GEMcross

Объявление

Kaeya: — Нравится подарок? — Кэйа радостно заулыбался, не отпуская от себя Дилюка.

спасение утопа... утопцев
Shani & Geralt of Rivia

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » падая в снег


    падая в снег

    Сообщений 1 страница 8 из 8

    1

    [nick]Jeremy Knox[/nick][status]fuzzy duck[/status][icon]https://i.imgur.com/dkWQALi.png[/icon][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">джереми, 20;</a></div><div class=lztext> они мне сказали тебя больше нет</div>[/lz]

    +4

    2

    [indent] Жан слушает, как в ушах стучит кровь, и изо всех сил старается дышать ровно. Он сам виноват. Только он виноват в том, что произошло, а значит, он один виноват и в том, что последует дальше. Так всегда было, по-другому не может быть. Хозяин объяснил это ему достаточно внятно, а всё, что он недопонял с первого раз, в него вколотил, врезал, вплавил Рико. По-другому не может быть. Ошибся - расплачивайся, на поле и в жизни, под чужими взглядами и светом софитов и там, где только свои, правила всегда одни, они не меняются.
    [indent] "Правила всегда одни, они не меняются," - Жан мысленно повторяет это в такт собственным шагам, проходя через холл курортного отеля в Аспене.
    [indent] Аспен празднует Рождество, вокруг всё зелёное, красное и золотистое, кажется, что отовсюду доносится тонкий запах корицы, и нет ни одного дверного проёма, который можно было бы миновать, не оказавшись под омелой. Где-то поблизости всегда музыка, за ближайшим поворотом всегда смех. Аспен, богатый, вальяжный, полный сытого благодушного веселья, радушно принимает гостей и не хочет знать ничего, кроме безоблачных радостей. Аспен и Жан Моро совершенно не подходят друг другу.
    [indent] Разумеется, встреча сразу трёх известных команд, сопровождавшаяся мастер-классами, показательными тренировками и якобы случайными встречами с фанатами, не могла обойтись без нашествия журналистов, искавших не только спортивные сюжеты, но и самые обыкновенные сплетни. Жан понимает, что должен был держаться осмотрительнее. Что ошибка на тренировке, которую ещё и снимали, не могла стоить ему так дёшево, чтобы обойтись одним только уничтожающим взглядом Рико. Но, разумеется, неудачная шутка, рассмешившая журналистку и заставившая капитана начать метать молнии глазами, довершила беду. Жан знал Рико слишком хорошо, чтобы не понять угрозу и с того момента, как он её услышал, чёртов мир вывернулся наизнанку: теперь значение имело только одно - любым способом избежать обещанного наказания. А поскольку защиты искать было не у кого, единственное решение лежало на поверхности, и Жан ухватился за него, удивляясь про себя, как это раньше ему не приходил в голову такой простой и ясный путь.
    [indent] Нужно только не привлечь ничьё внимания. Не попасться на глаза Хозяину, который даже на курорте абсолютно вездесущ. Не вызвать подозрений не в меру внимательного и предупредительного персонала. Не напороться ни на кого из общительных Троянцев, которые кажутся просто чёртовыми духами Рождества и втягивают в свой круг веселья каждого, кто не успел вовремя убежать. Нужно просто найти подходящее место, где никто ему не помешает, никто не полезет не в своё дело.
    [indent] Жан переступает порог, осматривается у себя в номере. Быстрее, быстрее, думай быстро, пока Рико не вспомнил о тебе, пока момент не упущен. Он снова обводит комнату быстрым, цепким взглядом, замечает на столике у окна кувшин с водой и несколько стаканов, подходит, берёт один из них в руки. Дальше кажется, что кто-то запустил рваный монтаж: стакан разлетается с неожиданно громким звоном, осколок больно режет пальцы, Жан в ванной, смотрит на себя в зеркало, пытается поглубже вздохнуть. Это не страшно. Совсем не больно. И будет очень быстро. Надо же просто посильнее ткнуть туда, где сонная артерия, да? Ведь да? Он не успеет ничего почувствовать. Рука взлетает к шее, кисть пробирает дрожь. Оказывается, это очень больно, если в эту самую чёртову артерию. Стекло летит на пол, Жан зажимает дрожащей рукой порез на шее и смотрит, как кровь пачкает пальцы и ворот лонгслива, на котором почти не видна из-за его чёрного цвета. Думает, что он сейчас совершенно трёхцветный - чёрный, белый, потому что побелел сильнее снега, и красный, это забавно. А ещё ненавидит себя за трусость и бессилие, и это скорее досадно, чем забавно. Ну что, попробовать ещё раз?..

    Подпись автора

    спасибо Кевину

    +3

    3

    [nick]Jeremy Knox[/nick][status]fuzzy duck[/status][icon]https://i.imgur.com/dkWQALi.png[/icon][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">джереми, 20;</a></div><div class=lztext> они мне сказали тебя больше нет</div>[/lz]

    Джереми улыбался так часто и много, что лицо его в какой-то момент онемело, а глаза стали слезиться из-за многочисленных вспышек фотоаппаратах. В ушах стоял звон - это было что-то среднее между назойливым фоновым шумом вопросов от навязчивых репортеров и песни «джингл бэллс». Ладно, хотя бы не «ласт кристмас ай гив ю май харт»…Уже славно. Не смотря на усталость и сухость во рту, Нокс находился в приподнятом настроение. Мальчик, выросший в трейлерном парке, представить себе не мог, что когда-нибудь станет знаменитостью и свои студенческие рождественские каникулы будет проводить на одном из самых дорогих лыжных курортов Америки. А не с матерью разогревать курицу из супермаркета, стараясь игнорировать сладковатый запах травки, исходящий от ее волос. «Джереми, я так тобой горжусь, ты такой талантливый мальчик, но почему…?». Почему ты на своих многочисленных интервью не рассказываешь обо мне, о нашем движение, ты столь многое мог бы сделать для общины, Джереми! Поговори с отцом, Джереми! Джереми, мне нужны деньги!

    - Ай! - девочка тихим вскриком привлекает к себе внимание. Задумавшись, Нокс слишком сильно сжал пальцы на ее талии. Раздаётся щелчок затвора камеры, фанатка разглядывает фото, оценивая результат. Она не видит натянутую улыбку Нокса на снимке, перед ней лишь ее кумир, самый лучший и самый прекрасный: - А где Рико? И Кевин? Я с ними тоже хочу сфоткаться!
    Как-то на автомате Джереми оглядывает красивый вестибюль отеля. Туда и сюда снуют репортеры, игроки, одетые в цвета своих команд. Лишь в стороне от рождественский елки сбились в кучу студенты университета Эдгара Аллана. Без своего капитана те похожи на утят, потерявших маму-утку. Одна чёрная тень, желая остаться незаметной, прошмыгивает через холл к лифту. Хорошая попытка, Жан, не будь ты почти два метра ростом, оно могло и сработать. Конечно, Ноксу не очень интересно, что делают Вороны и их предводитель. Однако с фанатками стоит быть милым и потому он вежливо отвечает «не знаю, тренируются, наверное». Лицо у девушки на ответ такое, словно она потеряла любимого человека. Нокс испытывает что-то похожее на обиду. Двойку на своей скуле носит Кевин Дэй, а у него она словно на груди выжжена. Мистер второй капитан.
    Он прощается с поклонницами, смотрит на время. Через полчаса очередное интервью для спортивного журнала. Подарок отца всегда точен, а на руке ощущается словно цепь. Наручник, ценою в пару тысяч баксов, а Нокс собирался есть этим Рождеством с матерью курицу из отдела уценённых товаров.

    - Эй, Джер! – тренер размахивает руками в воздухе, привлекая внимание. И Джереми и еще паре любопытных журналюг. Парень послушно подходит ближе. На Риманне дурацкий рождественский свитер с оленями. Вообще он меньше всего выглядит как тренер одной из лучших команд по экси. Скорее уборщик, нанятый отелем на время праздничной суеты.
    - Ты не видел Рико и Кевина? – обняв капитана за плечи, Риманн отводит его в сторонку. Джереми же следит, чтобы они случайно не оказались под омелой.
    - Тренер, я вам говорил вчера не пить глювайн. Это не чай. Эти двоя даже не из нашей команды, почему я…? – Нокс попытался улыбнуться своей дурацкой шутке, но вот уголки рта наставника не дрогнули. Тот выглядел чертовски серьезно и строго: – Нет. Может они в номере? Жан недавно ушёл вот…
    Джереми очень постарался стать серьёзным, но когда играет рождественские мелодии, когда всюду витает дух праздника, ему очень трудно быть капитаном и наследником крупной компании. Легче и приятнее – обычным студентом.
    - Я поищу их. – словно прочитав мысли тренера, сам предлагает Нокс. Хотя омелы нет, тренер готов его расцеловать. Вот смеху было, но Джереми не смешно. Уже.
    Он за пять секунд из грозного «трояна» превратился в маленького пажа воронов.
    Они играют великолепной, технично, красиво. Смотреть на них во время матча – сплошной оргазм, однако Джереми не нравятся. Все, кроме Кевина, потому что тот не Ворон. Тренер Морияма дает Дэю небо для полета, не замечая, что тот сам космос.

    Комнаты команд на одном этаже. Гнезда с правой стороны, троянцы – левой. Где живут Рико, Кевин и Жан догадаться весьма просто. Нокс сперва стучит в дверь с номером 111, затем в 112, когда это не срабатывает, то в 113. Тишина. Ещё раз, ведь Джереми упрям, решает повторить уже более настойчиво да в обратном порядке.
    Комната открывается тихо после третьего стука. Символично. Или кто-то просто забыл плотно закрыть за собой.
    Номер Жана выглядит так, словно тут никто не живет, ну или только что убирались целая армия очень трудолюбивых горничных. Джереми задерживается у порога, но вспомнив умоляющий взгляд тренера, все-таки проходит дальше. Чувство у него тревожное, он читал «сияние» и прекрасно знает чем заканчивается посещение пустующих номеров гостиниц, расположенных в горох и дикий местности, с прекрасными видами за высокими окнами на зиму.
    - Жан? – вспомнив, что французский воронёнок вряд ли узнает голос, он продолжает: - Это я, Джереми, капитан троянцев.
    Тишина начинает раздражать, а собственная речь приятно успокаивает:
    - У нас интервью с журналом спортивным, а вас уже ищут.
    Под ногами раздаётся стеклянный хруст, заставляющий Нокса опустить взгляд. На полу осколки, а рядом капли крови, ведущие тропинкой в сторону ванной комнаты. Не хорошо становится, ему знакомо это дерьмо, слишком, чтобы он мог списать это все на случайность.
    Наплевал окончательно на право чужой личной жизни, вернее, даже не успев подумать как следует о своих действиях, Джереми врывается в ванную.
    - Что ты… черт, Жан! Что… тебя ранили? Напали? Какого хрена?
    Как и на поле, Джереми соображает лучше и легче, когда по венам его бежит адреналин. Ворон оказывается там, где на самом деле Нокс не хотел его обнаружить, желая ошибиться.
    Бледными пальцами-перьями Моро закрывает шею, она окрашивается в красный. Такой яркий, горячий, тёплый цвет. Цвет страсти и любви. Цвет Рождества.
    Вот Джереми уже рядом с французом, тянет к нему руку, пряча веснушки и загар под накрахмаленным полотенцем:
    - Эй, парень, все хорошо. Я тут, рядом.
    Жан почти на голову выше Джереми, но при этом Нокс разговаривает с ним мягким, спокойным голосом, будто перед ним не человек, а птенец с перебитым крылом.

    Отредактировано Neil Josten (2022-08-02 01:16:25)

    +3

    4

    [indent] Жан на полпути туда, где слова и голоса не имеют значения, ему осталось совсем немного, нужно только сделать одно небольшое усилие - и он закроет глаза и шагнёт туда, куда так отчаянно хотел. Всего одно небольшое усилие. Он уже даже поднимает руку для этого, но, похоже, живой и тёплый мир всё ещё слишком близко: где-то совсем рядом звучит смутно знакомый звонкий голос, и Жан замирает. Слушает. Едва дышит. Понукает себя прерваться на секунду, сделать шаг к двери, защёлкнуть щеколду, чтобы точно никто не помешал. И никак не может сдвинуться с места.
    [indent] Дверь распахивается с оглушительным, как кажется Жану, грохотом, и в первую секунду он весь холодеет, уверенный, что никто, кроме Короля, не стал бы к нему так врываться. А потом в голосе незваного гостя звучит искренний испуг, он оказывается рядом, и Жан узнаёт эти звонкие ноты: звёздный капитан "Троянцев", Джереми Нокс, собственной персоной явился поломать ему все планы и помешать одним духом решить все проблемы.
    [indent] "Надо его спровадить. Выстави его, ну. Пусть валит. Времени мало, он всё испортит. Пусть валит. Только пообещает сначала, что не будет трепать языком. Давай, реши проблему."
    [indent] Внутренний голос Жана говорит голосом Короля, всегда, кроме матчей. Тогда эстафету у него перенимает Хозяин, но это в общем-то неважно: Моро безоговорочно слушается обоих.
    [indent] Тяжело переведя дыхание, он заставляет себя подать голос:
    - Джереми, я... не надо, всё в порядке, всё хорошо, правда, - Жан говорит хрипловато, быстро, почти скороговоркой и упорно прячет глаза от капитана "Троянцев". На Нокса почему-то трудно смотреть: он кажется таким искренним в своей заботе, таким тёплым, он будто светится золотисто-солнечным светом, и видеть это почти больно. Жан прерывисто вздыхает, проталкивает колючий, сухой ком в горле и пытается говорить увереннее: - На меня не напали, ничего такого, ты... ты можешь идти к своим, я скоро, - он кое-как отталкивает полотенце, а осколок стекла всё никак не может выпустить из сведённых судорогой пальцев. - Скажи, что я сейчас приду, ладно? У меня тут... я просто кое-что пытался сделать и случайно порезался. Сейчас приведу себя в порядок и буду с вами, - Жан отступает на шаг, упирается лопатками в стену, силится улыбнуться, но выходит какой-то болезненный оскал.
    [indent] "Уйди, уйди, пожалуйста, солнечный человек. Не хочу тебя видеть, не хочу, чтобы ты смотрел. Уйди, дай мне всё закончить. Тебе ведь должно быть всё равно. Исчезни."

    Подпись автора

    спасибо Кевину

    +2

    5

    Для Нокса существует хорошая и плохая кровь.
    Хорошая - эта та, что их команда жертвует каждые пару месяцев в красном кресте, рассказывая о важности быть донором, спасать и помогать другим.
    Еще есть кровь из разбитых коленок и носов, когда юные троянцы без разрешения лезут на поле ночью тренироваться, забывая о защите или игнорируя ее. Ха-ха, Нокс, ты видел как я его? Да не паникуй, пройдёт!
    А есть плохая кровь. Она течёт по рукам матери, когда стакан из икеи лопается в ее руках,  окрашивая ногти и кончики пальцев красным лаком. Ха-ха, Джереми, смотри, какая я неуклюжая, опять порезалась. Но не страшно, ты же звезда экси, маме больше не нужно работать…могу взять больничный.
    Кровь Жана тоже плохая, она не должна покидать его тело, но делает это. Добровольно. Ведь сам Моро ей разрешил. Он прорыл новое русло, теперь она жаждет увидеть мир.

    Джереми вряд ли слышит или понимает чужие слова. Француз отступает, Нокс за ним. Кто вообще будет слушать раненого  человека в такой ситуации? А кто поверит в бред, что срывается с его губ? Наверное, Жан полагает, что все, кто не играет за Воронов, дебилы. Ладно, парень просто сам в шоке, а потому несёт всякую ерунду, а лепет мало волнует капитана Троянцев.

    Кожа под подбородком у Жана нежная и нежная, краем полотенца Джереми аккуратно обмакивает рану на шеи, стараясь не особо задевать ее края. Постепенно, может спустя пару секунд, а может и пару часов, кровь начинает подсыхать и сворачиваться. Время теряет свою силу для Нокса, когда он так погружается в проблемы других.
    Странно, но до этого момента он никогда не задумался об этом столь серьезно. Это все – Вороны, Рико, Кевин, Жан – было реальностью только во время матчей и на поле. В спортивных кругах про строгость и дисциплину этой команды ходили легенды. Не всегда хорошие, порой страшные. Иногда люди рассказывали странные и подозрительные вещи про них. Всегда тихо, шепотом, бегая глазами, а потому Джереми воспринимал эти рассказы не как реальность (разве может что-то такое происходить в чертовом 21 веке, когда у всех телефоны с камерами и личными диктофонами?), а страшные истории у костра для детишек из спортивного лагеря.
    Сам Нокс, ругая свою команду, всегда мог ляпнуть «еще раз пропустишь тренировку и отправлю тебя к Воронам, там тебя поставят на место». Много такого было. С его стороны, со стороны тренера и  ребят из команды это считалось нормальным: перешучиваться на банкетах, заметив стаю птиц, одетых в черное, идущих ровных строем, связанных одной цепью, скованных одной целью.
    Теперь Джереми столкнулся с реальностью и она ему совсем не понравилась.
    Ему не нравилось видеть молодого и крепкого парня, отличного игрока, дрожащим словно тот ёжик на проезжей части. Ещё чуть-чуть и потеряет последние иголки.
    Ему бы очень понравилось позвонить сейчас тренеру и рассказать о случившемся с Жаном.
    Ему бы понравилось спуститься в холл и наброситься на Рико с кулаками, потребовав силой ответов.
    Имеет ли он на это все право? Нет. Он успокоит себя и возможно сегодня ночью будет спать спокойно, а затем поймёт, что испортил чью-то жизнь и карьеру. Жан не часть его команды, он не имеет право решать или действовать за него. Возможно, сможет помочь и поддержать, но для этого надо, чтобы француз сам сделал первый шаг.

    - Вот так, все хорошо,  крови больше нет.
    Джереми силится улыбнуться, выходит как на камеру, когда проиграл матч. Он откладывает окровавленное полотенце в раковину. Позже стоит от него избавиться, а то горничные пустят слухи и продадут информацию журналистам.
    - А теперь отдай мне это. Пока не порезался. Снова, - касаться рук Жан, пытаясь забрать у него из рук разбитый стакан, все равно что погружать пальцы в морозилку, ища там мороженое под наросшим льдом. Холодный. Ледяной. Острый.
    - Ну же, Жан, будь хорошим мальчиком!

    [nick]Jeremy Knox[/nick][status]fuzzy duck[/status][icon]https://i.imgur.com/dkWQALi.png[/icon][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">джереми, 20;</a></div><div class=lztext> они мне сказали тебя больше нет</div>[/lz]

    +2

    6

    [indent] Почему он не уходит? Он должен уйти. Ему должно быть всё равно. Он должен помнить и понимать, что он здесь чужой. Ему не должно быть дела. Не должно быть дела. Не должно. Быть. Дела. Жан закрывает глаза. Отчаянно кусает и без того искусанные губы. Всем существом чувствует присутствие Джереми и невероятно хочет перестать его чувствовать. Пытается найти подходящие слова, чтобы прогнать, убедить, успокоить - да что угодно, лишь бы только снова остаться одному, не ощущать это непонятное, противоестественное тепло так до ужаса близко, не подпустить к себе опасную слабость, которую оно вызовет обязательно.
    - Джереми, пожалуйста... - Жану кажется, что он достаточно собрался с силами, чтобы говорить твёрдо, но голос срывается на шёпот и приходится перевести дыхание. Несколько секунд, потом попытаться ещё раз: - Джереми, слушай, уходи, - то говорит вполголоса, то шепчет Жан. - Тебе не надо здесь быть. Тебя всё это не касается. Тебе это не нужно, - наверное, надо как-то более связно подбирать слова, но они сопротивляются, не желают превращаться во внятные фразы. - Мне не требуется помощь, - собравшись с силами, выдыхает Жан и получается настойчиво и почти зло.
    [indent] Джереми Нокс не уходит. Джереми Нокс по-прежнему какого-то чёрта неестественно близко и смотрит ему в лицо, и наверняка может там разглядеть то, что никому не надо бы видеть. Джереми Нокс говорит с ним так, будто пытается... успокоить? А потом тянется ближе и начинает аккуратно, почти бережно отбирать у него разбитый стакан. Жан обезоружен и растерян, смотрит на то, что делает непрошенный спаситель остановившимся стеклянным взглядом, медленно, как будто нехотя разжимает сведённые судорогой длинные пальцы. А потом звучит фраза, похожая на удар кнута, и Жан вздрагивает, как если бы этот удар пришёлся по обнажённым плечам.
    [indent] "Ну же, будь хорошим мальчиком, сам знаешь, что велел Король."
    [indent] "Будь хорошим мальчиком, приласкай себя этим ножом сам."
    [indent] "Давай, будь хорошим мальчиком, не трепыхайся, открой рот."
    [indent] "Да чего ты, Моро, будь хорошим мальчиком, все же тебя знают. И знают, как ты любишь пожёстче."
    [indent] Это даже не воспоминания, это только эхо и отзвуки, у Жана сейчас не хватило бы ни сил, ни памяти, чтобы что-то вспоминать. Но и отзвуков достаточно, чтобы перехватило дыхание, а мир вокруг сжался и странно изменил свой цвет. Чтобы окончательно потерять всякую связь с реальностью. Жан смотрит на Джереми, не узнавая, а потом вдруг отвлекается на его слова отчаянной скороговоркой:
    - Послушай, Джереми, я... Что ты хочешь? Ты только скажи мне, что ты хочешь? За то, чтобы не говорить никому? - теперь Жан пытается заглянуть "троянцу" в глаза. - Я что-нибудь придумаю, я всё сделаю, просто... Просто давай как-нибудь найдём общий язык, а? - он вдруг улыбается той дежурной улыбкой, которую выдаёт всегда, когда надо "быть хорошим мальчиком". - Со мной очень легко договориться, - теперь Жан сам подаётся к Джереми, в надежде уловить его желания и настрой.

    Подпись автора

    спасибо Кевину

    +1

    7

    Джереми забирает осколок из рук Жана, чтобы выкинуть в мусор, набросав сверху еще и бумажных полотенец, лишь бы горничная не заметила кровь в прозрачном пакете.
    Простые действия, лишенные смысла, помогают сосредоточиться. Он отворачивается к раковине. Шум воды заглушает полотенце на дне, Нокс тщательно споласкивает испачканные руки.
    Ему все это до тошноты отвратительно. Он любит экси, а когда-то любил больше всего на свете. То был способ вырваться из духоты трейлерного парка, пропахшим хиппи и травкой, а позже - сбегать со скучных вечеринок отца, где сводные братья и сестры пытались, с позволения мачехи, впиться в горло и сделать больнее.
    Игра дала ему свободу, крылья. Он мог общаться, знакомиться с разными людьми из других штатов, стран. Ещё были поездки и путешествия. И собственная команда. Их вечера в автобусах, гостиничных номерах, полные страшных и веселых историй. Шутки и приколы, которые понимали лишь они одни. Все это вот прямо сейчас захотелось схватить и расцеловать.
    У любимого спорта была и эта тёмная сторона. Пугающая и мрачная. Экси все ещё был свободен от допинга, взяток и прочей грязи, но тёмное пятно имелось. Огромное, которое все игнорировали.

    Нокс оборачивается, чтобы чуть нос к носу не столкнуться с Жаном. Не дает лишь ощутимая разница в росте. Не смотря на вторжение в свое личное пространство, он не чувствует страха. В Моро нет агрессии и силы, а лишь страх и какое-то отчаяние.
    - Ты… - троянец хмурится. Задумавшись, упустил на секунды парня из виду, решив, что кризис миновал, но тот успел перерасти в трагедию. Теперь Джереми зажат между раковиной и Жаном. Ему остаётся лишь запрокинуть голову и взглянуть на бледного, напуганного человека, говорящего такие страшные и ужасные вещи.
    - Жан, нет. Не надо! Перестать!
    Мир капитана одной из сильнейший университетских команд по экси, полный радуг и бабочек, рушится. С каждым сказанным словом один из единорогов Джереми умирает. Ему тяжело это слышать, ещё чуть-чуть и сердце разорвётся от жалости к французу. Никто не должен говорить и предлагать такие вещи. Даже Вороны. Надо что-то срочно сделать, заставить замолчать хоть на минутку. И он делает.

    Джереми тянет руки, пытаясь обхватить всего Жана, а чтобы дотянуться, приходится встать на цыпочки. Нокс обнимает парня за шею и тянет настойчиво к себе ближе, заставляя уткнуться лицом в плечо. Это не «да» на такое откровенное предложение, а очередная попытка успокоить.
    Все хорошо, хорошо, не говори больше таких вещей, все славно, ты не один. Смотри, чувствуй, я тёплый, я живой, и я не обижу тебя, шепчут губы Джереми без слов, лишь слегка своим нервным дыханием шевеля тёмные волосы Жана. Нокс слегка покачивается из стороны в сторону, пытаясь убаюкать этого большого парня, чьё сердце меньше, чем у канарейки. Маленькое и такое слабое.
    Надо что-то сказать. Кажется, Жан может не так понять некоторые вещи пока не озвучишь их правильно вслух. Красноречие Джера, вдохновляющее его команду на победы и сражения, куда-то исчезает, удаётся произнести лишь тихое:
    - Я никому не скажу. - потому что ему некому сказать. Для тех, кого волнует жизнь Моро, такой поступок может послужить катализатором проблем и тогда эта хрупкая жизнь вообще потеряет всякий смысл, будет выкинута на помойку.

    Он мог бы так стоять еще очень долго, еще дольше лишь обнимать Жана, но телефон звонит.
    Джереми очень грустно. Когда Ворону в следующий раз потребуется поддержка, Нокса уже не будет рядом. Однако эта спокойную, стандартную и очень холодную мелодию нельзя игнорировать.
    - Да, тренер… - пришлось чуть отодвинуть аппарат от уха: Риманн кричит, пытаясь перекричать шум толпы в холле. Брови Джереми удивленно взлетают вверх, рискуя слиться с волосами, когда он, наконец, понимает слова тренера.
    - Что? – тупо переспрашивает. Может перепутали чай с глинтвейном? - Кевин с Рико в больнице?

    [nick]Jeremy Knox[/nick][status]fuzzy duck[/status][icon]https://i.imgur.com/dkWQALi.png[/icon][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">джереми, 20;</a></div><div class=lztext> они мне сказали тебя больше нет</div>[/lz]

    +2

    8

    [indent] Джереми его не понял? Или, может, рассердился? Он сделал что-то не так? "Троянцу" не понравилось? Ещё не поздно что-нибудь придумать или он безнадёжно его рассердил?
    [indent] Жану страшно, сердце стучит с перебоями, дыхание снова и снова норовит сбиться, на шее и на пальцах противное и липкое. Он зажимает Джереми у раковины, но чувствует себя так, будто сам загнан в угол. Он пытается казаться беззаботным, заинтересованным, даже соблазнительным, но может только всматриваться в "троянца" - настороженно, растерянно, искательно. Что ещё можно сейчас сделать? Умолять? Подкупить? В голове пусто, она лёгкая и будто наполнена гелием, может быть, Жан сейчас оторвётся от земли и улетит куда-нибудь далеко-далеко, поднимется в зимнее небо Аспена и исчезнет в нём навсегда.
    [indent] Джереми не даёт исчезнуть, он внезапно оказывается совсем близко, придвигается почти вплотную и вдруг обнимает Жана за шею. Это объятие одновременно крепко и ласковое, в нём так много теплоты, что оно почти кажется иллюзией. Джереми ниже и вроде бы даже тоньше, но сейчас он сильный, защищающий, тёплый, он за несколько секунд превращается в человека-убежище. Жан не успевает подумать о том, доверяет ли ему, может ли с ним открыться и расслабиться - он просто прижимается к этому до странности солнечному парню и прячет лицо у него на плече, а потом обхватывает его руками, порывисто, будто утопающий хватается за соломинку.
    [indent] Джереми пахнет корицей и свежестью, его волосы источают ощущение чистоты, и Жан вдыхает этот запах как можно глубже:
    - Да. Да, хорошо, да, - лихорадочно шепчет он, чуть задевая губами ухо и шею Нокса. - Да, Джереми, конечно, как скажешь... - он вздыхает, почти всхлипывает, пытаясь хоть как-то совладать с собой, и вдруг прижимает Джереми к себе как можно крепче, как будто боится, что тот вырвется и убежит. - Спасибо тебе. Ты... Правда, спасибо. Ты... очень хороший человек, - последние слова Жан произносит, чуть откинув голову и пытаясь улыбнуться своему неожиданному странному спасителю.
    [indent] Некоторое время кажется, что этот момент не закончится, что он так и будет тянуться бесконечно долго, и он сможет в нём раствориться, нырнуть в него, как ныряют, чтобы уйти на морскую глубину. Звонок мобильного бьёт по ушам внезапно и резко, и Жан шарахается назад, будто его застали на месте преступления, отступает на полшага и садится на край ванны. Имена Кевина и Рико проникают в его сознание, как сквозь густую толстую пелену, осознать слова "в больнице" кажется болезненно трудным, и Жан напряжённо хмурится, пытаясь это сделать. Едва представляется возможность, он снова подаётся ближе к Джереми и заглядывает ему в глаза:
    - Что случилось? - почему-то пересохло в горле, и он кое-как сглатывает. - Кто звонил? Тренер Риман или Хозяин? - Жан даже не замечает, как с языка слетает принятый в Гнезде "титул" Тетсуи Мориямы. - Почему Кевин в больнице? - того, что не спросил о своём Короле, он тоже не замечает, слишком уж уверен: врач понадобился именно Кевину, а если Рико и с ним, то только для того, чтобы понаблюдать за делом своих рук и чтобы один из лучших инструментов команды не вышел из строя окончательно.

    Подпись автора

    спасибо Кевину

    +1


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » падая в снег


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно