GEMcross

Объявление

Kaeya: — Нравится подарок? — Кэйа радостно заулыбался, не отпуская от себя Дилюка.

спасение утопа... утопцев
Shani & Geralt of Rivia

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » my strange addiction


    my strange addiction

    Сообщений 1 страница 6 из 6

    1

    my strange addiction
    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/261/917282.pngхhttps://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/261/882630.jpgхhttps://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/261/599302.jpg
    Ansley vs Kaeya Alberich

    To be talkin' to you, belladonna
    Shoulda taken a break, not an Oxford comma
    Take what I want when I wanna
    And I want ya
    Bad, bad news
    One of us is gonna lose

    [nick]Ansley[/nick][status]леди-рыцарь[/status][icon]https://i.imgur.com/ojq9L24.jpg[/icon][sign].[/sign][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Леди Энсли, 20;</a></div><div class=lztext>Рыцарей смелых сраженья.
    Шум и веселье пиров,
    Грозных империй паденье,
    Тайн полуночных покров..</div>[/lz][fandom]<div class=fan2>The Reason Why Raeliana Ended up at the Duke's Mansion</div>[/fandom]

    +2

    2

    Леди Энсли всегда улыбается. Когда выступает как защитник Мондштадта, когда тренируется с другими рыцарями и с усмешкой может повалить на землю в рукопашной схватке, когда просто болтает с кем-то, отшучивается и предлагает проверить, когда ее в очередной раз спрашивают не дальняя ли она родственница господина Дилюка. Но стоит только уйти в тень, как ее лицо меняется – на нем нет и тени радости, лишь холод в темных глазах. Можно подумать о чем угодно – что у нее какое-то горе, или же что она не такая искренняя, как может показаться на первый взгляд, и, возможно, все это окажется правдой.
    Потому что леди Энсли вовсе не преданный Мондштадту рыцарь – она шпионка из Снежной, которая была специально внедрена для передачи информации. Неизвестная странница, что прибыла из далеких мест, с блеском заслужившая доверие и показавшая себя лишь с лучшей стороны, харизматичная и уверенная в себе, Энсли не вызывала никаких подозрений и не выдавала себя.
    Разве что, исключительно в одном – слишком уж дерзко она вызывала на себя внимание капитана Кэйя буквально с первого дня ее пребывания в кавалерии. С одной стороны, это было обосновано – все же большинство информации идет именно от капитанов и магистра. Но с другой стороны – не было ли это желанием самой Энсли, которая не так уж и хотела быть шпионом Снежной после определенных событий? Пожалуй, на этот вопрос она и сама не могла бы ответить себе откровенно. Возможно, внутри и правда пробудился интерес, когда она впервые на тренировке укрепления тела во время рукопашного боя смогла уложить на спину капитана и крепко стиснуть его бедрами. Тогда, когда ей, нависнув над Кэйей, пришлось встретиться со смеющимся взглядом капитана и дерзко усмехнуться в ответ, хотя на щеках и проступила предательская краска. Тогда она очень быстро и грациозно вскочила и слишком активно пожала руку капитану, чтобы поспешно удалиться от него. Но главного Энсли добилась – обратила на себя его личное внимание.
    Сегодня у нее был выходной и передав привычную рутинную информацию на сторону, Энсли мило поболтала с сослуживцами и с другими людьми из ордена, чтобы еще что-то подсмотреть и запомнить, и направилась к себе. Только вот бездумно отсыпаться или привычно тренироваться она не собиралась – на этот вечер у нее были планы.
    Кажется, даже в ее одежде все выдает в ней рыцаря Ордо Фавониуса: черные кожаные штаны, рубашка и серый плащ с серебристыми вставкам, развевающийся по плечам. Но расстегнутые на одежде пара пуговиц, отсутствие легкого кожаного доспеха и волосы, распущенные, а не забранные в привычный высокий хвост словно говорят – я расслаблена, я на выходном, ко мне можно не приставать со сражениями, но я конечно же обращу внимание на беспорядки, потому что остаюсь рыцарем несмотря ни на что.
    Но расслабиться в этот вечер не получится – Энсли поняла это, еще когда переступила порог таверны. Красное вино в бокале цветом темнее крови, пальцы в перчатках удерживают хрупкое стекло так, что хочется оказаться на его месте, задумчивый взгляд направлен, кажется, в никуда. Энсли почти смеется про себя и выдыхает чуть громче, чем следовало бы для шпиона, который оказывается всегда на самом виду.
    Кажется, сегодня и правда может быть интересно.
    Она пе подкрадывается специально, но заявляет о себе дерзко – накрывает пальцами чужой бокал, смотрит сверху вниз и открыто усмехается, заглядывая в лицо.
    - Давно сидите здесь, капитан? Знаете, кажется, я еще не соревновалась с вами в том, сколько вы способны выпить. Кажется, пора исправить это недоразумение.

    [nick]Ansley[/nick][status]леди-рыцарь[/status][icon]https://i.imgur.com/ojq9L24.jpg[/icon][sign].[/sign][fandom]<div class=fan2>The Reason Why Raeliana Ended up at the Duke's Mansion</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Леди Энсли, 20;</a></div><div class=lztext>Рыцарей смелых сраженья.
    Шум и веселье пиров,
    Грозных империй паденье,
    Тайн полуночных покров..</div>[/lz]

    +2

    3

    [lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Кэйа Альберих</a></div><div class=lztext>Sex, freedom, whiskey sours. Which one should I give up first?</div>[/lz][icon]https://i.ibb.co/jM70DMM/kaeya.png[/icon][nick]Kaeya Alberich[/nick][status] [/status]

    Капитан Кавалерии всегда улыбается: когда сдаёт отчёт временному действующему магистру Джин, когда раздаёт указания своим подчинённым, когда зовёт этих подчинённых в таверну «Доля Ангелов» и щедро угощает вином из одуванчика, и когда за барной стойкой пытается завести диалог со своим сводным братом Дилюком. В последнем случае он улыбается особенно ярче и шире, в безмолвном отчаянии крича, что только с ним готов оставаться искренним и честным. Но мастер Дилюк в его искренности и честности уже давно не нуждается, и тогда Кэйа просто уходит. Куда – ему уже тоже становится не особо важно. Он улыбается всем, всегда и везде, а сердце продолжает сковывать лёд, словно дарованный богами артефакт вознамерился медленно уничтожить своего хозяина, распознав в нём чужака.
    Потому что господин Альберих далеко не преданный Мондштадту капитан кавалерии Ордо Фавониус, а подосланный шпион Каэнри'ах, последняя надежда павшей Империи. И о своём истинном происхождении и предназначении он не забывает ни на секунду, когда смотрит в свое отражение в зеркале или когда кто-то обращается к нему по имени. Происхождение, личность и даже имя ему не принадлежали – всё это сладко напетая ложь, от которой отмыться теперь уже было слишком поздно, а потому и невозможно.

    Господин Альберих, впрочем, перестал заниматься саморефлексией тоже очень давно, поставив перед собой решение вернуться к своим проблемам тогда, когда они обрушатся на Мондштадт огромным снежным шаром. Он устал жить в постоянном страхе и смотреть на перепутье: вестей от своего настоящего отца Кэйа не получал с тех пор, как тот его бросил в незнакомой стране совершенно одного, а другая семья - та, что приняла и полюбила, - слишком глубоко пробралась в душу и надёжно закрепила свои позиции. Кэйа решил поддаться течению, ведь пока его работа не вызывала открытого недовольства ни у кого из сторон.

    Сценарий поменялся, но игра продолжалась.

    Окончание рабочего дня он снова праздновал в «Доле Ангелов», ловко избавившись как от компании постоянных собутыльников в лице сестры Розарии и бродячего барда Венти, так и от более редкой гостьи – капитана разведывательного отряда Эолы Лоуренс. Кэйа напел им историю об уже заранее назначенной в таверне встрече и свидании, и все трое ему дружно подыграли, прекрасно осознавая, что далеко не эта причина несла капитана кавалерии в «Долю Ангелов» совершенно одного (пусть он, на самом деле, и любил там выпить в одиночестве). Просто этот день был особенный по той простой причине, что именно этим числом этого месяца годами ранее погиб Крепус Рагнвиндр, приёмный отец Кэйи и бывший хозяин винокурни «Рассвет». А также родной отец мастера Дилюка.
    Кэйа не питал надежд, справедливо считая, что давно перерос тот возраст, когда можно было свободно тешить себя мечтами. Он не надеялся застать в таверне своего брата, с которым крупно поссорился после смерти отца, и не надеялся, что сможет загладить перед ним вину, поскольку по-прежнему не знал, как это сделать. Течение несло господина Альбериха далеко вперёд, но именно этот день вновь и вновь вынуждал его обернуться на ошибки прошлого.

    «Впрочем в том, что произошло, заключается твоя и только твоя вина», - с невеселой усмешкой подумал он.

    Ему даже не было нужды делать заказ. Заняв свободный столик, бармен Чарльз уже поставил перед ним бутылку одуванчикового вина и чистый бокал, чем вызвал у капитана кавалерии очередную добродушную улыбку. Пусть большинство и забыли этот день, но близкие друзья господина Крепуса продолжали его помнить.

    Кэйа пил медленно, нарочно растягивая время. Как и всегда, вино было просто великолепным, и было бы настоящим кощунством пить его залпом. Насыщенно алое, оно мазало тонкие стенки бокала, когда молодой мужчина осторожно покачивал его в руке. Однако следующий глоток ему сделать не дали.
    Он моргнул, сначала сконцентрировав внимание на изящных тонких, но покрытых мозолями пальцах, а после на свешенные вниз алые пряди волос. И пусть такие пальцы с аккуратно подстриженными ногтями никак не могли принадлежать мужчине, а оттенок волос едва уловимо отличался, одурманенное тем немногим количеством выпитого вина сознание невольно дёрнулось в сторону надежды, которое тут же пришлось проглотить вместе с вином – Кэйа ловко выпутал свой бокал из чужой аккуратной хватки и прильнул к нему губами.

    - Ах, леди Энсли... – протянул он.
    «Как не вовремя, - и с досадой закончил про себя.

    И пусть девушка не относилась ни к одному дворянскому дому Мондштадта и вообще не относилась к Мондштадту в целом, к ней всё равно обращались на «леди». Просто так её начали называть сослуживцы, и Кэйа не посчитал нужным что-либо менять.
    Однако, если бы в любой другой день капитан кавалерии и рад был провести свободное время с подчинённой, то сейчас леди Энсли действительно выбрала не подходящее время. Впрочем, Кэйа и не скорбел, а лишь придавался старым воспоминаниям. Тот, кто мог облегчить его участь обычным разговором всё равно не пришёл, а значит не было смысла строить комедию в одиночестве.

    - Какое смелое заявление, - заливисто рассмеялся Альберих. – Что же, я однозначно опозорюсь, если не отвечу на вызов. Чарльз?
    У бармена сделалось удивлённое лицо, но идти против воли посетителя он не стал и приготовил ещё один бокал и бутылку вина. Кэйа понимающе ему улыбнулся, поскольку не мог объяснить вслух, что он действительно не мог проигнорировать предложение госпожи Энсли. О, нет, только не её.

    Огненно-рыжие волосы сразу же попались в поле зрения, стоило ей заявиться в город. Кэйа никогда не видел её раньше, однако так уж сложилось, что ко всем гостям города Свободы он был вынужден относиться с повышенным вниманием; особенно если эти гости спустя пару-других подвигов неожиданно изъявляли желание присоединиться к Ордо Фавониус. Доброжелательная Джин всегда была готова дать шанс начать новую жизнь любому, но только не капитан кавалерии, у которого судьба предателя и грязного шпиона была выжжена на глазу уродливым клеймом. Доверие и Кэйа дружили плохо, а в огненноволосой новенькой всё ему кричало о подозрительности.

    - Просто она кое-кого тебе напоминает, вот и всё, - неудачно пошутила однажды Розария.

    Ерунда какая-то. Кэйа с одинаковым недоверием относился сначала и к Эоле Лоуренс, дочери заклятых врагов Ордо Фавониус, и к господину Альбедо, который, очевидно, также имел отношение к Каэнри'ах, и даже к своей близкой подруге Розарии. Но все они сумели доказать свою верность городу и его жителям, в то время как леди Энсли по-прежнему была, словно бельмо на глазу. И может быть, в этой истории следовало довериться если не новенькой, то хотя бы чутью сестры Розарии – с её-то особенными навыками убийцы, - но Альберих больше был склонен верить своему чутью.

    Ведь в какую бы игру леди Энсли не играла, Кэйа играл гораздо дольше неё.

    - Ты здесь одна? Если бы я тебя не знал, то решил, что ты нарочно искала со мной встречи, - пропел он бархатным баритоном.
    С широкой, хитрой улыбкой капитан кавалерии жестом предложил девушке занять свободный стул и наполнил её бокал так, как полагается леди – на два пальца.
    - Но вот ведь беда, до твоего прихода я уже успел выпить половину. Чтобы соревнование протекло честно, тебе придётся меня догнать... – в качестве доказательства он указал на полупустую бутылку и посмотрел на собеседницу с лукавым прищуром единственного открытого глаза. – Или же я могу дать тебе фору. Как я смогу называться капитаном, если не сумею позаботиться о своей подчинённой?

    Отредактировано Aaron Minyard (2022-08-26 22:50:52)

    Подпись автора

    We’ve been spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise
    We keep spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise

    +2

    4

    Сложно не заметить это - короткую досаду во взгляде прямо перед тем, как улыбнуться. Кажется, она и сама подобным грешила? В таких случаях извиняются за неуместные шутки и уходят ни с чем, но ах, капитан Кэйя, вы все же решили ответить на вызов. Надо сказать, что у Энсли и у самой во взгляде промелькнуло напряжение, но тут же пропало, когда она все с той же дерзкой улыбкой села напротив и закинула ногу на ногу, покачивая носком сапога.
    - Вы слишком хорошего мнения о себе, капитан. Хотя здесь как посмотреть. Зашла я сюда действительно случайно, пусть и подошла первой, - боги упасти бегать за своим же командиром, да еще и за таким самодовольным болтуном. Кажется, именно это хочет Энсли передать своими словами? Но все же, она сама подошла к нему и напросилась на компанию, так что его мысли ей вполне понятны.
    - Ну и раз уж вы в одиночестве в этот вечер и мне тоже не с кем его провести, то вдвоем будет куда веселее, - она поднимает бровь почти игриво, пока смотрит как вино льется в бокал. Только его так мало, что впору рассмеяться на всю таверну, чтобы на них оглядываться начали, но ограничивается она лишь одним громким смешком.
    - Капитан, вы либо слишком обо мне заботитесь, либо недооцениваете. Если и будете так наливать, то конечно же я вас не догоню. Меня, конечно, называют леди, но это исключительно потому, "сэр Энсли" звучит плохо. Не забывайте, что я еще и рыцарь и у меня много выносливости. Так что... давайте без послаблений, - в конце концов она не нежная барышня Ордо Фавониуса, такие быстро в первом же бою падают, она же с мечом наперевес, высекающим огненные всполохи, мчится вперед. Головы, правда, при этом не теряет и осторожничает, потому что кто-то в отряде должен оставаться с холодным разумом.
    Когда ты подчиненная Царицы - такое качество само собой прививается.
    Энсли перехватывает бутылку и наполняет бокал до половины. Выглядит при этом, возможно, невероятно раздражающе, но разве не от ненависти до любви один шаг? Правда, кто знает, какие настроения могут царить у рыцарей. Может быть кто-нибудь из них придушит второго в подворотне. Возможно даже не в страстных объятиях.
    - Что ж, за нашу неожиданную встречу? - вино чуть колыхается в бокале, когда они соприкасаются с негромким звоном. Энсли не боится захмелеть - приняла перед походом в таверну немного специального зелья, которое не сводило эффект опьянения, но заметно снижала его. Потому выпивает без особенных последствий для себя.
    А жаль. Вино из одуванчиков в Мондштадте действительно отменное, было дело разок, напилась с сослуживцами после первого похода, так что пришлось потом облокачиваться на чье-то плечо, пока возвращалась к себе домой. На чье - не помнит, никто не сознался. Равно как и не помнит, кто их тогда разогнал по домам.
    Но сейчас ей нужно было помнить все. И если не получится напоить капитана и что-то выведать, то хоть посмотреть на него в нетрезвом состоянии будет... интересно? Хааааа, ей следовало бы удерживать в себе личное любопытство, но Энсли, увы, этого не может.
    Говорить о делах в ордене не хочется, особенно в выходной день, потому приходится переключаться на ту причину, по которой она и подошла к капитану.
    Соревнование!
    - Что ж, еще три бокала и ваша фора растает, как лед под крио слаймом, - предупреждает леди рыцарь, снова наполняя свой бокал. Интересно, капитан Кэйя будет это контролировать или предпочтет роль наблюдателя? Чувство азарта просыпается как нельзя некстати, зелье не действует на огромные количества алкоголя, а сколько в нее может еще вместиться...
    Что ж, кажется, они вдвоем сделают сегодня таверне хорошую кассу.
    А пока у нее даже язык не заплетается.
    - Уверены, что не хотите сдаться заранее, капитан? - Энсли подпирает рукой голову и снова смотрит на него слегка насмешливым взглядом через винный бокал.
    "Ну давай же, начинай пить активнее"

    [nick]Ansley[/nick][status]леди-рыцарь[/status][icon]https://i.imgur.com/ojq9L24.jpg[/icon][sign].[/sign][fandom]<div class=fan2>The Reason Why Raeliana Ended up at the Duke's Mansion</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Леди Энсли, 20;</a></div><div class=lztext>Рыцарей смелых сраженья.
    Шум и веселье пиров,
    Грозных империй паденье,
    Тайн полуночных покров..</div>[/lz]

    +2

    5

    [nick]Kaeya Alberich[/nick][status] [/status][icon]https://i.ibb.co/jM70DMM/kaeya.png[/icon][fandom]genshin impact[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Кэйа Альберих</a></div><div class=lztext>Sex, freedom, whiskey sours. Which one should I give up first?</div>[/lz]

    Уголок губ капитана едва уловимо поднялся вверх.
    Наживка проглочена.

    - Ха-ха, каюсь-каюсь. Моя ошибка. – Звонко рассмеялся Альберих и беспрепятственно отдал бутылку, чтобы девушка смогла самостоятельно налить себе столько, сколько хотела.

    Сыграть на её чувстве гордости оказалось на удивление легко. Кэйа даже действующему магистру Джинн не наливал столько, считая настоящим кощунством, если бокал не будет наполнен восхитительным нектаром хотя бы наполовину. Однако леди Энсли на его небольшую уловку купилась быстро, как и на последующее предложение сделать ей поблажку. Либо эта девица не любила, когда на неё смотрят свысока, либо не любила чрезмерно снисходительное отношение. Оба варианта в любом случае сыграют господину Альбериху на руку.

    - За встречу. – Согласился он.

    Глупо было надеяться, что опьянеет она с одного лишь бокала, а потому Кэйа поспешил наполнить его заново – так, как сделала это Энсли немного ранее. Сам же пить не спешит. Капитан кавалерии смотрит на свою подчинённую уже с открытым вызовом и насмешкой в одном единственном открытом глазе – очередная тактика, призванная подначить леди Энсли. Пей, пока твой язык не развяжется сам.

    - И как же после я посмею смотреть в глаза другим рыцарям, ежели посмею трусливо сбежать с поля боя сразу же после того, как принял вызов? – усмехнулся Кэйа.

    Третий её бокал он всё-таки поддержал, звонко ударившись хрусталём и торжественно провозгласив какой-то нелепый тост про трусливых капитанов пиратов. Вино действительно было великолепно, да и пошло хорошо, поэтому отвлечься на повседневную беседу оказалось не так и сложно. Особенно, когда сама сэр Энсли оказалась приятным и даже активным собеседником – нет, конечно, Кэйа знал про это и раньше, просто наблюдая за девушкой со стороны, но сейчас все равно был приятно удивлен.
    Так незаметно сначала одна пустая бутылка опустилась на пол (чтобы не мешала), затем вторая, к ней присоединилась и третья с четвёртой. К своему разочарованию Кэйа ощутил внутри предательское тепло, которое являлось предвестником опьянения. Лёгкость и разыгравшаяся вдруг веселость тому были подтверждением. Рассказывая про то, как ему однажды с Драконьего Хребта пришлось вытаскивать заплутавшего искателя приключений, Кэйа скользнул взглядом по лицу Энсли.

    А вот это уже странно.

    В отличии от него, девушка не выглядела так, словно за относительно короткий промежуток времени успела выпить целых две бутылки вина – зная, какое оно на самом деле терпкое и крепкое. Что-то не складывалось. Кэйа помнил, как однажды был вынужден тащить её, вдребезги пьяную, практически на своей спине после того, как рыцари решили отметить первое настоящее задание новенькой. Поэтому о её лимите капитан Альберих имел представление, когда следующим днём Чарльз выдал ему чек. Не мог же он тогда ошибиться?

    Если только кое-кто решил не сжульничать...

    Откупорив пятую бутылку, Кэйа снова наполнил их бокалы, но выпить Энсли не дал. Так же, как сделала это она часом ранее, он накрыл чужой бокал ладонью и одарил её тонкой улыбкой.

    - Ай-яй, сэр Энсли, - пропел Альберих.

    Он приподнялся, опираясь второй рукой о столешницу и нависая над девушкой так, что некоторые тёмно-синие пряди упали на её лицо. Убрав с бокала руку, Кэйа мягко обхватил её подбородок и заставил поднять голову, не давая и шанса отвести взгляд. Больше он не улыбался.

    - Знали ли вы, сэр Энсли, что за обман и подорванное доверие своего капитана следует немедленно отправиться на трибунал?

    Либо из-за выпитого алкоголя чувствительность его тела была повышена, либо кожа у неё действительно на удивление мягкая и даже нежная для той, кто размахивает двуручным мечом не хуже капитана разведывательного отряда. Единственный открытый глаз превратился в острый прищур.

    - Что это было? Настойка на туманном цветке? Таким, коль память меня не подводит, балуются в разведывательном отряде.

    И всё же, он провёл большим пальцем по её подбородку, едва уловимо задевая нижнюю губу. Нет, ощущения оказались верны – кожа на лице у рыцаря Энсли действительно нежная. Прямо как у настоящей леди.

    - Я понял, что происходит. – Закончил Альберих.

    Он отпустил её с лёгким разочарованием, для себя лишь отметив, что ему также оказалась интересна и тонкая кожа шеи, и плюхнулся обратно на своё место. После чего неожиданно звонко рассмеялся, откинув голову и ухватившись за живот.

    - Это всё Эола, я прав? Она-таки решила отомстить мне за прошлый раз и поделилась с тобой зельем? Какая коварная и мстительная женщина!

    Фарс, фарс, фарс.
    Конечно, капитан разведывательного отряда здесь была не при чём. Но кому в здравом уме захочется выпить это зелье прямо перед посещением бара, а после целенаправленно к нему подсесть с предложением выпить? Одно объяснение: той, кто намеренно желает его споить. Только ради чего, Кэйе, похоже, ещё предстоит выяснить, а потому он прибегнул к своей новой тактике: надеть маску несведущего дурачка и подыграть в спектакле.

    Подпись автора

    We’ve been spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise
    We keep spending most our lives
    Living in the gangsta's paradise

    +2

    6

    Вино лилось плавным потоком, как и слова. Беседа была легкой и располагающей, для двух людей, у которых был хорошо подвешен язык, это было даже приятно. Энсли чувствовала, как легкое опьянение начинает подкрадываться к ней, но благодаря настойке эффект алкоголя удавалось сдерживать. Тем не менее, все то, что рассказывалось сейчас, казалось исключительно их службы, что же до жизни... И Энсли и Кэйя каким-то образом не упоминали то, что происходило в прошлом, да и важные тайны, кажется, не озвучивались. Но... Странным образом, ей нравилось происходящее. Одна фраза легко цеплялась за другую, темы для разговора поднимались очень просто и бокалы сталкивались все чаще. Кажется, она уже даже не замечала сколько пьет ровно до одного момента.
    Лицо капитана оказывается невероятно близко к ее собственному, так что Энсли на мгновение забывает, как сделать вдох, пока крепкие пальцы держат ее за подбородок, а он склоняется так низко, что она почти чувствует его дыхание.
    "Он... Понял что-то?" - предательская краска полоснула по щекам, воздух коротко ворвался в легкие, и так же коротко вырвался в учащенном дыхании, сердце само собой забилось скорее, но вовсе не от лжи, к которой она правда прибегнула. Черт, неужели алкоголь все же подействовал как надо и теперь у нее слегка мутится разум от того, как близко к ней находится капитан? Вдыхать оказалось плохой идеей - в нос ворвался запах его тела. Чувство свежести, прохлады и чего-то цитрусового. Кажется, такой похожий запах есть у всех крио? Сама Энсли, получив глаз бога, стала замечать, что пахнет чем-то похожим на пряности и теплый песок. И теперь она чувствовала все это так остро, что совершенно не знала как реагировать ровно до тех пор, пока Кэйя не отстранился от нее.
    И только в этот момент она наконец шумно и протяжно выдохнула, пока капитан со смехом интересовался у нее насчет... зелья?
    Раздумывать особенно времени не было, но Энсли, вместо того чтобы смутиться и признать вину, внезапно расхохоталась в ответ едва ли не громче самого капитана (а возможно и громче, под алкоголем слегка приглушаются звуки и непонятно, насколько тебя слышат остальные). Затем она скрестила руки на груди и ее взгляд и изумленного снова стал насмешливым.
    - Капитан, вы что, начали проигрывать и теперь пытаетесь найти причину, чтобы больше не выпивать? Вы так уверенно думаете, что я принимала зелье, будто бы знаете, сколько я способна выпить. Что ж, могу с уверенностью сказать, что с начала службы у меня было время для тренировок не только с мечом, - она поднимается с места и становится заметно, что ее походка не такая уж и твердая, пока она делает шаг по направлению к капитану и слишком уж резко [драматично не получилось] наклоняется к нему, почти обдавая его губы горячим дыханием с запахом одуванчикового вина. Только не касается его подбородка, заставляя смотреть на себя, а упирается ладонью ему в грудь. Ярко красные всполохи волос щекочут лицо и плечи ее соперника по выпивке. Запах свежести снова возвращается и обволакивает обоняние.
    - И вообще, когда вы задаете вопросы таким вот образом, то не думаете ли вы, что реакция на это может быть вызвана вовсе не чувством вины перед чем-то? - Энсли чуть возвышается над капитаном, словно теперь она подавляет его волю, пока сердце под ладонью ровно бьется ей прямо в руку. Ее взгляд становится тяжелым и проникновенным, но всего на пару секунд, прежде чем она выпрямляется таким же слегка неловким рывком, оттолкнувшись от груди ладонью и насмешливо интересуется.
    - Вы так хотите выиграть капитан, или же просто опасаетесь, что я все же выпью больше и грязно над вам надругаюсь или узнаю самые ваши сокровенные секреты? Поверьте, я не делаю это с мужчинами в бессознательном состоянии. Да и вряд ли вспомню о том, что вы говорили уже после следующей бутылки, - она подхватывает ее и выразительно покачивает.
    - Так мы продолжим или будем разбираться дальше? - она даже почти не спотыкается, пока плюхается обратно на стул. В ее чуть рваных движениях нельзя точно прочитать, легкий ли это хмель ударил в голову или же она делает это исключительно потому, что сердится.

    [nick]Ansley[/nick][status]леди-рыцарь[/status][icon]https://i.imgur.com/ojq9L24.jpg[/icon][sign].[/sign][fandom]<div class=fan2>The Reason Why Raeliana Ended up at the Duke's Mansion</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Леди Энсли, 20;</a></div><div class=lztext>Рыцарей смелых сраженья.
    Шум и веселье пиров,
    Грозных империй паденье,
    Тайн полуночных покров..</div>[/lz]

    +2


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » my strange addiction


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно