GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » туда без обратно


    туда без обратно

    Сообщений 1 страница 6 из 6

    1

    туда без обратно
    "вслепую вновь перелистай пергамент нам доступных тайн —
    лед, раскаленный докрасна, любовь страшнее, чем война"
    https://i.imgur.com/1yd3Dg8.png https://i.imgur.com/eYWLDDC.png https://i.imgur.com/xaTRr5J.png
    Jesper Fahey х Wylan Van Eck

    Подпись автора

    https://i.imgur.com/ALmQNyo.png https://i.imgur.com/uWxpMP2.png https://i.imgur.com/K0CLM5K.png
    гори, но не сжигай, иначе скучно жить
    гори, но не сжигай — гори, чтобы светить

    +3

    2

    Было раннее утро. Они плыли по Исенве, уверенно рассекая его холодные северные воды. Солнца видно не было, его скрыло низкое серое, почти безоблачное небо. Если захотеть, кажется, до него можно было достать рукой.
    Выбравшись из каюты, Уайлен поежился от холодного ветра и плотнее закутался в шерстяное одеяло, накинутое на плечи. Он всегда просыпался одним из первых, - давняя привычка, ничего с ней не поделать, - и придумывал себе занятия, чтобы убить время до того, как остальные Отбросы проснутся и сядут завтракать.
    Чаще всего он разворачивал схему Ледяного Двора и окидывал ее придирчивым взглядом на свежую голову на случай, если вспомнится какая-нибудь новая деталь, о которой он вдруг мог забыть.
    В это утро Уайлен не стал изменять своей маленькой традиции. Развернув чертеж на ящике, стоявшем у борта, мальчик уперся ладонями в его края, не давая бумаге свернуться по инерции. Какое-то время он бегал глазами по схеме, чертя ими будто бы невидимую окружность: ворота, посольства, тюрьма, конюшни, ворота, мусоросжигатель, тренировочные залы, псарни, ворота. Затем внимательный взгляд голубых глаз переместился в центр, где его собственной рукой был изображен стеклянный мост, Эльдерклок, сокровищница и ясень. Ошибок не было, добавить тоже было совершенно нечего.
    Вздохнув, Уайлен словно разочарованно убрал руки и выпрямился, давая бумаге с шелестом превратиться из полотна в рулон. Взяв его подмышку, мальчик заглянул за борт, вода была почти что черная, по ней завораживающе рябили волны. Зрелище невольно гипнотизировало, и Уайлен мог бы простоять так еще долго, если бы не заливистый смех, донесшийся до него с другого конца их шхуны.
    Уайлен сразу узнал его. Так смеялся только Джеспер, долговязый земенец, лучший стрелок и худший игрок в азартные игры, но удивительно очень амбициозный. В первом Уайлену уже выпал шанс убедиться, Джеспер Фахи действительно был хорош и показал себя во всей красе прямо перед отплытием, а вот второе юный Ван Эк знал только по чужим рассказам. Самого его мало привлекали карты, но наблюдать было интересно.
    Привстав на носки своих ботинок и вытянув шею, Уайлен попытался рассмотреть, с кем болтает земенец, в крошечной надежде присоединиться. Так уж вышло, что мальчик очень бережно относился к чужому личному пространству и старался никому не докучать без особой необходимости. Наверное, только благодаря поручениям Каза он понемногу стал вливаться в коллектив и узнавать каждого из Отбросов чуть лучше. Но никто из них не вызывал у него столько интереса и столько тревоги, как Фахи.
    Стрелок обладал такой необъяснимой энергией, такой харизмой и обаянием, что нельзя было пройти мимо, нельзя было не купиться и остаться к нему равнодушным. В тайне Уайлену хотелось бы проводить с ним больше времени, но он так не хотел показаться навязчивым, не хотел ему мешать, что всякий раз одергивал себя, когда видел Джеспера маячившим на горизонте.
    Тот, сидя на скамейке, говорил с кем-то из экипажа и не мог видеть Уайлена, прятавшегося в импровизированном укрытии, за ящиками. Подойти первым и начать разговор ни с чего, просто так, было очень и очень страшно, у Ван Эка, кажется, даже сердце забилось чаще, чем обычно, но, уговорив себя, он все-таки двинулся в ту сторону, успокаиваясь тем, что Джеспер скорее всего не обучен высоким манерам и прогонит его, если не захочет проводить время в компании новоявленного члена их банды, которому всего-то без году неделя.
    К тому времени, когда Уайлен несмело приблизился, Шпект уже отошел, занявшись своими делами и оставив Джеспера одного. Тот чистил револьверы, молча погрузившись в, наверняка, умиротворяющий процесс. Уайлен часто видел, как Фахи чистит оружие, но никогда не подходил так близко и уж тем более не пробовал с ним заговорить в процессе.
    Сначала он прочистил горло, чтобы привлечь к себе внимание и не напугать земенца, а только потом присел рядом, но на достаточном расстоянии, чтобы быстро убраться, если вдруг Джеспер Фахи скажет ему «кыш».
    - Не помешаю? - Мягко поинтересовался Уайлен, глядя на то, как смуглые руки ловко, но в то же время с большой любовью касаются стальных частей.
    - Ты сегодня рано, - заметил мальчик, обычно Джеспер просыпался многим позже, - как твое настроение? Мне все еще не мечтать о том, чтобы разобрать хотя бы один или, может, ты передумал?
    В последний раз их разговор закончился именно на этом. Уайлен с еле заметной улыбкой кивнул на револьвер лежащий рядом. Его перламутровая рукоятка блестела даже при отсутствии солнца.

    Подпись автора

    https://i.imgur.com/ALmQNyo.png https://i.imgur.com/uWxpMP2.png https://i.imgur.com/K0CLM5K.png
    гори, но не сжигай, иначе скучно жить
    гори, но не сжигай — гори, чтобы светить

    +3

    3

    Джеспер не знает, что именно щелкнуло в голове у Каза¸ когда он буквально вручил ему нового напарника, да еще и велел присматривать за ним. Если это было наказание за его проступки – то слишком жесткое, если великодушный жест – то слишком странный, если попытка вручить ему объект для интереса – то вообще провальный случай. Мальчишка перед ним не то чтобы не был во вкусе земенца – в его вкусе были все, кто был более-менее приятен глазу и имел задорную остринку во взгляде – просто он был для него слишком… Юным? Неопытным? Невинным? Не то, чтобы Джес не соблазнял таких, но если такое случится, то чувство ответственности станет еще выше, все-таки даже находясь в «Отбросах» Фахи полным бездумным мудаком, который рискует подобным, не был. Потому и приходилось держать мальчишку на расстоянии вытянутой руки от себя, вот только…
    Мальчишка от него не отставал. И даже не как напарник, а просто крутился рядом, разговаривал, спрашивал, заглядывал в глаза снизу вверх, просто смотрел на него, когда считал, что Джеспер его не видит. Только вот стрелок на самом деле видел, что происходило и это вызывало внутреннее беспокойство еще сильнее. Даже их разговор накануне заставил его проснуться под утро и бездумно смотреть в стену. Ограничения, которые он сам себе установил, буквально заставляли его органы зудеть. Нужно было срочно чем-то заняться и потом Джеспер поднялся на палубу. Первым в поле его зрения попался Шпект, который не особенно хотел разговаривать, но Фахи был так рад компании, что тут же принялся непроизвольно вываливать на него все слова, которые сами собой возникали в голове и смеяться над своими же шутками. К моменту, когда у товарища по команде задергался глаз, Фахи, наконец, отстал от него и решил заняться делом более полезным – сел, достал револьверы и принялся заниматься их чисткой. Он действовал ловко, аккуратно и почти любовно, всецело сосредоточившись на своем занятии, пока рядом не раздалось вежливое покашливание. Джеспер поднял голову и заметил неподалеку стоящего Уайлена.
    Ну разумеется.
    Парень, кажется, отставать так просто от него не собирался и внутри себя Фахи издал мучительный вздох. Конечно же, если вы напарники, то хочется как минимум разговаривать чуть дольше, чем это делают они, но знал бы златовласка, что у Фахи в голове творится…
    - Не помешаешь, - отозвался Джеспер и продолжил свое занятие. Ну и что он будет делать? Просто стоять рядом? Нет, вряд ли. Он еще и разговор начал. Такой мягкий и неловкий, как вообще этого милого святого, который с почти детским личиком бросал световые бомбы, вообще к ним взяли?
    - Плохо спал. Решил заняться полезным делом. И нет, даже не смотри на мои револьверы, я не дам тебе их разобрать. Я так здорово из них стреляю, потому что это – я. Дай мне любое оружие – и будет точно так же. Но мои любимые игрушки не продаются и не отдаются, даже если ты соберешь их обратно и сделаешь лучше, чем были, - Джеспер сам незаметно для себя снова разговаривается и начинает нести поток не всегда связной речи. Все потому, что Уайлен был благодарным слушателем, который совершенно ничего взамен не требовал и просто находился рядом.
    Черт, ему же так и нравится начнет его общество.
    - Ну а ты сам? – Джеспер наставил на него палец.
    - Еще не придумал формулу, по которой я перестану проигрывать азартные игры? Если в самом деле такое рассчитаешь, я дам тебе потрогать мой револьвер. Один из них. Пару секунд. Честное слово! Такой чести вообще никто не удостаивался, а ты удостоишься, так что цени мою доброту. Сам-то чего в такую рань выскочил? Пришла идея, как создать новую формулу взрыва, которая потрясет весь ледовый Дворец и нам не нужно будет заморачиваться с мусоросжигателем? – в этом был весь Фахи – заваливать собеседника кучей вопросов, пока он окончательно не будет сбит с толку. С этим потоком обычно запросто справлялся Каз¸ который мог заткнуть его одним словом, Инеж, которая просто любила слушать или Нина, у которой язык был подвешен не хуже, чем у него. Остальные просто терпели происходящее или смирялись с ним.
    Но привыкнет ли этот белокурый ангелочек?

    +3

    4

    Уайлен весь затрепетал и заволновался, когда вдруг между ним и Джеспером повисла не то напряженная, не то неловкая тишина. Стрелок не отвлекся от своего занятия, но по нему было видно, как он весь подобрался, будто бы принимаемое решение давалось ему очень тяжело. От этого Ван Эк ощутил себя навязчивым, глупым и очень гадким мальчишкой, который не может найти себе занятия, а потому докучает другим.
    Стыд уже начал брать его за горло, пополз красными пятнами по шее, подбираясь к симпатичному личику, как вдруг Джеспер Фахи разрешил ему остаться. Напряженные плечи Уайлена, с шерстяным одеялом на них, в одно мгновение облегченно опустились, а сам он издал еле уловимый вздох. 
    Если стрелок и не был рад его видеть, он, надо отдать ему должное, не дал этого понять. Он болтал так много, так катастрофически много, что Уайлен очень быстро забыл о собственной неловкости и душевных метаниях, окунувшись в этот омут целиком и полностью, с головой, где ему было так тепло, так хорошо. Кажется, ему даже не обязательно было самому что-либо говорить, достаточно было просто слушать и просто смотреть, любуясь красивыми смуглыми руками с длинными пальцами, проворно, со знанием дела перебирающими механизм.
    - Может быть, тебе просто стоит перестать играть? Тогда и проигрывать больше не придется. - Предложил Уайлен, когда Джеспер наконец его спросил. Возможно, предлагать такое было слишком дерзко и опрометчиво, они ведь совсем не знали друг друга, но Ван Эк так не звучал, его голос был по-прежнему осторожным и мягким, впрочем, как и всегда. Ни свою дерзость, ни злость, ни другие эмоции ему не позволяло проявлять воспитание. Слишком хорошее, чтобы быть среди Отбросов, но недостаточное, чтобы считаться сыном и наследником своего отца.
    - Я всегда встаю рано, такая привычка, - мальчик пожал плечами и плотнее закутался в одеяло, когда прямо на них подул поток прохладного бодрящего ветра. В отчем доме у него было много дел: он любил встать пораньше, умыться заранее нагретой слугами водой, пройти в сад, попроведовать свои любимые цветы, погладить взрослых собак на псарне, поиграть с их щенками и поупражняться перед ними в игре на флейте. В доме делать это было рискованно, можно было разбудить отца и навлечь на себя его гнев.
    Уайлен вряд ли скучал по тому времени. Пусть его жизнь тогда была безбедной и удобной, но эмоционально ему было очень тяжело.
    - Вряд ли Казу это понравится, - юный Ван Эк позволил себе усмехнуться, вспоминая четкий и, можно сказать, идеальный план Бреккера. Когда тот излагал его всей команде в деталях, все звучало так гладко, не подкопаться. Взрыв, который мог бы потрясти Ледовый Двор или разрушить его, туда никак не вписывался, тем более, это было бы просто кощунство, уничтожить такой рукотворный шедевр.
    - Он уже все спланировал и, насколько мне показалось, такие масштабные взрывы в его планы не входили, - Уайлен, поджав губы, подсел ближе. Револьвер все еще лежал между ним и Джеспером, игриво поблескивая своей рукояткой. Ван Эку бы очень хотелось коснуться его. Не для того, чтобы разобрать, а просто. Он никогда не держал в руках настоящего оружия.
    - Кто научил тебя так метко стрелять? - Вдруг спросил мальчик, убирая навязчивую кудрявую прядь, лезущую в глаза при каждом порыве ветра. Предположений было много и все они могли оказаться правдой.
    Сейчас Джеспер Фахи был для него одним сплошным темным пятном и Уайлену так хотелось, чтобы эта темнота хоть немного прояснилась.

    Отредактировано Wylan Van Eck (2022-09-13 21:55:11)

    Подпись автора

    https://i.imgur.com/ALmQNyo.png https://i.imgur.com/uWxpMP2.png https://i.imgur.com/K0CLM5K.png
    гори, но не сжигай, иначе скучно жить
    гори, но не сжигай — гори, чтобы светить

    +1

    5

    Джеспер лишь фыркает в ответ: коротко, несдержанно, словно упрямый жеребец, который не хочет, чтобы его объездили и будто бы отрицающий свое предназначение. Аккуратно протирает перламутровую рукоятку и, явно красуясь, прокручивает револьвер в руке, прежде чем он удобно ложится в ладонь и скрывается у него в одном из специальных карманов.
    - Перестать играть? Что дальше? Одеться в приличный костюм и пойти служить земенским дипломатом? Не целоваться? Бросить свои шутки? Тогда это буду уже не я. Ты видишь слишком простое решение, я ожидал от тебя большего, это не тот случай, когда просто все гениальное, - и нет, вся эта речь не звучит так, будто бы Джеспер разочарован или хочет каким-то образом задеть своего навязанного напарника. Это просто поток мыслей, которые несутся дальше, потому что Фахи и не думает затыкаться.
    - О, это веская причина – не нарушать гениального плана Каза. Но гипотетически? Ты можешь себе такое представить? Или ты настолько правильный, что даже мыслей подобных не возникает? Плохо, Уайлен, Тебе стоит быть гибче, потому что может возникнуть ситуация, в которой придется думать быстро. И правильные действия не помогут. Так что давай, делай как тогда, когда ты бросил свои ослепляющие бомбы! – тогда Фахи, кажется, впервые заметил восторженный блеск во всегда смущенном взгляде. Тогда Уйален не был не в своей тарелке или не на своем месте. Он действительно казался участником их банды, недостающим элементом, что вписывался в их окружение.
    И Джеспер говорил ему все это, потому что хотел бы увидеть этот чертов блестящий взгляд еще разок. Странно ли? Не знает. Но это беспокоит и заставляет чувствовать привычный зуд, от которого хочется что-нибудь сделать. Сыграть, подначить кого-нибудь, сочинить похабные стишки или из огромного спортивного интереса подонимать фьерданца. Последнее, правда, было очень чревато – он помнил синяки на шее Нины после его освобождения. Этот факт заставляет слегка охладить пыл Джеспера и чуть нахмуриться. Надо бы прийти и поговорить с ней, эта история немало его беспокоила, а Зеник была дружна с ним настолько, что обязательно поделится. Но вряд ли прислушается к его словам.
    Таковы уж были они оба, одного поля ягоды.
    А вот Уйален…
    Джеспер внезапно замолкает, словно морской ветер внезапно становится слишком холодным и охлаждает его пыл. Говорит вдруг куда спокойнее и суше, смотрит куда-то вдаль, хмурится, вытягивает ноги, но все же отвечает на его вопрос.
    - Меня учила стрелять мать. С ее помощью я интуитивно понимаю, куда может полететь пуля. Она не так долго тренировала меня, но благодаря ей я могу выстрелить куда угодно и точно буду знать, что попаду, - он колеблется, прежде чем сказать следующую фразу, но все же нехотя объясняет свои слова и поведение, правда сам не знает, почему признается в этом.
    - Она умерла. Это было давно, - кажется, что он говорит это спокойно, однако же тот, кто знает Джеса давно, может сказать, что он на пару мгновений дрогнул.
    Но всего на пару мгновений. Он снова выпрямляется, подбирается, крутит в руке второй револьвер и скрывает его из виду.
    - А что насчет тебя? Как давно ты решил, что делать что-то столь восхитительное – это твое призвание? – перевод стрелок или реальное желание узнать? Нельзя сказать точно. По Джесперу вообще сложно понять, когда он шутит, а когда говорит серьезно.

    +2

    6

    Уайлен стыдливо опустил глаза, разглядывая стертые носки своих поношенных ботинок. Наверное, Джеспер прав, ему стоит быть гибче, смелее и напористее, как тогда на причале в момент нападения. Тогда-то он не чувствовал себя не в своей тарелке, не чувствовал себя чужим, он сделал, что должен был, сработал, как надо и не секунды не колебался, швыряя самодельные бомбы из укрытия, сея хаос и оглушая Грошевых львов. Но себя не переделаешь, он не мог взять и изменить себя как по щелчку, потому что Джеспер так пожелал. Уайлену нужно было время, а Отбросам - терпение, рано или поздно все должно встать на свои места. Если их, конечно, всех не раскроют и не перебьют на месте.
    Вздохнув, Ван Эк не стал развивать тему или как-то оправдываться, - а смысл? - он уже знал, что Фахи сам переключится на другое, ведь в этом был весь он, неудержимый и порывистый, как соленый морской ветер, раздувающий волосы и обдувающий лицо.
    Так и произошло. Помолчав какое-то время и будто бы поникнув, - отчего-то Уайлену хорошо удавалось читать язык чужого тела, - Джеспер заговорил о своей покойной матери, понизив бодрый до этого голос. Сердце юного Ван Эка тут же сжалось, ведь он сам потерял собственную маму, когда ему было всего восемь, и, кажется, рана от этой потери до сих пор не затянулась как следует.
    Сначала его рука было дернулась в сторону ладони Джеспера, сжавшей край скамьи. Уайлену так хотелось его поддержать, так хотелось утешить, взять за руку, сказать, что он понимает боль этой ужасной, несправедливой потери, что матери не должны уходить так рано, оставляя своим маленьких детей один на один с этим миром, но...он не осмелился, обругав себя за такие мысли. Они не знакомы, не близки, они друг другу никто, не считая навязанного Казом напарничества. Джесперу Фахи вовсе не нужно его сочувствие и его жалость.
    - Мне... - начал Уайлен, его голос слегка охрип, но он коротко кашлянул и продолжил, - мне очень жаль, - тихо закончил он, не зная, что добавить еще. Джеспер не выглядел так, будто хочет поговорить об этом, рассказать подробности, поэтому мальчик притих, снова переведя взгляд на ботинки. Он всегда делал так, когда не знал, что сказать. Отец костерил его на чем свет стоит, а он пялился вниз. Еще одна привычка из недалекого детства.
    Пауза, затянувшаяся между ними, к счастью, не продлилась слишком долго. Видимо, Джеспер Фахи не любил предаваться грустным воспоминаниям, показывать свои слабости при ком-то, поэтому он быстро встрепенулся и вновь стал самим собой - шибко разговорчивым неуемным стрелком, чей длинный язык мог заболтать кого угодно. Такой Джеспер нравился Уайлену больше, по крайней мере ему перестало быть неловко.
    - Я...ну, - мальчишка как завороженный пронаблюдал, как начищенный до блеска револьвер лихо прокрутился на чужом пальце и исчез у Фахи под пиджаком, как у заправского фокусника.
    Зрелище будоражило и восхищало. Красовался ли перед ним стрелок или такие жесты стали для него до того привычными, что он и сам не замечал этого, Уайлен не знал наверняка, но определенно остался под впечатлением. Джесперу Фахи как никому шло оружие и такие вот заигрывания с ним.
    - Я ничего не решал, Каз сам нашел меня, если ты помнишь. И я вовсе не думаю, что это мое призвание и что оно восхитительно, - пожав плечами, скромно ответил мальчик, снова отводя взгляд, косясь на пол. Признаваться в своих несовершенствах и изъянах незнакомым людям было стыдно, но еще хуже делать это было перед идеальным, великолепным и восхитительным Джеспером, - я просто больше ничего не умею, вот и все.
    Мальчик решил деликатно обойти тему своего недуга и то, как сложилась его жизнь. Сейчас было не самое подходящее время и место, чтобы вываливать свою историю практически незнакомцу. Джесперу вряд ли все это будет нужно и интересно, груз Уайлена Ван Эка был тяжелым, а такому человеку, как Фахи, нужна была легкость. Это легко считывалось и без всяких слов.

    Отредактировано Wylan Van Eck (2022-09-24 23:05:41)

    Подпись автора

    https://i.imgur.com/ALmQNyo.png https://i.imgur.com/uWxpMP2.png https://i.imgur.com/K0CLM5K.png
    гори, но не сжигай, иначе скучно жить
    гори, но не сжигай — гори, чтобы светить

    +1


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » туда без обратно


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно