GEMcross

Объявление

Kaeya: — Нравится подарок? — Кэйа радостно заулыбался, не отпуская от себя Дилюка.

спасение утопа... утопцев
Shani & Geralt of Rivia

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » Снег и искры


    Снег и искры

    Сообщений 1 страница 3 из 3

    1

    Снег и искры
    "Ты совсем как в альбомах, где я рисовала тебя гуашью"
    https://i.ibb.co/YtSGqzr/Fh-Nr-Ysq-Rxk.jpg
    Лань Сичэнь , Цзян Ваньинь

    Будто мало было войны, Судьба жестоко обошлась с кланом Цзинь и Старейшиной Илина, оставила главу Цзян с маленьким племянником на руках, а главу Лань - с потерявшим смысл жизни младшим братом. Но жизнь не останавливается даже после такого, она продолжается, продолжаются глупые повседневные обязанности, глупая суета и - отношения двоих, что зародились ещё в Гусу, много лет назад.

    [icon]https://i.ibb.co/vYcWPy7/image.jpg[/icon][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Цзян Чэн, 25</a></div><div class=lztext>"Саньду шэншоу" — "Мастер Трёх Ядов", думаешь это иносказательно?</div>[/lz]

    Отредактировано Jiang Wanyin (Вчера 23:26:48)

    +3

    2

    Время лечит все. Покрывает слоем белого пепла, подобно тому, как снег покрывает землю зимой и истаивает вместе с воспоминаниями. Таково течение жизни, так нужно ее воспринимать, без всяческих сожалений и тревог. Все, что случается – происходит не просто так и стоит принимать все испытания со смирением.
    Но увы, даже благочестивые члены ордена Гу Су не могли справиться со всем, что происходило в их жизни.
    Первый нефрит, в отличие от хладного, словно снег, брата, был одним из тех членов клана Лань, кто мог сохранять собственные эмоции, выглядеть живо, и при этом строго, но при этом оставался спокойным и мудрым, тем, кто был способен легко повести за собой и при этом не дать ни единой посторонней мысли или сомнению закрасться в сердце. Не просто так он был одним из выдающихся заклинателей.
    Но сейчас, казалось, даже его твердая решимость поколебалась, словно шаловливый мальчишка бросил камень в спокойное озеро и вызвал рябь на воде. Да, то, что произошло, повлияло на них всех. Сичень был обеспокоен состоянием как родного брата, так и своих побратимов. Печаль не отражалась на его спокойном лице, но глазам сложно лгать. Пусть внешне все осталось так же, но лишь только на первый взгляд. Мягкий тон, легкое прикосновение, нотки беспокойства – все это выдает в нем чуть больше эмоций, чем он демонстрирует обычно. И впервые, возможно, появляются мысли, а что, если такие послабления допустимы? Потому что жизнь заканчивается и даже самые сильные духом могут дрогнуть и больше никогда не вернутся к тому, что происходило раньше.
    Относиться ко всему с той же легкостью и спокойствием после разгромной битвы не получится.
    В Пристани Лотоса уже, возможно, никогда не будет так оживленно, как раньше. Глава клана, его супруга, дочь и воспитанники были уничтожены. На этих руинах остался лишь Цзян Чен, который пытался вновь возродить все, но сколько внутренней боли он нес? Сколько еще мог вынести, чтобы жизнь продолжилась так же, как и шла до этого? Возможно, лишь маленький племянник, что остался на его руках, позволял ему жить дальше и нести наследие клана, но полноценно заменить все то, что сгорело в пламени, он все равно не сможет. Станет ли Первый Нефрит тем, кто хоть немного заполнит эту горящую ноющую пустоту?
    Мягкий голос Сиченя мелодично окликает главу клана Цзян.
    - Брат, - с тех пор, как их кланы заключили соглашение, они звали друг друга только таким образом. Легкий церемониальный поклон сопровождается улыбкой, которая посвящена только ему одному. Но в глазах нет веселья, лишь сочувствие и печаль.
    - Твое сердце все еще неспокойно? – он почти физически ощущает это – нечто похожее на темную ци, но не настолько мощную. Волны печали, недовольства и всего того, что мешает жизни продолжаться в нормальном ее течении. Все это окутывает его дорогого друга и лишь иногда рассеивается.
    - Могу ли я помочь тебе чем-то? – Сичень походит на светлое спокойное облако, которое не перекрывает солнце, но вызывает желание задумчиво смотреть на него и провожать взглядом. Ему правда хочется верить, что его участие, легкое прикосновение ладони к плечу и спокойный, но проникновенный взгляд прямо в душу, хоть как-то могут помочь.
    - Ты можешь мне во всем довериться.

    [nick]Lan Xichen[/nick][status]Первый нефрит[/status][icon]https://i.imgur.com/F6EarzS.jpg[/icon][sign].[/sign][fandom]<div class=fan2>MO Dao zu shi</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Лань Сичень;</a></div><div class=lztext>Ты уже выучил три тысячи правил?</div>[/lz]

    +3

    3

    Цзян Ваньинь ненавидел встречи с главами других орденов и кланов, не зависимо от того, были это визиты вежливости, пришли ли просить что-то у него или он сам вынужден о чём-то просить. Все они видели в молодом хозяине Пристани вчерашнего мальчишку, таили в глазах жалостливое сочувствие сироте или пренебрежение неопытным партнёром. Не важно, что уже прошло несколько лет после той катастрофичной войны, что Юньмэн отстроен заново, что старые, сумевшие выжить адепты вернулись в резиденцию, что она пополнилась и новыми приверженцами.
    Это бесило неимоверно! Так, что бывало темнело перед глазами от ярости, вызванной несправедливостью, чужой глупостью или хитростью. Так, что шумело в ушах, и в этом тихом гуле ненавязчивый голос соблазнительно шептал: «Да избить их всех Цзыдянем — и они сразу на всё согласятся!». Возможно, это шептал сам артефакт… только его слова не помогают в политических плясках!
    Хотя из правил всегда есть исключения. Вот и Саньду шэншоу визиты одного конкретного главы любил. Визиты Лань Сичэня. Того единственного человека, кто умел добиваться своего настолько мягко и незаметно, что после официальных переговоров у всех их участников оставалось впечатление, что прийти к нужному выводу они решили сами, а не были направлены вкрадчивым голосом. И того единственного человека, которого Цзян Чэн был рад видеть после окончания официоза, в неформальной — и почти по-братски близкой обстановке.
    ...да, лучше называть её по-братски близкой...
    Когда вокруг не остаётся посторонних глаз, Сичэнь окликает его, здоровается, получая дружеское приветствие в ответ, справляется о том, как он себя чувствует.
    Неспокойно ли сердце главы Цзян? Да, гуй раздери! Тысячу раз да! Что в принципе у него может быть в порядке или в спокойствии?! Он давно разбит на осколки, как декоративная фарфоровая ваза, а потом наспех, сикось-накось склеен не очень умелыми и добросовестными руками. Результат настолько убогий, кривой и неправильный, что прежнюю форму в нём узнать невозможно. Но дело в том, что и подавать вида нельзя! На этой кособокой и непригодной пародии на вазу лежит слишком тяжёлый груз ответственности за тысячи жизней новых адептов Юньмэн Цзян, за память о прошлых доблестных заклинателях, носивших пурпурные одежды, и за одну так по-глупому осиротевшую маленькую жизнь, которой пришлось принять звание наследника двух великих орденов. Груз слишком важный, чтобы можно было задумываться о том, насколько тяжело его держать, а тем более подавать вид, что тяжело.
    И спроси такое у главы Цзян кто другой, вероятно, Цзыдянь удовлетворил бы свои соблазнительные просьбы… Но по отношению к Цзэу-цзюню подобное невозможно. Только не к нему, обволакивающему истерзанное и разбитое сердце мягким исцеляющим светом своей ласковой улыбки.
    Цзян Ваньинь заставляет своих демонов утихнуть ещё до того, как те распалились. Заставляет себя сделать глубокий вдох носом, выдох — ртом, как учили на медитациях. И поднимает на Лань Сичэня глаза.
    — Разве спокойствие нам теперь доступно? — Цзян Чэн может собой гордиться: его голос прозвучал мирно, относительно спокойно, и это даже не натянутый ровный тон. Хорошо, что перед названным братом не надо натягивать на губы фальшивую улыбку, честность наоборот в его компании ценится особенно высоко.
    Мягким прикосновениям хочется довериться, по-глупому ткнуться лбом в чужое плечо, позволить себя обнять и услышать, что всё хорошо. Однако это глупо и слишком по-детски. Такого себе не позволял даже юный наследник клана много лет назад, разве такое позволено нынешнему главе? Он лишь усилием воли может предложить — и предлагает — своему гостю разделить вместе с ним трапезу. За которой Саньду шеншоу с огромным удовольствием откупорит кувшин вина.
    Слуги, услышав распоряжение, судорожно заметались, едва ли не сиюсекундно подготовили и сервировали стол, расставили простейшие закуски, не требующие времени на приготовление, потому хозяин Пристани Лотоса проводил своего дорогого друга в малый зал сразу же. Позволил занять место, устроился на своём сам, задумчиво покрутил в руках пока ещё пустую чарку.
    Вежливость предписывала справиться о делах, о семье… если бы подобная тема сейчас не была для Лань Хуаня самой острой и болезненной, о чём его побратим прекрасно осведомлён. Стоит ли обратиться к более ранним годам знакомства и позволить больше неформальности в разговоре?
    — Учитель Лань всё так же бодр и сварлив, как во времена моего обучения в Гусу? — наконец находит нейтральную, на первый взгляд, тему Цзян Чэн. Даже усмехается, припоминая те славные — как выяснилось — денёчки.

    [icon]https://i.ibb.co/vYcWPy7/image.jpg[/icon][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Цзян Чэн, 25</a></div><div class=lztext>"Саньду шэншоу" — "Мастер Трёх Ядов", думаешь это иносказательно?</div>[/lz]

    Отредактировано Jiang Wanyin (Вчера 23:27:35)

    +2


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » Снег и искры


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно