GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом


    что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом

    Сообщений 1 страница 7 из 7

    1

    что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом!
    “She is overly fond of boys,” the castellan wrote Baela’s father, Prince Daemon, after that incident, “and should be married soon, lest she surrender her virtue to someone unworthy of her.”
    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/214/407568.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/214/591728.gif
    Baela Targaryen, Daemon Targaryen

    Письмо от кастеляна Драконьего Камня дождалось своего часа, и теперь Бейлу ждет Серьезный Разговор с отцом. Насколько, конечно, возможен серьезный разговор с Деймоном Таргариеном.

    +3

    2

    ―Ваши Высочества? ― раздаётся после робкого стука. ―Миледи Бейла, ваш отец прислал меня, дабы я сопроводила вас к нему, ― не дождавшись ответа, побеспокоившая близняшек служанка все же отворяет дверь и замирает на пороге, пораженная видом принцессы. Та выглядела по-настоящему царственной в шелках и драгоценностях, которые её попросила примерить сестра. Рейна в очередной раз захотела взглянуть как на ней будут смотреться новые украшения и платья, только что доставленные для грядущих пиров в честь победы черных, и отказать ей было невозможно. Младшая частенько использовала старшую в качестве зеркала, но та была только рада. Когда вокруг неё суетилась младшенькая, это нисколько не раздражало. Она умудрялась прилаживать любые детали платья практически не касаясь их, в отличие от портних, которые втыкали в девушку иглы, словно в специальную подушечку, закрепленную у них на запястьях.
    —Скажи, что я зайду к нему позже, — реакция прислуги сёстрам понравилась, но нет предела совершенству. — Мы ещё не закончили, — хотя, Рейна скорее всего уже решила в чем отправится на ближайший праздник.
    ―Его Величество велел привести вас, миледи. Немедленно.
    Близняшки переглянулись. Если отец действительно так сказал, значит, дело серьезное. И отправляться без подготовки никак нельзя. Девицы устроили служанке допрос с пристрастием, пытаясь вытащить из хоть какую-нибудь информацию. Конечно, Деймон Таргариен совершенно точно не делился своими намерениями и не собирался докладывать кухонным замарашкам, о чем ему захотелось поговорить со своей старшей дочерью (да ещё и срочно). Но догадаться о предмете беседы можно и иначе. Так что пока Бейла задавала наводящие вопросы, а Рейна успокаивающе твердила, что прислужница может не бояться и рассказывать им всё-всё, картина с каждым следующим ответом становилась полнее. А потом стала абсолютно полной…
    —Крыса! — в возгласе принцессы смешались негодование и возмущение.
    ―Где? ― одновременно взвизгнули сестра и служанка, начав озираться по сторонам в поисках своего худшего ночного кошмара. Вот же гусыни...
    —На Драконьем камне осталась. Идём, ― грубо схватив за руку прислугу, велит Бейла, подталкивая её к двери. Чем скорее они покончат с этим недоразумением, тем лучше. Кто кого ведёт к отцовским покоям так сразу и не поймешь, но встречавшиеся на пути предпочитали убираться с дороги, не утруждаясь соблюдением приличий, так что до места назначения девушки добрались быстро.
    ―Ваше Высочество здесь, ― пискнула замарашка, как только дверь отворилась. Пропустив принцессу, она предпочитает как можно скорее убраться. И правильно делает. Взглянув на родителя, Бейла сердито выпаливает:
    —Что тебе наплёл кастелянин? — лучшая защита – это нападение. По крайней мере, когда дело касается словесных поединков. И уж точно это касается отношений с мальчишками. Она видела, как те ведут себя со скромными, тихими девицами, и ей это не нравилось. Конечно, слуги не могли обращаться с дочерью самого Деймона Таргариена, словно с обычной замарашкой, даже захоти они того, но вот от лордов, одному из которых она рано или поздно станет женой, ещё не того можно ожидать. Отцовское имя не сможет защищать её вечно, а значит нужно научиться постоять за себя самостоятельно. И уж лучше потренироваться на дюжине другой стюардов, дабы потом иметь возможность сладить с каким-нибудь напыщенным индюком, чем слушать причитания септы о том, что леди должна быть скромной. Леди, может и должна, только принцесса в первую очередь дочь дракона, а уж потом всё остальное. Поэтому принцесса и перехватывала инициативу, нападая первой. Ей нравилось чувствовать себя хозяйкой положения. Нравилось, как мальчишки разевают рты, заливаются краской и теряются от нескольких её колких словечек или кокетливых взглядов. И виноватой она себя нисколько не чувствовала. Ни в том, что наслаждается своей властью, ни в том, что флиртует с поварятами...

    +3

    3

    Деймон не стал утруждать себя тем, чтобы писать ответ на письмо кастеляна. В Харренхоле ему было не до того, а потом он и вовсе забыл обо всей этой истории, пока служанка случайно не вытряхнула письмо из кармана забытого дублета и не положила ему на стол. Только тогда, перечитав его, уже не будучи в центре военных действий, Деймон решил, что ситуация требует какой-то реакции. Сир Роберт Квинс свои советы пусть держит при себе, но поговорить со старшей дочерью все-таки нужно. Лучше бы, конечно, это сделала женщина, но кто? У девочек есть септы, но со своими обязанностями служительницы Семерых очевидно не вполне справляются (впрочем, слишком строго судить их не стоит: обуздать драконью кровь задача не из легких, это даже Старому Королю не очень удавалось, чего уж ждать от благочестивых старых дев). Была бы жива Рейнис, она могла бы поговорить с внучкой, но увы, Почти Королева погибла среди огня и крови. Мать близняшек тоже давно умерла, а Рейнире, при всём к ней уважении, Деймон этот разговор доверить не готов, да и до того ли ей сейчас.
    Вот и получалось, что кроме Порочного принца, проповедовать целомудрие было некому. И куда катится мир? Деймон досадливо стукнул кулаком по столу и приказал служанке позвать его старшую дочь к нему сейчас же.
    Он встретил ее за столом, с письмом в руках и молниями в глазах.
    За свою короткую жизнь Бейла видела отца в гневе – по-настоящему в гневе – не больше пары раз, и все недавно, так что едва ли она уже успела запомнить, как это выглядит, когда он действительно зол. И даже во время войны Деймон старался контролировать свои эмоции, когда рядом были его дети, так что по большому счету Бейле и сравнивать было не с чем. Впрочем, она и не тратит время на раздумья, а бросается в атаку с порога. Если бы у Деймона и были какие-то сомнения по поводу того, писал ли сир Роберт Квинс правду (хотя зачем ему врать), то сейчас бы они развеялись.
    – Думаешь, вопросы сейчас задаешь ты? – сурово оборвал Деймон, но вышел из-за стола, чтобы вложить письмо в руки Бейлы. Пусть читает, если уж ей так любопытно. Может, что-то поймет. – Ошибаешься. Лучше скажи мне, как ты смотришь на то, чтобы выйти замуж за лорда Мандерли? – Деймон сдвинул брови и сложил руки на груди, с высоты своего роста взирая на Бейлу со всей возможной для него строгостью. Строгость его дочери тоже раньше видеть особенно не приходилось, потому и не боится она его совсем. Впрочем, она, кажется, и никого не боится, что Деймон всегда одобрял… Но сейчас ему надо, чтобы дочь задумалась, так что он начинает сразу с угроз. Не секрет, что (после семьи, конечно) больше всех по Джоффри скорбели Мандерли, у которых из рук опять уплыла возможность породниться с королевской семьей.

    Отредактировано Daemon Targaryen (2022-06-18 19:04:09)

    +3

    4

    За собственным бешенством Бейла совершенно не замечает отцовского. Деймон Таргариен – не кухонный поварёнок. И не мальчишка. Порочный Принц, ныне король, как и его дочь от крови дракона. А значит каждый будет стоять на своём насмерть. Принцесса едва начинает читать письмо сира Квинса, но почти тут же бросается его на стол, стоит отцу заговорить о замужестве. В пурпурных глазах девушки с новой силой вспыхнула ярость.
    —Я всё ещё помолвлена с Джекейрисом, — пока принц числится пропавшим без вести, обещание останется в силе. И пусть все прекрасно понимают, что юношу скорее всего поглотило море во время битвы при Глотке, пока что никто не осмелится заговорить о том, чтобы перевести его из пропавших без вести в погибшие. Дом Таргариен все ещё оправлялся от потерь, на которые разразившаяся гражданская война оказалась столь щедрой.
    —Мандерли – даже не гранлорд, он всего лишь вассал, — а ещё скорее всего старик. И на том его недостатки не заканчивались. Хозяин Белой Гавани мог быть сколь угодно проницательным переговорщиком, но он оставался полевым зверьём. Драконы с полевым зверьём не соединяются. Их король, Визерис, женился на одной такой зверушке, и разразилась буря, в которой драконы танцевали и умирали. Оставалось только гадать, отчего венценосный дядюшка решил взять в жены именно Алисенту, ведь дом Хайтауэр – древний и знатный, уже не говоря о том, что представители его когда-то правили собственным королевством. Отто был рад предоставившейся возможности породниться с Таргариенами, и предложил свою дочь в качестве племенной кобылы. Пусть сам он не станет королём, так хотя бы будет дедушкой будущему. «Дражайшая тетушка» со своей ролью справилась, родив Его Величеству троих детей, вот только разбавленная кровь в их жилах бросалась в глаза. Кобыла родила жеребят, а не драконов вовсе. Некоторые странности заметили у Эйгона с его супругой, но в их детях оные проявились ещё более явно. Хворая Джейхейра не плакала, не улыбалась, не делала ничего из того, что свойственно младенцам, а у её брата-близнеца, Джейхериса, было по шесть пальцев на левой руке и ногах. Даже с младшим сыном, Мейлором, по слухам было не всё в порядке. Это, впрочем, неудивительно, ведь владыки древней Валирии не зря не мешали свою кровь с простонародьем. Несколько капель чугуна будет достаточно, чтобы испортить чан с золотом.
    —Мы отплатили северянам за Час Волка и отдали Кригану Старку вдову узурпатора, — то была их с Рейной идея, но кто теперь об этом вспомнит? Отец спросил их с сестрой после, что бы они делали, не окажись под рукой Хелейны, неужели тянули бы жребий? Близняшка скромно потупила глаза и сказала, что они придумали бы что-нибудь другое. Ну а Бейла заявила, что она бы дождалась ночи и влезла в окно покоев Старка, дабы убедить его согласиться на все их условия или лишиться рук и чего там еще лишают за покушение на честь девицы королевской крови. И после всего этого он не желает закрыть глаза на всего-то лишь флирт с мальчиками!
    —А теперь ты и меня хочешь отправить в Белую Гавань. Северянам достанется слишком много драконов непонятно за какие заслуги.

    Отредактировано Baela Targaryen (2022-06-27 23:51:26)

    +3

    5

    Мать и невеста упрямо не желают смириться со смертью Джейкейриса. Деймон предупреждал их, что расставаться с надеждой постепенно – это как рубить собаке хвост по частям, что они только напрасно мучают себя и что лучше смириться сразу. Но кто будет его слушать после того, как пропавший в той же битве Визерис к общей радости вернулся живым и невредимым? В любом случае Эйгон пока слишком юн, чтобы титул принца Драконьего Камня имел какое-либо значение, кроме церемониального, так что спешить некуда. Деймон ничего не имеет против пасынка, просто считает, что на голове его сына корона будет смотреться намного лучше, но если вдруг Джейс всё-таки жив… что ж, он неплохой парень, и его всё ещё ждет невеста. Когда не занята шашнями с поварятами, конечно. Бейла всё говорит правильно и до уморительного серьёзно, но даже не пытается что-то отрицать, а Деймон не припомнит, чтобы на кухнях Драконьего Камня трудились отпрыски лордов, великих или не очень.
    – То есть грандлорд бы тебя устроил? – довольно ядовито уточнил он, стараясь смотреть грозно и удерживать уголки губ, так и норовящие расплыться в улыбке. – Ну слава Семерым. Я уж подумал, что твои амбиции не идут дальше кухни или оружейной.
    Ярость в глазах дочери была настолько осязаемой, что Деймон не выдержал и всё-таки расхохотался. Ну что поделать! Любому отцу приятнее, когда дочь не перечит, а соглашается, что ему виднее, как устроить ее судьбу, но от двух драконов не рождаются овечки. (А его брату Рейнира, говорят, вообще плюнула в лицо при всем Малом Совете. Но Визерис заслужил, а Деймон не дурак и зря родную дочь обижать не будет, а если чуть-чуть припугнул, то только для ее же блага).
    – Жаль, что ты не видела свое лицо, – выдавил он сквозь смех. – Ну какая Белая Гавань? Обойдутся. Да и Мандерли, кажется, женат. – А может, и вдовец, а то и не единожды: у него есть и взрослые сыновья, и дочь, достаточно юная, чтобы ее сватали Джоффри. В любом случае, лорд Мандерли просто пришелся к слову, очень уж надоел со своим нытьем об обещании, вытянутом из (скорее всего, покойного) Джейкейриса. Деймон не стал рассказывать старику, что если ему дорога дочь, то он должен радоваться: останься Джоффри наследником престола, невеста-северянка не дожила бы до свадьбы. Роль будущей королевы-консорта занята уже давно, да и кровь можно разбавлять не до бесконечности – и лучше вообще не разбавлять.
    Деймон налил себе вина и медленно выпил, настраиваясь на серьезный лад, потому что все-таки он позвал дочь не для того, чтобы над ней подшутить.
    – Бейла, ты принцесса, драконья всадница и моя старшая дочь, кровь дракона с обеих сторон. Я бы никогда не унизил тебя недостойной партией. Если тебе интересно, какие у меня на тебя планы, то ты должна была стать королевой, и станешь. – Если Джейкейрис не найдется (Рейнира и Бейла могут верить во что хотят, но если он не нашелся до сих пор, то уже и вряд ли), то Деймон хочет, чтобы через пару лет Бейла вышла за своего брата Эйгона. Раньше смысла нет, но за несколько лет девица с кипучей драконьей кровью может много чего натворить. Вот если бы можно было сейчас сразу выдать ее за Джейса, Деймон бы и ей слова не сказал! (И если бы потом пасынок стал цепляться рогами за дверные проемы, это тоже была бы не проблема Деймона, да и самому Джейкейрису, прямо сказать, в плане репутации терять было особенно нечего, ведь покойный король вырывал языки, а не глаза). – Я просто хочу, чтобы ты сама не навредила себе. Для девушки, особенно будущей королевы, слухи могут быть опаснее самих поступков. – Седьмое Пекло, даже Порочному принцу может быть неловко подбирать слова, кто бы мог подумать. – И… я очень надеюсь, что ты не поставишь меня в ситуацию, когда у меня не будет другого выхода, кроме как выдать тебя за первого попавшегося лорда, который не будет задавать лишних вопросов. Ты понимаешь, о чем я говорю?

    +3

    6

    Вроде и понятно было, что отец просто не мог говорить всего этого всерьёз, но Бейла всё же испытала облегчение, когда он расхохотался. Она, конечно, старалась этого не показывать, напуская на себя как можно более сердитый вид, но смех у принца слишком заразительный. Улыбка на мгновение расцветает на губах девицы, но почти сразу же меркнет.
    —Как же иначе, — буркнула дочь дома Таргариен, касаясь сестриного кольца на указательном пальце. Сейчас в Семи Королевствах найдётся не один десяток лордов, что согласятся взять в жены даже брюхатую, если та от крови дракона. Отчего бы не стать рогоносцем, если рога – из чистого золота, а вассалы готовы повязать на них разноцветные ленточки да кланяться, прославляя и проклиная счастливца? О подобных почестях только мечтать можно! К тому же, Старкам ведь досталась вдова узурпатора, так может ещё одна кому-нибудь из них кто перепадёт?
    «Ну уж нет», ― как верно заметил отец, обойдутся.
    —Узнав о тебе и Рейнире, король зачем-то отдал её руку сыну Морского Змея вместо того, чтобы позволить вам пожениться, ― ослиное упрямство Визериса Первого привело к войне, последствия которой ещё долго будут аукаться потомкам.
    «Отраде Королевства нужно было оседлать Сиракс и улететь на Драконий Камень, чтобы обвенчаться с моим отцом», ― только боги знают, к чему это могло бы привести. Но вряд ли чаша, которую пришлось бы испить могла оказаться горше. Нет ничего хуже, творящегося сейчас хаоса. Две линии одного дома грызутся за Железный Трон, точно суки за сочную косточку. Этого не должно было случиться. Только не с ними. Только не с наследниками некогда величественной Империи, ныне лежавшей в руинах. Не для того они пережили Рок Валирии, чтобы сгинуть в междоусобицах.
    —Она уже была объявлена наследницей престола и несмотря на титул Визерис всё равно поступил с ней как с опозорившей его дочерью, а не как с будущей королевой, — поговаривали, будто дядюшка страшно разгневался, стоило вскрыться правде о соблазнившем племянницу Порочном Принце. Дабы проучить дочь, он повелел ей выйти замуж за Лейнора Велариона, равнодушие к женщинам которого ни для кого при дворе не было секретом. Бейла этой жестокости не понимала, как ни старалась. Но зато ни на мгновение не забывала о ней. И понимала, что с ней поступят точно также, если она оступится. Поэтому девица была осторожна, и мальчики, с которыми она флиртовала, были безобидными и кроткими, как овечки. Краснели при одном её появлении и даже не пытались проявить хоть какую-то инициативу, пока она не говорила им на ухо, что именно и как именно они должны сделать. А вот в задирах, которые даже если просто обращались к ней хоть с намёком на непочтительность, она воспитывала скромность, пролетая в опасной близости от их макушек на Лунной Плясунье. На Драконьем Камне старшая из близнецов совершенно не стеснялась проявлять характер, когда считала нужным преподать кому бы то ни было урок смирения. Это в Королевской Гавани приходилось сдерживать себя, дабы не навредить в первую очередь Рейнире. Но в твердыне, где она родилась, принцесса чувствовала себя хозяйкой: и замка, и острова, и положения. Что греха таить, очень это приятное чувство. Осторожной она была и поэтому тоже – не хотелось с оным расставаться.
    —О таком хочешь забыть, а всё равно помнить будешь, — на неё вообще сильно повлияло то, как обошлись с Отрадой Королевства. Не только несправедливость отца, но также поведение лордов, большая часть из которых предпочла забыть данные будущей королеве клятвы и встать на сторону тощей рыжей суки. После этого ножа в спину, девушка утвердилась в мысли, что доверять можно только своей семье, истинным драконам, чья кровь не разбавлена кровью полевого зверья, от которого ничего, кроме предательства не дождёшься.
    —Я помню, — девица позволяет себе короткий вздох, после чего спрашивает:
    —Если не веришь, что Джекейрис жив, как ты планируешь сделать меня королевой? ― оставляя в покое сестрино кольцо, которое до этого момента медленно проворачивала на указательном пальце, интересуется Бейла, чуть нахмурившись.

    +3

    7

    В глазах Бейлы мелькает огонек понимания, и Деймон облегченно выдыхает. Хмурится она зря – отец не требует от нее многого. Пусть только не прослывет совсем уж шлюхой и не забеременеет бастардом, а безобидные шалости никто ей не запрещает. С их семейной историей это было бы как минимум странно.
    Тайная свадьба Деймона и Рейниры в свое время стала большим скандалом, хотя если даже родители Лейны и Лейнора их поняли, то какое право остальные имели судить? Траур, в сущности, очень лицемерный концепт, это дань приличиям, а не любви. Если бы кузина Эймма могла с небес видеть, как живут ее муж и дочь, то наверняка сказала бы Визерису подавиться своим годом траура (Эймма тоже была от крови дракона, хоть это и нечасто проявлялось), но жениться на женщине, которая будет обращаться с ее дочерью так, как сама Рейнира с Бейлой и Рейной, а не на Алисенте.
    Несмотря на скорый повторный брак, Деймон никогда не переставал чтить память своей второй жены. Их дочери в силу возраста вряд ли могли хорошо ее помнить, но они часто слышали рассказы окружающих о том, какой была Лейна (Лейнора как-то не сговариваясь обходили молчанием почти все), в их комнате на Драконьем Камне висел её портрет, который Деймон взял с собой с Дрифтмарка как раз для того, чтобы близняшки ее не забыли. Девочки росли, зная, что брак их родителей был счастливым, что их отец очень любил их мать и скорбел о своей утрате, но… Но не могли они не знать и то, что их младший брат Эйгон родился прежде, чем со смерти Лейны минул год. Как это выглядит в глазах детей, которых давно научили арифметике, Деймон никогда не задумывался, и уж тем более ему не пришло бы в голову что-то объяснять. Вместе с тем, не притворяться же им с Рейнирой под собственной крышей, что все годы до свадьбы их ничего не связывало? Они и не притворялись. И вот сейчас Деймон не знал, чему удивляться больше – тому, что Бейла имеет представление о том, что происходило за годы до ее рождения, или тому, какие странные выводы она из этого делает. С другой стороны, может, оно и к лучшему? Деймон предпочел пропустить пока эту тему. Он сел и указал Бейле на свободное кресло.
    – Если Джейкейрис погиб, то принц Драконьего Камня – Эйгон. На ком же другом ему жениться, как не на тебе? Вы брат и сестра, через несколько лет вы будете очень красивой парой, – уверенно сказал Деймон, и неожиданно для себя добавил: – С Рейнирой, кстати, всё не совсем так было. У твоего дяди были плохие советники, к которым он зря прислушивался, но сам он думал, что действует так, как будет лучше для Рейниры, и как для королевы, и как для его дочери. – Что это на него нашло? Сколько лет назад Деймон в последний раз говорил о брате что-то хорошее? Теперь уже и начинать поздно. – Правда, хотеть как лучше мало, надо еще иметь хоть немного ума. А меня он действительно терпеть не мог, это да. Мы во многом не соглашались. – Ну и то, что Деймон сначала завладел невинностью Рейниры, а потом и ее рукой, тоже, наверное, как-то повлияло.

    +2


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » что за комиссия, создатель, быть взрослой дочери отцом


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно