GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » Hey Brother


    Hey Brother

    Сообщений 1 страница 17 из 17

    1

    Hey Brother
    ♪♪♪
    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/463/t259831.jpg
    Aaron Minyard, Andrew Minyard

    О не существующей связи близнецов.

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/463/776057.png[/icon]

    Отредактировано Andrew Minyard (2022-04-26 21:24:20)

    +3

    2

    [icon]https://i.imgur.com/aAkMjBk.png[/icon][sign]You saved my life, now maybe it's my turn to save yours
    But I can never repay you,
    What you did for me is way more
    But I ain't givin' up  faith and you ain't givin' up on me
    Get up Andrew I'm dyin'
    I need you, come back for fuck's sake
    [/sign][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/viewtopic.php?id=1222#p108056">Аарон Миньярд, 16</a></div><div class=lztext>All I know is <a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=463">you</a> came to me when I was at my lowest. I don't think you realise what you mean to me. You picked me up, breathin' life in me, I owe my life to you.</div>[/lz]

    «Отвали»
    Сообщение продолжало висеть в папке «прочитанное», и сил нажать на иконку корзинки у Аарона не нашлось ни когда он прождал хренову кучу времени в парке, ни когда встретился с ним впервые лицом к лицу в колонии для несовершеннолетних. И пусть Миньярд заранее подготовил себя ко встрече [он для него, вроде как, однояйцевый близнец, а из курса по биологии Аарон знает, что это означает], увидеть себя со стороны в яркой оранжевой робе всё равно оказался не готов. Тех же глаз, губ, изгиба бровей, носа, скул оказалось достаточно, чтобы навсегда перевернуть мир Аарона Миньярда.

    Аарон по-прежнему не верил и до конца не осознавал, что произошло. Все эти фантастические рассказы о братьях-близнецах неожиданно стали частью его самого, и всё же, Эндрю оставался для него чужим человеком. Они не росли вместе, не проживали эту проклятую жизнь вместе. Аарон ничего про него не знал, как и Эндрю. Друг для друга они были совершенно чужими людьми.

    И всё же.

    Всё же, когда дядя Лютор начал настаивать на том, чтобы Тильда вернула себе потерянного сына, Аарон в их ссору не вмешивался, замерев в дверном проёме в какой-то затаившейся, щемящийся надежде. В свои полные подростковые года он совершенно не понимал ни себя, ни чего хотел, и появление в жизни потерянного брата неожиданно стало ярким, ослепляющим маяком, который должен был немедленно всё расставить по своим местам. Будто Эндрю своим присутствием автоматически обязан был подсказать Аарону правильный путь; ну, или потянуть его за собой в Бездну. Оба варианта Миньярду симпатизировали одинаково.

    Аарон соврёт, если скажет, что не волнуется. Приезд Эндрю был назначен на вечер, и Тильда – ой, то есть, их мать – ещё со вчерашнего дня себе места не находила, а потому сегодня Аарон благоразумно решил задержаться в стенах школы подольше. Полученные прошлым вечером синяки предсказуемо не успели исчезнуть [а как было бы здорово, случись в его жизнь хоть какое-нибудь чудо], и нехотя Аарон обратился за помощью к девчонкам. Девчонки и ребята – вот, кем они для него являлись, без имен и [даже] лиц. Компания подростков постоянно менялась: кто-то исчезал на неопределенное время, и на его место приходило новое лицо. Но это было лучше, чем ничего. Аарон предпочитал оставаться в доме незнакомого человека в компании таких же незнакомых людей, выпивки и украденных у родителей таблеток [или других запрещенных, но чертовски приятных веществ], чем находиться под одной крышей с Тильдой. Подобная компания весьма умело помогала забыться и скоротать время.

    Но, возвращаясь к помощи. Снова сбежав с последнего урока физкультуры, Аарон остался в заброшенном туалете с, кажется, Бритни и Мэнди [по скромному мнению Аарона, имена для будущих профессиональных путан] и попросил их что-нибудь сделать с теми синяками, которые не могла скрыть одежда. Побои на лице учителям Миньярд всегда объяснял тем, что сцепился с кем-то после школы. Он – мальчишка, да ещё и подросток, и в эту историю взрослые поверили быстро. Главное, что по биологии и химии он оставался первым в классе, а личная жизнь ученика интересовала их мало.

    Аарон очень хотел избежать этой темы, но узнав, что у него есть потерянный брат-близнец, который: а) приезжает сегодня и б) вероятнее всего пойдет в ту же школу и класс, что и сам Миньярд, девчонки отчего-то сильно возбудились. Они издавали мерзкие, высокие звуки, как визгливые сдувающиеся гелиевые шарики, хлопали в ладоши и прыгали на одном месте, тряся своими косметичками.

    Наблюдая за их неподдающимся логическому объяснению восторгу, Аарон лишь желал, чтобы они поскорее замазали его скулу и руки. В прошлый раз перед посещением колонии для несовершеннолетних, он так же попросил их об этой услуге. Для подростка это оказалось довольно странным и необычным опытом: быть накрашенным, как девица на выданье, но желание предстать перед незнакомцем-близнецом с нормальным лицом в итоге победило все остальные чувства. Сейчас Аарон ощущал себя так же. Косметика липла к коже неприятным грузом, и мальчишка попусту не представлял, как прекрасный слабый пол вообще терпит такую дрянь на своем лице.

    Обман не продлится долго, и Миньярд это прекрасно осознавал, разглядывая свое обновленное отражение в зеркале. Завтра Эндрю его раскусит, узнает про наклонности Тильды и... и что? Испугается и попросится обратно? Аарон не знал и не мог сказать. В конце концов, потерянный близнец оставался для него неразгаданной загадкой, но сегодня – хотя бы сегодня, - он хотел, чтобы всё прошло если не нормально, то хотя бы приемлемо. Сегодня Тильде не обязательно распускать руки, Эндрю – активно демонстрировать своё нежелание знакомиться с потерянной семьей, а Аарону... быть настоящим собой. Поэтому он запрятал пузырек таблеток, выписанных на имя матери, поглубже в сумку и двинул домой.

    По идее, до приезда Эндрю оставалось меньше часа, но по припаркованной у дома незнакомой машине Аарон понял, что всё же опоздал. Однако вины за свой прокол Минярд не испытал – в конце концов, Эндрю однажды заставил его несколько часов проторчать в парке. Никто не помрет, если и Аарон задержится хотя бы... на сколько? как долго Эндрю уже здесь?

    Он бесшумно пробрался из прихожей комнаты в гостиную, где и замер в проёме. Первым делом он бросил оценивающий взгляд на Тильду – та не выглядела так, словно разом высосала половину бутылки вина, что самим собой является хорошим знаком; после безразлично скользнул по незнакомцам в форме и только в конце остановился на виновнике торжества. Это была уже их целая вторая встреча по счёту, но чувства были такие же, как в первый раз: смешанные, непонятные и странные. Аарон сделал глубокий вдох, не отрывая от своей идеальной копии глаз. Или это он был копией его?

    - Милый, - по старательно сдержанному тону Тильды он сразу понял, как она была напряжена и взволнованна, - опаздываешь.

    Аарон безразлично пожал плечами.
    - Дополнительные курсы по химии. Я тебе про них говорил. – Нихрена не говорил, на самом деле, но ложь слетела с языка так естественно, что ничего не ведающая о личной жизни сына женщина тут же поверила.

    - Он у меня такой умница, - приторно-ярко заулыбалась она людям в униформе. – По биологии и химии – только высшие баллы. Станет настоящим доктором медицинских наук!

    Чуть не засмеявшись вслух, Аарон сдержанно кашлянул в сторону и закатил глаза. Незнакомцы, однако, либо ничего не заметили, либо не захотели замечать. Один из них пожал Тильде руку, пожелал удач в начинаниях, а потом они начали прощаться, да так вежливо, что Аарон удивился, как они не начали друг другу кланяться в ноги. В конце концов, в небольшой гостиной их осталось трое: непутевая мать, её проблемный сын и ещё один, потерявшийся и чудом найденный ребёнок.

    - Так... – поняв, что строить комедию больше не перед кем, к Тильде вернулась неловкая растерянность. – Будем... есть? Ты... вы не голодны?

    Отредактировано Aaron Minyard (2022-05-05 20:32:02)

    Подпись автора

    We’ve been spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise
    We keep spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise

    +3

    3

    Даже забавно, что офицер Хиггинс стал тем, кто первым узнал о существовании у Эндрю брата. Совершенно посторонний человек, коп умудрился случайно наткнуться на Аарона, зазнакомился с Тильдой и даже взял её номер телефона, отнюдь не с целью романтического общения. Когда об этой истории стало известно Эндрю, он не сразу сумел оценить испытываемые эмоции - с одной стороны, ему было любопытно узнать того, с кем он мог бы быть связан, не сложись обстоятельства не самым радужным раскладом. С другой, был несколько насторожен, в такие совпадения он не верил, пусть даже и не сомневался в рассказе Хиггинса. Наверное, можно было бы дать Аарону шанс, хотя бы ответить на письмо, попробовать встретиться, позволить самому себе обрести стабильный якорь не в постоянно сменяющих друг друга приёмных семьях, а в ком-то стабильном, кто уже не исчезнет, не станет просто призраком из прошлого...

    Если бы не Дрейк, Эндрю позволил бы этому случиться. Но всё всегда упиралось в младшего Спира, который слишком уж возбудился, узнав о перспективах, что могли бы для него открыться, будь перед ним не только Эндрю, но и его копия из приличной благополучной семьи.

    В тот момент, наверное, Эндрю впервые полностью осознал, насколько ему плевать на самого себя - и насколько он мог быть не равнодушным к благополучию другого человека. Аарон был ему никем, просто подросток из Сан-Хосе, которого невесть зачем однажды занесло в Окленд. Перед Эндрю маячили вполне понятные перспективы, его устраивала жизнь у Пирсов, за исключением одного недоразумения в лице Дрейка, с которым он готов был мириться. Но подводить под то же самое Аарона? Пусть чужого, незнакомого, какого-то наивного в своём желании познакомиться с близнецом, о существовании которого до недавнего времени он даже и не подозревал? Впервые в жизни Эндрю стало не наплевать; он отправил короткий ответ Аарону, осознал, что этого недостаточно для того, чтобы отбить любопытство Дрейка, и лёгким нарушением закона оказался за решёткой.

    Кто бы мог подумать, что в колонии можно было чувствовать себя куда спокойнее, чем на свободе. Однако и здесь ставшие привычными будни оказались нарушены появлением в комнате для посещений родственников - и только теперь Эндрю воочию увидел того самого Аарона. Ничего особенного, ту же картинку он регулярно лицезрел и в зеркале. Эндрю почти ничего не говорил, зато присматривался к окружающим, чуть больше внимания уделяя близнецу. Озвученное ему предложение особенно заманчивым не было - очередная приёмная семья, якобы связанная с ним кровью, но при этом долгие годы бегавшая от этого родства, признавая существование только одного брата; Аарон, отстранённый и молчаливый; Тильда, поджимающая губы и явно не пребывавшая в восторге от перспективы обзавестись вторым ребёнком: она в своё время отказалась от совсем малыша, теперь ей приходилось иметь дело с проблемным подростком с сомнительной историей за плечами.

    Эндрю предлагали освобождение по УДО и очередную семью. Был ли он заинтересован? Не особенно. И всё же отказываться он не стал - будь его нежелание выходить на свободу, к прежней жизни совсем уж стойким, и Эндрю нашёл бы способ остаться за решёткой. На УДО могли претендовать только заключённые без грубых нарушений дисциплины, вылететь из списка людей на освобождение было куда проще, чем туда попасть, и  вторых шансов никому не давали. И всё же Эндрю сдержался, пусть даже сам для себя не сразу понял, что стало его стимулом к свободе. Сама по себе жизнь за пределами тюрьмы яркими краски для него не играла, он уже не мог позволить Кэсс отдать документы на усыновление, не мог вернуться к Пирсам, и ему давно осточертело попадать всё в разные семьи, каждая из которых по тем или иным причинам оказывалась неподходящей. Сыграл ли в его сдержанности роль Аарон? Определённо, да: почти точная копия, Миньярд всё же отличался от близнеца. Слишком тихий, словно зашуганный, он ни слова не произнёс на их единственной встрече, но продолжал пялиться - и его взгляд не позволял думать об Аароне как о счастливом подростке без единой проблемы в жизни. Казалось бы, это ему повезло, его Тильда забрала из детдома, позволяя почувствовать, что значит семья. Только особенно счастливым Аарон отчего-то не казался.

    Возможно, Тильда не станет последней остановкой в жизни Эндрю, возможно, и здесь он не приживётся, вновь оказываясь в системе. И всё же после очередного слушания, после которого стараниями Уотерхауса постановление об УДО было принято, Эндрю сидел на заднем сидении автомобиля, бессмысленно пялился в окно, и кончиками пальцев поглаживал повязки на запястьях; он попробует сосуществовать с Миньярдами, как бы нелепо это не казалось после стольких лет осознания себя сиротой.

    Аарона дома не было, и дверь открыла Тильда, выглядевшая удивлённой и обеспокоенной, словно забыла о приезде второго брошенного сына, словно надеялась, что его не привезут и ей не придётся мириться со вторым подростком в своём жилье. Близнец опоздал всего на несколько минут; Эндрю перевёл на него равнодушный взгляд, а затем вновь уделил всё своё внимание сопровождающим, что читали "матери" лекции о правильном поведении её нового старого ребёнка.

    - Ты всё ещё на УДО, Эндрю, помни об этом, будь любезен.
    Эндрю только растянул губы в почти издевательской улыбке. Тильда ещё не поняла, с кем связалась - это Аарон был умницей, хорошим учеником, послушным сыном. Второй брат, уже имевший за спиной опыт жизни в разных приёмных семьях, да ещё и ранее судимый, "умницей" никогда являлся, а теперь на его поведении сказывались и лекарства, ещё больше портя и без того тяжёлый характер.

    Сопровождающие вышли, пообещав заехать через неделю, проверить, как дела, и как будто бы тихо напомнили Тильде о том, что она могла звонить им в любое удобное для себя время, если возникнут проблем; Эндрю предпочёл сделать вид, что не слышал чужих разговоров. Вместо этого он смотрел на Аарона, молча, изучающе, как если бы оценивал его - комментировать, впрочем, пока не стал, давая себе время и не торопясь с выводами.

    Ужин прошёл в молчании, Эндрю не собирался искать темы для разговора, Аарон не знал, как себя вести. а Тильда с мрачным выражением лица цедила вино, размышляя о чём-то своём.
    - Аарон покажет тебе комнату, - вот и всё, что сказала "мать" за весь вечер.
    Эндрю перевёл взгляд на брата, впившись в его лицо тёмными зрачками.
    - Ну пойдём, умница.

    Уже в комнате Эндрю открыл окно, сел на подоконник и потянулся за сигаретами, что лежали в кармане штанов.
    - Ты уговорил её забрать меня?

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/463/776057.png[/icon][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Эндрю Миньярд, 16</a></div><div class=lztext></div>[/lz]

    Отредактировано Andrew Minyard (2022-05-18 22:33:13)

    +3

    4

    Аарон поймал на себе взгляд Эндрю и замер. Где-то там с коридора до него доносились обрывки разговора Тильды, но в её пустую болтовню он не вслушивался, отвечая на чужой пристальный, изучающий и молчаливый взгляд. Эндрю выглядел точной копией его – оно и понятно. Тем не менее, от его взгляда Аарону отчего-то стало неуютно; исходящая от близнеца скрытая опасность ощущалась слишком явно. Не мигая, Миньярд медленно сжал губы в полоску и повёл плечом. Конечно, в колонию для несовершеннолетних попадают далеко не за красивые глаза. Конечно, этот Эндрю нарушил закон и само собой разумеющееся, что от его дальнейшего поведения следует ожидать нечто похожего – плохого. Но какая, мать его, разница? В жизни Аарона и так дерьма предостаточно, а зараза к заразе не пристаёт.

    Ужин прошёл в молчании. Предсказуемо. И Тильда присосалась к бутылке вина – тоже предсказуемо. Аарон флегматично ковырялся вилкой в макаронах, представляя, каким кошмарным выдастся следующий день в школе. О, как бы ему хотелось избежать лишнего навязчивого внимания – но этого не будет, разумеется. Не только одноклассникам Аарона, но и всем его знакомым будет интересно поглазеть на Эндрю. Словно они для них редчайшие диковинки какие-то.

    Покончив с едой, Тильда тонко намекнула, что хочет побыть в одиночестве. Аарон же замешкался, думая, оставлять ли посуду грязной или облегчить себе на завтра работу по дому. Решив, что в нынешнем расположении духа матери перечить не стоит, он послушно поднялся и, собрав со стола все тарелки, погрузил их в раковину. Очередной пронизывающий насквозь взгляд близнеца ему вновь удалось проигнорировать.

    - Угу, - бросил он и снова повёл плечом, бросив короткий взгляд на Тильду. Женщина даже не повернулась в их сторону, явно задумавшись о чем-то настолько глубоко, что окружающее её мало интересовало. Что ж, может, оно и к лучшему. Наклюкается сейчас, да и заснет где-нибудь до середины завтрашнего дня.

    Путь до собственной спальни показался невероятно длинным и тяжелым. Наверное потому, что теперь это вовсе не спальня Аарона, а общая с Эндрю. Впускать постороннего, совершенно чужого человека в свою зону комфорта изначально Аарон был против, но когда его мнение вообще спрашивали. Отдавать целую гостевую спальню своему второму ребенку Тильда оказалась категорически против, наверняка решив, что дешевле будет купить дополнительную кровать, чем заниматься перестановкой целой комнаты. Вот вам и мать года. Конечно, о дополнительном комплекте постельного белья или одежды она даже не задумалась.

    Для того, кто только что приехал в незнакомый дом, Эндрю вел себя слишком по-хозяйски. Аарон снова сжал губы, наблюдая, как тот уверенно пересек комнату, даже не удостоив интерьер взглядом, и расселся на подоконнике. Он хотел сказать, что Тильда против курения в доме, а ему запах табака не нравится, но прикусил язык. Теперь Эндрю такой же полноценный житель этой обители, как и Аарон.

    Вопрос не то, чтобы удивил его – к нечто подобному Аарон был готов. Сбросив рюкзак на рабочий стол, он вывалил на него свои потрёпанные учебники, стараясь не глядеть в сторону окна.

    - Нет. Это был Лютор, - честно ответил Миньярд и всё же повернулся к Эндрю. – Наш дядя, Лютор Хэммик. Он брат Тильды и типа очень верующий. Хотя по мне, он обычный фанатик.

    Он флегматично пожал плечами и продолжил расставлять учебники по полкам. И только спустя одну книжку понял, что по-хорошему должен рассказать Эндрю об их общих родственниках немного больше.

    - У него есть сын Николас, но он любит, чтобы его звали «Ники». Сейчас он в Германии.

    Домашку бы надо сделать, да только как в такой ситуации сконцентрироваться? Аарон повернул стул и сел, сложив перед собой руки на спинку; снова окинул Эндрю быстрым взглядом. Нет, ну охренеть просто.

    - Завтра будет пиздец, а не день, - поделился Аарон своими мыслями вслух. – С тобой многие захотят познакомиться. Как минимум, на ближайшие недели две ты станешь главной темой для обсуждения.

    Познакомиться. Не только круг общения Аарона, но и придурки, которым, наверное, просто нечего делать, проявят к его близнецу интерес. Большой проблемой их Миньярд никогда не считал, но и драться особо не любил, а потому ненужные встречи старался избежать.

    Аарон положил на сложенные руки подбородок.
    - Мне сказали, ты побывал во многих семьях. Что в них не нравилось? Кормили плохо или доставали сильно?

    [icon]https://i.imgur.com/aAkMjBk.png[/icon][sign]You saved my life, now maybe it's my turn to save yours
    But I can never repay you,
    What you did for me is way more
    But I ain't givin' up  faith and you ain't givin' up on me
    Get up Andrew I'm dyin'
    I need you, come back for fuck's sake
    [/sign][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/viewtopic.php?id=1222#p108056">Аарон Миньярд, 16</a></div><div class=lztext>All I know is <a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=463">you</a> came to me when I was at my lowest. I don't think you realise what you mean to me. You picked me up, breathin' life in me, I owe my life to you.</div>[/lz]

    Подпись автора

    We’ve been spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise
    We keep spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise

    +3

    5

    Подтянув под себя одну ногу, Эндрю не сводил пристального взгляда с Аарона, который как мог пытался хоть чем-нибудь себя занять, лишь бы не стоять столбом. Открыл рюкзак, вывалил вещи, затем издевательски-медленно расставлял учебники на полке, параллельно что-то поясняя новоявленному брату, но стараясь не встречаться с ним взглядами. Эндрю в отличие от своего близнеца был показательно расслаблен, курил в окно, наблюдал за Аароном и поначалу больше слушал - говорить ему было нечего, да и не был он талантливым оратором.

    - Фанатик, который обладает на Тильду большим влиянием... - Эндрю невесело усмехнулся. Он не нужен был матери шестнадцать лет назад, она и сейчас была к нему совершенно равнодушна, пусть и пыталась держать лицо, открыто не высказывая своего недовольства происходящим. Неужто брат сумел на неё надавить, проповедями ли, давлением ли на совесть? Впрочем, нет, в совестливость Тильды Эндрю не верил, её вынудили признать второго сына и забрать его из колонии, заставили дать ему крышу над головой и заняться оформлением документов. И всё это вместе делало Лютера весьма колоритным персонажем. - Я бы с ними познакомился, с Хэммиками. Они живут неподалёку?

    Надо же, у него были кровные родственники, не только мать и брат-близнец, но и дядя, кузен... Таить на них всех обиду было нелепо и, говоря откровенно, уже поздно: Эндрю слишком недавно узнал о своей семье, и желание наладить контакт заглушил необходимостью держаться от Аарона как можно дальше. Не сработало, что ж, может, теперь стоило попробовать не убегать, а дать этим отношениям новый шанс.

    - Ничего, - Эндрю выдохнул дым из лёгких в форточку, - обычно желание пялиться у людей сохраняется ненадолго.

    Доу - нет, Миньярду! - уже много раз приходилось менять учебное учреждение, заходить в новый класс, терпеть на себе любопытные взгляды окружающих; он много раз появлялся в новом для себя здании, которое каждый раз обещало быть ему настоящим домом, и раз за разом разочаровывался, с годами переставая ожидать положительные перемены. Ему нравилось у Кэсс, в семье Спиров он был почти готов задержаться, но нелепая случайность лишила его этой возможности. Он мог иметь хотя бы мать, Кэсс отлично подходила на эту роль; теперь же у него есть настоящая мать, которой Эндрю точно был не нужен, и брат, который понятия не имел, как им взаимодействовать.

    Эндрю не интересовал интерьер дома, в который он попал путём нелепых забавных совпадений; ему было всё равно, какой вид открывался из окна, и какую кровать ему придётся занять в комнате; на будущую школу и любопытных одноклассников ему тоже было плевать. Потрясающе равнодушный ко многим вещам, присматривался он только к Аарону, своей точной копии, впрочем, только внешне.

    Аарон думал, что пиздец настанет завтра? О нет, он уже наступил.
    - Кормили. Иногда доставали, - Эндрю пожал плечами, не высказывая никаких особенных эмоций. Незачем Аарону знать, что представляла собой жизнь сироты, которого время от времени забирали из детского дома, чтобы через некоторое время вернуть обратно. Эндрю, по крайней мере, собирался до победного делать вид, что ничего особенного с ним не происходило, просто мало кому нравилось иметь дело с подростком, трудным, несговорчивым, уже слишком взрослым, чтобы его можно было легко перевоспитать под себя. - Почему ты зовёшь её по имени? Тильду?

    Обычно дети называли родителей "мама" и "папа", Эндрю видел достаточно много примеров в своей жизни, чтобы быть по данному вопросу почти экспертом. Но Аарон называл женщину по имени, и этим довольно сильно отличался от типичного домашнего ребёнка из относительно благополучной семьи. Эндрю эта деталь заставляла напрячься, присматриваться, выискивать подводные камни в этом с виду мало чем примечательном доме; очевидно, что можно было напрямую спросить у брата, но насколько можно было рассчитывать на его откровенность? Близнецы были чужими друг другу людьми, сегодня была их вторая встреча, но на первой они едва ли обменялись хоть парой фраз. Аарон пытался сделать шаг навстречу, Эндрю в тот момент такого сближения позволить не мог; объясниться Доу (Миньярд!) не хотел и не мог, и даже это негативно сказывалось на формировании взаимоотношений.

    - Забавно, - Эндрю сделал последнюю затяжку и щелчком отправил окурок в окно, - она даже не побоялась так сразу селить тебя с человеком, который только что вышел из колонии. Очень дальновидно с её стороны. Или очень заботливо?

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/463/776057.png[/icon][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Эндрю Миньярд, 16</a></div><div class=lztext></div>[/lz]

    Отредактировано Andrew Minyard (2022-05-18 22:33:39)

    +3

    6

    А ведь они одного роста – это Аарон подметил сразу же, когда они, поднимаясь на второй этаж, поравнялись. Надо же. До встречи с близнецом Аарон был уверен, что своей комплекции был обязан недостатку в питании, а оказывается, это не Тильда была виновата, а общий набор генов.

    Эндрю в остальных членах своей семьи, кажется, выглядел заинтересованным, хоть Аарон снова не мог быть уверен, хорошо это или плохо. Воображение подростка упрямо разглядывало в этом парне какую-то затаившуюся угрозу, выжидающую подходящего момента для прыжка. Но кто станет её целью – он, Тильда, Хэммики или одноклассники, покажет время.

    - В получасе езды. – Ответил Аарон и добавил прежде, чем успел хорошенько всё обдумать: - Если хочешь, можем сходить к ним завтра после школы.

    От Лютора он не то, чтобы был в особом восторге, как и от его сына. Но Эндрю рано или поздно всё равно придётся с этой семьёй познакомиться, поэтому ничего страшного, если это произойдёт завтра. Чем откладывать встречу на потом, лучше разобраться со всем сразу. Пусть Эндрю своё мнение об их семье составит сам.

    А вот к завтрашнему учебному дню Эндрю, наоборот, оказался менее заинтересован. Причина ли в том, что это далеко не первая школа, которую ему пришлось сменить? И, судя по всему, думает, что не последняя. Аарон задумчиво поджал губы. Этот человек по-прежнему оставался для него большой загадкой, только вопреки всему, что Миньярд успел себе перед этой встречей внушить, желание узнать про него больше становилось всё сильней и сильней. Если бы судьба распорядилась иначе, и Тильда выбрала Эндрю, а не его, как бы сложилась жизнь Аарона? Стал бы он также переезжать с одной семью в другую, или сумел бы с кем-нибудь ужиться? Пытался бы избежать встречи с близнецом, или сам начал искать с ним встречи? Аарон не знал. Потому что не знал, какой была жизнь Эндрю.

    И сам Эндрю, похоже, не стремился его просвещать.

    Получив на свой вопрос достаточно ёмкий и в то же время расплывчатый ответ, Аарон растерялся ещё больше, когда Эндрю задал встречный вопрос. Тильда. С чужими людьми называть эту женщину по имени стало привычкой – так Аарон подчёркивал своё холодное к ней отношение и предупреждал других не лезть. Те, с кем Миньярд привык общаться, давно знали, что в семье у него не всё в порядке. Да какой там, круг общения Аарона поголовно состоял из детей, выползших из неблагоприятных семей. Аарон был не первым, кто называл свою мать по имени, а всего лишь перехватил эту привычку у кого-то другого. Но Эндрю этого, конечно же, не знал.

    Да и какая теперь разница? Всё равно он всё разузнает сам: и про Хэммиков, и про алкоголизм Тильды, и до увлечения Аарона наверняка доберётся. Если раньше не захочет перейти в другую семью – тут Миньярд его останавливать не станет.

    - Она же меня по имени зовёт, – невесело усмехнулся он и пожал плечами, опуская взгляд на свои руки. – Мы с ней просто... не особо близки.

    Не особо близки, а предплечье и скула по-прежнему болели, если надавить пальцем. А если Тильда начнёт распускать руки и с Эндрю? Аарон поднял на него взгляд, но тут же отбросил эту мысль. Нет. На Эндрю она руку не поднимает – побоится.

    Но менее щекотливым этот разговор не стал, и Миньярд сам не заметил, как начал теребить кутикулы на пальцах. Что он от него добивается, правды или пытается запугать? Всё сразу? Аарон поджал губы, вдруг ощутив потребность запереться в ванной, ведь там, в зеркальном шкафчике над раковиной в оранжевом пузырьке стояло то, что могло его спасти от чрезмерной проницательности близнеца. Эндрю, конечно, имел полное право знать всё, только Аарон не был уверен, что готов выложить ему карты первым же днём.

    - Очень похерестично. – Коротко ответил он и поднялся.
    Всё, хватит. Пусть Эндрю расценивает его реакцию, как хочет, но он устал. Миньярд готов был ему поведать о чём угодно, но говорить про мать на трезвую голову не собирался. Слишком всё было сложно, чтобы описать двумя-тремя предложениями.

    - Карманных от неё не жди, поэтому первое время можешь брать мою одежду и учебники, - слишком резкая смена темы. – Потом я что-нибудь придумаю.

    «Что-нибудь» - это аккуратно стащить рецепт Тильды, забрать таблетки, а потом продать их уже проверенному парню из школы. Далеко не самый честный и надёжный заработок, но таким способом Аарон неплохо проживал уже целых несколько лет.

    - В ванную пойдешь первым?

    [icon]https://i.imgur.com/aAkMjBk.png[/icon][sign]Hey brother! Do you still believe in one another?
    Oh, if the sky comes falling down, for you,
    There's nothing in this world I wouldn't do
    [/sign][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/viewtopic.php?id=1222#p108056">Аарон Миньярд, 16</a></div><div class=lztext>Где ярче <a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=463">свет</a> — там тени гуще.</div>[/lz]

    Отредактировано Aaron Minyard (2022-06-27 21:17:33)

    Подпись автора

    We’ve been spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise
    We keep spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise

    +2

    7

    Не только Эндрю не торопился с порога говорить о самом сокровенном с братом, о существовании которого годом ранее не знал абсолютно ничего. Аарону определённо не нравилось обсуждать Тильду, его нервозность была очевидной, и он даже не прилагал особенных усилий, чтобы хоть попробовать её скрыть. Начал кусать губы, ковырять пальцы, взгляд приобрёл особенную тревожность, и Эндрю едва заметно напрягся, проводя ладонью по повязке на правом запястье. Тюремный врач видела отметины на руках заключённого, но не выдала заключения о том, что этот парень мог представлять опасность для себя, он не получил направления на любого рода терапию, и в его карте отдельной строчкой ни одного полноценного диагноза не числилось. Говорили ли социальные работники с Тильдой и Хэммиками, предупреждали ли их о том, что в какой-то период своей жизни Эндрю оставлял на запястьях отметины, болезненные напоминания о прошлых попытках вернуть себе контроль над своим телом? "Мать" ничего об этом не говорила, а с "фанатиками"-родственниками они встретятся завтра, там всё и прояснится. Эндрю в любом случае не намерен рассказывать о Спирах, не станет делиться подробностями взаимоотношений с Дрейком, ему не было нужно, чтобы о нём думали, как о жертве, он не сумел бы терпеть чужой показательной жалости, и скорее кого-нибудь ударил бы, чем позволил помочь. Ему не нужны были ни поддержка, ни терапия, он просто хотел отдельные проблемы оставить при себе - и хорошо, что плотные тёмные повязки позволяли ему это сделать.

    - Да, пойду, - у Эндрю была кое-какая одежда, и пусть скудный запас вещей поместился в один рюкзак, пока не было необходимости забирать что-то у новообретённого брата. Брезгливости по отношению к Аарону он не испытывал, да и откуда бы у него могло сформироваться чёткое понятие собственности? Дети из приютов всё считали общим, менялись, а если вдруг кому-то случалось принять их в семью, не брезговали любыми вещами, кому бы они не принадлежали.

    Эндрю спрыгнул с подоконника, взял из рюкзака всё, что ему было нужно, и развернулся к брату.
    - Куда идти?

    Абсолютно обычная небольшая ванная не пестрела баночками и уходовыми средствами, как это было типично в прошлых домах, где случалось останавливаться Эндрю. Здесь, скорее, было пусто; Эндрю запер замок, молча посмотрел на себя в мутное зеркало, а затем открыл первый шкафчик. "Интересно", - запасные зубные щётки его внимания не привлекли, а вот небольшая рыжая баночка тут же бросилась в глаза, заставляя сфокусироваться только на ней. Эндрю протянул руку, прочитал название на этикетке: у него всегда была хорошая память, и с таким названием ранее он уже сталкивался, от чего тут же в голове всплыли мысли о назначении препарата и его побочных действиях. На баночке было выбито имя Тильды, и Эндрю не стал присваивать себе чужие лекарства, убрал флакон обратно в шкаф, закрыл более не интересующий его шкафчик, а потом уже принялся умываться, впервые за долгое время принимая душ не в общественной душевой в тюрьме.

    После него в ванную быстрым шагом зашёл Аарон, оставляя брата в одиночестве. Эндрю не возражал, более того, был рад возможности осмотреть новое место без преследующих его идентичных собственным карих глаз: второй Миньярд говорил, что это завтра в школе на Эндрю будут пялиться, но на деле уже сегодня близнец не мог избавиться от ощущения постоянного к себе внимания. Аарон следил за ним, присматривался, в чужих чертах видя свои собственные, и пусть реакция была объяснима, она всё же немного раздражала. Эндрю не любил, когда на него пялились, но сегодня был готов сделать единственное исключение.

    Оставшись в одиночестве, он решил осмотреться, и первым делом направился к чужому столу, разглядывал вещи на полках, беспорядочно открывал шкафы, бросая беглый взгляд на аккуратно расставленные книги и какую-то мелочь. Затем посмотрел вглубь стола, но и в нижних шкафчиках не нашёл ничего интересного; бросив взгляд на запертую изнутри дверь ванной, за которой отчётливо слышался шум воды, Эндрю подошёл к составленной Аароном сумке, и заглянул уже в личные вещи брата.

    Когда второй близнец вернулся в комнату, проведя в душе невероятное количество времени, Эндрю вновь сидел на подоконнике, сжимая в руке идентичную найденной ранее баночку.
    - Сам на этом дерьме сидишь или торгуешь? - он спрыгнул со своего места, в несколько шагов оказался рядом с Аароном, и установился в расширенные зрачки брата. - Значит, для себя. А это?.. - Эндрю поймал близнеца за подбородок, поворачивая его лицо к свету. Не ошибся, на светлой коже были отчётливо видны синяки, следы совсем недавних побоев. Аарон что, ещё и краситься умел, чтобы скрывать отметины от чужих ударов? - И от кого ты хотел это скрыть? От Тильды? Или от меня?

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/463/776057.png[/icon][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Эндрю Миньярд, 16</a></div><div class=lztext></div>[/lz]

    +3

    8

    - Следующая дверь справа.

    И всё. На какие-то ближайшие десять минут Аарон вновь остался совершенно один, словно и не было здесь никакого потерянного брата-близнеца, и только витающий в воздухе тяжелый запах табака подтверждал, что случившееся сегодня – не иллюзия и не сон, что Эндрю реален, и теперь... что будет теперь?
    Аарон молча подошёл к подоконнику, на котором совсем недавно устроился брат, и подцепил двумя пальцами оставленный им окурок – ещё тёплый. Сколько раз он представлял их совместную жизнь? Прокручивая в голове вариант за вариантом, Аарон пришёл к тому, что вовсе не надеется от Эндрю проявления эмпатии, понимания или той особенной связи, которая обычно есть у близнецов. Всё перечисленное – сказки и фантастика, всё происходящее – безнадёжная реальность. Аарон впускал в свою зону комфорта незнакомца, пусть и идентично на него похожего, и ему это больше не нравилось, чем нравилось. И Эндрю абсолютно прав: он только что из колонии, а попадают туда вовсе не за красивые глаза. Но если Аарон спросит, что он такого натворил, Эндрю ему ответит? Судя по недавнему разговору – вряд ли.

    Под доносящийся с ванной комнаты шум воды, он подошёл к своему столу [теперь уже - общему], подхватил стоявший на углу металлический стаканчик и вывалил на столешницу [общие] карандаши и ручки. Окурок в стаканчик, стаканчик – на подоконник. Если Эндрю собирался курить здесь, Аарон не хотел, чтобы он устраивал беспорядок.

    Дождаться возвращения близнеца стоило многого, а потому Аарон чуть не выдал себя, залетев в ванную быстрым шагом. Проведя по запотевшему зеркалу ладонью, он уставился в своё отражение немигающим взглядом. Снова один. Сколько теперь ему будут выпадать таких возможностей? Аарон не ждал, что в школе Эндрю повсюду будет за ним таскаться, но в доме им предстоит делить одну комнату. Как быстро он привыкнет к чужому присутствию?
    Едва ли не дрожащими руками он полез за пузырьком медикаментов. Тильда уже давно спала – ему не нужно было спускаться проверять, чтобы быть в этом уверенным, а значит ванная комната ей не понадобится вплоть до завтрашнего дня. Таблетку он даже не запивал, а проглотил так, морщась от тут же распространившейся горечи. Очень хотелось по крайней мере сегодня остаться при трезвой голове, но Эндрю... чёрт, рядом с ним оказалось сложнее, чем Аарон себе представлял. Заговорил за Тильду. Подловил, что Аарон называет её по имени, начал что-то подозревать. Любопытство к новообретенным родственникам – это нормально, но... но.

    - Блять...
    Очевидно, что Аарон не справлялся.

    Действие препарата началось уже под струями тёплой воды. С едва ли не ликующим наслаждением Миньярд ловил эти перемены: как вода вперемешку с пеной от шампуня начала вырисовывать на кафеле причудливые узоры, как мелкие капли на стенах душевой медленно ползли вниз, иногда собираясь в капли более крупные по размеру, и как успокаивался он сам. В ванной он задержался нарочно, рассчитывая, что Эндрю уже уснул – так же ведь обычно и бывает, когда проделываешь долгий путь от чего-то до чему-то? Устаёшь. В случае Эндрю – и физически, и морально. Но когда Аарон, укутавшись в тёплый халат цвета морского дна и иссечённого белыми полосами вдоль и поперек, как решётка на окнах психиатрических больниц, и даже не позаботившись о том, чтобы нормально протереть мокрую голову, вернулся обратно в комнату, то к собственному удивлению понял, что ошибся.

    Дверцы шкафчиков были раскрыты нараспашку, раскрывая всё своё уродливо перемешанное содержимое, потому что зачастую Аарону было впадлу складывать или сортировать вещи так, как обычно бывает у нормальных людей: по сезонам, виду или хотя бы цвету; потому что если надо было, он бы тут же схватил и тут же погладил, а теперь какая-то чёрная футболка с ярким красным принтом вывалилась на пол и одиноко валялась, и присмотревшись к ней, Аарон вдруг понял, что это не его футболка вовсе, а Алекса или Роя – в чьей конкретно одежде он уходил с очередной пятничной подростковой тусовки, он уже и не помнил, но точно знал, что вещь не его.

    А Эндрю снова сидел на подоконнике, кажется чем-то недовольный, а может это свет от лампы на него так неудачно лёг, но, как бы то ни было, он хотя бы не курил, и Аарону не приходилось терпеть этот тяжёлый, едкий запах и...

    Сначала плавающее, окрылённое от эйфории сознание удалось сконцентрировать на оранжевом пузырьке в чужих руках, и только потом на его словах. В следующую секунду Эндрю с подоконника куда-то исчез и очутился совсем рядом, закрывая собой и окно, и проникающий с улиц свет ночи: фонарей, других соседних домов, жильцы которых ещё бодрствовали, и неба. Аарон рассеяно моргнул, только с третьего захода понимая, почему шкафчики открыты, чужая футболка валялась бесформенной массой, а очень знакомый пузырёк таблеток оказался в руках Эндрю.
    Эндрю шарился. В его вещах.
    В его сумке.

    - Ты!..

    Он дёрнул головой, высвобождаясь от чужой хватки, и отступил назад. Подавленное химией сознание сигнализировало об опасности, однако всякая тревога или страх были ловко выловлены и ласково размазаны по стеклу, ограждающего его, Аарона, от другого «себя» - того, что остался в ванной и ошибочно посчитал, что проще будет пережить вечер с помощью таблеток мамаши. Этот Аарон злиться и даже думать не хотел, лишь с каким-то новым для себя интересом разглядывая человека напротив и с удивлением отмечая, что глаза у Эндрю цвета топлённого шоколада, а ресницы густые, длинные и светлые, хотя именно из-за цвета разглядеть их было трудно, и первоначально казались они тонкими и ломкими; а значит и у Аарона такие же – просто фотографироваться он не любил и в зеркало на себя смотреть подолгу привычки не имел, а значит возможности посмотреть на себя со стороны у него особо и не было никогда, а теперь есть, вот он, Эндрю, что он там сказал?

    - Какая разница? Тебя это не касается, – сказал он. – Отдай.

    Попытка забрать пузырек обратно предсказуемо успехом не увенчалась – в сравнении с Эндрю собственные движения казались вялыми и слишком медленными. Ну вот и какого хрена? Только приехал, а уже достаёт его. Аарон недовольно нахмурился, стиснул губы и поднял взгляд, цепляясь за две точки топлённого шоколада напротив. Что теперь, думает охренеть какой умный? Ну так пусть теперь не удивляется.

    - Сам-то о себе и два слова сказать не хочешь. – Продолжил Аарон и кивнул на его руки. – Умным и наблюдательным я тоже могу быть. Повязки эти для красоты носишь или тоже есть, что скрывать?

    [icon]https://i.imgur.com/aAkMjBk.png[/icon][sign]Hey brother! Do you still believe in one another?
    Oh, if the sky comes falling down, for you,
    There's nothing in this world I wouldn't do
    [/sign][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/viewtopic.php?id=1222#p108056">Аарон Миньярд, 16</a></div><div class=lztext>Где ярче <a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=463">свет</a>  — там тени гуще.</div>[/lz]

    Отредактировано Aaron Minyard (2022-06-27 21:17:14)

    Подпись автора

    We’ve been spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise
    We keep spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise

    +3

    9

    Неловкие замахи и нелепые слова Аарона для Эндрю сюрпризом не стали: сам он никогда тяжёлых наркотиков не употреблял, но в своей жизни знал достаточно людей, что имели отношение к этому нелегальному бизнесу, в колонии многие подростки сидели за невовремя оставленные закладки или хранение небольшого количество запрещённых веществ. Эндрю знал, во что зачастую превращались наркоманы, знал, каким небольшим на практике оказывался шаг от травки до тяжёлых опиоидов, и был готов расхохотаться от своих наивных ожиданий от Миньярдов. Он что, правда надеялся на что-то иное? Эндрю излишним оптимизмом не отличался, не было у него ни единой к тому предпосылки, и всё же сейчас он ловил себя на мысли, что действительно ждал от этого дома чего-то особенного. Не показательного равнодушия, отстранённости и агрессии, не наркотической и алкогольной зависимости "родственников"; что ж, первая волна неоправданных надежд уже схлынула, а значит Эндрю пора было окончательно возвращаться в свою броню, с которой он сжился за прошедшие годы, проведённые в системе, череде приёмных семей и за решёткой. Миньярды были ничем не лучше - интересно одно, а когда Аарон впервые предлагал встретиться, он уже был торчком? Впрочем, не настолько этот ответ был важен, чтобы задавать его обдолбанному брату. Эндрю усмехнулся, легко отдёрнул руку, не давая близнецу достать до банки с препаратами, и всё это время не сводил изучающего взгляда с лица напротив. Вот они, его новые реалии, "добро пожаловать домой".

    С таким Аароном разговаривать бесполезно, всё, чего мог бы добиться Эндрю, это драки, на которую настроен не был. Он вышел из тюрьмы не ради того, чтобы избить брата, который объективно никакого сопротивления оказать бы не смог. Аарон не то чтобы выглядел слабаком и хлюпиком, но затуманенный наркотиками разум лишал его в том числе контроля над координацией движения. В таком состоянии Миньярд своему новообретённому брату противником не был.

    - Конечно, касается. Я же теперь буду здесь жить, уже забыл?

    Эндрю откровенно издевался, высмеивая нелепые попытки Аарона отстоять своё право на продолжение той жизни, которую он вёл до того, как узнал о существовании у себя близнеца. Теперь для них обоих всё изменится, и они оба на это согласились, руководствуясь при принятии решения какими-то своими целями и интересами. Впрочем, по лицу Аарона становилось почти очевидно, что его никто не спрашивал, Тильда под давлением Лютера согласилась забрать давно брошенного сына к себе домой, и не поинтересовалась мнением ребёнка, которого когда-то предпочла не отдавать в приют. Миньярд с этим смирился, но восторга от такого поступка не испытывал - не то чтобы Эндрю на это сколько-нибудь рассчитывал. Близнецы или нет, они были друг для друга чужими людьми, одинаковыми внешне и совершенно разными внутри, и каждая новая проведённая рядом минута это только подтверждала.

    - Ага, - не было ни единой возможности, что постороннему человеку Эндрю рассказал бы о том, что скрывали его повязки. Эта история неизбежно потянула бы за собой следующую, раскрывающую причину появления шрамов на запястьях, ничего общего с попыткой суицида не имеющую, а дальше... Нет, в Аароне Эндрю не видел человека, которому хотел бы и мог открываться. Он не был приучен говорить о своих проблемах с посторонними, и, наверное, эта часть личной о нём информации так навсегда в его душе похороненной и останется, являясь якорем между ним настоящим и тем испуганным мальчиком из прошлого. - В тюрьме все уделяют внимание моде и красоте, не знал?

    Эндрю усмехнулся, оттолкнулся от подоконника, на который до этого момента опирался спиной, и, задев плечом Аарона, прошёл к своей кровати, давая понять, что диалог закончен. Вот и познакомились, вот и воссоединилась, но никто себя не обманывал, они по-прежнему были посторонними, просто вынужденными делить одну комнату на двоих. Соседи, а не братья, мифическая связь близнецов никак себя не проявляла, отражаясь в памяти не более чем насмешкой.

    Эндрю привычно уснул спиной к стене, долго вслушиваясь в сопение Аарона, привыкая к новому для себя звуку. У него не было привычки проводить время в одиночестве, возможность побыть одному всегда расценивалась как роскошь: в детдоме его окружали такие же брошенные дети, в приёмных семьях рядом постоянно находились то родители, то сводные братья, то социальные работники, в колонии и вовсе не было понятия личного пространства. Эндрю к этому привык, ровно как и к постоянному шуму вокруг себя; неудивительно, что утреннего будильника он не услышал, а резко проснулся от чьего-то прикосновения. Спросонья сориентироваться он не успел, и среагировал ровно так, как и всегда: распахнул глаза и ударил, не разбираясь, кого бил и куда попал. Только проморгавшись и услышав первый стон боли, Эндрю вспомнил, где находился, и догадался, кто его разбудил.

    - Живой? - Аарон мог ему не нравиться, превращать такие побои в традицию Эндрю не хотел. С другой стороны, он всё равно со своими рефлексами ничего сделать не мог, в его силах было лишь предупредить брата об опрометчивости его поступка, - никогда так больше не делай. Не трогай меня, когда я сплю.

    Эндрю потёр глаза ладонями глаза, привычным движением поправил повязки на запястьях, а затем снова посмотрел на Аарона.

    - Что, сегодня краситься не будешь?

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/463/776057.png[/icon][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Эндрю Миньярд, 16</a></div><div class=lztext></div>[/lz]

    +3

    10

    [icon]https://i.imgur.com/aAkMjBk.png[/icon][sign]Hey brother! Do you still believe in one another?
    Oh, if the sky comes falling down, for you,
    There's nothing in this world I wouldn't do
    [/sign][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/viewtopic.php?id=1222#p108056">Аарон Миньярд, 16</a></div><div class=lztext>Где ярче <a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=463">свет</a>  — там тени гуще.</div>[/lz]

    Злость неожиданно ужалила уколом обиды. То есть, как это получается: Эндрю копошиться в его вещах можно, но сам о себе ничего сказать не хочет? Хорош, братец. Аарон сощурил глаза, всем своим видом демонстрируя недовольство. Выходить из этого словесного боя дураком не хотелось, и чтобы ответить близнецу достаточно остроумно, Аарон воспользовался всей накопленной в средней школе мудростью и бросил напоследок глубокомысленное и колкое:

    - Придурок.
    Вот и всё. Вот и поговорили.

    Аарон не помнил, как заснул. Более того, химия удобно стёрла воспоминания о том, как он добрался до своей кровати и с демонстративно-обиженным молчанием сначала переоделся, а после залез под одеяло и отвернулся лицом к стене. Седативное избавило его от необходимости привыкать к присутствию постороннего в комнате, даже если рядом с этим человеком Миньярд предпочёл бы держать ухо в остро. Нет: благодаря таблеткам он спал, как младенец. Однако раздавшийся прямо над ухом трезвон будильника он игнорировать не мог, и уже по выработанной годами привычке Аарон заставил себя сначала сесть, а после проснуться окончательно.

    Заспанно протирая глаза, он с трудом восстановил события прошлого вечера и разочарованно выдохнул, увидев, что Эндрю действительно настоящий, что вот он здесь, лежит в своей новой кровати у противоположной стены и в ус не дует. Появилась заманчивая, мстительная мысль его бросить. Будильник звенел пусть и не долго, но достаточно громко, а значит Эндрю сам виноват, что не проснулся тогда, когда была возможность. А значит, пусть со своим первым школьным днём разбирается сам.

    Только пусть сначала вернет то, что ему не принадлежит.

    Аарон отчетливо помнил, что Эндрю стащил его заначку и припрятал где-то у себя. К сожалению, на этом моменте воспоминания обрывались, но раз новообретенный братец не вернул украденное вчера, глупо было полагать, что он сделает это по доброй воле сегодня. Миньярд осторожно приподнялся с кровати, вытягиваясь в полный рост и стараясь со своего места как можно лучше разглядеть спящего человека. Пузырек медикаментов немного вылезал из кармана его штанов, и, если осторожно потянуть за конец, можно с легкостью вернуть его себе. Да, верно, так он и поступит. Подумаешь, легкотня. Как будто он проделывал нечто подобное впервые.

    Однако, удобно ухватившись двумя пальцами за пузырек, но не успев его даже потянуть на себя, что-то с силой влетело Аарону под дых, отчего он сначала почувствовал, как воздух мгновенно покинул легкие, и только потом – боль. В следующую секунду подросток обнаружил себя сидящем на полу, бездумно, как рыба, хватающим ртом воздух. Шок от произошедшего отступил, пропуская в мозг осознание того, что это был Эндрю. Эндрю его ударил, когда Аарон попытался вернуть украденные таблетки. Какого хрена, спрашивается? Этот псих притворялся, что спит?..
    Сердце учащенно забилось от короткого всплеска адреналина. Осоловело моргая, подросток восстанавливал способность дышать и осознавать мир, в конце концов вперившись в близнеца широкими глазами.

    - Да пошёл ты, - прошипел Миньярд.
    Да, этот день определённо не задался с самого утра.

    Даже не скрывая своего раздражения, Аарон скрылся в ванной комнате первый, напоследок не забыв, разумеется, хлопнуть дверью. Быстро разобравшись с утренними делами, он вернулся в комнату и всё с тем же показушным молчанием стал собираться. Завтракать дома у него уже давно в привычках не водилось, а значит, если Эндрю хотел успеть выйти с ним, ему следовало поторопиться. А иначе пусть школу и нужный класс ищет сам.

    Беспорядочно закидывая учебники в сумку, Аарон испытывал лёгкое разочарование по поводу того, что предпочел вчера сделать не домашнее задание, а потратить время впустую. С другой стороны, так бы он не узнал Эндрю с этой его противной, неприятной стороны. И с ещё одной другой стороны – у Аарона имелось куча времени перед началом занятий, а для выполнения домашнего задания ему никогда много и не требовалось.
    Но уже у входной двери, на цыпочках миновав гостиную, где на диванах расположилась усыпленная вином и таблетками мать, весь бывалый запал заметно поубавился. Да какого чёрта? Ведёт себя, как обиженная баба. Эндрю, конечно, оказался тем ещё говнюком, но Аарону вовсе не обязательно опускаться до его уровня. Да и, к тому же, сегодня вроде как его первый день в школе. Будет отстойно, если ошибки Эндрю естественным образом перейдут на его ближайшего кровного родственника.

    С такими вот достаточно благородными рассуждениями подросток покинул дом и остался ждать близнеца на крыльце, пиная ногой мелкие камушки и планируя свой день. Вот сейчас он зарулит по пути в любимый магазин, где возьмёт себе что-нибудь перекусить на утро, а потом осядет в школьном дворе и сделает домашку. Приходить в такую рань было не запрещено, но учебные кабинеты открывались только к девяти часам. Аарон думал о том, чтобы договориться с охранником, но этот старый хрен его и слушать не стал.
    Но чем дольше Аарон ждал, тем глупее ему казалась эта идея. Да блин, чем там занимается этот Эндрю? Уж не подумал он пропустить свой первый учебный день? Струсил, что ли? Но не успела эта мысль прочно закрепиться, как дверь за спиной, наконец, открылась, являя на пороге его близнеца. Аарон смерил его недовольным, осуждающим взглядом и поднялся на ноги.

    - Собираешься дольше девчонки. – Не мог не прокомментировать он.

    Нужды дожидаться школьного автобуса не было, потому что школа располагалась недалеко. Как Аарон и планировал, пусть и выбившись из графика, он зашёл в продуктовый магазин, где знакомая продавщица явно не ожидала увидеть двух идентично похожих друг на друга Миньярдов. Пробивая сэндвич, банку энергетика и шоколадный батончик, она с энтузиазмом расспрашивала о его брате, и Аарон вяло отвечал, всем своим видом показывая, что этот разговор и чрезмерно заинтересованный чужой взгляд ему неприятен.

    В школе было ещё хуже. Опоздав, пришлось зайти прямо в класс, миновав школьный двор, и там от чужого внимания уже не удалось скрыться.
    - Охренеть. И правда: близнецы.
    - Блин, Аарон, это опупеть какая история выходит! Как, говоришь, тебя зовут? Эндрю?
    - Эй, Эндрю, в социальных сетях сидишь?
    - Та-ак, ребята, у меня, кажется, уже в глазах двоится...
    И так далее, и тому прочее. О том, чтобы уединиться со своим невыполненным домашним заданием, и речи уже быть не могло, а потому Аарон мог только угрюмо доедать свой завтрак.

    - Миньярды, значит, да? Это определенно надо отпраздновать. Аарон? Есть планы на сегодня?

    Это был Митчелл Клайд, и услышав его, игнорировавший все ранее прилетающие вопросы, подросток тут же отвлекся от своего шоколадного батончика и послушно поднял голову. Школьный приятель широко улыбался, спрятав руки в карманах джинс, но Аарону эта улыбка была прекрасно знакома.
    Он задумчиво поджал губы. Когда Митчелл Клайд так говорил, значит он звал их всех к себе домой на тусовку. Аарон помнил, что вчера обещал Эндрю после школы познакомить его с Хэммиками. И помнил, как тем же вчера тот же самый Эндрю обломал его с таблетками.
    Но ведь свою родню он имеет право знать?..

    Аарон бросил взгляд на Эндрю. Не то, чтобы он ждал от него какой-то поддержки в этом вопросе, просто хотелось знать, о чём он думает. Но выражение лица близнеца так и осталось для Аарона загадкой.

    - Не, в другой раз. - В итоге, ответил Миньярд. – У нас были планы. Вроде как.

    Улыбка Митчелла дрогнула. Аарон знал, что отказы этот отбитый на всю голову придурок не любил, но не мог ему объяснить, что Эндрю их тусовочных приколов не поймёт. Но продолжить разговор не дал школьный звонок, и возвращаясь на место, Митчелл сказал:
    - Ну, ты ещё подумай. Может, в твоих планах что-то успеет поменяться.

    И то, с каким тоном он это сказал, Аарону совершенно не понравилось.

    Отредактировано Aaron Minyard (2022-06-27 21:17:01)

    Подпись автора

    We’ve been spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise
    We keep spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise

    +3

    11

    Эндрю побывал во многих домах, видел много разных семей, и уже с первого взгляда мог составить своё мнение о новом для себя окружении. Аарон его тихо ненавидел. Тильда не проявляла ко второму сыну никакого интереса - справедливости ради стоило отметить, что и с первым она особенно не контактировала, больше интересуясь бутылкой в руках, чем какими-то детьми. Возможно, женщина не жалела, что когда-то забрала Аарона из детского дома, оставляя при себе напоминание о бурном романе, но ещё один ребёнок ей явно нужен не был. Кем же был этот Лютер Хэммик, что убедил Тильду добиться воссоединения семьи? Эндрю не любил фанатиков, не избегал, но и смотрел только насмешливо, как за диковинными зверушками, что порой творили херню; кажется, опыт знакомства с этой странной семейко будет... забавным.

    Новоявленный Миньярд не был уверен, что останется в этом доме надолго. Он хотел присмотреться, познакомиться с кровными родственниками, о которых узнал всего несколько недель назад, но ни к кому привязываться не собирался, даже к близнецу, с которым никаких особенных отношений с порога не возникло. Они были и останутся друг для друга чужими людьми, шестнадцать прошедших раздельно лет не вернуть, да и толку в этом не было. Миньярды уже нашли себя в выпивке и таблетках, а Эндрю и сам был слишком задолбан жизнью, чтобы пытаться сильно вмешиваться в привычный кому-то, пусть даже и пагубный вариант течения будней.

    Хотя... а было ли ему на самом деле на всё плевать? Таблетки он Аарону так и не вернул, держал при себе в кармане, но отдавать не собирался. Казалось бы, хочет человек удолбаться в хлам и помереть от передоза, так пусть делает, пусть ест колёса, пусть позволяет своей зависимости пустить корни в и без того истощённый организм. Но нет, Эндрю закрывался, ничего о себе не рассказывал, но и дурью заниматься не позволял. Знать бы, в чём крылась причина.

    И всё же привыкать к этому дому не стоило. Тильде разрешили забрать Эндрю, но она находилась, что называется, на испытательном сроке, что означало жизнь под контролем социальных служб. Женщине пошли навстречу, поскольку она была биологической матерью Эндрю, но других поблажек ей не дадут: если ребёнок пожелает вернуться в систему, никто его к матери не привяжет. Новоявленный Миньярд на самм деле думал, что было не поздно позвонить Кэс, договорить с ней об усыновлении. Спир была тем человеком, кто навещал Эндрю даже в колонии, и последними е словами было уверенным тоном данное обещание. Нужно было всего лишь один раз сказать "да", и в документах значилась бы совсем другая фамилия, и дорога в будущее открылась бы совсем иная. За многообещающей картинкой крылся один жирный минус, Эндрю ни на секунду не забывал о Дрейке с его властными лапами, но, возможно, стоило это перетерпеть, чтобы получить историю, максимально приближенную к нормальному подобию жизни внутри семьи.

    Окончательное для себя решение он примет чуть позже, а пока он взял рюкзак, с которым и приехал к Миньярдам, закинул его на плечо и, не имея из вещей ничего, что относилось бы к учёбе, неторопливо направился в сторону двери. Вышел он не сразу, какое-то время Эндрю стоял в проходе и ничего не выражающим взглядом смотря на спящую явно пьяную Тильду. Потом глянул назад, в комнату, которую теперь занимал с братом, и мысленно вернулся к вопросу, что волновал его с прошлого вечера: кто наставил Аарону синяков и от кого он на самом деле их прятал под толстым слоем косметики? Эндрю качнул головой, прошёл через всю комнату, нисколько не заботясь о чужом сне, налил в стакан воды, залпом его опрокинул, и только потом вышел на крыльцо, где его уже ждал скучающий Аарон. "Надо же, подождал", - Миньярд был уже уверен, что до школы ему придётся добираться самостоятельно, и не то чтобы эта перспектива его сколько-нибудь пугала. Он не знал города, но в принципе не думал, что не сумел бы сориентироваться, ребёнок современности, он умел пользоваться навигатором, и точно бы не заблудился. Но даже если бы ноги привели его не к пункту назначения, большой беды в этом бы не было - чтобы изучить город, по нему надо пройтись, и Эндрю собирался этим заняться в самое ближайшее время.

    Но сначала предстояло пережить полный любопытных взглядов день. В школе на них все пялились, всматривались в лица близнецов, пытались найти отличия - в общем, подростки вели себя как дегенераты, о чём Эндрю никому сообщать не собирался, но и в разговоры не встревал, игнорируя абсолютно все вопросы. Он сюда пришёл не за друзьями-товарищами, он, возможно, в этом городе только временный гость, и часики тикали, отмеряя время до его возвращения в родной штат.

    - У нас планы? - уже в конце учебного дня спросил Эндрю, лениво потягиваясь на солнце. - О, так ты пожертвуешь вечеринкой ради визита к Хэммикам, которые тебе... не нравятся?

    Почему-то у Эндрю сложилось именно такое впечатление. С другой стороны, по Аарону не так уж просто было что-то понять, его лицо обычно выражало мало эмоций - хоть в чём-то близнецы были действительно похожи, кроме внешности.

    - Или ты отказался, потому что барыжишь на таких вечеринках, а сегодня тебе продать нечего? - Эндрю растянул губы в неприятной улыбке, а потом потянулся к карману, откуда достал пачку сигарет. Он знал, что Аарон употреблял колёса матери, но подозревал, что поддельными рецептами можно было достать куда больше таблеток, чем реально требовалось для Тильды и её торчка-сына. Откуда-то он ведь брал карманные деньги? Сам говорил, что от матери их ждать не придётся, но всё-таки купил себе завтрак, который и сжевал в одно лицо. Эндрю не обижался, вообще не придал эпизоду никакого внимания: не во всех приёмных семьях его хорошо кормили, а жизнь в тюрьме отбила любые вкусовые пристрастия. Он мог перебиться без завтрака и обеда, вечером пороется в холодильнике и наверняка найдёт что-то в запасах Тильды, не велика проблема, съест, что угодно.

    Очередное очко в пользу Кэс - именно у Спиров Эндрю первый раз попробовал сладкое, и с тех пор скучал по вкусу. Может, и вправду, чёрт с ним, с Дрейком? Он был злом знакомым, привычным, а чего ждать от Миньярдов, предугадать было сложно.

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/463/776057.png[/icon][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Эндрю Миньярд, 16</a></div><div class=lztext></div>[/lz]

    +2

    12

    [icon]https://i.imgur.com/aAkMjBk.png[/icon][sign]Hey brother! Do you still believe in one another?
    Oh, if the sky comes falling down, for you,
    There's nothing in this world I wouldn't do
    [/sign][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/viewtopic.php?id=1222#p108056">Аарон Миньярд, 16</a></div><div class=lztext>Где ярче <a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=463">свет</a>  — там тени гуще.</div>[/lz]

    Какая бы ни была школа, в какой класс не перейди, правила везде одинаковы: либо подминаешь систему под себя, либо становишься её частью. Аарона, который никогда не преследовал свои личные амбиции, вполне устраивала роль очередной мелкой шестерёнки в одном большом механизме. Для своего комфортного проживания он быстро проникался к правилам любого общества и легко подстраивался. Для того, кто не хотел, чтобы его лишний раз тревожили, подобный образ жизни был вполне приемлем.

    Но сейчас Аарон крутанулся против своей оси – ответил Митчеллу Клайду отказом. Митчеллу Клайду, школьному звезде, спортсмену, призёру олимпиады по химии и единственному сыну действующего мэра города. На деле, ничего из его заслуг Миньярд чем-то фантастическим не считал. Единственным, чем он мог похвастаться, это хорошей внешностью, за которой бегали просто толпы девчонок, да горой мышц, что помогала ему в экси. И всё. За все свои школьные заслуги он обязан своим одноклассникам, которые периодически помогали ему то с домашним заданием, то с контрольными работами. Даже Аарон во время проведения олимпиады написал всю работу за него – не за бесплатно, конечно. Поэтому, Клайд для Аарона был не более, чем удобной связью, которая не мешала ему проживать свою школьную жизнь.

    Однако, публично ответив ему отказом, Аарон не мог не знать, к каким последствиям это приведёт. Митчелл являлся таким же торчком, как и все дети, на которых родителям было глубоко плевать, поэтому свои вечеринки он устраивал не столько ради веселья, а сколько ради наркоты, которую можно было бы получить. И Аарон, имея за плечами нездоровую мать с её рецептами, являлся основным поставщиком необходимого товара – именно поэтому, наверное, Митчелл и предпочитал держать его рядом с собой. Поэтому за отказом Миньярда крылось нечто больше, чем обычный отказ, и оба подростка это понимали.

    Часть уроков прошла, как в тумане. Самыми трудными были перемены, и Аарон их стойко терпел, расплывчато и нехотя отвечая на все вопросы. На самих занятиях он считал время до конца учебного дня и думал о дальнейших планах: вот потом они пойдут к Хэммикам, где Аарон должен пережить целый ужин, наполненный нудными разговорами, а потом домой. Тетя Мария готовила хорошо, и ради её стряпни стоило потерпеть, а дома перед сном он стащит у матери ещё одну таблетку, потому что после такого насыщенного дня заслужил немного расслабиться. Ведь так? К счастью, за весь учебный день нужды разговаривать с Эндрю не возникло.

    Осталось пережить историю, и можно было валить. Погода стояла отличная, даже слишком жаркая, и чтобы не томиться в классе в ожидании звонка и в окружении надоедливых одноклассников, было принято общее молчаливое решение переждать перемену в школьном дворе. Отдыхая под лучами солнца, Аарон лениво размышлял о том, а не прогулять ли вообще последний урок. Преподавателю конкретно этого предмета на своих подопечных было глубоко плевать, и порой он сам опаздывал на добрые пятнадцать, а то и двадцать минут. А значит, исчезновение по неуважительной причине двух своих учеников даже не заметит...

    - А? – отвлекся Миньярд от своих мыслей.

    Да, вместо того чтобы грызть гранит науки, думал Аарон о многом, но совсем не об учебе. И мысленно Эндрю от него тоже досталось. С ним невероятно сложно, общение нормально не получалось, и Аарон искренне желал ему вернуться туда, откуда пришёл. Без близнеца жизнь была пусть и не прекрасна, но вполне приемлема, а теперь вот он здесь, мешает. О чём Аарон только думал, отправляя тогда тот e-mail?

    - Я не говорил, что они мне не нравятся. – Фыркнул он. – Они просто дохрена верующие, и меня это раздражает. Из-за их фанатизма Ники пришлось... а, забей.

    Лишний раз вспоминать кузена – единственного человека, которого он мог назвать настоящей семьей, не хотелось. Аарон знал об ориентации Ники, как и знал, почему тот уехал и остался в Германии. Но зная всё это, подростка разъедала жгучая обида на кузена за то, что тот его оставил, сбежал искать новую хорошую жизнь в другой стране и бросил Аарона здесь. Одного. Миньярд до сих пор переписывался с ним и знал о его первом и настоящем бойфренде Эрике, а потому это неправильное, несомненно несправедливое чувство по отношению к родственнику лишь только обострялось. Если бы он попросил Ники вернуться ради него, или если бы попросил взять с собой, кузен бы выполнил его просьбу?..

    Аарон повернулся к Эндрю, чтобы одарить его жгучим взглядом.
    - А вот ты мне не нравишься. – Честно сказал он. – И тебе тут тоже не нравится, я же вижу. Зачем тогда терпишь? У тебя же есть альтернативы, можешь тоже уехать к какой-нибудь другой нормальной семье.
    Как это сделал Ники.
    - Что тебе не дает прямо сейчас позвонить в службу опеки и сказать, что твоя родная мать безустанно пьет, а брат таскает её таблетки, и в школе все поголовно одни придурки, у которых одна извилина на всех, и...

    - Вот так раз. Ты кого это придурком назвал, Миньярд?

    Во второй раз за день услышав знакомый голос, по позвоночнику скатился холодный пот. Аарон обернулся, чтобы увидеть широко улыбающегося Митчелла Клайда в компании его дружков-спортсменов. Их Аарон знал тоже, потому что также состоял в школьной команде по экси.

    - Я... – о, нет-нет, только не это. То, чего Миньярд так отчаянно старался избежать, но рухнуло в одночастье с появлением близнеца – проблемы.

    - Мы, значит, к тебе со всей душой, а ты вот так о нас думаешь, да? Слыхали, да? Раз формулки по химии щелкаешь, то считаешь нас тупее себя, да?

    Аарон устало прикрыл глаза и медленно поднялся с травы на ноги. Говорить что-то в оправдание уже не было смысла – с самого начала их приход затевался ради разжигания конфликта. Но ведь какие же молодцы, мрачно подумалось подростку, подловили удачный момент.

    На плечо легла тяжелая рука, когда Митчелл подошёл почти вплотную.
    - Так дела не делаются, Аарон. Давай ты свои планы отложишь и после школы объяснишь, кем ты там нас считаешь, идёт? Можешь и брата с собой взять. А то он какой-то молчаливый у тебя, совсем не хочет знакомиться. А. Миньярд-два? Составишь компанию?

    Отредактировано Aaron Minyard (2022-06-30 17:35:22)

    Подпись автора

    We’ve been spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise
    We keep spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise

    +3

    13

    Эндрю всегда был проницательным парнем, и даже по тем коротким обрывкам фраз, что допускал в разговоре с братом Аарон, сумел сделать выводы, наверняка точно характеризующие его новообретённую семью. Теперь познакомиться с Хэммиками ему было ещё интереснее, пускай любопытство распространялось в первую очередь на Ники, которого не было в городе. Складывалось впечатление, что самому Аарону кузен нравился больше всех остальных родственников вместе взятых, и Эндрю было интересно, каким был человек, что умудрился сохранить хорошие отношения с подсевшим на наркоту Миньярдом.

    Сами близнецы явно подхода друг к другу найти не сумели, и если до сих пор не подрались, то лишь потому, что обстановка тому не благоволила. У Эндрю были своего рода проблемы с управлением гневом, но прошлым вечером он ограничился только несколькими язвительными комментариями; сегодня он также прибегал именно к разговору, но не размахиванию кулаками, пусть такая манера поведения вообще-то была ему не слишком свойственна. Почему он раз за разом спускал Аарону ехидные фразочки? Почему на явную обиду и нежелание общаться реагировал спокойно, продолжая циркулировать поблизости? У Эндрю пока не было ответов, но он всё больше убеждался, что его место не среди Миньярдов со всеми их проблемами, к которым излишне было бы добавлять неуправляемого подростка с криминальным прошлым.

    Эндрю мог уехать. Поднять трубку, сделать единственный звонок, и исчезнуть, разрывая все отношения с Миньярдами. Возможно, ему и вправду было бы разумно поступить именно так, но окончательное решение он примет не в эту секунду. Может, вечером, после разговора с Хэммиками. А может, ещё позже, после того, как хорошенько всё обдумает на спокойную трезвую голову, в тишине комнаты, которую будет нарушать только тихое дыхание брата.

    На претензии Аарона Эндрю успел растянуть губы в улыбке, но не успел произнести ни слова, едва заметно напрягаясь из-за подошедших не то дружков, не то клиентов несостоявшегося наркобарона. Миньярду угрожали настолько "изящно", что нелепые намёки на драку становились очевидными; Эндрю чуть наклонил голову набок, и свойственным себе нечитаемым взглядом посмотрел на парня, что был главарём шумной компании, члены которой мнили себя хозяевами школы. 

    - Доу, не Миньярд. Я не менял фамилию, - Тильда настолько прониклась уговорами Лютера, что забрала давно брошенного ребёнка из приюта, не дожидаясь смены документов. В целом, практика была вполне обычной: никто не давал гарантий, что усыновлённый родной матерью Эндрю сумеет ужиться с ней под одной крышей. С ней и с собственным братом, который наверняка уже пожалел о своём старом желании познакомиться с близнецом. - И ты не слышал? У нас планы. Важные. Куда важнее встречи с вами, придурками.

    Эндрю нарочно провоцировал незнакомых ему парней, получая какое-то несуразное удовольствие от того, как вытягивались их лица выражением искреннего охеревания от чужой наглости. Наверное, остальные их действительно боялись и предпочитали не связываться, подчиняясь чужим правилам; Эндрю был не таким человеком, чтобы спокойно принимать чужую волю, дух противоречия порой был сильнее даже инстинкта самосохранения. Желаемого эффекта он добился, главарь компании, - кажется, Митчелл? - злобно прошипел, что будет ждать обоих после школы, состроил забавное разъярённое лицо, а затем ушёл в сопровождении своей свиты. Эндрю улыбнулся.

    - Ну, может, тебе долго меня терпеть и не придётся, - он не стал уточнять, хотя сам прекрасно осознавал последствия для себя любой мало-мальски значимой драки. Он всё ещё был на УДО, а значит, ему бы стоило не влипать в неприятности, а напротив, вести себя тихо и спокойно. Увы, Эндрю не был неконфликтным малым, который был готов глотать любые нападки в свою сторону, а значит, момент появления у него неприятностей был лишь вопросом времени. - Тебя самого устраивает жизнь с Тильдой? Или это ты мне так намекаешь о желании перемен? - Эндрю издевался, и выражение его лица было лучшим тому доказательством. Аарон явно просто не понял, что предлагал брату, и едва ли представлял себе, что слова ребёнка из приюта могли сделать с визуально благополучными Миньярдами. - Знаешь, если я возьму трубку и кое-кому скажу, что твоя мать алкоголичка, а ты сам сидишь на её таблетках, и ты получишь шанс увидеть устройство приютов изнутри. Сразу после того, как тебя выпустят из лечебницы, конечно; несовершеннолетних наркоманов можно лечить принудительно, ты в курсе?

    Аарон даже в лице поменялся. Эндрю молчал ещё две секунды, а потом качнул головой.
    - Не собираюсь я никому об этом говорить, уймись. Но теперь мне интересно, это Митчелл так тебя разукрасил? - Эндрю скользнул внимательным взглядом по синякам, что виднелись из-под одежды Аарона, помолчал, сделал про себя какие-то выводы, - что ж, видимо, сразу после школы к Хэммикам не получится. Не игнорировать же приглашение местных звёзд познакомиться поближе?

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/463/776057.png[/icon][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Эндрю Миньярд, 16</a></div><div class=lztext></div>[/lz]

    +3

    14

    [icon]https://i.imgur.com/aAkMjBk.png[/icon][sign]Hey brother! Do you still believe in one another?
    Oh, if the sky comes falling down, for you,
    There's nothing in this world I wouldn't do
    [/sign][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/viewtopic.php?id=1222#p108056">Аарон Миньярд, 16</a></div><div class=lztext>Где ярче <a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=463">свет</a> — там тени гуще.</div>[/lz]

    Пиздец.
    Пиздец-пиздец-пиздец.
    Он знал, что должен оставаться спокойным. Знал, что будет дальше, а потому обязан был оставаться спокойным. Ведь это происходит не в первый раз, и если придерживаться сценария, если делать всё, как обычно, то это дерьмо закончится быстро. Потасовки – часть подростковой жизни, неотъемлемая ступень к развитию. Если родился пацаном, то будь готов получить по морде не один раз, поэтому Аарон знал, что главное сейчас – это оставаться спокойным, дождаться последнего звонка и если повезет, то договориться с Митчеллом о компромиссе. А если нет – то вернуться домой с новыми синякам. Ничего необычного. Это нормально.
    Но он чертовски был взволнован, и причина этого состояния – совершенно чужой, незнакомый человек с его лицом. Эндрю мог сказать что угодно, и Аарон совсем бы его не винил, если бы новообретённый родственник решит его оставить. С его стороны подобное поведение было бы тоже нормальным. Они друг другу чужие, и Эндрю совсем не обязательно идти с ним.

    Но Эндрю, этот придурок, вместо того чтобы защитить себя, имея для этого все права и причины, решил спровоцировать Митчелла Клайда. И если до этого главная звезда экси интересовался им в меньшей степени, чем Аароном, которого знал давно, то своими словами Эндрю буквально повесил на себя мишень.

    Это сбивало толку. Это охренеть как выбивало почву из-под ног. Аарон не понимал, зачем Эндрю всё это делает, как и не мог понять, что творится в голове этого парня. А когда он чего-то не знал, когда чего-то не понимал, то попусту терялся в поднимающейся бурлящей волне паники. Если он не мог на что-то повлиять или что-то сделать, то ему достаточно было всего лишь знать. Но сейчас его лишили даже этого небольшого преимущества.

    Мечась меж хаотично летающих мыслей и бездумно пялясь себе под ноги, Аарон дёрнул головой в сторону Эндрю, когда тот подал голос. В такой ситуации приличия ради следовало хотя бы вспотеть, но этот парень даже бровью не повёл! Да что с ним не так?

    - Что? – в собственном хаосе Миньярд даже не сразу мог понять, о чём Эндрю говорит. И с осознанием на его лицо легла новая тень настоящего ужаса.

    Реабилитация, лишение Тильды родительских прав. Аарон знал, что произойдет, если об их семейной жизни станет известно другим, и был уверен, что дядя Лютор позаботится о том, чтобы взять его под свою опеку. Но что же тогда будет с Тильдой? Эта женщина оказалась хреновой матерью, но всё же, она была его матерью. И как бы Аарон не хотел, как бы не фантазировал, но этого факта ему изменить не под силу, как и то, что несмотря на всё дерьмо, он никогда по-настоящему не сможет от неё отказаться.

    - Пошёл ты, - поэтому, защищаясь, Аарон сразу же пошёл в нападение. – Это нихрена не смешно, Эндрю.
    Следовало бы уже привыкнуть, что этому парню просто нравится доводить других. Но Миньярд всё никак не мог.

    Он не знал, что в действительности напугало его больше: то, что его на полном серьёзе могли забрать у матери, или то, что его против воли могли упечь в центр реабилитации? Или то, что ни к чему из этого Аарон не был готов? Вцепившись, как паразит, во что-то одно, сделав это для себя удобным и привычным, он не был в состоянии отказаться и переползти во что-то другое. Может, это рассуждения настоящего наркомана, но Эндрю не имел права явиться из неоткуда и рушить то, что стояло годами. Как и не был обязан принимать какое-либо участие в жизни Аарона.

    Отвечая на его вопрос, Миньярд качнул головой, рефлекторно ухватившись на скулу. К утру про свои синяки он уже успел подзабыть, а одноклассники настолько привыкли видеть его таким, что не давали повода о них вспомнить.

    - Нет. – Произнес он вслух. – И тебе вовсе не обязательно с ними встречаться. Тебе вообще не нужно было провоцировать его... чёрт. О чём ты вообще думаешь? Ты даже не представляешь, кто он такой! Это Митчелл Клайд, школьный любимчик! И за ним стоит тренер по экси, потому что он стоит на воротах и умудряется отбить семь мячей из десяти! Знаешь, какая у него физическая подготовка? Чёрт...

    Аарон шумно выдохнул. Он хотел привести дыхание в порядок, но отравленный паникой мозг решил, что у него нет для этого времени.

    - Тебе не обязательно с ними встречаться. – Повторил Миньярд. – С самого начала он хотел видеть меня, поэтому я пойду один. Я смогу с ним договориться, поэтому ты просто... просто иди домой. Пожалуйста.

    Последние слова он произнёс совсем тихо, после чего развернулся и быстрым шагом направился в сторону школы. Сердце больно билось о рёбра, и от волнения одежда неприятно прилипла к спине. Аарон сказал, что попробует разобраться, но на самом деле за собой у него не было никакого плана. Но он мог пообещать Митчеллу целый пузырёк дексамфитамина. Если придумает, где его достать.

    Предсказуемо сосредоточиться на уроке у него не получилось. Все сорок минут Аарон думал о том, как себя повести, и старательно не смотрел в сторону Эндрю. Этот придурок мог бесконечно ему не нравиться, но ввязывать его в свои проблемы Миньярд не желал.
    Успокоившись, подросток поднялся с места сразу же, как прозвенел последний звонок. Как он и ожидал, учителю было слишком плевать на своих подопечных, поэтому на такую своевольность он даже не обратил внимания, и Аарон, закинув рюкзак на плечо, прошёл мимо его стола в сторону коридора. Он знал, куда нужно идти – к мусорным бакам, где обычно собираются отбросы разной масти. И именно там обычно и происходят все драки – вдали от учительских глаз. Хотя, затрави какого-нибудь школьника прямо у них на глазах, они просто посмотрят в другую сторону...

    Пробираясь сквозь толпу других учеников, Миньярд не сразу заметил, что не один. И только оказавшись у чёрного выхода, он обернулся и увидел Эндрю, который его – разумеется - не послушал. Следовало догадаться. Но сейчас Аарон был далеко не в том состоянии, чтобы пытаться понять того, кого не смог понять с самого начала.

    - Какого чёрта? Ты зачем пришёл?

    Отредактировано Aaron Minyard (2022-07-08 21:16:48)

    Подпись автора

    We’ve been spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise
    We keep spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise

    +3

    15

    Паника в голосе Аарона была почти забавной, Эндрю даже не удержался от насмешливой улыбки, вслушиваясь в причитания близнеца. "Надо же, какой нервный трусишка", - Миньярд явно пытался держаться подальше от проблем, по возможности не вступал в конфликты, но если таковые случались, то Аарон сразу поднимал лапки и сдавался на милость победителя. Защищаться он не умел, не видел в этом смысла, и только уповал на чужие решения, вручая в чужие руки свою судьбу. Поэтому он так равнодушно относился к отметинам на своём лице? Просто успел привыкнуть к побоям? Даже удивительно, насколько сильными были различия между близнецами; как бы то ни было, но Эндрю отступать не собирался, страха перед Митчеллом не испытывал и его сомнительными успехами в экси впечатлён не был.

    - О, и здесь в это играют, - равнодушным тоном произнёс Эндрю, в действительности не испытывая никакого удивления или малейшей заинтересованности в спортивной жизни школы. Он знал правила, вынужденно играл в экси в тюрьме, но не ощутил никакого трепетного восторга достижениями Митчелла. Семьдесят процентов успеха - и это они называли результатам?

    Аарон вежливо попросил близнеца не участвовать в конфликте, но Эндрю к этому совету прислушиваться не планировал. В своей голове он уже составил план действий, и понимал, что побег от Митчелла в его стратегию абсолютно не вписывался. Даже если бы сегодня он избежал стычки с местным ублюдком, возомнившим себя звездой спорта, Эндрю снова встретился бы с ним в школе на следующим день, давая начало новому витку конфликта. Аарон был не в силах этому воспрепятствовать, ровно как и не мог взять на себя роль живого щита. Эндрю вообще не привык прятаться за чужие спины, и уж тем более он не стал бы толкать близнеца на неприятности, самому отсиживаясь в сторонке. Начало именно этой ссоре дал Доу, так что это Аарон мог пойти домой, тогда как его брат уже испытывал почти дикую потребность встретиться с Митчеллом и наглядно показать ему, насколько он ошибся в выборе кандидата на мальчика для битья.

    - Я же сказал, что пойду, - Эндрю удобнее перехватил рюкзак и, не отставая, продолжил идти вслед за братом. - Вперёд, Митчелл ждёт.

    В голосе Аароне отчётливо слышалось недовольство, помноженное на панику. Интересно, как он собирался разрешить конфликт с Митчеллом? Хотел пообещать ему таблеток? Откупиться? Или добровольно принял бы побои как нечто само собой разумеющееся? Ничего из этого сегодня не произойдёт, Эндрю много раз в прошлом дрался со сверстниками или с людьми немногим старше себя, и уже знал принципиальную разницу между повадками типичных тепличных мальчиком и таких вот никому ненужных отбросов из приютов. Митчелл мало знал о близнеце Аарона, они и сами практически никакой информацией друг о друге не обладали, но даже доступными им крупицами не делились с окружающими; о том, как важно познать противника до начала драки Клайду предстояло узнать уже в самое ближайшее время.

    - А я уж думал, не придёте! - возглас Митчелла был почти дружелюбным, но стоявшие по обе стороны от него приспешники-гиены тут же начали зубоскалить, поддерживая шутку своего лидера.
    Эндрю даже в лице не поменялся. Митчелл помолчал, выбросил сигарету, которую, похоже, на столько курил, сколько облизывал, и показушно закатал рукава рубашки, словно это могло кого-то впечатлить. "А..." Судя по восторженным взглядам группы поддержки, эти парни восхищались абсолютно каждым шагом своего лидера.
    - Надо научить вас хорошим манерам. А кое-кому - напомнить, как нужно себя вести со своими товарищами.

    Эндрю не был идиотом, не являлся берсерком, и прекрасно понимал, что против высокого и тяжёлого Митчелла у него был в первую очередь эффект неожиданности. Инстинкты и развитые рефлексы позволили выдержат необходимую паузу: Миньярд стоял ровно, пока Клайд разминался, пока широкими шагами шёл навстречу близнецам, и даже позволили ему замахнуться и нанести удар в плечо. Больше ничего ждать Эндрю было не нужно, он сделал шаг назад, бросил Митчеллу под ноги тяжёлый рюкзак, а затем уселся сверху, упираясь мудаку в шею самым кончиком торчащего из-под повязки на запястье ножа.

    - А теперь слушай меня, - Эндрю не повышал голоса, собираясь по большому счёту блефовать, хотя и был уверен, что его тактика сработает. Тепличные домашние детки не были готовы к реальной опасности, они только строили из себя крутых, но по сути противника были нелепыми, - ты захлопнешь рот и больше ничего никогда не скажешь, ни мне, ни ему, - Эндрю чуть качнул головой в сторону Аарона. - Тебе ясно? Захочешь пожаловаться - вперёд. Но тогда в следующий раз меня всего лишь отправят на терапию, а вот ты загремишь в больницу.

    Казалось бы, Митчелл всё понял, испуганно смотрел на Эндрю, его нижняя губа тряслась, да и вообще местный лидер представлял из себя весьма жалкое зрелище. Доу хотел было подняться, взять рюкзак и свалить домой или к Хэммикам, как вдруг у Клайда проснулось второе дыхание. Митчелл зарычал и вновь замахнулся рукой, намереваясь столкнуть с себя Эндрю и избивать его, уже лежачего. "Зря, очень зря", - поднявшийся на ноги парень долго не думал и наступил на вторую руку Митчелла стопой, придавливая кисть всем своим весом.

    - Ааа! - Митчелл завопил тонким голоском, одновременно от боли и ярости. - Ты мне руку сломал! Сломал! У нас игра через неделю!

    Эндрю только улыбнулся.
    - Пройдёт без тебя.

    На этом можно было заканчивать встречу. Эндрю мельком глянул на шестёрок Митчелла, понял, что никто из них продолжать драку не собирался, затем лениво поднял рюкзак и направился к выходу из школьного двора.

    - Это было не сложно, но. может быть. доходчиво, - он потянулся к карману, доставая сигареты. - Что? Ну сыграете с кем-нибудь другим на воротах, семь из десяти это всё равно позорный результат. Я в тюрьме отбивал больше, а против меня не хилые подростки играли.

    Эндрю не хвастался, ему экси был до фонаря. Он вообще эту игру ни во что не ставил, она была способом убить время в заключении, альтернатив которому было слишком мало. Но боготворить кого-то из-за смешных успехов? Увольте.

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/463/776057.png[/icon][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Эндрю Миньярд, 16</a></div><div class=lztext></div>[/lz]

    +3

    16

    [icon]https://i.imgur.com/aAkMjBk.png[/icon][sign]Hey brother! Do you still believe in one another?
    Oh, if the sky comes falling down, for you,
    There's nothing in this world I wouldn't do
    [/sign][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/viewtopic.php?id=1222#p108056">Аарон Миньярд, 16</a></div><div class=lztext>Где ярче <a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=463">свет</a> — там тени гуще.</div>[/lz]

    Сердце забилось быстрее; острое чувство неправильности происходящего больно впилось ногтями в ладони. Каждый шаг становился всё тяжелее, и ступая по асфальту, Аарон ощутил приступ дурноты. Те остатки завтрака, съеденного ещё утром, начали предпринимать тщетные, но очень ощутимые попытки залезть по стенкам желудка обратно в пищевод, и Миньярд крепко зажмурился, мысленно попросив своё тело хотя бы таким образом не подводить его. Не тут. И не перед ними.

    Он ведь действительно попытался; ухватился за мысль, одну единственную, которая показалась ему правильной, что Эндрю, пусть и отчасти виноват, впутывать в школьные разборки не стоит. Всё равно ведь не задержится, так ведь? Всё равно ведь уедет завтра, послезавтра, на выходных или через неделю. Поэтому, незачем ему знакомиться с Митчеллом и его дружками. Незачем пытаться стать частью его серо-белой жизни.
    С другой стороны, Аарон с какой-то горькой усмешкой подумал, что, в принципе, ничего другого и не ожидал. В самом деле его должна была волновать судьба того, кому с самого начала на него было плевать? Ну изобьют его, с Эндрю или без. Как будто в первый раз. И как будто Аарон не знал способа, как сделать так, чтобы синяки в первую неделю болели не очень сильно. Поэтому, другая его часть не без затаившегося предвкушения ожидала окончание этого дня, чтобы после в доме запереться сначала на пару минут в ванной комнате на втором этаже, а затем – в своей [уже общей] спальне.

    Вот так вот поторговавшись с самим собой, Миньярд набрался немного бодрости и храбрости. Однако эти чувства тут же его покинули, когда Митчелл и со своей компанией появились в поле зрения. Адреналин снова заставил пульс часто и больно биться где-то в районе запястья, которое Аарон сильно, до побелевших костяшек пальцев сжал другой рукой; отросшие ногти неприятно впились в тонкую, нежную кожу, оставив полулунные следы.
    Терпи, - сквозь учащённые биты услышал он голос матери. Терпи, маленькое чудовище. Хотя бы это сделай для меня.

    И Аарон попытался.

    Он практически физически ощутил, как на глаза кто-то натянул тёмное покрывало, и он, Аарон Миньярд, выскользнул из своего тела, времени и пространства. Кто-то выкрутил звук на минимум, и окружающая какофония свелась до тихого, но навязчивого писка. Митчелла, его безмозглых дружков, Эндрю и школы здесь больше не было. Остался только Аарон, его прерывистое, тяжёлое дыхание и громкие биты пульса.
    Вдох-выдох.
    Закрыть глаза – открыть.
    И всё тут же закончится. Закончится ведь?..

    Воздух ворвался в лёгкие Миньярда со следующим вдохом, наполняя жизнью сосуды и органы чувств. Он моргнул, сгоняя с глаз мрак покрывала, и подёргал настройки фокуса. Картинка, полученная зрением, никак не сочеталась с информацией, заранее заготовленной в сознании; боль, ожидаемая всеми нервными окончаниями и рецепторами, так и не пришла. А громкий, пронзительный крик, эхом отразившийся от барабанных перепонок, принадлежал вовсе не Эндрю Доу.
    Выдох.

    Аарон медленно опустил плечи, собирая реальность по крупицам. Однако собранный паззл даже близко не был похож на картинку с коробки. Что же произошло?..
    А то, что Эндрю каким-то образом повалил громилу Митчелла и, боже, руку ему сломал?  Вот он, его школьный кошмар валяется на грязном асфальте, орёт и извивается, подобно раненному животному. Вот они, отбитые придурки, замерли в стороне и.. боятся? И вот он, Аарон Миньярд, даже ни разу не ударенный. Он снова моргнул, постепенно сбрасывая с себя оцепенение, и сфокусировал взгляд на Эндрю.

    - Пошли отсюда. – Проговорил он едва слышно, но близнец, кажется, его всё равно услышал. Потому что в следующую секунду они пошли отсюда.

    Адреналин ещё мучил его самоощущение, путая мысли, поэтому на обратной дороге Аарон молчал, даже толком не осознавая, в какую сторону бредёт. Только после того, как они прошли мимо нескольких ярких билбордов, он понял, что ведёт Эндрю вовсе не домой, а к Хэммикам. Впрочем, как они и планировали изначально, ведь так? Пусть и с небольшим опозданием.

    - Ты в колонии научился драться? – наконец, нарушил тишину Аарон и сам не узнал собственного голоса.

    С самого приезда Эндрю тема тюрьмы для несовершеннолетних тщательно избегалась. Один раз близнец попытался его этим фактом припугнуть, и более ворошить это гнездо Миньярд не желал по вполне понятной и предсказуемо причине – чувстве самосохранения. Оно у Аарона было развито намного лучше самоуважения, но что поделать, если такое существование привлекало его больше, чем опасные стычки с теми, кому ему заведомо невозможно было победить.
    Он хотел жить. Но он не был бойцом. Вот и вся правда.

    - Господи... – выдохнул подросток, прикрыв глаза. – Ты нагнул Митчелла Клайда.

    Осознание этого поступка, казалось, только сейчас завладело им, и последствия сегодняшнего дня нахлынули на несчастное и хрупкое воображение огромной разрушающей лавиной. Аарон простонал что-то невнятное и хлопнул ладонями себя по щекам.

    - Митчелла Клайда, - повторил он тише. – И сломал ему руку. Чёрт возьми...

    Чему это сулило? Ничему хорошему, на самом деле. Всё по-прежнему будет ужасным, только проблем прибавятся вдвойне.

    - И ты лишил нас вратаря! – чрезмерно эмоционально воскликнул Аарон, следующим местом хлопнув ладонью свой лоб. – Мы остались без вратаря...

    Мысли быстро метались в разные стороны, спотыкались друг о друга, падали и путались. Сконцентрироваться на какой-то одной, чтобы развить её и выстроить в причинно-следственную петлю было просто невозможно. Аарон осознал, что ещё немного, и он закричит.
    А он никогда не кричал. Несмотря ни на что, у него никогда не возникало этого яркого, сильного и настолько живого желания. Но следом за ним произошло то, чего Миньярд точно никогда за собой не наблюдал – из его груди вырвался смешок, потом второй, а затем он расхохотался громко и... громко, неминуемо и бесповоротно привлекая к себе внимание невиновных прохожих. Мышцы живота от непривычного действия свело спазмом, и подросток схватился за живот, останавливаясь и пытаясь с собой справиться.

    Ведь сегодня Митчелла Клайда впервые в его жизни поимели.

    Если это не смешно, то что тогда?

    Подпись автора

    We’ve been spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise
    We keep spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise

    +2

    17

    Припевалы Митчелла остались позади, а близнецы пошли в противоположную от школы сторону, по дороге, которая вела неизвестно куда. У Эндрю пока не было возможности вдумчиво пройтись и научиться ориентироваться на новом для себя месте, но уже в ближайшее время он всерьёз собирался пропасть на улицах на несколько часов, чтобы обвыкнуться, чтобы иметь представление о том, где он находился и что ждало его за поворотом. Ещё утром Доу считал это пустой тратой времени, предполагая, что в обозримом будущем вернётся в приют, оставляя позади Миньярдов с их сомнительной семейной историей, но чем больше времени он проводил с Аароном, тем больше ему становилось не всё равно на судьбу близнеца, который, очевидно, счастливым человеком не был. Если поначалу Эндрю старался снизить до минимума даже шанс поближе познакомиться с братом, то теперь он оказался втянут в его жизнь, с каждой новой минутой узнавая факты о парне, чья судьба только на первый взгляд казалось счастливой и безоблачной. Доу уже видел близнеца обдолбанным, уже осознал, как мало внимания Тильда уделяла даже тому ребёнку, которого захотела оставить при себе, застал её пьянство, столкнулся с уродами, что, по всей видимости, регулярно третировали Аарона... Не многовато ли событий для одних суток?

    - И раньше умел, я и до колонии не в санаториях жил, - Эндрю пожал плечами, не делая из своего прошлого особенной тайны. Он действительно не хотел детально обсасывать тему, но некоторыми подробностями был готов с братом поделиться. Особенно теми, до которых Аарон сумел бы дойти и самостоятельно. - Почему ты не научился? Я так понимаю, тебе регулярно достаётся, почему ты им не отвечаешь?

    Аарон вёл себя как жертва, Эндрю даже за несколько минут конфликта с Митчеллом успел уловить разницу, что заключалась в поведении близнецов. Доу чужие нападки терпеть не собирался, и был готов ответить на любую провокацию в своём собственном стиле; Миньярд, в противоположность, сдавался на волю случая, закрывал глаза и был настроен просто ждать развязки. С чего бы у него сформировалась такая манера поведения? Аарон приторговывал наркотой, играл в экси - как будто бы выходило, что к лузерам, которых все пинают. он относиться не должен был. Что-то не сходилось, но Эндрю сомневался, что близнец откровенно выложит всю информацию. Кажется, Миньярд долго привык полагаться то ли на себя, то ли на волю случая, и выбивать из него жертвенность и покорность ещё только предстояло.

    На комментарий о Митчелле Доу только пожал плечами. Он не видел особенного достижения в том, что наподдал домашнему мальчику, пусть даже и обласканному вниманию родителей и поддержкой коллектива. Эндрю понимал, что слова Клайда, его жалобы могли бы сыграть злую шутку, аннулируя освобождение по УДО, и всё-таки сдерживаться и позволять себя оскорблять он не стал. Доу не был способен проглатывать такие оскорбления, терпеть не мог чужие понты, а главное, понимал, что от его действий зависела и сохранность шкурки Миньярда: вот уж кто не стал бы защищаться и просто смирился бы с побоями. Ещё ведь прошлые не прошли, так насколько же часто Аарону доставалось в школе? И неужели Тильде было настолько на это наплевать?

    - Ещё один фанатик... - Эндрю скривился. В тюрьме участие в импровизированных матчах экси было для него вынужденной мерой, лучшей альтернативой, на которую он согласился, лишь бы не быть втянутым в менее устраивающие его варианты. Поле было меньше, чем в профессиональном спорте, но клюшкой махать для Доу было не сложно, и он вполне неплохо справлялся с ролью вратаря, скучающе стоя на краю поля. - Тебе настолько важен этот матч? Насколько нравится играть?

    Эндрю молча смотрел на Аарона, затем удобнее перехватил рюкзак и остановился, дожидаясь, пока брат обернётся, привлечённый внезапной заминкой.

    - Пошли обратно в школу. Познакомишь меня с вашим тренером.

    Доу знал, что ему не составит труда доказать свою пригодность на роль вратаря, у него были неплохие рефлексы, он умел быть внимательным и собранным, пусть большую часть времени просто не был в этом заинтересован. Сейчас же ему было даже выгодно попасть в команду: соцработники продолжали следить за выходцами из приюта и их, ровно как и копов, присматривающих за вышедшими на УДО подростками, очень бы впечатлило участие своего подопечного в подобной активности. Не то чтобы Эндрю было не поебать на их мнение, но сейчас он бы предпочёл остаться на свободе, и если ради этого нужно снова взять клюшку в руки, он вполне был способен это сделать.

    Тренер не особенно поверил, что низенький Доу на самом деле способен успешно отражать атаки на ворота, но отказывать от проверки не стал. На следующий день было назначено своего рода знакомство с командой, по сути представляющее собой проверку навыков потенциального вратаря. Запасного, как оказалось, в школе не было, Митчелл был звездой, которому не нужна была замена, и теперь, в условиях его травмы, команда оказывалась в крайне неудобном положении.

    - Будет вам вратарь, доволен? - Эндрю потянулся, а затем ничего не выражающим взглядом посмотрел на брата. - Ты куда меня вообще вёл? Автобусная остановка ведь в той стороне? - но Миньярд явно шёл в другую сторону, намереваясь пойти не домой, а... куда? У Доу, впрочем, других планов не было, и он уверенным шагов направился за близнецом, морально готовясь к любым сюрпризам.

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/463/776057.png[/icon][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Эндрю Миньярд, 16</a></div><div class=lztext></div>[/lz]

    +1


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » Hey Brother


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно