GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » я и моя тень


    я и моя тень

    Сообщений 1 страница 9 из 9

    1

    я и моя тень
    https://i.imgur.com/u7XsAZA.png
    Sasaki Haise, Nimura Furuta

    после прецедента на шоссе Фурута пытается привести то, что осталось от Хайсе в порядок. Получается так себе, но он хотя бы, ну, двигает зрачками и разговаривает? Фурута надеется на это. Он совершенно не хочет зависеть в своей работе от Акиры Мадо, нет-нет, он всё заберёт себе. Сам.

    +2

    2

    - Вам непременно нужно девять миллиметров квинке-стали в висок, чтобы обнулить своё состояние? Задумайтесь, Вы всё можете сами, - шипит Фурута, оказавшись прибитым к стене.

    Фурута - человек, все это помнят? Должно быть, ему сейчас очень больно и он даже получил парочку переломов рёбер, потому что гуль не-будем-говорить-какого ранга пригвоздил его к стене.

    Боже, он всё ещё теплый. Теплее Нимуры почему-то, тот вечно то и дело мёрзнет. Он чувствует это через одежду, и вовсе не чувствует боли, разве что лёгкую фрустрацию, что из-за соприкосновения с бетонной перегородкой придётся отдавать пальто в химчистку. Опять! Работа следователя на гулей, на самом деле, отвратительна. Не напасёшься одежды, всё будет изодрано, порвано, испачкано тем, из-за чего ты больше вообще не захочешь к этой одежде прикасаться. Фу. Знал бы - не шел бы в следователи, ха. Не рождался бы в Вашу, например.

    Фурута весьма натурально корчится от неприятных ощущений - ему сломали пару рёбер, помните? Это больно! И сползает по стенке со всхлипом, когда Сасаки опускается на колени. Кажется, пуля не понадобится: это вырубилось само. Просто стоит на коленках и смотрит перед собой. У Фуруты огромные вопросы к Кишо и его мотивации. Зачем было это создавать-то? Ну зачем? Одежда на Сасаки изодрана - порвана поясница из-за высвобождения кагуне; несколько дырок в нём успел сделать чужой укаку, и теперь рубашка кровавым тряпьем мотыляется на его теле.

    Сасаки-сан, вы выглядите как жертва погрома

    хочет сказать Фурута, но слова сейчас бесполезны, потому он просто снимает с себя пальто - всё равно в химчистку - и накидывает на плечи Сасаки, скрывая от камер. После чего предельно осторожно берёт его под руку и уводит: дорожники уже приехали, и они обеспечат изолированность места происшествия. Где-то по дороге к жилищу Это - Нимура успевает удивиться, как далеко она, оказывается, живёт, - он находит у себя кроме Сасаки в руках оба квинке, и это тоже хорошо; и думает: Хайсе вообще начнёт говорить, или всё? Модус сломанной куклы теперь продлится до очередного сеанса с Аримой? Боже. как он всё это ненавидит. Ему не выдали толком инструкций, как работать с ЭТИМ нечто, что похоже на разборную куклу - с Хайсе Сасаки, зато расследование полностью висит на его силах. Соута в жизни не покажет, что сражение на тренировочных - а после и настоящих - катанах было любимым делом его юности, а ещё ни за что не покажет гребанный кагуне.
    Великолепный ринкаку.
    Точно как у Сасаки, ха-ха!
    Его наследие, его удел - прятаться за другими, носить маску клоуна.
    Иногда это утомительно.

    Наконец-то они снова за дверью дома Такацуки. Тут всё такой же бедлам; Фурута где-то на периферии памяти вспоминает, что следовало бы перезвонить Мадо и сказать ей, что она тут больше не нужна.
    Но не перезванивает.
    Пусть едет сюда, пусть спрашивает рабочих, ха. Она думает, её время чего-то стоит? Не больше чем время Фуруты, которого похоже собрались сгноить тут в CCG. Ещё пяток лет - и справятся.
    Спасибо, папа.

    Нимура надеется, папа не доживёт. И Сасаки-сан с его восхитительными ринкаку, взятыми от Ризе, не доживёт. Он вообще не должен был выжить!.. Не он!..
    Мрачной холодной сталью мелькает давно отточенная мысль: никто не должен.
    Все уйдут с ним.
    Фурута, оказавшись в захламленной квартире Сен, первым делом захлопывает холодильник. Лишний соблазн. Чуть толкает в плечо Сасаки, чтобы тот сел в кресло. Обветшалое, "стильное" на вид, но наверняка удобное. Они дожидаются экспертизы в молчании. Фурута лишь мерит комнату шагами - беззвучно, перекатываясь с пятки на носок на мягкой подошве. Он думает о том, что излишне выдал себя - с квинке, и даже сейчас, когда ходит так тихо, за этим стоит что-то большее, стоит выправка, тренировка, которой за обычным "бумажным" агентом быть не должно. Ладно, думает Нимура. Спиши это, блять, в мои индивидуальные таланты.

    Группа экспертизы приезжает - обшитая в белые костюмы, чистая, почти как перчатки Фуруты, готовая исследовать здесь каждый миллиметр.

    - Ничего особенного, - машет рукой Нимура, пока его лицо озаряет совершенно безжизненная, широчайшая, от уха до уха, улыбка, - нужно проверить сперва мясо в вон том переносном холодильнике. И ещё инцидент на проезжей части, но туда мы уже вызвали тоже группу!.. Всё, мы поехали, нам и так крепко досталось!..

    Таскать Сасаки за плечо почти входит в привычку. Фурута раздумывает ровно две секунды, куда привезти этого голема: в управление к Ариме, домой к квинксам (что бессмысленно, и, возможно, опасно), и к себе, где он хотя бы переоденет его нормально. Сасаки выглядит так, будто его расстреливали из базуки.
    Он выбирает последний вариант, сам отвозит их, отводит. Копается добрую минуту в шкафу, придя к выводу, что размер у них, скорее всего, один - разве что Фурута немножко повыше - и заталкивает Сасаки в душевую комнату. Включает воду - тёплую, аж пар идёт (Сасаки в крови). Втыкает ему в руки набор одежды, свежее полотенце.
    Приди в себя, тварь, что-то же способно привести тебя в чувство кроме кнута Кишо?
    Дверь хлопает за Фурутой. Он нервически сдёргивает перчатки и идёт отмывать в кухне руки.

    Отредактировано Nimura Furuta (2022-09-10 16:15:21)

    +2

    3

    Мир становится очень далекой субстанцией, потому что голова пустеет, меркнет сознание, остаются только рефлексы. Хайсе знает что это значит, Хайсе знает что он играет с огнем, однажды этот выстрел будет смертельным, однажды он просто не сможет выздороветь, однажды они будут убивать его как гуля. Он знает, он помнит, он боится должным образом.

    Просто не боится сейчас. Он оседает на колени, забывая обо всем, что творится вокруг, забывая о Фуруте, забывая о гуле, об охоте, о голоде. Он просто машина, которую снова ломали, которую починят, которую вернут в обиход, просто это будет время просто, просто он сейчас будет не в себе, вне себя.

    Хайсе не думает, поднимает, двигается, как кукла, как марионетка без ниточек. Наверное это очень удобно, наверное CCG специально под него подбирали варианты, наверное они старались. Но он не может ни радоваться, ни огорчаться.

    Сейчас остались только базовые инстинкты, двигаться, двигаться в направлении безопасности. Если бы он был в себе - дом Квинксов. Если бы он только был в себе… о черт бы их всех побрал. Хайсе полагается на того, кто его ведет. Обычно это ведь Акира не так ли? Обычно она приходит за ним, обычно она потом смотрит своими пронзительными глазами, пытаясь понять его душу, обычно она потом смиряется, она презирает. Каждый его вдох, каждый его жест - все что он из себя представляет ее отвращает, Хайсе доверяет ей.

    Зачем? Почему? Что это за встроенный механизм самоубийства? Что это? Будет ли он в порядке в конце этой тропинки?

    Он идет, спотыкается, опирается на чужую руку и от прикосновений ползут мурашко по коже, потому что это ужасно неудобно, потому что чужие руки причиняют только боль, потому что никогда прикосновения не были про ласку и нежность, никогда. Он сглатывает желчь или кровь? Он успел поесть или нет? Он будет есть?

    Акира не даст, не так ли…

    Хайсе уходит с поля боя бесславным следователем по гулям. Он проиграл. Сам себе проиграл.

    Он просыпается под горячей водой, почти обжигающе горячей, в чужом помещении, с незнакомыми баночками, незнакомыми запахами, всем неясным, что только можно собрать. Он просыпается в одиночестве и кровь стекает в водосток. Все правильно, он дрался с гулем, он должен был его поймать, он должен был его уничтожить, он должен был… Что там случилось? Когда его выключили, что случилось? Что стало пределом? Что стало переключателем?

    Он снова у Акиры?

    Он снова где-то в пределах ее дома? Он снова вышел из-под контроля, однажды она просто убьет его, однажды она просто перестанет его жалеть, слушать Ариму, слушать CCG и тогда ее выстрел будет точнее. Хайсе встряхивается как собака, которую только что отругали.
    Ему нужно выбираться из душа. Ему нужно найти одежду. Ему нужно найти Акиру.

    Он надевает на себя чужие вещи, странно, обычно у нее есть запас его штанов, хотя бы. Не говоря уже о том, что у нее есть форма, которую она ему выдает раз за разом. Что пошло не так в этот раз? Что он сделал? Что произошло там?

    - Акира-сан? - Он зовет ее выходя из душа, он не знает этого дома.

    Это не ее. Ее квартира пустая, но там есть кот. Ее квартира всегда напоминает ее саму, да, и душ меньше, внимательность Хайсе хромает уже на старте. Он оглядывается, не совсем понимая как действовать дальше. Он идет на звук льющейся из крана воды, вот и все, это единственное что здесь не так.

    Тишина и запустение - вот что из себя представляет это место.

    Подпись автора

    https://i.imgur.com/RiW4CGV.png
    в моей голове звери

    +2

    4

    Жилище Акиры похоже на это? Да ладно? Фурута представляет себе квартиру Мадо какой-то другой. Мадо всегда были служащими, это накладывает определенный отпечаток. Ковры, это обязательно - куча пылесборников, и пусть бы Фурута не отказался бы от чего-то, что сделает пол между его стопами и ламинированной поверхностью действительно потеплее, его полы здесь безупречно гладкие, за исключением одной стоящей состояние шкуры; мебель безупречно минималистича, а окна... боже, окна. Из них виден весь Токио - грязными яркими пятнами он стелится под ногами, а чёртов Сасаки и не заметил, где он находится.

    Небольшая квартира, наверное, с неплохим видом и панорамными окнами.

    напротив них наверняка отменно трахаться, - думает Фурута, но рядом всё ещё нет Ризе.
    Чертова Ризе, зачем ты затеяла эту игру?..
    плевать.
    Нимура втягивает ноздрями воздух, запах всё ещё её - Канеки-кун пахнет точно так же, и ему никак этого не скрыть, только лёгкий налёт RS-депрессантов отбивает желание копаться в запахе поглубже, и вот он почти пьян, почти, потому что у него в руках два чемоданчика с квинке трупами гулей, а в ванной наконец-то зашли под душ. Он очнулся. Сам.
    Не нужда Мадо. Мадо Фурута шлёт нахрен очень весело и затейливо, даже такая невозмутимая особа бы оскорбилась!..
    Не нужны квинке-пули. Не нужно применять к Сасаки такую жестокость.

    Мысленно Фурута уже почти выпестовал план, в котором он вовремя играет заданные ноты, а весь остальной оркестр разыгрывает, как велено, как сказал дирижер! Так и будет, правда, правда?..

    И всё же Фурута немного обижен тем, что его спутали с этой чокнутой кошатницей. Нет, Сасаки-сан, сегодня вы попали в куда более изысканное логово. Он, босой, полураздетый - в одной рубашке (без красного воротника! да и пуговицы чуть растёгнуты), брюках, и извечных перчатках со стаканом в руках направляется в вышедшему из душа Сасаки. Кажется, тот сумел прийти в себя - взгляд снова осмысленный, а реакции быстрые, это хорошо, это замечательно, это....какая на сегодня мантра Фуруты? Правильно! Нахрен Акиру Мадо. Он забирает этого зверька себе. Зверек вполне способен здраво рассуждать и включаться, дайте ему время - и он будет делать это быстрее, так?...
    Безупречный объект для..

    Нимура облизывается, глядя на гостя. Тот, как обычно, выглядит отстранённым, чужим, чуждым здесь, но это не важно, Нимура думает, он, преодолевая сопротивление, станет здесь роднее фикусов, которые поливает флористка. Но сколько от них ощущения живности, а? Не то что от Нимуры. Кроме зелени здесь - деревянные текстуры, слэбы вместо столешниц, здесь дорого несмотря на убогую площадь, и Нимуре правда нравится эта квартира.
    Когда он в ней бывает.
    Редко, на самом деле.
    По вечерам, когда Токио горит огнями, и ранним утром, когда город опоясан туманом. И то не каждый день.
    А Сасаки она понравится?..

    Фурута сталкивается с ним взглядом. Конечно, Акира-сан. Сейчас позволит вам порыдать на своей груди, вот, секундочка... Фурута издаёт смешок. И, лениво почесывая одну пятку о другую, суёт в руки Сасаки небольшой стакан, доверху наполненный кровью. Бордовой, плотной, свежей.
    Акира-сан такого не делала, правда, командир?

       - Прямо за вами, - приподняв подбородок, указывает Фурута, - прямо за вами кухня. Там барные стулья, я бы не отказался посидеть. Да и у вас тоже такой вид, что...

    жрать тебе надо, Хайсе - думает Фурута, но вместо этого плюхается в одно из кресел и подпирает ладонью подбородок.
    Да, он всё сегодня сделал специально, прицельно - сунул Сасаки стакан со свежей кровью, да ещё так, чтобы прямо под нос, а теперь наблюдает за ним, как за любопытным экспонатом.
    Ненавязчиво, на самом деле.
    С мягчайшей улыбкой.
    Мёд в уши, мышьяк в вены; одновременно: это - про Фуруту.

    Отредактировано Nimura Furuta (2022-09-11 01:21:44)

    +2

    5

    Это не место Акиры, это даже не место для жизни на самом деле. Все как на картинке про лучшие дома Европы, все кроме панорамных окон. Они сразу напоминают о том доме, в котором можно постелить татами, о доме, в котором проходит детство, о доме, в котором есть тонкие бамбуковые перегородки и пагода, для наблюдения за цветами.
    Хайсе о таком доме только читал.

    Хайсе не помнит ничего, кроме последних трех лет. Хайсе умело прячется за маской человека, остается только догадываться, что там под ней, что будет следующим ходом.

    Он старательно осматривается, для него все это вновинку, для него нет дома. На самом деле даже Квинксы и их дом - подачка от CCG, что есть у Хайсе кроме нее? Что есть у Хайсе кроме тех самых Квинксов? Что есть еще? Что-то там, если присмотреться, на пересечении нескольких линий, на границе видимости, тени прошлого, смешки, шепот и тысяча минус семь не так ли?

    Самое красивое в его воображении - пустая комната, полная шахматных фигур и шахматных ходов. Только Хайсе не слишком успешен в шахматах, он не слишком хорош в том чтобы выигрывать у противника, который на несколько ходов опережает.

    Он вздрагивает, выныривая из задумчивости и оборачивается к тому, кто привел его сюда. К тому, кто не отдал его в CCG, на то чтобы привести его в себя. Чтобы вколоть депрессант, чтобы убедиться что он не помнит, что он не пытается сбежать, что он все еще с ними. Он оборачивается и смотрит на Нимуру Фуруту, который должен был его бросить там.

    Который должен был вызывать отряд, которые должны были с ним сражаться. Замкнутый круг. Замкнутый адский круг.

    - Почему? - Он спрашивает, потому что не понимает. Он спрашивает, потому что ответ важен для него и, кажется, для его будущего. - Почему я здесь?

    Он берет в руки стакан, слышит запах, чует запах и тяжело сглатывает, не зная как на это реагировать. Ему нельзя. Господи, ему просто нельзя делать даже глоток, но он так хочет есть, он так давно не ел, так давно не пробовал… так давно не пытался… он так давно не был собой. Хайсе мысленно дает себе пощечину, потому что собой? Действительно собой? Кто из них настоящий?

    Он все еще не добрался до папки “Канеки Кен”, но ему кажется что он уже слишком сильно опоздал и слишком давно мертв. Тот мальчик, что когда-то улыбался с фотографии университета Камии.

    - Да, хорошо. - Хайсе слишком оглушен происходящим, слишком насторожен и слишком шокирован, он идет в сторону кухни, садится на стул и ставит стакан с кровью на стол.

    Это настоящая кровь, та, от которой он не может отказаться. Та, от которой у него все внутренности дрожат и глаза, наверное, тоже изменяются. Какуган - это не то, что можно контролировать, когда ты голоден или слишком устал. Муцуки, например, не может его контролировать просто потому что у нее не хватает сил на управление своим какухо. Хайсе сглатывает и смотрит на кровь.

    - И все равно, почему? - Он впивается взглядом в Нимуру.

    Красивый, надо отметить, все они красивые в какой-то мере, люди, которые убивают гулей. Родинка под глазом, темные, мрачные даже, глаза, усмешка, всегда вежливая или всегда насмешливая, Хайсе никогда не может правильно ее прочитать.

    Он смеется над ним? Или он смеется над собой? Или он просто пытается не смеяться вовсе?

    Хайсе смотрит на Нимуру и на кровь в стакане. Почему?

    Он сглатывает, пытаясь удержать дрожь собственных рук.

    Есть-есть-есть-есть. Хайсе знает что это не его - его голос, что это он просит сам себя, что он требует, что он должен, что он обязан, какое жалкое оправдание…

    Он не удерживается и делает большой глоток из треклятого бокала. Хайсе знает, что он не человек, он просто очень хочет им быть, он просто очень хочет им оставаться. Но голод сильнее, голод сводит с ума, голод заставляет его кричать ночами в собственной комнате, в которой хорошая звукоизоляция (или всем окружающим просто плевать).

    Почему-почему-почему?
    Он смотрит на Нимуру, вымученно, вынужденно и ждет удара.
    Отповедь.
    Реакцию.

    Он не Акира. Если бы это была Акира он знал бы чего ждать, он знал бы…

    Подпись автора

    https://i.imgur.com/RiW4CGV.png
    в моей голове звери

    +2

    6

    Дома уютно, на самом деле. Зелень добавляет обжитости, дышит на ладан, конечно, но флорист как-то тянет, и фикусы живут. А ещё парочка кактусов выживают, и суккуленты. А стоит включить обогрев (и обогрев пола) здесь вообще можно жить. Соута морщится, сладко-приятно, как пригретый кот, ему в удовольствие здесь находиться, ясно? Когда обогрев включен, он готов нежиться на полу даже в чьей-то компании. Он почти готов здесь растянуться и.. мурлыкать, твою мать. Насколько умеет Фурута.
    ...А если что-то не нравится, можно подойти к окну. Акварельная панорама оттуда никого не оставляет равнодушным.

    Нимура улыбается. Искусственно, как обычно - как научили. Как надо. По-настоящему никто особо-то и не хочет. И ждёт, когда Сасаки, усевшийся в его кухне и тоже искусственно пригревшийся, будто от стакана кофе, сделает ещё один глоток.

    Кофе он тоже ему тоже обещал, и кофемашина в наличии, но... Давление под энным количеством бар сделает своё дело и вкус, но сегодня фокус в другом, Фурута посмеивается, чтобы не триггерить своего напарника, который точно задаётся вопросами:
    - кровь из морга?
    - обьект не подаст жалобу?
    - обьект точно мёртв?..

    Точно жив, сказал бы Нимура, ну да и хрен с ним.

      - Вы чего на меня уставились так-то? Ну да. Человеческая кровь. Моя. Подумаешь, жалиться не стану, клянусь, - Нимура морщит ровный нос, - спросил у одного гуля, как доставить удовольствие такому, как вы. Кроме того, я обещал, вы не находите? Или этого мало?

    Кровь и правда его. А морщится он, вспоминая квинке-катетер. Чтобы сделать подобные приспособления, ему пришлось немало попотеть. Зато теперь алая жидкость прямо из его вены хлестала в стакан.
    Кому-то.
    Блять, думает Фурута, завтра мне нужно съесть минимум десяток. Или одного SS, тоже сойдёт.
    Можно сразу SSS, сладкую Йошимуру? Он бы откусил от неё пару лакомых кусочков. Глодал бы, щелкая челюстями, её какужду.
    Просто дайте, матьвашу. На месяц бы хватило. Или два. Или полгода?... Он так неопытен, ужасно.
    Фурута правда готов вылизывать гладкую кожу, а потом кусать.
    Но наверняка - кусать.
    Он хочет видеть её кровь, хочет видеть агонию, у него от этого почти стояк.
    Нимура проводит пальцем по бокалу снизу вверх, когда Канеки делает второй глоток, это выглядит так, будто рыбка заглотила наживку, правда?

    - Не имеет значения. Пейте, командир. Ваш уровень RS-клеток давно за пределами, нормы, дважды да уже и трижды; что подтверждают все исследования и невозможность есть человеческую еду... так что.. думаете ли вы, что СCG считает, что едва ли вы удерживаетесь чем-то большим, чем человеческими принципами? А не пополняя запас клеток, вы умрете. Вы их, к слову, сегодня прилично потратили, что же... Пейте. Пейте, мне приятно.. хм.. доставить вам удовольствие.

    Палец Фуруты, скованный в перчатку, проходится по верхушке стакана, почти касаясь рта Хайсе. И уходит. Слышен короткий смешок. Немножко юмора, множко кормления следователя Сасаки, не идеально ли? Мяса у Нимуры пока для него совсем нет. Вот бы снова попасть в ресторан Гурмана.. Было бы почти свидание. Уфф. Жаренные в фритюре глаза, томленые щеки - явно для их вечера, мягкое и нежное мясо. Впрочем,  Сасаки не готов; Фурута сожалеет. Фурута, вспоминая о маске клоуна, упрятанной в комоде, делал бы ставки, что бы Сасаки [Канеки] бы выкупил, но тот жрал только плохих гулей, а значит, сожрал бы его. Особо беспощадно, ха.
    С одного взгляда бы выкупил!..
    Фурута натягивает на лицо очередную улыбку.

    - Главное - я обещал. Вы голодны. Мало ли?..

    Вот и всё объяснение.

    Отредактировано Nimura Furuta (2022-09-13 02:06:30)

    +2

    7

    Хайсе знает что сломается, знает и все равно глотает чужую кровь, пытаясь восполнить свои травмы, свои раны, свое сознание. Кровь густая и чуть-чуть сладковатая, свежая, он знает что свежая, забродившая пахнет не так.
    Откуда он знает что может быть забродившая? Откуда отголосок чужого-своего воспоминания? Откуда запах и откуда вид?

    Хайсе дрожит, зная что оступился, зная что он уже где-то вне пределов человеческого. Он дрожит от голода, от ярости, от потребности.

    Еще-еще-еще-еще.
    Больше.
    Покорми меня.

    Кто-то кричит внутри, кто-то сходит с ума, кто-то пытается сделать его сильнее или слабее? Кто-то пытается выбраться. Он не хочет, он не собирается терять себя в мареве чужой агонии. Он Сасаки Хайсе, он мальчик, которого сделали три года назад. Он сделал себя три года назад.

    Он не хочет забывать себя, он не хочет менять себя, он не хочет быть кем-то другим.

    Ка-не-ки Кен.
    Ка-не-ки.
    Он сглатывает это имя так и не произнеся его вслух.

    Хайсе ненавидит это имя. Оно будит в нем воспоминания, оно будит в нем отчаянную потребность. Оно будит в нем глупость. Оно будит в нем боль.

    - Ваша? - Хайсе убирает от себя стакан подальше и его нехорошо подташнивает. Нет, это не тот случай, когда он отравился едой и будет ее сливать в унитаз.
    Нет.

    Это случай когда он ел человека, когда он снова ел человека, или опять? Ел ли он его раньше? Помнит ли он это? Он прошлый или он настоящий? Ел ли он человека? И будет ли гуль человеком в его исполнении? Он проглатывает свою тошноту и смотрит на Нимуру Фурута, который как ни в чем не бывало сидит напротив него, усмехается, улыбается, делает вид что с ними все в порядке.

    Хайсе ненавидит в себе это. Ненавидит в себе гуля. Ненавидит в себе самого себя. Как с этим выжить? Как с этим действовать? Как с этим существовать дальше? Как дышать, ходить и улыбаться, когда внутри ты все еще не человек.
    Ты не будешь человеком.

    Он знает.
    Он помнит.
    Он не может забыть, потому что никто не даст ему забыть.

    Он сглатывает мерзкий привкус во рту и делает последний глоток, ставя бокал на стол.

    - Спасибо, Фурута-сан, это, конечно же, выходит за рамки того, что делает для меня CCG обычно, вам необходимо уточнить протокол обращения с гулем SS-класса.

    Хайсе улыбается, как всегда заученно вежливо.

    - Думаю в следующий раз кофе будет достаточно, если вы позволите выразить свое мнение. - Он предельно вежлив, он тот человек, который старательно делает вдох или выдох. Он старательно успокаивает себя мыслями о том, что это желание Фуруты, что он сам предложил.

    Он успокаивает себя ровно до той мысли, когда в голове всплывает вопрос.
    Почему?
    Почему все так?

    ОН осторожно касается чужой руки, изучает чужое лицо, заостряя внимание на этой родинке под глазом, о которой в Японии как водится много слухов ходит. Он всматривается, что-то разыскивает в этом честном и прямом взгляде. Обман ли? Шорох квинке? Шепот прошлого?

    - Фурута-сан, почему? - Он не знает как еще узнать первопричину происходящего.

    Подпись автора

    https://i.imgur.com/RiW4CGV.png
    в моей голове звери

    +2

    8

    Отлично. Просто прекрасно, лучше представить себе тяжело; Хайсе жадно глотает кровь, точно вот-вот сорвётся; но не сорвётся ведь. Ему станет легче: кровь восполнит ту потерю, которой как раз сейчас не хватает, а, значит, хваткие тиски голода вот-вот разожмут железный обруч вокруг его шеи. Кровь - неплохой перекус, почти как сэндвич по дороге, правда? Для полноценного питания её всё равно мало.

    Фурута мило улыбается, чуть зажмурившись - так, что его глаза превращаются почти в щелочки, и он думает, что знает, как сейчас всё будет. Сперва острое ощущение голода уйдёт, потом к Сасаки вернётся способность здраво рассуждать, потом он, сгорая от стыда, ещё какое-то время поторчит рядом с ним в помещении, вперив взгляд в пол... Потом Хайсе, наверное, сбежит, а завтра можно будет вести себя так, как ни в чём ни бывало

    до следующего раза

    Но Сасаки не уходит. Более того, он внимательно смотрит на него - взглядом следователя, испытывающе, и, блять, он касается руки.
    Фурута едва не вздрагивает от этого, но всё же удерживается. И даже удерживает на месте выражение лица, разве что, чуть более напряженным.
    Всё, о чём он думает в это время:

    н е т р о г а й м о и р у к и.
    у р о д.
    С последним Нимура обращается уже к себе.
    Знаете ли, все Вашу - уроды. Таких отморозков ещё поискать.

    ...Как хорошо, что запястья Нимуры всё ещё в перчатках. Пораженные кагуне участки шершавые наощупь, но всё равно мягкие - в точности как ринкаку Ризе-сан; под бархатом их не распознать.

    Несколько мгновений Фурута думает, какую линию выбрать, что сказать, а о чём умолчать; а потом решает... прикинуться дурачком. Привычная роль, в которую в CCG все верят. Возможно, Сасаки не вспомнит, как решительно он сегодня проткнул его ринкаку своей катаной, а, может, подумает, что ему повезло? Фурута думает: рано раскрывать все карты. Всё хорошо, всё может быть просто замечательно.. Он мягко, осторожно перехватывает чужую руку своей, сжимая ладонь прохладными пальцами, словно пытаясь высказать поддержку, что он уже сделал, поделившись кровью.

    Ногти, кстати, под перчатками тоже чёрные - руки выдают его с лихвой, но оно того стоило, правда?..
    Когда-то, может, он и расскажет Сасаки правду. Ну не думает же он, что он единственный такой гуль в CCG? Нельзя же быть таким наивным?..

    - Я всё же как-то смогу справиться с гулём, Сасаки-сан, не зря я ведь следователь.

    Он чуть задирает подбородок, глядя почти гордо. А после - состраивает печальное лицо, горестно заломив брови.

    - Или... вам не понравилось?.. Было невкусно, да?

    вылитый идиот - то, что нужно

    - А обо мне вам не стоит переживать. Кофе - значит кофе, как пожелаете, командир. А? Что - почему? Почему я не вызвал Мадо-сан? Так ведь её было долго дожидаться, мы его почти упустили. Почему я не стал стрелять вам в голову? Вы и без этого прекрасно справились, не так ли? Почему я таки решил угостить вас? Это, - Фурута разгибает руку в локте, показывая почти затянувшееся отверстие от катетера, точнее, скорее оставшееся от него лёгкое пятнышко крови, - сущий пустяк и уже завтра не будет заметно. Почему я осмелился? Всё просто: я вас не боюсь. У вас ещё есть какие-то вопросы, Сасаки-сан?

    Нимура больше не улыбается, так разве что, едва-едва.
    Он думает: у него наверняка есть способ спугнуть Хайсе. Например, коснуться под столешницей своей стопой его стопы - чуть повыше косточки, под штаниной. Фурута думает, что в таком случае Сасаки сбежит, точно облитый водой возмущенный кот, но так уж явно он пугать его не хочет. Прибережем эти невинные шалости на попозже.
    Поэтому невзначай касается коленкой его ноги, едва уловимо, но всё же... тепло. И выпускает из плена ладоней чужую руку.

    - А вообще, - Фурута продолжает косить под дурачка, - вы так быстро выросли и повысились, Сасаки-сан. Я бы хотел, чтобы вы помогли мне с этим разобраться, может, расскажете пару секретов, а? Кстати, что вы собираетесь дальше делать с Такацуки-сэнсеем? Меня настораживает, что мы получили улики, фактически, нелегально, как бы это оформить.

    Забивать эфир бессмысленными разговорами - безупречное умение Фуруты, которым он может вызвать мигрень у любого.
    Телефон на столе дрожит, направляясь к краю столешницы, и Фурута почти прыскает смехом.
    Акира Мадо. Виброрежим.
    Надо бы сбросить, но... Фурута старательно не замечает звонка. Зачем же мешать их милейшему разговору?..

    Отредактировано Nimura Furuta (2022-09-15 19:12:38)

    +2

    9

    Хайсе сжимает чужую руку чуть крепче в своей, теплое присутствие чужого тела - это то, что ему меньше всего сейчас требуется. Это то, чего он боится, к чему он не хочет возвращаться, к чему он не хочет приходить. Это то, что он может с о ж р а т ь.

    Он помнит, но смутно, ощущение чужих объятий. Но потом была боль и ее было так много и ею он так захлебывался, и никак не мог это остановить. Боль от чужих рук, боль от чужих взглядов, боль от самого себя. Арима бил наотмашь когда дрессировал его, когда тренировал до изнеможения, до предела, то последнего вдоха. Арима бил наотмашь и мог выколоть глаз.

    Хайсе смаргивает пелену своих глупых эмоций, смаргивает, пытаясь вернуть какуган в привычное русло, пытаясь перестать показывать то, что он не человек.

    Он ненавидит Канеки Кена. Он ненавидит то, что с ним сделали, то что он с ним сделал, то кем он стал… Он только не знает почему? Почему он им стал? Почему разрешил себе быть гулем? Почему не остановился? Почему не умер?

    Хайсе улыбается дежурной улыбкой, такой как обычно встречает удар Акиры и вздыхает. Плевать ему что думает Кен, плевать ему что думает Арима-сам, плевать даже то, что Фурута пытается его кормить… такой весь добрый, такой весь податливый, как будто за его лицом ничего не стоит.
    Как будто бы он не CCG.
    Как будто там кто-то другой?

    Хайсе глуп, он считает что его подставляют. Хайсе глуп, но он не хочет умирать. Не хочет быть гулем S-класса или какой там ему присвоен, не хочет чтобы его убили как животное, которое вышло из строя. Он не хочет…

    Но он не знает где у него кнопка. Где его предел? Где тот выключатель, после которого в нем просыпается кто-то другой? Кто-то, кто прикован к креслу во снах. Кто-то, кто шепчет, сходит с ума, смеется, говорит сам с собой и просит его. Снова и снова просит только об одном:
    Умри.
    Умри-умри-умри-умри.
    Хватит.

    Он сглатывает.
    Привкус крови все еще есть. Он все еще хочет есть, он все еще рвется вперед, рвется прижать, рвется впиться зубами, рвется попробовать. Кровь вкусная, питательная, но ее так мало. Так отчаянно мало…

    - Нет, Фурута-сан. - Он снова улыбается, как будто ничего не случилось, как будто всего этого не было, как будто ничего не происходило. - Никаких вопросов к вам, все предельно понятно.

    Хайсе не знает насколько на самом деле силен Нимура, насколько он на самом деле способен действовать в одиночку. Он отмечает для себя, что ему бы познакомиться со своим вынужденным напарником поближе, он отмечает для себя, что нужно найти видео боев, где участвует Нимура и посмотреть.

    Он из тех же Садов что и Арима-сан не так ли? Это единственное, что он знает о нем. Это единственное что он цепляет в своей голове как важную информацию. Интересно, он также силен? Он действительно может? Он действительно умеет?

    Он второй Арима?

    Нимура Фурута черная карта на игральном столе, он непонятен, он не постоянен, он вероятно даже не подлежит какому-то прочтению. Хайсе улыбается и кивает, да, конечно, он готов обсудить дело - это легкая тема для разговора. Куда сложнее понять, что происходит?

    Почему он кормил его? Почему он пытается вытащить его за пределы его депрессантов? Почему он вообще пытается что-либо сделать? Что за чертовщина?

    - Думаю теперь за домой Такацуки-сан будет установлено наблюдение, ее редактора мы допросим, все улики сможем оформить задним числом. Она ведь гуль, не так ли?

    Хайсе вежливо улыбается, ускользая от чужих прикосновений и отодвигаясь от стола на пару сантиметров. Его морозит или может быть это в комнате просто прохладно? Может быть пора не думать об этом? Может быть он просто сходит с ума? Чужие прикосновения еще никогда не вызывали такой реакции.

    Боль была бы лучше.

    Он вздыхает.

    - У вас есть какие-то идеи, Фурута-сан? Или вы хотите предложить быть наблюдателем за квартирой Совы? - Хайсе все еще следователь не так ли. - Чтобы продвинуться вперед, вам нужно действовать на опережение, Сова ваш шанс стать старшим.

    Подпись автора

    https://i.imgur.com/RiW4CGV.png
    в моей голове звери

    +2


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » я и моя тень


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно