GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » Кровь цепей


    Кровь цепей

    Сообщений 1 страница 5 из 5

    1

    Кровь цепей
    "Нет пути темнее, чем путь с закрытыми глазами."
    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/546/24359.jpg
    Фенрис (Jean Moreau), Garrett Hawke

    В Городе цепей цепи повсюду, зримые и невидимые, они заменяют ему жилы и сосуды. По сосудам течёт отравленная кровь, и порой находятся те, кто в силах её подчинить и получить над этим городом власть. До недавнего времени Фенрис думал, что Гаррет Хоук - не один из них, но увиденное на Тропах всё изменило. Прошло немало времени прежде, чем он собрался задать своему другу вопросы, но теперь этот момент всё же настал.

    [nick]Fenris[/nick][status]are you truly free[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/546/573876.jpg[/icon][fandom]dragon age[/fandom][lz]лириумный призрак, беглый раб, наёмник[/lz]

    Подпись автора

    спасибо Кевину

    +3

    2

    Гаррет Хоук и представить не мог, насколько это приятно – просыпаться в мягкой кровати на шёлковых простынях, принимать водные процедуры в широкой ванне столько, сколько душе потребуется, а после идти завтракать дорогим сыром и вяленым мясом. К хорошей жизни отступник привык слишком быстро, но эту слабость он себе простил также легко. Гаррет Хоук убеждённо считал, что все эти блага он заслужил справедливо.

    Пятый Мор, смерть Бетани. Жизнь в грязной, тесной лачуге дяди. Целый год работы на Атенриль. Экспедиция на Глубинные тропы. Предательство брата...

    Брата. Гаррет не говорил про него, своим молчанием давая понять остальным, что Карвера в его присутствии отныне упоминать запрещено. Меньше всего на свете, вернувшись на поверхность после смертельно опасного приключения, маг ожидал увидеть в своём доме толпу храмовников. Однако, как оказалось, они пришли вовсе не за ним, а за Карвером – младший Хоук добровольно решил посвятить себя служению церкви. Гаррет едва удержал себя, чтобы не прикончить его на месте.
    Он был зол, но внешне показал лишь небольшую досаду. Он сказал: «делай, что хочешь» и отпустил. Пожалуй, меньшее, что Хоук мог сделать в той ситуации.
    И без Карвера было слишком много дерьма, которое необходимо было разгрести, и слишком много золота, которым требовалось придумать грамотное применение. Гаррет знал, что собирался сделать в первую очередь, спускаясь в Тейг, но добычи оказалось куда больше даже после того, как он разделил её со своей командой поровну. Как они ею воспользуются – Гаррета уже не волновало. Он вообще, если подумать, не планировал после возвращения иметь с ними какие-либо общие дела, однако...

    Однако.

    Даже самый тщательно продуманный план имеет изъяны. После побега из Лотеринга Хоук не ожидал столкнуться с таким большим количеством Порождений Тьмы. На то эта экспедиция и требовала столько затрат – опасность поджидала на каждом шагу. Однако не мог Хоук избавиться от навязчивой мысли, что, если бы не предательство Бартранда Тетраса, худшего развития событий он мог и избежать. В конечном итоге пришлось не только раскрыть свои способности к тёмному искусству, но и на свой риск оставить всех свидетелей в живых – опять же, ради своего же выживания.
    Это была крайне опасная ставка с его стороны. Даже сейчас Хоук не без усмешки вспоминал перекошенные лица членов своей команды: от первобытного ужаса до неприлично детского восторга – о, Мерриль была рада узнать, почему Гаррет принял её в свою компанию. Она же первая его и простила, хотя на самом деле отступник в этом вовсе не нуждался. По возвращению на поверхность Гаррет, приняв все взвалившиеся на плечи проблемы, расставил приоритеты и первым делом объявил общий сбор в Висельнике. Собрались все, кроме Фенриса – но его отсутствию малефикар не удивился. Удовлетворив чужое любопытство и заключив для себя новые договоры и соглашения, Хоук вернулся к своей семье, разбираться с наследством матери.

    На деле, общение с этими людьми прошло куда проще, чем Гаррет предполагал изначально. Мерриль беззаботно его поддержала, хотя к ней Хоук продолжал относиться с таким же недоверием, как и к одержимому целителю; Андерс назвал его лицемером, на что Гаррет парировал тем, что в отличие от него, никаких сделок с демонами и духами он не заключал. Авелин справедливо отметила, что пока проблем Хоук не создавал и продолжал помогать ей вылавливать обезумевших одержимых отступников, она продолжит с ним сотрудничество – ровно, как и мастер Тетрас. У господина Тетраса вообще нашёлся какой-то свой личный интерес, который гном, разумеется, вслух не озвучил. Изабелла же разницы вообще не почувствовала и была просто расстроена тем, что не спустилась с ними на Тропы, а значит не получила свою часть золота.

    Оставался Фенрис, который так и не объявился. Варрик рассмеялся и заверил, что хмурый эльф ещё даст о себе знать. Гаррета же само отсутствие Фенриса волновало в меньшей степени, чем его язык. Если эльф решит сдать его храмовникам, то он просто разрушит всё, что Хоук построил за весь год. Ибо сдаваться без боя он намерен не был, а сопротивление вело к одному – смерти.
    Нет, умирать Гаррет Хоук не собирался, а потому ему крайне необходимо было выловить эльфа и для начала просто поговорить. Он мог в любой момент завалиться в то поместье, которое Фенрис оккупировал, однако Варрик настойчиво удерживал его от этой авантюры. Гном был уверен, что ума держать язык за зубами у беглого раба хватит, и призывал мага к спокойствию.

    - Разберись для начала со своими делами. Собери все документы, навести нашего уважаемого виконта. Загляни уже к своему брату, а? Или хотя бы отправь ему письмо. Хотя, если ты сам придёшь в казематы, эффекта будет куда больше.

    И Гаррет решил его послушаться. Удивительно, что мастера Тетраса вообще всегда хотелось слушать, вне зависимости от того, какой откровенный бред он нёс. Пожалуй, Варрик оказался единственным из всей компании, заслуживший не только доверие Хоука, но и уважение. А это стоило того, чтобы подождать Фенриса ещё какое-то время.

    Но шла неделя, вторая. Месяц? Последние бюрократические дела были решены, поместье полностью перешло в его руки. Гаррет успел даже выкупить таверну «Висельник» на остатки средств и привыкнуть к жизни в Верхнем Городе, а на порог его нового дома незваных гостей всё никак не заносило. В какой-то момент он даже решил, что эльф просто покинул город. Может, так оно и случилось: проблема сама нашла своё мирное решение.
    И стоило обдумать эту мысль, рассмотреть её и даже к ней привыкнуть, как посреди ночи Гаррета разбудил громкий лай его мабари. Малыш наворачивал круги на первом этаже, а завидев хозяина, метнулся к входной двери. Кого могло принести в столь поздний час? Матушка осталась ночевать у своей давней подруги, да и у неё имелся собственный ключ. Храмовники бы уже либо выбили дверь силой, либо голосили на улице. Разве только...

    - Тише-тише, Малыш. Кого там принесло? – проворчал Хоук недовольно.

    Неужели Карвер пожаловал? Нет-нет, это не мог быть он. И всё же... всё же надежда сжалась под грудиной болезненным комком. Они не общались с тех пор, как Карвер ушёл из дома, и до этой самой секунды Гаррет не осознавал, насколько сильно тосковал по брату. И если это правда он, то маг готов был простить ему всё, даже неожиданный ночной визит.
    Запахнув халат, Хоук ободряюще потрепал мабари по голове и пошёл открывать. Но вместо брата на крыльце его ждал не кто иной, как Фенрис.

    - Фенрис. – На выдохе сказал он.

    И всё тут же приобрело иные краски. Гаррет мог физически ощутить, как вдоль позвоночника промчался электрический разряд. Окинув пустую улицу взглядом, он отступил назад, молчаливо давая своё согласие незваному гостю зайти. Пульс неконтролируемо забился быстрей, но внешне своё волнение отступник не выдал.

    - Теперь я понял, почему Варрик решил не делать ставку на то, что ты уедешь. – Произнёс Гаррет. – Проходи, чувствуй себя как дома. Вино или бренди? Прямиком из Антивы.

    Лёгкая, непринуждённая беседа, словно они виделись только вчера. Словно Фенрис завалился к нему не далеко за полночь, а навестил под вечер после очередного задания от Авелин. И словно на Глубинных тропах не произошло ничего из того, что произошло.

    Гаррет пожалел, что не взял с собой посох, который оставил в спальне на втором этаже, или хотя бы нож. О мотивах беглого тевинтерского раба он мог только догадываться, но привычке всегда быть начеку изменил из-за какого-то глупого предположения. Нелепость.

    - Уж прости меня за внешний вид. Просто не ожидал в такой час гостей.

    Подпись автора


    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/483/t381915.png  https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/483/t702811.png  https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/483/t556112.png

    +3

    3

    [indent] Создатель свидетель, не следовало этого делать. Не надо было идти к Хоуку, задавать вопросы, искать объяснения, пытаться что-то понять или, тем более, надеяться на что-то. Он, Фенрис, ведь всё знает, как бы он ни ненавидел Тевинтер, империя создала его и научила тому, как работает мир и какова природа идей, вещей и - особенно - магии. А любой маг неотделим от своей магии, она ему служит, она его искушает, и она же бесповоротно меняет его, как только он поддаётся искушению. Всегда поддаётся. Все всегда поддаются, вопрос только времени и цены.
    - Fasta vass! - рыкнул Фенрис, минуя очередной поворот постепенно засыпающих улиц Верхнего города, с силой ударил кулаком в перчатке по стене дома и усмехнулся при виде того, какой тревожный взгляд метнул на него ночной патрульный.
    [indent] "Нет, парень, нет, не бойся, ты здесь точно не при чём, всё хорошо. То есть... всё ведь ещё может быть хорошо?.."
    [indent] Кажется, ещё никогда в жизни Фенрис не был так растерян и не уверен в том, что может и чего не может быть. Всю жизнь - по крайней мере, ту, которую помнил - он жил простыми и чёткими представлениями, желаниями и стремлениями. Именно эти простые, однозначные чувства вели его и тогда, когда он подчинялся хозяину, убивая по его приказу, и когда взбунтовался, и когда рвал сердца работорговцам и охотника за живым товаром, и, разумеется, когда послушался своего чувства благодарности и остался рядом с Гарретом Хоуком, готовый помогать ему, быть рядом с ним и сражаться за него.
    [indent] Шло время, и Фенрис уверял себя, что он поступил правильно, ведь Гаррет особенный маг, не такой, как Андерс с его одержимостью, не такой, как сумасшедшая ведьма Мерриль, готовое вместилище для демона. Хоук сильный, сильнее многих, он владеет и собой, и своей магией, она никогда не будет управлять им, как не будет им владеть и ни одно искушение, глядящее горящими глазами из Тени. Фенрис говорил себе, что он просто благодарен, что отдаёт Хоуку долг совести, что они во многом сдружились в конце концов, и это неудивительно, когда речь о таком особенном человеке, как ферелденский маг, которого знает, как родного, весь Нижний город. И, разумеется, Фенрис не видел и не хотел видеть ни восхищение, которое постепенно начинает испытывать к Гаррету, ни ту странную острую радость, что охватывала его всякий раз, стоило им встретиться взглядами или где-то надолго остаться вдвоём, а то и просто сидеть друг напротив друга за "Порочной добродетелью". Тем, что можно было жить, не замечая этого, Фенрис наслаждался и позволял себе не всматриваться в то, во что всматриваться казалось слишком сложным.
    [indent] А потом были Тропы. Поход, показавшийся бесконечным путём по заброшенным могилам и по костям земли. Смертельная опасность. Гаррет, кровь из его запястья, магия, оказавшаяся спасением - и раз и навсегда изменившая всё.
    [indent] Фенрис не сказал Гаррету ни слова - ни там, под землёй, ни позже, по возвращении в город. Не праздновал со стальными. Стал уклоняться от общих дел компании, уже ставшей привычной. Ушёл в тень и для всех - даже для Варрика или Изы - пропал из виду. Много пил и молчал, бродя в одиночестве по своему полутёмному дому. От мысли о том, что по закону следовало бы навестить рыцаря-капитана Каллена и поведать ему о малефикаре в Верхнем городе, он с отвращением отмахнулся сразу: даже если Хоук преступник, Фенрис не предатель и нож ему в спину не всадит. Но если действовать не по закону, то как? Что делать? Напасть на Хоука самому? Пустить всё на самотёк и исчезнуть из города? Как быть? И откуда эта странная боль, поселившаяся после Троп где-то глубоко в груди? Так любивший простые чувства и ясные представления Фенрис тонул в водовороте треклятых сложностей и не понимал, как выплыть. И в конце концов, когда была допита последняя бутылка "Агреджио Павали", а усталую голову пробило мучительной мигренью, он решил, что дальше так не сможет и сумеет что-то решить, только когда ещё раз посмотрит Хоуку в глаза и услышит от него самого ответы на вопросы, из-за которых так отчаянно изводится. И именно поэтому он сейчас широким шагом шёл через пустую площадь к имению Амеллов, отстранённо удивляясь, с чего это вдруг подрагивают руки и готовясь говорить.
    [indent] Стук в дверь, глухой и короткий. Лай мабари в доме. На вдохе дверь распахивается, на выдохе - звучит голос Гаррета, и Фенрис едва не немеет, глядя в знакомое лицо, в которое, оказывается, так давно хотел снова заглянуть:
    - Хоук, - глухо отзывается он, переступает порог дома, откидывает капюшон плаща и замирает на секунду. Медленно обводит пристальным цепким взглядом переднюю, большой зал, гадая, в последний ли раз всё это видит.
    [indent] Гаррет говорит, угощает, что-то предлагает - непринуждён, обаятелен, радушен, как всегда. И всё-то у него есть: приятный разговор, обезоруживающая улыбка, притягательность, с которой никто не смог бы состязаться, и, конечно, лучший антиванский бренди. Фенрис слушает стук сердца в ушах, прикрывает глаза, отстранённо ловит себя на желании улыбнуться той до странности тёплой улыбкой, на которую порой так легко его провоцировал Хоук. Раздражённо отмахивается от этой мысли, разворачивается и смотрит гостеприимному хозяину в глаза. Фенрис без меча, только кинжал на поясе, но до того напряжён, что сам чувствует себя оружием. Несколько секунд он молчит, слушая звуки дома, кажущиеся очень громкими, а потом негромко, глухо произносит:
    - Магия крови. Там, на Тропах, - Фенрис скрещивает руки на груди. - Почему, Хоук? Зачем тебе? Кто об этом знает? У тебя это так же, как у Мерриль, или как-то по-другому? Скажи мне, - он не просит ответов - требует и смотрит на Гаррет так непримиримо и с такой болью, будто ничего сильнее этих чувств испытывать неспособен.

    [nick]Fenris[/nick][status]are you truly free[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/546/573876.jpg[/icon][fandom]dragon age[/fandom][lz]лириумный призрак, беглый раб, наёмник[/lz]

    Отредактировано Jean Moreau (2022-07-30 21:48:22)

    Подпись автора

    спасибо Кевину

    +3

    4

    Фенрис напряжён, как струна – взгляд, выражение лица, непривычно прямая спина. Хоук считывает всё это сразу же, цепко вылавливает и тут же выдёргивает, аккуратно складывая рядом со своим отчего-то разыгравшимся волнением, словно так хотел успокоиться, словно так хотел себе сказать: смотри, он боится тебя.
    Боится ведь?

    Фенрис никогда не умел лгать – или просто не хотел этого делать, учитывая, как легко ему давался блеф во время азартных игр. Но жизнь раба напрочь вымыла в нём всякую нужду скрывать свой гнев улыбкой, горесть – дружелюбием. Жизнь раба ставила его на колени, вынуждала подчиняться; жизнь раба клеймом выжгла под кожей ненависть к магии и её хозяевам. Из всех странных, разномастных спутников Хоука, тевинетерский эльф воспринимал разговоры о магии наиболее остро; ни Авелин, чей покойный муж являлся преданным слугой церкви, ни даже Каллен, которого прорвавшиеся сквозь Завесу демоны в далёком и родном Ферелдене вынудили пройти через Ад, а Фенрис. И Гаррет прекрасно помнил его взгляд и всё то презрение, томившееся внутри, но мгновенно нашедшее выход, едва стало очевидно, что единственный человек, который мог ему помочь, и которому он – пусть и на одну проклятую ночь, – решил довериться, оказался обладателем дьявольского дара. Жизнь раба просто физически не могла допустить мирное сосуществование подле мага, однако Фенрис по одним только ему известным причинам решил отправиться с Хоуком дальше. Но если наличие волшебного дара гордость эльфа смогла принять, то что на счёт магии крови?

    Гаррет знал, что одно лишь его существование за пределами Круга для него же опасно. Он помнил каждое лицо тех, для кого тайна Хоука переставала быть тайной, и помнил мгновенно обрушившуюся на себя всю их ненависть и страх. С годами непонимание и детское, наивное отчаяние очерствели; и в конечном итоге жизнь отступника выжгла в нём всякое сомнение в себе и сочувствие к другим. Гаррет Хоук стал жить исключительно только ради себя и семьи, не особо заботясь, сколько врагов принесёт тот или иной совершённый им эгоистичный выбор. И тем, кого он встретил в Киркволле и кому доверил жизнь на тропах, Хоук подарил выбор: стать его другом или врагом; пойти против него или отправиться дальше рядом с ним, плечом к плечу. С Варриком, Авелин, Изабеллой, Андерсом и Мерриль договориться оказалось легко. Но Фенрис?

    Значит, бренди, - невозмутимо, как ни в чем не бывало произнес Гаррет, будто бы эльф пришёл к нему с душевными терзаниями поговорить о сбежавшей на утро подружке.

    Медленно, по-прежнему невозмутимо, напоминая, что это его территория и он здесь хозяин, Хоук подошёл к стеклянному стеллажу и окинул взглядом полки. Он был рад, что матушка сегодня решила остаться у подруги [или это Фенрис нарочно выждал момент, когда маг останется один?]. И пусть его гость явился к нему без оружия, сегодня ночью могло произойти что угодно. Недооценивать бывшего тевинтерского раба – самая последняя глупость, которую Гаррет Хоук может себе позволить.

    Не без лёгкого раздражения заприметив тонкий, едва различимый на стекле слой пыли, мужчина вынул сначала пузатый бутыль, а за ним два стакана. После переезда Гаррет отдавал матери заработанное золото, а она меняла их то на красивый хрусталь, то на изящное столовое серебро, то на еще какую-нибудь бесполезную, но красивую и блестящую ерунду, которое неизменно становилось частью дома. Гаррет против не был. В конце концов, всё здесь изначально должно было принадлежать его семье.
    Малыш же, в отличие от хозяина, сходил с ума от того, что Фенрис наконец пришёл к ним в гости. Громадный и громкий мабари не скрывал радости, резвясь вокруг эльфа и пытаясь то на него запрыгнуть, закинув мощные передние лапы на тонкие и острые плечи, то облизать его руки или лицо. Мешать их воссоединению Гаррет не стал. Наверное, он всё же издевался, растягивая время и насмешливо наблюдая за реакцией своего гостя. Расставив бутыль и стаканы на серебряном подносе, Хоук организовал ещё и блюдце с закусками в виде аккуратно нарезанном сыре. И пусть он бы предпочёл, чтобы разговор с упрямым воином прошёл настолько дипломатично, насколько это было возможно, Гаррет не мог не дать ему понять, что маг, которого эльф покинул после Троп, остался в грязной лачуге в Нижнем городе. Хотя, если оглянуться назад, то никогда того мага и не существовало вовсе. В отличие от Фенриса, ложь в жизни отступника присутствовала всегда.

    - Во-первых, даже не думай сравнивать меня с Мерриль. – Сказал Хоук с лёгким нажимом. – В помощи демонов я никогда не нуждался и не буду.
    Он испытал лёгкий укол досады от того, что ему буквально приходилось повторять всё тоже самое, что и в «Висельнике» многими днями назад. Если бы только Фенрис соизволил перешагнуть через свою гордость и заявиться на общее собрание, от этого неудобства он бы его с легкостью избавил.

    Поставив поднос на небольшом округлом столике напротив камина, Гаррет сел в кресло и жестом руки предложил сделать тоже самое своему гостю. По-прежнему нарочито расслаблен, наполнив стаканы, он откинулся на спинку кресла и вытянул одну ногу вперёд.

    - Не многие, - наконец, ответил Хоук на один из посыпавшихся вопросов. – Знает моя семья. Теперь и вы. Пусть я и не планировал вас в это посвящать.
    Должно быть, сказал он это достаточно небрежно для того, кого привыкли считать главной душой любой компании. На деле, Гаррет действительно не собирался сближаться с собранной командой после Троп; разве что планировал и дальше работать с Авелин и Варриком, но только потому, что своим родом деятельности они могли принести ему столько же пользы, сколько и он им.

    - А тебя это пугает? – спросил он.

    Бренди обжёг язык и растёкся по горлу приятным теплом. Почти как мёд, отстранённо подумалось магу. Только не сладкий.

    - Тебя не было практически месяц. Малыш по тебе соскучился.

    Перестав обхаживать гостя, грозный на вид мабари, заслышав своё имя, радостно вернулся к хозяину и ткнулся мокрым носом ему в ладонь; в ответ Гаррет ласково погладил пса и легонько толкнул его морду ладонью. Дважды повторять не пришлось, и Малыш послушно их оставил, скрывшись в тенях поместья. Судя по звукам, пёс решил воспользоваться занятостью Хоука и проскочил на кухню. Засранец. Завтра он наверняка не досчитается одной вязанки колбасы.

    - Почти целый месяц, - повторил Хоук, покачивая в воздухе стаканом. – Для чего ты пришёл сейчас, Фенрис? Тебе нужны ответы на вопросы, которые ты и так знаешь, или ты хочешь, чтобы я сказал то, чего ты ожидаешь услышать?

    Ох, нет-нет, следовало и дальше придерживаться роли хорошего друга, если Гаррет хотел, чтобы всё прошло так, как надо. Но может он слишком устал притворяться тем, кем давно не являлся? Теперь Фенрис мог действительно его бояться, однако знание это пользы магу совсем не приносило. Даже сейчас, не имея никакого оружия, эльф мог с закрытыми глазами вырвать Хоуку сердце. А излишняя настороженность, недоверие и подозрительность, выкованное им годами, вынуждали в защите идти на агрессию.
    Да и, чёрт подери, он спас им всем жизни, а они осуждают его за тёмное искусство. Хоука такое отношение, пусть и вполне предсказуемое, достаточно утомило.

    Или ты пришёл, чтобы усыпить мою бдительность? – вскинул он бровь. – И оружие тоже для того оставил, чтобы я не успел вовремя сориентироваться, когда отряд храмовников выломает дверь моего дома?

    Подпись автора


    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/483/t381915.png  https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/483/t702811.png  https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/483/t556112.png

    +3

    5

    [indent] В этом весь Гаррет Хоук - расслаблен и совершенно спокоен, будто и не впустил только что в свой дом того, кто способен в прямом смысле слова прикончить его в несколько движений руки. На мгновение перед глазами возникла отвратительно яркая картинка того, как он вырывает Гаррету сердце, досуха его выжимая, и Фенрис поспешно сморгнул этот образ: слишком живо, так живо, что, кажется, в воздухе сладковато запахло кровью.
    [indent] "Shutta!" - Фенрис украдкой провёл ладонью по лицу, отгоняя мерзкое видение. Нет. Этого не случится сегодня, не должно случиться. Не между ними.
    [indent] Кто знает, пожелало бы наваждение отступить или нет, но, как известно, друзья нам нужны, чтобы справляться с ситуациями, с которыми мы не можем совладать сами, и в этот раз таким другом оказался вовсе не Гаррет: пока радушный хозяин разливал бренди, его огромный мабари заприметил и узнал гостя. Фенриса чуть с ног не сбило это гигантское мохнатое ядро, явно настроенное поделиться всей своей любовью.
    - Здравствуй, Малыш, здравствуй, - кажется, только в разговоре с этим псом в хриплом голосе эльфа и прорывались ласковые ноты. - Я соскучился. Да, давно не виделись, да, я тоже рад тебя видеть, мой хороший...
    [indent] Вот бы можно было просто отбросить все заданные только что вопросы, выпить вместе бренди, повозиться с Малышом, посидеть у камина... Фенрис мысленно обругал себя малодушие и напряжённо нахмурился, рассматривая Хоука, который даже сейчас выглядел так, будто просто собирался провести приятный вечер со старым приятелем. Жаль, что о приятности нечего и думать - в этом Фенрис убедился, как только Гаррет начал отвечать на его вопросы.
    - Значит, вот как? Никаких демонов, да? Какое облегчение это знать! - он саркастически фыркнул и взял стакан с бренди. - Но сравнение, уж прости, напрашивается само собой: одного малефикара всегда хочется сравнить с другим, - надо же, сколько яда. Кто бы мог подумать, что именно с этим человеком он будет однажды так разговаривать.
    [indent] Нет, не надо так, между ними ведь ещё не случилось ничего плохого, да и вообще ему не в чем упрекнуть Хоука после Троп, как не в чем было упрекнуть с первого дня знакомства. Так зачем же так ядовито и зло? На что эта злость? Дело в магии крови или в том, что Хоук всё скрывал, а теперь ещё и ведёт себя, как ни в чём не бывало? В том, что какого-то демона Фенрис чувствует себя обманутым?
    [indent] Приглашением сесть он не воспользовался, так и остался стоять, сверля Хоука настороженным, цепким взглядом, только стакан разом почти ополовинил да глуховато процедил в ответ:
    - Я не боюсь тебя, Хоук, - кажется, это прозвучало угрожающе, хоть Фенрис совсем такого не планировал.
    [indent] Он хотел объяснить, что дело не в страхе, хотел найти слова, чтобы сказать, как много для него значат правда и ложь именно от Гаррета, и как ему хотелось искренности между ними, пусть он и понятия не имеет, почему, хотел сказать, что никогда не сможет - и не захочет - видеть в нём просто ещё одного из магов со всеми их искушениями и преступлениями. Создатель свидетель, он всего этого хотел, но разговор вдруг принял такой оборот, что все эти желания заслонила вспышка слепящей ярости.
    - Для чего я пришёл?! - взорвался Фенрис, так и сверкая глазами. - Я пришёл к другу, если всё ещё могу тебя таковым считать! Пришёл задать вопросы и разобраться и я не знаю, кем ты меня считаешь, если думаешь, что я стал бы спрашивать, зная ответы, стал бы играть с тобой в игры! - бренди выплеснулся, когда он отставил стакан на каминную полку, потом порывисто шагнул к Хоуку: - Ты думаешь, я выдал бы тебя? Привёл бы к твоему порогу храмовников?! Fasta vass, с каких пор я в твоих глазах предатель, Гаррет Хоук?! - между ними теперь не больше шага, Фенрис смотрит Гаррету в глаза. И никак не может понять, почему что-то так болезненно и сильно сжимается в груди.

    [nick]Fenris[/nick][status]are you truly free[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/546/573876.jpg[/icon][fandom]dragon age[/fandom][lz]лириумный призрак, беглый раб, наёмник[/lz]

    Подпись автора

    спасибо Кевину

    +2


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » Кровь цепей


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно