GEMcross

Объявление

Kaeya: — Нравится подарок? — Кэйа радостно заулыбался, не отпуская от себя Дилюка.

спасение утопа... утопцев
Shani & Geralt of Rivia

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » Une dernière danse [DA]


    Une dernière danse [DA]

    Сообщений 1 страница 6 из 6

    1

    Une dernière danse
    "Pour oublier ma peine immense
    Je veux m'enfuir que tout recommence
    Oh ma douce souffrance
    "

    https://i.ibb.co/rfB6Vgs/1.gif     https://i.ibb.co/Gn5bnS3/2.gif

    [Garret Hawke & Cullen Rutherford]
    9:20 Века Дракона, Скайхолд

    Холодные южные леса Ферелдена, дикие земли Коркари. Отправляясь на задание в Лотеринг, храмовника и его юного ученика настигла снежная буря, но Создатель оказался на их стороне: они нашли приют в охотничьей хижине, в которой их со всем радушием приютила семья Хоук.

    Подпись автора


    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/483/t381915.png  https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/483/t702811.png  https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/483/t556112.png

    +4

    2

    [nick]Cullen [/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/533/443371.png[/icon][status]булочка создателя [/status]

    Она была юна и прекрасна, а ещё очень печальна. Ей шло платье, которое они пошили с матерью этим летом, из тканей, что прислал отец из большого города. «Думала, на свадьбу ей, а оно… оно вот как». Теперь матушка прятала лицо в ладонях, захлебываясь горькими слезами. Единственная дочь, дар Создателя и Невесты, посланная после стольких лет молитв и просьб, больше у них не будет детей, возраст не тот,  вряд ли они захотят.
    - Приклони колени, юный Каллен, помолись со мной за упокоение этой души, - велит Наставник. Молодой рекрут покорно опускается рядом с грузным мужчиной. Они молятся пару часов пока староста деревни не приходит забрать тело. Мать тянет руки, целует бледное лицо, цепляется за платье так, что слышится треск ткани. Каллен настойчиво отодвигает женщину в сторону пока Наставник отдаёт указания насчёт погребальной службы - только родные. Только мать. Отец покойной все еще в Денериме, а когда вернётся, то и храмовника и рекрута тут уже не будет, они не могут задерживаться, да и мёртвая дева, увы, тоже.

    - И мы ничего не можем сделать? – спрашивает позже Каллен, когда они покинули печальный дом, напоив безутешную женщину сонным зельем. Он очень старается говорить шепотом, но кажется,  жители деревни все равно прислушиваются к каждому слову. Особенно тому, что может вылететь именно из-за рта мальчишки, одетого в простые кожаные доспехи послушника – в нем чувствуется неопытность, а она любить ходить за руку с болтливостью – пищей для сплетен.
    - А что мы можем сделать? – храмовник мрачен, кажется, даже доспех его, что еще вчера Каллен натирал, потух.
    - Расследование. Найти убийц! – кажется, еще чуть-чуть и медовые кудри вспыхнут.
    - Она была магессой. Для них… - наставник выразительно кивает седой головой на собравшихся в таверне, - …опасной. Или же пустым местом. Никто не станет искать тех, кто надругался над ней и убил. А если он сам признаётся, то отпустят. Он скажет, она сама напала. Скажет, применила магию крови. Если женат, то соблазняла в облике демона ночами. Ему поверят…
    … а ее похоронят за оградой кладбище, печально додумал Каллен.
    В тот день он  не притронулся к пище, а на завтраке был мрачен, но булку свою все-таки съел. Не смотря на горе, организм требовал еды.

    Домой выдвинулись они на следующий день после похорон, путь предстоял не самый близкий, однако лошади зимой могли стать скорее обузой, а не верными помощниками. Да и Каллен, лишь первый год проходивший обучение, будучи выходцем из простой семьи, верховой езде до сих пор не был обучен.
    Они много молчали. Казалось, следа не осталось от того веселого мальчика, донимавшего своего Наставника бесконечными просьбами и разговорами. Наоборот, теперь уже тот первым пытался заговорить с юным Резерфордом, обращая внимание его на всякие приятные мелочи : какие-то эльфийские руины, что торчали из-под снега мрачным напоминание; причудливые отпечатки лап на снегу, оставленные редким животным. Белый медведь? Может быть, может…
    Каллен был вежлив, но отстранён. Он думал о той, что не смог спасти. Если бы они пришли на пару дней раньше, если бы соколы доставили письмо от старосты быстрее!

    По расчетам Наставника, путь от деревни до обители храмовников занимал день пути, но свежий снег и неопытность юноши немного их замедлили. И все же вернуться они должны были намного раньше запланированного . Конечно, ведь юной магички, которую полагалась доставить в Круг, не было с ними.
    Снежная буря настигла их нежданно, спустя пару часов после того как они покинули недружелюбную деревушку. Они были на середине пути. Возвращаться домой или продолжить идти вперёд? Прикрывая глаза рукой от летящего в лицо мокрого снега, Каллен послушно двинулся за учителем. Меч, вышитый у того на спине плаща, служил рекруту ориентиром. Он не знал, повернули ли они обратно или двинулись дальше, понимал только, они свернули с дороги и оказались в лесной гуще.
    Снег мгновенно стал забиваться в сапоги, ноги начали мерзнуть, да и все остальное тоже, но Каллен не смел высказать жалоб. Будь он сыном аристократо, то имел бы еще какое-то право голоса, но даже будучи взятым на обучение в Храмовники, все равно оставался крестьянином. Младшим сыновьям богатых семей жилось лучше в казармах, такие как Каллен прислуживали им и своим наставникам, и Церкви. С другой стороны, чьего-то богатого мальчишку вряд ли возьмут на столь интересное, опасное задание в юном возрасте…
    Хотя сейчас, дыша и глотая мокрый снег, рекрут понимал, вернувшись с пустым рассказом о смерти мага, потеряет последние крупицы своего авторитета. Юноши и девушки ожидали истории о том как Наставник с юным рекрутом сражались с демонами,  спасали душу юной магички, а затем она последовала за ними добровольно в Круг Магов. Спустя года, когда Каллен станет храмовником, они вновь встретятся. «Спасибо, что спас меня тогда», - скажет она ему, а он будет вспоминать лицо, ведь  уже столь многих сумел спасти от Завесы, Тени и демонов. Как всех упомнить?

    - Мы пришли! – прикрывая вой ветра, крикнул Наставник. Каллен очнулся.
    Маленький деревянный дом, укрытый от любопытных глаз в низине. Хижина охотников, служившая жителем деревни укрытием, когда они отправлялись на долгую охоту. Спасение для заблудшего путника. От времени и влажности дерево успело потемнеть, а потому фасад выглядел мрачным угольком на фоне белого пейзажа. Над крышей тянулся едва заметный, слабый дымок…. Заметив его, Наставник нахмурился, а Каллен испугался – что если в этом доме обитает та самая лесная ведьма? Однако тут не был трупов животных, на деревьях не весели черепа убитых и съеденных ею людей. Все равно было подозрительно это. Охотники в эту пору очень редко выбирались в леса…
    - Мы не одни, юный Каллен, - хоть Наставник и был спокоен, постучавшись в двери, рука его после легла на рукоять меча. Рекрут же приготовился прикрывать своего учителя щитом если это понадобится. Не прошло и минуты, а двери уже распахнулись. На пороге стоял темноволосый и темноокий мужчина, прохожий на ворона. Заметив воинов, готовых к битве, он лишь улыбнулся вежливо. Улыбка его понравилась Каллену, Наставник его часто лишь щерился, демонстрируя плохие зубы (результат многолетнего приема лириума), вызывая тем самым у рекрута чувство, похожее на отвращение и непонятный страх. Этот же человек даже не побоялся открыть двери хижины в столь снежную погоду, не спросил, кто они. Очередной  порыв ветра толкнул Каллена в спину, тот зябко поежился. Такое чувство, словно сам Создатель велел ему скорее укрыться от непогоды и поверить этому человеку.
    - Проходите, мы тут такие же гости как и вы! – заслышав эти дружелюбные слова, рекрут однако дождался кивка своего учителя и лишь после него, закинув щит на спину, поспешил за взрослыми.

    Внутри хижина оказалась еще меньше чем снаружи, а виною тому служили еще четыре человека, наблюдавшие за ними, каждый из своего угла. За столом расположилась женщина, даже скромные одежды не омрачали ее величественную, аристократичную красоту. Неожиданные гости не заставили ее подняться, а лишь повернуться в их сторону и обратить свой ясный взор. Это было странно, непривычно. Так обычно поступали аристократки, женщины из богатых семей, она словно герцогиня ждала, когда незнакомцев ей представят.
    Наставника однако это не смутило, хоть от него еще исходило напряжение, он старался быть дружелюбным. Храмовник поспешил представиться первым, обращаясь однако все равно больше к мужчине. Ах, сложно было не уснуть, когда он называл все свои звания, титулы и  имена предков, внимательно вглядываясь в чужие лица, надеясь, что в них мелькнёт узнавание. Если коротко, то его звали Ловеном, обыкновенный рыцарь, известный в своих кругах и Каллену больше своей любовь к лириуму, красивым женщинам и пафосу чем к Церкви и Служению. Первое и второе можно было понять по тому, что молодой еще мужчина уже выглядел как старик. Говорили, что он подцепил какую-то страшную и смертельную болезнь, удерживаемую лишь лириумом в крови.

    Снежная корона в светлых волосах успела растаять, когда тот закончил представляться. Каллен был рад, что под конец тот не удумал поцеловать руку красивой даме…Теперь была очередь хозяев, тут уже рекрут вскинул голову в любопытстве. Он хотел взглянуть на мужчину-ворона, но встретился с другой парой глаз. За спиной того все это время стоял юноша, один взгляд на него и рекрут краснеет, но сам не понимает почему…

    +2

    3

    [icon]https://i.ibb.co/N6VNZ1D/image.png[/icon][fandom]<div class=fan2>Dragon Age</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/viewtopic.php?id=1319#p124003">Гаррет Хоук, 14 лет</a></div><div class=lztext>Я рад бы к чёрту провалиться,<br>Когда бы сам я не был чёрт!</div>[/lz]

    Гаррет Хоук любит свою семью. И ради неё он пойдёт на что угодно.

    Зима нагнала их в дороге. Бетани тихо похныкивала, Карвер пытался казаться сильным и стойко терпел бьющий в лицо поток холодного ветра; мать несла дочь на руках и старалась её успокоить обещаниями. В конечном итоге решив, что в такую погоду в лесу они не встретят ни души, отец использовал магию, чтобы их согреть. Однако общее настроение поднялось ненадолго – не сумев противостоять разбушевавшейся погоде, они сбились с пути.

    Гаррет тащил за собой Карвера за руку и сам старался не отставать. По большей части он молчал, изредка поглядывая то на своих младших, то на спину отца, уверенно шедшего впереди. Как бы он не старался, отойти от потрясения у него не получалось до сих пор: воспоминания вновь и вновь навязчиво лезли в голову, вынуждая переживать ужас по-новому.
    Мать ни о чём не знала, как и Карвер. Да и малышке Бет было неведомо, что произошло в той деревне сразу после того, как она пробудила свой дар. Дав отпор соседскому мальчишке, что пристал к Карверу, она едва ли успела понять, что сотворила, прежде чем перепуганные жители натравили на неё местных храмовников. Им не оставалось ничего, кроме как снова бежать, а Малькольму – их защитить. И в этот раз Гаррет ему помог.
    Он зажмурил глаза, стараясь, чтобы свист ветра заглушил стоявшие в ушах предсмертные крики тех, кого он знал; тех, кто приветствовал его каждый день и иногда угощал яблоками или какими-нибудь сладкими ягодами. Все они, увидев в его очаровательной, невинной младшей сестре угрозу, направили своё оружие на ребёнка, и Малькольм сделал то, что должен был. Так говорил отец. Гаррет старался ему верить, потому что ничего другого у него не оставалось.

    Ведь он любит свою семью. И ради неё готов пойти на всё.

    Наконец отец, как и всегда, нашёл решение их проблемы, пусть и временное. Наткнувшись на пустую охотничью хижину, Малькольм объявил, что они остановятся в ней на неопределённый срок, и остальные члены семьи с его решением дружно согласились. Гаррет же снова не сказал и слова.
    Малькольм сразу же начал возиться с камином, а Гаррет объявил, что сделает по хижине обход. Здесь не было ни еды, ни воды, пусть последнее легко решалось с тем количеством снега, что навалило и продолжает наваливать на улице. Комнат тоже оказалось не много, всего лишь две, но для Хоуков, что привыкли жить в тесноте, это оказалось в самый раз. Сбросив с плеча сумку, он стал вяло разбирать то немногое, что успел собрать в спешке перед отъездом: тёплые вещи, небольшой перекус и даже книжку, которую успел зачитать до дыр. Предмет потрепался, и обложка его давно стёрлась, но именно эту книгу, если верить родителям, мать привезла с собой из своего дома. Гаррету показалось, что она по-прежнему вспоминала то место, поэтому взял с собой то немногое, что ей о нём напоминало. Но, наверное, следовало взять с собой побольше тёплых вещей, а не какой-то мусор.

    К вечеру выяснилось, что Карвер заболел. И пусть младший вновь храбрился и старался всех уверить, что он в порядке, мать начала волноваться, а когда волновалась она, места себе не находил уже Малькольм. Гаррет следил за суетой родителей и лениво грыз ножку куропатки. Несмотря на усталость, отступник вышел на полчаса в лес и вернулся с дохлой птицей в руке – вот и ужин, на пятерых вполне хватило. Теперь же, похоже, в лес придётся идти снова, только теперь ради поиска эльфийского корня. Зная, что его всё равно позовут, Гаррет тяжело поднялся с места и предложил отцу свою помощь.
    Впервые оставшись с ним наедине после того инцидента, младший Хоук решил ничего не говорить. Оно и не требовалось – Малькольм видел своего первенца насквозь и знал, когда его что-то тревожило или волновало. К счастью для Гаррета, на этот раз отец не стал требовать от него искренности. В молчании, лишь изредка перекидываясь словами, они смогли отыскать необходимое растение и вернулись в хижину, в которой благополучно пережили ночь.

    А на следующий день к ним принесло незваных гостей.

    Малькольм завидел их сразу же издалека, пусть через белоснежную вьюгу, казалось бы, разглядеть что-либо было просто невозможно. Когда незнакомцы подошли ближе, Гаррет смог разглядеть, что это был мужчина с мальчишкой – и оба в доспехах храмовников.

    - Их нельзя впускать, - сразу же сказал он. – Что, если они пришли по нашу душу?
    Перед глазами снова вспыхнуло воспоминание о задыхающемся в собственной крови храмовнике, которого отец лишь ленивым движением пальцев лишил жизни. В их смерти не было ничего прекрасного, но стоило Гаррету представить, что эти люди могли разделить их семью, его наполнял праведный гнев.
    - Или они такие же потерявшиеся путники, как и мы, Гаррет, - произнесла мать. – Они опасны для нас, но Создатель не простит, если мы оставим их в беде.

    Младший Хоук к её словам прислушиваться не хотел и только посмотрел на отца. Мужчина был молчалив и задумчив. Конечно же, мысленно догадывался Гаррет, ему до Создателя не было никакого дела. Проводя вместе довольно много времени на тренировках в лесах, Малькольм дал понять, что ни на какую высшею силу он не полагается, и требовал того же от своего сына. Но когда надо было успокоить жену, в вопросе веры он ей не перечил. Впрочем, как и Гаррет.
    «Но простит ли Создатель того, кто устроил в деревне целую бойню только ради того, чтобы уберечь секрет дочери?» - мрачно подумалось юному отступнику. Матушке просто повезло, что она успела покинуть деревню с близнецами до того, как её любимый и нежный супруг выпустил на волю настоящего себя.

    - Впустим их. Застрять в такую погоду за порогом дома и врагу не пожелаешь. – Наконец, произнес глава семейства, тем самым поставив в их небольшой дискуссии точку.

    И снова на глазах Гаррета это происходило. Снова отец начал играть того, кем на самом деле никогда не являлся: доброго, но самого обычного простолюдина, которых в Ферелдене водилось пруд пруди. Малькольм становился весёлым, вежливым и настолько дружелюбным, что от его поведения начинало сводить скулы того, кто знал, каким он становился вдали от любопытных глаз. Гаррет тихо хмыкнул. Если бы эти храмовники только знали, что трое суток назад этот мужчина отправил в объятия их обожаемого Создателя сразу четверых их братьев, то ни за что не переступили бы порог этого дома.
    Старший из гостей начал представляться, и губы Гаррета невольно дрогнули, выдавая ехидную усмешку. Сколько титулов и важных предков, но все они разом потеряли своё значение, когда он решил посвятить свою жизнь в служение Создателю и его Невесте. А младший, похоже, был всего лишь учеником. Гаррет наклонил голову на бок, рассматривая мальчишку. Выглядел не намного старше его самого.

    - Я Гаррет. – Представился он после своего отца, не отрывая внимательного, изучающего взгляда от нового лица. – А это Бетани. А в той комнате дрыхнет Карвер.
    - Гаррет! Что за выражения? – тут же возмутилась мать. – Приношу свои искренние извинения. Мой сын ещё не привык общаться с такими уважаемыми людьми, как вы, сэр Ловен и сэр Каллен.

    Бетани, отлипнув от матери, подбежала к Гаррету и вцепилась в него своими тонкими ручонками, пугливо выглянув из-за его спины. Юный отступник успокаивающе огладил её по голове. Он знал, что теперь, раскрыв в себе магические способности, она боялась храмовников и того, что её могут усмирить или забрать из семьи. Да, в своих рассказах о жизни в Круге магов Малькольм ничего не приуменьшал, решив быть с детьми предельно честным. И правильно поступил. О том, что тебя может ждать, попадись в лапы храмовников, лучше знать заранее.
    - Ага. Малышка Бет тоже не привыкла общаться с такими уважаемыми людьми. - Гаррет весело усмехнулся. – Бет, сходи к Карверу, проведай его. Расскажи, что нас навестили целых два настоящих храмовника, может он от радости на ноги подскочит и силой Создателя вылечится.
    - Гаррет Малькольм Хоук!
    - Хватит, - Малькольм примирительно поднял руки. – Проходите, скорее, к столу. Уверен, вы замерзли и проголодались.

    Во время трапезы отец рассказал целую историю о том, как очень удачно несколько часами ранее ему со старшим сыном попалась целая стая дичи, поэтому скромничать гостям за столом не стоит. Гаррет же снова усмехнулся, потому что видел, как ловко отец подбил птиц не стрелами, а молниями. За пределами Круга свободному магу действительно выжить легко. Марионеткам Создателя этого никогда не понять.
    За столом сидели пятеро. Чтобы успокоить Бетани, её отправили в спальню к Карверу с целой тарелкой еды, а Лиандре пришлось лгать, что дочь действительно стеснительная и к незнакомым людям недоверчивая. Грызя ножку фазана, Гаррет покачивал под столом ногой и бросал взгляды на мальчишку Каллена, что в разговоры взрослых благоразумно не встревал. Хорошенько просохнув после такого тяжелого путешествия, его волосы, по цвету напоминающие колосья пшеницы, смешно скрутились в кудри, делая его похожим на одуванчик.

    - Так значит, ты что-то вроде ученика? – спросил Гаррет. – Выглядишь не старше меня. Сам выбрал такой путь, или родители оставили тебя в церкви?
    - Гаррет! – в третий раз за вечер шикнула мать.
    Она снова начала извиняться за поведение сына; Малькольм же этот инцидент никак не прокомментировал, продолжив занимать храмовника Ловена какими-то выдуманными рассказами об охоте. Гаррету же за свои слова ничуть стыдно не было. Ему было известно, как становятся храмовниками или магами в Круге: либо добровольно, либо насильно, либо от тебя просто отказываются родители.
    - А что я сказал? – и самым весёлым было то, что ему никто не запрещал прикрываться детской наивностью. – Разве я не прав?

    Отредактировано Garrett Hawke (2022-07-09 21:57:07)

    Подпись автора


    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/483/t381915.png  https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/483/t702811.png  https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/483/t556112.png

    +1

    4

    [nick]Cullen[/nick][status]булочка создателя[/status][icon]https://i.imgur.com/LlrUKoA.png[/icon][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">каллен, 14;</a></div><div class=lztext> мало на свете таких наслаждений, как возрождение порядка своими руками </div>[/lz]

    Каллен краснеет, его сердце пропускает пару ударов, а потом начинает стучать часто-часто. С чем это связано? Он не знает. Что-то знакомое есть в этом Хоуке, чьи тёмные волосы, кажется, поглащают мягкий, уютный свет очага. Тёмный агат, а не юноша. Лицом тот копия отца, манерой держаться – весь в матушку. Одно ясно, он не похож на радушного хозяина, если бы не воля родителей, то остались сегодня Каллен и Наставник в снежном лесу.
    Словами мальчишка кидаешься как камнями в замёрзший пруд. Туда. Сюда. Чуть дальше, чуть ближе. Смотрит, где лед треснет, ждёт. Лицо же Каллена, если не брать в расчёт румянец, равнодушно и спокойно, он не трескается.
    Маленькая девочка обнимает Гаррета своими крошечными ручками. Кажется, агат на секунду становится мягким. Вот в чем дело… эти невинные обнимашки, попытка спрятаться за своим братом. Каллен, оказывается, просто соскучился по своей семье. Он не видел их уже больше года. Он обучался, а те не были богатыми, не могли позволить себе навещать сына. Даже письма были редким удовольствием, а не приятной рутиной. Малышка Бет своим поведением напомнило будущему храмовнику Розали, а потому при виде привычной, но уже забытой картины под названием «брат и сестра», утомленное сердце Каллена дрогнуло. Вот в чем причина, конечно же!

    - Я… я не сэр! – Каллен бросает какой-то виноватый взгляд на Наставника, надеясь, что тот не рассердится на своего ученика из-за дрожи в голосе. Для храмовника и будущего храброго воина юный рекрут порой все еще заикается,  его речь неуклюжа и неприятна для слуха. Учителям это не нравится, он гордость Церкви, а говор как у деревенщины. Однако Старший мало обращает на это внимание, его направлен на стол с запеченными фазанами.
    Рот Резерфорда наполняется слюной, стоило лишь втянуть носом дурманящий запах мяса. Будущих храмовников кормили сытно, но именно мясо подавалось к столам редко, чаще всего по церковным праздникам. На ораву растущих мальчишек и девчонок не убить столько фазанов, потому лишь раз в неделю они ищут в воскресной каше куски варенной да жирной свинины. Один мальчик, попавший к ним не столь давно, пухлый Самсон, явно недоедает. Другие издеваются над ним, но не Каллен, он так не может. Сердце у него тёплое. Потому он делился с этим мальчиком последние недели своим обедом, почти голодая сам. Интересно, как там Самсон теперь, когда остался без защиты старшего товарища?

    Вот и сейчас, не смотря на то, что дичи на столе полно, а еще есть годная похлебка, приятно согревающая тело, Каллен ест аккуратно и медленно. Следит за наставником и когда тот молчаливо, но властно протягивает руку к порции юного ученика, то спокойно отдаёт ему фазана, который у него единственного все еще оставался лежать почти нетронутым.
    В разговоры старших он не лезет, но внимательно наблюдает за ними. Лишь раз он осмелился похвалить стряпню госпожи Лиандры и очень удивился, оказалось, готовил ее муж.
    Желудок Каллена наполнялся горячей пищей, приходила сытость, а усталость отступала. Теперь, когда он согрелся, в голове его все больше и больше стали закрадываться сомнения. Резерфорд был еще очень молод, но как любой будущих храмовник, наслушавшись рассказов старших товарищей и учителей, везде искал подвох.

    Загадочный мальчик, который прячется в другой комнате и даже любопытного носа не кажет. Молчаливая Бет, убежавшая к нему. Их мать, красавица, с манерами аристократки и руками белыми-белыми, чистыми-чистыми. Может она магию принимает для уборки, готовки, стирки? Может потому мальчик так прячется от чужих взоров?
    Каллен слишком хорошо знает почему некоторые семьи срываются зимой и отправляются в путешествия. Так они скрываются от храмовников или соседей, узнавших про дар. Юноша украдкой оглядывает хижину, словно пытается увидеть где-нибудь в темном углу магический посох.
    Подозрительность и благодарность мешаются. Юноше стыдно, что он ищет подвох там, где его может и не быть. Возможно, им просто повезло, но ведь…может стоить проверить?

    Слова Хоука-младшего выдергивают из задумчивости. Тот обращается к нему и ждёт ответа, не смотря на очередное предупреждение матери.
    «Гаррет». Каллен пробует и решает, имя идеально ложится на язык как раз, чтобы его кричали рассерженно, строго, сердито. Госпожа Лиандра  знала какой у нее родится первенец.
    - Я был избран служить Создателю и защищать мир от зла.– Юноша окидывает младшего Хоука взглядом, задерживаясь на блестящих от жира губах. Это легче чем смотреть в чужие глаза.
    - А ты? Что насчёт тебя? Ты ведь уже почти взрослый. Сам сказал, что не старше меня. Что ты будешь делать, когда мир погрузится в хаос? Прятаться за спиной отца пока тот выстреливает для тебя обед? Помогать матери и малышке Бет по дому словно еще… - «одна женщина». Так он хотел закончить, но удар по голени остановил его. Каллен виновато замолк, склонив голову. Его рука дрожит от гнева, ложка ударялась о край миски с нервным деревянным стуком.
    - Простите моего рекрута, он еще юн и горяч… - Наставнику было неловко, Каллену тоже, но не так сильно.  Гаррет, уже почти мужчина, откровенно издевается над его верой, Церквью, прикрываясь детской непоседливостью. Он словно демон, принявший облик близкого и родного человека, скрывающий за невинной улыбкой свои грязные желания и блудные мысли.
     
    Желая как-то унять горькое молчание, старший храмовник потянулся к своему мешку, извлекая на свет запечатанную бутылку красного вина. Глаза его тут же довольно блеснули:
    - Малькольм, госпожа, не желаете отведать? Подарила мать умершей магички. Странно, семья явно бедствует, отец работает месяцами, а в доме такое богатство!
    У Каллена перед глазами потемнело. Значит, когда он, опустившись на колени, молился у тела мертвой девочки, его учитель в это время ухитрялся шарить по дому, ища… что-то ища. Он же прекрасно помнил, убитая горем женщина просто не могла им ничего подарить или дать. Ее мысли были другим заняты.
    Нет, нет, Каллен, это ложные подозрения.
    Чувствуя давление в груди, стараясь сохранить нейтральное и вежливое выражение, юный храмовник выражает своё желание навестить больного мальчика. Абсолютно обычный ребёнок развеет хотя бы одно его сомнение насчёт странностей семьи Хоук. И Наставника.
    Скрипя кожаными доспехами, Каллен нырнул за дверь, забыв постучать. Резкий, аптекарский запах эльфийского корня в этой комнате помог ему прийти в себя.

    +2

    5

    [icon]https://i.ibb.co/N6VNZ1D/image.png[/icon][fandom]<div class=fan2>Dragon Age</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/viewtopic.php?id=1319#p124003">Гаррет Хоук, 14 лет</a></div><div class=lztext>Я рад бы к чёрту провалиться,<br>Когда бы сам я не был чёрт!</div>[/lz]

    Тут же глаза юного мага почернели ещё пуще [а может, то лишь игра пляшущего в камине огня], а лицо ещё бледнее. Гаррет не любил злиться, но умел делать это так, чтобы заведомо напугать обидчиков своим видом. «Страх может стать хорошим оружием», – сказал однажды отец.

    - По крайней мере я буду жить свободно, а не лишать этого дара других... – зашипел сын своего отца, как неожиданно опустившаяся на плечо тяжёлая рука заставила его замолчать. Гаррет сглотнул. И осторожно поднял голову.

    Малькольм Хоук продолжал расслабленно сидеть на своём месте и улыбаться тонкими губами, но не глазами. В его черноте Гаррет безошибочно разгадал холод, от которого не спасал ни жар от камина, ни тепло еды. И тут же юный волшебник вспомнил второе наставление своего отца: «злость станет твоей погибелью. Утеряешь контроль первым – потеряешь всё».

    Его сковал стыд. И страх.

    Гаррет отступил, позволив своей незавершённой фразе повиснуть в воздухе, и потупил взгляд. Пока взрослые переговаривались между собой и шутками старались разрядить возникшую между мальчишками неловкость, в младшем Хоуке разыгралась целая буря эмоций. Он злился на себя за то, что первым поддался чувствам; боялся, осознав, что отец это понял и разочаровался в нём, своём старшем сыне, у которого не хватило хитрости и гибкости приструнить своего неприятеля другим способом; и снова злился, потому что вторая причина вынудила его перед этим глупым мальчишкой с дурацкими кудряшками отступить и принять поражения без возможности реванша. Эти двое являлись храмовниками, и Гаррет не должен забывать об осторожности, если не хотел дать крови пролиться снова.

    Но как же его грызла обида...

    Он понимал, почему отец не предпринимал по отношению к этим двоим каких-либо действий. Старший маг никогда не делал что-либо просто так, у него всегда должна была быть причина, мотив. Гаррет даже позволил себе мысль, что отец не хотел убивать тех людей, просто они вынудили его это сделать, напав на малышку Бет. Поэтому, пока эти храмовники не представляли из себя угрозы, Малькольм также не спешил избавить себя от их неприятной компании.

    Просто удивительно. И как ему хватало выдержки улыбаться, шутить и вести беседу на разные темы, когда старший храмовник сам признался, что явились они сюда после того, как пытались забрать волшебницу! Гаррет недовольно сжал губы, продолжая уплетать ужин в упрямом молчании. И после всего этого Кудряшка смеет считать, что лучше него? Младший Хоук поднял на него взгляд, мысленно желая как можно больнее обжечь его.

    А тот взял и сказал, что хочет проведать больного Карвера.

    Разыгравшаяся враждебность Гаррета мгновенно разглядела в словах мальчишки угрозу. Последний большой кусок мяса он буквально проглотил, залпом опустошил деревянный кубок и с чувством нарастающей тревоги покинул стол следом за Калленом. Уходя, он скользнул взглядом по лицам родителей, ища подсказки к своим действиям или поддержку, однако если матушка смотрела на него с беспокойством, то Малькольм даже головы в его сторону не повернул. Настроение у младшего Хоука упало ещё ниже.

    В тускло освещённую комнату Гаррет ввалился следом, чуть не сбив собой застывшего у порога рекрута.

    - Карвер, Бет, я пришёл! Ты спишь, братец? Проснись и ответь мне! – проговорил он достаточно громко и чётко, стараясь не выдать в своём голосе волнения.

    Но нет, Карвер не спал, но видимо собирался уснуть, потому что, когда Гаррет влетел в комнату с боевым кличем, мальчик лежал на кровати с закрытыми глазами. Однако он осторожно присел, рассеяно моргая; рядом лежавшая Бетани тоже осторожно выглянула из-за одеяла. По лежавшей на полу пустой тарелке Гаррет сделал вывод, что дети поели, а значит сыты.

    - Ты дурень, Гаррет, - голос младшего совсем охрип, но если он собирался сказать что-то ещё, то передумал, увидев, наконец, в комнате постороннего. Бетани испуганно к нему прижалась.
    - Его зовут Каллен, его выбрала Церковь, и теперь он учится на храмовника. Он – избранный. – Сказал Хоук и хлопнул гостя по плечу. Можно было посчитать этот жест дружелюбным, да только сил юный маг не пожалел, больше намереваясь, конечно, толкнуть неприятеля. Единственное, что спасло Каллена – это его доспехи.

    Гаррет твёрдо решил, что ни на секунду не оставит своих младших наедине с этим мальчишкой, поэтому прошагал вглубь комнаты к своим вещам. В отличии от очевидно испуганной Бет, глаза Карвера тут же загорелись жизнью, и о своем недуге он быстро позабыл. Гаррет усмехнулся. Он прекрасно знал любовь своего младшего ко всему, что включало в себя доблестного воина с мечом: сказки про рыцарей и принцесс, истории о подвигах ордена Серых Стражей, рассказы ветеранов о славных битвах и, разумеется, церковь с их храмовниками. После воскресных служб Гаррет не раз замечал Карвера в компании этих грязных псов. Глупый мальчишка даже не подозревал, что эти самые верные слуги церкви за одну только бутыль лириума готовы были продать свою веру.

    Беспощадно бросив Каллена на растерзание любопытному Карверу, сам Гаррет расположился на полу в углу с той самой книгой, которую зачитал до дыр. Бетани осторожно выскользнула из кровати, словно беспокоилась, что своими резкими движениями привлечет внимание Кудряшки, и в поисках защиты тихо подошла к своему старшему брату. Гаррет с улыбкой позволил ей расположиться у себя на коленях и ласково огладил её по тёмным волосам.

    - Мне надоела эта сказка, - попыталась она пожаловаться.
    - Другой нет, Бет. – Вздохнул Хоук. И тут же устремил взгляд на Каллена.

    Его губы медленно расплылись в коварной улыбке.

    - Но ведь у тебя наверняка собралось достаточно историй для скромной публики, не так ли? Может быть расскажешь, как умерла волшебница, за которой вы пришли, и как как твой наставник заполучил то вино?

    Подпись автора


    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/483/t381915.png  https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/483/t702811.png  https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/483/t556112.png

    +2

    6

    [nick]Cullen [/nick][status]булочка создателя [/status][icon]https://i.imgur.com/tCxZB0zm.png[/icon]

    Враждебность Гаррета настораживала Каллена. Нрав у него был мягкий, кроткий, совсем не враждебный. Мало кому из храмовников мог не нравится этот спокойный юноша. Если других мальчиков его возраста порой можно было поймать за всякими делишками, например, в попытках сделать из фруктового компота фруктовое вино, то Каллен свое вободное время привык проводить за тренировками или в стенах церкви. Не редко он бывал в библиотеке. Сын без роду и племени, он обучился чтению и письму только в Церкви. Буквы завораживали молодого человека, он с детской радостью брался читать сказки о драконах, песни о странствиях рыцарей… и стыдился этого. Тот возраст, когда другие уже засматривались на девиц, а он читал и зачитывался.

    Маленький Хоук, малыш Карвер, не смотря на грубость брата по отношению к незнакомцу, смотрел с восторгом. Чем-то этот взгляд напомнил то, как он сам смотрел на храмовников, приезжающих в деревню, где он рос. Взгляд, который может быть у ребенка - чистого, невинного, который видел в профессии Каллена лишь спасение и желание помочь, а не угрозу. Резерфорд не считал себя пока ероем, а потому слегка покраснел от смущения:
    - Х-хорошо….да…сказку…
    Эту привычку заикаться и запинаться он почти утратил, но, когда смущался или тревожился, она возвращалась, заставляя юношу запутываться еще больше.
    - Погасите все свечи…н-нет, вот эту оставьте, - ему доставляло удовольствие командовать Хоук, особенно Гарретом, но там сам хотел опозорить юного храмовника, не зная, что у него были братья и сестры, а еще одинокие вечера и ночи за книгами со стихами, сказками и сказаниями. А потому в история Каллен был хорош, почти так же, как Гаррет был хорош в своем ехидстве.
    Забрав последнюю свечу, он поставил ее на пол около пустой стены. Маленькая месть, теперь Гаррет не мог читать свою потрепанную книжку и игнорировать рекрута.
    Растревоженный паук нырнул в одну из деревянных трещин хижины. Каллен устроился на полу у кровати, разумно сохраняя дистанцию, держась как можно дальше от детей. Бетани его явно боялась, а вот малыш Карвер тут же подполз ближе к краю кровати. Эта очень льстило.
    Тряхнув светлыми кудрями, юноша начал рассказывать историю про выдуманного храмовника родом из бедной семьи, что много трудился, желая всех спасти и стать героем. Каллен не стал врать, он рассказал и про братьев этого храмовника, тех, кто принимает лириум, пуская в свое сердце тьму, и тех, кто предпочитает жизнь на балах, становясь элитными телохранителями для богатых персон. Все это упомянул он вскользь, но голос его в такие моменты предательски дрожал, а глаза становились печальнее глубин озера родного дома. Однако снова переключался на того самого храброго храмовника, для которого лириум был необходимостью, а не жизнью, а богатства дворцов не соблазняли теплотой и мягкостью утех. Пляска свечи помогала, то был не огонь, а тени злых демонов, не жар.
    - … не всегда храмовнику удавалось всех спасти, иногда демоны из Тени появляюсь раньше. Так случилось и в этот раз, не успел храмовник спасти девушку, демон погубил ее душу. Мать все равно была благодарна за помощь и подарила то самое вино. - Каллен закончил свой рассказ. Судьба юной девушки искренне тревожила его и не давала покоя. Ему оставалось лишь молиться за нее и всех тех, кого он не сможет спасти.

    Дети уже были сонными, но все равно грустный финал истории заставил сонные лица более недоверчиво, подозрительно посмотреть на Каллена. Теперь на лице Карвера не читался уже тот восторг. Будущий храмовника бросает взгляд на Гаррета. Доволен ли он теперь? При свете догорающей свечи, старший похож на дракона из сказки. Того, кого храмовник победил не мечом, а дружбой и любовью.
    - Я-я….пойду. Спокойной ночи. - рекрут быстро вскочил на ноги, не желая дожидаться момента, когда детское недоверие сменится ненавистью. Утром, когда дети проснуться, его уже не будет.

    В главной комнате наставник уже почти спал-храпел. Каллену стало стыдно, он должен был проследить за своим наставником, а не рассказывать сказки деткам. Он тут же бросился извиняться и запинаться. Со скоростью света начал помогать убирать со стола и наводить подобие уюта в доме.
    Когда снова было чисто, Хоук-старший отметил, что хвороста и древесины не хватает. Каллен понял по этим словам, семейство планирует задержаться в этом домике еще на пару дней. В голове его тут же созрел план как отблагодарить добрых людей (с одним исключением) за помощь и крышу над головой.
    Уже было очень поздно, но, наконец, улеглись спасть и разбрелись по комнатам. Малькольм помог Каллену отвести храмовника в пустующую спальню, а сама семья заняла детскую. Каллен же решил сторожить дом.

    Метель в ночи разгорелась с новой силой, стуча в стены, окна и двери, каждый раз юный храмовник вскакивал, думая, что это разбойники ломятся. Огонь в очаге медленно затухал и пока он совсем не стих, погрузив комнату во мрак, юный Каллен сходил на улицу, справил нужду и набрал снега в котелок. Все-таки в доме присутствовала дама, даже две (три, пошутил бы сейчас из вредности Резерфорд, вспоминая Гаррета).
    Снег быстро таил, Каллен стал раздеваться, снимая свои доспехи. Избавиться от грубой кожаной курточки и неприятной льняной рубахи было приятно, юноша повел плечом, разминая мышцы. Он быстро взрослел, становясь выше и сильнее своих сверстников, из одежды он вырастал почти моментально. Тряпка, смоченная в подтаявшем снегу, холодила кожу, очищая. И остужала голову, где было много мыслей, но мало сна.
    Каллен думал о письме к своем семье, где он смолчит о том, что случилось, о девушке, что не смог спасти. Он бросил взгляд в сторону закрытой двери, где мирно спал храмовник. Смерть магессы совсем его не тронула, словно ничего страшного не случилось, а мать не целовала старые руки, прося вернуть доченьку обратно из Тени.
    Початая бутылка все еще стояла на столе. О, как мечтал Каллен сейчас схватить ее и ворваться в спальню, грозя наставнику, заставить рассказать всю правду юноше. Тот совсем запутался, ничего не понимая в том, что случилось в той деревне.

    Отредактировано Cullen Rutherford (2022-09-18 21:02:54)

    +2


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » Une dernière danse [DA]


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно