GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » Step Up


    Step Up

    Сообщений 1 страница 9 из 9

    1

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/463/589887.png[/icon]

    Отредактировано Andrew Minyard (2022-07-04 23:31:52)

    +2

    2

    [lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/viewtopic.php?id=1222#p108056">ААРОН МИНЬЯРД, 20</a></div><div class=lztext>Hey Lord, you know I'm trying,<br>It's all I've got, is this enough?<br>Hey Lord, I wanna stay.</div>[/lz][icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/001b/2f/0f/483-1655319711.png[/icon]

    В общем, утро очередного нового дня самого обычного вторника. Ничего необычного. Абсолютно. И эта неделя тоже должна стать такой же обычной.

    Вообще, итоги прошедшей недели следует подсчитывать на выходных или хотя бы в понедельник. Но вся прошлая неделя была такой суматошной, такой насыщенной и быстрой, что меньше всего на свете свои выходные, включая понедельник, Аарон хотел потратить на разбор полётов. Поэтому по возвращению в общежитие он сделал абсолютно ничего из того, что от него ожидали другие. И может, за такие проебы следовало бы обратиться к своей совести, да только Аарон махнул на всё рукой. Он же Аарон Миньярд. Ему всегда на всё фиолетово, и окружающие это прекрасно знают.

    Но на дневные тренировки он ходил, старательно отрабатывая положенные несколько часов и также старательно избегая как Джостена, так и внимательного взгляда Эндрю. С Эндрю, кстати, тоже какая-то херь творилась. Ну, то есть с ним и Кевином. В детали их отношений Аарон влезать не хотел и того же ожидал от Эндрю. Ему вообще, на самом деле, за своё поведение ни перед кем отсчитываться не хотелось, но если с кем и говорить на такие темы, то лучше это делать, наверное, с Эндрю. Но тратить на него выходные с понедельником не хотелось, а завтра среда, поход к Бетси, и сейчас Аарон не был уверен, что сможет при ней ему что-нибудь сказать. Он вообще не был уверен, что сможет когда-либо открыться этой женщине – не нравилась она ему. Слишком уж умная и проницательная.
    Глупость, конечно же. Миньярд понимал, с чем связано его недоверие к женщинам за тридцать, но не всю же жизнь ему от них бегать. Рано или поздно ему тоже стукнет тридцать, а значит и партнёршу надо будет подобрать соответствующего возраста. Но до тех пор ещё десяток лет, а сейчас утро вторника, и ему всего лишь двадцать. А завтра поход к Бетси, и Аарон не хотел снова всё запороть, как и болтать с ней.

    Он покосился на Эндрю. После прошлой ночной тренировки [на сходить которую Аарон также не сдержал обещания] в такую рань Кевин дрых, а Ники... ну, ему только повод дай отоспаться лишний час. Зато не спал Эндрю, и Аарон сидел рядом с ним на диване, зарывшись в свои конспекты. С Кейт, Нилом, ссорой с братом и общим предфинальный мандражом он совершенно забил на учёбу. Миньярд всегда знал, что до профессионального спорта ему не дорасти и заготовил для себя план по тому, как не проебать своё будущее. И вот из-за Кейт, Нила и Эндрю он едва не проебал свой план.
    Впрочем, ныне даже перспектива выпуститься с хорошим дипломом его не особо соблазняла: ничего из того, что сейчас могло открыть ему путь в нормальное будущее, Миньярда не интересовало. Он не желал париться из-за своей успеваемости в учёбе и тем более не хотел забивать голову предстоящей финальной игрой; единственное, что его заботило, это тонкий, ненадёжный канат, образовавшийся между ним и Эндрю на прошлой неделе, и Нил Джостен. Который тоже случился на прошлой неделе. Да, то ещё времяпровождение выдалось.

    Не то, чтобы он совсем не думал о случившемся. Как бы сильно не старался, мысли всё равно неуклонно текли в ненужном Аарону направлении, подводя его к неизбежному решению – разговору. И, выбирая между ними двумя, он конечно же выберет Эндрю, потому что кто этот Нил Джостен такой? Кто-то, кто когда-то завоевал внимание брата. А портить с ним всё снова Аарон... ну, не хотел.

    Нет, всё равно дурость какая-то выходит. Он всегда понимал, что слишком много думать - для себя же вредно, но он также не был Эндрю, чтобы сразу приступать к действиям. Один раз отпустил поводья и убил человека – не то, чтобы Аарон за это чувствовал вину, но всё же. А во второй раз он полез драться с братом. Вывод: хреново у него получается делать абсолютно всё, но он же старается. Правда. И наверное... наверное сейчас пора прекратить себя накручивать в надежде оттянуть момент до среды. Скоро проснутся остальные соседи, и момент в очередной раз будет упущен.

    - Эндрю? – наконец, позвал его Аарон.

    На какое-то мгновение ему показалось, что на лице брата появилось то самое выражение, когда он вроде бы как всё понял и теперь просто ждал, когда Аарон решится, и вот, дождался наконец. Но, наверное, ему это всё же показалось. А потому он продолжил спустя мучительно долгую для себя секунду:

    - «Да» или «нет?

    Скорее всего, поймав на себе нерешительные, короткие взгляды близнеца, Эндрю ожидал от него чего угодно, но только не этого. Завидев его заминку, Аарон и сам смутился и одновременно испугался, инстинктивно бросив взгляд в сторону двери. Если у Эндрю хорошо получалось бить, то у Аарона – бежать. И сейчас он хотел снова это сделать – сбежать от ответственности и, желательно, реальности, но отмотать время назад уже нельзя, как и вернуть слова обратно. А потому он просто мысленно пожелал нереального: раствориться в подушках дивана и провалиться на этаж ниже.

    Вообще, не настолько ему на всё и плевать, как ему ловко удалось убедить остальных Лисов. За маской безразличия Аарон наблюдал за сокомандниками, их разговорами, действиями; подмечал для себя какие-то детали, делал в голове пометки, разные выводы. И даже иногда делал ставки, когда Ники поднимал вопрос [тем самым отчего-то делая кузена невероятно счастливым]. Ставку Аарон сделал и сейчас, только лично для себя и никого не оповестив, начав разговор именно с этого вопроса.

    Потому что он знал, что именно этот вопрос являлся неотъемлемой частью взаимоотношений Эндрю и Дэя.

    Аарон пришёл к этому сам. Сначала услышал их один раз, потом второй. Наверное, это какое-то правило, табу. И он, в общем-то, не считал это чем-то странным или ненормальным. Нет, теперь нет. Теперь Аарон понимал Эндрю чуточку лучше. Вроде как. И если он хотел полностью его понять, то, как и в любой другой игре, должен ознакомиться со всеми правилами.

    Спустя ещё одну мучительно долгую паузу [без часов перед глазами даже трудно определить, сколько именно прошло времени], Эндрю, наконец, дал своё «да». Был ли он удивлён? Аарон не мог сказать. Вот он бы на его месте точно удивился, а Эндрю... чёрт, всегда так трудно понять, о чём он думает. Но пока брат не передумал, Аарон задеревеневшими от ожидания и напряжения мышцами вытянул одну ногу вперёд, осторожно коснувшись бедра Эндрю ступнёй.
    Да ёбаный в рот, дерясь против босса с одним единственным зельем лечения в инвентаре и на кошмарном уровне он волновался меньше, чем сейчас. Но то, что Эндрю не послал его нахуй, уже хорошо. Наверное. Или нет? Чёрт, это всё действительно куда сложнее, чем он думал.

    - Вопрос: то, что ты сказал мне на прошлой неделе, правда? Про Дэя, - пересохшими от волнения губами начал Аарон. – Ты правда готов пойти за ним?

    Это какая-то русская рулетка, не иначе. Ставки повышались, шансы на победу уменьшались, зелья здоровья закончились. Скорее всего, Эндрю устал от этих эмоциональных разговорных качелей также сильно, как и Аарон, но если не поговорить сейчас, то неизвестно, когда выпадет второй шанс.

    Отредактировано Aaron Minyard (2022-07-21 15:16:48)

    Подпись автора

    We’ve been spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise
    We keep spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise

    +3

    3

    Неделя выдалась очень богатой на задушевные разговоры. Даже занятно, что самой непродуктивной встречей были получасовые молчаливые посиделки близнецов у Бетси, которая на первом сеансе так ничего от Миньярдов и не добилась, кроме совсем коротких комментариев, больше напоминавших отмашку. Эндрю Би ни в чём не винил, и по-прежнему в профессиональных навыках женщины не сомневался: братьев связывала слишком тяжелая история в прошлом, они даже друг с другом разговаривали с трудом, до недавнего времени предпочитая резко ограничивать любого рода общение. Разве можно было за полчаса разрешить все проблемы? Би сделала только один осторожный шаг, но пока близнецы не ощущали в себе готовности открыться друг другу, все сеансы у психолога были бесполезными.

    Впрочем, лёд тронулся, пусть даже под воздействием алкоголя и после короткой драки, следы которой оба брата до сих пор носили на себе. Аарону ожидаемо досталось больше, и Эндрю и сейчас не мог избавиться от чувства вины: он обещал брата защищать, а по итогу стал тем, кто наградил идентичное своему лицо ссадинами и синяками. Близнец обиды на то не таил, даже признавал себя инициатором драки, частично забирая вину и ответственность на себя, но, говоря откровенно, Эндрю от этого сильно легче не становилось. Он должен был сдержаться и контролировать себя, не давая выхода порывам гнева. Он с этим не справился - ещё один косяк с его стороны за последние несколько недель, а что будет дальше?..

    Эндрю поднял голову, понимая, что больше не был единственным, кому не спалось ранним утром. На пороге комнаты стоял Аарон, который уже вскоре забрался с ногами на диван, который до этого единолично занимал его близнец. Эндрю даже не пошевелился, так и продолжил залипать в телефоне, бездумно листая новости и едва ли понимая, что там было написано: ему не хотелось спать, но он внезапно сжалился над сонной Лисьей норой и не стал включать консоль, чтобы забить время прохождением уровней. В общежитии было тихо, и только близнецы зачем-то собрались в комнате, сохраняя такой вид, словно эта встреча была спланирована заранее.

    Неделя началась с Аарона, им же, кажется, и закончится. Иначе с чего бы он бросал на близнецы короткие взгляды, то ли надеясь, что Эндрю первым подаст голос, то ли, напротив, желая, чтобы его и дальше игнорировали? И пусть Монстр понятия не имел, о чём мог бы хотеть поговорить Аарон, подталкивать его к диалогу он не стал. Если ему есть, что сказать, он рано или поздно откроет рот; если же Лисы проснутся раньше, то очередной беседы не состоится. Возможно, так будет даже лучше, говорить у Миньярдов получалось не очень, они сначала всё портили, а потом осознавали, как сильно ошиблись, срывая свои гнев и обиду друг на друге.

    Аарон всё-таки позвал. Эндрю поднял на брата глаза, отрывая взгляд от новостной ленты, а ещё через секунду замер, услышав совершенно неожиданный вопрос.

    "Да или нет?" То, что Миньярд сам спрашивал сначала у Джостена, а позже и куда чаще - у Дэя. То, что было для него символом взаимности и однозначного согласия - вещей, который он сам был лишён с самого детства. Внимательный Аарон это отметил, но на что просил разрешения? Такой вопрос означал только позволения на нарушения личных границ, оба Миньярда должны были это понимать, но только Эндрю стоило решать, был ли он готов сделать новый шаг навстречу близнецу.

    - Да, - Миньярд внимательным взглядом посмотрел на близнеца, окончательно утратив интерес к телефону, но всё-таки напрягся, когда Аарон аккуратно коснулся бедра брата ступнёй. Эндрю не трясло, когда его задевали во время матчей или случайно касались в толпе, а вот такие осторожные прикосновения он всё ещё ощущал особенно остро. Сейчас Миньярд быстро пришёл в себя: с ним рядом был Аарон, они друг для друга не были опасны, пусть даже до формирования сколько-нибудь близких отношений им было далеко. Сейчас даже Ники Аарон доверял куда больше, чем близнецу; и всё-таки второй Миньярд сидел здесь, тратя утро не на учёбу, которой хотел заняться, а собираясь о чём-то поговорить с братом.

    "Кевин..." Первая крупная ссора тоже случилась всего несколько дней назад. Сейчас им удалось восстановить хрупкое равновесие, но разговор по душам не были ни приятным, ни простым, Эндрю даже сейчас чувствовал себя вымотанным, усталым и разбитым. Но это не означало, что он бы предпочёл отмахнуться от Аарона: открытый диалог с Кевином дал их отношениям большой толчок к взаимопониманию, возможно, то же самое нужно и близнецам.

    - Всё, что я когда-либо тебе говорил, было правдой. Включая то, что я говорил о Кевине - я пойду за ним, если я всё ещё буду ему нужен.

    Вопросов о Дэе Миньярд не ожидал. Конечно, их отношения не были всеобщим достоянием, Аарон был своего рода исключением, и то он лишь недавно услышал признание Эндрю, то самое, которое оказалось непонятым для не учившего немецкий Кевина. Близнецу просто стало любопытно? Поэтому он в несусветную рань оказался рядом и начал разговор?

    - Что насчёт тебя? На самом деле готов идти дальше без моей помощи? - в клубе Эндрю только язвительно прокомментировал заявление Аарона о разрываемом контракте, но теперь понимал, что этот вопрос им было необходимо обсудить, чтобы не осталось недомолвок и недопонимания. - Возможно, после универа Кевин тоже будет к этому готов.

    С чем это оставляло Эндрю? Он не знал, но даже и не думал заморачиваться: Миньярд по-прежнему не думал о себе, а значит, мысли о собственном одиночестве и неприкаянности оставлял где-то далеко на периферии сознания.

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/463/589887.png[/icon]

    +3

    4

    [lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/viewtopic.php?id=1222#p108056">ААРОН МИНЬЯРД, 20</a></div><div class=lztext>Hey Lord, you know I'm trying,<br>It's all I've got, is this enough?<br>Hey Lord, I wanna stay.</div>[/lz][icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/001b/2f/0f/483-1655319711.png[/icon]

    Аарон рассеяно кивнул, принимая ответ. Страшно было думать о будущем. Страшно было не знать, что его – их могло ожидать. Хотелось бы вообще не забивать голову подобным и жить настоящим, но... но столько произошло в этом настоящем. Поэтому хотелось хоть немного быть готовым.

    Он поднял голову, встретившись взглядом с Эндрю. На трезвую голову разговор давался куда труднее, чем на пьяную, но Аарон больше не хотел, чтобы посторонние факторы снова ему помешали. Хватит. И так дел наворотил.

    - Я не знаю. – Не выдержав зрительного контакта, Миньярд первый опустил взгляд. – Я не знаю, что мне делать потом и куда пойти. Но я хочу научиться принимать такие решения сам, а не... ну, знаешь. Постоянно полагаться на других и подстраиваться под чужие решения?

    Так ведь всю его жизнь было: сначала в школе, когда жизнь под крылом матери показалась совсем невыносимой, и он начал искать утешение в наркотиках и людях, которым на самом деле всегда было на него наплевать; так и после появления в его жизни Эндрю – если Аарону не нравилось то, что он делал, то всерьёз его решениям никогда не противился. Просто не умел это делать.

    Он невесело усмехнулся, потерев пальцами висок.
    - Я ведь даже почти и не помню свою жизнь до твоего приезда. Хотя, может это потому, что я практически всегда был под кайфом, но сколько себя знаю, какие-либо важные решения я никогда не принимал самостоятельно. И если бы не ты, меня бы здесь и не было.

    Это факт. Если бы не Эндрю, то с большой вероятностью Аарон забил бы и на спорт, и на учёбу. Он перешёл бы на наркоту потяжелее, начал таскать из дома серебро и другие дорогие вещи, пока его бы не поймала Тильда и не выставила за порог. А потом он бы либо сдох где-нибудь на улице от передоза, либо оказался в клинике по реабилитации – но, зная себя, Аарон вероятнее все же где-нибудь помер в незнакомом месте среди незнакомых людей. И при этом вполне оказался бы не против такого печального финала.

    - Но я не могу всю жизнь полагаться на тебя, а ты не можешь всю жизнь тащить меня за собой, и... и я пока правда не представляю, что делать потом, но хочу разобраться в этом сам. Или хотя бы попытаться. Как ты и сказал, справляться с делами самостоятельно у меня получается так себе.

    Аарон снова усмехнулся, потирая ладонью уже лоб. В голове неминуемо всплыли воспоминания о прошлой пятнице. Справился самостоятельно, как же. Наброситься на парня – это действительно то, что он хотел сделать, впервые за долгое время ощутив какую-никакую, но свободу? Да ещё и не на кого-нибудь, а на Нила Джостена. Самую большую головную боль их разносторонней команды.
    От воспоминаний плечо снова начало побаливать. Все эти несколько дней укус Миньярд от посторонних глаз умело скрывал, но он понимал, что долго держать в своих руках тайну не сможет. Так и не выйдя на ночные тренировки, Аарон не имел представления, когда правда всплывет наружу и в каком контексте. Но Джостен пока молчал, видимо, всё же, угрожая ему не всерьёз; а может, решил просто дать ему время всё обдумать и принять решение. Однако их обоюдное молчание не означало, что Эндрю ни о чём не догадается, и лучше, наверное, сказать ему первым, чем он узнает подробности от кого-то другого.

    Аарон побарабанил пальцем по конспектам, подбирая слова.
    - Так значит, всё же, Дэй. – Решил он вернуться к Кевину. – Не Джостен, а Дэй.

    Нет, плохой заход. Лишний раз упоминать Кевина не хотелось, потому что Эндрю мог воспринять его слова неправильно. Аарон поспешил объясниться.
    - Просто... кое-что случилось. Много всего случилось, и я хотел разобраться со всем сам, но... но исход ты знаешь. – Он судорожно выдохнул. – Я тебе этого не говорил, потому что знал, как ты отреагируешь, но я и Кейтлин вроде как расстались.

    В ожидании фразы «я же тебе говорил», Миньярд поднял взгляд обратно на брата. Какое-то время он ненавидел его за то, что из-за него Аарон не мог построить нормальные отношения. Он вообще не понимал, какого чёрта Эндрю лез и постоянно мешал, буквально отпугивая всех его девушек, и, признаться, не понимал того его поведения сейчас. Неужели и правда, зная, что отношения в старшей школе скоротечны и непостоянны, старался огородить его от ненужных душевных драм? Но разве отношения как раз становятся крепче через ссоры и примирения? Аарон не знал его мотивов, да и не был уверен, что хотел узнать сейчас.

    - Ты же знал про неё, я прав? Хотя я правда старался её от тебя спрятать. – На его лицо легла очередная полуулыбка, и Миньярд скрестил руки на груди, положив голову на спинку дивана. – Какое-то время нас это устраивало, а потом... потом к ней подошёл Джостен, что-то сказал, и она сказала мне, что не хочет это продолжать.

    На Нила он не переставал злиться, справедливо считая именно его виновником произошедшего. Но, чёрт, это оказалось на удивление приятно – рассказывать про Кейтлин кому-то другому, пусть этот кто-то оказался Эндрю. Пусть он об этом даже и не просил. Но ведь выговориться же не запрещено?

    - Я хотел его прикончить, но подумал, что если я потащу тебя к Бетси, то смогу её вернуть. Но похоже, она всерьёз устала и просто не готова вязнуть в таких отношениях. А я не был готов выбирать между ней и тобой, и...

    Говорить про Кейтлин сейчас оказалось на удивление легко и просто. Словно эту девушку он встретил в другой, той далекой старой жизни, в которой случилась смерть Тильды, Сета Гордона и убийство Дрейка. Хотя с последним ещё предстоит разобраться, но то случится потом, летом. После финала игры.

    - И я тогда сделал херню, Эндрю. – Аарон не сводил с брата выжидающего взгляда. – В прошлую пятницу я много выпил и захотел выместить злость на Джостене. Но получилось так, что я его, вроде как... поцеловал.

    Отредактировано Aaron Minyard (2022-07-21 15:16:37)

    Подпись автора

    We’ve been spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise
    We keep spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise

    +3

    5

    Первый же вопрос Аарона звучал как осторожно выказанное недовольство, сомнение в правильности текущего курса и желание перемен. По-своему второй Миньярд был прав: они не были сиамскими близнецами, а значит, в какой-то момент их дороги разойдутся. Эндрю был совершенно уверен в своём решении следовать за Кевином, и понимал, куда его приведёт этот выбор - в мир профессионального спорта, где для Дэя были открыты все двери. Аарон же чётких перед собой перспектив не видел, впрочем, у него было ещё достаточно времени для того, чтобы определиться с вариантами и выбрать максимально подходящий.

    Разумеется, Эндрю, так отчаянно нуждающемуся в контроле над ситуацией, было бы куда легче постоянно следить за жизнью Аарона, где-то направляя его, где-то единолично принимая важные решения. Это старший близнец выбрал Пальметто и убедил обоих братьев поступать именно в этот университет, это он настоял на продолжении игры в экси, он же являлся лидером Монстров, присматривая за всеми и позволял себе быть эдаким решалой - неважно, что зачастую его об этом не просили. Эндрю видел перед собой чёткие границы, которые не переступал, он не считал себя кукловодом с послушными марионетками на ниточках, но был готов к ответственности за важные решения. Он уговорил Ники задержаться в Америке, а не сразу после школы нестись к Эрику. Он убедил Кевина в том, что остаться с Лисами ему будет безопасно. Он остановил Нила от очередного бегства. Он был негласным якорем Лисов, на который все так или иначе оглядывались. Но самые важные перемены он совершил в жизни Аарона - они стоили близнецам нормальных отношений и человеческого общения, но Эндрю ни о чём не жалел. Пусть со стороны его поступки могли быть похожими на издевательства, но на самом деле он думал только о благополучии брата; если для того, чтобы обеспечить его безопасность, нужно было разобраться с Тильдой, Миньярд был готов подстроить автокатастрофу. Если нужно было на несколько дней запереть близнеца в ванной - значит, с внешней стороны двери появится новый замок.

    Стоило ли и дальше всю ответственность за перемены в жизни Аарона принимать на себя? Или нужно было дать брату возможность адаптироваться к жизни, позволить ему прочувствовать тяжесть отдельных решений? Казалось бы, последнее легче, только и нужно было вручить в руки второго Миньярда его свободу, а самому отойти в сторону; беда в том, что Эндрю не умел отворачиваться от близких людей, его так и тянуло вмешаться, совершая то, к чему за последние годы он успел привыкнуть. Первая встреча с близнецом что-то в нём открыла, в его голове быстро сформировалась единая константа, приоритет на благополучие близких, который сохранялся до сих пор.

    Рвать старое соглашение с Кевином было странно, но их отношения не были уничтожены, просто перешли на иной уровень, куда более непонятный, но кажущийся более глубоким. А что останется, если порвать договорённость с Аароном? Эндрю понятия не имел, связывало ли их с братом что-то ещё; но, возможно, об этом второй Миньярд и говорил? О том, что хотел бы отказаться от этих отношений и постараться понять, каково это, снова жить без своей тени напротив?

    - Вы не особенно скрывались, тискаясь в библиотеке, - Эндрю не стал отрицать степень своей осведомлённости. Конечно, он знал о Кейтлин, ему не обязательно было говорить с Аароном напрямую, он и без того улавливал намёки о Лисичках, слышал споры, и прекрасно понимал все шутки. В команде было сложно хоть что-то сохранить секретом, странно, что об отношениях Эндрю и Кевина до сих пор не ходило пространных разговоров; наверняка дело в том, что часть Лисов всё ещё считала, что Джостен и сейчас имел особенные отношения со старшим Миньярдом. Это бесило Дэя. Это оставляло Эндрю совершенно равнодушным. - Если захочешь по-настоящему кого-то от меня спрятать, придумай место получше.

    У них с Аароном была чёткая договорённость, которую в той или иной степени они оба уже нарушили. И всё же Эндрю не пытался разрушить отношения брата с Кейтлин: во-первых, не верил, что это долго продлится, во-вторых, отчасти одобрял то, что близнец нашёл в себе силы попробовать с кем-то сблизиться. Впрочем, решающего шага Аарон так и не сделал, не заявил Эндрю о своём желании строить личную жизнь; значит, не так уж Кейтлин была ему нужна.

    - Как ты узнал про меня и про Кевина?

    С того момента, как Дэй переступил порог раздевалки Лисов, они с Миньярдом стали по-особенному близки, не в сексуальном плане, их связь была поначалу совершенно иного рода. Эндрю обещал защиту, и он действительно не выпускал Кевина из поля своего зрения, всегда был настороже, элиминировал самую минимальную угрозу, и в любом момент был готов вгрызться острыми зубами в кого угодно, кто мог бы хоть и теоретически причинить бывшему Ворону вред. Черту, которая отграничивала платоническое соглашение и сексуальное влечение, они переступили совсем недавно, но в среду, в клубе, Аарон очень уверенно говорил об отношениях брата и Кевина. Это было так очевидно? Или близнец просто оказался чуть более внимательным, чем остальные члены команды?

    - Джостен? - голос Эндрю мгновенно помрачнел. - То есть ты написал, что вы едете домой, в общаге вы остались вдвоём, и ты его поцеловал? - звучало на самом деле как редкостная херня, но Миньярд подозревал, что всё ещё не владел всей картиной целиком. - Только поцеловал? Аарон?

    Теперь Миньярд смотрел на брата, не моргая и не отрывая от него взгляда, словно пытался по невербальным признакам уловить отголосок возможной лжи. Эндрю знал, что Аарон обманывать не станет, он не для того подошёл этим утром, чтобы выдумывать истории и делиться ими с близнецом, он хотел... помощи? Совета? В чём он нуждался?

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/463/589887.png[/icon]

    +3

    6

    [lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/viewtopic.php?id=1222#p108056">ААРОН МИНЬЯРД, 20</a></div><div class=lztext>Hey Lord, you know I'm trying,<br>It's all I've got, is this enough?<br>Hey Lord, I wanna stay.</div>[/lz][icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/001b/2f/0f/483-1655319711.png[/icon]

    Кевин Дэй - второй номер Воронов, сын и звезда экси, перед которым были открыты все дороги в профессиональный спорт. На деле: сломанная и побитая игрушка Рико Мориямы, но ни на секунду хозяином не забытая. И Аарон даже не с первого раза понял, перед какой опасностью этот парень их всех поставил одним только своим присутствием в команде. А следовало, на самом деле, хотя бы на немного включить ту часть атрофированного мозга, отвечающую за проницательность и внимательность. Но он не стал. Пустил, как обычно, всё на самотёк, полностью доверившись очередному решению своего близнеца. Ведь это же Эндрю. А когда дело касается Эндрю, значит всё непременно получится. И не важно, каким путём он к своей цели придёт.

    Но когда Аарон понял, что его брата и ведущего нападающего Лисов связывает нечто большее?
    - Отношения между вами стали ещё страннее, чем раньше. – Пожал он плечами.

    Это желание Эндрю контролировать каждый шаг тех, кого он взял под опеку, для прожившего рядом с ним несколько лет Аарона уже не было чем-то необычным. Но с самого начала он заметил, что в отличии от своих родных братьев, Кевина Эндрю выделил с ходу. И причина крылась не в ночных тренировках, до которых такому не замотивированному парню, как Эндрю, на самом деле было далеко до лампочки, а в их разговорах, поведении. Взглядах и жестах. Это уже после Аарон узнал про Рико; господи, да вспомнить хотя бы, как Дэй испуганно ластился к его брату, когда всем стало известно, что в самом начале сезона ради него одного Вороны сменили округ. Но если ещё тогда их взаимодействия нельзя было обозначить, как «нормальные», то после Аарон не мог не подметить поведение Кевина, когда отношения Эндрю и Джостена стали чересчур уж очевидными.
    Но что бы ни происходило между братом и Нилом, это осталось позади.
    Неужели поэтому в мозгу Аарона что-то переклинило, из-за чего он решил...
    Нет, стоп. Блять.

    Первой защитной реакцией предсказуемо вспыхнуло острое желание сбежать. Миньярд непроизвольно притянул ранее вытянутую ногу, которой осторожно нащупывал напряжённое бедро брата, обратно к себе, плотно прижав колено к груди, словно так он действительно мог защитить себя от... от чего? Аарон не боялся его. Знал, на что он может способен, но не боялся или просто перестал это делать в какой-то момент своей жизни, поняв, что всерьёз Эндрю никогда не захочет причинить ему вреда – Аарон даже не помнил, когда именно. И то, что произошло на прошлой неделе, было лишь последствием его собственных ошибок, поэтому, прислушавшись к себе, защитник Лисов понял, что такую реакцию тела вызвал вовсе не страх вновь стать инициатором заведомо проигранной драки, а... обезоруживающая искренность с его стороны.

    Аарон не помнил, когда в последний раз был настолько искренен с кем-либо.

    Он даже с Ники не говорил о Кейтлин, а тут с ходу выложил Эндрю всё в качестве затравки перед тем, что следовало засунуть на самое дно ящика Пандоры и никогда не тревожить. И на его же беду, темой этого разговора был никто иной, как Нил Джостен.

    Медленно, собираясь с мыслями и борясь с шалящими нервами, Аарон поджал губы и отвёл взгляд в сторону. Нет, Эндрю – хотелось ему сказать. Как раз-таки в доме, когда они остались вдвоём, случилось кое-что другое, но стоило этой мысли сформатироваться в голове в целое предложение, как от нахлынувших воспоминаний к лицу мгновенно прилила кровь.

    - Не совсем. – Наконец, буркнул он. – Я... поцеловал его ещё в клубе. Я напился. Очень сильно. А потом этот придурок случайно принял «крекерную пыль», и мне пришлось тащить его домой.

    А ещё этот придурок чуть не стал жертвой изнасилования, но об этом Аарон не расскажет. С лихвой хватало и того, что он уже говорил – или пытался сказать – брату, перед которым какую-то минуту назад распинался о том, что пора учиться жить эту жизнь самостоятельно. Ха, как же. Облажался на первых же уровнях.

    - Просто подумал, что ты должен знать. – Выпалил он под конец, бросив короткий взгляд в сторону двери, ведущую в спальню. Вдруг там неожиданно материализуется Кевин или, не дай боже, Ники?

    В поисках того, что могло хоть как-то занять руки, Миньярд начал теребить край футболки, сминая пальцами тонкую ткань. Он по-прежнему вёл внутреннюю борьбу с тем, чтобы наладить отношения с близнецом – а это значит, быть с ним искренним, - и с тем, чтобы скрыть ото всех свой порочный секрет. У Аарона совершенно не было подобного опыта, но если бы Нил был девчонкой, то он обязан был посвятить о случившемся конфузе того, кто с этой девчонкой мутил [или что у них там на самом деле было].
    Но и, конечно, это была далеко не последняя причина. Аарон никогда с подобным не сталкивался. Вообще. Он точно не считал себя геем, но он не мог понять, почему сделал это. Действительно ли алкоголь на него так повлиял, или это был лишь результат стресса и эмоций? Тогда зачем он позволил сделать то, что случилось потом?..

    - Я его поцеловал, и он сначала ответил. А потом заплакал. Понимаешь? Он не переставал меня бесить с самого своего первого дня, но тогда я пиздец как себя почувствовал виноватым. Я отвёз его домой, чтобы он отоспался, но посреди ночи проснулся и спалил его на подоконнике. Этот гений хотел сбежать, спрыгнув со второго этажа. Настолько я его довёл?

    Вот, о чём следовало сказать в первую очередь. Со всеми последующими событиями Аарон забыл главную причину своего расшибленного в лепёшку состояния – то, что он не просто сделал подобное с парнем, а сделал это против его воли. И довёл до слёз. Чем он лучше Дрейка?

    Подпись автора

    We’ve been spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise
    We keep spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise

    +2

    7

    Попадали ли их с Кевином отношения в категорию "странных"? Эндрю так не казалось, но на его мнение полагаться не стоило, он имел за спиной слишком сомнительный опыт коммуникации с людьми, и набраться понимания, как общаться так, чтобы никто не считал модель взаимодействия нетипичной, у него раньше возможности не было. С одним он мог согласиться: у него всегда было особое к Кевину отношение, только вот если раньше он коршуном вился вокруг, потому что обещал Дэю защиту, то теперь был рядом, потому что хотел, чтобы тот был в порядке, чтобы был в безопасности, чтобы не ощущал себя одиноким. Результат один, формулировки совершенно разные; один разрыв договорённости привёл именно к таким последствиям, с которыми ещё только предстояло научиться жить.

    В итоге Эндрю только едва заметно кивнул, принимая мнение Аарона к сведению, но комментировать не стал. Если какие-то отношения и были странными, так это взаимодействие с братом - близнецы, как считало абсолютно большинство их окружения, должны были быть друг для друга самыми близкими людьми, главной опорой и поддержкой в жизни. Это реальности не соответствовало, Миньярды слишком поздно узнали о самом факте существования у себя родственника и упустили слишком много времени - пусть всё это случилось и не по их вине. Теперь им оставалось навёрстывать упущенное, и попытки выстроить взаимное доверие имели сомнительный успех. Один поход к Би, одна драка, и теперь вот первый откровенный разговор, с каждой секундой приобретавший всё больше опасных острых углов.

    "Как можно случайно принять крекерную пыль?" Значит, Нил уже второй раз ощутил на себе эффект наркотика, но очевидно, никакого кайфа от него не получил. Эндрю помнил, чем окончилось знакомство Джостена с пылью, но тогда приём наркотического вещества парнем был подстроен, Миньярду нужно было удостовериться, что Нил не опасен, что не был крысой, шпионом, уж слишком "удачно" он подвернулся Ваймаку перед сезоном, в котором к Лисам присоединился Кевин, тем самым привлекая не только сотни фанатов, но и мощного противника в лице Воронов. Эндрю перед Нилом не извинился, а вот Ники за самодеятельность досталось - в некоторых вопросах Миньярд строго сохранял принципы согласия и взаимности, пусть даже дело касалось одного только поцелуя.

    Эндрю никаких прав на Нила не предъявлял, и в то же время всё равно ощущал некую степень ответственности за Джостена. Они не состоялись как любовники, между ними так и не произошло какого-то разговора по душам - Боги, как же много таких диалогов было у Миньярда за прошедшую неделю! - и всё-таки они не были чужими людьми, ихх связывали откровенные разговоры, выкуренные на крыше сигареты и общая атмосфера кровавого прошлого, по разным причини лишившая их детства.

    Джостену уже хватило дерьма в жизни. Но, кажется, оно снова его настигло.

    А затем Эндрю едва заметно напрягся. Одного поцелуя не хватило бы для того, что даже даже любитель побегать от проблем, каким был Джостен, полез бы в окно. Нил, как казалось всем Лисам, Миньярду в том числе, уже проникся игрой, иной раз становился в своём фанатично отношении к тренировкам похожим на Кевина; он не бросил бы команду перед самым финалом. Не от одного пьяного поцелуя - если только прикосновение чужих губ не стало триггером для каких-то воспоминаний. Сыграло ли свою роль то, что целовавшим был Аарон, внешне одинаковый с Эндрю? Или причина была совсем иной? Миньярд не крутил мир Джостена вокруг себя, напротив, ему хотелось верить, что на этот раз к чужим душевным страданиям он не причастен, и всё-таки теперь было необходимо разобраться в проблеме.

    - Он в порядке? - Аарон провёл с ним ночь, он увёл Нила из клуба, он оттащил его с подоконника. Эндрю после той пьянки к Нилу сильно не присматривался, был слишком занят выяснением отношений с Кевином и последующими попытками помириться; но теперь был уверен, что весь день будет присматриваться к Джостену, пытаясь уловить малейшие изменения в его поведении. Словам Нила верить было нельзя, да и не собирался Эндрю влезать туда, куда его не звали. Они оба взрослые, Аарон так и вовсе хотел решать свои проблемы самостоятельно, что ж, кажется, его звёздный час настал. - Мне нужно вмешаться?

    Миньярд уважал желание брата разобраться в проблеме без помощи старшего близнеца, но теоретически Эндрю бы мог помочь, пусть его вовлечённость в ситуацию не была бы типичным утешением, как если бы разговор вёл Ники или тактичный Мэтт. Джостен если чем-то и был похож на Миньярда, так это полным нежеланием ныть и чувствовать на себе чужую жалость - они оба были на это не способны, они привыкли совсем к другому.

    Эндрю чуть придвинулся к Аарону, поймал его трясущиеся сжимающие край футболки ладони в свою. Второй Миньярд с пятницы держал всё в себе, в одиночку пытался успокоиться, но у него это не получилось - да и можно ли было так быстро принять в себе новые предпочтения, пусть даже они и были только пьяным интересом? Промелькнула мысль, что первый шаг Дэй тоже сделал, будучи совсем не трезвым, впрочем, сравнивать эти модели было глупо: если у Кевина и Эндрю с самого начала были особенные отношение, то Аарон и Нил были друг другу по сути чужими людьми.

    - Ты сам в порядке?

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/463/589887.png[/icon]

    +2

    8

    [lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.ru/viewtopic.php?id=1222#p108056">ААРОН МИНЬЯРД, 20</a></div><div class=lztext>Hey Lord, you know I'm trying,<br>It's all I've got, is this enough?<br>Hey Lord, I wanna stay.</div>[/lz][icon]https://forumavatars.ru/img/avatars/001b/2f/0f/483-1655319711.png[/icon]

    Ответы.
    Вот, чего он хотел: ни думать о финале с Воронами, ни ломать голову над домашним заданием и готовить вопросы к предстоящим экзаменам, а ответы. Такое простое, но одновременно для Миньярда непостижимое. Он и ответы никогда не ладили.
    Но этот безумный год научил его, что не обязательно искать самостоятельно. И вообще, не обязательно в принципе что-либо делать в одиночку. Это очевидный факт, конечно же, и Аарон давно это понял, наблюдая за Дэн, Мэттом, Эллисон, Рене. Просто то, что происходило у других членов команды, Монстров словно не касалось, чьим неприятным названием окрестила вышеупомянутая команда. Действиями Эндрю они отделились от коллектива с самого начала, а Аарон никогда этому не противился, потому что не воспринимал команду и игру всерьёз. Но он снова столкнулся с этой сложной, но до глупости сентиментальной идеей единства, когда к ним пришёл Нил Джостен. И его появлением стало началом конца.
    Он утомлённо прикрыл глаза.

    В конце концов, разрушающая химическая реакция, вызванная Джостеном, настигла и его самого.

    - Он... – произнес Аарон и замолчал.

    Рана на плече, словно напоминая о себе, продолжила неприятно саднить. И нет, у него не было ответа на вопрос, в порядке ли второй нападающий их команды, потому что не знал, в порядке ли сам. Но в последний раз – то есть, в те последний разы, когда он видел его... Нил выглядел вполне нормально. Настолько нормально, насколько можно было выглядеть после той безумной пятничной ночи.
    С другой стороны, он – патологический лжец, и ты не можешь быть уверен, что его улыбка не очередная маска.

    Миньярд снова моргнул, отметая непрошенные мысли прочь. Сейчас время получать ответы, а не задавать себе новые вопросы.

    - Он продолжает посещать тренировки. – Уклончиво ответил Аарон.
    Действительно. Раз хватает сил брать в руки клюшку и бегать по полю, значит всё не настолько уж и плохо, так ведь? В отличии от Аарона, который с ходу нарушил договор [или стратегически оттягивал момент] о посещении ночных тренировок.

    Он непроизвольно дёрнул головой, поворачивая лицо и ловя взгляд близнеца сразу после того, как его второй вопрос повис в воздухе. Молчание на этот раз продлилось совсем недолго – всего лишь секунда, а может и две, прежде чем Аарон загнал накопившуюся во рту слюну в глотку и потряс головой в разные стороны. Нет, господи, конечно же нет. Да и что бы Эндрю мог сделать? Аарон сомневался, что эта та ситуация, которая могла разрешиться после вмешательства его близнеца.
    С другой стороны, это же Эндрю. Какая бы дорога перед ним не простилалась, он найдет способ доехать до конечной цели. Именно поэтому Аарон пришёл с этим разговором к нему, а не к Ники.

    Хаотично гуляющие [или трясущиеся] пальцы неожиданно накрыло тепло, и младшему Миньярду потребовалось несколько бесконечных миллисекунд, чтобы опознать его источник. Он удивлённо проследил взглядом по руке Эндрю к изгибу локтя, поднялся выше и остановился на его лице. И самым диким было то, что в этом действии ему совершенно ничего не показалось неловким, странным или противоестественным. Неожиданно Аарон сам себе удивился: к чему были все эти года недопонимания и холодных войн? Имело ли смысл, зачем в первой искренней попытке выйти на связь пришло короткое, но грубое сообщение «отвали», или за что его мать была убита расчётливым, хладнокровным способом? Нет. То, что происходило здесь и сейчас – вот, что имело значение. Полное понимание, эмпатия; немое обещание поддержки. Какая-то часть Аарона столько же сильно боялась наткнуться на осуждение или холодное безразличие, сколько одновременно на подсознательном уровне этого и ожидала; но другая его часть, лишённая родительской любви, эгоистично приняла оказанное сопереживание близнеца как должное. Потому что так это между ними и должно было происходить с самого начала, не так ли?

    К его третьему вопросу Аарон с ответом не спешил.

    Он уставился на руку Эндрю – на ощупь она были шероховатой и грубой, прямо как у него самого, что, в общем-то, удивлять не должно было, - и осторожно сомкнул на ней пальцы. Он не знал, чей пульс чувствовал – свой или своего близнеца, но решил не заострять на этом внимание. Спокойствие, достигнутое чудом совместно с титаническими усилиями, не позволяло посторонним мыслям нарушить внутренний баланс.

    - Как ты понял свою ориентацию? – спросил Аарон, не поднимая глаз.

    "Это связано с Дрейком?" – он не озвучил.

    - Я никогда не рассказывал, как однажды привёл одноклассника домой. Тильды не было, поэтому мы закинулись её таблетками, включили какую-то дурацкую народную музыку, стащили её вина, раскурили принесённый им косяк. Было настолько хорошо, что тот день практически полностью стёрся из моей памяти. Я не помню причины, но мы целовались. А потом вернулась эта женщина.

    Конец истории был слишком предсказуем, чтобы озвучивать его вслух. До недавних событий Аарон тот инцидент и не вспоминал, как и многое другое, что он творил под кайфом. Большая часть его школьных воспоминаний превратилась в вязкое болото, откуда выковырнуть что-то стоящее действительно считалось чудом. Да и тяжёлая рука матери и её звонкий вопль над самым ухом перекрыли причину, по которой его наказывали.

    - Она твердила, что такое поведение недопустимо и отвратительно, а я был слишком нетрезв, чтобы в её словах усомниться.

    И чтобы дать ей отпор. Впрочем, как и всегда.

    - Но когда я был с Нилом, я не считал, что делаю что-то... плохое. Но когда начинаю думать об этом, вспоминать и анализировать, то начинаю чувствовать себя самым отвратительным существом во всём белом свете.

    Это определённо та часть, которую стоило приберечь в качестве десерта для Бетси Добсон, но, если уж горит сарай, гори и дом. Аарон поднял на Эндрю глаза, заглянул в своё отражение, что, переполненное внутренней силы и уверенности, никогда не было на него похоже.

    - Я не гей, Эндрю. Мне всегда нравились девушки, но теперь я запутался.

    Отредактировано Aaron Minyard (2022-08-24 23:37:30)

    Подпись автора

    We’ve been spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise
    We keep spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise

    +2

    9

    О состоянии Нила Аарон явно говорить не хотел, но Эндрю и не думал настаивать, выжимая из брата ненужные в данный момент ответы. Старший Миньярд уже понял, в чём заключалась проблема, уже осознал, куда ему нужно будет смотреть в следующий раз, когда они столкнутся с Джостеном - никого особенно комфортить он не будет, не тот у Эндрю склад характера, но на то, чтобы визуально оценить степень серьёзности произошедшей ситуации, его эмпатии хватит. Будет ли он вмешиваться? Вероятно, нет, он ведь обещал Аарону дать некую свободу в выборе решений, и своё слово он намеревался сдержать. Другой вопрос, что если внутренняя неловкость скажется на игре, в дело вмешается Кевин, и в этом случае Эндрю в стороне не останется; парочке алкоголиков-не геев лучше бы самостоятельно разобраться в своих отношениях, и быстро, не доводя ситуацию до опасного конфликта.

    Пока Нил и вправду исправно появлялся на всех тренировках, что вовсе не свидетельствовало о его душевном спокойствии. Джостен был фанатиком, чуть ли не таким же маньяком экси, как Дэй, он рвался на поле даже после визита к Воронам, израненным и покалеченным; впрочем, Аарон наверняка и сам понимал, насколько легко его аргумент о тренировках разбивался о самую поверхностную критику. Сейчас Эндрю этому внимания уделять не стал, его приоритеты лежали в другой плоскости. Пока близнец был готов разговаривать, пока они оба пребывали в настолько благодушном настроении, чтобы выслушать друг друга и даже в какой-то мере раскрыться, отталкивать шанс на становление взаимопонимания не стоило.

    Только вот тему для разговора Аарон выбрал если не болезненную, то как минимум неприятную для брата. Эндрю не привык жаловаться, не искал сочувствия или защиты, но его прошлое оставило на нём отпечаток, и даже сейчас время от времени возвращало его к травмирующим событиям. Миньярд долго об этом молчал, затем как-то рассказал Джостену, а потом правда стала достоянием всех Монстров - и это было тем, о чём Эндрю на самом деле жалел до сих пор. Ему не нравилось выглядеть жертвой в чужих глазах, он не нуждался в громких обсуждениях ситуации с Дрейком, и то, что его ближайший круг видел его с приёмным братом, отпечаталось на подкорке как нечто совершенно унизительное.

    - Я никогда не сомневался в своей ориентации, - Эндрю не убрал руки с ладони Аарона, но пальцы словно замерли в одном положении, едва заметно напрягаясь от испытываемой гаммы чувств. Только этим старший Миньярд и выдал свою нервозность, но близнецу и этого могло хватить, чтобы внезапно образовавшейся эмпатической связью осознать, что разговор скатывался на опасную дорожку. Эндрю пока держался, во взгляде проскользнула едва заметная сталь, но руки не дёргались к спрятанным за повязками ножами, а тон голоса не растерял присущего ему показательного равнодушия. - Дрейк здесь не при чём, я всегда знал, что то, что он делал, недопустимо. Но предпочёл молчать.

    Спросит ли Аарон, почему Эндрю, не склонный спускать ситуацию на тормозах, вдруг в такой принципиально важной вещи решил не предпринимать никаких действий, оставаясь словно сторонним наблюдателем за нарастающей проблемой? Дойдёт ли сам до осознания, что к моменту усыновления Спирами Доу было настолько безразлично всё с ним происходящее, что он просто устал мотаться из системы и обратно, меняя города, приёмных родственников, свыкаясь с очередным ритмом жизни? Дрейк был уродом, но Кэсс, так упорно не видевшая в своей семье никаких проблем, почти достойно уравновешивала своего сына; Спир должен был уйти служить, должен был надолго исчезнуть из дома, и Эндрю был согласен подождать. Возможно, он остался бы именно с ними, если бы не внезапное появление в его жизни Аарона - на себя ему к тому моменту было наплевать, но пошлые речи Дрейка о близнецах тяжело рухнули на весы, делая даже тюрьму предпочтительнее усыновлению.

    - Тебе это понравилось? С тем парнем в школе? И с Джостеном? - Эндрю на самом деле не ожидал таких историй от близнеца, и дело не только в показательной гетеросексуальности младшего Миньярда. Аарон много раз морщил нос при разговорах с Никки, которые то и дело съезжали на комментарии о парнях, много раз всеми силами доказывал, что его предпочтения были самыми традиционными, и заглядывался только на Лисичек, не допуская никаких поползновений к лицам не женского пола. Удивительно было также и то, что сейчас он решил поделиться своими сомнениями именно с Эндрю: близнецы на мягких лапах искали друг к другу подход, но до полного взаимопонимания, казалось бы, было ещё очень далеко. Или всё же ситуация была не настолько плачевной? Может, братья больше убеждали себя в том, что налаживать отношения будет слишком тяжело, но подсознательно были не против дать этой связи шанс? Судя по последней неделе, им не было принципиально важным вмешательство Би, женщина могла бы направить диалог в нужное русло, но у близнецов внезапно неплохо получалось говорить не в присутствии психолога.

    Сомнения Аарона были Эндрю не знакомы, сам он в подобных ситуациях не был и такими душевыми метаниями не страдал. В то же время сейчас он не собирался высмеивать брата или подвергать критике его внутренние опасения - второй Миньярд на самом деле нервничал и не мог понять самого себя, и пусть Эндрю был не самым хорошим советчиком, он был готов постараться помочь.

    - Расслабься, - Миньярд удобнее уселся на диване, невзначай касаясь ноги брата своей. - Ты был пьян и обдолбан в школе, когда целовался с парнем. В пятницу тоже накидался, когда целовался с Джостеном. В этом нет ничего отвратительного, но даже если тебе понравилось, это не обязывает наступать себе на горло и менять предпочтения.

    Эндрю несколько секунд помолчал. Вообще-то в таких разговорах он не любил касаться третьих лиц, но в его голове был один достойный пример, который мог бы кое-что Аарону прояснить.

    - Знаешь ли, Кевин тоже не гей. Просто есть... исключение.

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/463/589887.png[/icon]

    +2


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » Step Up


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно