GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » по кусочкам


    по кусочкам

    Сообщений 1 страница 7 из 7

    1

    [indent]
    Алфея, ноябрь
    https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/2254/t19559.png

    Riven x Musa

    Чтобы собрать себя заново, прежде нужно разрушить все до основания.

    или

    Ривен курит, Муза зажигает.

    +3

    2

    - Подаришь мне танец, незнакомка?

    Горячий шепот шелковой лентой оглаживает ушную раковину и настойчиво струится вниз по оголенной шее, плечам с росчерком тонких бретелей и дальше - пока не достигает нутра, посылая слабый толчок счастья в низ живота.

    - Даже не знаю, - легко развернувшись на непривычно высоких каблуках, Муза слегка запрокидывает голову и сощуривается, омывая теплым взглядом раскрасневшееся лицо своего парня. - Мы пропустили уже целых три песни. Надеюсь, у тебя есть хорошее оправдание твоему опозданию.

    Пальцы привычно находят его предплечья и мягко сжимают. Она вся вибрирует, расслабленная и плывущая на волнах чужих завораживающих эмоций, почти незаметно покачиваясь от предвкушения вечера, который официально открыли лишь полчаса назад.

    У них впереди целая ночь. И если ей повезет, она сможет увести Сэма с танцплощадки совсем скоро, чтобы погулять в парковом лабиринте снаружи. В последние недели они почти не виделись из-за учебной нагрузки. Из-за ее тревог. Из-за вещей, которые она до сих пор не вынесла на обсуждение. Ни с Сэмом, ни с подругами.
    Но сегодня у них был шанс забыться и представить, что нет ничего, кроме этой ночи. Нет ничего, кроме них.
    Муза слишком долго была плохой девушкой. Сэм такого определенно не заслуживал.
    Так что, она собиралась стать той, в кого он влюбился. Той, чья тень становилась бледнее с каждым днем.
    Девушкой, которая не прикасалась к войне. Не переступала свои принципы. Не пыталась спасти кого-то путем полного разрушения.

    - Муза?

    Замечая обеспокоенный взгляд парня, она слабо трясет головой и увлекает его на танцпол, оставляя бокал с алкогольным пуншем на одном из столиков. Современная медленная песня наполняет огромный зал, освещенный яркими огнями, слепящими глаза. Сотни и тысячи крошечных ламп горят под потолком, пока Муза оказывается в своей среде, сначала удерживая руки в классическом для вальса положении, а к середине песни уже свободно обвивая ими шею парня.

    Музыка ведет ее, наполняет легкие пьянящим ощущением вседозволенности, напоминает обо всем, из чего состоит Муза. Обо всем, что помогает ей день за днем удерживаться на плаву. Она замечает на себе игривые взгляды подруг, сосредоточенные - профессоров. И не может перестать улыбаться.

    - Ты ведь знаешь, что это платье слишком горячее для подобного мероприятия? - шепчет Сэм куда-то ей в шею, вызывая у нее одновременно румянец и возмущение. Но ответить он ей не дает, поясняя свою точку зрения. - Хочу увидеть тебя в нем позже. Когда буду смотреть только я. Есть ли у меня шанс?

    Сэм приглушенно смеется, ловит ее взгляд и, не стесняясь ни своего отца, ни сестры, целует ее, мягко, но достаточно уверенно, чтобы она сбилась с ритма. Оступившись и в конце концов остановившись, Муза со всем удовольствием отвечает ему, хотя и обрывает маленькое представление первой. На шумном выдохе она прикрывает глаза, и со стороны кажется, будто она пытается совладать со своим желанием. На деле же она с трудом гасит отблески магии в своих глазах и с оттенком вины прикусывает губу.

    Ее взгляд вновь находит глаза Сэма, губы растягиваются в улыбке.
    И только разум лихорадочно пытается отвергнуть очевидное.
    Простой факт, заключающийся в том, что ее магию потревожил не поцелуй, а толчок в спину. Незримый, острый толчок чужих эмоций, как обвиняющий палец впившийся между ее обнаженных лопаток.

    За последний месяц Муза четко выучила эти ноты и переливы. И реальность почти накрыла ее холодной волной, остужая и возвращая во мрак. Почти.

    - Угадаешь, какого цвета на мне сегодня белье, и я надену его снова, - шепчет она Сэму в губы, долгие пять секунд наслаждаясь его ответной реакцией, пока его взгляд не холодеет. - Что? Не думаешь же ты, что я его вовсе не...

    - Окажете мне честь? Эта песня посвящена союзу фей и специалистов. А ваш партнер, насколько я могу заметить не...

    Договорить она ему не дает.

    - Вы из Красного Фонтана, верно? Насколько я знаю, феи могут выказать свое уважение, выбрав любого специалиста. И я, признаюсь, обязана тому, с кем провела все последние дни в длительных и усердных тренировках. Прошу меня простить, - вежливо кивая, Муза с силой сжимает ладонь едва сдерживающего смех Сэма, хоть и стоит теперь к нему спиной.

    Она несомненно лжет и лихорадочно ищет рядом с собой хоть одного знакомого специалиста из Алфеи - старшие, младшие курсы - плевать. Ей нужен хоть кто-то, лишь бы не попасть в липкие руки этого неприятного парня, которого не смутило даже то, что секунду назад она самозабвенно целовалась с другим.
    Что с ним вообще не так?

    Паникуя от вида расходящихся по парам специалистов, Муза со смешанными эмоциями резко разворачивается к Сэму, ища у него помощи, а затем все происходит слишком быстро.

    Какая-то пара случайно толкает его в спину, отчего Муза невольно отшагивает назад, едва не поскальзываясь на идеально отполированном полу в своем узком платье, смешно раскидывая руки в стороны, но все же удерживается на ногах, хоть и впечатывается в кого-то позади себя.

    В спешке извиняясь, она поднимает взгляд и забывает о всяком приличии да и в целом о людях вокруг.

    - Дерьмо.

    Перед ней стоит никто иной, как Ривен. И по его виду она не может сказать, хочет ли он послать ее куда подальше или незабываемо унизить. Впрочем, она сводит все его шансы к минимуму, бесцеремонно вцепляясь в запястье и утаскивая к центру зала, по пути очаровательно улыбаясь мерзкому пареньку.

    - Это он, представляете?! Не думала, что я найду его так быстро. Видимо, это судьба, - не фильтруя свою речь, напоследок Муза посылает извиняющийся взгляд Сэму, который больше не выглядит веселым. Она тоже.
    Ей повезет, если Ривен не толкнет ее на пол, при этом презрительно усмехаясь и качая головой.

    - Просто танцуй. Это не сложнее, чем бить меня шестом. И это избавит тебя от необходимости танцевать с кем-то еще.

    Почему-то ей кажется, что он не захотел бы. Хотя теперь она точно знает, что он умеет. И как.
    При воспоминании о том вечере у нее вспыхивают щеки и пересыхает горло.
    Муза не чувствует рядом с ним ничего из того, что должна.
    Отрицание этого вызывает у нее тошноту.

    Где-то за шумом ее мыслей музыканты звучно хлопают в ладоши, отбивая древний ритм и наигрывая торжественный гимн Алфеи.

    Мир слетает со своей оси.

    +3

    3

    Руки по привычке похлопывающими движениями пытаются нащупать карманы. В брюках их, разумеется, не оказывается. С губ срывается тихое ругательство, оседая неприятным послевкусием на кончике языка.

    Ривен стискивает зубы. Прикрывает глаза, в попытке спрятать глазные яблоки от слепящего света иллюминации бального зала. Тщетно. Пестрящее всеми красками безумие прорывается даже сквозь тонкую кожу век. Набатом оркестра елозит по барабанным перепонкам, возвещая всему миру о величии сегодняшнего мероприятия.

    Чертов праздник триединства.

    - Тебе бы лицо попроще сделать, – прорывается знакомый ему голос сквозь какофонию звуков. Касание пальцев просачивается сквозь тонкую ткань рубашки, разрядом тока опоясывая каждый позвонок. Ему не нужно оборачиваться, чтобы узнать, тепло чьей руки потревожило его мысленную экзекуцию идейного вдохновителя этого бала. Ей не нужно видеть его лицо, чтобы знать, какое выражение на нем запечатлено. – А то того и глядишь, сотрешь свои белые зубки в порошок.

    Он едва заметно улыбается, когда чувствует, как чужие ладони оседают на скулах. Легким, но настойчивым движением поворачивают к себе, заставляя обратить внимание на их обладательницу. 

    В уголках красных от помады губ таится тень усмешки. Взгляд Беатрикс искрит вызывающими нотками.

    - Визит к стоматологу звучит терпимее, чем участие в этом фарсе. – Неохотно тянет он, коротко кивая в сторону разодетой толпы фей и специалистов, и тут же недовольно морщится.

    - Ты не умрешь от пары танцев, Ривен. К тому же… - Ладонь соскальзывает со скулы, обвиваясь вокруг его запястья. Её голос становится на октаву ниже, когда она притягивает его к себе, едва не касаясь губами дужки уха. – Есть много разных способов скрасить твои нестерпимые мучения.

    Он шумно выдыхает, когда чувствует, что девушка утягивает его руку под подол платья. Шифон щекочет кожу, тепло чужого тела опаляет подушечки пальцев. Проводит ровную линию от колена вверх, едва касаясь внутренней стороны бедра. Чувствует, как под его прикосновениями расцветают легкие мурашки. Слышит, как едкий смешок вырывается из её груди и щекочет его шею, когда пальцы обдает резким холодом металла.

    Ривен удивленно присвистывает, крепче обхватывая неожиданную находку.

    - Надеюсь покрепче разливного пунша, набодяженного мистером Харви? – Пальцы бережно поглаживают флягу, искусно закрепленную на резинке, что обхватывает упругое бедро.

    - Ещё бы. – Беатрикс гордо вздергивает подбородок, изображая театральное возмущение. Коротко хлопает его по руке, которую только что держала, и утягивает в сторону эпицентра всеобщего хаоса. – Но сначала ты кое-что для меня сделаешь.

    Её голос пробирается под кожу. Просьба звучит как приказ, заставляя сомнения кусать загривок. Ривен медлит, внимательно изучая черты её лица и сам удивляясь очевидному: Беатрикс даже на секунду не допускает мысли о том, что он ослушается. Словно хозяйка, уверенная в верности своей шавки. Как он раньше этого не замечал?

    Она растворяется в толпе прежде, чем он успевает возразить.
    Он провожает её долгим взглядом.

    Странная опустошенность, преследовавшая его последние недели, фантомной болью отдается в висках. Его поглощает цветастое безумие празднества. 

    Пунш. Танцы. Звонкий смех. Всё сливается в единую сюрреалистичную картину мира. Ривен кривит губы в усмешке, приветственно хлопает кого-то по плечу. Кажется, даже перекидывается с кем-то парой слов. Делает всё на автомате, и не пытаясь получать удовольствие от происходящего. Раздражение наполняет его до краев по умолчанию. Кажется, сделать этот вечер ещё более дерьмовым невозможно.

    Кажется.

    Шипение просачивается сквозь стиснутые зубы, когда кто-то врезается в него со спины. Добрый десяток ласковых слов застревает в глотке, стоит ему резко повернуться вокруг совей оси.

    Дерьмо.

    Хоть в чем-то они солидарны!

    Взгляд тут же впивается в любительницу выводить его из положения равновесия. Он пытается выдавить вежливую улыбку, но получается только скорчить кислую мину. Недовольно цокает, разворачиваясь на мысках с намерением ретироваться отсюда как можно скорее. По негласному соглашению они избегали друг друга последние…сколько дней? Неважно. Им обоим это явно пошло на пользу. Стоит продолжить эту славную традицию.

    Однако мертвая хватка цепких пальчиков рушит его планы.

    - Какого…? – Только и успевает выплюнуть Ривен.

    Всё происходит слишком быстро. Вот они уже оказываются в центре зала среди десятка парочек, выстроившихся по струнке, чтобы исполнить танец в честь союза двух школ.

    Муза, должно быть, сошла с ума. Если она решила заставить кого-то ей подыграть, то она нашла далеко не лучшую кандидатуру.

    Первые аккорды гимна Алфеи лишают его возможности капитулировать. Он нехотя принимает правила игры. Но проигрывать в ней не собирается. Сжимает челюсть. В знак протеста не отводит взгляд, когда их глаза встречаются. Пусть знает, насколько ему противно всё, что сейчас происходит.

    Ладонь ложится на изгиб талии. Он перехватывает её пальцы, делая первый шаг.

    - Забавно. – Бросает он, стоит куполу оркестровой музыки их объять, отделяя от остальных гостей. – Значит, соврать случайному специалисту ты не можешь, а своему ненаглядному вполне?

    Хрипло смеётся, вылавливая в толпе напряженный взгляд двух карих глаз, прикованных к ним с того самого момента, как фее взбрело в голову, что вытащить его на танец – хорошая затея. Это лишь больше его раззадоривает. Ривен склоняется к ней чуть ближе, не сводя взора с их наблюдателя. Растягивает рот в едкой ухмылке.

    - У нас нет детекторов, определяющих магические способности, знаешь ли. 

    Ладонь соскальзывает с талии к пояснице. Больше он не делает лишних движений. Не допускает лишних касаний, строго следуя отрепетированному сценарию, вдалбливаемому в них с самого первого года обучения на случай подобных мероприятий. Бесполезные знания. Бесполезные танцы.

    Лёгкие жжёт, когда мелодия наконец достигает своего финального мотива. Клубок напряжения внутри развязывается, стоит ему отойти от неё на несколько шагов. Склоняется в почтительном поклоне. На лице вновь играет хитрая улыбка.

    Время платить по счетам.

    Он не даёт фее уйти. Перехватывает её локоть, буквально заставляя следовать за ним.

    - Позволь мне проводить тебя в знак признательности.

    Шаги медленные. Ленивые. Он растягивает удовольствие. Предвкушение шершавым языком облизывает его изнутри. Подводит Музу к её молодому человеку, осторожно вкладывая её ладонь в ладонь Сэма. Коротко кивает ему.

    - Доставку заказывали? Пожалуйста, в целости и сохранности.

    Взгляд скользит по оголённой спине, не прикрытой платьем. Задевает лопатки и поднимается выше. Мозг пронзает замечательного рода осознание. Ривен опускает свою руку на её плечо.

    - Кстати… - Большой палец заботливо потирает изгиб возле шеи, проводя невидимую линию. – Безумно рад, что уже не осталось никаких следов.

    Расплывается в блаженной улыбке, отдергивая руку. В наигранно дружественном жесте хлопает Харви младшего по плечу.

    - Приятно вам провести этот вечер!

    +3

    4

    - Не понимаю, о чем ты, - невозмутимо роняет она в ответ на ехидные реплики специалиста, смотря ему в глаза ровно столько, сколько того требует этикет.

    Муза не собирается оправдываться перед ним, объясняя на пальцах, что отец Сэма - один из организаторов праздника. Совсем неудивительно, что его знают ученики других школ. Совсем неудивительно, что они знают Сэма, у которого вообще довольно много друзей, с которыми она не знакома. Удивительно то, что Ривена это хоть как-то волнует. Это, а не то, что произошло между ними пару недель назад. Ведь что-то определенно произошло, им бы это обсудить и договориться никогда не вспоминать, но нет. Вместо этого они старательно делают вид, что ничегошеньки не случилось, собственноручно разбалтывая бутылку с кислотной газировкой внутри.

    Они оба знают, что однажды она выстрелит, а пока.

    Ривен ведет себя, как последний мудак. Внешне он никак этого не проявляет - держится обособленно, не лапает ее, не делает больно. Со стороны не скажешь, будто между ними - пролегает целая наэлектризованная автострада, по которой к кончикам пальцев стекается горячий ток. Поведение Ривена и даже его слова почти не выводят ее из равновесия, но Муза знает, что он мудак и рано или поздно все испортит.

    Так и случается.

    Под финальные аккорды песни она шумно выдыхает и собирается избавиться от него как можно скорее. Ей даже необязательно прощаться или быть вежливой. Ривену это не нужно, а ей - тем более. Однако, его пальцы крепко удерживают ее подле себя, и ей приходится натянуто улыбнуться. С каждым шагом приближаясь к своему парню, Муза становится все бледнее - сопротивляться нет смысла. Не будет же она на глазах у всех скандально вырываться из хватки своего, казалось бы, идеального кавалера.

    - Неудачно упала на тренировке. Сам знаешь, как это бывает, - с нарочитой беззаботностью выпаливает она чуть более нервно, чем ей хотелось бы, когда Ривен наконец отходит в сторону. Если Сэм и замечает ее неискренность, то не подает вида, за что Муза ему безмерно благодарна. Ведь ей в самом деле нечего скрывать. Она ему не изменяла и в целом не совершала ничего противозаконного. Разве что, ей выпало несчастье познакомиться с Ривеном.
    Но кто не без греха?

    - Хочешь подышать свежим воздухом? Пока ты отвлекала на себя внимание всего зала, я достал для нас кое-что, - слегка отодвинув край официального пиджака, Сэм демонстрирует торчащее из внутреннего кармана горлышко фляжки и с уверенной улыбкой мягко уводит ее в сторону широких балконов и лестниц, спускающихся прямиком в лабиринт.

    - Сочту за честь.

    Прижавшись к нему крепче, Муза не оглядывается, но ощущает яркий всплеск эмоций где-то позади себя. Тревога, смешанная со злостью и страхом, определенно не принадлежит кому-то из ее знакомых. Чувства на вкус новые, кисловатые и едкие, как привкус пота, остающийся на языке, если лизнуть кожу после изнурительной тренировки.

    Муза не оглядывается и позволяет Сэму увести себя к мини-столикам, расставленным в начале каждого входа в лабиринт. Однако даже пунш, смешанный с виски не перебивает мерзкий привкус чужих эмоций.
    [indent]
    ***
    [indent]
    Им удается побыть наедине около часа. Может, меньше или больше - в лабиринте нет времени, а именно туда они и забрались, чтобы целоваться без свидетелей и пьяно оглаживать друг друга, хоть она совсем и не чувствует хмеля в голове. Забрались в этот чертов лабиринт, чтобы побыть наедине, и все равно слышали музыку, веселые крики, даже разговоры где-то за зеленой изгородью.

    А потом что-то случилось. Что-то случилось, и один из незнакомых ей старшекурсников затормозил возле них, переводя горящий взгляд с них куда-то вперед, хотя что там можно было разглядеть.

    - Эй, друг, ты с нами? Любая помощь не помешает.

    Они с Сэмом переглядываются. Нет, ей не показалось, и он тоже ничего не понимает, но все же вежливо интересуется, вмиг напрягаясь. Она чувствует, как его руки обвивают ее крепче в защитном жесте, и ей совсем не хочется его никуда отпускать.

    - Что произошло?

    - Там ребята, ребята из Красного Фонтана затеяли с нашими драку. Нужна подмога. Говорят, что-то серьезное. Так ты с нами? - нетерпеливо интересуется старшекурсник, явно желая поскорее добраться до центра событий. И, не дождавшись ответа, устремляется вперед, петляя по лабиринту.

    Сэм какое-то время молчит, и Муза уже думает, что он принял решение, и они забудут об этом. В самом деле, это же не их потасовка, верно? Уж там разберутся как-нибудь и без них.
    И Сэм действительно решает. Ослабляет хватку, отодвигается от нее, переставая прижимать к изгороди, виновато прикусывает губу.

    - Мне стоит сходить. Я быстро, ладно? Ты ведь знаешь, что я мигом пройду через эти стены. Обещаю ни во что не ввязываться. Просто, если...все действительно серьезно, я позову кого-то из профессоров, - его голос, несмотря на настороженный взгляд, пропитан уверенностью. Муза и хотела бы поспорить, могла бы, но в итоге просто кивает.

    - Будь здесь, хорошо? Я вернусь быстрее, чем ты успеешь допить остатки, - бодро улыбнувшись, Сэм оставляет ей фляжку с выпивкой и быстро исчезает из поля ее зрения.

    Первые несколько минут она почти не дышит, прислушиваясь к каждому шороху и отдаленным голосам, делает маленький глоток, морщится, хмурит брови. Ей не нравится происходящее, да и с чего бы. Их с Сэмом свидания прерывают слишком часто.

    Но совсем скоро становится не до мыслей.

    Фляга выпадает из рук, когда она, выплыв из размышлений, встречается взглядом с тремя парнями в форме чужой школы. По их виду она может предположить, что они тоже не ожидали ее встретить. Скорее всего, они направлялись к месту разборки. Но теперь, похоже, передумали.

    Прежде чем любой из парней успевает сделать к ней шаг, Муза, пару секунд назад незаметно сбросившая под платьем туфли, впивается пальцами в длинный подол, сжимая и приподнимая его для удобства, и резко срывается с места, слыша вслед улюлюканье и тяжесть быстрых шагов.
    Они явно не торопятся, думает она, вслепую сворачивая то вправо, то влево, то снова влево, понятия не имея, как выбраться из лабиринта.
    Вот ирония-то.

    У нее с собой ни оружия, ни сигнальной ракеты, ничего, что могло бы дать ей хоть какое-то преимущество в бою. Да и кто вообще приходит вооруженным на бал, тема которого - единение.
    Задыхаясь и мысленно проклиная весь этот вечер, слыша крики не так далеко от себя, Муза, заворачивает за очередной поворот и прижимается спиной к изгороди, отчаянно желая слиться с ней или еще лучше - одолжить на время у своего парня его способности.

    Рано или поздно она выдохнется, а вот они - вряд ли.
    Думай, Муза, думай, лихорадочно твердит она себе и едва сдерживает внутри себя крик, когда прямо перед ней возникает один из парней.
    Знакомый, слишком знакомый.

    Пожалуй, еще никогда прежде она не была так рада видеть Ривена.

    - Ты, ты, это ты...

    Распахивая рот и панически заглатывая воздух, она во все глаза таращится на него, как на чудо света, даже не думая сейчас о том, что он откажется ей помочь или даже лично поможет им ее найти.

    - Мне нужна помощь. Они...они где-то рядом. Помоги мне выбраться. Пожалуйста, - делая особый упор на последнем слове, она резко дергается к нему навстречу, вцепляясь обеими руками в одно из его запястий.
    - Я буду тебе должна, если хочешь. Только выведи меня отсюда.

    Сглотнув, она нервно вертит головой, слыша приближающиеся шаги и голоса, и еще сильнее стискивает руку Ривена, сглатывая и возвращая к нему взгляд неестественно расширенных зрачков, буквально кричащий:

    Давай, Ривен. Докажи мне, что ты не мудак.

    Отредактировано Musa (2022-06-14 00:43:47)

    +2

    5

    Но сначала ты кое-что для меня сделаешь.

    С губ срывается горький смешок. Приступ отвращения к самому себе заботливо заглушается порцией алкоголя из честно заработанной фляги. Глотку приятно жжет, а стремительно разливающееся по его венам спиртное обещает ночь прекрасного забытья. Забытья того, что он, кажется, променял лучшего друга на виски, ха!

    Ещё глоток.

    Рот кривится в глупой улыбке. Это было слишком легко. Слишком просто. Скай чересчур легко доверял людям. Не тем людям. Ему.

    Одна дружеская шутка, похлопывание по плечу и брошенная вскользь фраза о том, что у какого-то его знакомого есть информация о Сильве. Этого было вполне достаточно, чтобы принц целой страны был готов встретиться не пойми с кем в упомянутом Ривеном месте. Но он же королевская особа в конце концов, разве могут этому белобрысому баловню судьбы хоть что-то сделать? Не могут. Или всё же…?

    Глоток.

    Ривен морщится, утробно мычит, вытирая рот рукавом уже изрядно помятой рубашки. Пытается сделать вдох, но воздуха всё равно не хватает. Ведь ему и этого было мало. Ведь ей этого было мало. Завершающий штрих. Отвлекающий маневр.

    Красный фонтан. Ящик Пандоры, до краев набитый бесами, только и ждущими, когда им предоставиться возможность выбраться на волю. Он её им и предоставил. Как бы невзначай вылил на какого-то напыщенного идиота бокал пунша, сопроводив происходящее не самой уместной шуткой. Этого хватило, чтобы искра обернулась пожаром. Чтобы чужой кулак приземлился прямиком в его рожу, попутно разбивая губу.

    В уголке рта всё ещё красуется капля запекшейся крови. Ривен лениво ласкает её языком и делает ещё один глоток, откидывая голову назад и вперяя взгляд в карусель звездного неба.

    Мир слетает со своей оси.

    ***

    Он не знает, сколько вот так просидел, пялясь невидящим взором в беспросветную мглу, изредка разрезаемую отдаленной иллюминацией бального зала. Не знает, если честно, и как он в принципе оказался в самом центре лабиринта, куда обычно ускользал со своих тренировок. Не знает, и не хочет знать, чьи голоса шелестят меж зелёных изгородей.

    Здесь хорошо. Здесь никого нет. Можно даже представить, что и его нет. Как было бы хорошо просто взять и раствориться в темноте ночи, а?

    Он вздрагивает. Гулкий звон фляги разрезает тишину. Взгляд ухает вниз, находя давно пустой сосуд возле ног. То был звон не его фляги. Осознание лениво кусает загривок. Ривен недовольно морщится, с трудом отрывая туловище от земли. Осторожно покидает своё укрытие, медленно ступая в сторону гулкого хихиканья. Уже хочет обойти незваных нарушителей покоя, когда в него чуть было не врезается темное пятно. У пятна, увы, оказываются до боли знакомые глаза, в которых вечно отражается всё отчаяние мира.

    Ты, ты, это ты...!

    Слова укоризной впиваются под ребра. Сдавливают грудную клетку от неистового желания тут же убраться куда подальше. Черт возьми, да, это он. Это всё он! Вот такой вот он кусок дерьма, поэтому, люди добрые, будьте любезны, свалите куда подальше для своего же блага!

    Ривену хочется кричать, рычать, пнуть кого-то в конце концов, но он просто смотрит на то, как шевелятся губы Музы. Он её не слышит. Он ничего больше не слышал после первой фразы, что она бесцеремонно бросила ему в лицо. Взгляд медленно скользит ей за спину, вылавливая слишком заметную макушку. Специалист, от которого пыталась увильнуть фея. Истукан, которого он облил пуншем. Так ещё и группа поддержки. Поистине дерьмовый вечер.

    Вдоль спины проходится едкий холодок, осознанием просачиваясь в голову. Слегка отрезвляя, заставляя шестеренки мозга хоть как-то шевелиться. Музе явно снова что-то от него надо, иначе бы она не сдавливала запястье так, словно хочет перекрыть кровоток. Он один. Пьяный почти в стельку. И быть побитым кучкой остолопов – последнее, что ему сейчас требуется.

    Челюсть стиснута. Он медленно переводит взгляд в сторону стремительно приближающихся любителей надирать зад и обратно на фею. В обратном направлении. И снова на неё.

    - Да чтоб тебя…! – шипит в лицо Музы, чертыхается и перехватывает её руку.

    Их поглощает тьма. Переплетается с листьями изгороди, уводя в какой-то неизведанный уголок лабиринта. Туда, куда даже Ривен в своих попытках спрятаться от всего мира не успел забрести. Мерзкое гоготание следует по пятам. Облизывает пятки, выбивая из груди тихое ругательство: в таком состоянии он и сам не в силах долго бежать.

    Думай, Ривен, думай.

    Ныряя в очередной потайной проход, ведущий в тупик, он резко останавливается, рывком притягивая незадачливую спутницу к себе. Ладонью зажимает её рот, сам при этом стараясь не дышать.

    Топот нескольких пар ног пульсирует в висках. Чужое дыхание щекочет пальцы. Он поджимает губы, изо всех сил стараясь игнорировать навязчивые мысли, вспышками воспоминаний мелькающие в сознании. Едва уловимый, почти выветрившийся сладкий аромат, который наверняка прилипнет к рубашке. Тепло, что паразитом проникает под кожу. Сейчас вовсе не об этом стоит беспокоиться, но у его головушки, чья крыша, видимо, решила окончательно отъехать в сторону, явно другие планы.

    Стоит голосам утихнуть, как он тут же, как ошпаренный, отдергивает руку. Отходит на пару шагов – ему физически необходимо отстраниться – и, шумно выдыхая, сползает прямо на траву.

    Можно ли считать, что хоть что-то сегодня он сделал правильно?

    - Знаешь, для эмпата ты чертовски плоха в выборе людей, к которым стоит обращаться за помощью.

    +2

    6

    Взгляд Ривена прошибает ее насквозь.
    Они уже виделись этим вечером, прикасались друг к другу впервые за долгое время, но почему-то именно сейчас все внутри Музы замирает, вытягивая из ее груди неразборчивое ругательство и отсылая к веренице ярких воспоминаний последних месяцев.
    В его взгляде читается сомнение, раздражение, доля неверия и молчаливого вопроса - "почему это все происходит именно со мной?!".
    С нами, хочется добавить ей, но сейчас совсем не до ее внезапной сентиментальности.

    Похоже, что Ривен думает так же - и Муза благодарна, что он в принципе может соображать, потому что, оказавшись ближе, она явно ощущает, как от него разит алкоголем. И чем-то таким, чем пахнет только он. У Сэма никогда не было такого запаха. Он всегда пах нейтрально. Свежевыстиранной рубашкой, легким парфюмом, какой-то горьковатой смесью растений.
    У Сэма никогда не было индивидуального запаха, от которого у Музы подкашивались бы колени.
    Зато он был у Ривена. С самой первой их встречи. И это раздражало ее ровно столько же, сколько и притягивало.

    Следуя за ним по лабиринту, морщась от влажной листвы, то и дело задевающей лицо, Муза даже не задумывается, насколько просто ей доверять ему. Ведь он мог бы безразлично дернуть плечом и оставить ее наедине со своими проблемами. Мог зажать в каком-нибудь углу и доходчиво объяснить, чтобы она больше к нему не приближалась, даже если ее поставят к нему в пару профессора. Мог бы причинить ей боль, обвинить, высмеять, в конце концов.
    Или не мог?

    Вместо этого он уводит их от преследования, как чертов герой, заставляя ее сердце биться в бешеном ритме. Заставляя ее забыть, что на ней нет обуви, а где-то совсем рядом, может даже в метре от них, Сэм рыщет в поисках ее.
    Но если бы даже Сэм прямо сейчас стоял у нее за спиной, она вряд ли ощутила бы его. Потому что все, на чем она могла сейчас сосредоточиться - это ладонь Ривена, зажимающая ее рот. И реакция ее тела на этот грубый, необязательный жест.

    Стоит лишь ему отстраниться, как она невольно облизывает губы, все еще часто дыша и глядя на него безумным взглядом.
    Муза сглатывает и едва не подается к нему навстречу, чтобы...что? Отблагодарить? Отвесить пощечину?
    Где-то вдали еще слышатся крики, но никакого шума поблизости. Преследуют ли их до сих пор или нет, у них есть фора в несколько минут.
    И за это время ей лучше бы прийти в себя, а не думать о том, что было бы куда приятнее оказаться сейчас на траве под тяжелым телом Ривена, а не смотреть на него сверху.
    Влияние ли это алкоголя, но она все еще хорошо помнит со времен их общих тренировок, каково это - быть под ним.
    Волнующе.

    - Ну, у меня сегодня выходной, - без особого запала огрызается она, немного приходя в себя от осознания того, насколько Ривен не в форме и насколько не в себе она сама. - Хочешь остаться здесь и вернуться в замок к утру с разбитым лицом? Потому что так оно и будет, они не успокоятся. Ты знаешь это, - уверенности ей не занимать, сейчас, когда она ощущает себя в некой безопасности. Только вот положение это крайне шаткое.

    Внезапно откуда-то слева доносится необычный глухой рык, и Муза сначала пугается, думая, что это каким-то образом пробравшиеся на территорию Сожженные. А потом вспоминает, что уже слышала этот звук раньше. Причем, сегодня.

    - Кажется, я знаю, где выход. Ты со мной? Поверь, ты не пожалеешь, если там окажется то, о чем я думаю.

    Растянув губы в кривой улыбке, Муза оглядывается по сторонам так, словно ожидает увидеть рядом с собой лестницу или хотя бы пару старых коробок. Но у нее есть только Ривен. И не факт, что он захочет помогать ей дважды за один вечер.

    - Сможешь подсадить меня? Прямо за этой изгородью место стоянки Красного Фонтана, - она лихорадочно облизывает губы, явно заинтригованная своей затеей. Если Ривен откажется ей помогать, она все равно выберется, теперь она знает нужное направление. Однако, по прямой будет куда быстрее.

    - Оставайся здесь, если хочешь. Но если нет, я вернусь за тобой...и не одна.

    +2

    7

    Да твою ж мать, этим придуркам из Красного фонтана заняться больше нечем?

    Ривен недовольно корчится, стоит утробному гиканью достигнуть его ушей. Ладонь неосознанно касается уголка разбитой губы, сползает на острый подбородок. Отросшая щетина щекочет подушечки пальцев. Он одаривает Музу многозначительным хмурым взглядом. Долгим. Приходится признать, что фея права. Однако произносить вслух он это не будет. Из принципа.

    Их импровизированную игру в гляделки прерывает гулкий рев, доносящийся из-за живой изгороди. И, честно говоря, Ривен даже рад подобному вмешательству: ему начало казаться, что он слишком долго пялится на самодовольную ямочку, так не кстати вспыхнувшую возле её губ. Правда, когда она снова оборачивается к нему, ямочка становится острее.

    С минуту он снова смотрит на неё, как немая рыба. Клонит голову на бок, прикидывая: это он настолько пьян или фея только что опять попросила его об одолжении? Хмыкает.

    - Поверь мне, из нас двоих я не тот, кто будет жалеть после, - уголок рта поднимается вверх. Коротким рывком он отлепляет туловище от земли, стряхивая приставшую к брюкам грязь. До подернутого алкоголем сознания наконец доходит, что за гул слышен на другой стороне. В помутневшем взгляде загорается лукавая искра. - Вот только…

    Он негодующе качает головой, кладет руку на оголенное плечо, заставляя бегающие темные зрачки обратить на себя внимание:

    - Подсаживать я тебя никуда не буду. - Пожимает плечами, смахивая с бледной кожи невидимые пылинки. - Разумеется, если ты вдруг не хочешь получить пару-тройку новых царапин и синяков, чтобы восполнить пробел.

    Нет, можно было, конечно, вовсе не останавливать Музу от претворения её чудаковатого плана в жизнь. Он бы посмотрел на безуспешные попытки взобраться на обманчиво плотную стену. Она бы поняла, что использование кустов в качестве лестницы чревато лишь смачным ушибом пятой точки. Увы, времени на это прекрасное зрелище у них нет: те, от кого они так усердно прячутся, могут в любой момент отыскать их убежище.

    Надо найти более прямой путь.

    И он его находит: кисти ныряют в живую изгородь. Резкие движения сопровождаются глухим хрустом, который, благо, тонет в рычании мотора. Острые сучья царапают кожу. Ривен поджимает губы, стараясь сосредоточиться на том, как побыстрее расчистить проход. Из груди вырывается тихий вздох, когда он наконец решает, что образовавшегося проема хватит на то, чтобы не выколоть себе глаза.

    Вполне довольный собой, он бросает взгляд на Музу, коротко кивает ей и исчезает в проходе. Джентельмен не джентельмен, но его лицо разукрасят в первую очередь, если найдут. Хотя с этим вполне может справиться и живая изгородь: коряво отломанная ветка впивается в предплечье. Позаимствованная рубашка Ская рвется с тихим шершавым стоном, когда он наконец вываливается на другую сторону.

    Свет фонарного столба тут же врезается в привыкшие к темени глаза. Ривен жмурится, прикладывая ладонь ребром ко лбу и стараясь хоть как-то осмотреться: стоянка мотоциклов была непредусмотрительно оставлена без наблюдения. Кого бы они ни слышали по ту сторону изгороди, он уже уехал. Им же лучше. Не будет свидетелей их небольшого хулиганства. Или его, если фея не поторопится последовать за ним. Хотя, судя по недовольному пыхтению сзади, ждать её осталось недолго.

    Выбрав не самый вычурный байк, Ривен без зазрения совести перекидывает ногу через сиденье, поудобнее устраиваясь на кожаной обивке. Порыскав глазами по окрестности и не обнаружив камер, он уже было тянется к щитку зажигания, как боковым зрением цепляет темное пятно - Муза наконец победила своего злосчастного врага в лице живой изгороди. Посередине стены теперь красуется дыра, сквозь которую просачивается едкий свет фонаря. Что ж, замечательный намек, куда они могли смыться.

    На то, чтобы соединить провода потребуется какое-то время, а незванные гости из Красного Фонтана им не нужны. Ривен слегка щурится. Переводит взгляд с феи на дыру и обратно. Он выставляет вперед руку. Складывая пальцы полу рамкой, в воздухе примерно измеряет обхват бёдер девушки, переводит его в сторону прохода. Рот кривится в ухмылке: идеально подходит!

    - Не будешь ли ты столь любезна прикрыть наш путь отступления, пока я тут тружусь в поте лица над запуском двигателя? - Он простодушно пожимает плечами. - Судя по моим экспертным меркам твоя… фигура отлично для этого подойдет.

    Отредактировано Riven (2022-07-28 17:13:05)

    +2


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » по кусочкам


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно