GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » Находясь на чужбине обрести сердце


    Находясь на чужбине обрести сердце

    Сообщений 1 страница 13 из 13

    1

    Находясь на чужбине обрести сердце
    "И мы с тобою будем выше всех"
    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/465/t779153.jpg

    Ли Бэй , Ли Вэнь
    Тогда, двести лет назад, что двигало одним из них, когда он отыскал брата, с которым ранее даже взглядами не пересёкся? Что двигало другим, когда он принял внезапно объявившегося брата так, будто давно мечтал его обрести?

    [nick]Li Wen[/nick][status]привет Преисподней[/status][icon]https://i.ibb.co/zrBMT1J/image.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Ли Вэнь, 300</a></div><div class=lztext>Демон-полукровка, не принятый Диюем, Повелитель нечисти, возлюбленный брат</div>[/lz]

    Отредактировано Jiang Wanyin (2022-07-06 22:11:56)

    +3

    2

    анкета Ли Вэня

    - Рождён демонессой из Диюя от смертного мужчины. Порождение преисподней, мать Ли Вэня, было очаровано некой душой, которая проходила суд Десяти подземных царей после смерти. Уйдя на перерождение, душа стала принадлежать аристократу, потомственному чиновнику, к которому сбежала влюблённая демонесса, чтобы стать любимой наложницей. Она как раз родила сына, когда её обнаружили сородичи и без разговоров забрали из мира людей.
    - Возлюбленный, однажды не обнаружив и следа женщины, решил, что она сбежала, и это не добавило к их общему сыну (получившему имя Тао Цзянь) нежных чувств, потому мальчик в четыре года был отослан в монастырь на обучение. В перспективе отец надеялся, что ребёнок так оттуда и не вернётся.
    - Монахи дали сыну аристократа превосходное образование, обучили духовным практикам, благодаря которым юноша смог разобраться со своими демоническими силами самостоятельно. Что является не совсем человеком, он догадывался с малых лет, когда видел неупокоенных духов, нечисть и далее, чего не видел более никто из окружения. С течением времени получилось подчинять нелюдей и тёмные создания, уже в монастыре от них Ли Вэнь (хотя тогда его звали по-другому) уяснил, кем является, смог даже вызнать, где же на самом деле обитают подобные ему, и как-то не очень напугался или удивился тому, что это Преисподняя.
    - Храм юноша покинул самовольно, когда посчитал, что получил от людей всё, что они могли дать. Он чувствовал серьёзное отличие от простых смертных, он хотел изучать мир, возможно, найти возможность пробраться в Подземные царства и увидеть мать. Отец его не интересовал так же, как он не интересовался им.
    - По Поднебесной Ли Вэнь путешествовал не один десяток лет. Успел поколесить по крупным городам с труппой бродячих артистов, когда неувядающая молодость полукровки уже могла вызвать вопросы у попутчиков, расстался с ними и долгое время прожил подмастерьем у именитого лекаря. На поиски Диюя, к которым молодой демон подключал ту нечисть, что мог подчинить, ушло около тридцати лет, но они всё же увенчались успехом. Он без страха спустился в Преисподнюю, и даже смог отыскать в жутко путаных лабиринтах мать.
    - Оказывается, взбалмошную демонессу заставили исполнять свой долг: заключить свадебный контракт с сородичем, и когда к ней явился старший сын, демоница уже родила второго. Ли Вень с некими смешанными чувствами понял, что теперь имеет ещё и брата, чистокровного демона.
    - Увы, адские чиновники лазутчика отловили быстро, от наказания за нарушение границ двух царств его спасла только нечеловеческая кровь. Но смешанное происхождение делало его чуждым и для Диюя, потому Ли Вэня вытурили обратно в мир людей.
    - Придя в себя, полукровка уехал в Индию, смог прибиться там к крупному купеческому клану Поднебесной, мотался между ближайшими соседями и прочно утвердился в мире торговли – когда на рубеже XVIII и XIX веков Ли Веня вдруг нашёл младший брат. Демон Подземного царства, как и мать, сбежал в человеческие земли.
    - Ли Вэнь, с детства не знавший семьи, не смог устоять перед искушением обрести её и принял Ли Бэя, с которым у них было около пятидесяти лет разницы. В составе крупной торговой кампании полукровка без сожалений покинул родину, прекрасно осознавая, что брата-беглеца будет искать адская родня.
    - Два демона Ли оказались в Великобритании. И началось веселье. Младший был лишён всяческих человеческих понятий о морали и нормах поведения. То, что вытворял он, заставляло старшего регулярно недоумевать – и открывать для себя новые грани развлечений. Ли Вэнь на территории великой империи быстро ушёл в круги теневой и незаконной торговли, которая давала больше свободы им двоим. Траты вникуда, сомнительные увеселительные заведения, целые оргии, а так же по-демонически жестокие расправы над людьми стали их спутниками на полтора столетия. Сметая неугодных со своего пути, Ли Бэй – смертных, а Ли Вэнь – порождения тьмы, они побывали на всех островах Туманного Альбиона, мигрировали с первыми трансатлантическими круизами в США и вплоть до Второй мировой предавались всем порокам в Новом свете. А потом Ли Бэй, слабо дружащий к головой, решил посетить воюющую Европу. Пуститься во все тяжкие, когда кругом разруха, грабежи и смерть, проще простого, на пару странных «людей» в таких условиях точно никто не обратит лишнего внимания. Так окончание войны братья встретили в Японии. В Нагасаки.
    - Ну что сказать? Ядерный взрыв вполне может справиться с демоном, если у него нелады с регенерацией. У Ли Вэня с ней всё оказалось в порядке, но ему потребовалось около трёх лет, чтобы из обугленного и раздробленного скелета вновь собраться в полноценное и нормально функционирующее тело. Спасением для него было, что на смерть и страдания людей стервятниками слетались самые разнообразные порождения тьмы, только за их счёт покалеченный демон мог восполнять затраты энергии для восстановления. Возможно, Ли Вэнь регененрировал бы быстрее, не оглуши его осознанием того, что брата нигде поблизости нет. Единственный кровный родственник, с которым за полтора столетия было пережито практически всё, что можно придумать, был младше и, возможно, оказался не в состоянии выжить после такого взрыва.
    - Не один год Ли Вэнь прочёсывал многочисленные острова Японии, но ничего не нашёл. Когда скорбный факт в полной мере был принят, полукровку потянуло на родину, но показаться на глаза матери он так и не посмел. Новые документы выправил себе ещё в стране Восходящего солнца, в Китае почти случайно поступил в медицинский колледж, вспомнив о том, что немало лет прожил под одной крышей с врачевателем, а получив диплом массажиста, двинулся на запад, через земли Ближнего востока неспешно добрался до Европы, а в 90-е трансатлантическим рейсом снова оказался в США.
    - И всё же горбатого даже могила не исправит… но когда нужные знакомства будто сами липли к полукровке, когда он видел возможности, когда они, тем более, сами плыли в руки, как он мог оставаться в стороне? Незаконный бизнес Ли Вэня снова начал потихоньку зарождаться. Обновлённые связи на Ближнем Востоке и в Европе этому очень помогали, а очередной переезд в США оказался прямо таки благодатной почвой! К 2019 году этот демон снова сколотил свою скромную империю, обзавёлся несколькими подпольными тотализаторами, незаконными казино, стабильным трафиком наркотиков и каналом продажи (переправки незаконных иммигрантов) людей. Особо среди «коллег» не светится, на передел зон ответственности с другими группами не претендует, но и своих позиций не сдаёт, ведь сколь бы ни была быстра пуля или разрушителен взрыв, тёмным тварям, которыми управляет сын Диюя, всё нипочём.

    Характер:
    Ли Вэнь – натура сложная. Скрытная, предпочитает держать эмоции в себе, свободно выражает их только в компании близких, коих всегда очень мало (а выводить его из себя вообще способен только младшенький). После того, что пришлось пережить и повидать, ведёт себя с окружающими слегка снисходительно, не стесняется поучать, если компетентен в вопросе; за словом в карман не полезет, редко признаёт чужие авторитеты, даже с незнакомыми или высокопоставленными собеседниками не стесняется язвить и насмехаться. Впрочем, злится редко, на провокации и агрессию поддаётся и того реже, критику и ответные едкие речи принимает спокойно, почти равнодушно. Человеческой моралью не обременён, хотя разлуки с братом некоторый… демонический максимализм подрастерял. Сохранил склонность к сомнительным развлечениям: алкоголь и наркотики не наносят ему вреда, не вызывают привыкания, зато действуют как на людей; посещает подпольные бои на правах владельца; в своих казино предпочитает общаться с особо важными гостями.
    С новыми знакомыми сходится неохотно, обычно держит эмоциональную дистанцию (зато физическую сокращает легко). Компании, впрочем, не чурается, поддерживает беседу даже со случайными встречными, если они к нему обратились. Этикет так же знает, потому по желанию может быть галантен, вежлив и приятен в разговоре. Знает, насколько красив и умеет этим пользоваться.
    До сих пор открыт всему новому, с интересом познаёт неизвестное, чтобы понять, достойно оно большего внимания или нет. К нечеловеческим созданиям, достаточно слабым, чтобы Ли Вэнь мог взять их под свой контроль, относится хищно, рассматривает либо как источник пользы и бесплатной рабочей силы, либо - пропитания.
    Дополнительно:
    - имеет небольшой особнячок на отшибе небольшого таунхауса, несколько дорогих автомобилей;
    - на хорошем уровне владеет китайским, английским, французским, испанским, арабским языками;
    - детей принципиально не заводит, не желая плодить смесков, подобно себе… ну и потому, что кроме брата других продолжительных отношений не имел;
    - острой потребности в человеческой пище не испытывает: не чурается её, но и не страдает от голода; основной источник питания для него – мелкие бесы, слабая нечисть;

    [nick]Li Wen[/nick][status]привет Преисподней[/status][icon]https://i.ibb.co/zrBMT1J/image.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Ли Вэнь, 300</a></div><div class=lztext>Демон-полукровка, не принятый Диюем, Повелитель нечисти, возлюбленный брат</div>[/lz]

    Отредактировано Jiang Wanyin (2022-09-19 11:31:14)

    +3

    3

    Он вошел в город ранним утром, пока солнце еще не высушило росу на травах. В поводу гость вел смирного ослика,  покорно тащившего невеликий вьючок, Лица же было не разглядеть, мешала тонкая темно-серая вуаль на его веймао. Гость снял скромную комнату в чайной, дождался, пока слуги принесут чай и закуски и, попросил не беспокоить его до утра.
    Чжао Бэй прислушался, но в чайной было спокойно. Никто из слуг не возвращался, чтобы следить у  дверей его комнаты, а значит, у него было время, которое можно истратить  пользой. Он снял шляпу, и пошарил в рукаве, доставая из неприметной щели в ткани свернутую в тугой рулон полоску шелка. Раскинув ткань на чайном столике он прижал ее по краям посудой, разгладил, чтобы складки не искажали искусно нарисованную карту и, прокусив себе  указательный палец, обмакнул в блеснувшую золотом каплю крови иглу резного волчка. Теперь оставалось только выдохнуть заклинание и пустить волчок плясать по карте. И наблюдать. Волчок кружился, выводя вдоль провинций тонкую слабо золотящуюся дорожку, за которой Ли Бэй пристально следил, ожидая момента полной остановки. И вспоминал.

    ***
    - А-Бэй, несносное дитя, где ты прячешься? – Драгоценная госпожа Юминг прошла в покои своего сына, и замерла у заваленного свитками столика, прижимая к полной груди украшенные золотыми кольцами пальцы.
    - Матушка? – Чжао Бэй мягко переступил порог своего кабинета и поклонился матери. – Что случилось?
    - Дитя, дитя, мне больно говорить, но мы должны совершить то, о чем я тебе говорила. Ты не забыл? До меня дошли слухи… Мы должны ударить первыми, а-Бэй. Чтобы выжить! 
    Голос Драгоценной госпожи журчал ласковым ручейком, сплетался с ароматным дымком курильницы, просил так мало и обещал так много, что отказаться было просто невозможно. Чжао Бэй и не отказывался. Чем бороться с чужими чарами, проще сбросить их, когда матушка покинет его покои в полной уверенности, что все пойдет по плану. Все и пошло. Только по плану самого Чжао Бэя. До грызни за власть между тремя женами своего отца ему самому не было никакого дела. Чжао Бэю было дело до себя.  Матушка была горазда рисовать картины прекрасного будущего, вот только было совершенно ясно, что в этом будущем живым ему не остаться. Да, он мог остаться, мог исполнить все, что она просила, вот только в одиночку выстоять против всех своих братьев и сестер он бы точно не смог, даже при всем своем умении. Пусть на его стороне был эффект неожиданности и другой, но этого бы не хватило. Поэтому он для вида покорился ласковой паутине, сплетенной Драгоценной госпожой, а потом, улучив удачный момент, аккурат на фестиваль духов сбежал. Тайные тропы, ведущие на Миншань, были протоптаны не им, но пользоваться ими он научился рано. Когда вторая душа, с рождения спавшая в его теле, очнулась и потребовала свою долю развлечений, пришлось выходить из положения. На его отлучки дома закрывали глаза, а в Фэнду с тех же времен заговорили о Белом Бедствии, подстерегавшем неосторожных путников.

    ***
    Волчок, исчертив карту петлями и дугами, наконец, остановился, замерев. Чжао Бэй запомнил место и широким жестом вылил на карту полный чайник так и не остывшей воды. Кровь растворилась, размылась до ничтожности, не напоминая о себе блеском, но чернила уже, похоже не держали. Впрочем, Чжао Бэю нужно будет проверить провинцию еще один раз, не больше, если, конечно, ему повезет, а потом придет черед более детальных карт, пока они с гэгэ не окажутся, наконец, в одном городе. Тут карты уже будут не нужны. Сродство по крови он учует и так.
    Он сделал глоток из фляжки и огорченно выдохнул. Крови младшей сестрицы, так неудачно попавшейся под его когти, осталось совсем мало. Хватит дня на два, не больше. Потом придется или терпеть, сколько выйдет, или же выходить на охоту. Что же, давно он не давал воли своей второй половине…
    Чжао Бэй разделся, по привычке бросив халаты рядом с кроватью и растянулся на непривычно узком и жестком ложе. Не хватало шелковых подушек, расшитых птицами и цветами, полога, грозди тонко звенящих колокольчиков у изголовья… столько приходится терпеть ради  встречи с братом…

    Отредактировано Li Bei (2022-07-16 23:32:01)

    +3

    4

    В такие моменты Ли Вэнь отчётливо понимал, что он - не человек. Закрадывались у него сомнения в том, что обычный человек будет в красках представлять, как вырывает своему недругу грудину голой рукой. И как сжимает в ладони горячее и пульсирующее сердце... но вот - ррраз! - и между пальцев просто стекают кровавые ошмётки. А ведь полукровка просто не хочет жениться.

    Глава их торгового клана пару лет уже посматривал на самого красивого своего купца будто на товар, Ли Вэнь почти видел столбцы подсчётов в глазах старого хваткого торгаша, которые тот надеялся перевести в денежный эквивалент, подсунув "товар" выгодной невесте. Выгодная она для клана, разумеется. Укрепление связей, обеспечение поддержки их сделкам со стороны высоких чиновничьих лиц, возможность открыть новые торговые пути - ох, сколько забот можно решить легко и изящно. Ведь если будущий зять не только образован и успешен в своём деле, но ещё привлекателен подобно добродетельному небожителю, посвататься можно и к дочери аристократа.

    Схему со свадьбой изгнанный сын Диюя практически обонял в каждом разговоре со старой лисой, тем более что глава Ян в последнее время взялся выделять своего подопечного похвалой, намёками на будущие великие сделки. Возможно демон бы так не ярился, пряча гнев под маской почтительности, если бы мысль плодить уродов-полукровок, подобных ему самому, не доставляла боли почти физической. Влачить тусклую, скучную человеческую жизнь, когда предки рождаются для совершенно иных дел, слишком несправедливо, зачем продолжать всё это? А какой брак, тем более у человека высокого положения, без наследников?

    Была бы возможность с теми же выгодами взять себе в супруги мужчину, Ли Вэнь бы слова против не сказал.

    Увы.

    И вот уже чуть больше года как молодой купец Ли всеми правдами и неправдами избегает того_самого разговора со своим главой, ввязывается в самые долгие и дальние поездки, старается не пересекаться с теми собратьями, которые могли бы привезти весточку, адресованную ему одному, с просьбой явиться в нужный город... или сразу в храм. Кажется, лет тридцать-сорок назад он даже с бродячими артистами столько не колесил про провинциям, как теперь.

    Очередной остановкой стал Куньмин, который местные с гордостью называли Городом вечной весны. Ли Вэня почти передёрнуло от упоминания весны и всего, что с ней ассоциируется, в очередной раз он помечтал о кровавой расправе над своим главой, незнакомой невестой и её отцом, но усилием воли мягко улыбнулся хозяину постоялого двора, поблагодарил за обед, за кров (хотя за него было уплачено, и немало) и за небольшой рассказ о городе. ...Просто торговец клана Золотого кои провёл в дороге много дней, вымотался, но планирует надолго задержаться в провинции Юньнань, потому всего-то просит отдыха... На этом от разговорчивого сморщенного старика удалось отделаться, раздать помощникам указы первостепенной важности - и закрыться наконец в своей комнате. Глубоко вдохнуть, медленно выдохнуть через рот, напоминая своей демонической крови о том, что её хозяин больше человек, чем чиновник Диюя, что живёт среди людей, а потому не может разрывать на куски тех, кто его донимает.

    После четвёртого захода дыхательной гимнастики самого себя удалось примирить со сложившимися обстоятельствами.

    Когда полукровка удостоверился, что никого случайно уже не убьёт, устало отошёл от двери, к которой прижался спиной, и пошёл к сундуку с вещами, попутно стягивая с себя одежду, пропылённую дорогами и пропахшую кострами. Бочку с водой в комнату уже принесли, ещё немного - и Ли Вэнь смоет с себя накопившуюся грязь, вонь и ярость. Сможет вымыть из длинных волос песок и колючие веточки соломы и, хочется надеяться, на месяц забудет о чужих посягательствах на его личную жизнь.

    [nick]Li Wen[/nick][status]привет Преисподней[/status][icon]https://i.ibb.co/zrBMT1J/image.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Ли Вэнь, 300</a></div><div class=lztext>Демон-полукровка, не принятый Диюем, Повелитель нечисти, возлюбленный брат</div>[/lz]

    Отредактировано Jiang Wanyin (2022-07-14 23:18:03)

    +2

    5

    - Господин Су, простите, господин Су, вы просили вас разбудить! – Чжао Бэй сквозь сон слышал причитания служанки, но не торопился просыпаться. Резкий переход от сна к бодрствованию в его случае был чреват незапланированным явлением его второй половины, а это в людских землях могло перерасти в кровавую баню. Но Фэнду ему нравился, поэтому население города хорошо было бы поберечь.
    Чжао Бэй, в здешней гостинице назвавшийся Су Чжэ, открыл глаза и улыбнулся. Он встречал улыбкой каждый день, в который просыпался самим собой. Мысли о том, что не он, а тот, другой, на самом деле и есть истинный хозяин тела, его даже не посещали. Куда сильней сейчас его занимал вопрос, не разучился ли хозяин тянуть лапшу, и приготовит ли ее по-Ланчжоусски, или же угостит его чем-нибудь вроде пряного цыпленка.

    Чжао Бэй поднялся с немилосердно жесткого ложа и оделся. Два серых халата и забранные под самый простой гуань волосы сделали его куда более скромным и неприметным, в полной мере соответствующим выбранному имени. Господин Су, книжник, путешествующий к новому месту службы, вышел из комнаты и уронил монетку в руку посланной его разбудить девчонки.
    Внизу, в общем зале, было пустовато. То ли караваны еще не дошли, то ли просто слишком рано было для праздных посиделок. Чжао Бэй опустился за столик, пристроил котомку с вещами рядом, и вежливо улыбнулся подошедшему принять заказ хозяину.  К радости Чжао Бэя лапша на кухне была, и была она точно такой же, какой он ее помнил. Чашка опустела в момент, исчезли и нарезанные маринованные овощи, и Чжао Бэй взял в руки пиалу с чаем. Жасминовый чай пах резко, но приятно, и А-Бэй насладился бы им сполна, если бы не хозяин, снова явившийся по его душу.
    - Господин Су, я слышал, собирается сегодня уезжать? Но ведь караванов пока нет?
    - Все так, все так. Меня ждут в Юньнани. У господина Ли  двое строптивых близнецов, которым пора бы уже учиться. Жаль, конечно, что нельзя попроситься с караваном, но, думаю, боги будут ко мне благосклонны. А что так тревожит господина?
    - Вы не отсюда, господин Су, вы не знаете… - Трактирщик вздохнул и покрутил головой, оглядываясь, похоже, искренне переживая за своего гостя.  – Говорят, что от Фэнду рукой подать до Диюя… Я раньше думал слухи, пустое, но господин, на Миньшань демон гуляет! Весь в белом, и никогда не знаешь, оставит в живых или нет. Уж почитай две дюжины сгинуло.И даосов не боится, и воинов! Сильный очень… Вы бы поостереглись? Может следующего каравана дождетесь?
    - Что вы, что вы, чего мне бояться? Я не даос и не воин, всего лишь книжник, что с меня тому демону – на один укус буду, вот еще силы тратить. – Чжао Бэй рассмеялся, надел вэймао и поднялся на ноги, кланяясь хозяину на прощание куда как глубже, чем поначалу. – Благодарю господина за заботу и обещаю, что буду держаться тракта. Прощайте.

    - И ничего не две дюжины их там было, а три. Нашли наверное не всех… - Чжао Бэй дернул поводья осла, заставляя его остановиться и снова расстелил на земле карту. Так же, как в гостинице, прокусил палец,  смочил кровью волчок и пустил его танцевать, ища место. Если в гостинице он смог определить только провинцию, то сейчас  резная косточка уверенно кружила вокруг озера Дяньчи, значительно уменьшая время поиска. Чжао Бэй повертел в пальцах волчок, прослеживая резьбу и бездумно слизнул кровь с острия. За время путешествия, близящегося к своему завершению, он никого не убил. Хватало крови сестрички, чтобы сжимать дорогу, превращая сотню ли в один и бросая его под копытца осла. Вот только тащить осла дальше не хотелось совершенно. Да и убивать…   Чжао Бэй забросил ослиные поводья на ветку сливы и щелкнул животное по храпу. Потом немного подумал, достал из котомки  тушь и кисть и на рукаве своего верхнего халата – порядком уже раздражающего его своей серостью, - быстро написал: «Рассветному солнцу еще раз взойти не дано. Дневное светило на западе сгинет во тьме» После чего Чжао Бэй переложил содержимое рукавов в мешочек-цзянкунь, переоделся во взятые при бегстве из дому шелковые халаты, и, замотав в ворох опостылевшей серятины, пару камней побольше, кинул получившийся куль на середину реки.  Он еще раз посмотрел на получившуюся картину, ухмыльнулся и шагнул вперед, сжимая оставшееся до предместий Куньмина расстояние в два коротких шага. Скромный книжник Су Чжэ покончил с собой, оставив миру чужие стихи и черного осла с дурным нравом, а в Куньмин вошел Чжао Бэй.
    Было ли то везение, или же он слишком сильно хотел найти брата Чжао Бэй не знал. Но, чем бы это ни было, хоть чужой волей, он не собирался ей противиться. Не пришлось заново искать брата по всей провинции, в Куньмине он, на удачу запустив поиск, почуял отклик, и близкий! Все что было нужно теперь – прочесать город, улицу за улицей, двор за двором, не обращая внимания ни на уличных торговцев, ни на ток крови в жилах каждого из жителей этого городка. Голод пока что не мучал Чжао Бэя, сейчас его вперед гнало желание наконец найти родную кровь. Он чуял, что брат близко, он почти ощущал, как сладко холодит кончик языка от призрачного привкуса золота в чужой крови, и шел, пока не нашел нужный постоялый двор.

    Чжао Бэй прошел сквозь общий зал, кинул серебряный слиток хозяину и спросил для себя комнату, почище и получше, без соседей. На комнату он едва взглянул, продолжая принюхиваться уже физически. Запах родной крови щекотал ноздри, побуждая действовать. Вэймао полетел на кровать, а Чжао Бэй вышел в коридор, пересек его за два шага и, распахнув дверь, влетел в чужую комнату, где билось пламенное родное сердце.
    - Брат, я тебя нашел! – Мешало ли ему то, что дверь, кажется, была заперта, а сам брат сидел в исходящей паром бочке? Вообще нет! Сердце Чжао Бэя ликовало, требуя немедленно прикоснуться к брату и не отпускать его никогда. Он всплеснул рукавами – пять тончайших шелковых халатов, от желтого внутреннего к ярко-синему внешнему – колыхнулись, будто ирисы тронутые ветром, и замер у бочки, не зная, куда себя деть.

    Отредактировано Li Bei (2022-07-16 23:30:47)

    +2

    6

    Горячая вода сомкнулась над головой, когда Ли Вэнь опустился на деревянное дно, задержал дыхание и закрыл глаза. На несколько мгновений можно представить вокруг себя лишь непроглядную толщу воды как одну из первостихий - и больше ничего. Ни горьких сожалений, что, кажется, пора прощаться с ролью успешного торговца, такой прибыльной, такой уважаемой в обществе. Ни досады на ограниченных и навязчивых людишек, от которых лучше просто уйти и не доводить себя до убийства голыми руками... Ничего. Только ласкающее обнажённую кожу тепло и подобие душевного равновесия. Повелитель бесов уже пару-тройку лет использовал этот нехитрый, похожий на медитацию приём, когда требовалось успокоиться.

    В лёгких запекло от недостатка воздуха, и демон Ли вынырнул наружу. Мокрые волосы облепили голову и плечи, он убрал их от лица и уже сделал глубокий вдох перед повторным погружением - как по нервам резануло оглушающим чувством. Глоток воздуха застрял в горле, будто под дых прилетело безжалостным кулаком.

    Где-то на пороге гостиницы очутилась очень сильная тёмная тварь, и особо чуткая к этому демоническая кровь Ли Вэня буквально подняла тревогу. Рядом оказался не призрак или природных дух, а что-то куда серьёзнее, против чего у смеска не будет никаких шансов, если оно вдруг решит нанести визит.

    "Этого только не хватало", - мелькнула со скоростью молнии мысль. Полукровка насторожился, побоялся даже двигаться в горячей воде и глубоко дышать, дабы не отвлечься от этого ощущения, не пропустить чужих перемещений. Или не дать себя заметить. Потому что противопоставить пришельцу он мог лишь своего верного стража, призрачного пса, на приручение которого потратил почти год и несколько литров добровольно скормленной собственной крови. Тот мог справиться даже с некоторыми созданиями Диюя, но вряд ли мог стать серьёзной преградой тому, кто сейчас беспрепятственно перемещался по первому этажу постоялого двора.

    А нечеловеческое создание вроде бы вело себя как обычный посетитель: задержался в том углу, где обычно отсиживался хозяин, направился к лестнице и явно стал приближаться, причём ни шума, ни звука борьбы, ни истошных человеческих воплей не последовало. На нового посетителя просто не обращали внимания, как на рядового путника, не видели и не чувствовали в нём ничего враждебного. Значит, выглядит и ведёт себя как человек.

    Источник сильной и давящей энергии проскользнул мимо по коридору, и торговец Ли вспомнил, что надо вдохнуть. Буря прошла стороной? Новоприбывший не интересовался ничем, кроме своих дел? ...а ещё будил в памяти некие смутные ассоциации. Где-то подобное Ли Вэнь встречал, эту мощь, этот особый привкус на корне языка, дух запутанных и гулких каменных тоннелей... как из Преиподней...

    Будто отзываясь на это смутное узнавание, дверь собственных комнат не сдержала чужого напора и позволила вихрю ярких шелков, блестящих прядей длинных волос и демонической силы ворваться внутрь. Прирученный призрачный пёс, послушный призыву хозяина, мгновенно возник рядом с бочкой и угрожающе зарычал одновременно со звонким "Брат, я тебя нашел!". Напружинившийся в предчувствии нападения, полукровка нелепо замер, наполовину встав из воды, и пускай мысль, что ни спрятанный в скинутых одеждах нож, ни подчинённый зверь демону из Диюя не противники, он всё равно чувствовал себя слишком по-глупому застигнутым врасплох.

    Стоп. Какой брат? Что происходит?

    - Не подходи! - короткий окрик слетел с уст прежде, чем разум попытался осознать... всё это. Охранник снова зарычал, придавая хоть какой-то вес команде своего хозяина. Если бы он не был полностью под контролем Ли Вэня, вполне возможно, уже сбежал бы от красивого и подозрительно восторженного демона, скуля и поджав хвост. Но своей воли у него не было, а потому защищать жизнь мастера он готов ценой своего существования. Может, хоть на несколько секунд отвлечёт внимание пришельца, что позволит купцу сбежать, кхм, сверкая голой задницей.

    - Кто ты? Кто тебя послал? - глупо предположить, что гонец с весточкой от адской родни расщедрится на разговор... но сыну демонессы всё равно нечего ему противопоставить.

    [nick]Li Wen[/nick][status]привет Преисподней[/status][icon]https://i.ibb.co/zrBMT1J/image.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Ли Вэнь, 300</a></div><div class=lztext>Демон-полукровка, не принятый Диюем, Повелитель нечисти, возлюбленный брат</div>[/lz]

    +2

    7

    То, что брат его не ждал было, в принципе, предсказуемо. С другой стороны, бежать из дворца пришлось не просто быстро, а _очень_ быстро, и счастье еще, что Чжао Бэй был не просто параноиком, а очень предусмотрительным параноиком и успел натолкать полные рукава – цзянкуни разнообразного добра. А вот отписать старшему брату, мол, гэгэ, вынужден покинуть дом, буду рад встретиться в Куньмине, я сам тебя узнаю,  - уже нет. Да и, если честно, возьмись демон за кисть в том же Фэнду,его письмо добралось бы до цели где-то завтра. Что поделать, птичек-посланниц он посылал плоховато.  Так что удивление брата Чжао Бэя не огорчало. К тому же можно было полюбоваться на него, сравнивая те, детские впечатления с нынешними. Все же халаты, которые носили сейчас, плотные и довольно объемные, в несколько слоев, чудовищно искажали пропорции. Ли Бэй представил как уродуют его гэгэ человеческие одежды и вздохнул. Такую красоту и в тряпки… Ужасная расточительность. 

    - Ты меня совсем не помнишь? – Чжао Бэй сел на табурет и улыбнулся. Храбро порыкивавший защитник брата заскулил и на подгибающихся лапах сделал несколько шагов навстречу, чтобы положить узкую морду на едва виднеющееся сквозь пять тончайших халатов колено.  Чжао Бэй погладил его между ушей, примерно представляя, как остатки призрачных мозгов сейчас в ужасе убивают сами себя. Талант выворачивать чужой разум наизнанку ему передался видимо по отцовской линии, Чжао Бэй сдерживался чаще всего, здесь, в верхнем мире распространяя свои умения на низших, чтобы ни один гуль, гуй, не говоря уж о призраке или цзяши и подумать не мог о нападении. Конечно же ему была доступна и ювелирная работа с человеческим разумом, и он мог бы вскрыть своего брата и уверить его в чем угодно, но это было нечестно и не интересно! Чжао Бэй не собирался скатываться в такую пошлость. О том, что переманивание призрачного пса может быть расценено как демонстрация силы он вообще не подумал.

    - Ты приходил во дворец, к матушке. Мы у библиотеки встретились. Ну… я на тебя налетел. Ты такой высокий был! Не вспомнил?

    Чжао Бэй склонил голову к плечу и снова обвел взглядом брата в бадье. Рожденный от человеческого мужчины, он взял человеческие черты. Высокий рост, широкие плечи, сильная спина… Лицом они были похожи, приглядеться – черты Драгоценной госпожи мелькали в лицах обоих братьев, поэтому Чжао Бэй решил продемонстрировать брату их похожесть. Он прищелкнул пальцами, растягивая перед лицом брата пленку зеркала и, отпихнув призрачного пса в сторону, пересел на край бадьи, обнимая брата за плечи и прижимаясь так, чтобы их лица отражались на одном уровне. О том, что шелковые рукава полощутся в воде, становясь прозрачными, он не думал вообще.
    - Посмотри сам, гэ, мы же похожи!
    Второй вопрос Чжао Бэй попытался «случайно» позабыть. Зачем он отыскал брата… зачем-зачем… захотел и отыскал!

    +2

    8

    Ли Вэнь смотрел на то, как легко призрак вышел из-под его контроля, как легко подчинился чужой воле… как развеялся, не справившись с давлением демонической мощи, и отчётливо понимал, что самому пугаться и волноваться нет никакого смысла. Независимо от того, что задумал этот восторженный юнец, назвавшийся братом, своими силами спастись не получится. А больше положиться и не на кого.

    От этого понимания сразу стало спокойно-спокойно. Как в склепе.

    И полукровка действительно припомнил подробности своего посещения исторической родины. Тогда он, глядя на всё вокруг примерно так же восторженно и жадно, впитывал малейшие детали, будто заранее чувствовал, что визит будет первым и последним. Он помнил богатый наряд матери и сверкающие дорогими камнями шпильки в её сложной причёске; помнил как радовался, что смог найти конкретную демонессу в бесконечных и безграничных тоннелях Диюя; помнил тень удивления в глазах невысокой и фигуристой красавицы, мелькнувшую столь стремительно, что можно принять за собственные фантазии. И помнил, как это удивление утонуло в чём-то таком мрачном и жутком, что её незаконнорождённый сын не видел даже у разумных тёмных тварей в мире людей.

    Всего этого было так много, всё оно так не походило на идеальные картинки, которые нафантазировал себе Ли Вэнь за годы поисков родительницы, что на маленького очаровательного мальчишку, одетого не менее богато, он уже не смог обратить должного внимания. Лишь удивился тогда присутствию ребёнка в этих недружелюбных залах. Да, он тогда услышал, что это — законнорождённый сын «драгоценной госпожи Юминг», а значит, его родной брат, но нагрянувшие стражи не дали осознать всё случившееся в полной мере.

    А вот теперь… получается это он, тот ребёнок? Что же он задумал?

    Полукровка даже не дёрнулся, когда неожиданно объявившийся брат оказался вплотную, когда так уверенно обхватил его за плечи и когда, используя недоступное его гэгэ колдовство, материализовал перед их лицами зеркальную поверхность. Хотя, чего греха таить, привычный к заурядному миру людей, он слегка опешил от такого незначительного фокуса. Опешил и уставился во все глаза на отражение двоих красивых молодых людей.

    Во взгляде миловидного юноши в этом ярком наряде не было той тьмы и того холода, которыми обожгла старшего сына их мать. Если законы выражения эмоций, действующие в человеческом обществе, применимы и к чистокровным демонам, то младший сейчас точно был в восторге. Он был взбудоражен, рад, он явно еле сдерживался от того, чтобы начать петь, танцевать или как-то по-другому выплёскивать своё счастье. Сила повелевающего бесами тоже не улавливала в пришельце враждебности или скрытой агрессии. Разумеется, нет гарантии, что получеловек в принципе может читать аристократа Диюя… но положиться на что-то другое пока не представлялось возможным.

    Ли Вэнь наконец смог немного собраться с духом и повернул голову, внимательно всмотрелся в лицо, находящееся столь близко. Да, действительно, некоторое сходство можно усмотреть, особенно если держать в уме внешность женщины, что произвела их двоих на свет. Правда младший явно перенял от матери побольше, он и в кости был тоньше, чем его старший брат... если это только их с госпожой Юминг общая черта, а не жителей Диюя в принципе.

    — Как тебя зовут? — голос чуть дрогнул, тело до сих оставалось напряжено в ожидании беды, хотя полукровка пытался совладать с собой. — Зачем тебе мир людей?..

    [nick]Li Wen[/nick][status]привет Преисподней[/status][icon]https://i.ibb.co/zrBMT1J/image.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Ли Вэнь, 300</a></div><div class=lztext>Демон-полукровка, не принятый Диюем, Повелитель нечисти, возлюбленный брат</div>[/lz]

    +1

    9

    Чжао Бэй залюбовался их общим отражением. Гэгэ был такой… красивый, что дух захватывало. Он был как солнце, как пламя в ритуальной чаше, сноп золотых искр, бесконечно отражающийся в золотых стенках. Жизнь билась под его кожей и смешиваясь с демонической половиной порождала нечто совершенно прекрасное. Сам он рядом с братом смотрелся бледней и тоньше, плавность и тонкость черт сменялась почти болезненной ломкостью костей и суставов. Чжао Бэй был ножом, был паучьей лилией, пауком был тоже, учитывая его особенности. Но рядом с братом не казался посланцем смерти, хотя, разумеется, им был. Просто смерть нес не Ли Вэню. 
    Чжао Бэй тряхнул головой – рассыпались по плечам волосы, едва собранные легкомысленной резной шпилькой-цзянкунем – и вернулся в реальность. Здесь, в гостиничном номере брат тоже разглядывал его, и спрашивал. К несчастью, забыть о вопросе брат не собирался, видимо придется отвечать. Чжао Бэй неуверенно повел плечом и тронул пальцами воду в бочке. 

    - Я – Чжао Бэй, гэ. – К имени Чжао Бэя прилагались еще титулы и имена, похожие на праздничный наряд из семнадцати шелковых халатов. Но все эти слова скрывали под собой только это. Он мог бы рассказать брату, что он теперь уже шестое дитя золотых императорских кровей, что он двоедушник, что Белое Бедствие с горы Фэнду это тоже он, что песни, которые поют ивовые девицы, принадлежат его кисти. – Сын Драгоценной госпожи Юминг и Яростного и Неукротимого Чжао Фэнга.

    Брат то ли его боялся – что было совершеннейшим абсурдом, Чжао Бэй не смог бы поднять на него руку, никогда, - то ли просто вымотан до последней степени нервного истощения. Лаоши Чжу рассказывал, что люди, когда волнуются, могут неосознанно навредить себе, пережимая каналы, по которым циркулирует энергия, зажатыми мышцами. Вот и брат, похоже, занимался самоистязанием.

    - Ну… это долго объяснять, гэ… - Чжао Бэй  вспомнил уроки лаоши Чжу, и мягко сжал плечи брата, осторожно растирая тело. – Я гулял обычно по Фэнду, мной даже людей пугали, особенно всяких книжников! Но сейчас мне там опасно… Я как бы… сбежал? И немного пошумел дома? Госпожа Юминг меня, вряд ли  будет искать, но я хорошо маскируюсь!

    Чжао Бэй конечно же талантливо недоговаривал. «Немного пошумел» это прирезал сестричку и продвинулся, сам того не желая, в очереди на наследство на позицию выше. Не то, чтобы он, конечно, хотел сесть на императорский трон. Последний раз такая мысль посещала его в счастливые четыре года, но тогда его больше интересовала сама замысловатая резьба, чем возможность чем-то управлять. Существенно, кстати, ничего не изменилось до сих пор. Чжао Бэю до фонаря были все эти политические интриги и крытые золотом шелковые халаты.

    - Так что я решил тут ну… пожить? Тут столько интересного! Ты не против?

    +2

    10

    [nick]Li Wen[/nick][status]привет Преисподней[/status][icon]https://i.ibb.co/zrBMT1J/image.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Ли Вэнь, 300</a></div><div class=lztext>Демон-полукровка, не принятый Диюем, Повелитель нечисти, возлюбленный брат</div>[/lz]

    И всё таки брат вёл себя как нашкодивший, подлизывающийся ребёнок. А с его чистой кожей, не знающей ледяных ветров, колючих снегов и палящего знойного солнца, яркими шёлковыми одеждами, длинными и ухоженными волосами это создавало иллюзию домашнего доверчивого юноши, почти мальчишки, не знающего тягот. Хотя где-где, а в Диюе наивные и слабые точно не выживали, Ли Вэнь смог это понять даже за то короткое посещение. Яснее ясного, что иллюзия — всего лишь иллюзия.

    Однако поведение и облик брата притупляли чувство опасности. Тонкие пальцы чистокровного демона и те очень ласково, можно сказать заботливо прошлись по плечам, в самом деле помогли их расслабить: от страха перед смертоносным посетителем те так сковало напряжением, что ещё немного и стало бы больно. Подобное открытое поведение обезоруживало, помогало вернуться в привычную колею, что в случае купца с многолетним опытом ведения дел означало навести вокруг порядок и всё организовать.

    — Хорошо, Чжао Бэй, позволь мне тогда выбраться отсюда и одеться, — полукровка поймал рукав тонкого шёлка, плавающий в бочке, пряди чужих волос, кончиками утонувшие в остывающей воде, и вручил всё это их хозяину. Пусть отжимает, вытирает — что угодно, зато займётся каким-никаким делом.

    Так как его, старшего сына «драгоценной госпожи», уже увидели во всей первозданной красе, он решил, что будет глупо прятаться за ширмой или просить отвернуться. Вместо этого использовал пару простеньких заклинаний из тех, которым в детстве обучили монахи даосского монастыря, высушил волосы сразу по всей длине, высох сам и наконец смог облачиться в чистое исподнее, которое нашёл в сундуке, ранее доставленном слугами. Накинул нижний стального цвета халат и только теперь обернулся к брату, повязывая пояс. Пауза в разговоре, повисшая между ними на это время, его нисколько не тяготила.

    — Когда я родился, меня назвали Тао Цзянь. Сейчас моё имя Ли Вэнь. Обращайся ко мне так, как больше нравится. Ты проголодался? Я позову слуг, обед нам принесут сюда.

    Привычку вершить сделки за трапезой полукровка находил крайне полезной. Даже сейчас, пока он решает простейшие бытовые задачи, у него есть возможность обдумать сложившуюся ситуацию. Он выглянул за дверь, подозвал служку и распорядился подать несколько блюд в комнату, заодно забрать бочку и одежду в стирку.

    Закрыл за собой дверь, медленно прошёл в комнату. Задумчиво посмотрел сверху вниз на Чжао Бэя.

    — Значит, сбежал в мир людей, — повторил за младшим. Не стал озвучивать мысль, что, видимо, это передалось от матери. Хотя не Ли Вэню, пробравшемуся в Диюй, осуждать. — Ведь твой отец — император подземного царства. Не думаешь, что тебя найдут даже быстрее, чем госпожу Юминг? — вопрос крайне животрепещущий. Не обвинят ли отпрыска человеческого мужчины в том, что вытворил его чистокровный брат? Перед сильными мира простые люди — да и демоны — бесправны и априори становятся мальчиками для битья.

    В комнаты поскреблась прислуга, явившаяся забрать необходимое, и торговец Ли даже не подумал прятать куда-то гостя. Благо пока в поднебесном мире у него немалый статус, он водит много серьёзных знакомств и его репутация такова, что пребывание один на один с ним, полураздетым, юноши холёного вида и в наряде столь легкомысленном, что навевает ассоциации с императорскими наложницами, не позволит простой обслуге слишком уж громко это обсуждать.

    Отредактировано Jiang Wanyin (2022-09-19 20:27:33)

    +2

    11

    Чжао Бэй со вздохом встал на ноги. С вымокших насквозь рукавов текло на пол, капли дробились, разбиваясь о темные доски, как кровь из перерезанных вен, но чтобы их высушить достаточно было щелкнуть пальцами. С волосами бы такой номер не прошел. Своей гривой он заслуженно гордился, пусть сейчас и являл брату всего лишь половину действительной длины. И сушить ее приходилось естественным путем, от чар у него начинали сечься волосы.  Так что с кончиков  вода капала на ханьфу, а он, совершенно не волнуясь, любовался братом.

    Дагэ сушил волосы, да и себя самого, чарами. Рисунок был похож на те, которые использовал для рукавов сам Чжао Бэй, но только похож, совпадая в двух третях опорных точек. Видимо человеческая система циркулирования ци была устроена иначе, а уж в полукровке и вовсе должна была сплестись во что-то необычайное.  Очень хотелось посмотреть и сравнить с собственным, но совершенно точно не сейчас.  Брат обещал обед и Чжао Бэй навострил уши. Человеческая еда была необычной и интересовала любопытного демона чрезвычайно. Еда, ткани, музыкальные инструменты, украшения… список можно было продолжать до бесконечности. Он никогда не отказывался попробовать что-нибудь новое, поэтому предвкушал. Место, правда, пришлось переменить, и он ни капли не сомневаясь устроился на кровати. В Диюе кровать в покоях наследника скорее напоминала комнату-в-комнате. За искусно украшенными резьбой стенами было не только мягчайшее ложе, ради обладания которым человеческий император наверняка бы удавил весь свой гарем лично, но и нашлось место для свитков, шкатулки с выглаженными водой самоцветами, которые было так приятно перебирать, отвлекаясь на свои размышления. Здесь же ложе было куда как аскетичней, но вольготно устроиться, откинувшись на спинку, можно было вполне.

    - Какие глупости, дагэ! – Чжао Бэй дернул плечом и посмотрел на брата. Тот его ну, наверное, допрашивал. Но Чжао Бэю больше нравилось думать, что заботливо отчитывал, беспокоясь за судьбу младшего братца

    - Госпоже Юминг сейчас ни до чьих поисков, она очень сильно занята. Госпожа Юминг хочет сесть на трон, ей не по нраву  место супруги Чжао Фэнга, она хочет править сама. Да и самому императору меня искать нужды нет. Сыновей у него более чем достаточно.
    О том, что он, мягко говоря, с особенностями, и Диюй только вздохнет спокойно, решив, что двоедушник выбрался к людям и наверняка там же и сдох, Чжао Бэй решил пока не упоминать. Эта информация наверняка наведет дагэ на какие-нибудь не нужные мысли, или взволнует как-то особо. Так что смысл в ней?

    - Но я могу… сменить фамилию? Если будут искать Чжао Бэя, одиночку, не знающего человеческих манер, найдут ли Ли Бэя, путешествующего с братом, как думаешь?

    Слуги унесли бадью и натащили еды, пахнувшей пряно и незнакомо. С кухней этого региона Чжао Бэй не был знаком, поэтому замешкался, оценивая еду и выбирая, с чего начать трапезу

    +2

    12

    [nick]Li Wen[/nick][status]привет Преисподней[/status][icon]https://i.ibb.co/zrBMT1J/image.jpg[/icon][fandom]<div class=fan2> original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Ли Вэнь, 300</a></div><div class=lztext>Демон-полукровка, не принятый Диюем, Повелитель нечисти, возлюбленный брат</div>[/lz]

    «Найдут ли Ли Бэя, путешествующего с братом?» — от этих слов в груди Ли Вэня неожиданно сладко ёкнуло.

    Он устроился напротив незваного гостя. Садиться рядом на кровать и не иметь возможности наблюдать за собеседником полукровка считал опасной глупостью. Не столько из-за возможного нападения (ибо что вообще является преградой для демона императорских кровей?), сколько из-за нежелания упускать любые изменения в мимике Чжао Бэя, в его глазах, даже его голосе. На всё это необходимо смотреть прямо, в упор.

    Между ними исходили ароматами горячие блюда. Курица шипела и брызгала маслом на рис, пропитанная соусами так, что мясо сменило цвет. Суп из говядины с рисовой лапшой даже на вид казался очень острым, как и вонтоны, красные от чили-масла, пестреющие колечками зелёного лука, плавающего в бульоне. Пельмени момо с мясом яка и барана тоже краснели, однако уже соусом из овощей и пряных трав. Просто нарезанные овощи, чашки с рисом и кувшин рисового вина терялись на фоне прочего великолепия.

    Но вот всего лишь одна фраза от нежданно нагрянувшего родственника, и Ли Вэнь уже не может думать ни о чём другом. Братья Ли, Вэнь и Бэй. Семья. Та самая, которой у полукровки никогда не было, та, где их роднила не просто кровь, а общая природа, которую наконец хоть от кого-то не надо скрывать. Семья, которая тебя поймёт и… примет? Ведь младший брат потратил наверняка немало времени, чтобы его найти. Он не угрожает, не применяет своих чар — сидит напротив, беззаботно щебечет и улыбается. Если это очень тонкая игра ради непонятной выгоды, Ли Вэнь всё равно её не сможет разгадать, он прекрасно это понимает. А если не игра, то просто Бэй-ди хочет быть с ним, верно?..

    — Сколько забот в подземном царстве, — выдавил из себя вновь обретённый гэгэ и налил вина в чашку, осушил её одним глотком. Столько потрясений за непродолжительное время рождали целый ворох мыслей, они сновали в голове и сталкивались друг с другом, заставляли скакать с одного на другое, и может быть крепкий алкоголь с этим справится. ...и вроде бы сразу после обжигающего глотка одна идея выплыла вперёд остальных.

    — А если братья Ли, — ох, небеса, ему может понравиться это произносить, — покинут страну? — Ли Вэнь устремил на юношу прямой взгляд и сам не заметил, что начал крутить чашу в пальцах. — Это снизит вероятность того, что нас смогут найти, если вдруг захотят?

    +2

    13

    - Лучше даже не думай, сколько. Поэтому я смылся.  – Чжао Бэй почти мурлычет, отвечая на не требующую вроде бы реакции фразу брата. Впрочем, это он от рассеянности. Сейчас им в полной мере владеет голод. Нет, при необходимости, он может очень долго ничего не есть,  ну или отлично питаться на крови разумных и демонов, но устоять перед человеческой трапезой сейчас не имеет никакого желания. Он воздает должное всему. Вонтоны великолепны, а от бульона губы алеют, будто от поцелуев. Пряный суп щекочет обоняние и будоражит необычным сочетанием трав. Чжао Бэй не просто ест, он наслаждается каждым куском, возможно даже постанывая от удовольствия, но это не точно. И да, ему абсолютно все равно,  что подумает брат, видя и слыша это… представление. Что поделать, таково свойство демонической природы – концентрироваться на конкретном действии. Именно поэтому убийства в исполнении обитателей Диюя всегда так кровавы. Там, где человек удовлетворится ядом или ножом, демон художественно развесит кишки жертвы по резной ширме, или добавит отрезанную кисть в подходящую по смыслу вазу. По крайней мере, Чжао Бэй поступал именно так. Понятия о прекрасном у него были свои.

    - Еще и как. Я вообще думал, найду тебя, уболтаю уехать куда-нибудь  может к морю, или в Степь на сезон-другой, а там про меня бы и забыли уже.  – Чжао Бэй, подражая брату, тоже плеснул себе вина по-приличному, в чашку, а не как привык дома, ловя тугую ароматную струю губами, а потом варварски закинул в рот восхитительный пряный пельмешек. – А куда можно уехать? На Островах варвары, хотя шелк неплохой делают, я туда не хочу. Гэ, давай повара с собой увезем?

    Это оказалось так просто, снова стать младшим, таскать самые вкусные кусочки из общих мисок и коситься на старшего брата из-под падающих на глаза прядей, выбившихся из нетугого узла, едва сдерживаемого заколкой – цзянкунем. И ныть, просто потому что захотелось. Чжао Бэй отлично чувствовал момент, и понимал, что сейчас – можно. В Диюе к старшим тоже можно было подольститься, но они отвечали ему скорее с тем снисхождением, которое оказыает дядя неразумному племяннику, да и возрастом они были очень уж различны, от ста до двухсот лет. А с братом их разделяла малость, как не подыграть своему желанию?

    +2


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » Находясь на чужбине обрести сердце


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно