GEMcross

Объявление

Kaeya: — Нравится подарок? — Кэйа радостно заулыбался, не отпуская от себя Дилюка.

спасение утопа... утопцев
Shani & Geralt of Rivia

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » Heart upon My Sleeve


    Heart upon My Sleeve

    Сообщений 1 страница 13 из 13

    1

    Heart upon My Sleeve
    "With my heart upon my sleeve
    My head down low and I still feel broken"

    https://i.ibb.co/J7nzpPx/1.gif    https://i.ibb.co/Vpd1nMJ/2.gif
    Ichirou Moriyama & Riko Moriyama

    [nick]Ichirou Moriyama[/nick][icon]https://i.ibb.co/mtjT1bc/image.gif[/icon][fandom]<div class=fan2>all for the game</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=483">Морияма Ичиро, 26;</a></div><div class=lztext><center>Темной ночью в тишине<br><a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=514">Он</a>
    прокрался в сад ко мне<br>И остался недвижим,<br>Ядом скованный моим.</center></div>[/lz]

    Отредактировано Aaron Minyard (2022-06-05 00:24:10)

    Подпись автора

    We’ve been spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise
    We keep spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise

    +4

    2

    Черный седан полз по улицам ночного, никогда не спящего Нью-Йорка, ловя огни встречных машин, свет от неоновых вывесок и рекламных билбордов, которыми был усеян весь Бродвей. Ичиро и Рико возвращались с ужина, куда были приглашены еще несколько недель назад. Дочь федерального прокурора вступила в брачный возраст, и заботливый, а также нечистый на руку, отец теперь подыскивал ей подходящего мужа. Жених выбирался из криминальных кругов, так что, намечалась обоюдовыгодная сделка. Прокурор упрочит свое положение, преступники получать федеральную протекцию. Дело пахло миллионами, а может быть даже миллиардами отмытых долларов, только вот кое-кому этот тухлый запашок совсем не нравился, Рико даже не пытался это скрывать.

    Большую часть ужина он провел молча, меланхолично ковыряя то одно, то другое блюдо вилкой. Аппетита не было, настроения участвовать в этом балагане - тоже, но чтобы не разочаровывать брата, он все же раз принял участие в разговоре, прямо спросив у прокурора, как он видит себе защиту интересов семьи Морияма, если их деятельность вдруг станет неугодна городским властям. Заранее заготовленного ответа у того, как Рико и думал, разумеется не оказалось. Усмехнувшись пространному ответу, потому что ничего внятного мужчина предложить им не мог, младший из братьев откинулся на спинку стула, продолжив флегматично наблюдать за происходящим.

    Невеста, кстати, была очень даже не дурна собой. Приятная скромная девушка двадцати лет, с чистой белой, как пергамент, кожей и темными волосами, убранными в низкую прическу, сидела и помалкивала, предоставив инициативу разговора мужчинам. Ее мать тоже не отличалась красноречием, но несколько раз, набравшись наглости, все-таки предприняла попытки похвалить дочь. Жаль только, что покладистый характер и европейское образование ни одному из братьев не были интересны. Рико прекрасно был осведомлен, по какому принципу мужчины из его семьи десятилетиями выбирали себе женщин, ни о какой заинтересованности в них как в личностях, а тем более нежных чувствах речь даже не шла. Важны были только дети, мальчики, после их рождения от жен часто избавлялись, как от расходного материала. По мнению Рико, Ичиро было бы глупо нарушать эти традиции, только вот он совсем не думал, что женитьба брата может случиться уже так скоро. Мерзкий гнилой червь весь вечер извивался и жрал его изнутри.

    Рико был хорошо знаком с этим чувством - с ревностью. Когда она заполняла собой абсолютно все, каждый уголок души, обхватывала шею своими липкими скользкими пальцами и сжимала горло так сильно, что невозможно было сделать даже вдох. В крайней ее степени взгляд Рико мутнел, рассудок обволакивало туманом, ему хотелось лезть на стены, крушить все вокруг, убивать, но сейчас эта черная энергия не могла найти выход в замкнутом пространстве автомобильного салона, и лишь зрела, окукливалась внутри, выжидала своего часа, хоть он изо всех сил старался ее задавить, ведь Ичиро был единственным, кто у него остался, Рико просто не мог позволить себе разрушить все, чего они достигли за последний год, проведенный практически бок о бок.

    Когда водитель припарковался у главного входа, Рико вылетел из машины первым, нервно и злобно бросив брату, спихнув узкую, усеянную кольцами, ладонь со своего плеча:

    - Не трогай меня.

    Возможно, ему не следовало позволять себе подобное при постороннем человеке, но немолодой мужчина был не первым, кто из персонала становился невольным свидетелем взрывного характера младшего господина. За последний год Рико многому сумел научиться, но уследить за языком в особенно напряженные моменты ему по-прежнему было трудно.

    Он пронесся по пустому холлу, как вихрь, игнорируя присутствие охраны. Вызвав лифт, нетерпеливо надавив на кнопку, задрал голову, гипнотизируя взглядом табло, отсчитывающее этажи. Время будто замерло, приближение Ичиро чувствовалось кожей, хоть его походка была практически бесшумной. Ослабив галстук, удавкой сдавливающий шею, Рико потянул за него, расстегивая и несколько пуговиц рубашки. Дышать было нечем, гнев в нем буквально кипел.

    - Я больше никогда не хочу участвовать в этом цирке. Хватит меня заставлять, - не выдержав, он развернулся и встретился с братом глазами, ядовито шипя, но не делая этого громко, чтобы не быть услышанным, - мне противно, почему ты не понимаешь? Противно сидеть и смотреть, как ты выбираешь себе девку, будто лошадь на конюшню. Любезничаешь, прикидываешься джентльменом. Тошно. Хочешь жениться - женись, укреплять связи - пожалуйста, меня зачем втягивать во все это? Мне плевать, кого ты выберешь. А если ты думаешь, что я приехал, чтобы потратить лето на участие в спектакле, то поспешу тебя расстроить. У меня есть свои дела и я лучше поеду обратно решать их, завтра, первым же рейсом. Было приятно повидаться, господин.

    Двери лифта плавно разъехались в стороны, приглашая их обоих войти.

    Отредактировано Riko Moriyama (2022-06-17 17:15:47)

    +3

    3

    Очередная деловая встреча, причина которой была до нелепого проста – знакомство с потенциальной супругой. Молодой глава целой криминальной империи мог запросто найти предлог проигнорировать предложение прокурора отужинать вместе, однако в этой неприятной, но светской беседе всё же смог отыскать для себя выгоду. И заключалась она далеко не в его молодой дочери.

    Как подобает главе такой уважаемой семьи, как Морияма, за весь ужин Ичиро не выдал свои мысли и мускулом. Выдержка, выкованная многолетним опытом, легла на его лицо непроницаемым фундаментом, всякий раз вводя собеседника в заблуждение, однако для мистера Ли эта встреча была слишком важна, чтобы он так просто поддался своим эмоциям. И господин Морияма, и мистер Ли вежливыми жестами и изысканными словами вовсе не беседовали, а вели настоящую борьбу; Ичиро пусть и не мог наблюдать постоянно, но надеялся, что Рико их внимательно слушает и запоминает. В будущем этому несносному мальчишке также предстоит посещать подобные встречи в одиночку.

    Предложение же о браке Ичиро было полностью и совершенно не интересно. И пусть девушка внешне оказалась достаточно мила, поведением – кротка, а сама мысль о женитьбе на ней была достаточно выгодна, молодой глава даже не подумывал заключать себя в эти оковы ни сейчас, ни в будущем. Упускать поддержку самого прокурора было досадно, но для такой семьи, как Морияма – не критично. В любой момент Ичиро мог подтасовать карты и сделать так, чтобы на мистера Ли неожиданно случайным образом что-нибудь нашли, а после подтолкнуть на его место кого-нибудь из своего доверенного окружения. Поэтому, добровольно упуская эту удобную возможность, Ичиро был больше раздосадован мистером Ли, нежели сорванной выгодной сделкой.

    Потому что этот человек должен был знать, насколько молодой глава семьи Морияма не любил, когда его ставили перед выбором: всё или ничего.

    Потеря поддержки прокурора? Что за нелепость. Не настолько они слабы, чтобы цепляться за этого человека. Мистер Ли был давним другом семьи и сейчас попусту тратил время, позволяя себе лишнее. Неужели он думал воспользоваться великим именем его отца? Ичиро полагал, что прокурор, раз извертелся настолько, что дослужился до своей, несомненно, уважаемой должности, был достаточно умён. Подобную дерзость Морияма Ичиро не переносил, однако сейчас делал очевидное одолжение, продолжая непринуждённую беседу, в мыслях же прощаясь со своим собеседником.

    Настроение не смогло удержать на плаву даже элитный виски двадцатилетней выдержки, и поведение Рико лишь только усугубило ситуацию. После столь долгой и утомительной беседы Ичиро Морияма желал либо немедленно смыть с себя весь оставшийся липкий, неприятный осадок, либо окропить руки чьей-нибудь кровью, и единственный, кто мог препятствовать этому преступлению свершиться, всю дорогу до дома провёл в угрюмом молчании. Причина, из-за которой Ичиро взял его с собой, была надежда, что что-нибудь из этого вечера Рико для себя вынесет, однако было больше похоже, что следом за прокурором младший брат тоже решил испытать его выдержку, в какой-то момент даже проигнорировав вопрос о мистере Ли, оставив своего господина и дальше задыхаться в своём наисквернейшем настроении.

    Отдушину Ичиро нашёл только в размышлениях о том, кого бы протолкнул на будущее пустующее место прокурора.

    Так оно всегда и есть: жизнь – лишь бизнес, а связи – череда удобных и полезных единиц. В сердце такого человека, как Ичиро Морияма, не должно было найтись места для привязанностей или любви. Величие и продвижение своей империи – вот, что заботило его в первую очередь, а потому было совершенно естественно, что вместо того, чтобы попробовать отыскать причину неподобающего поведения младшего брата, Ичиро предпочёл думать о своих дальнейших действиях, что затронут жизнь старого друга их семьи.

    Но он полагал, что то непонятное ему состояние Рико лишь временно и также вызвано впечатлением от встречи с прокурором. На парковочном месте Ичиро уже привычным для себя жестом потянулся к волосам младшего брата – за последний год они отросли до плеч, чем сделали его ещё большим похожим на их мать. Перебирать в длинных пальцах уже знакомые, но когда-то позабытые на ощупь мягкие и тонкие пряди, стало той самой роковой слабостью, которую глава криминальной империи не мог себе позволить, и от которой так и не смог отказаться. Но Рико никогда не был против, позволяя Ичиро поддаться своему искушению окунуться в позорное чувство ностальгии и тоски по той единственной, кто любила его только за то, что он есть и жив.
    Да, Рико никогда не был против.
    Но сегодня во второй раз пересёк черту.

    Рука, встретив сопротивление, слабо засаднила. Впервые столкнувшись с отказом удовлетворить свой небольшой каприз, Ичиро захлестнула новая удушающая волна праведного негодования. Год назад вытащив этого несносного мальчишку из Гнезда, он ожидаемо полагал, что Рико научится угадывать его настроение и более подобные вольности со своей стороны не допустит. Сейчас же он в очередной раз испытывал его терпение, при этом прекрасно зная, что Ичиро мог сделать с ним в гневе.
    Но не сделает. И Рико, похоже, это также осознавал.
    Чем всякий раз бессовестно пользовался.

    Морияма стиснул зубы, бесшумной угрозой последовав за убежавшим мальчишкой. Перепады настроения этого ребёнка его начали утомлять; Ичиро пусть и понимал, что не он виновен в пробелах своего воспитания, однако каждый раз угадывать, что могло стать причиной его плохого настроения, элементарно уставал. И всё же, достигнув главного лифта, со свойственной себе пугающей сдержанностью и спокойствием он спросил:

    - Что не так?

    Однако пусть глава этой семьи и удосужился поинтересоваться о причине этого вопиющего поведения, это вовсе не означало, что он на самом деле желал услышать ответ. Ичиро прикрыл глаза; поток слов этого ребёнка били по вискам пульсирующей болью.

    - Хватит. – Сказал он твёрдо, не прося, а приказывая.

    Но даже к открытым приказам своего господина Рико оказался глух.

    - Замолчи.

    Стремительно нарастающее раздражение из-за необдуманно брошенных слов вот-вот норовило обрушиться на волю настоящей бурей, снеся все возведённые со столь тщательным старанием стены и сдерживающие цепи. Что этот мальчишка несёт? Неужели и правда, проведя бок о бок целый год, он посмел допустить мысль, что Ичиро действительно заинтересован в браке? Да ещё и с дочерью такого отвратительного человека, как мистер Ли?

    Когда в твоих руках лежат жизни сотни и тысячи людей, поддаваться искушениям или соблазнам просто непозволительно. Появившись на свет в семье Морияма первенцем, Ичиро судьбой было уготовлено лишить себя всякого удовольствия и наслаждения. Он не мог позволить себе такую роскошь, как слепой гнев, обрушивая его на всех себе не угодивших без мыслей о вытекающих последствиях; и тем более не мог допустить кого-то полюбить в той естественной и возвышенной форме, прописанной обычному человеку природой. А потому своего изголодавшегося зверя, рвущегося ко всем тем прелестям жизни, он накрепко заковал в цепи под дюжиной замков, лишь изредка прислушиваясь, как он скребёт изнутри.

    И Рико своим очередным всплеском истерики собственноручно разрывал все эти замки.

    Лифт оповестил их о своём прибытии с оглушительным звоном, и для Ичиро этот звук прозвучал как ярко-алый сигнал. С той же скоростью, с какой в задурманенном рассудке почудился бросок выпрыгнувшего на волю внутреннего чудовища, он схватил Рико за его волосы и толкнул в кабинку лифта – не слишком аккуратно и достаточно сильно - о, определенно сильно, - раз мальчишка, значительно уступающий ему в росте, влетел внутрь и врезался спиной о зеркало с такой силой, что оно покрылось трещиной. Но опомниться, обдумать произошедшее и раскаяться, Ичиро ему не дал. Возможностей для этого он предоставил ему достаточно, и Рико давно следовало научиться понимать, когда разрешено тявкать, а когда необходимо держать язык за зубами.

    Он налетел на него следом, обхватывая той самой ранее отвергнутой рукой тонкую шею мальчишки, поднимая его на ноги. И прямо как тогда, в их первую встречу, заставил смотреть себе в глаза, второй рукой вновь вцепившись в загривок мёртвой хваткой.

    - Как ты смеешь, - процедил он сквозь стиснутые зубы. – Как ты смеешь думать, что я действительно нуждаюсь в этом ничтожном человеке.

    Старательно сдерживаемый гнев ныне растекался внутри густой, вязкой смолой, заполняя собой абсолютно всё и не давая ни нормально дышать, ни здраво мыслить, ни даже осознавать, что он делает и с кем. Сомкнув пальцы на шее Рико крепче, Ичиро потянул его ещё выше, будто надеялся, что так мальчишка сможет с ним поравняться.

    - Как смеешь полагать, что однажды я действительно окажусь в таком положении, когда мне потребуется подобная помощь, - Ичиро едва ли не рычал. – И как смеешь думать, что мне нужен рядом какой-то незнакомый, посторонний человек. Ты и понятия не имеешь, что я делаю ради тебя. Ты...!

    Проще было его просто ударить; выбить из головы всю дурь, чтобы в будущем даже заскулить на эту тему не осмелился. Битая собака дрессируется проще, нежели избалованная в ласках. До этого момента он и так позволял ему слишком многое.
    Или можно было бы его попусту убить. Уничтожить собственноручно прямо здесь и сейчас, использовав то оружие, которое глава клана неизменно держал при себе. Так бы он мгновенно избавился от единственной и главной причины своих многих головных болей.

    Он должен был сделать что угодно, но никак не вестись на поводу у своих сдерживаемых желаний. Морияма Ичиро не мог любить – это чувство с самого рождения ему было запрещено, а потому, отыскав его в своём переполненном жестокости мире, он извратил его и лишил всего того доброго и чистого, что должно было быть у обычного, нормального человека.

    Это не было поцелуем – то, что делал Ичиро с губами своего младшего брата, было преисполнено жестокостью и извращённым садизмом: он терзал их до металлического привкуса, окончательно дурея от головокружительной близости, которую не мог позволить себе никогда, и от тихих, едва различимых просьб остановиться. Осознание, что теперь-то он послушен, теперь-то осознал свои ошибки и просит, наконец, прощения, лишь только сильнее подначивало мужчину, подталкивая его быть грубее, злее и напористей, ещё сильнее вжимаясь в это дрожащее тело, проталкивая колено меж его ног. Ичиро не остановился даже тогда, когда лифт звякнул на нужном этаже, а металлические дверцы за спиной плавно разъехались в стороны, но, не дождавшись, снова закрылись. Без команды переехать на какой-нибудь другой этаж, но с чувствительными датчиками движения, кабинка лифта бездумно мигала, то освещая их, то вновь погружая в спасительную темноту.

    Желание, потопившее собой всякий здравый смысл, отпустило лишь спустя мучительно долгие минуты. Ичиро отстранился сам и сместил руку с шеи Рико на его подбородок, большим пальцем надавливая на налитую кровью истерзанную нижнюю губу.

    - Впредь больше не смей меня злить, - и вот уже следом вернулось то пугающее хладнокровие. – Иначе в следующий раз с моим гневом ты не сможешь справиться. Ты меня понял?

    Увидев в расширенных, влажных и напуганных глазах молчаливое согласие, Ичиро оказался вполне удовлетворён и отступил, наконец, от мальчишки назад, открывая ему спасительный путь до выхода.

    - Свободен.

    [nick]Ichirou Moriyama[/nick][fandom]<div class=fan2>all for the game</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=527">Ичиро Морияма, 26 лет</a></div><div class=lztext>если ветви <a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=514">мы</a> совьём,<br>то согласье обретём</div>[/lz]

    Отредактировано Ichirou Moriyama (2022-06-27 21:24:57)

    Подпись автора

    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell                       
    No Heaven, no Hell                       

    +3

    4

    Все случилось слишком быстро. Одержимый злостью и удушаемый ревностью, Рико не успел ничего не понять, не предпринять, чтобы просчитать действия брата наперед. Тот был как кобра, атакующая свою добычу неожиданно, в самый неподходящий для этого момент. Такое случалось всего однажды, Рико должен был это запомнить и он запомнил, но сейчас его спутанные, злые мысли были совершенно не об этом. Нутро жгла обида, его снова не слышали, им снова пренебрегали, с мнением не считались. Сам того не желая, он вдруг вернулся в прошлое, где был чужой вещью, где не принадлежал сам себе и не имел собственного мнения. За последний год ему кое-как удалось залатать эту рану, пусть она еще саднила, но уже не кровоточила, а теперь с нее будто бы была сорвана подсохшая корка.

    Удар о зеркальную стену выбил из легких весь воздух. Хорошо приложившись затылком и потерявшись в пространстве, Рико начал оседать на пол, но подлетевший к нему Ичиро не дал этого сделать, схватив, подняв на ноги и заставив смотреть на себя. Точь-в-точь как в их первую встречу в прошлом году после финальной игры, когда на полу лежал труп их дяди в луже крови, а между двумя братьями не было абсолютно никаких чувств.

    Сейчас пол под их ногами был идеально чист и они уже не были друг другу чужими. Пусть время пока еще не сумело сделать для них многое, но кое-что все же сдвинулось с мертвой точки, Рико это прекрасно осознавал, но понимал ли это Ичиро - терялся в догадках, ведь они никогда не затрагивали темы, касающиеся собственных чувств. Такое, сколько Рико себя помнил, всегда было под запретом, что с дядей, что теперь - с братом. Сам Рико тоже не особо умел облекать в слова переживания, поэтому проживал все их внутри себя. До сегодняшнего дня. Крепкая и надежная, как он думал, броня вдруг треснула, но Ичиро истолковал это по-своему, увидев еще один, очередной каприз.

    - Ичи... - судорожно царапаясь, в надежде освободиться, потому что чужая рука сдавливала горло так крепко и больно, что сделать полноценный вдох не было никакой возможности, Рико вынужденно приподнялся на носки кроссовок - Ичиро тянул его за шею наверх, словно хотел оторвать от пола и поднять над собой. Наверное, если бы он постарался, это бы у него вышло, Рико значительно уступал в росте, а поэтому силы сопротивляться и барахтаться очень быстро закончились. Он слышал все, что говорит ему брат, раз за разом указывая на его место. Каждое слово было как нож под ребра, но Рико терпел, выдерживая взгляд и хрипло дыша, ударяя чужую руку несколько раз, а потом цепляясь за нее, наверняка оставляя отметины от ногтей, пытаясь оторвать от себя из самых последних сил.

    - Ичи... - из-за удушья Рико не мог выговорить имя брата полностью. Из его горла вырывались лишь хрипы и шипение, но взгляд черных глаз в точно такие же как у него самого говорил о том, что он не покорился, что внутри у него еще были силы на борьбу, ведь он - Морияма, пусть и младший из них двоих, это не имело никакого значения, кровь ведь у них была одна.

    Наверное, Ичиро действительно стоило избавиться от него год назад. Ведь тогда, оставляя Рико в живых, он хотел получить совсем не это, а послушную марионетку, безропотно отвечающую на приказы и покладисто делающую то, что скажут. Рико пытался, правда пытался выкорчевать из себя гордость, слепить из собственных останков то, что так требовалось брату, но все его попытки раз за разом были обречены на провал. Его покорности хватало совсем не на много, а потом приходилось все начинать сначала.

    Здесь и сейчас был идеальный момент для этого убийства. Рико бы даже простил Ичиро и отпустил ему этот грех, но вместо холодного дула, которое могло бы прижаться к виску, к сухим губам Рико прижались другие губы, горячие, настойчивые. В эту же секунду мир перестал существовать, почва ушла из-под ног и удушье больше не было главной проблемой. Ею стало другое.

    Ичиро не целовал его, он рвал, он жрал, до боли, до крови, до синяков, выступающих на бледной коже моментально. Это не было нежным порывом, это была упрямая собственническая попытка захватить, пометить территорию, сжечь все дотла, чтобы в памяти еще долго сидело, а кости жгла обгоревшая кожа.

    Внутренности скрутило тугим узлом. Рико не чувствовал в себе сил остановить, усмирить, укротить этого зверя, все, что он мог - это лишь шептать, просить, умолять остановиться, отпустить его, потому что он не хотел переживать это снова, только не с ним.

    - Ичи...

    - Ичи...

    - Ичиро, - Рико шептал, звал в чужие губы, держа собственные глаза закрытыми, боясь увидеть выражение его лица. Вкус его губ он не чувствовал, только собственную кровь, та была во рту, а оттого, кажется, была везде. Рико нечем было дышать, сердце ходило ходуном, все тело прошибала мелкая дрожь, низ живота тянуло, но просить он не переставал, не теряя надежду быть услышанным.

    - Не надо...

    - Прошу...

    - Нет...

    - Стой...остановись.

    Но все закончилось не по его просьбе, а когда Ичиро сам этого захотел. К этому моменту Рико уже ни о чем его не просил, а лишь скулил в чужие губы, не чувствуя собственных. Сейчас он был согласен на все, был готов принять любые условия, лишь бы у этого кровавого поцелуя не было никакого продолжения. Это было бы слишком, этого Рико не вынес бы, выдержал, но внутри себя бы сломался, просто переломился надвое. С хрустом, как сухая ветка безжизненного, омертвевшего дерева. Не так он себе все представлял, не так об этом фантазировал. Дядя не должен был возвращаться с того света и снова мучить его, ведь он больше не беззащитный ребенок, забытый и брошенный всеми. Он не заслуживает повторения, только не его.

    Слезы из подернутых мокрой дымкой глаз пролились уже после, когда Рико спасался бегством. Захлопнув дверь собственной спальни и щелкнув замком, он упал на колени, сотрясаясь от дрожи, волнами идущей по всему телу. Страх боролся с желанием, кровь, капая с губ, пачкала пол, следы от пальцев, оставленные на шее, ныли, мысли путались, цепляясь одна за другую. Рико казалось, что все это сон, кошмар, который никогда не должен был сбыться, но синяки на губах, не сошедшие через день и через два дня, говорили об обратном - все это было и было наяву, и с этим нужно что-то сделать.

    ***

    Ночь была тихой. Дом спал. Полная луна освещала комнату блеклым серым светом, из-за которого очертания предметов в ней могли лишь угадываться. Рико был здесь впервые. Он никогда раньше не заходил в комнату брата даже ради интереса, даже когда та пустовала в его отсутствие. Но сегодня она не была пустой, Ичиро спал в своей постели, хоть и очень часто страдал бессонницей. Его безмятежное лицо не выражало никаких эмоций, что ему снится и снится ли вообще было не угадать, но Рико, закутанный в темное кимоно на манер халата, пробрался сюда не за этим. Ему потребовалось несколько дней, чтобы немного прийти в себя и принять действительность, которую обрушил на него старший брат.

    Возможно, у него даже был скудный выбор: никогда больше не вспоминать о случившемся или пойти дальше, и, одурманенный этой призрачной возможностью хоть что-то выбрать, Рико выбрал второй вариант. Бесшумно пройдя через всю комнату, он остановился перед высокой кроватью и тихо позвал:

    - Ичиро, ты спишь? Проснись.

    Когда тот не отреагировал, Рико влез на постель в полный рост и, подтянув полы кимоно к коленям, сел на брата верхом. Тот зашевелился, начав просыпаться и понимать, что все-таки происходит и кто рядом с ним.

    - Помнишь, ты сказал мне тогда в лифте, что с твоим гневом я не справлюсь? - Шепот разрезал тишину. Рико уперся обеими руками в чужие плечи, придавливая Ичиро к постели и нависая сверху, будто бы навязывая свои условия, уличив для этого самый удачный момент. - Я не хочу, чтобы между нами что-то происходило, когда ты ненавидишь меня. Мы оба знаем, к чему все идет, правда? Тогда почему бы не сделать это сейчас? Ты ведь этого хочешь? Вот доказательство, - Рико указал на свой рот, весь в синяках, кровоподтеках и следах от укусов.

    - Я тоже хочу.

    +3

    5

    [nick]Ichirou Moriyama[/nick][fandom]<div class=fan2>all for the game</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=527">Ичиро Морияма, 26 лет</a></div><div class=lztext>если ветви <a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=514">мы</a> совьём,<br>то согласье обретём</div>[/lz]

    Ичиро оставался в лифте ещё какое-то время, приводя своим мысли и чувства в порядок. Рука, сжимающая тонкую, хрупкую шею до вырывающегося из горла хрипа, слабо, едва заметно подрагивала, и мужчина сжал её в кулак, впечатав в злосчастное зеркало до нового хруста и трещин. Пронзившая костяшки пальцев боль отрезвила. И совладев, наконец, со своим дыханием, он покинул лифт и направился в свою спальню, миновав комнату Рико.

    Проклятье.

    За свои поступки Ичиро Морияма никогда не испытывал сожалений или раскаяния. Как император целой империи не имел права сомневаться в своих решениях и действиях, так и глава преступного клана в каждом своём шаге должен быть твёрдо уверен, что всё, что бы он не сделал – это во благо семьи. Чтобы лишние чувства и эмоции не дурманили рассудок, он добровольно от них избавился; чтобы зло не пустило свои корни слишком глубоко, подводя их всех к краху, он собственноручно казнил своего ближайшего кровного родственника. После каждого свершённого шага оборачиваться назад непозволительно – такова тяжелая ноша каждого главы клана Морияма.

    И потому, подвергнув своего младшего брата отвратительному, лишённому всякой морали насилию, Ичиро не испытывал перед ним чувства вины, потому что для этого никогда не считал себя хорошим человеком. Он не успокаивал себя иллюзиями и самообманом, а был перед собой крайне честен: завладеть и овладеть младшим братом было его греховным желанием, которое он сложил в ящик Пандоры рядом со многими другими своими искушениями, и это был лишь вопрос времени, когда кто-то крышку этого ящика бы приоткрыл. Теперь для Рико тайное стало явным – что же, хорошо. Пусть так.

    На самом деле, Ичиро было всё равно, насколько глубокий шрам оставил на душе своего младшего брата; единственное, что для него имело значение – присутствие Рико рядом. Рико мог бояться его или ненавидеть, но до тех пор, пока он продолжал оставаться рядом, пока не начал его намеренно избегать, прятаться или предпринимать попытки к побегу, мужчина был спокоен. Правила остались всё те же: Рико мог делать абсолютно всё, что душе угодно, но только в поле видимости своего господина.

    В своих покоях Ичиро обработал руку и уничтожил практически всю бутылку виски, прежде чем смог заснуть.

    Так прошло несколько дней. Рико старался не попадаться ему на глаза, но и не уезжал, как грозился в тот вечер после ужина. Понять, о чём думает этот ребёнок, Морияма не мог, поэтому решил предоставить ему столько времени, сколько потребуется. Предпочтёт забыть всё, словно ничего не случилось? Хорошо. Возжелает потребовать объяснений? Что ж, Ичиро их ему предоставит. Подкараулит ночью с ножом в руке? Его выбор. Ичиро Морияма был готов к абсолютно любой его реакции, лишь бы этот мальчишка не выбрал худшее для себя решение – побег. Потому что такой ход глава клана ему уже не простит.

    Однако плохой сон, как и проблемы, никуда не делся. Бороться с недугом самостоятельно у Ичиро не было желания, а потому он глотал прописанные врачом медикаменты, запивал их алкоголем и только тогда проваливался в небытие. Только, похоже, за долгие года употребления организм выработал к ним резистентность, и в конечном итоге он всё равно просыпался посреди глубокой ночи. Шум города, что никогда не спит, только подливал масла в огонь, и Морияма считал дни до заслуженного отпуска, когда можно было насладиться тишиной в загородном доме.

    В одну из таких тревожных ночей в его комнату бесшумно пробралась мышь.

    Он услышал с первого раза, как Рико его позвал. Мгновенно вырвавшись из липких объятий сна, мужчина себя не выдал, продолжая бездвижно лежать под мягким одеялом. Всегда покоящаяся под подушкой наготове рука дотронулась до холодной рукояти оружия. Ичиро ждал. С какой целью этот ребёнок прокрался к нему в момент, когда он наиболее уязвлён? Неужели и правда осмелился за своё унижение отомстить? Как это в стиле их семьи – мысленно усмехнулся Ичиро.

    Матрас под чужим весом прогнулся. С закрытыми глазами он не мог наблюдать, как Рико осторожно на него сел, и только в полной мере почувствовав на себе весь его вес, Ичиро открыл глаза и с немым вопросом воззрился на своего незваного гостя. Значит, это не месть. Так что же тогда?

    Он продолжал молчать, осмысляя услышанное. Казалось бы, что больше уже невозможно, но этот несносный мальчишка снова нашёл способ его удивить.

    - Ты понимаешь, что говоришь? – наконец, спросил Ичиро. Голос всё такой же спокойный, и только лёгкая хрипотца выдавала в нём то, что он действительно спал.

    Резкий рывок, и вот уже наглый мальчишка повален на спину, придавленный весом своего господина. Не сильно, но предупреждающе Ичиро надавил предплечьем на острый кадык Рико, а обе его руки за запястья сцепил над головой. Он не хотел снова делать ему больно – за этим действием крылась проверка. Какие бы цели Рико не преследовал на самом деле, свои настоящие эмоции от Ичиро он скрыть не сможет.

    - Добровольно пробираешься в мою постель, бросаешься смелыми словами, но хватит ли тебе храбрости выдержать то, о чём просишь?

    Он ухватил запястья Рико ещё крепче, а вторую руку отнял, чтобы огладить ладонью внутреннюю сторону его бедра. Не отрывая пристального, внимательного взгляда с чужого лица, Ичиро не сдержал усмешки – мальчишка даже предусмотрительно приготовился, не надев нижнего белья.

    - Хватит ли тебе сил выдержать меня?

    Ичиро хотел его – для них обоих это уже не секрет. Но желать и принуждать – совершенно не то, чего он хотел бы использовать по отношению к Рико. Его вполне бы и дальше устраивала та дистанция, установленная между ними за год, однако если сейчас Рико лишь играл в храбреца, если сейчас он себя заставлял, то Ичиро хватит одной единственной искренней эмоции на его лице, чтобы всё прекратить.

    Отредактировано Ichirou Moriyama (2022-06-27 21:25:19)

    Подпись автора

    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell                       
    No Heaven, no Hell                       

    +3

    6

    Рико не стал сопротивляться. Он уже изучил Ичиро достаточно, чтобы понять - неподчинение чревато непоправимыми, страшными последствиями, тем более сейчас, в одной постели, при свете луны и под шум никогда неспящего города, им было нечего делить. Рико нечего было отстаивать, он лишь хотел приблизить неизбежное, ведь втайне сам этого желал весь прошлый год.

    Жизнь под гнетом собственного дяди оставила на Рико побелевшее от времени клеймо, избавиться от которого было уже невозможно. Извращенное, вывернутое наизнанку желание иметь рядом человека, за которого можно держаться, за которым можно идти, не оборачиваясь назад, вылезло наружу сразу, как только Тетсуи не стало. Тогда Рико померк, потерялся и не понимал, как сможет жить дальше. Сам. Один. Несмотря на ужасы, которые дядя делал с ним, несмотря на жизнь взаперти, на которую тот обрек его, Рико Морияма отчаянно нуждался в ком-то, кто мог бы заменить ему монстра, питавшегося им, его телом, его душой целую вечность.

    Ичиро, родной брат, подходил для этого как никто другой.

    Оказавшись опрокинутым на спину и придавленным к постели, хранившей тепло, весом брата, Рико лишь шумно выдохнул, запрокидывая голову слегка назад, чтобы чужая рука не давила на синяк, оставленный накануне. По телу проползла волна легкой дрожи, когда Ичиро сжал его руки, заведя их за голову. Беспомощность возбуждала, и Рико отдался этому приятному, хоть и липкому чувству, ему все равно нечего было терять. Первый рубеж пройден, дороги назад вот-вот может не стать, но он и не хотел возвращаться.

    Ичиро был нужен ему, ровно как и наоборот.

    Горячая твердая рука, пробравшаяся под шелк кимоно и оказавшаяся между ног, заставила Рико вздрогнуть, - слишком долго к нему никто не прикасался так: откровенно, интимно, почти что сакрально, - но не отстраниться, а остался лежать на месте без движения, еле дыша и выжидая, захочет ли Ичиро погладить его еще, будет ли осторожничать или сделает это собственнически, как полноправный хозяин.

    Трепет внутри тела нарастал, Рико знал, что не имеет права ничего требовать, по крайней мере не сегодня, не сейчас, но это и не было тем, на что он рассчитывал по-настоящему, пробираясь в чужую комнату под покровом ночи. Все, что ему было нужно - укрепить их связь, ради этого он мог выдержать все, что угодно.

    - Я тебя не боюсь, можешь меня не пугать, - прошептал Рико, глядя в черные глаза брата. Вряд ли тот собирался делать что-то против его воли. В этом они с Тетсуи и отличались: дядя никогда не давал Рико выбора, растлив племянника в раннем детстве, когда он не мог ни защитить себя, ни сказать что-то против, ни тем более поделиться этим с кем-то. Тогда неизвестность пугала, сейчас - возбуждала, будоражила живое воображение. Член окреп от одного лишь разговора.

    В темноте не было понятно, как именно Ичиро смотрит и какие эмоции при этом испытывает, но Рико точно знал, что тот ждет тоже, смотрит в омут, куда собирается нырнуть, будто бы в ожидании самого последнего, решающего знака стоп.

    Рико и не дает его ему. Он здесь не за тем, чтобы останавливаться и ставить жирную точку. Он здесь, чтобы продолжать.

    - Если не попробуем, не узнаем, - продолжает шептать он и, наконец оживает, голым коленом проходясь между ног брата, слегка надавливая на пах, без боязни заигрывая с Монстром.

    Отредактировано Riko Moriyama (2022-06-21 16:56:51)

    +3

    7

    [nick]Ichirou Moriyama[/nick][fandom]<div class=fan2>all for the game</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=527">Ичиро Морияма, 26 лет</a></div><div class=lztext>если ветви <a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=514">мы</a> совьём,<br>то согласье обретём</div>[/lz]

    И о чём этот ребёнок только думает? Что творится в его голове? Насколько глупа может быть мышь, чтобы добровольно прийти в лапы хищника? или хитра?

    Ичиро выжидал. Малейший дрогнувший мускул на его лице, малейший звук, который можно было бы посчитать за отказ – этого бы ему хватило. Но ничего из этого не происходит. Рико, этот несносный ребёнок... не родилось ещё в этом мире существа, способное каждый раз удивлять Ичиро по-новому. Что же, выбор ему был предоставлен.

    - Ха... – из груди вырвался тихий, хриплый смешок, а губы искривились в кривой подобии улыбки.

    И ещё две или три секунды для того, чтобы проверить, удостовериться. Ичиро действительно не хотел делать ему больно, и то, что произошло в лифте, во второй раз он бы никогда не допустил. Себя он бы смог сдержать, нашёл бы способ, но когда желанное само ложится ему в руки и послушно раздвигает ноги...

    - Последний шанс, otōto. Ты его упустил.

    Всё так же крепко удерживая Рико за запястья, свободной рукой, отняв её от гладкого бедра, Ичиро рывком развязал шелковый пояс на талии мальчишки и выдернул из-под его тела. Мягкую, но прочную ткань он обвязал вокруг рук Рико крепким узлом, вновь зачем-то заботясь о чужом комфорте – во избежание лишней травмы, узел Морияма не перетянул. Но и свободой действий баловать не стал, оставшиеся концы пояса привязав за изголовье кровати.

    Убедившись, что вырваться из пут так просто не удастся, он отстранился и выпрямился, чтобы в полной мере оценить открывшейся ему вид: его младший брат с проступившим на скулах очаровательным румянцем, который можно было разглядеть даже в полумраке, полностью и беспрекословно готов ему отдаться целиком.
    Просто умопомрачительно...

    Ичиро солжёт, если скажет, что не представлял этого момента. По отношению к родному младшему брату он допускал много грязных, порочных фантазий, но, когда они вот-вот готовы были обратиться в явь, глава преступной империи, который в принятии своих жестоких решений никогда не допускал сомнений, ныне с некоторой долей смятения ощущал нежелание торопиться. Чрезмерная спешка сорвёт последние оковы, сдерживаемые его поистине животный порыв наконец схватить, подчинить и сделать своим, а этого Рико действительно мог не пережить. Этот наглый, отчаянно глупый ребёнок не относился к тем многочисленным мальчикам по вызову, на которых можно было излить всю томившуюся внутри страсть, и с которыми можно было делать всё, что душе заблагорассудится: бить, душить, ломать-ломать-ломать. Именно для этих целей они были куплены, но Рико... с ним хотелось сдержаться.

    От веса матрас снова прогнулся – Ичиро наклонился ниже, нависая над Рико и опираясь о согнутые руки по обе стороны от его головы.

    - Я заставлю тебя кончить пять раз. – Поделился он тихим, вкрадчивым шепотом, захватывая губами тёплую мочку уха.

    Но, в конце концов, представление о заботе Ичиро Мориямы совсем не подразумевало то, что он не мог со своим очаровательно преданным подчинённым поиграть.

    Снова перенеся вес на колени, мужчина провёл носом по изгибу шеи мальчишки, вдыхая какой-то знакомый цветочный аромат, и с коротким одобрительным хмыком отмечая, что Рико перед встречей действительно приготовился, успев принять душ. В награду за проявленную чуткость Ичиро огладил руками его стройное, натренированное экси тело, одной рукой скользя ниже и поддевая плоть. Губами одаривая чувствительную, незащищённую кожу шеи короткими, практически невесомыми поцелуями, он начал ласкать Рико снизу, то неторопливо скользя ладонью вдоль всей его длины, то надавливая подушечками пальцев на головку. По мере того, насколько Ичиро начинал двигать рукой быстрее, его поцелуи становились требовательней и грубее: он терзал кожу зубами и тут же зализывал языком, спускаясь ниже, к груди, захватывая в плен губ розовевшие соски. И если какие-то минуты назад мужчина готов был прислушаться к просьбе Рико остановиться, сейчас он к его словам остался полностью глух, прислушиваясь лишь только к языку его тела.

    Выделявшийся из головки затвердевшего члена предэякулят Ичиро тут же размазывал, упрощая себе движения. Ощутив, как тело Рико пробила мелкая дрожь, он одобрительно ухмыльнулся и вцепился зубами в изгиб шеи мальчишки с такой силой, что в будущем наверняка останется след – грязное напоминание о сегодняшней ночи.

    Тёплое семя, вырвавшееся из разгорячённого и возбуждённого мальчишки, попало не только на его самого, но и испачкало руку и живот Ичиро. Окажись на месте Рико кто-либо другой, за неаккуратность мужчина бы партнёра тут же наказал, приказав слизать всё своим языком. Сейчас же он лишь расплылся в довольной улыбке. Вновь выпрямившись, ленивыми, медленными движениями он начал размазывать семя по бёдрам Рико, пальцами кружа вокруг чувствительного входа в тело.

    - Надеюсь, ты не устал. – На языке всё ещё оставался привкус металла. – Потому что это был только первый раз.

    Отредактировано Ichirou Moriyama (2022-06-27 21:25:32)

    Подпись автора

    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell                       
    No Heaven, no Hell                       

    +3

    8

    Когда Ичиро сказал ему, что последний шанс упущен, и связал руки, привязав их поясом от кимоно к изголовью кровати, Рико утонул в собственном возбуждении, окутавшем горячей негой, с эпицентром в самом низу живота. Лежа абсолютно голым и абсолютно беспомощным, он без стеснения дал брату насладиться собой вдоволь, рассмотреть и огладить, не стремясь перевернуться или прикрыться.

    Гнездо вышибло из него всякий стыд. 

    Мыслей о том, будто они делают что-то неправильное или запретное, не было. Если Рико Морияма чего-то очень сильно желал - границы стирались, даже если для этого приходилось быть покорным и играть на чужих условиях, на условиях Ичиро. Тот, пожалуй, был единственным, для кого Рико был готов наступить на горло своей гордости и на это пойти, потому что желание, много месяцев томившееся и пожиравшее изнутри, наконец смогло вырваться наружу.

    Чужие слова прозвучали как угроза, отзываясь трепетом в груди и приятной покалывающей дрожью по всему телу. Разведя ноги, чтобы Ичиро было достаточно места между ними, Рико повернул голову в сторону, прикрывая глаза от прикосновения мягких губ к своему уху. Ичиро был нежен с ним, от грубости и ярости, с которой он втолкнул Рико в лифт и терзал его в нем, не осталось и следа. Хотел ли тот таким вот образом загладить вину или держал в голове непростой прошлый опыт сексуальной близости, Рико не знал, но совсем не был против такого обращения с собой. Он млел от касаний, млел от тепла рта, млел от ласки. Больше всего ему хотелось, чтобы приятное ощущение, стягивающееся в животе и между ног тугим узлом, никогда не заканчивалось.

    Возросшие до предела, возбуждение и жар заставили Рико, очутившегося почти на самом пике, прогнуться в пояснице и несколько раз требовательно толкнуться в чужую ладонь прежде, чем дернуться от отрезвляющего укуса и болезненно заскулить, - хотя до этого он вел себя тихо, - когда боль прошила место между шеей и плечом. По ощущениям ему казалось, будто Ичиро зубами вырвал из него кусок плоти. Боль была настолько яркой, что Рико даже не заметил, как кончил, поняв это только спустя время, по судороге, пробежавшейся по ногам, что пришлось поджать на них пальцы, и по члену, из которого все еще сочилось семя.

    Расслабившись, Рико обмяк. Усталости в теле не было, - только приятная дрожь и легкость после оргазма, - все произошло быстро и этого было катастрофически мало. Рико был жаден до таких ощущений, ему хотелось еще, хотелось больше, поэтому слова Ичиро, что это был только первый раз, возымели над молодым разгоряченным телом самый положительный эффект.

    Согнув обе ноги в коленях и уперевшись ступнями в постель, он затаил сбившееся дыхание, ощущая как чужие пальцы мягко оглаживают самое чувствительное место и как к щекам мгновенно приливает кровь. Еще никто и никогда не касался Рико так. Дяде не было дела, что испытывает племянник, ему не было нужды ублажать детское, еще не до конца сформированное тело, а больше Рико никого к себе не подпускал настолько близко.

    Никого и никогда.

    - А что на счет тебя? - Сглотнув скопившуюся во рту слюну, осторожно спросил он брата, ощущая как его укус пульсирует на шее и не дает полностью отдаться новому возбуждению.

    - Сколько раз ты сам собрался кончить? Здесь никого нет кроме тебя и меня. Можно не изображать из себя властелина всего мира. Я никому об этом не расскажу.

    Отредактировано Riko Moriyama (2022-06-28 20:54:57)

    +3

    9

    [nick]Ichirou Moriyama[/nick][fandom]<div class=fan2>all for the game</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=527">Ичиро Морияма, 26 лет</a></div><div class=lztext>если ветви <a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=514">мы</a> совьём,<br>то согласье обретём</div>[/lz]

    Спальня, цитадель главы клана Морияма, не предусматривала наличие лубриканта или презервативов. Когда требовалось снять напряжение, Ичиро ходил в определённое место – публичный дом, где его со всем уважением и радушием принимали уже давно проверенные партнёры. Партнёры, но никак не шлюхи – между теми, на кого пал выбор главы клана и остальным персоналом была огромная разница: принимать других клиентов они не имели права. Но кроме хорошего секса Ичиро с ними ничто не связывало. Он и не мешал работу с постелью, во время встреч никогда не заходя дальше деловой беседы, даже когда падкая на восточную внешность собеседница намекала укрепить сделку в каком-нибудь другом, более тихом месте. Нет, свой образ жизни господин Морияма не смешивал и в дом любовниц и любовников не водил.

    Однако Рико, получается, стал исключением?

    Ичиро медленно склонил голову на бок, так и не сумев сдержать рвущейся наружу усмешки. Даже сдавшись в его руки и разомлев, как девственница после первой ночи, этому ребёнку хватало смелости для очередной дерзости. Паршивец. Мальчишка даже не представлял, как сильно Ичиро себя сдерживал, прикрываясь прелюдиями и лаской. Да если бы прямо сейчас под ним лежал кто-то другой, мужчина взял бы его грубо и на сухую, наплевав на всякий чужой комфорт. Но это был Рико. Его бесконечно глупый и наглый Рико.
    Он не спешил с ответом, лишь продолжая размеренно размазывать пока ещё тёплое семя по бёдрам мальчишки. Скользя изучающим взглядом по стройному, жилистому телу и налившимися кровью скулами Рико, Ичиро не стал томить его ожиданием дальше и надавил на пальцы сильнее, проталкивая сразу два в тугой жар.

    - Смеешь дерзить мне даже сейчас, - проговорил он тихо и вкрадчиво, растягивая губы в тонкой улыбке. – Твой язык всегда тебе только мешал, Рико. Может, проще будет мне от него избавиться?

    Но вопреки словам, Морияма остановился, и обнаружив какой-то только для себя одного читаемый знак, что это ещё пока не больно, что к этому можно привыкнуть и что можно продолжить, Ичиро приложил ещё усилие, проталкивая пальцы глубже, на всю длину.
    Наказание за оказанное неуважение последовало с опозданием, когда, плавно двинув пальцами, он подтянулся выше и поймал искусанные губы Рико своими. Нанесённая ранее травма успела затянуться коркой, а Ичиро так и не дал ей покоя, вновь потревожив острыми зубами. Он целовал жадно, но медленно, уже никуда не спеша, размазывая металлический привкус по чужим губам, легонько кусая скулы, подбородок, теребя языком свежую рану на шее и тут же целуя её, изгиб плеча, ямку меж ключицами. Он оставлял за собой стремительно наливающиеся кровью следы везде, куда только мог дотянуться, то плавно погружая пальцы в Рико, то вытаскивая их, дразня мальчишку пустотой.

    Он снова его поцеловал, когда присоединил третий палец. Вплотную прижав их друг к другу, он ввинтил их в разгорячённое тело сразу же на всю длину, тут же перехватывая поцелуем все рвущиеся из грудной клетки Рико звуки. И в том же ритме, в каком Ичиро погружал него свои пальцы, он толкался в его рот языком, не давая возможности ни перевести дух, ни хотя бы вздохнуть. Ичиро Морияма забирал у него всё: душу, дыхание, жизнь. Теперь же осталось сделать своим его тело.

    Обнаружить простату оказалось просто по тому, как Рико переменился; как он стал дышать, мелко подрагивать и отвечать на новые ласки. Ичиро лишь в очередной раз усмехнулся, втрахивая в него свои пальцы с куда большей частотой, чем делал это до этого. Если какую-то растянувшуюся до целой бесконечности половину минуты назад он заботился о том, чтобы доставить Рико минимум дискомфорта, то сейчас Морияма намеренно вталкивал в него пальцы настолько глубоко, насколько это было возможно, вырывая с корнем каждый судорожный выдох.

    - Назови меня по имени, - вдруг прошептал он. – Назови меня так, как тогда... в лифте. Твой жалобный скулёж меня так раззадорил...

    Рико словно засасывал его в себя, от чего крышу готово было сорвать окончательно. Но Ичиро Морияма дал своё слово, и обещания он никогда не нарушит. А поэтому ещё глубже, ещё быстрее, снова и снова затрагивая столь чувствительную, уязвимую, но уже такую отзывчивую к его ласкам точке. Согнув пальцы ещё сильнее и повернув, Ичиро наконец отстранился, когда Рико снова излился, во второй раз перепачкав его живот.

    - Какой ты всё-таки нетерпеливый. На своих тренировках ты такой же пылкий?

    На такой вопрос можно было и не отвечать. Ичиро вытащил свою руку и окинул поблескивающие в свете ночного города пальцы насмешливым взглядом.

    - Смотри, что ты наделал. – Он огладил свой живот, размазывая тёплое, липкое семя ладонью. – Ха... шлюхи из борделя просто с ума сходят по разным игрушкам, в то время как я их терпеть не мог. Но знаешь что?

    Чтобы закончить свою фразу, мужчина наклонился к самому уху Рико, прислоняясь к нему вплотную, отчего собственной грудной клеткой можно было ощутить каждый его вздох и выдох.

    - Если бы я знал заранее, что ты придёшь ко мне сам, я бы обязательно приготовил для тебя что-нибудь интересное. – Проговорил Ичиро вкрадчивым полушепотом, закусывая чувствительную мочку уха. – А теперь соберись. Это ещё не конец.

    Отредактировано Ichirou Moriyama (2022-07-05 20:44:47)

    Подпись автора

    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell                       
    No Heaven, no Hell                       

    +3

    10

    Год, который Рико провел рядом со старшим братом, расставил многое по своим местам. Подпустив к себе друг друга, сделав шаг навстречу, они не стали через чур близки, но оба поняли, что каждый из себя представляет, и приняли это, несмотря на все еще время от времени возникающие разногласия. Рико быстро понял, что брат его почему-то выделяет, позволяя и закрывая глаза на многие вещи, которые от других были бы настоящим непростительным оскорблением. Не пользоваться своим положением было бы глупо, именно так он и проводил свое время в Гнезде, не чувствуя угрызений совести, именно так Рико проводил свое время и сейчас, играя в игру, которая привела его сюда, в постель брата, прямо к нему в руки, заставляющие млеть, дрожать и желать большего.

    - Тогда тебе станет скучно, ты сам это знаешь... - успев сбивчивым шепотом ответить на угрозу, Рико открыл рот в немом стоне, смотря прямо в черные глаза Ичиро и чувствуя, как его мокрые пальцы настойчиво толкаются глубже внутрь. Влаги хватило, чтобы проникновение прошло без боли, но с непривычки Рико попытался свести колени, крепко сжав ими чужие бедра, выгибаясь в пояснице и натягивая пояс от кимоно, удерживающий руки.

    Ему очень хотелось обнять Ичиро в этот момент, прижать его к себе, сдавить пальцами плечи или впиться короткими ногтями в кожу на спине, ощутить на себе весь вес его тела, стать будто бы ближе, но из-за связанных рук это было невозможно.

    Укус в неуспевшие зажить губы вынудил Рико зажмуриться и коротко проскулить, хотя до этого он вел себя тихо, лишь шумным и учащенным дыханием выдавая свои чувства, - Рико просто не мог иначе, Тетсуи оставил свой след и здесь: дядя ненавидел крики, ненавидел стоны боли, ему нравилась полная тишина. Ичиро же наоборот будто бы пытался важать хоть какой-нибудь звук, хватаясь зубами за больное.

    Рико знал, что ему не следует делать резких движений, поэтому, когда ощутил во рту солоноватый привкус собственной крови, как можно плавнее повернул голову в сторону, подставляя зубам и губам брата щеку и скулу. Тот целовал, но поцелуями не ограничивался, Рико чувствовал, как на коже расцветают новые и новые следы, в то время как чужие пальцы то исчезают, то снова вторгаются в его тело.

    Теснота внутри была необычной и скорее приятной, Рико быстро к ней привык и расслабился, - его член почти окреп, бедра стали двигаться навстречу, - позволяя заигрывать с собой, со своим телом, правда долго это не продлилось.

    Ичиро было мало, он был жаден и хотел больше.

    Когда пальцев стало три, внутри оказалось совсем тесно и удовольствие прошло прямо на границе с болью, Рико инстинктивно дернулся всем телом, круто выгибаясь и не удерживая в себе стон. Раскрытые раненые губы тут же накрыли губы Ичиро, сцеловывая звук, дыхание и кровь. Несмотря на потревоженные раны, Рико с жадностью целовал в ответ, отвлекаясь от распирающей между ног тесноты, к которой предстояло привыкнуть заново, хоть Ичиро и не дал ему на это времени. Он таранил его, трахая пальцами в темпе, не осторожничая и не намереваясь давать передышки. Рико не мог ни остановить брата, ни контролировать его, ему пришлось смириться и сдаться. Полностью. Мыслями, душой, телом.

    Потому что противостоять Ичиро Морияме было просто невозможно.

    Рико буквально подбросило, когда чужие пальцы внутри задели нужную возбужденную точку. Спустя время активной, практически яростной стимуляции, Рико уже был готов сойти с ума, не чувствуя, как саднят натруженные растянутые мышцы, как течет собственный член. Ему хотелось, чтобы Ичиро не останавливался, не уставал и продолжал трахать, пока у Рико не потемнеет в глазах. Сам он был готов сделать все, что угодно, ради этого.

    - Ичи. Ичи. Ичи. Ичи. Ичи. Ичи! ИЧИ!

    Рико стонал имя брата как заведенный, раскрывшись и уже самостоятельно, будто бы по инерции двигаясь навстречу. Волна оргазма уже поднялась над ним и была готова обрушиться, накрыть с головой, но долгожданный и желанный момент все не наступал, заставляя жалобно и практически плаксиво скулить, мучаясь от невозможности получить удовольствие также быстро, как в первый раз.

    - Хватит, - задыхаясь, попросил Рико, не зная, как ему еще прекратить сладкую томительную и такую невозможную пытку.

    - Перестань.

    - Не надо.

    - Я больше не могу!

    - Остановись. Стой!

    Яркий оргазм прошиб тело, когда Рико совсем взмок и выбился из сил. Крупная дрожь, как разряд электричества, проползла по нему всему, вынудив вывернуться на бок и поджать по себя одну ногу. Ему хотелось отстраниться, спрятаться, сжаться, пережить это самому, справиться с никогда до этого неиспытываемыми эмоциями в одиночку, но Ичиро уже навис над ним, требуя собраться для продолжения, цепляя зубами мочку уха. Наверняка он уже томился крепким болезненным ожиданием, но Рико просто физически не мог переключаться быстро. Сейчас он практически не ощущал обеих ног и не мог найти себя в пространстве в принципе.

    - Подожди, - он попробовал унять пыл брата, поджимая пальцы на ногах из-за сводящей их судороги, - дай мне хотя бы минуту.

    Отредактировано Riko Moriyama (2022-07-08 00:43:47)

    +3

    11

    [nick]Ichirou Moriyama[/nick][fandom]<div class=fan2>all for the game</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=527">Ичиро Морияма, 26 лет</a></div><div class=lztext>если ветви <a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=514">мы</a> совьём,<br>то согласье обретём</div>[/lz]

    От того, как жалобно и сбивчиво этот мальчишка выстанывал его имя, казалось, можно было кончить на месте. До этой самой минуты Ичиро и не предполагал, что способен так реагировать на – кого? Беспризорного щенка, что начал приносить одни проблемы с самого своего рождения? Пусть они и разделяли одну фамилию и одну кровь, ни на секунду в своей жизни Ичиро не посмел бы признать Рико Морияма своим младшим братом. Разделённые правилами семьи, каждый пошёл своей дорогой, а столкнувшись вновь, то ничего, кроме боли и разочарований они друг другу не принесли.
    Но от того, как этот щенок скулил, послушно дёргая бёдрами навстречу пальцам, хотелось наплевать на всякую осторожность и немедленно сделать его своим. Рико принадлежал ему и так, разумеется, как и любая другая вещь, доставшаяся наследнику от родителей по праву рождения. Разница лишь в том, что появилась возможность и даже необходимость этой вещью воспользоваться, а не держать на полке за стеклом в качестве бесполезного украшения.

    На губах мужчины заиграла тонкая, ядовитая усмешка. В самом деле, чего этот ребёнок хотел добиться, прося его с таким выражением лица? Изнеможденный и разбитый, своими просьбами Рико лишь подливал масла в бушующее пламя, даже не осознавая этого.
    Ичиро отстранился, но только для ого, чтобы схватить его за бёдра и перевернуть на живот.

    - Когда ты залез ко мне в постель, то выглядел таким уверенным и храбрым. А теперь говоришь, что уже устал? Не смеши меня.

    Он провёл рукой от ягодиц Рико по выпирающему позвоночнику вверх, задирая тонкую ткань его халата к самой шее. Шёлк совсем смялся и от влаги начал неприятно липнуть к телу, и следовало бы, наверное, избавиться от вещи окончательно, чтобы не мешала. Но то – потом. Сейчас этот небольшой, едва ощутимый дискомфорт едва ли имел для них обоих значение.

    Слабость и истома сделали натренированное тело Рико мягким и податливым, поэтому Ичиро пришлось подхватить его за бёдра, чтобы мальчишка мог устойчиво держаться на коленях. Приспустив собственные пижамные штаны, он направил себя и плавно погрузился в разгорячённое и тугое тепло. Тут же, едва от вспыхнувших перед глазами яркими искрами ощущений, не утеряв опору и равновесие, Морияма шумно выдохнул, упёршись кулаком в упругий матрас. Он осторожно опустился на чужую спину, ткнулся носом во влажный затылок и подтянулся вверх, вталкиваясь в тело Рико ещё глубже.

    - Держи задницу нормально, так тебе будет менее болезненно. – Сдавленно проговорил он.

    Двигаться Ичиро начал медленно и осторожно, прислушиваясь и приглядываясь к дыханию Рико, его реакции тела, напряжённым мышцам спины. Терпеть и ждать более у мужчины действительно едва ли хватало выдержки, но сейчас, достигнув, наконец, последней границы, торопиться и срываться тем более было нельзя. Доставлять Рико боль он по-прежнему не хотел, движимый своим эгоистичным желанием сделать так, чтобы в памяти этого ребёнка отпечаталась только эта ночь и только он сам, а потому можно было проявить и заботу, и ласку, и даже нежность, которую Ичиро Морияма доселе не показывал никому и никогда.
    И постепенно с тем, как Рико расслаблялся, как привыкал к новым ощущениям и начинал учащённо дышать и выдыхать тихие, едва уловимые стоны, Ичиро задвигался резче и глубже, погружаясь до влажных, пошлых шлепков. Раскалённая кровь забила по ушам набатом, и собственное тело начало постепенно предавать, сводя судорогой руки, ноги, доводя разум до истерики. Ичиро протянул руку под живот Рико и ухватился за его член – снова тяжёлый и налитый кровью, - скользя по нему ладонью в такт своих движений; и чтобы в этом великолепии окончательно не потерять себя и не утерять контроля, чтобы найти новую точку опоры и ориентир, Морияма вцепился зубами в загривок Рико, втрахиваясь в него рвано и грубо. Вся агрессия и злость, накопленная и покорно ожидавшая всю эту отвратительную, невыносимую неделю, нашла выход в яростном желании обладать, подмять под себя и подчинить окончательно и бесповоротно.

    Оргазм вырвался сокрушительной лавиной, прошиб его собой насквозь и липким теплом перетёк внутрь Рико. По влажным простыням колени заскользили, и Ичиро расцепил онемевшие пальцы с бёдер мальчишки, чтобы он мог лечь, и чтобы на него можно было лечь сверху. Сладостная, приятная усталость мягко оглаживала расслабленные мышцы, и Ичиро обнял Рико двумя руками за живот, потёршись лбом о его макушку. Покидать его тело он не спешил.

    - Ты просто восхитительный. Такой тесный, а всасываешь меня так, словно от этого зависит вся твоя жизнь, - тихо произнес Морияма, оставив на влажной шее любовника поцелуй.

    Эта теснота и это тепло, чувство близости и головокружительный триумф от осознания полного обладания, заставляли сердце вновь завестись неровным, учащённым ритмом. Ичиро повёл носом вдоль изгиба шеи Рико, вдыхая его запах, и плавно выскользнул из его тела.

    - Не спи. – Повторил он. – Я тебе давал шанс уйти, но ты меня не послушал. Сейчас даже не вздумай отключаться, Рико.

    Подпись автора

    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell                       
    No Heaven, no Hell                       

    +3

    12

    Когда Ичиро дернул его и перевернул на живот, шелковый пояс, связывающий руки, перекрутился и сдавил запястья, краями больно впиваясь в кожу. Рико поморщился, но ничего не сказал, лишь замирая и все еще загнанно дыша, прислушиваясь к тому, что с ним собирается делать брат. Не видеть его, не заглядывать в лицо было боязно, но назад не было дороги, Рико ничего не оставалось, только довериться, тем более все преграды и препятствия между ними рухнули, когда он наконец решился на отчаянный шаг, оказавшись в чужой постели.

    Поглаживание по спине было успокаивающим и приятным, Рико нужно было именно оно. Этот секс не был первым в его жизни, но был достаточно осознанным, чтобы наконец увериться - то, что происходило до этого не поддавалось ни пониманию, ни осознанию, ни здравому определению. Все, что он помнил из прошлого - это режущую боль в самом низу, и это было хуже ударов тростью во много-много раз. Он пытался все забыть, но у него не получилось. Воспоминания намертво врезались в память, что их было ничем оттуда не вытравить. Время тоже не помогло, единственное, что более-менее работало - принятие, ведь ничего уже нельзя было изменить. Даже того, кто с ним это делал, уже не было в живых, тех, кто знал обо всем и молчал - тоже, Ичиро лично казнил каждого, заставив Рико смотреть и практически участвовать, но всего этого оказалось недостаточно. Он помнил все, что происходило в тот день двенадцать лет назад до мельчайших деталей, и ничья смерть не помогла ему это отпустить.

    Для удобства их обоих, Рико пришлось взять упор на колени, в то время как грудью он все еще лежал, вытянув связанные руки и глядя в одну точку. На удивление Ичиро вошел совсем не грубо, давая возможность ощутить в полной мере как это может быть...хорошо? Рико не издал ни единого звука, внутри он был все еще напряжен, ждал, что вот-вот может произойти что-то, чего он совсем не планировал, но Ичиро был с ним осторожен, поэтому, будто в награду за его терпение, через какое-то время Рико полностью расслабился, давая двигаться так, как ему самому хотелось.

    Через время, привыкнув к тому, как брат таранит его, гонясь за удовольствием, Рико и сам понял, что ему приятен темп. Быстрый, яростный, в какой-то степени остервенелый и голодный, что ему нравится, как именно Ичиро держит его за бедра, как тянет на себя, как ласкает в такт, как подчиняет себе, заставляя подстраиваться, выгибаться, вздыхать и скулить. Просить еще. Больше. Глубже.

    Рико был почти на пике, когда Ичиро вгрызся ему в загривок зубами, будто желал не заземлиться, а отхватить кусок. Тело прошила волна боли, слезы невольно брызнули из глаз, но Рико все-таки кончил. Когда именно, - до или во время, - он не понял, но ощутил, как внутри сразу же стало мокро и горячо.

    Боль еще пульсировала, но усталость была сильнее. Ткнувшись лицом в собственное предплечье, мальчишка обмяк, не обратив внимания, как брат уложил его на живот снова, но вес его тела на себе Рико почувствовал. Горячее тело очень приятно давило сверху и накрывало его собой. В таком состоянии Рико очень хотелось провалиться в сон, но Ичиро ему не позволил, целуя в шею и шепча пошлости прямо на ухо. У Рико не было сил реагировать, он был так изможден, так вымотан, будто бы выпотрошен заживо. Совладать с собой и своим телом он был больше не в состоянии.

    - Я не хотел уходить...и сейчас не хочу, - Рико еле шевелил пересохшими губами, держа глаза закрытыми, чувствуя, как дыхание Ичиро обжигают кожу, а из него самого течет и он ничего не может с этим поделать, - но я правда...правда больше не могу.

    +3

    13

    Он не был верующим. Сложно заставить себя верить в Бога, зная, какой хаос и раздор царят в мире; зная, что и сам является соучастником людских несчастий. Если бы Бог существовал, он бы ни за что не допустил рождение такого жестокого человека, как Ичиро Морияма. А ежели он действительно есть, присутствует в каждой секунде их жизни и беспрестанно наблюдает, то ему недоставало силы, чтобы предотвратить все преступления клана Морияма против человечества. А в слабых Морияма никогда не верили.

    И всё же здесь и сейчас, лениво размазывая своё тёплое и липкое семя сначала по ягодицам Рико, а после по его пояснице, великодушно даруя ему целую минуту для отдыха, молодой мужчина не мог не подумать о том, что если Бог всё же и существует, то он ничем не отличается от своих созданий, раз снова и снова благоволил Ичиро. Ведь по какой-то причине именно ему было суждено стать первенцем. И Империя, основанная великими предками, не рухнула в его руках. И Рико...

    Для чего-то же этот ребёнок родился.

    Если каждому живому существу с рождения была уготовлена своя роль, то Ичиро был склонен верить, что Рико был создан специально и только для него одного. И если бы многими годами позже Рико не отослали в Эвермор, то рано или поздно Ичиро всё равно сделал его своим – эта мысль казалась настолько правильной и естественной, что запросто принималась за правду.

    С громким шлепком он опустил ладонь на ягодицу Рико и требовательно её сжал. После нескольких оргазмов подряд его тело горело, а мышцы сделались совсем мягкими и податливыми, как нагретый на солнце пластилин. Казалось, ещё немного, и мальчишка расплавится окончательно.

    - Не будь таким жадным, otōto. Свой голод я ещё не утолил.

    Он потянулся к изголовью кровати и потянул за край смятой шёлковой ленты, высвобождая руки своего пленника. Завидев на бледных запястьях тонкие полосы, Морияма досадливо щёлкнул языком: несмотря на то, что он постарался не перетянуть узел, Рико всё равно натёр кожу. Эти следы точно задержится на руках минимум на недели две, как и многие другие доказательства их порочной близости. Ичиро усмехнулся. И рывком перевернул Рико на спину.

    - Всё это время тебе было неудобно? – притворно ласковым тоном произнёс мужчина, огладив ладонью щеку и подбородок мальчишки. – Ты должен был сказать мне раньше. Возможно, я бы к тебе прислушался.

    Нет, разумеется, не прислушался бы. И даже сейчас он остался глух к его просьбе, опустив руки ниже и скользнув ими за спину Рико, потянув его на себя. Податливого и ослабевшего, усадить его на свои колени было слишком легко, словно мужчина держал в своих руках хрупкую юную девицу, а не молодого спортсмена.

    - Может, так ты станешь меньше жаловаться? – прошептал Ичиро на самое ухо.

    Он осторожно удерживал его одной рукой, а второй направил себя, вновь проникая в распалённое жаром тело. Ичиро шумно выдохнул. Из-за позы и того, что Рико практически не имел опоры, он с лёгкостью проник в него на всю длину.

    И вновь его посетила издевательская, балансирующая на грани садизма идея.

    - Если хочешь, чтобы это поскорее закончилось, начинай двигаться сам, - сказал он, обвив руками талию мальчишки. – Если справишься, я отпущу тебя. Даю своё слово.

    [nick]Ichirou Moriyama[/nick][fandom]<div class=fan2>all for the game</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=527">Ичиро Морияма, 26 лет</a></div><div class=lztext>если ветви <a href="https://gemcross.ru/profile.php?id=514">мы</a> совьём,<br>то согласье обретём</div>[/lz]

    Подпись автора

    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell, no innocence
    No Heaven, no Hell                       
    No Heaven, no Hell                       

    +2


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » Heart upon My Sleeve


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно