глаз свою добычу, добрался до покоев своих царевич еще засветло, да попросил себе сразу в светлице воды нагреть и ужин подать. А сам попрятал в уголке укромном сокола, да только не придумал как вылечить его побыстрее. Чудесами и колдовством он отродясь не владел.
    [indent] — Сейчас крылышко перевяжу тебе, и через пару дней отпущу, — из-за дверей послышался шум и грохот, видимо поручение его выполнили. И надо бы отмыться от грязи дорожной, да потом пострадавшим гостем своим заняться, поэтому он встал быстро уходя из покоев спальных, скрываясь за дверью.

    Отредактировано Ivan Tsarevich (2022-03-21 15:11:45)

    +2

    5

    [indent] Человек, несмотря на явный протест сокола, продолжает приближаться, благоразумно убрав нож. Финисту непонятно зачем этот охотник носит такие вещи, ведь каждый знает, что на охоту следует одеваться совершенно иначе. Точно не в красный кафтан и шапку, больше подходящую какому-нибудь княжичу. Не похож был этот человек на заядлого охотника, к тому же стрелял с дальнего расстояния, иначе острый глаз хищной птицы заметил бы движение поблизости. Нанести точечный удар по летящему соколу, находясь от него за сотню верст невозможно. Только если этот молодец каким колдовством не обладает.
    [indent] Помочь хочет, как же. Накидывается стремительно, крылья к телу прижимая, стрелу попутно вынимая. Кровь не так много, но хрупкие кости травмированы. Переломанные перья остаются на месте падения напоминанием того, что лес - очень плохое место, особенно когда у тебя нет возможности обороняться.
    [indent] Слова человека никак не переубедили Финиста. Признаться, смысл услышанного едва ли долетел до него, ведь перед глазами в какой-то миг все потемнело, закружилось и пропало. То ли от полученной травмы он сознание потерял, то ли от желания поскорее со всем этим покончить. Так или иначе, путь они держали неблизкий, лошадь шла медленно, пробираясь через лесную чащу.
    [indent] Город тот Финист знал. Никогда не жил в нем, но хорошо исследовал с высоты птичьего полета. Показываться там ему было нельзя ни человеком, ни соколом. Такое условие. И по своей воле он никогда бы туда не отправился, но сегодня был насильно доставлен в шумный город, очнувшись только в царских покоях.
    [indent] Царевич, значится. Вот откуда одежда такая, да конь вороной. Уж в таких хоромах Финист никогда точно не бывал, сейчас во все глаза смотря по сторонам. Конечно, юноша тотчас спрятал своего гостя в покоях, выделив теплый угол. Сокол более не щетинился, спокойно принимая кров. Это явно лучше его избы в горах - там постоянно холодно и сыро. Птице ничего, а человеку там жить неприятно.
    [indent] Солнце, тем временем, клонилось к закату. Как только последний луч с земли сгинет, так волшебство и проявится. Финист мог бы сбежать на своих двоих, но переживал за раненное крыло. Из человеческого тела может пойти больше крови, а само превращение может оказаться болезненным. Еще никогда прежде Финисту не предстояло становиться молодцем после полученной травмы. Все бывает впервые.
    [indent] Царевич уходит, плотно закрыв за собой дверь. Никто не посмеет войти, потому сокол скинул с себя плащ, потоптался по нему лапами, приминая, расправляя, себе гнёздышко устраивая. Ненадолго. Скоро ночь наступит, открыв перед неудавшимся охотником правду. Какое лицо у него будет, когда увидит на месте сокола человека. Поймет ли что здесь волшебство какое-то или заподозрит Финиста в грабеже. Добраться до покоев царевича не так-то просто. Находятся они не на первом этаже, да и ставни давно закрыты.
    [indent] Благо возвращается человек раньше, чем пропадает сокол. Птица не без громкого восклика принимает помощь, внимательно смотря на то, как промывается рана. Дырка в плече - вот что его ждет совсем скоро. И на соколе бы все зажило в разы быстрее, но вечер медленно в ночь перетекает, отчего Финист неприятное жжение чувствует.
    [indent] Позволив царевичу над раной похлопотать, отходит в другой угол, подальше от человека. Там шкаф платяной стоит - подойдет. Подпрыгнув, здоровым крылом створку открывает и кое-как в шкаф забирается, чтобы через миг выйти оттуда добрым молодцем.
    [indent] - Ну, спасибо тебе, царевич, - на нем одежда простая, крестьянская. Рубаха кровью напитаться успела, но тугая тряпка спасает от открытия раны. - Услужил. Теперь должен мне будешь. Крыло за крыло, да? В нашем случае: крыло за просьбу. Что скажешь?

    +1

    6

    [indent] С водой с Ивана уходит мрачная дума о судьбе своей. Как он может гадать и лелеять фантазии о грядущем, о жизни с супругой, её поиске, когда сегодня оказался виноватым в ранении невинного живого создания. На самом деле Иван не был до трепета души озабочен каждой живой тварью, он не жалел дичь на охоте, не дрожала и рука его, когда в дороге приходилось сразиться с кем-то. Но виноватым себя в сегодняшнем случившимся всё равно чувствовал и хотел самолично помочь. Позаботиться и поухаживать за подбитым крылом, подкормить и проверить, чтобы зверь смог снова летать, не желая оставлять его на голодную смерть в одиночестве где-то в лесу.
    [indent] Одевав рубаху льняную и шаровары с извилистой вышивкой под горлом, Иван приготовил несколько глиняных склянок с пахучими мазями и тонкие полоски для перевязки. Даже если рана серьезнее, сам Иван вряд ли сможет быстро помочь, по утру, пожалуй, сходит ко двору, поищет сокольничего, который точно поймет, как о птице позаботиться. Сейчас искать его и поднимать весь дворец на уши будет совсем некстати. По пути к себе Иван слышал, как у старших идет празднество – они-то своих ненаглядных еще днем светлым «отыскали» и потому сейчас гуляли и праздновали. Лилось пиво и мёд рекой, яства разные, и целые ряды гостей – бояре, латники дружинники с их отряда и прочие гости. Иван же был здесь – в своих светлицах, один одинешенек и к веселью всеобщему он не тянулся, не до этого сейчас.
    [indent] В своей спальне гость его принял уже в разы тише, для дикой твари был слишком податлив и спокоен на этот раз. Что удивляло, но определенно облегчало царевичу дело. Неполные ряды маховых перьев открывали ему сочившуюся кровью рану, небольшою, но это не уменьшало её болезненность. Ивану часто приходилось заботиться о товарищал, о себе самом в одиноких походах. Иногда о нём заботились и другие, и не будь он в бреду горячки – всегда следил, когда умелые руки его обхаживали. Любопытство оказалось полезным, вот сейчас он подвязав крыло уже финальным узлом, осторожно погладил ладонью по спинке птицу. Да… Теперь, когда та была прямо рядом с ним и не трепыхалась в страхе, рассмотреть её было можно полностью, запомнить каждую делать оперения. И он, кто с братьями еще смолоду любил соколиную охоту, принял этого пернатого за орла, не признав в нём знакомую птицу? Коротки острый крючком клюв, большие черные глаза, да, на орла он точно не походит. Но и соколы на его памяти отродясь такими не вырастали… Покажи находку сокольничему – тот тоже явно удивится.
    [indent] — Откуда же ты такой взялся...? — спрашивает он из любопытства, смотрит, как птица от него отпрыгивает, острые когти со своеобразным цоканьем стучат по непокрытому коврами дощатому полу, а затем пернатый забирается в его шкаф. Царевич не успевает подняться и подойти ближе, чтобы вытянуть из темных створок любопытную птицу, когда ему на встречу вышагивает высокий юноша. В простой одежде, плечо в крови, и вид такой… чудной. Что сказать, Иван сначала и не находит. Отшатывается скорее в удивлении, нежели в страхе, падает на перину уставившись на гостя округлив большие карие глаза.
    [indent] — Ты… А где? — язык заплетается, будто браги два глотка сделал, взгляд бегает, но от юноши далеко не отходит, снова и снова смотрит то на молодца, то на шкаф, дверца которого всё еще была приоткрыта, и останься там птица сидеть – выпорхнула бы, ну или голос подала. А потому Иван очень запоздало, но реагирует на речи гостя:
    [indent] — О чем ты? Какая просьба? И… И звать то тебя как? Это ты был… соколом? — на последнем вопросе его голос задрожал и захрипел, царевич потянул руку к столику прикроватному, дернулся быстро, но нет, не за ножом или еще чем, схватил медный кувшин с ключевой водой и решил напиться, похоже, на весь вечер вперед, прикончив сразу половину прохладной водицы. Жажда может быть и утолилась, но не та, множество вопросов пчелиным роем гудели в голове без остановки.

    Отредактировано Ivan Tsarevich (2022-03-21 18:33:13)

    +2

    7

    [indent] Взялся он такой прямиком из мира волшебного, где любой колдун способен вред нанести. Правда, заколдовал Финиста не абы кто, вполне именитый волшебник, чьи чары нередко приносили массу проблем обычным жителям. Но думать о нем сейчас не хотелось, к тому же удивление царевича заставило задуматься над верностью сказанных слов. Может, стоило сначала человека подготовить, а уж потом от него уплату долга требовать. Конечно, в таком состоянии он на все согласится, но Финисту было важно добровольное согласие на сделку. Все-таки не зря он с том лесу оказался.
    [indent] - Понимаю, удивлен ты всем этим. Я тоже сначала был удивлен, а потом привык.
    [indent] Проходит к стулу, садится на него и откидывается на спинку. Хорошо. Отвык от людского быта, довольствуясь вынужденным отшельничеством. Говорят, если рассказать кому-то про волшебство или проклятье, то этот кто-то может ничего не понять. Или вовсе забыть о чем разговор велся. Это защита такая от нежеланных ушей. Колдуны не любят, когда про их злодеяния всем вокруг рассказывают. Особенно если это может помочь заклятие снять.
    [indent] - Меня Финист зовут. Ясный Сокол. Слышал про такого? Вряд ли. Про меня сказок не складывают, потому что не видели никогда.
    [indent] Царевич, видно разнервничавшись, залпом выпивает воду, даже после этого на гостя смотря во все глаза. Пусть. Нужно ужиться ему с новым знанием, разрешить себе поверить в чудо чудесное. Стрелял то явно не просто забавы ради, на то цель какая-то была. О ней Финист еще спросит, а пока кривится болезненно, чувствуя как рана снова открывается.
    [indent] - Осталась у тебя еще мазь целебная?.. Плохо мне. Одно дело крыло и совсем другое - рука. Тело человеческое заживает медленно. И откуда у тебя такая стрела тяжелая? - Принимает мазь, уже самостоятельно рану обрабатывая, лоскутами покрывая заново. Предвкушает завтрашнее превращение, когда снова кровь пойдет. И так до тех пор, пока глубокая дырка не затянется. - Ты царевич, верно? Хоромы у тебя добротные.
    [indent] Покончив с лечением, оглядывается в поисках места, где мог бы прилечь на ночь. В принципе отведенный угол вполне мог сослужить неплохую службу, но вряд ли это хорошая затея. Финист не прихотлив, может спать и под открытым небом, и в расщелине пещеры. Главное, чтобы холод не обуял, тогда и простудиться можно, а это чревато.
    [indent] - Где могу я поспать? Или еще поговорить хочешь? Я тебе все равно много не расскажу, ты некоторое и сам прекрасно понял. - Качает головой, прикрыв глаза. Трудно ему делиться сокровенным своим с первым встречным. Особенно когда этот встречный подстрелил его накануне. Зла он не держит, но обида засела где-то внутри. - Днем не смогу с тобой говорить, только ночью молодцем обращаюсь. Такова моя жизнь.
    [indent] Последняя фраза ставит точку в этом рассказе. Больше ничего не скажет, не имея на это права. Силы постепенно угасают, пережитое за день наваливается снежным комом. В комнате тепло, сухо. Давно не спал в таких условиях, позабыв какого это. Когда не нужно переживать о дожде или снеге. О ветре, что завывает протяжно. Хорошо царевич живет - в достатке. Финист раньше тоже таким был, но потерял все в одночасье.
    [indent] Смотрит сейчас на юношу с любопытством, рассматривает его внимательно. Красотой не обделен, статностью тоже. Нрав не горделивый, иначе оставил бы птицу погибать в лесу. Этот поступок говорит о многом, заранее располагая к себе. Никак не думал Финист, что охотник станет ему помогать, а потом понял что и не охотник это вовсе. Повезло ему крупно. Надолго ли - время покажет.

    +2

    8

    [indent] Иван и подумать не мог что случится такое – столкнется нос к носу с колдовством, да не абы где, а в родных покоях. И ведь не закричишь, позвав стражу, сам принес, сам обогрел и позаботился, а теперь царевич и не знает, что же делать? Отмирает почти сразу, конечно, подвигается ближе, сидя на самом крою кровати своей, слушает внимательно, рассматривая юношу странного, но удивительно интересного.
    [indent] — А я Иван… — представляется он, но титулами разбрасываться как-то сейчас совсем не к месту, а потому говорит лишь имя. Рука гостя кровоточит, и сам Финист его спрашивает о мази, та на столе. Он снова тянет руку и берет небольшую миску с лекарством, протягивает. Хотел бы помочь с раной, как оказалось – вся его работа насмарку и перевязка теперь новая нужна, для человека. Но бывший сокол справляется с бедой самостоятельно и без его помощи. А Иван продолжает смотреть за ним, слушать внимательно и кивать периодически, поддакивая: — Да, царевич, вроде как. Третий сын, если быть точным. А та стрела… — он мнется, неловко взгляд виноватый опускает да ерошит волосы на затылке, поджав губы. Смешно это ведь, и крайне глупо, но всё-таки Иван парень честный, а потому кривить не будет и скажет всё как есть.
    [indent] — Стрела эта церемониальная, традиция вроде как семейная — «Судьбу на охоте искать». Где стрела упадет, там и суженую найти я должен. Мы с братьями все трое сегодня стреляли, каждый в свою сторону света на выбор… Ну а я вот… в тебя попал.
    [indent] Звучит его рассказ конечно не так хорошо, как хотелось бы ему. Но что поделать. Он смотрит виновато на Финиста, определенно ведь не простым словом вину свою нужно будет замаливать. Поэтому зазря воздух волновать не будет, делом проступок свой исправит, как там, услугу какую-то требовал Сокол? Вот он и сделает, не впервой ему по поручению за три девять земель бегать. А пока большее, что может предложить царевич, это свою перину, чтобы раненому спалось мягко и тепло. Он откидывает тяжелые покрывала к подножию, постель белоснежная, на пуху, с мягкими подушками. Спать будет ему комфортно.
    [indent] — Спи здесь, отдохнешь и выспишься хорошо, а завтра поговорим о деле. Согласен? А… И если хочешь, за дверью бадья с водой, та еще теплая, можешь искупаться.
    [indent] Он же отошел, думая, чтобы не побеспокоить Финиста, сам может и в другом месте поспать. Дворец большой, еще одно спальное место точно найдется. Раз сегодня птица будет спать на царской кровати, сам царевич решает соорудить возле печи собственное гнездо. Натаскал со всех ближайших помещений меха, покрывал и набитых пухом подушек, заодно принес для них вечерний перекус. Иван не кичился сейчас богатством и достатком, скорее из кожи вон лез, чтобы остаться в памяти у Финиста не как кровожадный стрелок по птицам, а хороший хозяин, что готов и покормить, и напоить и спать уложить.

    +2

    9

    [indent] Традиций в их краях много разных. Одни поражают воображение своей оригинальностью, другие удивляют с нехорошей стороны. Слушая Ивана, Финист мрачнеет на глазах. Ему знаком этот ритуал, больше похожий на издевательство над сыновьями. И над их суженными тоже. Насколько было известно, такая практика нередко приводила к различного рода травмам. Хорошо, если стрела вонзится в дом или в сад будущей жены. Плохо, если каким-то образом поранит девицу. Очень - очень! - сомнительный способ поиска избранницы.
    [indent] Иван, кажется, не понимает всей серьезности ситуации. Он попал не абы куда, но ровно в крыло летящей птицы. Такое не каждому охотнику под силу, не говоря уже о человеке царских кровей. Нет, у Сокола на то нет никаких убеждений, он спокойно относится к любому жителю их славной страны. Просто знает как воспитывают царевичей и чему обычно обучают.
    [indent] - Церемониальная, значит. - Недовольно хмурится, обдумывая услышанное. Ему неведомо способна ли эта многовековая традиция ошибаться или всегда бьет точно в цель. Не просто в цель, но в того, с кем суждено разделить судьбу. - Видимо, ветром твою стрелу сбило. Не вини себя, Иван, встретишь ты свою суженную, но прежде мне услугу окажешь.
    [indent] Искупаться Финист точно хотел. Давно не плескался в теплой воде, ограничиваясь ручьем или озером промозглым. Пусть на дворе не зима, но ночи все равно студеные, вода не успевает прогреваться. К тому же, мочить птичьи перья нет смысла, он сам чистит их от веток да от сора разного. Человеком же вынужден холод терпеть, наспех омывая тело, потому сегодня с радостью согласился воспользоваться бадьей с теплой водой.
    [indent] Когда выходит, застает Ивана за сотворением места для сна. Удивительно, что выделил он гостю не угол, но собственную кровать. Сначала Финист собирается отказаться, выбрав в качестве спального места то самое уютное гнездо из перин и одеял. Выглядело оно действительно привлекательно. И привычно. Для птицы нет места лучше, чем то, что устроено из разных кусочков и сплетено воедино.
    [indent] - Погоди, Иван, - уже в завершении трапезы обращается к молодцу. - Завтра не сможем мы поговорить обо всем, придется снова вечера ждать. Так что сейчас я свою просьбу озвучу, а ты до заката солнца подумай как это все сделать.
    [indent] Выдерживает паузу, ожидая от царевича согласия. Выбора у него нет. Еще одна традиция, по которой пострадавший от рук одного может требовать у него выплату. Может это и золото быть, а может какое дело полезное. Финисту богатство ни к чему, есть у него много своих монет в пещере. А вот от услуги он не откажется уж точно.
    [indent] - Нужно мне Марью отыскать, чтобы заклятие она с меня сняла. Но человек я лишь ночью, а птицей блуждать по селам опасно. Многие захотят сокола в клетку посадить или чучело сделать. Потому помощь мне твоя нужна. Того глядишь и ты свою девицу найдешь. Путешествие то может и опасное быть, ведь сначала нам надо к Яге наведаться. Она одна знает пути-дорожки к любому месту.
    [indent] Замолкает, давая Ивану время все обдумать. Выбора у него нет, иначе позор на его голову упадет великий. Завтра начнут его про невестку спрашивать, а он что? Вот и отправится в путешествие за своей ненаглядной. И ему хорошо, и Финисту - нет лучшего способа вину загладить. Нет никакого другого способа.

    +2

    10

    [indent] Время было позднее – солнце давно скрылось за горизонтом и усталое от поисков верхом тело уже просило отдыха. Иван развалился в самолично собранном гнезде, рассматривал вернувшегося после купания гостя, тот посвежел, стал чище и явно расслабился в теплой воде. Видеть на чужом незнакомом лице довольство приятно, знать, что сам такой же сейчас – немного неловко. Но полусонная нега быстро сходит, когда юноша после вкушенных яств снова начинает говорить о деле. Иван вздыхает тихо и устало, но все же поднимается, облокачиваясь на свои колени, смотрит и слушает внимательно.
    [indent] — Конечно, Финист, говори, — просит он, гадая о том, что же может у такого чудного молодца за просьба быть. Сложно же это – сходу понять, что человеку перед тобой нужно, вот и царевич не угадывает о чем же его друг новый попросит. Найти Марью? Какую? Имя то слишком распространено на земле их родной русской, так же, как и Иванов в каждой деревне человек двадцать молодцев можно будет насчитать, а в городищах и того пару сотен. Это как в стоге сена искать определенный колосок, даже не иголку… Задачка, конечно сложная. Но в тот момент, когда Финист про Ягу заговорил, Иван вскочил со своего места спального.
    [indent] — Ты про ту Ягу говоришь о которой по всей округе куча легенд да страшилок ходит? Ведунью старую знаю я… Лично приходилось бывать у неё однажды. Так что не вопрос, Финист! Помогу я тебе, даже день на раздумья можешь мне не давать. Завтра же отправимся в путь. Изба её не близко, да к тому же самоходная – того и гляди не найдем на месте старом…
    [indent] Иван решает налить себе еще немного разбавленного вина, резной деревянный кубок почти до краев наполняется розовым питьем, и царевич так же наполняет бокал и для друга. Смотрит с легким огоньком в глазах – сразу видно, его всегда дорога манит и во дворце лишний раз Иван не любит засиживаться. Уже почти три года так блуждает, растет в дороге, узнает про страну свои и края родне много нового, знакомится с людьми и нелюдями, с кем дружбу ведет, с кем вражду. Всякое бывало. И сегодня, не смотря на подбитое крыло Сокола Ясного, Иван всё же рад, что повстречались они.
    [indent] — Давай выпьем за грядущий поход? И позволь еще спросить у тебя? — с глухим стуком на столик приземляется полупустой кубок, в рот после сладкого вина Иван сразу берет резаные яблоки наливные, сочные и сладкие, оглушительно громко хрустят на зубах.
    [indent] — Давно ты так? Оборачиваешься то птицей, то человеком? И что за Марья? Это она тебя заколдовала как-то? Может Яга подскажет способ попроще? Всегда есть другой способ, и тропа иная – друг мне так часто говорил, когда мы вместе путешествовали, — он вспомнил слова Серого, немного тоскливо улыбнулся, давненько они не виделись, царевич по другу верному давно скучал, да повода свидеться не было как-то.
    [indent] — С утра, как выспимся я снаряжу лошадь в дорогу, поедем как готов будешь. Пока летать не можешь будешь со мной на седле или плече сядешь – ты вроде не особо тяжелый, Соколик, — последнее обращение он произнес со смехом, глуша хохот в кубке, едва не захлебнувшись. Вдоволь наевшись и напившись, Иван вновь упал на свой лежак, прикрыв глаза расслаблено.

    +2

    11

    [indent] Иван преисполнен энтузиазма. Видно, нравится ему в путешествие с головой окунаться, новые знакомства заводить и решать замысловатые задачки. Финист таким любителем героизма не был никогда. Даже в прошлой жизни, не обремененный крыльями, он предпочитал праздный отдых чрезмерной активности. Уже после понял насколько не ценил те дни, когда мог спокойно подвиг совершить, но выбирал иные развлечения. В карты поиграть, книгу почитать, с друзьями наведаться в трактир. За то и наказание получил - наверное. Признаться, до конца еще и не понял.
    [indent] Финист кивает одобрительно, полностью поддерживая пылкий нрав царевича. Повезло ему встретить именно этого сына царя, иначе мог бы столкнуться с редкостным лентяем. Тот наверняка отказался бы выполнять просьбу, постаравшись откупиться сокровищами. А то и вовсе бы убил Соколика, чтобы неповадно было. Кто знает какой жестокостью могут юные царевичи отличаться, Финисту это точно неведомо.
    [indent] - За избой я еще не бегал, будет занятно.
    [indent] Кубок свой поднимает, взяв пример с Ивана. Сонливость, как рукой сняло, когда они обсуждать будущее путешествие принялись. Не думал Финист, что так легко согласие получит, уже настроившись на отказ или на какое другое условие. А теперь... теперь у него друг новый появился, с которым можно Марью отыскать. Почему именно Марья ему суждена тоже не знал, надеясь у Яги вытащить какие сведения. Она уж точно в курсе всех колдунств, давно став самой главной бабой на болотах.
    [indent] - Нет, не она заколдовала меня. Она наоборот должна проклятье снять любовью своей. Ты же знаешь, любые чары у нас только любовью то и снимаются. Уж не знаю почему именно так. Наверное, сложнее получить поцелуй любви, чем найти смерть Кощея. Не он меня проклял, если что. И случилось это уже пять зим назад. До этого я, как и ты, добрым молодцем был, да каким-то образом умудрился злодея разгневать, на себя беду накликав.
    [indent] Не время все Ивану рассказывать. Не потому, что доверия к нему нет, просто рано ему еще знать все. Путешествие у них будет долгим, далеким, успеют еще обо всем поговорить. Пока же допивают вино, провожая этот день. Кто бы мог подумать, что так он закончится - за одним столом окажутся царевич и сокол. Но чему быть, того не миновать. Значит, судьба у них такая.

    \\\

    [indent] Рано утром в путь дорогу собираются. Сокол свое крыло проверяет, пытается поднять его, но тут же шипит от боли. Иван ему еще раз рану промыл, полечил, тканью обвязал. Заботливый человек. Острый глаз выхватывает красоту его неописуемую - недаром говорят, что боярская кровь издалека видна. Иван был красив не по годам и умен не по статусу. Все в нем казалось складным да ладным. Еще бы в пути таким же умелым оказался - цены бы ему не было.
    [indent] Сокол расположился позади Ивана. На коня накинули толстую подкладку из кожи, чтобы не поранить животное птичьими когтями. Они могли навредить, а Финист никому вредить не хотел. Так и отправились. Набрали еды, питья, узнали у местного люда где последний раз они Ягу видели. Старцы обычно всегда знали, где старуху искать, видать сами к ней ходили за какой-то нуждой.
    [indent] Путь оказался неблизкий. Следовало в лес возвратиться и там болото отыскать. Соколу это не нравилось. Он не мог защитить себя, и был всецело предоставлен Ивану. Если тот не подведет, то ждет их счастливый финал. Впрочем, о нем еще рано молвить - только в начале они пребывают. Только собираются на поиски Марьи отправиться.

    +2

    12

    [indent] Царевич поднялся еще до рассвета, видел сам, как друг его новый Финист спит мирно в постели, и не стал тревожить и мешать досматривать сны заветные. Надо бы сборами заняться, прислуга уже не спала, наверняка кто-то еще с ночи работал, чтобы поутру уже и завтраки для всех важных особ были готовы, и одежды выглажены, и вода прохладная колодезная натаскана. Иван знает, во дворце жизнь кипит как днем, так и ночью, поэтому не помешал он особо никому не помешал, когда спозаранку дал команду готовить коня своего в путь дальний, да собрать по мешкам и сумкам на дня три провизии с вещами. Одежды он просил сменной на один комплект больше, как раз для Финиста, на взгляд Ивана, они были одной ширины плеч, так что размеры должны были пойти другу как влитые. Конечно никому говорить о том, что в покоях сейчас спит неизвестный он не стал. Хранил этого сокола теперь как заветную тайну, пряча от каждого. Да только не перед каждым он сможет не взболтнуть лишнего. Уже по пути обратно, когда до его светлицы оставалось лишь несколько извилистых лестничных пролета, натолкнулся он на наставника своего – Ратибора. Тот выглядел еще более сонным, чем сам взъерошенный царевич, и судя по облаку ароматов вокруг него – явно прихмелевшим, видать так же, как и все вчера принимал участие в празднике. Старшие царевичи решили не упустить возможность погулять, ведь повод был. И пусть наверняка сам Иван и не знал, но те явно объявили на всю столицу о скорой дате свадьбы, что два брата будут играть вместе. О том, как раз можно было у старого главы охраны и переспрашивать.
    [indent] — Ванька! – гаркнул он своим севшим голосом, перехватив пацана, приобнимая и рассматривая своими помутившимися от выпитого глазами, — Для утра после попойки ты выглядишь… слишком бодрым! Или ты решил не участвовать вчера? Я как-то не припомню тебя за столом…
    [indent] — Старик, ты, зато, вижу во всю нарадовался за старших! — царевичу бы поторопиться к себе, чтобы слуги чего лишнего не увидали, хотя он определенно попросил дальше главных покоев не заходить и в спальню носа не совать. Время то текло быстро, как вода лилась, через открытые ставни в коридор уже начали солнечные лучики проскальзывать – утро вступило в силу. Ему стоит спешить!
    [indent] — Не хотел тебя беспокоить… Но ладно, скажу! — Иван про себя улыбался в разы шире, чем это делал сейчас перед своим учителем, — Не нашел я вчера невесту, — тут он не соврал, про стрелу и птицу решил ничего не говорить, и потому продолжил уже как есть, — Сегодня уезжаю дальше искать, возможно вернусь скоро, возможно вновь приключения затянут. Но передай братьям что я за них рад! И что пусть не скучают на свадьбе, я им бы явно трапезу не украсил своим присутствием, и без меня веселиться смогут!
    [indent] Ратибор смотрел немного растерянно, сонный и пьяный, он явно не сразу всё понял, но на тихое вопросительное бормотание дружинника он лишь закивал, прибавляя: «Да-да, прямо сейчас, коня снарядят, и я уеду — никто даже проснуться не успеет, не поймут даже был я тут или нет».
    Так, толком не прощаясь, не на бой же идет, Иван вновь побежал наверх, скрывшись за тяжелыми дверьми из темного дерева с резьбой и росписью. В покоях как и вчера было светло и чисто, небольшой беспорядок создавали разбросанные подушки и тряпки – это он вчера старательно искал материалы для гнезда своего. Бадья с остывшей уже водой стояла в углу возле печи, её вынесут позже. Вещи для его похода лежали аккуратно сложенными на сундуке, сапоги из мягкой кожи рядом. Царевич переоделся в рубаху с темными брюками, поверх темно-красный катан с меховой оторочкой. Нож он привязал к поясу за спину, а остальное оружие его ждало внизу в конюшнях, там же где и полностью собранная Звёздочка.
    [indent] Полностью готовый и одетый, Иван вернулся в спальню. Солнце сияло на всю комнату сквозь открытые ставни, а постель была уже пуста, по комнате расхаживал его друг уже в своем пернатом облике. Вновь увидев птицу, Иван улыбнулся широко и поздоровался:
    [indent] — Утро доброе, давай перед уходом я твое крыло проверю снова? — он не знал, да к тому же и забыл спросить, понимает ли его Финист в облике птичьем, но всё же решил, что говорить с ним не перестанет, даже если в ответ будет слышать крики и клекот.
    [indent] Мазь и мотки перевязочной ветоши нашлись там же, где они и со вчера остались. Уже в разы увереннее и опытнее, Иван прочистил рану, смазал её с обеих сторон у крыла и приступил к перевязке. Раз Финист говорил, что рана на птице заживает быстро, возможно, к вечеру всё уже и пройдет. Но на авось царевич полагаться не хотел, а потому в небольшой мешочек на поясе перевязочные тряпицы и мазь сложил, чтобы всегда под рукой были. На этом сборы он считал полностью законченными. Прихватив с пола свой плащ, он завернул сокола к него так же бережно и аккуратно, как мамки лялек пеленают, прижимая к груди сверток, понес того из покоев своих, спускаясь по винтовой лестнице вниз к самым конюшням.

    \\\
    [indent] Уже в дороге, когда ворота столичные за спиной его остались, Иван отпустил сокола, посадив его на круп лошади. Подкладка была не зря разложена, с ней большие когти точно лошадку не потревожат. Вариантов с чего начать поиски были не велики – та мысль, что была им вчера озвучена, на утро показалась действительно дурной. Искать Ягу как неизвестно кого неизвестно где – цель что обречена на провал. Так что к знающим они вдвоем пошли. Старших в деревнях, кто жил в округе было много, те кто наведывался к старухе ведунье на болота и того гляди еще больше, порой к той и молодежь бегала от всякой хвори да заговоров спасти. А бывало и посылали к ней деток на откуп, когда времена тяжелые и голодные были. Многое говорили про ту, в общем, и многое было лишь сказками, которым веры нет. Сам Иван бывал у бабки, видел лично как та живет, как ворожит и как дом её ходит. Не была она людоедкой, и нога не костяная, а хромоногая она просто. Но деток то пугать надо, а потому столько баек на придумали, что сейчас найти истину как жемчуга и перлы на дне речки – сложно, но можно.
    [indent] На четвертом по счету старце они всё же отыскали нужную ниточку для поиска, да прямо в лес темный отправились. Иван, наговорившись с этими видавшими и прадеда его царем и деда устал, язык его почти опух от этой вечной болтовни, что так нужна была им, а потому до болот путь они держали молча. Иван молчал, Финист сидел за спиной его притихшей птахой, даже Звёздочка решила держаться молча и темные чащобы проходила без лишнего недовольного ржания.
    [indent] На болтах Иван с лошадки своей спешился, из ближайшей растущей где-то год или два березки он соорудил длинную палку, которой путь себе искал в этих кочках с валунами, да трясине. Не любил Иван болота – неосторожность тут чревата смертью. Вот где камни то предупредительные нужны – перед каждым из болот: «Кто дальше пойдет, тот смерть сыщет». Но Иван искал не смерть, а ту, что с ней дружбу водила. Вряд ли старая решила обосноваться на болотах, но раз говорили, что видели избу её здесь в последний раз – поиск стоило начинать именно отсюда.
    [indent] — Отлично! Вижу же бережок пологий, кажется, прошли мы эту трясину. Давай, девочка, поспешим, знаю устала… — он гладил по морде лошадь свои и посматривал из-за плеча на Финисту, что в седле его устроился, крепко впиваясь в кожу когтями своими, — Ты тоже устал, дружище? Потерпи, скоро привал сделаем…
    [indent] Еще через час – когда болотина полностью кончилась, а лес вокруг сменился, теперь он был не столь темен и дремуч, вокруг было мало елей, в основном березы да прочие лиственные деревца. Тут и решил возле давно поваленной осины и соорудить привал Иван. Солнце постепенно клонилось к закату, еще час и наверняка полностью сядет и Финист вновь обратится человеком. Какая-то жажда проследить за этим превращением не отпускала его мыслей, и потому занявшись лагерем, царевич пытался выкинуть не самые добрые мысли из головы. Натаскал тростника и сушины для костра, добыл огонь и расседлал коня. Той требовался отдых не меньше, чем им двоим, а потому занялся Иван своей верной Звёздочкой чуть ли не самой первой на привале.
    [indent] Из еды у них было великое множество блюд, что вчера были поданы к праздничной трапезе, а сегодня по сверткам и горшочкам сложены им в дорогу. Но без появления молодца Финиста, Иван решил не приступать. Сквозь такой светлый лес легче было заметить, когда закат полностью скроется за горизонтом, а потому, царевич не отрываясь наблюдал за соколом, и решил немного отвлечь и того от дум напряженных, поинтересовался:
    [indent] — Как крыло, уже не так болит, надеюсь?

    +2

    13

    [indent] Птицей на коне он точно не ездил. Неудобно это и укачивает сильно. Когтями приходится сильнее держаться, вместе с тем стараться лошадке то не навредить. Она очень уж спокойная, послушная, явно Ивана любит. Сокол с животными говорить не умел, но иногда чувствовал их настроение. Мог определить чего животинке хочется, о чем грустит она. Правда, толком помочь не удавалось, он все-таки тоже зверем оставался и тут его силы были ограничены. А будучи человеком эту способность утрачивал, но, признаться, и не пытаясь никогда ее воротить.
    [indent] Болото очень опасным выглядело. В нем кто угодно водиться мог, поджидая путников невнимательных. Водяной или леший какой. Прочая нечистая сила также таилась где-то среди камышей. Пока они только лягушек видели, что выпрыгивали из своих уютных уголков, боясь оказаться пойманными. Сокол видел их всех отчетливо, заменяя Ивану проводника. Если случится что-то - предупредит обязательно, пока же горделиво восседая на седле.
    [indent] Путь их был нелегкий, волнительный. Когда трясину прошли, стало намного спокойней, хоть и ушла на это много времени. Весь день они убили на расспросы да поиски того, кто мог бы им помочь. Ягу не сильно-то в селах жаловали, колдуньей справедливо считая. Многие боялись, некоторые отмахивались, мол, ну ее, каргу старую. И те, и те имели право на такое отношение, учитывая какое зло могла на их селение бабка то навести.
    [indent] Искать ее, конечно, никто не желал. Потому никакого провожатого они не нашли, довольствуясь скудными крошками знаний. Ничего. Ни в одной сказке героям нет легкого пути, иначе и награда была бы недостойной. Марья - награда достойная, так что Финист не жаловался, только учтиво птицей обычной притворялся, позволяя Ивану говорить с жителями.
    [indent] Сейчас, смотря как солнце медленно прячется за горизонт, сокол раздумывал над тем, что Яге скажет. Уж она то сразу поймет: перед ней не просто птица хищная, но молодец бравый. Может, и говорить его научит, умеет же чарами пользоваться. Еще думал он о плате, какую затребует старуха. Любит она всяких добрых молодцев кормить, да в бане парить. Потом, правда, пожирает их целиком. Или по частям, кто ж разберет. Мало ли что еще она с такими вот путниками делает. Финисту неведомы желания ее, но соглашаться на все что угодно... нет, это вряд ли.
    [indent] Помочь Ивану в приготовлениях никак не мог. Расхаживал из стороны в сторону, их временный лагерь охранял. Птицей мог услышать любой шум нехороший или треск веток под тяжелыми сапогами. Видеть мог в сумерках отлично, заметив поблизости мышь. От соблазна устоять не смог, поймав ее цепко. К огню притащил, у ног Ивана оставив. Как благодарность за заботу.
    [indent] Они вроде как почти в расчете скоро будут, но все равно сокол не мог просто так путешествовать с человеком и не благодарить его за проявленную учтивость. Животные часто своими людями какую живность в знак признательности приносят, то ли похвалы, то ли расположения ожидая. Так и Финист. Не только человек он, но и птица. Сознание у него надвое раскололось, перенимая поведение хищника. Не хорошо это и не плохо. Есть и все тут.
    [indent] Головой кивает, мол, все нормально, спасибо. Ивану явно общения не хватало, ведь весь день он то с Финистом, то со Звездочкой общался, толком ответа не получая. Изголодался, наверное, по молве человеческой. Хотя обычно в странствиях своих бывал один, должен был привыкнуть к такому.
    [indent] И вот, стоило только последнему лучу с земли пропасть, как предстал перед Иваном Финист во всей красе. Чуть волосы взъерошены были, а одежда потрепалась в пути. Она ему перья заменяла человеком, потому грязнилась и портилась со временем.
    [indent] - Вечер добрый, царевич, - приветствует, сев рядышком. - Проголодался что-то я. Приступим к ужину?
    [indent] На славу постарались кухарки, снарядив Ивану все самое лучшее. Еды должно было хватить на долгие недели, ведь кроме мяса жаренного и овощей варенных, тут и сухари имелись, и капуста квашенная. Финист с удовольствием желудок набивает, весь день и зернышка в рот не взяв. Признаться, птичья еда ему не по нраву, не привык до сих пор к сырому мясу, жукам и пшену. Так что ел он ночью, что вполне укладывалось в его птичий образ.
    [indent] - Ночуем здесь, а утром снова на поиски? Ух... Яга видать не желает встречи, раз так ушла глубоко в лес. Но ничего, как только следы ее куриной избы отыщем, так сразу легче станет. Ты-то как, Иван? По болоту непросто было идти, все сапоги в грязи извозил. Надо бы ручей найти, помыть вещи, лошадь напоить.
    [indent] Протягивает кружку с квасом, ударяясь ею о кружку Ивана: за хороший день. Трудности их только закаляют, делают сильней, того глядишь станут подобно богатырям - отважными.
    [indent] - Слышишь? - Через час, когда уже спать начали укладываться, Финист замер, прислушиваясь. - Скрип какой-то. Неужто Яга на своей избе поблизости! - Не могло им так повезти, но повезло. Из-за деревьев к ним избушка то вышла, кряхтя и охая. Тоже старая, видать. - Оно и хорошо, что ночью с ней свидимся. Быстрее про Марью узнаем, быстрее найдем ее, да? Все к лучшему, Ванюша, все к лучшему.

    +2

    14

    [indent] Пока трапезу они полуночную вели, Иван все посматривал на друга своего и понять не могу каким именно образом не сумел он увидеть, как тот меняется, словно и впрямь по волшебству выходит… Он моргнул ведь буквально раз – а тот уже и обратился в человека. Царевич конечно рад был снова своего друга слышать и понимать, но сообразить не мог. А может и не сможет никогда – магия, это такая вещь в неё верить надо, а не понимать. Так и ему приходилось лишь плечами пожимать самому себе, да кивать на слова чужие. Он успел стащить с себя и сапоги грязные и шаровары замоченные водой болотной, перед сном переоделся и Финисту одежду новую свежую предложил. И вовремя они оделись – шум по всей округе раздался, когда не ждали. Иван и впрямь устал, тело его всё изнывало, сон уже сильно на глаза давил, да уснешь тут, конечно – меховые мешки спальные разложены вокруг костра, сам Иван прикидывал куда они по утру двинутся, как только скрип раздался и Финист затараторил над самым его ухом так, что сон как рукой сняло:
    [indent] — Давай-ка, вперед! — кричал Иван уже на хату, что вышла сама к ним, — «Воротись, избушка, к лесу глазами, ко мне, молодцу, воротами!» — та, после слов заветных накренилась и вразвалочку на месте стала поворачиваться, подсвеченные огоньком внутренним узкие оконца пропали, перед двумя молодцами появилось небольшое крылечко с перекошенной дверью. Иван не из робких, к тому же не впервой подошел ближе без страху, Финиста за собой прихватив. Яга – ведунья старая и чудная, много что знает, мало что ведает. Перед ней главное не бояться и стойкость свою проявить. В тот раз ему это Волк подсказал, и не зря – помогла старая, даже ночлег и завтрак на утро предложила. Может, правила таковы, а может расщедрилась тогда она. Но сегодня их двое, и просить — думал Иван, — будет не он, так что и плату если и спросят, то не с него. Глянув на короткий миг на Финиста и улыбнувшись одобряюще, Иван его за плечо потрепал, тихо проговорив:
    [indent] — Я первым пойду, разговор заведу, поздороваюсь… А ты за мной, уже по делу её расспросишь, не всё же мне со старцами дела вести, — сказал он, весело улыбнувшись, а затем забрался в избушку, скрипнув дверью.
    [indent] — Здравствуй, хозяйка, — он осмотрелся – особо тут и не изменилось ничего, возможно, пройди даже еще сотня лет, ничего не изменится. И хозяйка Яга на месте будет, и кот её чернявый с глазами, словно угли, сияющими на печке спать будет. Корешки, связки веники травы всякой под потолком развешены. Лавка, пара сундуков, столик небольшой да печка, что сейчас прогревала хорошо всё вокруг, Ивану аж жарко стало.
    [indent] — Как всегда, хорошо тут у Вас…
    [indent] Его буквально на полуслове прервали, прерывая похвальбу лишнюю. Царевич льстить и не пытался, просто хотел проявить положенную вежливость к поколению старшему, да пару ласковых слов сказать, прежде чем о делах говорить бы они стали. Не мог он просто сразу к делу, а вот Яга, видимо, могла и хотела. Глазом своим острым и ясным сразу на них двоих присмотрелась, и спрыгнула с небольшого лежака на печи. Словно и не древняя она как мир весь, а молодая девка скачет перед ними. Хотя нет, видно было, похрамывала, когда та делала в их сторону пару шагов, поравнявшись чтоб с гостями.
    [indent] — Вижу, милок, жив остался, после пережитого… — гаркнула старуха сухим и трескучим голосом, оглядела царевича всего, да даже ладонями своими сухощавыми похлопала, будто и наощупь осмотреть решила, — Подрос, сразу видно, молодец! А теперь наведался, да не один… Весь лес про вас, бесянят, судачил весь день. Вот, решила сама глянуть, чего вас нелегкая в дальние дали такие, потянула… Давай, рассказывай.
    [indent] Тут она перевела свой взгляд на друга его, Финиста, и Иван решил не вмешиваться. Пусть тот сам расскажет, а может, и не нужно ничего говорить – ведунья старая ведь колдунствами знаменита не просто так. Может и по глазам читать мысли может и всё поняла уже, по глазам им. Скрывать им нечего, им ведь немногое нужно – совет дельный, да, помощь возможная. И покинут они и Ягу и края её дремучие заветные, неизвестную Марью искать дальше отправятся.

    +2

    15

    [indent] Кажись Ивану не впервой перед Ягой слово держать. Уверенными движениями он цели достигает, предварительно избе указание дав. Та послушалась беспрекословно, замерев. Ожидала, когда гости по крыльцу внутрь зайдут. Лестница скрипучая, старая, как и сама изба, провела их прямиком в сосредоточение колдунства. Все тут о принадлежности хозяйки к нечистым делам говорило. Финисту не нравилось находиться в тесной избе, хотелось ринуться на волю, но знал он – тут могут ответы храниться. Нельзя уходить покуда с хозяйкой не поговорят.
    [indent] Появление Яги можно было назвать неожиданным, если бы хата была размером побольше. А так сокол сразу заметил тень в углу, что присматривалась к ним некоторое время. Ивана тотчас узнала, в беззубой улыбке расплывшись. Видать, думала что сгинул молодец, а он вот – целый и здоровый. Снова пришел о просьбе просить, на этот раз и друга приведя. Вряд ли такое старухе понравится, но выбора особо и нет.
    [indent] - Приветствую, Яга. – Следовало бы повежливей к ней обращаться, все-таки от этого зависело будет ли она с ними разговор держать аль прогонит по добру, по здорову. – Финист я, мы с тобой не виделись еще.
    [indent] Необязательно видеть, чтобы знать. Среди чародеев и колдунов ходит молва разная, потому и про Сокола зачарованного может кто и прознал. А слухами земля полнится. С одной стороны хотелось Финисту оказаться узнанным, с другой – нет. Ни к чему ему слава неудачная. Вдруг кто захочет чудо-птицу, чудо-юношу себе в прислужники. Вот, жар-птицу и ту захотели изловить, в клетку посадить. Покоя волшебным существам нет, всюду их опасность поджидает.
    [indent] - Твое время занимать не хочется, видно дел у тебя много. – Руками разводит, то ли на хозяйство намекая, то ли на путешествие по лесу. – Может, знаешь ты меня, а может нет, но чары на мне наложены сильные. Как избавиться не ведаю.
    [indent] - Ой ли. Ведаешь ты все, ведаешь, - старуха неодобрительно покачала головой, поймав черную кошку, прыгнувшую ей на руки. – Сказано было тебе: любовь расколдует. Даже имя тебе названо: Марья. Так чего ж ты до сих пор ее не отыскал? Не ровен час, сгинет она от старости или от болезни какой.
    [indent] Дальше следует заливистый смех, переходящий в сухие звуки лающего зверя. Веселится Яга, забавляется. Понимает в каком отчаянном Финист положении, отказываясь говорить с ним откровенно. Зря, наверное, пришли они сюда. Не стоило времени терять понапрасну, вдруг действительно что-то с Марьей стрясется и не видать Финисту тогда свободы.
    [indent] - Погоди-погоди, - она вскидывает руками, видя что сокол уходить собирается. – Уж и пошутить нельзя, ух молодежь. Ничего не понимаете!
    [indent] Повернувшись, начинает какими-то склянками громко греметь. Много всего у нее в избе имеется, да только не все это полезным оказывается.
    [indent] - Вот, клубок. Он тебя приведет не к Марье, нет. Знаешь, сколько таких девиц живет в мире? О-о-ой. Искать устанешь. А многие еще и строптивые до жути. Так вот. Этот клубок тебя приведет в край соколиный. Там не такие, как ты, но тоже оборотни. Что кривишься?! Раз ты оборотень то и принимай свое название! Ишь!
    [indent] Вручив старый клубок, на Ивана взгляд переводит, словно и ему что-то надобно вручить. Думает немного, губами причмокивая, и вскоре уходит вглубь избы на поиски чего-то еще. Царевич вроде не просил ничего, рядом просто стоял, но видать у Яги такие правила: каждому путнику что-то дарить. А потом напоминать о долге – ничего просто так не делается.
    [indent] - Те оборотни птицы-люди подскажут как от проклятья избавиться. Уж они-то точно знают, можешь не сомневаться. – Поворачивается к Ивану, протягивая ему склянку. – Бери, пригодится. Вода целебная. С того света вернуть никого не сможет, но если кто ранен будет сильно или еще чего, то выручит. С умом распоряжайся, добрая я сегодня.
    [indent] Не получается у Финиста разочарования скрыть. Столько надежд было на Ягу возложено и все зря. Не захотела она рассказывать все прямо, а может и не знала ничего вовсе. Признаться в этом отказалась, так решила хитростью взять. Благо, взамен пока ничего не попросила, но и угощать яствами не стала, отправив путников обратно на поляну. Все, мол, поговорили и будет.
    [indent] - И что теперь?.. – Раздосадовано спрашивает у друга, крутя старенький клубок в руке. – Невесть куда меня отправила и про Марью ничего не сказала. Может, и правда невозможно ее отыскать? Проще как-то иначе заклятье снять…
    [indent] Поддержки от Ивана он ждал, сам того не понимая. Знакомы они немного, а стали уже дружны не разлей вода. Тяжко соколу без спутника придется, но заставлять молодца идти с ним в край неизведанный не может. Уговор был Марью найти, а не птиц-людей. На том их уговору конец и пришел, но прощаться Финист не спешил. И не хотел.

    +2

    16

    [indent] С этой старой ведьмой, похоже всегда так, сложно. Никогда нельзя быть уверенным будет ли та к тебе добра или враждебна. Но Иван старался держаться молодцом – смотрел за ней, порой глядел на Финиста и подбадривающе улыбался ему. Слушал тоже, еле сдерживаясь, чтобы и самому лишние вопрос не задать. Но он не лез, это ведь не совсем его дело, а потому и вмешиваться не стоило. Но после врученного клубочка, а затем и скляночки с водицей, смотрел удивленно, взболтнув сосуд пару раз, а затем запрятав в кармашек потайной на поясе.
    [indent] —Спасибо, Яга! Коль судьбы нити свяжутся – так свидимся снова, возможно. Не хворай, старая! — он за Финистом из избы вылез, спрыгнул с высокого крылечка сразу на поляну, а обернувшись после, смотрел как изба скрипучая ковыляла от них в сторону леса, прячась за кустами. Вот и закончилось посещения леса хранительницы, царевич приложил ладонь к карману, где спряталась склянка с лечебной водицей и глянул на озадаченного Финиста. На друге его лица не было, видно – не таких ответов ждал зачарованный молодец. Но разве в их землях иначе бывает? Легко и быстро? Это Иван и хотел сейчас ему сказать, чтобы утешить. Да, кажется, не особо утешительные и добрые слова сейчас подобрал, не те. А потому смолчал, подойдя лишь ближе к Финисту и приобняв за плечо. Ладонь его скользнула по медным мягким волосам паренька, Иван весь день до этого думал, хотелось ему Финиста-сокола пригладить и потрепать. Тот был ведь весь день напряжен и словно воробей взъерошен из-за поисков. Да только сейчас рука, наконец, потянулась у Ивана друга утешить и прижать к себе. Чтобы не страдал сейчас напрасно, и не накручивал насчет всего пережитого. Всё к лучшему будет.
    [indent] — Финь, не тревожься так. Может и права она – и другие способы есть. И не на Марье свет клином сошелся, как на единственном шансе. Глядишь, и клубочек сможет подсобить – найдем других, те подсобят как быть. Вдруг, сила твоя и не проклятие вовсе, а дар? А те тебя им управляться научат? Давай не раскисай, как простокваша! Помоги лучше лагерь собрать – после встречи со старой и спать не хочется, заодно вдвоем поглядим как чудо-пряжа в клубке работает, может к утру куда выведет нас…
    [indent] Иван, не совсем был честным, конечно. Сил было уже немного, но спать сейчас – оттягивать очередную возможность столкнуться с чудесами и колдунствами нос к носу. Да и до утра продрыхнув, он что, снова будет вместе с соколом за плечом своим в седле сидеть? И они не обсудить, ни договориться до следующего заката не сумеют – несправедливо! Потому решил, что лучше немного потянет время с Финистом вместе побыть, не бросит его.
    [indent] — Что? — он уже почти весь их лагерь собрал, лишь меховые мешки не свернуты были да костер потрескивал, а царевич на Финиста уставился, тот столбом перед ним так и замер, — Не пущу тебя одного туда, куда бы клубок не привел, со мной будешь. Не вышло обещания Марью помочь отыскать, буду помогать другое что-то отыскать. Как там Яга сказала? Птицы-люди подскажут что с проклятием сделать, а окажись всё проще – так там и страдать в поисках неизвестно какой девицы не придется. Коль наскучу тебе – отправишь на все четыре стороны, а пока дай добро помочь в случае чего?
    [indent] Заскрипев кожаными обмотками, свернув спальные мешки, да на Звёздочку все взвалив, Иван попросил Финиста путь им в лесу факелом освещать по пути, чтобы видеть куда они путь держат, да, чтобы лошадка ноги в промозглой тьме не переломала свои от камней да кочек. Когда весь лагерь был собран, и после их присутствия здесь в лесу осталось лишь затушенное кострище, Иван попросил доставать ценный магический клубок – указатель, или проводник, не знал Иван, как эта вещичка работает. Но думал, сообразить вместе они быстро.
    [indent] — Давай, Финист, теперь пусть путь нам указывает.

    +2

    17

    [indent] Желание Ивана помочь своему другу новому во что бы то ни стало удивляло. То ли виноватым он до сих пор себя чувствовал, то ли подвигов хотел побольше свершить. Герои, они же такие - им только повод дай в новых приключениях поучаствовать. Чтобы потом сказания о себе писать, да бардам указы раздавать баллады складывать. Финист относится к этому снисходительно. Видит, Иван юноша бойкий, готовый принять любые трудности. Может, и не зря они встретились, друг другу помощниками став.
    [indent] - Раз такого твое желание. Не могу я против пойти. - Кивает утвердительно, разрешая путь продолжить вместе. - Глядишь, и ты свою невесту отыщешь, а то со стрелой не вышло. Не очень-то я похож на девицу.
    [indent] Пожалуй, впервые с момента их встречи Финист посмеялся от души, представив себя в сарафане и кокошнике. Нет уж. Из него точно жена не получится, только если какое волшебство снова не настигнет. Хотя, стоит признать: Иван жених видный. Хорошо сложен, умелый, смышлёный. Такой любую девушку очарует своими царскими манерами. Не высокомерен он при этом, не ставит себя выше других, помогая по мере возможностей.
    [indent] Как-то не сговариваясь решили тотчас отправиться в путь. Очень были желанием преисполнены после разговора с Ягой. Умеет она на великие свершения вдохновлять одним своим словом. Надежду в сердце Финиста она точно вселила, хоть и старался сокол сильно на это не уповать. Мало ли какие ждут их птицы-люди. Может, не захотят в свои ряды принимать и тайнами делиться. Их нельзя за это ругать, все-таки свободный народ, о котором мало кто знает. Не хотят, наверное, сильную огласку получить, вот и прячутся в краях неизведанных.
    [indent] - Всю ночь идти не сможем, надо будет поспать хоть немного. Да и необязательно тебе под меня подстраиваться, царевич. Мы можем днем путь держать, а ночами спать. Или скучно тебе с птицей куковать? - Усмехнулся, повернувшись к Ивану лицом. - Хочется иногда поговорить не только со Звездочкой?
    [indent] Лошадка на свое имя отреагировала прытко, зафырчав. Хорошая кобылка, верная. Надо заботиться о ней, ведь путь предстоит не близкий. Мало ли куда их клубок тот заведет. Лес могут позади оставить, но выйти на дроги незнакомые, повстречав там людей разных. Кто-то будет к ним с добром относиться, кто-то навредить захочет. Особенно посмотрев на одежду дорогую и на упряжь добротную. Такие путники на вес золота, потому надо защищаться и лошадку тоже защищать.
    [indent] Долго ли, коротко ли, вот, наконец, из чащи черной вышли на тропинку. Клубок, видно, ученый был, иначе как еще объяснить почему иногда сам останавливался и ждал когда его Финист с Иваном нагонят. Вот же Яга... чего только нет у нее в избе той. Дала бы еще и сапоги-скороходы, вообще цены бы ей не было.
    [indent] - Устал? Смотри, там кажется деревенька впереди. Может, у трактирщика остановимся? Скоро солнце подниматься начнет и с птицей тебя точно на постоялый двор не пустят. Так что поспешим. - Финист прибавил шагу, надеясь, что там и конюшня со свежим сеном будет. - Несколько серебряников у тебя найдется, Ванюша? Они бы нам сейчас как раз помогли.
    [indent] Вряд ли царевич в путь отправился без денег. Но лучше бы кошелек прятать надежно в одежде, мало ли кто их в деревне встретит. Привык Финист от людей подлости ждать, хоть и шел сейчас рядом с человеком, пришедшим к нему на выручку. Редко, но случается. Иван ни на кого не похож - доблесть и честь в нем просматривается. Сокол все чаще взглядом на царевиче останавливается, рассматривая его зорким глазом. И почему не отыскал он жену себе... - снова к этому вопросу возвращается.
    [indent] - У тебя лучше получается с людьми говорить, - уже на подходе к трактиру, Финист уступает Ивану, забирая у него поводья. - Ты там договорись, а мы тебя тут подождем. Если что - кричи. На выручку приду как только потребуется, не волнуйся. Раз уж вместе мы теперь этот путь держим, то и помогать друг другу будем.
    [indent] Рассудительно кивнув, Финист дожидается, когда Иван за дверьми дома скроется. Повезло ему со спутником. Ой, повезло. Один бы сгинул уже давно, а тут... нет, рано радоваться. Пока они лишь начали двигаться в сторону снятия проклятья. Вот когда станет Финист снова человеком, вот тогда и пир держать будут. Так, чтобы всем было на зависть и себе на милость.

    +2

    18

    [indent] Шагать по следу волшебного клубка молодцам был просто, тот ведь волшебный, и по волшебству не спешил, дожидаясь спутников своих. Указывал направление на тропки удобные, без буераков и кочек. А как вывел их из лесу, так как по блюдцу яблочко закрутилось, так ладно и лихо то катилось, подпрыгивая на камушках небольших. Иван и Финист поспевали за ним как могли, и какой бы огонек в душе царевича не горел, даже он после половины ночи бессонной подугас, да внимательность притупилась. Молодец деревни впереди заметил только уже после оклика друга, придерживаясь за уздечку, едва не спотыкался полусонный. Но по приходу к постоялому двору оживился. Немного еще перетерпеть, договориться бы о комнатке, да о паре кроватей. Им ведь только крыша над головой и нужна сейчас.
    [indent] — Ты сумеешь расседлать её? — поинтересовался Иван, погладив по вытянутой мордочке Звёздочку, а после перехватил покрепче в руке кошель, где была некоторая его звонкая монета. Некоторые тайнички еще были, не всё же в одном мешочке кожаном хранить?
    [indent] Час сейчас был поздний – хотя для кого-то возможно излишне ранний, предрассветный – час, иль два, и солнце появится на горизонте и Финист вновь птицей станет. Иван, пока заходил в трактир да искал дремавшего трактирщика думал о словах друга его нового, с пернатым Финистом он не скучал, конечно. Но желание ответ его знать на вопрос случайный, или реплику умную, рассказ какой об увиденном – вот этого в общении с соколом пернатым не хватало. Ивану же не смотря на титула высокие, да приключения дальние никогда особо не удавалось дружбы крепкой заводить помногу. У братьев вот за время походов военных, да подвигов ратных по дружине верной сбралось. Бойцы-молодцы, что и в бою поддержат, и тост на пиру за тебя скажут. А что Иван? Знался с каждым чудом лестным, и у Яги уже не раз побывал, и с царями разными сделки заключал, из разряда: «Ты мне, я тебе», да по итогу все равно почти всегда Иван только и отдавал долги.
    [indent] С Волком вот дружбу крепкую завел, да и тот, зверь пусчай и зачарованный, помощи в расколдованньи не просил, жить с бременем научился, да и Ивану сам же помогал раз несколько. И зверь то он был свободный, не верный пёс, что под ногами сидит и служит. Ушел в леса дремучие по делам своим, прощаясь только, сказал ему клич заветный, если снова помощь понадобится. Вот и держал Иван эти слова в уме, но на деле повода позвать друга мудрого не было.
    [indent] Вот и сейчас Иван цеплялся за Финиста, жадным до общения был, не пускал его в путь один. Может кому показаться что эгоистично это, не по чести, но Иван всё равно перво-наперво о Финисте беспокоился, и не хотел его еще большим опасностям подвергать. Одно дело девчонку искать какую-то, другое – вдаль за горизонт отправиться, чтобы соплеменников чудных отыскать.
    [indent] На затертую и засаленную столешницу, где крынки да плошки глиняные лежали дном кверху, Иван положил пару монет серебряных. Смотрел как бородатый хозяин глаза сонные растирает, да смотрит очумело на гостя незваного, с особым крестьянским говорком спрашивая:
    [indent] — Чегось надобно…, — тут старик зевнул широко и громко, да так заразительно, что даже Иван не сдержался и повторил его действие, — Юноша?
    [indent] — Коли есть комнатушка свободная, хозяин, то дай-ка заселиться туда, до полудни.
    [indent] — Комнатки есть, да только кровать там пока одна. Вторую еще в том месяце разломали постояльцы, как ишаки дикие драку устроили тогда! Пол трактира моего тогда пострадало, так что коль не один – потесниться придется, малец.
    [indent] Плату он принял, да пошел место для Ивана готовить. Указав на дверь где-то в стороне, старик пошел, видимо, место там прибрать, да покрывало на постель застелить, сам Иван пока вышел на улицу. Звезды еще искрились на темно-синем небе ярко, поблескивали и подмигивали любопытным неспящим своим наблюдателям. В небольшом сарайчике сбоку горел светоч приглушенный, царевич пошел туда, да там и нашел Финиста с лошадкой своей. Молодец старательно пыхтел, да развязывал все узелки и стежки на седле. Все пожитки их уже успел снять, да те лежали у стенки, дожидаясь, когда сокол с остальным докончит.
    [indent] — Помощь не требуется тебе? — полюбопытствовал он со смехом, да помог ему немного. Расстегнул и развязал ремешки, стянул узды, отложил их и пригладил по шее так же измотанную долгой дорогой Звёздочку.
    [indent] — О ночлеге я договорился, можем заночевать до дня следующего, как выспимся – отправимся в путь дальше… — он смотрел как стащил седло с лошади Финист, — Молодец, давай, дальше я сам, а ты пока веще парочку возьми, оставлю нашей третьей спутнице сена посочнее да к тебе приду.

    Отредактировано Ivan Tsarevich (2022-03-26 18:14:35)

    +2

    19

    [indent] С лошадьми Финист дел не имел. Когда человеком был, то держал в своем распоряжении конюха, тот же делал все необходимое. Конюшня Финиста отличалась разнообразными скакунами, ведь семья его занималась разводом лошадок на продажу. Поразительно как в таких условиях сам юноша так и не научился с конями обращаться. Ничего удивительного здесь, увы, не было. Упал Финист с коня еще в детстве, сильно ушибся тогда и страха натерпелся.
    [indent] Сейчас, когда Звездочку пытался расседлать, невольно про тот случай вспомнил. Конечно, давно это было, но очень уж в память врезалось, не отпуская до сих пор. Надо бы побороть свой страх, ведь дальше им только на коне и передвигаться. Ну, а когда станет обратно человеком, то придется и себе коня заводить. Иначе то никак. Не придумали еще никакой иной способ передвижения. На повозках, да верхом на лошади.
    [indent] К возвращению Ивана кое-как половину работы доделывает, руки при этом не опустив. Старался он полезным быть, чтобы не почувствовал друг себя обремененным ношей тяжелой. Непросто им вдвоем путешествовать, но то легче, чем одному. Всегда рядом плечо надежное, помощь какая. Раньше Финист не понимал в чем интерес богатырям всемером бок о бок скакать. Теперь-то понял, откуда эта надобность взялась - так гораздо удобней и безопасней.
    [indent] - Да вот, что-то успел сделать, - показывает на их пожитки, даже не представляя как лошадке должно быть тяжело этот груз на себе столь долго тащить. - Не очень я умел в таком деле. Но научиться недолго, главное пробовать самому.
    [indent] Наблюдает за тем, как бойко Иван расседлал Звездочку, будто никаких усилий ему это не стоило. Вот что значит - царевич. Наверное, обучают их этому на занятиях особых. Как и грамоте, чтению. Вот уж диво. На кой черт сдалось это чтение, когда есть привычные слова. Грамоты всякие писать могут писари, книги читать - чтецы. У каждого своя работа должна быть, а если все научатся читать и писать, то куда ж деваться тем, кто свою жизнь на это занятие положил. Нет. Финист хоть и тоже из купеческой семьи, но такого не понимал.
    [indent] - Пойдем тогда наверх? Надеюсь, бадья с теплой водой там имеется, а то хочется пыль дорожную смыть с себя. - Мечтательно предполагает, закрывая за собой ворота конюшни. - Повезло нам, что нашлась комната свободная, сейчас же пора путешественников, все ринулись края неизведанные изведывать.
    [indent] Действительно так. После зимы промозглой весна наступила и многие захотели узнать, что же находится за лесами, за горами. Некоторые сгинут там же, не дойдя до цели, а остальные - отыщут, что хотели и домой возвратятся. Давно известная история. Потом про таких героев сказания складывают, даже если в тех рассказах полным-полно вранья.
    [indent] Комнатка оказалась маленькой, с одной кроватью, шкафом, стульями и столом. Оконце тоже имелось крохотное. Финист приоткрыл его, впуская ночной свежий воздух. Впрочем, в деревне он не был таким уж свежим, скорее отдавал смесью вчерашней еды и конного навоза. Но... чем богаты, тому и рады, как говорят. Жаловаться сокол точно не собирался, наоборот, обрадовавшись кровати. Пусть одна, зато большая. Перина на ней не царская, но сносная. Подушки добротные, одеяло пуховое. Что еще для счастья то надо.
    [indent] В соседнем помещении и бадья нашлась. Правда, вода в ней уже заметно остыла, но после ручья казалось парным молоком. Быстро обмывшись, выходит к Ивану, жестом приглашая и его искупаться. На двоих воды там точно хватало.
    [indent] - Ты иди, а я подремлю, пока солнце не взошло.
    [indent] Не дожидаясь ответа, заваливается на одну сторону кровати, почти сразу задремав. Устал в дороге, толком этого не понимая. Проснулся только когда услышал, как кровать с другой части скрипнула - Иван пришел. Вместе им тесно не было, просто расстояния между ними почти не оставалось. Кровать хоть и большая, но явно не рассчитана на двух молодцев. Ничего. Скоро вместо человека рядом с Иваном сокол окажется. Птица уж точно много места не займет.
    [indent] - Спокойной ночи, Ванюша, - поворачивает голову, пытаясь разглядеть друга в темноте, - утром спи сколько потребуется, выйдем в путь к обеду. Силы нам потребуются, так что отдыхай. - Вперед и все самое интересное их ждет.

    Отредактировано Finist the Falcon (2022-03-27 10:37:54)

    +2

    20

    [indent] Усталость просто с ног валила. Иван готов был на пороге их крохотной спаленки упасть лицом вперед. Но дотерпел, дошел до единственной небольшой кровати, куда им с Финистом предстояло вместе улечься, Иван и лег почти. Да возвращение из соседнего помещения друга немного отвлекло. То, как заколдованный молодец-птица его призывал искупаться, пыль и грязь дорожную смыть удивляло и забавило.
    [indent] — Неужели, после купания в царских покоях, к воде ты начал нервно дышать? Ладно, давай! Только что же делать нам в следующий раз, окажись в дали от мирской блажи? — Иван потягивался, стаскивал плащ, кафтан да сапоги. Тягостно ему сейчас было, но может и прав его друг Финист, и вода сможет помочь ему.
    [indent] Приходится царевичу вторым идти после Финиста, вода прохладная, немного бодрящая, все тело ноющее и потяжелевшее, кажется, сумело в этой мелко бадье немного отдохнуть. Задержался он не слишком надолго, и в простыни хлопковые укутанный, вернулся в их спальню временную. После колючего меха и твердой землицы русской даже эта кровать в деревне, которую и отыскать сложно, казалась периной царской. Мало и узенько, но все равно тепло и уютно. С Финистом кровать делить – занятие сложное, Иван не хотел под крики петухов случайно с краю свалиться, а потому прижался по возможности плотнее к соседу своему. Да и теплее так было, сложно было не признать.
    [indent] Вначале, еще тогда, в покоях своих, когда раны ему перевязывал, подумал было Иван, что у юноши жар сильный. Рана серьезней и болезненней оказалась, уже в лихорадку передалась. Да был быстро успокоен – нормально это, птицы все равно горячее людей ненамного. Видимо, магия распространяла тепло соколиное и на Финиста-человека.
    [indent] Тревожные мысли покинули его, как только голова мягкой подушки перьевой коснулась, Иван сонно улыбнулся, через полуприкрытые глаза смотрит на друга, что сейчас на него в ответ глядел.
    [indent] — Снов добрых тебе, Финист… Ты, коль в птицу обратишься, останься? Я особо не ворочаюсь, надеюсь, крыло твое не потревожу… — под конец царевич уже зевал, и в следующий миг как по волшебству отключился, полностью погружаясь в сны глубокие. Редко его сны вещие беспокоили, а потому что снилось – никогда не мог сказать, потому что не помнил их особо на утро. На этот раз он, как и обещал, особо не ворочался и спал крепко, мерно дыша широкой грудью.
    [indent] Сплелись они в объятия крепкие и теплые, что до самого рассвета Иван друга своего медновласого не пускал от себя. Уже с рассветом, когда объятия опустели, Иван покрепче в одеяло лоскутное укутался, пытаясь согреться в одиночку. Спал он до самого обеда беспробудно, и проснулся довольным и отдохнувшим.

    \ \ \
    [indent] В дороге они оказались уже после полудни. Иван без ухищрений распрощался с трактирщиком, думал царевич, что ему объясняться придется где друг его, с кем они спаленку маленькую делили. А тот, видимо спросонья был тогда и даже не заметил еще одного постояльца. А потому неловких объяснений покинул трактир, отправившись на конюшню снова седлать лошадку свою, что за это время должна была тоже немного сил поднабраться. Финист вылетел через оконце небольшое в комнате, когда Иван только просыпался, и сейчас был наверняка где-то в небе – летал себе свободно, да соколиным взором своим за другом приглядывал. Вышел Иван из деревни в одиночестве с Звёздочкой, путь держал дальше, куда им клубочек дорогу указывал. А что еще остается? Когда цель конечная неизведанная, только на дар мудрых и остается полагаться. Яга мудрейшей в их местном лесу была. Она им обещала помочь, и помощь эта сейчас заколдованная как живая прыгала с кочки в ямку и катилась дальше и дальше. А лошадка только и поспевала скакать за ней рысцой.
    [indent] Тут с неба где-то раздался заливистый клич соколиный, Иван руку ко лбу прижал, пряча взор свой от солнца яркого, и глянул в небо – тень над ним прошмыгнула, и фигура птичья стала с каждым мигом расти и приближаться. Вытянул всадник руку левую, ладони перчатками из крепкой мягкой кожи, да и катан шит крепко, а потому когтей птиц хищной не боялся он совсем. Так и словил друга своего, что сейчас выглядел птицей вольной и дикой, а не молодцем заколдованным. Но вот ясность в очах больших птичьих появилась, тот еще что-то проворковал, да устроился у всадника перед седлом. Знай Иван птичий язык – точно бы знал, о чем речь, но сейчас только гадать оставалось да езжать дальше, что же такое взволновало так друга его.
    [indent] Немного времени спустя, как Финист появился, по дороге навстречу им Иван издали увидал длинный караван из людей, лошадей и повозок вперемешку. Процессия тянулась на сто локтей вдаль и не думала прерываться. В самых ближайших путниках он узнал гостей с юга – кочевники переселенцы, что никогда дольше положенного на насиженном месте не остаются и всегда в пути. Говорят, что они отличные торговцы, разбойники и вообще среди них есть настоящие колдуны. Так ли это Иван не знал и проверять самолично не торопился. А потому царевич пустил коня ехать дальше, и поравнявшись с караваном не проронил ни словечка. Лишь ловил на себе взгляд самых любопытных и скучающих. Из повозок, покрытых тканью высовывались разного возраста лица детей – те, конечно же, любопытнее и глазастее многих сразу и на путника загляделись и птицу в руках его заметили. На своих наречиях что-то кричали ему вслед и пальцами тыкали. Это бы Иван так же пропустил ушей мимо. Оставалось проехать всего ничего, чтобы навсегда со случайными странниками встретиться, как перед ним вышла какая-то женщина в расшитом цветастом сарафане и шкуре пятнистой, что плечи её покрывала. Та стояла, с места не сходя, улыбалась широко улыбкой с парой зубов отсутствующих да как за узду взяла Звездочку, чтобы Иван точно не дернулся никуда. Тут, оглядевшись, царевич понял, что уже окружен. Человек пять или семь уже вокруг него остановилось, окружив его полностью. Еще один взгляд – и он видит, как остальной табор дальше идет, словно и не произошло ничего.
    [indent] — Экий молодец красный! — почти мурлкала сейчас эта женщина странная, говор её был уникальным и странным, но Иван понимал её, хотя б большую часть, — Куда это такие молодцы только путь держат обычно, небось в приключение какое спешишь? Да, у нас все говорят, что вам бы только дубинами и мечами махать! А ты вот поторговать не желаешь, милок?
    [indent] В её ладонь как по волшебству монетами, натертыми до блеска, наполнились и зазвенели, забренчали так, как не каждые бубенцы на ярмарке не всегда звенят. Улыбка её была явно шальной, а ладонь загорелая все же узда отпустила, да проворно так руку к нему потянула. А нет, не к нему вовсе! А к Финисту! Глаза её горели огнем жадным, да и товарищи её не отличались на вид сдержанностью, так же не скрывали жажду нажив легкой. Видно, думают, без особых проблем зверушку ценную у простофили отобьют.
    [indent] — Ну нет! Проваливайте! — не сдержался всё же Ваня и натянул посильнее повод, что аж лошадь в недовольстве заржала, встав на мгновение на копыта задние. Все отступились на пол шага, да, кажется, только плотнее ряды сомкнули, обступая всадника.
    [indent] — Продай-ка птичку! Ну же, не стесняйся. Найдется у нас золотишко, ты смотри какого жирнющего когтистого клювастого откормил! В каких местах обитают такие, поделись! Продай! Продай! — начала сначала одна, а за нею уже и все затараторили наперебой. Галдели, галдели аж до звона в ушах, Иван вредить точно не хотел никак, да и биться с простыми путниками-воровайками? Надо было отходить побыстрее бы, чтобы точно не нагнали его всем караваном.
    [indent] С Финистом в руках было еще сложнее с лошадью сладить. Пришлось наугад действовать. Финиста он в небо повыше швырнул, прокричав ему наскоро: — Лети давай! И прячься!
    [indent] Не дурак же, точно поймет, что стоит притаиться, пока Иван от ошалевших цыган деру давать будет. Ноги из стремян он вытянул, пришлось половину их них отпинывать от Звёздочки ногами, да посильнее по бокам пятками бить, чтобы сразу и в галоп пустилась. По одному из громил лошадка его, кажется, прошлась копытами, оглянувшись и глянув на терявшихся в пыли наглецов Иван видел, что тот хоть и корячится от боли, кажется жив остался. От сердца отлегло сразу. Покуда поле открытое осталось позади, да в лесочке удалось передышку сделать. Иван стал под сводами деревьев древних знакомую тень выглядывать, надеялся, что Финист уже где-то здесь оказался.
    [indent] — Финист! Друг сердечный, покажись мне снова! — крикнул он клич, и затаился, ответа ожидая.

    Отредактировано Ivan Tsarevich (2022-03-29 10:33:16)

    +2

    21

    Спать птицей под боком у Ивана было приятно. Тот его сначала сжимал очень крепко, а потом, когда уснул крепким сном, чуть расслабился, но не отпускал от себя далеко. Крыло не задевал, потому никакого неудобства Финисту не причинял. Да и вообще рана уже почти зажила. Спасибо тем целебным отварам, что взяли они из города и повязке плотной. Еще немного и снова сможет летать свободно, чтобы путь им впереди смотреть. Мало ли кто будет поджидать путников, на дороге всякое может случиться.

    Но случилось это не на дороге, а прямо на выходе из деревни. Следующий день встретил их солнцем и внезапными знакомствами. Лучше бы, конечно, такие знакомства обойти стороной, но не удалось избежать им назойливых цыган. Караван, нагруженный разнообразными товарами, разнообразными людьми, шел медленно, неспешно. Правда. Куда же им спешить, ведь вся жизнь сводится к бесконечному странствию.

    Сокол внимательно смотрел на каждую повозку, ожидая недоброго взгляда. Но ничего такого не произошло. Спокойно проехал караван, отчего Иван заметно расслабился. Руки его уже не так сильно поводья сжимали, а тело перестало излучать сильное напряжение. Финист переступил с лапу на лапу, цепко удерживаясь за седло. Незачем этим людям было к ним приставать, ведь одна лошадь, да добрый молодец на ней ничем полезным не владели.

    Хотелось верить, но верится с трудом.

    В птичьем обличье речь человеческую Финист понимает, только иногда трудность испытывая. Такое получалось из-за особенностей слуха, наверное. Птица не может говорить, оттого иногда забывает, как звучат слова. И что они обозначают. Но сейчас все было понятно без слов. Дорогу им преградила женщина статная. Не песню запела, но что-то царевичу быстро говорить начала. Сокол голову повернул, смотря на нее внимательно. Чего надобно ей? Зачем остановила?

    Совсем скоро понятно стало что к чему. Окружили их, заворожили. Умеют они подкрадываться незаметно, да окружать кольцом плотным. Финист занервничал, крыльями забил, отпугнуть пытаясь. Наоборот, восхищённые выкрики поймал, еще больше толпу раззадоривая. Они на него нацелились, руки протягивая, Ивану взамен золото предлагая. Возмущению птицы предела не было! Как это! Его купить собираются! Кричит громко, а после улетает высоко, при этом не оставляя друга своего совсем без помощи.

    Находит палку какую-то на дороге чуть дальше от каравана и забирает ее лапами, чтобы потом на голову одному из цыган опустить. Воевать с ними не надо – победят числом и посадят в клетку, но убежать можно. Отбившись, Иван что есть мочи несется на коне своем верном подальше от недобрых людей. Хотя, может, эти люди добрые, просто в натуре у них желание чем-нибудь поживиться. Финист видел таких много раз, стараясь не связываться ради своего же благополучия.

    Как только взывает Иван к нему, тотчас срывается с ветви, направляясь к другу. Многое им предстоит еще пережить и надобно как-то защищаться от таких нападок. Финист драться умел, мечом владея искусно, только проку от этого нет, коли не нападают на них только днем. Ночью получается избежать встреч неприятных.

    Опускается рядом с Иваном на траву, что-то говоря ему на своем языке. Непривычно это – не иметь шанса говорить со своим другом. Взлетает снова, на этот раз не так высоко, и возвращается через несколько минут с рыбой в клюве. Недалеко отсюда озеро распростёрлось, там можно найти чем поживиться. Сокол ел рыбу сырую без колебаний, а Ивану предложил вешать ее пока на седло и вечером зажарить. Предлагал он, конечно, больше жестами, удивляясь как его молодец понимает. Видать, действительно друзья.

    Под вечер уже, с рыбалкой закончив, путь возобновить собираются, как вдруг слышат крик девичий. О помощи она взывает, в беду попав, наверное. Сокол с места срывается, чтобы узнать в чем там дело: увязла девушка в трясине. Самому вытащить ее птица не может, как и не может сущность свою выдавать, потому даже не опускается к ней, сразу возвращаясь к Ивану. Надо, чтобы помог он, чтобы вытащил девушку.

    До заката солнца остаются считанные часы, того глядишь, и Финист появится вовремя, тоже с девицей познакомившись. Вдруг зовут ее Марья. И тогда не придется идти в такую даль – расколдует она его сразу же.

    Отредактировано Finist the Falcon (2022-04-01 09:17:09)

    +2

    22

    [indent] Переведя дух после случившегося, Иван осматривался в этом небольшом лесочке и пустил лошадь ступать дальше по тропке. Та умная, сама разберется куда брести дальше – за вертлявым клубком она за этот день уже научилась вышагивать и ловко брела за прыгучим шариком. В лесу было достаточно тихо и светло. И Царевич, прижимая к груди вернувшегося Финиста расслабился. Дружба все ж в их времена штука странная, но дорожить ею нужно как сокровищем, о чем Иван старается не забывать.
    [indent] Весь оставшийся день дальше путь они держат. Останавливаются на привал небольшой и Финист проявив мастерство своей птичье сущности приносит одну рыбу, а затем целую дюжину. Пнять друга было не так сложно, да, слова их этого остроклювого и не вытянешь, но и так понятно что к чему.
    [indent] Под вечер, когда клубочек их через лес уже почти провел, решили они с рыбой наконец разобраться. Финист не зная усталости на опушку небольшую горку рыбки речной натаскал. Видно, разорил ближайший водоем. Но сыт друг был, и это было главнее. Сам Иван взялся за нож свой небольшой и начал некоторую рыбу кромсать от требухи избавляясь. Над костром зажарить рыбу в походе дело нехитрое – главное сам процесс знать и вовремя крутить вертеть над углями. Он уже на прутики крепкие нанизал чищеную рыбу, развел костер, да дровишек сухих натаскал. Надо бы побыстрее с готовкой полевой закончить – приготовив рыбку, можно было бы перекусить, Финиста покормить, да еще дальше отправиться, может уже под луной они бы и вышли в чисто поле или к деревеньке какой. Дрова трещали в костре, и пока Иван следил за готовкой, сокол куда-то сорвался. Сам царевич ничего не услышал, у соколов наверняка слух был острее. А потому даже и не затревожился. Но когда спустя время Финист как ошпаренный влетел к нему на опушку. Кричал он по птичьи дико, призывал, видно куда-то. Крыльями так и хлопал, да клювом за край катана тянул.
    [indent] — Чего это ты такой заведенный? — спросил Иван, да всё-таки пошел следом, захватил на всякий случай лук с колчаном, на нож вернул в ножны за пояс. А что там рыба, сгорит и ладно. Главное – побыстрее разобраться. Понятно уже было по поведению, недоброе что-то стряслось. И сердце от волнения стало чаще биться, он преодолел лесной массив, сам едва не угодя в трясину. Снова болотина! Но в их краях это не удивительно. Раздались где-то поодаль чавкающие звуки и треск веток. А как только Иван перепрыгнул через трясину по кочкам, приблизившись. Так снова крик девичий раздался.
    [indent] — Ой-ё-ёй! Помогите-е! — кричит девка, надрываясь, да ладонями за ближайшие ветки травиночки хватается. Видит Иван в сумерках – увязла она в болоте совсем уже по пояс. Сама б точно не вылезла. Финист верно его с места насиженного вытянул, пропала б молодая, еще немного.
    [indent] — Держись там! Сейчас, найдем чем вытянуть тебя! — окрикнул Иван её, да осмотрелся, надо бы какую березоньку или осинку подломить молодую. Деревья тут по окраине болот редкие росли и в основном молодые, самое то. Иван отошел буквально на два шага, только приметив подходящий ствол, которым смог бы бедняжку из болота вытянуть, как та, видя что спаситель уходит, только сильнее завозилась и забесилась, да стала громко плакать и кричать.
    [indent] — Не бросай! Ой, помру я здесь! Утопну! Спаси, спаси меня, добрый молодец! — кричала та истошно, видно настрадалась уже вдоволь здесь, пока выбраться пыталась.
    [indent] — Ну тише-тише! Тут я уже, сейчас спасать буду! — не унывал Иван, пусть и судя по стонам и воплям, у девки началась настоящая истерия. Но ничего, и не такое видали! Подломив березку, да ножом остатки подрезав, вытянул за собой к болоту Иван молодое деревце, сорвав лишние ветки, бросил к девице верхушку. — Хватайся давай! И крепче держись, сейчас тянуть буду.
    [indent] Было немного, ой, да что душой кривить, было совсем неудобно и сложно. Но это явно стоило того. Уже через пятнадцать минут та оказалась спасена, вся тряслась от страха и холода. Иван сразу повел девушку обратно в лес к своей стоянке. Костер еще и не думал затухать, а вот часть рыбы, что оставалась на костре на это время уже обуглиться успела и годилась разве что быть брошенной в костер.
    [indent] Угощать едой горячей, поить вином крепким, чтобы пришла девчоночка в спокойствие и разум ясный, было правильной идеей. Так же из сменных вещей для бедняжки Иван даже рубаху со штанами нашел, да свой кафтан теплый пушком обитый ей на плечи положил, чтобы согревалась. Как быть? Что еще сказать иль сделать? Финист, что все время был недалеко глянул на Ивана, Иван на него, да только придумать ничего царевич в одиночку не мог, и как друга своего представить тоже. Но тут природа матушка сама с ними разобралась. Еще когда девку из болота Иван тянул уже смеркалось, а сейчас, возле костра тьма опускалась уже конкретная, солнца уже и видно не было.
    [indent] Обратился Финист в молодца недалеко за деревцем, да подошел к ним. А только молчание тягостное не исчезало. И решил спросить Иван, как девицу то зовут красавицу? То, что девчонка красивой была, правда, чумаза и зарёванная вся в слезах, да с волосами взъерошенными, да только милости природной это у нее не отнимало. Глаза большие и ясные светлые, чернобровая и темноволосая, а на щеках румянец ярким пламенем горит. Ну красавица, водицы бы ей, чтобы умылась, да в невесты любому молодцу сгодится.
    [indent] — Алёнушкой звать меня, — говор её был тихий и голосок так и дрожал, но смотрела она на Ивана с чистой и нескрываемой благодарностью. — Спасибо, что спас меня…
    [indent] — Да, ничего… Как я бросить то в беде тебя мог? Я, кстати, Иван. Расскажи, что же ты здесь по темноте в болотах делала? Не каждый и мужик в такое время в эти места отправится, а ты… хрупкая девица, — Тут за спиной у Алёнки друг его показался. — Финист! Повернись, Алёнушка, посмотри, это друг мой сердечный. Это он услышал, как ты на помощь звала, так что не только меня можно благодарить.
    [indent] Объяснять и рассказывать, почему это друг его сам на выручку не бросился Иван не стал, да и не спросит про это Алёнка. Важнее узнать было, что же та потеряла в лесу у болот, и нужна ли была девушке еще их помощь совместная.

    +2

    23

    [indent] Пристально следил Финист за спасением девушки. Она то кричала, то охала, то благодарила спасителя беспрестанно. Странная. Откуда вообще взялась в лесу одна. Как в болото угодила? Спасти ее, конечно же, надобно, а вот потом... сокол повыше взлетел, местность осматривая, приглядываясь - как бы это западней не оказалось. Обычно девицы просто так на дороге не встречаются - только выдумки такие барды сочиняют. да верить им не стоит.
    [indent] Иван, однако, верну свою на прочность испытал благополучно. Не посрамился извозиться в грязи, пока кричащую девку из болота тащил. И сколько в ней силы то было - оййой. Всех зверей в округе перепугала, чем Финиста сильно расстроила. Хотел он поохотиться не в угоду пополнению запасов, но по личной необходимости. Соколы - птицы хищные. Надо им иногда пар выпускать на охоте, добычу выслеживая.
    [indent] Теперь же ни о каком развлечении речи быть не может. К тому же, вот и солнце почти село, пока Иван трудился над девкой. Зачем-то пригласил ее к их стоянке, едой угостил. Финист бы отправил незнакомку куда подальше, хотя изначально был готов чуть ли не жениться на ней ради избавления от проклятия. Но что-то за это короткое время в нем переменилось. Не понравилось ему как Аленушка на Ивана глядит. Во все глаза.
    [indent] - Вечера доброго, красна девица. - Кланяться по собственному разумению не стал, прошел мимо и сел напротив, палкой костер поправив. - И как же ты оказалась здесь совсем одна? Опасно это. Неужто гуляла и забрела так далеко. Деревня то в сотнях верст отсюда.
    [indent] Наверное, недобро его слова звучали, но и не старался Финист как-то Аленушке понравится. Уж больно странная. Того глядишь, приткнется к ним и в путешествие вместе отправятся. От этой мысли дурно становится, сразу хочется обратно в сокола обратиться да улететь подальше. Иван, к слову, прогонять беднягу не собирается, наоборот, отогревая и всеми доступными яствами окружая. Правильно делает - подобно царевичу.
    [indent] Так и спать укладываются. Аленушка им свою историю многострадальную рассказывает: о том, как братца гуси-лебеди забрали. Следовало ей лучше смотреть за братцем, а она... в общем, потеряла кровинушку свою и теперь ответ за это держит. На поиски отправилась героически, никого с собой не позвала. Родителям тоже ничего не рассказала, иначе они б ее выпороли. Справедливо. Но мало делу поможет.
    [indent] Ночью Финист к Ивану подползает тихонько, тронув того за плечо. Не спал молодец или спал очень чутко - почти сразу откликнулся. Жестом позвал Сокол друга за собой. Отошли они немного от ночлега, оставив Аленушку спать на шкуре теплой. Одну ночь можно и потерпеть присутствие девушки. Она вроде пока не напрашивалась с ними путь держать, но опасался Финист, что сам Иван предложит проводить ее и днем Сокол никак не сможет этому воспротивиться.
    [indent] - Ванюша, друг мой сердечный. Неужто решил ты Аленушку с нами взять? Вдруг по пути нам... - Начинает непонятно про что говорить, стараясь узнать что по этому поводу сам Иван думает. - Не надо нам такого соседства. Давай мы ее завтра отпустим по добру-по здорову. Искать братца дальше будет, теперь зная о том, что не надо заходить в болото.
    [indent] Звучит так, будто Финист хочет во что бы то ни стало девку спровадить. Она вроде неплохая, да только смотрит на Ивана очень уж странно. Словно ждет от него чего-то. Замуж что ли захотела. За руку своего друга хватает, поймав себя на такой простой мысли. Конечно! Любая девица за такого молодца бы мигом вышла, а уж после спасения так и подавно. Так же обычно и бывает - царевич выручает свою суженную, а она в благодарность ему детей делает, хозяйство ведет, рядом постоянно ошивается. Нет уж! Финист точно против такого. Только начали они свой путь и никому не позволено его прерывать.
    [indent] - Скажи, что решил ты?
    [indent] В глаза другу заглядывает, ответ там выискивая. Очень уж близко они сейчас оказались, шепотом разговаривая. И тут на Финиста нашло что-то и прислонился он губами своими к губам Ивана. Ненадолго. Вроде как с девкой, но иначе. Целоваться он не то чтобы умел, знал просто как это делается. Сам толком не успел познать все прелести этого действа, рано став заложником своего проклятья. Иначе бы наверняка умел хорошо целоваться, ведь все любят это делать, особенно вечерами темными.
    [indent] А с молодцами вроде молодцы не целуются. Финист не знал наверняка, потому как никто ему о таком не рассказывал. Никто не говорил как надо и потому терялся он в догадках. Иван должен сказать ему - дозволены ли царевичам такие утехи. Вдруг был у него и друг и подруга в прошлом.
    [indent] - Если скажешь не делать так больше - я не буду.
    [indent] Чуть отступает в тень дерева, взгляд потупив. Немного странно себя чувствует, краснея. Конечно, не каждый день целоваться лезет, тем более к другу своему дорогому. Но захотелось что-то сделать это прямо сейчас. Именно когда Аленушка между ними появилась, грозясь Ивана у Финиста отобрать навечно. Позволить такое он не мог. Пришлось действовать наобум.

    +2

    24

    [indent] Рассказ бедняжки о случившемся с ней горе не кажется ему каким-то совсем ужасным, леденящим внутри все до звона и скрежета. Будь Иван не царевичем а крестьянским дурачном, то точно бы охал, да хаял и гусе тех, и ту, кому те служили и вообще весь свет. Для крестьян вообще любой такой рассказ начинает как страшилки из уст в уста передаваться, а где говоры соседей, там новые подробности, небылицы и нелепицы. Он же почти и сразу догадался что к чему, прищурился немного, разглядывая страдалицу – та едва снова не начала слезы ручьем пускать. Жалеет, корит себя, и правильно, пусть подумает. А о том, что с братцем милым все ладно будет, он может ей и завтра скажет, перед тем как в путь верный спровадит один, иль с Финистом – посмотрит, как встанут они.
    [indent] Ему бабка еще в первую встречу перед сном кое-что рассказала, как баньку ему сделать да вкусную краюху хлеба с похлебкой горячей разделить, мол, хватают её науськанные зверьки деток беспризорных, к ней уносят. Еще с морных и голодных зим традиция её такая пошла, уже вторую сотню лет как… Когда детей бедовые родичи сами в лес пускали, когда и самим харчи не хватало, не то что на приплод огромный. Так и стала старая хранительница по возможности деток к себе тащить да выхаживать больных и тощих. Вот и братца её схватила, может с дуру, может в урок. Яга старая тут ведь недалеко в своей избе бродила по буреломам и болотине, а потому Аленке не сложно сыскать её будет и братца найти. Потому предлагает Иван укладываться, завтра засветло скажет куда ступать, да благословение даст, а коль придется – и слова заветные нашепчет.
    [indent] Так и улеглись они вокруг костерка, что еще догорал и грех их, на всех им шкур не хватило, Иван в кафтан свой укутавшись, поближе к костру лег, да и уснул. Не запомнил царевич что снилось ему, но в миг, когда тронул кто-то за плечо его, Иван сразу проснулся, словно и готов был в тот же миг вскочить да отпор подкравшимся разбойникам дать. Но он не вскочил, а любовался на небо звездное искристое над головой, что продиралось к ним сквозь сосны высокие. Тронул его Финист а не разбойники призрачные, глянув на сокола, улыбнулся ему мягко и поднялся, уходя в лес.
    [indent] —Что поднял так внезапно, Финь? – спросил шепотом он тихо, прошмыгнув за ним под ветки широко раскинувшегося дуба, что рос неподалеку, — Случилось чего?
    [indent] Но дело волновавшее друга было иным совсем. Слушал его Иван внимательно, не сразу даже и догадавшись, о чем тот ему сказать пытается. Не жаловал друг Алёнушку? Он и не догадался о таком, но вот почему? В сонной еще голове слова не могли свиться во что-то ясное, и вопрос, что на языке его вертелся не мог никак с уст слететь, как ни пытался. Как ни пытался выдавить из него ответ Финист, смотря так странно, с требованием и мольбой какой-то. Смотрит так чарующе, а Иван и тонет в темных очах напротив. В свете подлунном сложно было до мельчайших деталей рассмотреть его, Иван наклонился ближе, думая, как бы сказать Финисту про бедняжку, и что утром он её в путь дорогу отправит, так что пусть не волнуется соколик.
    [indent] — Финь… Я, — тихо шёпотом начинает он, чтобы объяснить всё, как вдруг…
    [indent] Как вдруг последние мысли испаряются, когда Иван чувствует, как дуновение ветра, внезапный порыв финистов. Губы его обветренные и искусанные жмутся так трепетно и мягко, что крылья бабочки, нежные и едва ощутимые. Поцелуй внезапный, трепетный, такой невинный и быстрый, что в следующий миг сокол Ивана уже отпускает, смотрит уже совсем странно и в темноте, сделав еще один шаг, тот почти растворяется, словно исчезнуть по волшебству хочет. Но Иван то не хочет! Иван не пускает его далеко. Перехватывает чужое запястье рукой, держит крепко. Чтоб не убежал, не вздумал внезапно в птицу обернуться и пропасть, знает же, что не может так Финист, а всё равно боится упустить. Делает шаг за ним следом, гуще в листву дуба старого забираясь, между ними снова едва хватает места воздуху вместиться. В почти кромешной темноте, лишь под светом ночного светила Иван не видит, как Финист сейчас смущается, но положив свободную ладонь на щеку юноши, едва не обжигается, таким горячим он был. Залился краской соколик, как только светиться еще словно красное солнышко не начал?
    [indent] — Иван… — зовет его друг, а он палец к чужим губам прижимает, в глаза внимательно смотрит, любуется и следит все так же заворожённо, а внутри самого царевича трепещет все, и сердце птицей дикой на волю из клетки костлявой рвется. Не уймется никак неугомонное, сил лишь на вдох хватает, и Иван жмется к Финисту ближе, меняя палец на губы свои, вторя соколу сейчас, касаясь его уст с нежностью и трепетным желанием. Голова почти кружится, и словно земля под ногами исчезает, колени не держат почти, трясутся словно в страхе первобытном. Но он держится, хватается за ствол дерева руками, чтобы не пасть сейчас ниц, в животе от волнения что-то в узел сворачивается и Ивану так хорошо чувствовать сейчас горячего Финиста губами, кожей ощущать прерывистое дыхание. Отрывается он и в глаза вновь смотрит, теряется там, ответы ищет тоже, язык подвести может, слова не так надежны, как деяния, а по глазам можно же всё узнать, заглянув поглубже и тайны все, и желания и ответы на самые главные вопросы.
    [indent] Иван ищет, Иван находит, и Иван снова тянется к нему, полностью прижав того к дереву. Сминает чужие губы своими, языком пробует и в сладкие уста пробраться пытается. Знает Иван как целуются взрослые парочки, и по юности из любопытства подглядывал как братья к служанкам молоденьким лезут, и сам однажды на хмельной ярмарке пробовал, помнил. И вот теперь он хотел так губы чужие целовать снова, любовно, жарко, по-взрослому. И кого? Финиста, друга его, сердцу близкого, такого случайно встреченного, не без приключений найденного. Юношу заколдованного, что днем грядущим в птицу снова превратится, а пока ночь, пока Луна правит ими, Иван хотел бы сполна урвать такую возможность. Он обнимает Финиста нежно, жмет к себе и гладит по плечам его, по хребту с позвонками острыми. Садится на землю и тянет того за собой, между корнями дубовыми землю вспучившими устраивается, утаивается. От всех на свете, от Аленушки, что не поодаль спит и видит сон третий, от луны, что уже и не может сквозь листья густые пробиться к ним. В темноте лишь они вдвоем.
    [indent] Едва сумев оторваться от губ этих сладких, как вода родниковая, его тянет вновь соколика коснуться, погладить и приласкать. Боязно Ивану сейчас, так до мурашек хорошо, так правильно, и всё равно боязно. То, что не правда это, а лишь сон, такой волшебный и невозможный, что Финист сейчас и впрямь в птицу обратится, что оттолкнет его сейчас друг сердечный… Царевич трусом не был, но сейчас плечи его от странной тревоги дрожат, он обвивает плечи сокола руками, прячет в изгибе чужой шеи светлой лицо и дышит тихо-тихо, не желая, чтобы сон этот, иль видение прошло.
    [indent] — С тобой я буду, Финист, — шепнул он тихо, и голос его горячим облачком обжигал сейчас кожу чужую, — С тобой за край света отправлюсь, коль судьба так решит. И даже дальше, если понадобится, — не знал, Иван почему слова эти с его языка слетают сейчас так ладно, так правильно, но продолжил говорить, верно клятву давал, — Не ищи Марью только, прошу. Пусть и говорила старуха – любовь расколдует, ну так давай я? Я расколдую, найду способ действенный, все-все сделаю? Ведь… Люб ты мне, Финист… — голос его задрожал еще сильнее, чем он сам сейчас. И шепот его на словах последних почти что в едва сбивчивые трепыхания воздуха превратились. Но не кривил он душой сейчас, раскрыл сердце полностью, и хотел лишь, чтобы силы завтра нашлись новые, чтобы все обещанное суметь исполнить.

    Отредактировано Ivan Tsarevich (2022-04-05 22:45:02)

    +2

    25

    [indent] Ответа словесного он не получает, только взгляд недоуменный. Еще бы. Не каждый день царевича добрый молодец целует. Неясно целовал ли его вообще кто-либо до Финиста. Судя по лицу – нет. Аленушку, наверное, хотел бы поцеловать, да в койку утащить. Красавицей она была. Молоденькая, складная, пусть немного глупенькая, зато по хозяйству будет помогать, детей растить. В голове Финиста уже и жизнь их совместная пронеслась, где места ему не нашлось. Расстроиться успел, прежде чем ответ вполне четкий получил.

    [indent] Новый поцелуй отличался от первого и продолжительностью, и смелостью. Иван себя точно не сдерживал в порыве страстном. Терзал губы, как только мог, гладил своего соколика по-разному, прижимая того к дереву. Голову кружило от всего этого, дух перехватывало, сердце из груди готово было выпрыгнуть и ринуться прямиком вверх. К небесам. Окрыленный, Финист вдруг поймал себя на мысли, что может превратиться в сокола случайно. Такого еще никогда не происходило ночью, но сейчас он явственно почувствовал, как готов крылья расправить и ввысь взмыть.

      [indent] Стало ему легко-легко. Тело не ощущалось таким тяжелым, как раньше, глаза сияли странным светом, а внутри яркое солнце горело, собой все вокруг освещая. Настолько нравилось ему то, что Иван делал.  Откликался с удовольствием, друга своего трогая по бокам, да по спине. Интересно стало узнать, как это – с юношей обниматься. Оказывается, очень приятно. 

    [indent] Отрываться совершенно не хотелось. Иван, словно почувствовав это, не стал далеко отходить, прижавшись объятиями теплыми. Ночь холодна не была, но стала еще теплей благодаря жесту далеко не дружескому. Финист приласкал царевича, успокоил его, по спине поглаживая. Тот уж больно напрягся почему-то, неужто испугавшись чего-то. Это соколику пугаться надобно – он ведь все начал. Сам уже не понимает отчего захотелось поцеловать друга сердечного. Вроде говорили они совершенно про другое, в какой-то миг оказавшись в объятиях друг друга.

    [indent] Молодец снова говорить начинает и Финист вновь чувствует это странное состояние. Кажется, вот-вот и крылья у него за спиной появятся, несмотря на ночь. Страшно это и одновременно интересно. Финист за вечер удивился уже один разок сильно, но оказывается недостаточно сильно, ведь прямо сейчас он теряет дар речи от признания Ивана. Не мыслил он о таком никогда. Чтобы кто-то полюбил его таким бедовым, с проклятьем на плечах. Впервые открылся человеку и вот какую правду получил. Что за диво…

    [indent] - Ты мне тоже люб, Иванушка, - словами утешить пытается, видит, как тяжко дается признание Ивану. Потому оно становится таким ценным. -  С тобой на край света отправлюсь. Отыщем мы народ птичий и потом куда глаза глядят пойдем! А Марья… не нужна она мне, ты ведь рядышком теперь всегда будешь.

    [indent] Даже не спрашивает, просто говорит об этом спокойно. Без стеснений обнимать продолжает, привалившись боком на ствол многовекового дерева. Только оно одно знает об их тайне, оно одно способно укоризненно глянуть, но не будет делать ничего такого.

    [indent] Хорошо рядом сидеть, целоваться да обниматься, но пора и честь знать. Спать им осталось всего несколько часов, очень уж увлеклись друг другом, то так, то эдак изучая. Кажется, долгое время уже знакомы, никак не неделю. Будто всю жизнь только Ивана Финист искал, а тот – его. Не даром стрела то попала точно в крыло соколика. Тогда это ошибкой показалось, а теперь видно точно – созданы они друг для друга были.

    [indent] Кое-как оторвавшись, идут назад, укладываются спать. Аленкину сну позавидовать можно, даже не вздрагивает во сне и не кричит брата. Странно тоже. Видать, слова Ивана подействовали на нее хорошо, поверила она, что скоро отыщет своего братца. Да будет так. Судьба девицы Финиста совсем не волнует, ему бы о своей побеспокоиться, ведь следующий день придется птицей подле Ивана летать. Крыльями обнять не удастся.

    [indent] Просыпается от голосов звонких: Аленушка уже что-то Ивану рассказывает, но тот ее и слушать не хочет. Смотрит во все глаза на Финиста, а сам Финист не понимает почему от превращения не проснулся и не ушел подальше в лес. Руками шевелит, ногами тоже. Что за чудо! Не сокол он совсем, но молодец добрый! Соскакивает с места, едва не в пляс пускаясь от чувств сильнейших. К Ивану подлетает на ногах своих, подхватывает его и кружить начинает, невзирая на странный выкрик Аленки. Пугливая какая попалась. Ничего, ей то не понять откуда радости в Финисте столько.

    [indent] - Получилось! – Ставит Ивана на ноги, улыбаясь лучезарно. – Удалось!

    [indent] На радости побежал в подлесок и там в сокола то и превратился. Просто так. Ни с того, ни с сего. Теперь уже не крик молодца – крик птицы слышат двое, оставшиеся на поляне. Пора бы и спровадить уже Аленушку, многовато она сегодня повидала. Соколом вылетает из леса, пугая снова, кружа над путниками недобро, возмущенно крича. Не понимает он что творится. Раз утром проснулся человеком, то почему сейчас снова птицей стал? Как теперь ему жить, если он сам не может контролировать, когда соколом становится.

    [indent] Думал он, что избавился от проклятья, но до сих пор тело его в перьях. И как же быть теперь… куда деваться…

    Отредактировано Finist the Falcon (2022-04-06 13:06:40)

    +2

    26

    [indent] Сложно было от Финиста ночью отрываться, спать ложиться, лежать и смотреть вновь на звезды, пытаясь делать вид что не было ничего, чтобы спокойнее лежать и заснуть чтобы вышло. Не выходило, точнее, не сразу, но всё таки сморило Ивана вскоре, так и проспал он сам рассвет, так же, как и все в их маленьком лагере. Трепала его за плечо легонько Алёнка, и снова Иван вмиг проснулся, готовый подорваться если случись что. Уже рассвело, сам Иван озаряется – на небе ни облачка и солнце лучится где-то за деревьями, радуя лесных жителей и прочих своим светом и началом дня нового. А Алёнушка смотрит так странно, хотя, и вчера та не страннее смотрела, но тут как-то по-другому.
    [indent] — В путь идти надобно… Братца искать дальше пойду, — говорит она тихо и будто бы извиняется за побудку, взгляд к земле опускает. Иван и удивляется: «Чего шепчет то? Они уже не спят, да и Финист наверняка полетать где-то решил с утреца, пока они здесь последние сны досматривают». Но девица взгляд косит странно в сторону, и Иван за ней туда же голову поворачивает да едва от вскрика себя удерживает, подскакивает с места как осой ужаленный. Финист! Его Финист сейчас лежал на земле в обличье своем человеческом, хоть и день на дворе, никак быть не может такого…
    [indent] — Ваня?! Ты чего так подрываешься? Я просто друга не хотела будить твоего… — продолжает девица лепетать уже громче, и судя по возне юноши, что сейчас в шкуру укутан был, докричалась, добудилась его таки.
    [indent] Алёнка еще что-то говорит, докричаться до него старается, а Иван и не слушает, смотрит во все глаза на чудо рыжее перед собой, при свете дня рассматривает и налюбоваться не может. Финист к нему несется стремительно, на руки хватает, а Иван и не против, удивляется только, сам под стать Алёнушке от удивления охает и жмется к другу, крепко держась за него, чтоб не уронил. Улыбается Иван Финисту лучезарно, смех сдерживает, ладит по щекам его светлым и мелкие крапинки веснушек разглядывает.
    [indent] — Проклятье снято?... — спрашивает он, радость чужую преумножая, ведь и сам нарадоваться не может, держится за плечи его, а как только тот решил бежать куда, так Иван не держал, глянул лишь вслед с улыбкой легкой, да потом вновь как очнулся. Повернулся к Алёнушке. Пора бы её уже и проводить…
    [indent] Он ей в дорожку маленький узелок снеди сложил, хлебушка кусочек да рыбки той запечённой вчерашней. Дорогу в лес указал, да слова сказал, обещая, что коль постарается та – все выйдет. И братца найдет, и домой дорогу найти сумеют потом. На удачу быстро обнялись, да отпустил он девицу одну, еще последний подарок ей у самого края леса решая ей сделать – надломил молодой сук, да сделал их него тросточку небольшую. Малость, но может в следующий раз ей в болоте зато повезет, а лучше – пусть обойдет её беда такая вновь.
    [indent] — Доброй дороги… — сказал он и махнул рукой, как вдруг раздался с небес крик недобрый. Вновь знакомый птичий силуэт над его головой закружился, большой тенью к ним с небес спускаясь, крик громкий разнося на вестры вокруг. Птица? Снова?
    [indent] — Иди уже! — крикнул он девице, та от страха видно замерла, так и не сделав шагу в лес, под криком птичьим. Он подтолкнул её, чтобы шла дорогой своей вперед. А потом снова в небо очи свои поднял, Финист всё так же кружил. Надо бы другу спускаться. Странно всё это… Не правильное что-то творится.
    [indent] — Финист! Финист, спустись ко мне? — просит он, вернувшись к их стоянке, в небо руки тянет, чтобы птица к нему прям в объятия рухнула. Больно будет, думает Ванюша, про когти финистовы вспомнив, но до брюха вспоротого дела вряд ли у них дойдут…
    [indent] Уже позднее, когда солнце поднялось почти до зенита, Иван держал на руках Финиста, устроились они вновь у костерка, чтоб не замерзнуть и рука его так старалась нежно перышки птичьи гладить. Близко к нему жался Финист, и чувствовалось, как у того сердце от волнения ходуном ходит. Напуганный весь, взъерошенный не хуже воробья от случившегося. Как же хотел сейчас его Иван снова поцеловать… Вспоминал, как обнимал в ночи друга, жал к себе крепче, как боялся отпустить, вдруг тот вспорхнёт внезапно. И вот, сейчас он большую птицу в руках своих обнимает, целует того осторожно куда-то в темя, покачивая, словно мамки в люльках деток своих.
    [indent] В очередной раз теряется речь у Ивана, а Финист на глазах его молодцем обращается, снова, глаза напуганные бегают его, и Иван обняв его крепко, не пускает никуда с колен своих, едва находит слова и выкрикивает:
    [indent] — Тише-тише, Финь! Утихомирь тревогу свою, — его ладони скользят по рубашке юноши, трогают изгибы спины, крепче к своему телу прижимают, — Не волнуйся ты только… Похоже, волшебство питают твои печали и радости! Не стоит так переживать… Найдем способ сладить с магией. Вместе, помнишь? И птичий народ отыщем, они тебе подскажут как справиться с этим.
    [indent] Сидят они так какое-то время, тихим шепотом о мелочах всяких переговариваясь, чтоб совсем из головы тревога выветрились, чушью всякой сменившись. Иван собирает их лагерь быстро, вновь на лошадку верную все пожитки цепляя, Финиста в седло сажая. А сам вынимая из мешочка клубок волшебный, в травку его бросает и под уздцы Звёздочку берет, выводит за ориентиром, прыгающим их с этой опушки и дальше по лесу. Спустя пол дня на дорогу широкую и многими телегами раскатанную клубок их выводит, и поскакав, дорогу дальше указывает, прямо по дороге в одну из сторон. Решает Иван, что можно пока предмет магический снова спрятать, с дороги этой они в скором времени вряд ли свернут.
    [indent] — Не устал в седле? — спрашивает он Финиста весело, обернувшись к нему. Сам пол дня на ногах пройдя путь не близкий совсем не устал Иван. Да и светло еще было, так что путь и продолжить можно было, пока на городище какое, аль деревню не наткнутся по пути.

    +2

    27

    Видно, проклятье полностью снято не было. Осталось еще что-то, о чем Финист и не догадывался. Невдомек ему отчего так получилось. Успел обрадоваться, поверить в избавление от проклятья, но тотчас разрушились его грезы. Снова крылья расправил, устремив свой взор вдаль. Не хотелось ему спускаться вниз, ведь там все равно нет ничего для него. Устал он птицей каждый день становиться, желал снова обернуться добрым молодцем, что шагает по траве свежей. Утром сумел ощутить всю прелесть человеческого бытия, теперь же вновь став соколом.

    Острый слух обращение к себе выхватывает. Тяжко ему снова к Ивану возвращаться, вдруг тот не примет его таким. Чем мог, тем помог, даже поцелуй любви даровал, но все тщетно. Может, обманул колдун тот злобный и невозможно никакой любовью эту магию разрушить? Вполне вероятно. Это много объясняет, да и верить таких злодеям на слово не стоит. Они точно не отличаются доблестью. Не говоря уже о честности.

    Клич Ивана без внимания оставить не мог. Тот не попал в беду, но желал с ним встретиться. Финист удивился этому, уже решив, что никогда им вместе не быть. Кто захочет кров делить с птицей. Пусть и становится он ночами человеком, недостаточно этого совершенно. Сам бы Финист отказался от такого суженного, потому решил, что Иван тоже на такое соглашаться не станет. Ошибся аль нет – скоро узнает.

    Спускается как можно медленней, помня о том насколько человеческое тело хрупкое. Когти могут поранить, потому приземляется чуть поодаль и уже пешком достигает Ивана. Он и не думает сокола прогонять, наоборот, успокаивает, обнимает, о чем-то непонятном толкует. Сначала трудно Финисту поверить в чудо, а после, когда видит в Иване сочувствие искреннее, крылья расправляет и пытается обнять. Странно это выходит, но хотя бы так свою признательность выражает.

    В обнимку сидели долго, пытаясь утихомирить тревогу. Неизвестно кто тревожился сильнее и кому больше времени требовалось. Финист дышал часто еще и потому, что птицей был – у них другой организм. Но вот, в какой-то миг, дыхание выравнивается, плечи расправляются, а ноги упираются в землю. По волшебству снова он стал человеком, с трудом сдерживая громкое возмущение.

    - Да что ж это такое делается?! Ванюша! То ли прошло проклятье, то ли нет – не пойму. День на дворе, а я человек, но только что птицей был. Неужто никак все это не закончится…

    Совсем поник юноша, вслушиваясь в слова друга. Куда ж им теперь путь держать, раз магия отступила, но оставила на нем неизгладимый след. Клубок продолжит им дорогу показывать к народу мифическому, но сможет ли тот народ помочь в этой беде. Вдруг не примут его теперь такого. То ли человек, то ли птица неизвестно. Сам он запутался, голову понурив. Только Иван внушал надежду на то, что все будет хорошо.

    Вскоре путь они возобновили – нечего горю предаваться долго. Непривычно Финисту в седле сидеть, но не жалуется он, стоически выдерживая любые трудности. Впереди городишко вырисовывается, значит, можно и ночлег найти. Хватит им спать на шкурах, пора и в тёплую перину упасть.

    На этот раз о комнате идет Финист договариваться. Сначала сомневался, стоит ли рисковать, вдруг снова станет птицей, а потом все-таки решился. Надо ему учиться заново с людьми разговаривать. Отвык уже от этого. Получается у него сносно, вполне нормально. Мужик им комнату выделяет с двумя койками, да место для лошади в конюшне.

    - А еще нам ужин полагается горячий, вина могут налить, если захочешь. – Сам Финист очень давно не пил и потому не знал как на это его организм ответит. – Пойдем, покажу комнату нашу. Сказали, что можем остаться на две ночи. Предлагаю завтра днем по городу походить, посмотреть что тут есть. Вдруг чего полезного найдем. Нам в дороге всякое пригодится.

    Вместе поднимаются на второй этаж, находят дверь и заходят в комнатушку. Небольшая, но уютная. Было тут все необходимое, даже книги на полках имелись. Странно для такого простого города. Подойдя ближе, Финист видит, что не книги это, а толстые рамы с картинками. Детскими что ли. Тут же и карты на полке лежат – можно поиграть после ужина, чтобы занять себя чем-то. Пора бы и к людской жизни возвращаться. Тем более когда рядом Иван ему ничего не страшно, все й них получится.

    +2

    28

    [indent] Город ему в сравнении со столицей конечно казался совсем крохотным. Тут тебе нет града каменного в центре, не было стен крепостных ростом с три человеческих. Но вот вспомнив прежнюю маленькую древеньку – тут уже явно видно – оселись люди давно, и городу не один десяток лет и развивается, ширится весь. Встречали их ворота резные, совсем новые – дерево в лаке всё блестело и еще не успело почернеть от старости. Первые городские домики были, видно так же были совсем недавно состроены. Но пройдя по главной улочке дальше, увидели они площадь главную алтарную – идолы резные возвышались и своими суровыми ликами смотрели на всех сверху вниз. Чуть поодаль терем высокий, может главы города усадьба, со стороны востока храм стоит. Спросил Иван у местных о ночлеге ближайшем, и отправились они к рыночной площади. Там, за ним и стоял трактир, с вывеской из глины слепленным, в виде котелка дымящегося. И, судя по высокой стене за трактиром из бревен собранной, раньше тут край города этого был, до прироста.
    [indent] — Давай я Звёздочке место в конюшне найду? И вещи все принесу, а ты пока лови, — он подкинул в чужие руки свой кошель с монетами натуго шнурком перевязанный, — Можешь не жадничать, проси самую лучшую комнату что есть. После болота нам полагается отдых! — Иван засмеялся и увел под уздцы лошадку свою. В конюшне место в стойле для Звёздочки нашлось, он стащил с неё их с Финистом пожитки и скинул у входа. Принялся рассёдлывать лошадь, грузя на старую бочку седло со стременами, поискав в одном из мешков щетку из жесткого кабаньего волоса, принялся кобылку любимую чистить от грязи дорожной и вычесывать.
    [indent] Вошел он в трактир, оглянувшись и Финиста быстро отыскал, пошел следом за ним наверх и в самой спальне уже у дверей их сумки походные оставляет, так же осматривается и ставни пока снимает с окон. Солнце еще не скоро обещало садиться, а потому почем свечи зря жечь. В комнату сразу же забрался теплый солнечный свет, Иван за Финистом наблюдал, взял с полки карт, пару раз потасовав колоду, смотрит на уже потертые но красочно художником масти выведенные. А за колодой и кости пожелтевшие нашлись. Улыбка на его лице ширилась только сильнее, и похоже предложение налить вина нужно было сейчас же принять, требуя для начала всего ничего – три кувшина минимум!
    [indent] — Отличную комнату взял, Финь! — он утроился на одно из небольших лежаков односпальных, те были мягкие, устелены не просто льном на солому, а с настоящей мягкой периной, это ни в какое сравнение не сравнится с землей с камнями. Царевич замер, его словно ушатом ледяной вод окатило: «И когда это я таким размазней стал?! Неделю как уехал, уже по царской перине скучаю…»
    Его затрясло и тихий, сдерживаемый смех с мыслей своих все же прорвал плотину, захохотал он в голос, ловя осоловелый удивленный взгляд друга. Но как ему сейчас объяснить какие бесы за поджилки схватили?
    [indent] — П-про-прости…! Это… ха-ха… Это я с себя смеюсь… — тут в их комнату стук крепкий раздался, Иван подал голос и разрешил войти, на пороге стояла женщина в возрасте, фигуристая, с щеками красными и косой русой почти до пят самых, что она через плечо на груди свесила, да в сарафане с замаранным передником.
    [indent] — Доброго дня, Молодцы! — голос её бил звонко и громко, — Варвара я, жена трактирщика. Что с ужином решили? Готовим? Сегодня уж постараюсь чем есть обрадовать, а завтра, кстати гуся в меду запекать для вас будем! Правильно, Сенюшка мой говорит, гости важные пожаловали, — она кланяется им едваль не до пят самых, а сама поднявшись снова улыбается румяная.
    [indent] — Вам, кстати, давайте баньку раскочегарим? — Иван от такой тирад даже и забыл говорить как, не сходу понял он, чем же выделились так они? Может то, что комнату побольше взяли? На предложение попариться да смыть с себя грязь всю, они в две головы лишь молча закивали, и хозяйка так же шустро упорхнула от них. Ну, раз ужин их ждать будет, а в баньку скоро они уже отправятся, можно и отдохнуть, наконец.
    [indent] — Давай, пока мы трезвы, я тебе в карты научу играть? Потом будет уже не до этого — он снова засмеялся, а затем пододвинул столик небольшой к ним поближе устраивая между кроватей. Уперся Иван коленями в колени друга напротив, начал после тасовки карты раздавать и рассказал буквально сразу про разные варианты игр.
    [indent] Азарт разгорелся уже в процессе, обучался Финист активно и быстро, а самое главное – плодотворно. Уже во второй партии он обыграл Ивана ловко и так и вели они счет с разницей в одно очко, пока их громким криком не пригласили париться.
    [indent] — Там на столе немного кваску вам, и веники с березы и дуба. Давайте, жару приятного! — проводив их в баню, ушла хозяйка дальше над ужином хлопотать, пока сам трактирщик о чем-то с выпивохой в зале главном судачили. Сам Иван в бане давненько не бывал, да и не особо их жаловал. Не раз уж бывало, что как девица сознание терял после жара, но ведь тут то нельзя оплошать перед перед Финистом? Хотя и пугать совсем не хочется… Забрались они в предбанник, вещи все оставили да на кружки резные большие с квасом пенным глянули, решил Иван его пока не пробовать. Скинул с себя рубаху, штаны с подштанниками да сапоги под скамью загнал, да первым в парилку ушел.
    [indent] — Ты на воздух меня отнесешь, коль совсем разморит меня? — просил он, перехватывая в руке веничек небольшой, да встряхнув пару раз, их двоих водяной россыпью капель теплых обдавая.

    +2

    29

    [indent] Настроение у Ивана было приподнятое. Такое не могло не радовать и Финиста, потому улыбнулся он на смех друга. Правда ведь - не о чем им горевать сейчас. Проклятье снято, осталось только научиться своей магической силой управлять, чтоб в соколика только по доброй воле превращаться. Непросто это будет, но пока нет смысла переживать, ведь у них на душе радостно. К тому же, городок им попался хороший, люди тут отзывчивые, готовые помочь. Взять хотя бы трактирщика и его жену.
    [indent] Наверняка узнали они в Иване царевича. Таких людей сразу видно даже под слоем пыли. В глаза статность бросается, потому семья, державшая постоялый двор, и смогла понять кто перед ними. Финиста, наверное, за верного спутника царевича приняли, так что и ему почести отвесили. Благо расспрашивать ни о чем не стали, молча комнату выделили да всеми удобствами окружили. Приятно получать столько внимания искреннего, особенно будучи человеком.
    [indent] От игры в карты не отказался, наоборот, включившись в нее с небывалым азартом. Сначала непонятно ему было что делать и как правильно играть, но вскоре втянулся в процесс, уже отбиваясь от нападок со стороны Ивана умело. Хотел уже было предложить не на интерес играть, но на что-то стоящее, как их в баню позвали. Мыться Финист любил, а вот париться не очень. Жарко ему было постоянно в парилке, душно и невозможно. Вечно капризничал он, стоило отцу только развести баню.
    [indent] Сегодня решил не отказываться, все-таки с дороги знатно устал и грязь на теле ощущал уже явственно. Шанс такой упускать не захотел, вслед за Иваном заходя в предбанник. Там скинул одежду, которую хозяйка точно выстирает хорошенько, пока спать они будут. На рынке в городе и новую прикупить можно будет, уж денег у них точно достаточно.
    [indent] - Неужели думаешь, что тебя быстрее разморит? - Хохотнув, спрашивает Финист, осматриваясь в комнатке. Тут вроде уютно, места хватает, скамья двойная: повыше и пониже. Говорят, чем выше, тем пар ядреней, потому сначала на низкую лавку Финист уселся, на Ивана смотря с интересом. - Ты-то поопытней будешь, чем я. Давай, начинай парить, раз уж веник взял в руки!
    [indent] Рьяно подставляется под удары размашистые, охая да ахая на каждый. Вроде и хорошо ему сейчас, а вроде кожа краснеет от каждого удара. Жарко здесь, но не слишком. Можно еще потерпеть, прежде чем попросить Ванюшу остановиться в прытких своих движениях. Очень уж тот во вкус вошел, выглядя сейчас безупречно.
    [indent] - Мой черед! - Забирает веничек, встряхивает его и окунает в кипяток. - Не знаю как правильно, надеюсь не сделаю тебе плохо. Ты если что говори, друг мой сердечный. Не хочу, чтобы тебя выносить отсюда пришлось потом.
    [indent] Парятся они от души. Устают, отдыхают и снова парятся как настоящие богатыри. До кваса как раз дело дошло, когда животы начали урчать, напоминая об ужине. Наверное, готово уже все было и пора бы полакомиться местными блюдами. Хозяйка точно старалась, иначе бы не стала кланяться добрым молодцам.
    [indent] - Ну, готов ты идти или еще погреться хочешь?
    [indent] Сидят они на верхней лавке, квас пьют, потеют. Хорошо. Прогреться с дроги, смыть с себя тревогу, что следовала за ними по пятам. Нравится Финисту то, как умеют они отвлекаться от невзгод, забывая о проблемах. Точно же - какие тут могут быть проблемы, когда так добродушно встретили их здесь. Не конец это путешествия. Не конец истории, что наверняка продлится еще очень долго.
    [indent] Все-таки выходят они из баньки раскрасневшиеся, довольные. От души попарились, замечательно время провели. Идут обратно к дому, переговариваются о чем-то, об ужине вкусном мечтая. Он не подкачал. Варвара на славу постаралась, приготовила из того, что было им сытный ужин, да еще и кваса принесла побольше. Не пожалел Финист, что остановились они здесь сегодня. В пути усталость его обуяла и он даже этого не заметил, только сейчас выдохнув с облегчением.
    [indent] - Давай за наше путешествие выпьем, Ванюша! - Поднимает кружку, утирая губы тыльной стороной ладони. - Чтобы и дальше нам также везло и удалось нам дойти до цели!
    [indent] Сомнений быть не могло - получится у них все. Удача на стороне молодцев была, благоволила им. Сначала Финисту казалось, что не получится у них ничего, ведь проклятье над ним висело. Мрачные думы голову посещали, беспокойство и страх появлялись неожиданно. Но рядом с Иваном все это ушло, растворилось. Вместе им легче путь держать, легче не сбиться с дороги. Даже сейчас, сидя за одним столом в теплой кухне, они нарадоваться друг другом не могли.
    [indent] - Знаешь, не зря ты тогда в меня стрелой попал. Она ведь тоже волшебная была - точно в цель ударила. Радуюсь тому, что повстречались мы, Иван. Теперь никогда бы не расстаться нам и точно все будет прекрасно.

    +2

    30

    [indent] Всё же поход в баню можно было назвать успешным. Пусть и были определенные опасения и, как оказалось, не у него одного, но было здорово. Они не стремились вытопить весь жар, нашли в себе силы на несколько заходов, напились кваса и обхлестали друг дружку вениками до покрасневшей, словно они раки, кожи. Выходили они из бани на своих двоих, держась друг друга. Тут без крепкого дружеского плеча не обошлись бы уже ни Финист, ни Ваня, а потому поддержка была нужна как свежий воздух. А то направо накренишься – в колодезную яму упадешь, налево – грядки варварины помнешь. Так и дошли они до дома обратно обнявшись и довольные, разрумяненные устроились в кухне.
    [indent] Ужин был замечательный, Иван отмечал что хозяйке таланта не занимать из столь простых запасов пищи готовить столь вкусный и разнообразный стол, такой, что даже Иван испробовав всего понемногу наелся, кажется полностью и до обеда не притронется к еде. Но вот в питье себе Иван отказывать не смел, а потому поводы для тостов находил, и чужие поддерживал, как финистов сейчас, например, улыбнулся ему, с глуховатым стуком ударился деревянной кружкой о чужую и глотнул с удовольствием еще кваса.
    [indent] — Впереди еще много всего ждет нас! — поддержал он тост, прикрыв на мгновение глаза, представлял, как далеко их эта дорога приключений приведет, когда же они отыщут ту землю заветную где люди-птицы живут. — Знаю! — воскликнул он, хлопнув ладонями по столу, — Ты говорил о завтрашнем посещении рынка здешнего… Вещички там, всякие, припасы в дорогу и тому подобное… Знаю, точно знаю, что надо тебе, Финист! Коня! Звёздушка конечно сильная кобылка, но нас двоих не дотащит до цели заветной, а чтобы не терять попусту время в пеших прогулках, лучше и тебе сыскать скакуна крепкого да выносливого. Как тебе идейка? — спрашивал он у друга, подпихнув немного того локтем, смеясь. Разговор завели они и о других покупках, самому Ивану было не жалко золота тратить на Финиста – то имелось в избытке при нем, скопил достаточно, а коли кончится, убеждал что не побрезгует и раз придется – работать будет, не впервой.
    [indent] Так еще пару тостов сказав, насмеявшись вдоволь и планы состроив на следующий день, и притихли они немного, пока Финист еще кое-что не сказал. Откроенное признание, душевное и искреннее – Иван по глазам видел, не врал ему Финист. Да, только сам царевич не понимал почему… Встреча встречей, да всё равно еще чувствует на сердце своем Иван камень вины, что заставил его страдать. Не сдержался Иван, перехватил ладонь молодца, что рядом сидел, пододвинулся к нему на лавке ближе, чтобы коленями касались, и спел свои пальцы с чужими, другой рукой очень осторожно и медленно задирая льняную светлую рубаху на Финисте – хозяйка Варвара их чистым и приятным телу льняным шмотьем обеспечила, обещая чистую одежду уже завтра им приготовить. Пальцы очень осторожно гладили золотистую с легким загаром кожу на руке Финиста, Иван испытывал легкий зуд где-то в затылке от щекотки, касаться подушечками пальцев легкого пушка на чужой руке было до дрожи приятно… Когда рукав был до локтя закатан, Иван внимательно присмотрелся, даже немного нагнулся ближе, прищурившись. Рана уже была затянута полностью, след от стрелы остался маленьким шрамом, проходящим насквозь, розовел стянутой по краям звездочкой размером не больше ноготка.
    [indent] — Почти незаметно… — голос Ивана стал тихим и низким, но Финист его и так слышал прекрасно, громче говорить и не требовалось. — Может и не зря, и судьба у меня была такая – найти тебя, но все равно я еще множество раз должен буду вину перед тобой заглаживать… За то, что страдать заставил, — он приподнял чужую руку, нежно держа ту за кисть и запястье двумя руками, целовал губами розовый шрам с наружной стороны, затем с тыльной, где кожа была еще нежнее, прижался к чужой ладони щекой и смотрел на Финиста внимательным и таким преданным нежным взглядом, ничего не замечая вокруг. Может и зря…
    [indent] Как бы нарочито громко прокашливаясь, хозяюшка обтирая руки влажные о передник свой проскользнула в кухню, лишь краем глаза оглядев своих дорогих гостей. Иван дабы не смущать никого из присутствующих ситуацией отпустил быстро чужую руку, оперся локтями о стол, да глянул на вошедшую улыбаясь теперь и ей широко и искренне, но конечно же не так.
    [indent] — Варвара! Голубушка, это был самый прекрасный ужин за последнее время точно! Просто объедение! И банька какая! Да-да, пару хватило, не переживайте, мы насладились сполна, — он заодно полюбопытствовал чего можно будет ждать на завтрак им с утреца, и кивнул с согласием. Сразу после, пока хозяйка хлопотала у печи от них невдалеке и стучала склянками, да горшками, Иван вновь взял Финиста за руку и потянул к выходу.
    [indent] — Пошли, у нас еще одна игра впереди… — он решил захватить один из кувшинов с разлитым в них квасом к ним наверх, и прихватив еще к нему шкварок с хлебом на закуску. Даже если игра у них затянется, голодными они точно не останутся.
    [indent] В их комнате они разожгли свечи, чтобы было не так темно, да Иван прикрыл ставнями окно, устроился на одной из кроватей, как когда они в карты играли, да только взял с полочки две кости игральные. Покрутил в руке, согревая теплом своим, подбросил один раз в воздух, поймал, снова подбросил, но на этот раз к столику. Стукнувшись и подпрыгнув один раз, кубики начали кружиться в танце на лакированной столешнике и в конце  концов остановились.
    [indent] — Два и пять! Да я прямо золотая ручка, с первого раза и так не плохо… — он посмотрел на Финиста, затем кивнул ему, жестом говоря мол, бросай давай тоже.
    [indent] — А, хотя подожди! — остановил он его как раз в момент замаха, и замерший на пол пути Финист был таким смешным и милым, что царевич снова засмеялся, — Давай теперь не просто так играть. Кошелек у нас общий, так что на деньги играть бесполезно, одежды тоже толком нет, так что разденемся быстро – он поймал больно внимательный взгляд со стороны и хмыкнул, — Давай на желание? У кого за три броска наберется больше очков, тот и загадывает другому. Что угодно!
    [indent] Самого Ивана в подобных соревнованиях не интересовала никогда победа, занимательнее и интереснее было само участие, а уж победа – все в этой игре действительно зависело только от удачи, и не заговор, ни особый бросок никогда в такой игре победу не гарантировали полностью.
    [indent] — Хорошо! — поддержал его Финист, и наконец-то бросил кубик сам. Кости отскочили один раз от столешницы и почти сразу приземлились без лишних пируэтов, как это случилось у Ивана, показав не самые грандиозные Три и Два. Ничего не говоря по этому поводу, царевич сделал еще один бросок сорвал две четверки и решил за такой красивый бросок выпить, а потому поднял кружку.
    [indent] — Не видел я тебя при выстреле своем глазами, Финист, но видимо взор мой внутренний, и ритуал старинный сработали как надо. И нашел я тебя не без труда, зато, словно вел меня кто-то к тебе. Так что всё не случайно у нас с тобой.
    [indent] Он хотел открыться Финисту так же, как тот ранее вечером. Признаться и ему и себе тоже, что не просто так они повстречались, не просто так судьба свела их вместе и теперь, кажется, не вздумает даже расплетать. Он облизнул губы от кваса и съел подсушенный хлеб, следя как у соколика его на этот раз получается бросок куда лучше — Четыре и Шесть!
    [indent] — Молодец! — воскликнул он, поднял руки, и схатив кости, бросил сам, уже и не думая даже о том, чтоб бросить позаковыристее. Так, чтобы победу ему очки даровали. И видимо удача почуяв, что больше не горят ею, отвернулась от Ивана, потому что последний бросок выдал прискорбные, но не менее прекрасные две единицы.
    [indent] — Ха… Вот это «удачно», выглядят, как глаза… — присмотрелся он и проследил, как чужие пальцы перехватывают кубики, так же легко и размашисто бросают, отпуская в полет. И Финисту, конечно же, в этот раз решила удача посопутствоать, снова одарив его четверкой и шестеркой.
    [indent] — Ну-у-у, это точно победа! Поздравляю, великолепнейший! — он жал руку другу со смехом, совсем не печалясь своему поражению, — Что пожелаешь, Финист?
    [indent] — Желаю, — ответил ему друг сразу же, словно и думать не пришлось, так слетело с губ его, — чтобы ты поцеловал меня.
    [indent] Наигранная, веселая и беззаботная атмосфера схлынула внезапно. Финист озвучивал свое желание на изумление серьезно и четко, а Иван, услышав его и сам замер, уставившись глаза в глаза. Всего на минуту… На целую минуту! Мыслей то в голове и до этого почти не было никаких, а тут прямо тишина звенящая, сейчас царевич не терялся в раздумьях делать это или нет, он больше готовился, искал в себе силы, чтобы не сдаться слишком быстро, как будто ему только повод и был нужен. Он слез со своей кровати, обогнув игральный столик, где всё еще лежала выигрышная комбинация костей, осторожно приблизился к Финисту, оперся о кровать коленом и положил ладонь на чужую щеку, коснулся строй широкой челюсти пальцами, погладил по ней, и с улыбкой наклонился, касаясь чужих губ. Снова.
    [indent] Целоваться в полной темноте, в лесной глуши где едва ли был различимо слышен ночной лес и не видно дальше кончика носа было по-особенному, завораживающе и таинственно. Волшебно и даже невинно. А теперь, видеть эти глаза, в которых плясал настоящий огонь, касаться губ и трогать, видеть, как краснеют щеки под его подушечками пальцев. У Ивана всё внутри горело и сжималось от какого-то дикого желания смотреть не отрываясь, целовать еще больше, гладить и трогать еще больше. Ласкать…
    [indent] Он целовал Финиста снова, снова и снова. Давая им перерывы на воздух и снова прижимался к чужим горячим губам. Касания были всё раскованнее, поцелуи горячее и слаще. Иван проник языком в рот Финиста, скользил языком по кромке зубов, сплетался с горячим языком. Царевича едва держали собственные колени. Так что через пять минут он уже сдался, сел поудобнее на кровать к другу, прихватив того за плечи, притянул к себе ближе, не разрывая поцелуев. Губы, горячие и влажные наконец-то оторвались от губ. Иван опускался ниже, целовал крепкую шею, прижимался губами и чувствовал трепетный стук сердца под кожей, влажно и горячо облизывал её, смакуя вкус.
    [indent] Руками же Иван стащил с друга сердечного льняную рубаху, ладони уверенно легли на покатые плечи соколика, гладили мощную спину, чувствуя под пальцами рельеф мышц и хребта. Он куснул на пробу выпирающую косточку под шеей, лизнул ямку между ключицами, опуская взгляд ниже замер, а затем его затрясло, и он, не выдержав, снова засмеялся, кажется, испортив весь момент на какое-то мгновение.
    [indent] — Кажется, дуб продолжает присматривать за нами… и бдит твою целомудренность, — прошептал царевич как-то замудренно, а затем скользнул рукой по чужой груди, взял пальцами листок и оторвал его от чужого соска. Покручивая его перед глазами Финиста, Иван продолжил тихо хихикать, но уже в следующий момент облизнулся и поцеловал у Финиста то, что так старался прикрыть дубовый листочек. И у Ивана кажется волосы на теле дыбом встали, когда он услышал внезапный низкий стон. Как же Финиста было приятно слушать.

    Отредактировано Ivan Tsarevich (2022-04-09 22:47:41)

    +2


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » целься лучше


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно