GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » Там хитрые змеи, там вещие птицы...


    Там хитрые змеи, там вещие птицы...

    Сообщений 1 страница 4 из 4

    1

    Там хитрые змеи, там вещие птицы...
    "Так сложите же песнь, менестрели, о Драконе, затмившем весь свет!"
    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/557/t109547.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/557/t761056.gif
    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/557/t558548.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/557/t616547.gif
    Рейнира Таргариен & Лютик

    Королевский двор - одно из самых страшных полей сражения в любом из известных нам миров, скрывающий за шиком и блеском обратную сторону: интриги, заговоры, скандалы. Очередной поворот на этом поле невозможно предугадать, ведь порой в звонкоголосом барде таится душа шпиона, а в глазах прекрасной молодой королевы видна драконья сталь.

    Подпись автора

    По вечерам гудит, гуляет Туссент;
    А посреди дороги стража барда крутит.
    Пять золотых торчит он борделю, но
    Я все равно люблю такого, как Лютик!

    +5

    2

    Зима - испытание. И для черни, и для знати и для тех, кто находится в Красном Замке. Это ранней осенью казалось, что стоит выиграть войну и все проблемы исчезнут, как дурной сон.
    Не исчезли.
    Морозы чудесно влияли на сохранность голов, выставленных на обозрение над городскими воротами, и хотя с каждым месяцем новых  к ним прибавлялось все меньше, свободных мест там было немного. Но зима пройдет, весна принесет тепло и падаль придется выкинуть. Но не придется ли заменять их свежими?
    Со смертью ее младших братьев большинство их сторонников без боя сложили оружие, но многие, не смотря на принесенную, наконец, присягу все еще  были готовы созвать знамена за права ее племянников при первых же признаках слабости.  Одни ее советники упрекали ее в чрезмерном милосердии, другие требовали безусловного прощения для изменников, которого они, совершенно очевидно не заслуживали, и те и другие были истово уверены в собственной правоте, и каждое заседание Малого Совета превращалось в маленькое поле битвы.
    Измена царила притаилась даже в Королевской Гавани. Каждый день после Малого Совета ей на стол ложилась целая стопка приговоров - и среди мошенников, фальшивомонетчиков, воров, убийц и прочих негодяев, которых было вдоволь и при ее отце, обязательно находились те, кто должен был лишиться языка, а то и всей головы за измену.
    Вот и сегодня ей на стол легли бумаги, которые она подписывала почти не глядя - сомневаться в компетентности Мастера над Законами причин не было, да и доносы Миссарии всегда оказывались полезными. Хотя именно сегодня глаз королевы зацепился за одно из имен.
    Глупый псевдоним барда запомнился ей почти так же хорошо, как его выступление на пиру в честь объявления Эйгона Принцем Драконьего Камня, и тогда он не показался способным на измену, а кроме того, пел весьма недурно, она даже подумывала не оставить ли его в Красном Замке. Тем не менее, обвинений, выдвинутых против него вполне хватало для того, чтобы отправить его на Стену или лишить языка. И, честно говоря, Рейнира не слишком представляла, что будет делать бард в Ночном Дозоре.
    Будь королева в этот день в не столь добром расположении духа, приговор Лютику был бы подписан после небольшой задумчивости. Но сегодня ее размышления прервал громкий мальчишечий смех, донесшийся с внутреннего двора. Приговор, с растекшийся на нем безобразной чернильной кляксой  остался на столе, а сама женщина надолго замерла у окна.
    После возвращения брата к Эйгону понемногу начала возвращаться жизнь, хотя ее сын и был все еще бледен и задумчив большую часть времени. Визериса же, кажется, его опасные приключения не просто не сломили, а закалили, если так было можно сказать о настолько юном создании, хотя его и радовало возвращение ко двору, в общество брата и материнские объятия (которые тот, похоже, начинал считать чрезмерно удушающими). Вот и сейчас, упражняясь с деревянными мечами под надзором сира Глендона, ее мальчики казались совершенно счастливыми. Рейнира едва удержалась от того, чтобы немедленно не отправиться во двор, и удержал ее лишь страх спугнуть этот мимолетный момент радости.
    Приказав привести незадачливого подстрекателя, а заодно и доказательства его  вины, к ней для разбирательства, королева вернулась к окну: на то, чтобы вытащить барда из темниц под замком и привести к ней должно было хватить и четверти часа.

    Подпись автора

    We didn't start the fire
    It was always burning, since the world's been turning

    +4

    3

    Король умер - тебе сказали, и ты начала этот ад:
    Бренчанье кровавой стали и тел обезглавленых смрад
    Поднятые к небу налоги, объятые улицы визгами.
    Не видит, забыв все тревоги, Второй король Мейгор – с титьками!

    Именно эту песню будут петь, когда его поведут на казнь, что даже обидно ведь она была не самой лучшей из его репертуара, хоть и запала в души многим горожанам. Это, Лютик не мог себе не признаться, даже льстило.
    Итак, все складывалось для барда чудеснейшим образом, а потом он взял и сам все испортил. Сейчас, печально рассматривая потолок своей камеры, он клял себя за то, что имел глупость и неосторожность связаться с Бледной Пиявкой. Все так идеально начиналось: его талант наконец то заметили, великолепный замок, множество приемов и званых ужинов, гостей и новых знакомств, а главное — теплая постель на долгую зиму. Пока он все не перехерил.
    "Дурак ты, Лютик," — услышал он, словно наяву голос Геральта. — "Дурак ты. Кто ж просил тебя лезть, куда не надо?" Но в его оправдание вообще то просили дело то было плевое: втереться в доверие, выяснить личности и планы мятежников. С первым он перестарался, со вторым не успел... Пособник мятежников - так ему заявили, волоча в тюрьму. Да какой он пособник — орал горе-шпион, нет у них ничего общего и быть не может. Он же не виноват, что эта песенка так сильно запала в души простым людям! Музыка для того и создана, чтобы затрагивать струны человеческих переживаний, снабжать душу крыльями, способствовать полету воображения. Барды просто слуги музыки, они не могут ее контролировать! Не поверили. Совсем. Даже лишний раз приложили кулаком по скуле за излишний шум. В голове все еще звучит тихий голос ведьмака, как всегда спокойный, с ноткой укоризны: "Дурак ты, Лютик"... Геральт, заткнись хоть на минуту я и сам знаю!
    Его продержали за решеткой около пары суток и бард наконец понял смысл житейской мудрости: в тюрьме были только две вещи, которыми можно заняться. Первая – строить планы. Вторая – дрочка. Не важно,какое из двух он выбрал, но прервали его на середине занятия.
    — Вставай, бард. - Бросил угрюмый стражник, без особых церемоний хватая Лютика за руку. — Тебе пора.
    — Стойте. Что вы собираетесь со мной сделать?! - В голосе менестреля звучала легкая истерика. — Мы же можем договориться. поймите же!
    Он видел других пленников по пути к выходу. Все они выглядели крайне паршиво. Все ждали лишь одного – своей участи. Сейчас он был готов признать и то, что сильно падал в младенчестве головой или любыми другими частями, и то. что его заставили, любой повод по которому его нельзя было винить за произошедшее.
    — Заткнись. Тебя хочет видеть Ее Величество королева Рейнира, надеюсь она все же решить лишить тебя зыка.
    Паника, захлестнувшая барда с головой, начала отступать. Лютик перестал дергаться, пытаться вырваться из хватки стражника и резко поднял голову, широко распахнув глаза. А затем едва не засмеявшись нервно, замер, чувствуя, как ледяное спокойствие медленно касается его сердца, охлаждает голову, уничтожая последние крупицы ужаса. Королева Рейнира...
    Чужое имя горчит на губах. Оставляет послевкусие, вынуждая облизнуть пересохшие губы. И признать честно, он не очень уверен сейчас, при данных обстоятельствах, подвернулась ли ему удача или же Старые Боги все же чем-то обиделись, посылая его прямо в руки оскорбленной королевы.
    Поправив воротник изрядно потрепанной курточки, одернув грязные манжеты, Лютик глубоко вдохнул и, придав лицу выражение искреннего раскаяния, в сопровождении стражи прошел в массивные двери.
    — Ваше Величество. — Лютик поклонился — учтиво, но не подобострастно, каким-то чудом ему всегда удавалось оставаться искренним, и не заискивающим.
    — Полагаю до вас дошли слухи о крайне неприятном...инциденте, но смею Вас заверить, произошла ужасная ошибка...— Трубадур осекся, наблюдая, как полный текст его "ужасной ошибки" передается из рук стража в руки королевы.

    Отредактировано Jaskier (Вчера 01:05:13)

    Подпись автора

    По вечерам гудит, гуляет Туссент;
    А посреди дороги стража барда крутит.
    Пять золотых торчит он борделю, но
    Я все равно люблю такого, как Лютик!

    +4

    4

    За свою жизнь Рейнира видела массу людей, вышедших из казематов под Красным Замком - бунтовщиков, призванных к суду и честных людей, пострадавших за свою верность, изменников и клятвопреступников, тех, кто был оболган и оклеветан, и роднило их одно - вид у них у всех был жалким, а запах душераздирающим. Впору было  вспомнить о благочестивом обычае доброй королевы Алисанны дарить новое платье каждому, кого из темниц вызывали к королевскому суду.
    Таким же был и несчастный, которого притащили к ней сейчас. Судя по акценту, бард был откуда-то из Вольных городов, может быть и из Тироша или Мира, сейчас это было не так важно.  Ни Тироша, ни Мира, ни другого берега Узкого Моря этому человеку увидеть в этой жизни уже не светило.
    Рейнира раздраженным жестом отослала тюремщика, оставшись с Лютиком наедине, если не считать королевского гвардейца,  безмолвного и застывшего, словно он был не человеком, а комплектом посеребренных доспехов,  и погрузилась в чтение "ужасной ошибки", не слишком вслушиваясь в то, что нес подсудимый. Почувствовав близость палача изменники мигом становились вернейшими из подданных, фальшивомонетчики лишь хотели помочь в трудном деле чеканки монет, а клеветники все, как один были жестоко обмануты, и, конечно, ничего такого не говорили никогда в жизни.
    Впрочем, сегодня удивить ее удалось. По мере чтения поэтического опуса пухлые губы "Мейгора Второго" каким-то образом стали весьма тонкими, а воспетая столь некуртуазным образом обильная грудь с каждым вздохом поднималась и опускались, движимая едва сдерживаемой яростью. Казалось, в эту минуту она может выдохнуть огонь не хуже, чем Сиракс, и лишь нежелание подпалить мирийский ковер на полу останавливало ее.
    Одного исполнения этой скабрезной дряни хватило бы на то, чтобы отправиться на Стену.  Какой смертью умер бы автор чего-то подобного при Мейгоре Жестоком Рейнире было не интересно даже представлять.
    - Значит, отрицать, что ты автор этой... мерзости ты не будешь? - королева брезгливо свернула пергамент и двумя пальцами протянула арестанту. - Ты умеешь читать?

    Подпись автора

    We didn't start the fire
    It was always burning, since the world's been turning

    +3


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » Там хитрые змеи, там вещие птицы...


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно