GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » спасение утопа... утопцев


    спасение утопа... утопцев

    Сообщений 1 страница 4 из 4

    1

    спасение утопцев
    (а вы что думали?)
    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/576/596612.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/576/139344.gif
    Geralt of Rivia, Shani

    "ведьмак и медик похожи: каждый отвечает за своего пациента до самого конца. или кончины"


    Оксенфурт, 1272

    Отредактировано Shani (2022-09-20 15:56:46)

    +4

    2

    На первый взгляд война мало касалась ведьмачьего ремесла. Ведьмаки не ковали оружие, не стояли с ним в строю и не латали раненых после. Не нанимались в армии и не промышляли маркитантством.
    Никакой связи. Но то лишь на первый взгляд.
    Война – это ведь не трубный глас под хоругвями, не конский галоп и даже не пирушка в честь победы. Война – это трупы. На полях сражений. В реках. В покинутых деревнях. Война – это гули, утопцы и гнильцы, промышляющие целыми стаями.
    Война – это работа для ведьмака.
    Геральт бесшумно спрыгнул на песок, опустился на одно колено, огляделся. Берег пустовал. Шагах в двадцати высилось жерло коллектора – круглый, черный провал на фоне сумеречного неба. Понтар тут смердел просто невыносимо, что и не удивительно – из коллектора в реку лилась струя нечистот.
    Работа для ведьмака.
    Вздыхать Геральт не стал. Во-первых, привык. Во-вторых, ищи дурака, вздыхать в таком месте.
    Некоторое время он ждал, наблюдая за берегом, затем поднялся, и, стараясь держаться тени, двинулся к коллектору.
    Заказ в этот раз оказался прост: жители близлежащих домов жаловались, что на улицы зачастил самый настоящий утопец. Был он один, ни на кого не нападал, но за дело ведьмак взялся. Если местная нежить так одурела, что лезет к жилью, то до беды осталось полшажочка.
    Не доходя до коллектора, пришлось остановиться – сквозь вонь канализации прорезался другой запах. Острый, свежий, железистый, пусть и с душком тухлой рыбы. Запах крови.
    Геральт огляделся.
    «А вот это уже интересно…»
    Песок здесь был испещрен следами.
    - Трое или даже четверо. – Задумчиво произнес он, ни к кому, по сути, не обращаясь. – Все утопцы. Но не бродили как обычно, а наскакивали. Нападали. На одного из своих же? Любопытно.
    Следы вели дальше.
    - Он сумел отбиться и сбежал. В каналы. Очень любопытно…
    Ведьмак ступил под своды коллектора.
    Вонь здесь усилилась, идти приходилось по следам крови. Беглецу удалось оторваться от преследователей, и если Геральт правильно прикинул расстояние, то бежал утопец вглубь города. Петлял каналами, таился в закутках, а затем снова бежал.
    След вывел из канализации и, оглядевшись по сторонам, ведьмак выматерился сквозь зубы.
    Да что ж тебя так тянет в город, скотина?
    Даже раненное животное вдвойне опасно, а аж как опасна раненая нежить…
    Геральт почти бежал, благо, смердело на улицах меньше, а идти по следу было куда проще. Закоулками он оказался перед небольшим садиком; перемахнул через ограду, даже не остановившись, оказался перед дверью – судя по виду здания, черный вход какой-то лавки.
    Следы крови на косяке. Вяжущий, пряный аромат трав, на который ведьмак толком не обратил внимания.
    Толкнул дверь – закрыто.
    Внутри что-то звякнуло, разбилось.
    Холера!
    Он ударил Аардом – засов вылетел из паза, дверь распахнулась, и Геральт прыгнул внутрь, на ходу выхватывая серебряный меч.
    После темноты свет резанул глаза, отнял пару мгновений, но ведьмак успел рассмотреть два силуэта: рыжеволосую девушку, стоящую к нему спиной, а за ней чудовище. Утопца.
    - В сторону!
    Вторая ладонь легла под гарду меча.

    Подпись автора

    Угли вспыхнут в ночи, дыма тянется нить,
    Унося звуки лютни во тьму
    Лучше спой, звонкий бард, что же значит дружить
    Я уверен, что это пойму.

    © Лютик

    +3

    3

    - Что-то, Шаничка, у  тебя несёт тут чем-то. Али мышь в подполе сдохла? – Шани чуть натянуто, но ласково улыбнулась бабульке, которая наведывалась к ней раз в три дня, и все с одним и тем же – колотит и колотит у неё в спине, и еще ухо надуло, надуло ухо, это нелюди проклятые дуют! Шани с бабки лишнего не брала, зная, что той не лечение нужно, а внимание и участие. Таких пациентов у неё хоть отбавляй, известное, дело, но не прогонять же? Она покамест со своими делами возится, лекарства взвесит-отмерит, подготовит дозы, смешает что надо для следующего пациента, и той самой бабке горсть горьких катышков даст – для спины, да, для спины. Не для слуха – бабка глухой только притворялась, причем отменно, а вот чтоб поспокойней была, да кровь всем подряд не заворачивала, по причине сварливости – да, пожалуйста.

    Вспоминалась, конечно, квартирная хозяйка в Вызиме. Наверное, после неё Шани и приобрела удивительную стойкость к подобным старушенциям, вроде как у ведьмаков устойчивость к ядам. Испытание Старухами, - она чуть улыбнулась, уже про себя, и ответила отрицательно, мол, какие мыши, бабушка? Это кажется вам…

    - Да нет же, - старуха потянула воздух крючковатым носом, - куда ж? Несёт, несёт, рыбой какой дохлой, иль еще чем…

    - Госпожа Шани, тут это, с переломом приперси! – в дверь вовремя посунулся один из помощников, студент из Академии – она таких брала к себе работать на полставки, а чаще всего, по-честному – за науку и еду, ну еще крышу над головой. Платить ей таким вот студентам было нечем, все заработки уходили на медицинскую практику, налоги и иногда – взятки. И маме, конечно же – раз в месяц, чин по чину, Шани передавала небольшой сверток с кронами через отделение краснолюдского банка в Оксенфурте.

    - Иду! – с облегчением отозвалась Шани, на всякий случай глянув на крышку подпола, помогла бабульке подняться, вручила ей мешочек с горькими катышками, и попрощалась, дескать, работа не ждет. И, вспоминая треклятый подпол чаще, чем следовало бы, подхватилась в смотровую, где уже охал, источая сивушную вонь, городской стражник в красно-белых реданских цветах. Её эта шатия-братия робела, так что с его ногой Шани управилась шустро, не пришлось даже, по обыкновению, шикать на солдата – забываясь, те обычно любили руки пораспускать.

    - Да видел эту… страхоебину утопленническую у канала, на пику её думал… аыэ, оступимшись, вот… и… сломал, а? – Шани, знаком подозвав ассистента, с силой уперлась обеими ладонями в мосластое колено.

    - Вывих это. Тянем-потянем! – щелчок, вой, мат – и сустав лодыжки вошел на место. Шани потрясла головой – солдатским матюком аж оглушило, в ушах зазвенело.

    - Ух. Сука… спасибо, красавица, - Шани изогнула бровь, дескать, комплименты комплиментами, а кроны-то всяко надежней. – Попадись мне эта падаль ходячая… недалеко отсюда, кстати, терлась, ты это Шани, поосторожней будь, ладно? Гляди за ней, парень, она у нас тут одна такая… - бормотание стражника стихло в коридорчике, а ассистент выглянул из-за двери кудлатой головой:

    - Помочь еще чем? – она только махнула рукой, иди уже, свободен.

    - Закрываем прием на сегодня, - пришлось подождать еще минут десять, пока парень не пробежал по двору – Шани смотрела в окно, а затем что есть силы стукнула каблучком по крышке подпола.

    - У, холера! Слышал, балбес? Сколько людей тебя уже видело, а? – подпол молчал. Морщась от тянущейся снизу вони, медичка наклонилась к крышке, подцепляя её.

    - Говорила ж я тебе… что? Да чтоб тебя! Опять удрал!

    Удрал – и вернулся, - Шани резко обернулась на шум со стороны двери. Та качнулась несильно, приоткрылась только слегка – товарищ этот, покрытый слизью, теперь мог проскользнуть в самую узкую щель. Прошипев что-то ртом, полным мелких острых зубов, он клацнул щеколдой, и юркнул к подполу.

    - Ты! Чтоб тебя! – могучий удар по двери заставил Шани подскочить; треск досок и железных петель, а также слишком знакомый скрежет летящего из ножен меча.

    - Стойте! – вскинув ладони перед собой, она обернулась – и отшатнулась, почти что в подставленные перепончатые лапы утопца. Огоньки ламп, освещавших смотровую, зажглись в желтых глазах с вертикальным зрачком, лезвие серебряного меча сверкнуло живой ртутью. Шани выдохнула, глядя на Геральта из Ривии снизу вверх – она и забыла, какой он высокий по сравнению с ней.

    - Геральт… это не то что ты подумал. Не убивай его, - сглотнув, она медленно сжала выставленные пальцы. – Это не… не твой клиент. Хотя, может быть, и твой. А ну марш в подпол, зараза! Сиди и думай над своим поведением, – обернулась она через плечо – утопец, поморгав огромными и мутными, как у снулой рыбы, глазами, что-то виновато проскрипел, и, сгорбившись, забрякал квадратной деревянной крышкой, скользнул в приоткрывшуюся щель, и поворчав, скрылся.

    - У него определенно, философский подход к его нынешнему положению, - Шани устало потерла лоб. – Здравствуй, Геральт. Неожиданная встреча, все-таки, - она чуть улыбнулась, по щеке проскочила ямочка. – Я все объясню сейчас. Это… - напряженный взгляд на подпол, - мой знакомый. Опущу детали, но он, кажется, спутался с русалкой. Если с ними вообще можно спутаться, но дней десять назад он пришел ко мне за мазью от аллергии. Сказал, что на рыбу – аллергия была странной, серые крапины, как чешуя. Рыбой уже немножко смердел, впрочем. Через три дня мне пришлось его прятать, потому что на затылке и спине у него образовался гребень, а потом появились перепонки на руках и ногах, - не прерывая рассказа, Шани цапнула стоящую у двери на этот самый случай швабру, и сноровисто замыла пятна слизи на полу. Запахло уксусом и немного химией, зато утопцева вонь исчезла почти полностью.

    - Прокопал себе дыру в подполе, и, сдается мне, бегает к той самой русалке. Или чем бы она ни была, - выпрямившись, она встряхнула волосами. – Как бы то ни было, я очень тебе рада. Поставь дверь на место, пожалуйста, тут народ любопытный, - впрочем, как везде.

    Отредактировано Shani (2022-09-23 22:18:58)

    +4

    4

    В бою время течет совсем иначе – следующие несколько секунд не планируют, их знают. Вот и Геральт знал, что его ждет еще один прыжок и разворот по инерции. Левым локтем он оттолкнет женщину, а затем меч, описав неполный круг, рубанет утопца у основания шеи – туда, где чешуя гибкая и мягкая. Точный удар. Страшный. Смертельный.
    Он не случился.
    Ведьмака остановил звук собственного имени и голос – голос, который напомнил о шелковистых рыжий волосах и мягких запястьях, пропахших мятой и шалфеем. Глаза напротив расширены от шока, но глаза эти знакомые, светло-зеленые, как вода в лесном озере на просвет. 
    Шани.
    - Шани?
    Геральт остановился – меча он всё ещё не опустил, хотя время прекратило свои фокусы и шло теперь, как положено.
    - Не убивай его.
    Обычно при виде чудовищ люди хотели от ведьмака вещей как раз противоположных: «Спаси меня!», «Убей это!» или простое «А-а-а-а-а!» подразумевавшее всё и сразу. С другой стороны, утопец удалился в подпол с такой покорностью, что Геральт только хмыкнул. Нет, он конечно никогда не сомневался в силе женского обаяния, но…
    Да что тут, черт побери, происходит?
    - Здравствуй, Шани.
    Будто подслушав мысли, девушка пустилась в объяснения, и где-то в середине оных, ведьмак со вздохом отправил меч в ножны. Попятился от швабры. Коротко глянул на выбитую дверь.
    М-да. Неловко вышло.
    - Так вот почему на него напали другие утопцы… - вполголоса хмыкнул Геральт. – Почуяли чужака.
    А клиент-то, похоже, и вправду его.
    - Я тоже рад тебя видеть. И прости за… - кивок ушел в сторону слегка покосившейся двери.
    Поставить ее на место было делом не то чтоб особо хлопотным: выскочила одна боковая петля да скоба засова. Геральт дернул за ремень перевязи, снял мечи и положил их на ближайший стол. А затем достал нож и взялся за ремонт – занятие не то что бы совсем незнакомое. Это лишь в представлениях Лютика ведьмаки всю зиму напролет пили бражку у очага и травили друг другу байки. На деле, конечно, и пили, и травили, но в основном они ремонтировали замок.
    Эх, старый, добрый, разваливающийся на части Каэр-Морхен…
    Забивая пятой ножа гвозди на скобе, ведьмак слегка обернулся к Шани:
    - Собственная практика, м? Думал о тебе, боялся, что ты опять во фронтовых лазаретах. Рад, что это не так. – Засов встал на место, и для надежности Геральт дернул его раз-другой.
    Поднялся на ноги.
    Обернулся, убирая нож.
    - Видишь, как новенькая. Если не кидать в нее ведьмачьи знаки, простоит еще лет сто.

    Подпись автора

    Угли вспыхнут в ночи, дыма тянется нить,
    Унося звуки лютни во тьму
    Лучше спой, звонкий бард, что же значит дружить
    Я уверен, что это пойму.

    © Лютик

    +3


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » спасение утопа... утопцев


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно