GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » are you serious


    are you serious

    Сообщений 1 страница 30 из 34

    1

    are you serious
    https://i.imgur.com/piBwFS1.png
    Ron Weasley & Pansy Parkinson

    Проходит несколько недель, прежде чем начинают появляться вопросы.

    +1

    2

    [indent] Анджелина первой замечает, что Рон становится если не счастливее, то веселее обычного. Она задает ему вопросы, пытаясь узнать, чему он вдруг там радуется, но не сильно интересуется - у нее своих проблем хватает, особенно с Джорджем, с которым у нее день все хорошо, а день не очень. Все уверены, что в конечном итоге он оправится и все будет в порядке, но до этого пока далеко, и она ужасно устает. Никто не напоминает ей о том, что это был ее выбор, и Рон тоже не решается открывать ей на все глаза. Она же не ребенок, она вон, уже мать маленького Фреда [он понимает, почему племянника назвали именно так, и все равно ему иногда немного не по себе, потому что он никогда не заменит своего дядю, а ожиданий от него будет масса], и поэтому сама, наверное, способна со всем разобраться. Рон с большей охотой занимается своей жизнью, которая вдруг снова становится интересной благодаря Паркинсон, с которой он видится все чаще и чаще в последнее время.
    [indent] Они ладят и не ладят одновременно: как ни странно, но каких-то поводов для крупных ссору у них нет, потому что большая часть их принципов осталась в прошлые годы и не вышла за пределы Хогвартса, а все остальное это то, что или не имеет большого значения, или становится поводом для увлекательных пикировок. Он быстро привыкает к тому, что Паркинсон не умеет молчать, но куда сложнее ему понять, что и ей не нужно его молчание. Она говорит и ждет, что он ответит ей, и это оказывается чем-то, что Рону нравится. Обычно его не особо-то и слушают, но девушке то ли действительно доставляет удовольствие с кем-то спорить [он бы не удивился, честное слов, потому что она слизеринка, а все с этого факультета какие-то слишком уж своеобразные], то ли ей не по вкусу легкие победы. Понять это он никак не может, но решает, что это и не нужно - ему даже подстраиваться под нее не приходится, все получается как-то само собой, и после того квиддичного матча, на котором он больше объяснял ей что к чему, чем смотрел за игрой, и ужина, они видятся все чаще. Она не напрягает его, не нервирует, и Рон больше смеется, когда она пытается задеть его, и по-тихоньку незаметно для себя изучает ее.
    [indent] -Ваш заказ, - ему протягивают картонный пакет с едой, и он отвлекается от своих мыслей, благодарно кивая и забирая свои покупки. Сам он уже пообедал, но вдруг вспомнил, что у Паркинсон сегодня какой-то суматошный и дурацкий заезд, на который она жаловалась на днях, ругаясь, что даже за обедом не сможет никуда выйти и будет ходить голодной до самого вечера. Рон решает, что заглянуть к ней в отель и занести ей что-то поесть будет не так уж и сложно или обременительно, поэтом аппарирует ко входу, придерживая в руках пакет, чтобы он не порвался. Он даже заглядывает в него, перед тем, как открывает дверь, чтобы убедиться, что ничего не разлилось и все выглядит нормально. Иногда у него бывают такие вот казусы, а повторять их сейчас он не хочет - зная девушку, она вызверится на него и съест вместо обеда.
    [indent] -Паркинсон, я принес... - начинает Рон, даже не глядя на стойку ресепшена, а потом поднимает глаза и замирает, глядя на наклонившегося к Паркинсон мужчину, которую девушку игриво улыбается. - ...тебе поесть, - неловко заканчивает он и ставит пакет н стойку, потому что теперь ему некуда с ним деваться. Мешать он не хотел, и, честно говоря, даже не думал, что здесь с ней кто-то будет флиртовать. Он поджимает губы, недружелюбно глядя на мужчину, а потом переводит взгляд на саму девушку, пододвигая к ней пакет.

    +1

    3

    [indent] Уизли оказывается жутко надоедливым, и Панси уже становится интересно, чем же это все закончится. Он продолжает звать ее на не-свидания [ни один из них не произносит этого слова вслух и не придумывает никаких ярлыков, и Панси уже затрудняется сказать, что это такое, потому что они даже не друзья], ведет ее то на квиддич, то в еще один новый бар. Панси уже ждет, когда он начнет приставать и требовать благодарность за все эти выходы в свет, и с мрачным торжеством разминает пальцы, готовясь залепить ему пощечину; но Уизли все еще держит руки при себе и над ее опережающими вопросами только озадаченно хмурится. То ли он идиот, то ли отличный актер; то ли это все непонятный ей альтруизм, то ли коварный план - она теряется, раз за разом не находит ответов и, пытаясь распутаться, сама едва замечает, как соглашается на все новые встречи.

    [indent] Панси ужасно упряма, и ей хочется разгадать его намерения - и это ее основное оправдание для этих встреч. И вообще, почему бы за чужой счет не развлечься немножко? Вреда от этого не будет, а если ему что-то взбредет все же в голову, то она тоже не безобидный цветочек и не только пощечиной может его наградить, но и парой интересных проклятий. И конечно, эти встречи ее ни к чему не обязывают: Панси без малейших угрызений совести флиртует с постояльцами, широко улыбается и сгребает в свой карман чаевые - сейчас ставшие, увы, сильно меньше, потому что от предложений подняться с очередным гостем в номер она отказывается. Не хватало еще снова попасться на глаза Уизли с кем-то из постояльцев - в прошлый раз он, видимо, ничего не понял, и ей очень повезло, что о ее легком поведении не поползли слухи среди его друзей, и больше она не рискует, даже если это пробивает небольшую дыру в ее бюджете. Ничего страшного, купит для встречи с отцом платье немного дешевле или перешьет одно из старых или еще как-нибудь выкрутится, лишь бы остатки своей репутации пока что сохранитью

    [indent] Но от небольшого флирта ничего страшного не случится, а еще ей надо как-то устраивать свою судьбу, и молодой американец выглядит довольно интересным вариантом. Панси на что-то серьезное не рассчитывает, но не отказывается поболтать, по его просьбе раскладывает на стойке карту и, наклоняясь чуть ниже, обозначает на ней интересные места, не забывая стрелять глазками и напрашиваться на приглашение. Уизли в эту картину как-то не вписывается, и она его не ждала сейчас, поэтому удивленно поднимает голову и выгибает бровь, глядя то на пакет, то на него. Вот это что-то новенькое...
    [indent] - Сколько я должна за доставку, Уизли? - наконец весело тянет она, извиняюще улыбаясь американцу и придвигая к себе пакет, чтобы заглянуть в него. Неплохо, очень... мило [какое противное слово!], но они точно ни о чем таком не договаривались и она ничего такого не просила, с чего вдруг такая забота?
    пост потрачен 4.07.21

    +1

    4

    [indent] У Рона не было сегодня в планах заглянуть в отель к Паркинсон, у него, откровенно говоря, вообще каких-то особенных планов на день не было. Он собирался пообедать и вернуться на работу, потом купить ужин по пути домой и как-то так бесславно и скучно закончить этот день. Мысль занести обед девушке пришла самом по себе, он просто решил, что это хорошая идея. Если он ничего не перепутал, то она сегодня ничего толком не ела, поэтому должна хотя бы чуть-чуть обрадоваться ему. Не то, что бы он действительно переживал о том, радуется она ему или нет... хотя, все же, ему хочется, чтобы улыбалась она ему не только насмешливо и ехидно. Рон сам не знает почему, скорее всего это вызвано тем, что ему в самом деле нравится проводить с ней время. Это тоска, отчаяние и одиночество в нем говорят? С Гарри и Гермионой ведь он общается все меньше и меньше, с последней и вовсе почти все свел на нет после того, как они расстались. Нет, лучше не анализировать это все, иначе он точно запутается.
    [indent] Ему ведь и так хватает проблем, и одной из них неожиданно оказывается мужчина, с которым флиртует Паркинсон. Рону он не нравится [американцы все как-то странные, все без исключения же], какой-то он слишком холеный весь, улыбается белозубо и вообще какой-то слишком чистенький и чуть ли не светится. Рядом с такими ему всегда не по себе, и он сейчас тоже машинально касается своего заросшего подбородка, приглаживая рыжую бороду. Мать все мечтает о том дне, когда он ее наконец сбреет, но у Рона пока жаление на это никакого нет. Гермиону она вот тоже бесила, может быть, поэтому он ее и оставляет, отказываясь брать в руки бритву или разрешать кому-то привести его в порядок. Ему и так хорошо, его и так все устраивает, а если кому-то что-то не нравится, так можно же не смотреть. Это только его лицо, он в праве делать с ним все, что ему заблагорассудится. Он же сейчас даже не в министерстве работает, чтобы его внешний вид играл хоть какую-то роль.
    [indent] -Да ничего ты не должна, - фыркает Рон, отвлекаясь от американца и опираясь локтем на стойку. Он смотрит на карту с любопытством, но вопросов не задает - это не его же дело, чем они тут заняты, хотя ему и хочется как-нибудь это все прокомментировать. - Я просто вспомнил, что у тебя сегодня запара должна была быть, и решил, что мне не хочется, чтобы ты умерла с голоду. Сигаретами не наешься, - это чистейшая правда, сигаретами в самом деле нельзя насытиться. Во всяком случае, не так, чтобы потом не заработать себе какую-нибудь противную болезнь желудка или что-то еще. - Ты допоздна сегодня? - Зачем-то спрашивает он, неуверенный в том, что ему это правда интересно. Нет, наверное, все же интересно. Да и сейчас уходить, едва только принеся девушке обед, будет как-то странно. Будто бы он чего-то испугался, смутился и теперь хочет поскорее сбежать. Ничего подобного, он не сконфужен, не смущен и уж точно не чувствует себя так, как будто кому-то чем-то мешает. Паркинсон же не кисейная барышня, она легко и четко говорит, когда происходит что-то, что ей не по душе.

    +1

    5

    [indent] Панси наметанным взглядом оценивает ненавязчиво скользнувшие вниз по запястью часы американца и тонкую ткань его идеально скроенной мантии, вспоминает, что он расположился в одном из люксов, жалеет, что под рукой нет справочника чистокровных фамилий, и даже без этого принимает его за вполне достойный вариант. Даже если он полукровка и выскочка из низов, ее это устроит: меньше вопросов будет к ее плачевному положению, он счастлив будет породниться с одной из древних английских семей, а она уже мысленно складывает свой чемодан и представляет себе фасон свадебного платья. Американец уже успел узнать, когда заканчивается ее смена, и Панси всерьез рассчитывает на приглашение вместе поужинать в одном из рекомендованных ею ресторанов, но чертов Уизли все портит и вмешивается в такую замечательную беседу со своим обедом. Это замечательно, но она как-нибудь пережила бы день без еды, не в первый раз же - вспомнить все те недели, когда она тоскливо пересчитывала оставшиеся в кармане кнаты и предпочитала купить сигареты, а не дешевые макароны на обед [а потом милая Дафна удивлялась, как Панси удалось так быстро и замечательно похудеть, и выспрашивала у нее рецепт диеты, так что Панси пришлось вдохновенно врать что-то про экзотические фрукты и морепродукты].

    [indent] Обед, конечно, не пропадет, а вот Уизли лучше бы прямо сейчас пропасть, но он облокачивается на стойку и выглядит так, будто его сейчас десяток фестралов с места не сдвинет. Панси улыбается, не разжимая тонких губ, и взглядом указывает ему на дверь, но когда чертовы гриффиндорцы умели понимать намеки? Черт побери, да они даже прямой посыл не всегда понимают, а к мимике и разлившемуся в воздухе напряжению вовсе остаются слепы и бесчувственны, и Панси вздыхает, жалея, что не может сейчас немножко пнуть Уизли или отдавить ему каблуком пальцы, чтобы он свалил наконец и дал ей шанс без помех устроить личную жизнь и сытое семейное счастье. Как же тяжело общаться с умственно неполноценными!

    [indent] - О, спасибо, как мило, что ты обо мне подумал и спас меня от голодной смерти, - щебечет она, улыбаясь американцу и убирая пакет с едой под стойку. Жалко, что первого намека Уизли тоже не понял и не притворился курьером, а начал изображать из себя... непонятно что изображать. - Ты отстал от жизни, я бросила курить, - потому что хорошая жена и будущая мать сигарет сторонится, а Панси - очень правильная и приличная, и было бы неплохо, если бы Уизли перестал портить то впечатление, которое она старательно производит на американца. - Пока не знаю. Но с ужином разберусь сама, можешь не беспокоиться, - отмахивается она и, пока американец наклоняется к карте, еще раз округляет глаза, строит страшное лицо и кивает Уизли в сторону двери: ну правда, как ему еще намекнуть, чтобы он понял и избавил ее от своего присутствия? Она даже поблагодарила уже его за обед, чего еще ему надо?..
    пост потрачен 4.07.21

    +1

    6

    [indent] Не понять, что Панси хочет, чтобы он убрался подальше, может разве что слепой. Рон, слава Мерлину, зрения не лишен, все ее намеки понимает, но из какого-то ослиного упрямства не уходит. Ему не нравится вся эта ситуация, ему не нравится этот дурацкий улыбчивый американец, будто бы сошедший с обложки какого-то глянцевого маггловского журнала из тех, которые ругала Гермиона, и еще больше ему не нравится то, как ведет себя с ним Паркинсон. Или ему не нравится, что девушка не ведет себя так с самим Роном? Да нет, идиотизм какой-то [или нет?], просто это все ужасно глупо, он же уверен, что она знать не знает ничего об этом своем постояльце и он вообще ей не интересен. Неужели ей так хочется вырваться из этой дыры, что она готова даже повеситься на такого дурацкого искусственного парня, как этот? Ему ужасно хочется спорить, где же ее слизеринская спесь и куда запропастилась гордость чистокровок, но он вовремя прикусывает язык. Это точно не то, что надо спрашивать у человека, чей отец сидит в Азкабане.
    [indent] Рон делает глубокий вдох и улыбается шире, смотрит на Паркинсон почти ласково и приподнимает брови почти в искреннем удивлении. Бросила? Серьезно? Он знает, как сложно зажевать запах табака [даже те сигареты, которые сделаны чародеями, ужасно пахучие], и теперь ему даже интересно, как от него избавилась девушка.
    [indent] -Если не я, то кто? - Фыркает Рон, искоса глядя на склонившегося над картой американца. Он вообще на улицы города смотрит или заглядывает в вырез блузки Паркинсон? И она всегда расстегивала ее на работе на столько пуговиц или только сегодня решила так сделать? И все-то ради этого индюка расфуфыренного, Мерлиновы подштанники! - В самом деле бросила? А когда, потому что я видел тебя... мы ужинали два дня назад, нет? - Вслух изумляется он, прекрасно видя, что мешает Паркинсон, но останавливаться у него желания нет. Серьезно, этот хлыщ? Что она с ним делать-то будет? У нее же сучий характер, она не сможет ворковать с ним слишком долго.
    [indent] -Мне казалось, что ужин, это решенное дело? - Смеется вдруг американец, поднимая взгляд на Паркинсон. Рон очень демонстративно закатывает глаза и стучит себя пальцем по груди, показывая девушке, что именно интересует ее нового кавалера. - Но если у вас планы..
    [indent] -Нет, какие планы могут быть у нас? - Говорит Рон прежде, чем соображает, что именно срывается с его губ. Он пожимает плечами и хлопает ладонью по стойке, прежде чем отстраняется и отходит на шаг. - Как скажешь, конечно, надеюсь, что ужин пройдет хорошо, - и звать пожарную бригаду не придется. Паркинсон не особо-то и умеет готовить, поэтому если ужин и будет, то за счет этого американца. Он ужасно не нравится Рону, это никакая не ревность, конечно же. Просто он британец, у него в крови нелюбовь к таким вот парням. А еще он шестой сын [самый младший и меньше всего нужный в большой семье], поэтому его иррационально раздражают те, кто выглядит лучше него или у кого положение получше.

    +1

    7

    [indent] От бытовой тупости Уизли быстро переходит к бытовой же вредности: Панси буквально видит, как в его глазах водит хоровод стая чертей, когда он нарочито невинным тоном уточняет срок ее самоотверженного отказа от курения. Все он понимает, все делает осознанно, все говорит ей назло, чтобы испортить намечающееся свидание и очернить ее в глазах американца. Вот как это называется и зачем ему это? Он с этого ничего не получит, а у них вроде не такое плохое приятельство сложилось, чтобы ее унижением и разрушением всех планов Уизли искренне наслаждался - либо она сильно ошиблась в его характере и уме, и все это с самого начало было хитрым планом. Нет, Мерлин, это же Уизли, просто как тапочек, какие тут хитрые планы? Панси морщится, поджимает губы, почти вытягивает вверх средний палец, но в этот момент американец поднимает глаза на нее, и ей приходится сложить руки на стойке и сладко улыбнуться. И да, ей абсолютно плевать, что смотрит он ей не в глаза, а в вырез блузки - какого черта Уизли из-за этого так распереживался? Ей надо получше продать себя и приковать к себе внимание - что поделать, если достоинств у нее немного, а умом и острым языком парней не привлечь.

    [indent] - Разве уже решенное? Кажется, мы еще обсуждали рестораны, - воркует она, хлопая ресницами и переставая какое-либо внимание обращать на Уизли, который наконец пожимает плечами и отступает от стойки. Его удаляющуюся спину Панси провожает коротким прищуром, делая себе заметку потом разобраться, что это была за истерика и что он себе позволяет. - Вот здесь неплохая испанская кухня. И великолепная сангрия - лучшая за пределами Испании, - она аккуратно постукивает ноготком по карте и очаровательно улыбается, наклоняя голову и кидая взгляды на американца через ресницы - такой ракурс ей особенно идет, Панси хорошо это знает и нагло пользуется.

    [indent] Но тот вдруг смотрит на нее с непонятной задумчивостью и тяжело вздыхает.
    [indent] - Это было забавно, но прости, я не люблю быть инструментом в чужих играх. Твоему парню уже достаточно ревности, а если хочешь продолжить, то найди кого-нибудь другого, - он ей подмигивает, сворачивает карту и уходит; а Панси ошарашенно ловит ртом воздух, прежде чем находит в себе силы кинуть ему в спину обиженное и возмущенное:
    [indent] - Но он не мой парень! Мы не!.. - Они даже не встречаются, а Уизли ухитрился испортить ей свидание, что это за подлость такая? Американец все же уходит, а Панси бросает все и выскакивает на улицу: насколько она знает Уизли, тот не ушел далеко, никуда не аппарировал и курит где-то рядом [Мерлин, откуда она вообще успела это узнать?!].

    [indent] Так и есть: Панси находит его за углом, гневно вырывает сигарету из его пальцев и топчет носком туфли - без особых причин на то, не из заботы о его здоровье точно, просто потому что он ее бесит сейчас каждым своим жестом и ей очень хочется ему тоже что-нибудь испортить, хотя бы мимолетное удовольствие от курения.
    [indent] - Какого хрена, Уизли? Что ты вытворяешь? - шипит она, тыча вытянутым указательным пальцем в его грудь, словно желая проткнуть его насквозь и поискать между ребер стыд и совесть.

    +1

    8

    [indent] Действительно, чего это Рон так взбесился и распереживался? Это вообще не его дело, чем занимается Паркинсон что в свое свободное время, что в рабочее. Хочет она забраться в штаны к этому американцу [который даже цвета ее глаз не вспомнит, потому что выше ее ключиц не смотрит, да и не нужно ему это, ведь все самое для него интересное можно рассмотреть в вырезе ее блузки], хочет при этом изображать из себя какую-нибудь дурочку с хаффлпаффа, то кто он, чтобы останавливать ее? Пускай становится американской женушкой, если ей именно это хочется получить, судя по всему, других целей в жизни у нее нет. Что ж, слизеринцам же никогда ничего кроме денег не было нужно, верно? Вот и Паркинсон такая же, сейчас выскочит замуж, устроится в Новом Свете и будет там также надменно смотреть на всех, как смотрела на протяжении всех школьных лет и как порой смотрит на него. Это все не имеет к нему никакого отношения, хоть они и проводят с недавних пор много времени вместе. Они даже не друзья ведь!
    [indent] Из отеля Рон выходит в прескверном расположении духа, смотрит на всех недружелюбно, думает аппарировать поскорее в лавку, но решает для начала покурить. Он достает из кармана пачку сигарет, вздыхает, потому что бросить у него, судя по всему, так никогда и не получится. Да и гори оно все, какая разница? Это же он только свое здоровье губит, так что это никого не касается. У всей его семьи хватает и дел, и тех, о ком надо позаботиться, а Рон вполне может сам за собой присмотреть. Если уж ему доверили пребывающего в вечной беспросветной депрессии старшего брата, то с самим собой он точно прекрасно справится, в этом не стоит сомневаться. Всегда же справлялся, всегда же всех понимал [с самого детства, когда облизывался на игрушки или сладости, которые его родители никак не могли позволить себе купить, от чего он только и любовался ими в витринах магазинов в Косом Переулке], так и сейчас сам решает, что может курить столько, сколько ему заблагорассудится.
    [indent] Рон едва успевает прикурить и сделать затяжку, как Паркинсон показывается из-за угла и вырывает у него из рук сигарету. Он с тоской и раздражением смотрит на то, как она буквально втирает ее в асфальт, будто бы эта несчастная никотиновая палочка ей что-то плохое сделала.
    [indent] -У тебя что за привычка такая мешать мне курить спокойно, а? - Огрызается он, пытаясь отпихнуть от себя ее руку. Паркинсон ниже него, теперь она еще и ее худобе можно позавидовать, но силы у нее хоть отбавляй. - А что я вытворяю? Я тебе обед занес, решил проявить элементарную заботу, потому что мы вроде как теперь не враги, и это не я... - он сбивается с мисли и, не выдерживая, дергает воротник блузки девушки. - Он сюда только головой не нырнул! На кой черт тебе это надо? Он если имя твоя запомнил, то только потому что бэджик приколот рядом с твоим декольте! У тебя гордость какая-то избирательная - я на ужин тебя зову когда, ты нос воротишь, а как такой хлыч показывается на горизонте, так все! - Это обидно, думает Рон, самую чуточку обидно, не больше. Просто они хорошо общаются, просто ему с ней не так уж и сложно, интересно даже, а не потому что ему самому нравится украдкой опускать глаза вниз в вырез ее блузки.

    +1

    9

    [indent] Уизли позволяет себе слишком много. Панси, пожалуй, сама отчасти виновата в том, что даёт ему приблизиться, влезть в её жизнь и занять там какое-то неожиданное место, на которое у него нет права. Он гриффиндорец (что сейчас очень выгодно), предатель крови (ещё лучше, дайте два), рыжий нахал (наглецам всегда везёт) и вместе со своими друзьями затычка в каждой бочке. Зачем только ему понадобилось отправлять жизнь не только всей магической Англии, но и одной конкретной девушке, скатившейся куда-то очень близко к дну общества? Мало того, что из-за него ей приходится отказаться от своих подработок, чтобы не попадать в неловкие ситуации и не прославиться на весь львиный кружок девицей совсем лёгкого поведения, так теперь он вполне серьёзный вариант топчет и не даёт Панси выбраться из этой дыры! Американцу плевать на то, что у Панси за душой ни гроша нет, что у неё отец до конца жизни в Азкабане будет сидеть, что за ней самой не самая лучшая слава закрепилась; и ей плевать, что привлекла она его прежде всего фигурой - ей этого хватило бы, чтобы зацепить его и уже не упустить. Где она ещё такого найдёт?

    [indent] А Уизли её вздумал отчитывать за банальное желание хорошей жизни. Легко ему говорить, он-то сейчас как сыр в масле катается и беды не знает; он-то уже забыл, в каких потрепанных мантиях ходил в Хогвартсе и как стыдился своей старой волшебной палочки. Панси совершает ровно обратный путь, падает с вершины вниз и не может отрешиться от былой роскоши, помнит до каждой мелочи свою спальню в мэноре, портреты на стенах коридоров, извилистое древо на старом гобелене, штат вышколенных домовиков и шкатулку с мамиными украшениями, которую отец все обещал ей отдать на очередной день рождения, но не находил в себе сил расстаться с драгоценное памятью. Так и сгинула шкатулка в чуете аврорских обысков и описей - то ли пылится в одном из тайников, то ли досталась кому-то шустрому и предприимчивому, и в жемчугах покойной миссис Паркинсон рассекает сейчас выскочка и грязнокровка вроде той же Грейнджер. А Панси стараниями её несостоявшегося мужа теряет шанс на счастье [может, ничего бы ещё не выгорело, но она злится на Уизли и подкидывает в костёр все больше дров, представляя себе комфортную жизнь в каком-нибудь старом и просторном поместье в Джорджии].

    [indent] - А у тебя что за привычка мне мешать жизнь строить? - Она уже не тычет пальцем, а всей ладонью пихает его в грудь - да разве этого дылду с места сдвинешь так просто? Жалко, что все у него в рост ушло, а на наполнение черепа чем-то полезным витаминов уже не хватило. - Хоть бы и нырнул с головой - твоё какое дело, Уизли? Кем ты себя возомнил, что решил читать мне лекции о гордости и скромности? Не враги - этого, знаешь ли, недостаточно, чтобы заботиться о моем моральном облике! - Да они и врагами-то не были, какое громкое слово для школьной неприязни и идиотского соперничества! Не враги, ха! Бедный Уизли, даже слова для их изменившихся отношений подобрать не может. - Для того и надо, чтобы ни перед кем больше не пришлось декольте сверкать. Не ты ли сам спрашивал, почему я не выскочила замуж за француза или ещё какого иностранца? Вот, следую твоему мудрейшему совету, пытаюсь выбраться из этой дыры, а ты мешаешь какого-то хера! - И Панси это бесит, и еще бесит, что она почему-то пернд Уизли оправдывается, и ещё больше бесит, что это "не враги" её чем-то задевает и тупо царапает.

    +1

    10

    [indent] Вся эта ссора кажется Рону высосанной из пальца - у них нет поводов для ругани, его ничуть не должно беспокоить то, с кем спит Паркинсон, с кем она хочет спать и с кем вообще собирается это делать. Его это никак не касается, к нему никакого отношения не имеет, но все равно он от чего-то раздражается при виде этого лощеного американского придурка рядом с девушкой. Он не уверен, что это ревность [с чего ему вообще ее ревновать-то, они друг другу никто, правильно же?], потому что это не может ею быть, но и объяснить вот так сходу, почему раздражается, он не может. Просто его бесит, что она вот так вот улыбается зазывно и дает кому-то заглядывать в свое декольте, а на него смотрит как на букашку. Рону совсем не нравится, что она перестает быть сама на себя похожа рядом с такими придурками, как вот этот урод. Он почти уверен, что с ним Паркинсон настолько настоящая, насколько только может быть, и ему она, языкастая и порой по-злому веселая, приходится куда больше по душе, чем этот слащавый вариант.
    [indent] Да она ему куда больше нравится вот даже такой злой, с волосами, которые буквально дыбом стоят! Не нравится ему только то, что она на него почти кричит и бьет в грудь, но это и неудивительно же совсем.
    [indent] -Что? Что я тебе мешаю делать?! - Переспрашивает Рон, не веря своим ушам. Где и в чем он ей, интересно узнать, мешает? Что-то он не помнит за собой ничего, что действительно могло бы на нее какой-то эффект. Он не делает ничего такого, и уверен, что их совместное времяпровождения никак не мешает ей строить ее жизнь. Замечательно выходит: она решила окрутить этот американца, который ей совсем не нужен [ей нужен его кошелек, но это совершенно другое], а виноватым вдруг в чем-то он оказывается! Как это вообще так работает что у нее, что у Гермионы, что он как-то разом становится виноват в том, к чему не имеет совершенно никакого отношения?! - Так, подожди, нет, я... да какая вообще разница, что я тогда спрашивал? Я спросил первое, что мне в голову пришло, Мерлин, потому что у вас у всех эти браки в колыбелях ради денег или статуса, - то ли оправдывается Рон, то ли уже огрызается, ловя ее за руку и сжимая пальцами ее запястье. Держит он ее крепко, но не больно, прекрасно зная свою силу, Гермиона же еще ниже и мельче, так что он прекрасно научился следить за собой. - Ну прости, что нравишься мне настолько, что я не хочу видеть, как ты выскакиваешь так тупо замуж и потом думаешь, как развестись! Хотя наверняка мать Забини тебе подскажет, как это все исправить, -он отбрасывает от себя ее руку, запоздало понимает, что только что сказал, и ерошит волосы на затылке ладонью. - Вот, все. Дай покурить, - на девушку он теперь уже не смотрит, старательно делая вид, что пачка сигарет занимает все его внимание.
    [indent] Паркинсон ему нравится, серьезно? Рон хочет верить, что слукавил, но нет - она в самом деле ему нравится, ему с ней весело, ему нравится проводить с ней время, а думать о том, что она будет также хорошо [а то и даже лучше, потому что Рон все равно простоват для такой как она] его проводить с кем-то еще, ему неприятно. Он недовольно вздыхает, косится на нее и вздыхает еще раз, уже громче: судя по выражению ее лица, он где-то что-то сказал не так, но он даже отматывать назад все не хочет, предполагая, что под "не так" подходит каждое сказанное им девушка слово за сегодняшний день. Замечательно.
    [indent] -Я не буду тебе мешать, если ты действительно хочешь этого толстосума, - бормочет Рон, но сам же своим словам не верит и передергивает плечами. Вот ведь влип он, надо было еще постараться так умудриться! Вот уж точно король Уизли, только у него такое могло бы получиться, да еще и так легко и просто.

    +1

    11

    [indent] Хорошо, что за эти годы Панси не растеряла умение держать лицо, а только улучшила его, потому что улыбаться дотошным японским туристам оказывается тяжелее, чем кивать занудным тетушкам на семейных ужинах и терпеть всякую грязь в школе. Очень хорошо, потому что ей хватает сдержанности, чтобы не открыть по-маггловски рот и не смотреть на Уизли круглыми от изумления глазами; хотя Панси очень хочется повторить подсмотренный у кого-то из грязнокровок жест и покрутить пальцем у виска, потому что с головой у Уизли явно не все в порядке. Панси ему вроде бы амортенцию не подливала, Конфундус не накладывала, даже, Мордред побери, ресницами в его сторону не хлопала - словом, не сделала ничего, чтобы его очаровать и привлечь его внимание, потому что это же Уизли, зачем он ей нужен? Да и тут Империус бы понадобился, чтобы он на нее дважды посмотрел и хотя бы на минутку опустился до павшей слизеринки.

    [indent] Но не понадобился, Уизли без всякого воздействия выдает вдруг, что она ему нравится, и Панси старательно топчет в себе желание оглянуться по сторонам и понять, где спрятались его друзья, чтобы посмеяться над одной чистокровной дурой. Ну не может же он на самом деле!.. Не может же? А почему нет, чем она хуже других? Панси вспоминает наконец о гордости и задирает нос: даже если отцовские ошибки стоили ей состояния и хорошей жизни, у нее все равно остается ее имя, кровь, образование и острый язык, а это уже больше, чем у всех грязнокровок, вместе взятых. Даже если за ней тянется цепочка ошибок и если она барахтается где-то очень близко к самому дну, она все равно остается собой - и конечно, она может привлечь чье угодно внимание и не должна так этому удивляться. Но... чье угодно, но не этого рыжего недотепы же, который в собственных словах путается и выглядит как побитый детеныш жирафа!

    [indent] - Тебе все еще тринадцать лет, Уизли? "Ты мне нравишься", серьезно? Еще за волосы подергай! - передразнивает она его, закатывая глаза и складывая руки на груди. Звучит действительно глупо и незрело - и говорит это человек, который почти до алтаря дошел со своей девушкой. Хотя, видимо, потому и не дошел, что Грейнджер нашла себе кого-то более зрелого, разумного и находящего слова получше, чтобы выразить свою симпатию. - С чего вообще вдруг?.. Ой нет, не отвечай, не хочу знать, что все остальные девушки в Англии тебе отказали, и у тебя просто не осталось выбора, - отмахивается она, то ли пытаясь перевести все в шутку, то ли действительно не веря в его слова, сказанные в пылу ссоры. Хотя вот таким как раз и стоит верить, особенно если их говорит Уизли, не приученный думать на пять ходов вперед в реальной жизни, а не в шахматах. - Не будешь мне мешать? Как мило, как я счастлива, это же почти благословение! Да только этот толстосум уже сбежал из-за тебя, доволен? - Панси эмоционально взмахивает руками и упирает их потом в бока, и все никак не может смириться с абсурдностью происходящего. Уизли она нравится, как же это бредово звучит!

    +2

    12

    [indent] Паркинсон ему нравится, вот уж точно неожиданность! Рон удивляется этому неожиданном признанию, но больше всего он удивлен тому, что это правда. Паркинсон - стерва каких поискать, она спесивая, острая на язык и ни разу не добрая, это все он знает, это все было видно сразу. Он не видит ее в каком-то ином свете [правда ведь все ее грешки знает, понимает, что она из себя представляет], никак не приукрашивает действительность, не пытается убедить себя в том, что девушка не такая, как кажется, но все равно она ему нравится. Может быть, как раз из-за этого всего она ему так и пришлась по душе? Паркинсон ведь тоже видит его таким, как он есть. Вот что он для нее? Просто нескладный рыжий Уизли, один из целого выводка, долговязый и нескладный, самый обычный человек, а не какой-то прославленный герой войны. Он знает, что некоторые помнят только Вторую магическую войну, но сам он ни вспоминать ее не хочет, ни думать о ней лишний раз. Зачем, когда это все уже в прошлом?
    [indent] Рон делает глубокую затяжку, слушая Паркинсон, и морщится. Она ему не верит [винить ее не в чем: он тоже с трудом себе верит, ели уж на то пошло, так что она сразу вот решать, что он правду говорит, совсем не обязана], продолжает ругаться и даже как-то шутит. Шутка у нее, разумеется, выходит обидная, но тут и ждать чего-то еще не стоило. Ему не очень приятно такое слушать, потому что вряд ли найдется человек, которому слушать колкие насмешки было бы приятно, но он молчит, дает ей выговориться и думает, что же ему делать. Он сжимает пальцами сигарету сильнее, чем нужно, смотрит на девушку тяжелым взглядом, а потом решает, что была - не была! Хуже ведь уже не будет, в худшем случае, она его оттолкнет и даст хорошенько по лицу, вот и все, что будет, поэтому это даже не риск никакой. С ним в жизни происходили вещи и похуже, чем неожиданный и грубоватый поцелуй с Паркинсон, годы дружбы с Гарри ведь быть очень увлекательными и богатыми на самые разнообразные события.
    [indent] Свободной рукой Рон притягивает девушку к себе, устраивая ладонь у нее на затылке, и наклоняется, буквально затыкая ей поцелуем рот. С Гермионой он так не целовался, с ней он всегда старался быть помягче, понежнее, а тут... а тут и прикусить губу девушки просто напрашивается, что он и делает, прежде чем отстраниться.
    [indent] -Вот, так я на тринадцатилетнего уже не похож? - Спрашивает Рон с вызовом, не отрывая глаз от Паркинсон. Удивлена? Прекрасно, не одному же ему ходить и не понимать, что происходит с его жизнью, пускай вон тоже помучается. - Сочувствую по поводу толстосума. Хотя нет, не сочувствую - пускай катится в Америка и там смотрит кому-то в декольте, - он и сам кидает вниз, невольно заглядывая в вырез ее блузки, которую для него она никогда так не расстегивала. Ну да, он же не американский богач, который может подарить ей жизнь в шоколаде, он всего лишь Уизли, у которого теперь после бедности просто нормальный хороший достаток, но не что-то невероятное и необыкновенное, как у того придурка.

    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/461/96657.png х2

    +1

    13

    [indent] Панси ни на что не набивалась и ничего не требовала, но Уизли решает все же от слов перейти к более убедительным доказательства то ли своей симпатии, то ли банального желания залезть ей под юбку. У его губ вкус табака, а у его прикосновений неожиданно властный характер - вот уж он ей точно представлялся более медлительным, нежным, томным, а не таким напористым и даже грубоватым. Точнее, нет, не представлялся, она вообще о нем в этом плане не думала, с чего бы ей вдруг об этом размышлять и Уизли как-то представлять? Просто у Грейнджер на лбу же написано, что с ней надо носиться как с хрустальный статуэткой, пусть за любую обиду она руку по локоть отгрызет и не подавится. И если Уизли хоть сколько-то с ней продержался, значит, согласен был играть по тем правилам - и это совершенно не похоже на то, как он сейчас целует Панси.

    [indent] Она неуклюже взмахивает руками, но после секундного промедления все же отвечает ничуть не менее дерзко - почему бы и нет, если целуется Уизли неплохо? Не то мастерство, конечно, после которого душа воспаряет к небу и не хочет возвращаться обратно; но бывало и похуже. Панси оценки не ставит и мастер-классы не даёт, но хотя бы не пинается и не размахивается для звонкой пощёчины, а это уже кое-что значит. И... и он ещё кусаться умеет? Ну все, открыта тайна века, ясно теперь, почему с Грейнджер у него все вдруг закончилось: дал, видимо, волю зубам невовремя! Интересно только, как же ему свои вампирские инстинкты удавалось скрывать так долго - сколько там лет он с Грейнджер нежничал и зубки втягивал?

    [indent] Уизли, отстранившись, смотрит на неё с вызовом - ждёт, видимо, что Панси начнёт плеваться и брезгливо вытирать губы, а она только проскальзывает языком по укушенному месту и скалит зубы в очередной усмешке.
    [indent] - Вот так ты похож то ли на вампира, то ли на мужлана, который не умеет разговаривать и все споры решает либо кулаками, либо поцелуями, - смеётся она, окидывая его взглядом и укрепляясь в этом мнении. Свою растерянность Панси старательно скрывает и ему не показывает, но этот поцелуй действительно становится для неё неожиданностью, и она не знает, что с этим делать дальше. Не в первый раз в жизни не знает, конечно, и наверняка далеко не в последний. Но Уизли никогда не входил в список людей, на которых прежняя Панси стала бы тратить свое время; а для новой Панси он, наоборот, птица слишком высокого полёта. А если это все же затянувшаяся шутка, то она точно его убьёт и о последствиях даже не задумается.

    [indent] - От тебя ужасно несёт дешёвым табаком, ненавижу поцелуи со вкусом сигарет, - ворчит она и тут же требовательно щёлкает пальцами, чтобы он с ней поделился. - И почему же американец не может смотреть в моё декольте? Вроде никто не заявлял на это монопольное право. - Или Уизли претендует на такую привилегию? Панси по давней привычке не спрашивает ничего прямо [один раз нарушила правило - до сих пор разгребает последствия и не может отмыться от грязи], но ей интересно, чего Уизли теперь от неё ждёт и как все представляет. Она могла бы в духе худших любовных романов броситься ему на шею с ответным поцелуями и признаниями, но тогда Панси не была бы собой и, наверное, с таким поведением давно бы устроила свою личную жизнь, ошарашив кого-нибудь своим наивным упорством и доведя до венца. Но у неё, увы, все сложнее, и даже на вполне очевидное признание, повторенное дважды в самых доступных формах, она ерничает и играет в непонимание.

    +2

    14

    [indent] С девушками себя нужно вести не так, как ведет себя сейчас Рон. Он очень хорошо помнит и путанные объяснения своего отца, и то, что говорили ему старшие братья в минуты, когда у них находилось на него время, и то, что талдычила ему Гермиона всякий раз, как он, по ее мнению, делал что-то по отношению к ней не так. Он и сам знает, что местами [а иногда и всецело; он тоже человек, а подростком он хоть и был не трудным, но и на него дурь находила] был не прав и должен был вести себя иначе. Он очень старается быть лучше, потому что хочет быть лучше, а потом вдруг встречает неожиданно похорошевшую Паркинсон с ее вечной усмешкой на накрашенных губах и глубоким и вырезами, и все: как ему быть лучше, когда ему иногда ее хочется придушить и тут же ни в коем случае этого не делать, потому что ему неожиданно сильно нравится проводить с ней время, и целует он ее тоже не по принуждению, а потому что сам этого хочет, сам к ней тянется и ведет себя совсем не как приличный и цивилизованный человек.
    [indent] Рон отстраняется, заторможенно думает о том, что она ему ответила, и щурится, наблюдая за тем, как Паркинсон продолжает ерничать. Ему кажется или у нее скулы заалели? Мерлин, она что, даже красиво краснеть научилась? Или это румяна просто? Невольно он задумывается, не умеет ли девушка еще и плакать изящно, но быстро себя обрывает, потому что это совсем не то [точно не то, он в этом абсолютно уверен], что он хотел бы узнать. Нет ничего хуже рыдающих женщин, это он давно понял и не хочет никаких опытов ставить. Он вздыхает, ведет плечам и неохотно дает Паркинсон свои сигареты. Забавно, ей так целоваться не нравится, а сама она при этом курит! Двойные стандарты, как не крути, такие двойные, но он, прислушиваясь к себе, не находит причины злиться. Знал же с кем связывается, так что никакое это не невероятное преображение из принцессы в... нет, не чудовище, чудовищем звать Паркинсон будет несправедливо, просто она не принцесса, вот и все как-то.
    [indent] -Не вижу, чтобы твоя трепетная натура была этим как-то особенно оскорблена, Паркинсон, - фыркает Рон, делая затяжку. Ради Гермионы он бросил курить, а сейчас ему ничего бросать из принципа не хочется. Она сама курит, так что потерпит как-нибудь! Она никакая не нежная дева, не кисейная барышня [Рон по Флер-то понял насколько обманчивой может быть женская внешность], так что ничего с ней не случится, переживет как-нибудь поцелуи со вкусом табака, ничего такого в этом нет, не единственный же он курящий мужчина в Британии, в конце-то концов. - А со вкусом чего тебе нравятся? Шампанского, шоколада и клубники? Прости, я из этих трех вещей только шоколад и люблю, - то ли огрызается, то ли подзуживает ее Рон. Вот связался же ведь, вот нашел же с кем, а все равно, даже прогоняя всю ситуацию в голове еще раз, он не может найти какого-то серьезного повода быть расстроенным. Он просто сошел с ума, с этим нужно было смириться если не на первом курсе, то хотя бы на втором, когда стало ясно, что спокойной жизни ему не видать.
    [indent] -А потому, считай, что я заявил, а ты приняла, - шел к ней сегодня Рон совсем не за этим, но вышло то, что вышло. Он передергивает плечам и смотрит куда-то в сторону - На ужин куда пойдем? У меня планов никаких не было, а у тебя теперь точно нет, - неожиданно для самого себя уголки его губ дергаются вверх: нет-нет, а победителем сейчас себя он немного, но чувствует.

    +1

    15

    [indent] С Панси Паркинсон, гордой дочерью Персея и заносчивой слизеринкой, никто бы не стал вести себя так. Во-первых, потому что она тут же расщедрилась бы на пару семейных сглазов. Во-вторых, единственный парень, от которого она такое отношения с радостью приняла бы и сама в ответ повисла бы у него на шее, смотрел больше на Поттера, чем на нее. В-третьих... Панси себе не льстит: в школьные годы, да и после них тоже, в десятку красавиц она не входила никаким образом и плелась где-то в конце всех возможных рейтингов. Сейчас-то, конечно, есть на что посмотреть, и в вырезах ее блузок можно надолго залипнуть, и с лица спала припухлость, делающая ее похожей на мопса, хотя все равно черты правильными и красивыми мало кто назовет. Словом, тогда на нее никто не смотрел дважды, а теперь она все же похорошела и стала привлекать внимание - Панси постукивает пальцем по сигарете, которую выуживает из пачки Уизли, и сомневается теперь, что голодные годы сыграли с ней хорошую шутку. Оставайся она похожей на мопса - и Уизли прошел бы мимо, не поставил бы ее в это неловкой положение и не требовал сейчас непонятно чего.

    [indent] Хотя почему же непонятно? Все понятно, в ее вырез он заглядывает с не меньшим энтузиазмом, чем тот американец. Видимо, выправившаяся фигура снимает все вопросы к ее дрянному характеру и сомнительным моральным ценностям - ах, если бы только министерских чиновников можно было ввести в заблуждение так же легко и вернуть себе все арестованное и конфискованное имущество! Она зажигает на кончике палочки огонек и прикуривает, вдыхает и выдыхает дым, беззастенчиво разглядывает Уизли, будто впервые его видит, и долго молчит, хорошенько обдумывая все, что собирается сказать дальше. Хотя путных мыслей все равно нет, так что приходится творчески импровизировать.

    [indent] - Плохое зрение, видимо, заразно. Сходи за очками своего друга - может, тогда все увидишь, - огрызается она, снова неторопливо закуривая и стараясь не замечать, каким довольным собой выглядит Уизли. Ах какой герой, заткнул девушку поцелуем, как будто первый додумался до этого фокуса! Никто раньше так не делал - и вот опять. - Ладно, я могу даже понять нелюбовь к клубнике. Но шампанское тебе чем не угодило? Ты хоть пробовал настоящее французское? - с толикой жалости переспрашивает Панси, заранее решая, что Уизли просто не знает вкус хорошего шампанского, а дешевое, ясное дело, мало кому нравится.

    [indent] - Я ничего не принимала и не давала тебе права принимать решение за меня, так что уйми свой пыл, - и улыбку тоже лучше унять, пока Панси не закончила перебирать способы стереть ее своими руками и не выбрала какой-нибудь один. - И на ужин... ай, ладно, все равно ты все мои планы уже разрушил и гордишься теперь собой. Пойдем туда, где подают настоящее шампанское, так что не забудь кошелек, Уизли, - И это определенно не свидание, ни разу не свидание. Но, может быть, Панси даст ему шанс пригласить ее на настоящее свидание - и может быть, даже согласится на него пойти. А может быть, нет; ей надо хорошенько об этом подумать, и хорошо, что до вечера еще несколько часов... которые она должна провести на работе. Панси ругается сквозь зубы, вспомнив наконец, что оставила рабочее место и может поплатиться за это штрафом или даже увольнением. А все из-за Уизли!

    +2

    16

    [indent] Рон уже успел изучить Паркинсон достаточно хорошо, чтобы точно знать, что если она чего-то не хочет, ее это просто невозможно заставить сделать. Она упрямая как стало ослов, она ни разу не из тех, кто позволит собой помыкать и поэтому он, вот так навязывая ей свое мнение и не получая той отдачи [вроде летящего в него проклятия, например], которую должен был бы получить, уверяется, что не так уж она и против. Она слизеринка, она чистокровная, она делает то, что хочет, и Рон явно не тот человек, из-за которого она стала бы что-то менять. Вот ради американца девушка изобразила из себя воркующую птичку, но с ним - змея змеей, и он вдруг от чего-то даже и не против. Его жизнь как-то очень странно путается, и что с этим делать он до конца не понимает, решая просто плыть по течению и посмотреть, что из этого выйдет. Невозможно контролировать все, много раз она говорил Гарри с Гермионой, вот он и не пытается уже, слишком сильно для этого устав. Хватит с него правда уже.
    [indent] -Нормальное у меня зрение, может быть, даже лучше, чем у тебя, - в тон ей отвечает Рон и закатывает глаза, когда Паркинсон наседает на него по поводу шампанского. Не любит, ну вот не любит он его просто, предпочитая что-то попроще и подоступнее. Шаманское у него ассоциируется с какой-то светской жизнью и теми министерскими приемами, которые посещала Гермиона и на которых он всегда чувствовал себя не в своей тарелке. Опьянение тем, кем он стал, после войны сошло с него очень быстро [может быть тому было виновато горе: слишком много человек погибло, слишком много тех, кого он очень хорошо знал], поэтому на таких сборищах он всегда чувствовал себя неуютно. Вряд ли его нелюбовь к шампанскому сможет вылечить просто покупка какого-то дорогого, но спорить с Паркинсон по этому поводу Рон не собирается, ни желания у него на это нет, ни времени. Пусть сама что хочет пьет, ему деньги и так некуда тратить, на ресторан у него хватит.
    [indent] -Горжусь и разрушил, ага, я за тобой вечером зайду и... а, твой рабочий день? Иди давай, поесть не забудь только, - уже куда веселее фыркает он, не чувствуя никаких угрызений совести: обойдется она без этого дурацкого денди. Ему вот очень хорошо, поэтому Паркинсон он салютует и, кидая окурок себе под ноги, резко наклоняется к ней для быстрого поцелуя, а потом аппарирует прочь прежде, чем она успевает его как-нибудь обозвать. Вот чем она все недовольна? Он ей поесть даже принес, молодец же, внимательный! Всяко лучше ее американца. Рон трет шею, оказываясь в лавке Джорджа [их лавке, но привыкнуть к этому сложно] и, чиркнув записку в ресторан, чтобы забронировать столик, занимает себя делами. С бухгалтерскими книгами все вечно не все в порядке, но как с этим бороться он не знает и поэтому едва не опаздывает. Он с трудом успевается сполоснуться и переодеться, и у отеля появляется буквально минута в минуту. Техническим он успел, практически Паркинсон, пожалуй, имеет право сказать, что он опоздал и мог бы, скотина такая, поторопиться.

    +2

    17

    [indent] По всем параметрам Уизли - не тот парень, с кем она жаждала бы пойти на свидание. Мало того, что он предатель крови и гриффиндорец, так еще совсем не в ее вкусе: рыжий, долговязый, не умеющий толком ни одеваться по-человечески, ни держать себя спокойно и достойно, не знающий даже, как правильно и красиво позвать девушку на свидание. Одно хорошо - герой войны с деньгами в кармане; но если Панси опустилась настолько, чтобы этим довольствоваться, то уж лучше сразу объявить себя старой девой и уползти в одинокую могилу на кладбище. Ну вот никак это единственное достоинство не перевешивает всех прочих недостатков, а Панси все же не только по размеру кошелька подбирает себе парней и любовников на одну ночь... не только ведь?..

    [indent] - Мой рабочий день, который ты... ах ты флоббер-червь! - Пока она размышляет о глубине своего падения и о скорости, с которой вертятся в гробах ее почтенные предки, Уизли пользуется ее замешательством и оставляет на ее губах еще один поцелуй, теперь пахнущий табаком с обеих сторон, а потом сразу же аппарирует, так что все ее ругательства разят лишь воздух. Панси бранится так, что пепел и прах ее более далеких предков закручивается уже в маленькие ураганчики, потом докуривает сигарету и в крайне легкомысленном настроение возвращается на работу, морально уже смиряясь с увольнением и подсчитывая, на сколько ей хватит денег, чтобы платить хотя бы за квартиру - без еды можно как-то обойтись, вон пусть Уизли подкармливает и по ресторанам водит, раз уж испортил ей такую блестящую карьеру.

    [indent] Но отельный холл на удивление пуст, и даже никто из начальства не стоит и не постукивает по часам, показывая степень ее вины. Панси, возвращаясь на свое место, чувствует почти что разочарование: поганая все же работа, совсем ей не по душе, и оплачивается скудно, а раз у нее появился парень, то и потом чаевых после дополнительных услуг иссякнет. Она уныло вздыхает, опираясь локтем на стойку и снова углубляясь в мысленные расчеты: спасибо отцу, что сам занимался с ней арифметикой, алгеброй и ведением учета, так что с цифрами у нее все хорошо; а вот с тем, как свести свои крошечные доходы с увеличивающимися постоянно расходами, - уже как-то не очень.

    [indent] До вечера работы оказывается немного, а времени на размышления - слишком много. Панси постукивает ноготками по стойке и раз сто меняет решение, то собираясь пойти с Уизли на свидание, то придумывая любые дела и оправдания вместо этого. Но в конце дня она передает все сменщице, разглядывает заготовленное для другого ужина и другого свидания платье и просто снимает форменную мантию, оставаясь в скучных и строгих блузке и юбке, туго обтягивающей бедра. Для Уизли сойдет, не хватало еще ради него прикладывать какие-то усилия!
    [indent] - Даже без цветов, Уизли? Ты хотя бы столик в приличном месте заказал или поведешь меня в "Дырявый котел"? - сразу морщит нос Панси, выйдя на улицу как раз в то время, когда там появляется Уизли. Она-то вовремя, а он опоздал: должен был уже ждать ее на месте; но чего она требует от этого недотепы?

    +2

    18

    [indent] Паркинсон выглядит так, словно она недовольна им, тем, что согласилась пойти, тем, куда они идут, пускай она еще и знать не знает ничего о том ресторане, который выбрал Рон. Ее раздражение ему сейчас кажется ужасно забавным [и, пожалуй, такой злой она кажется ему красивой; ему точно нужно заглянуть в больницу Святого Мунго на досуге], поэтому он улыбается, не чувствуя себя нисколько виноватым. Он успел, а не заставил ее ждать, это не считается за опоздание. Вот появись он позже - да, она имела бы полное право ругать его на чем свет стоит, а так - пускай ворчит, если ей так легче будет смириться с тем, что он каким-то образом вошел в ее жизнь. Он, а не американский мачо, который бы явно мог потратить на нее, такую красивую и глупенькую куколку, кругленькую сумму денег. Женщина надо баловать, так же говорят? Ладно, эти мысли ему ни к чему, он не хочет думать о том, чем бы Паркинсон занималась со своим несостоявшимся кавалером, если бы у нее вышло завлечь его в свои сети, поймать и удержать. Этого уже не случится.
    [indent] -Мне всегда казалось, что заявляться на свидания с цветами, особенно, когда собираешься в ресторан или куда-то еще, неудобно. Неужели тебе в самом деле хотелось бы таскать с собой букет и не знать, куда его деть? - Фыркает ничуть не обескураженный Рон [что еще можно ждать от Пакрсинсон?] и окидывает ее заинтересованным взглядом. Вот вроде же решили, что это свидание, а она совсем не наряжалась - блузка и юбка, то, в чем она на работе была. Ему с одной стороны обидно немного, что ради него и стараться не надо, но с другой ему, пожалуй, она вот такой куда больше нравится. К тому же смотреть на то, как ткань обтягивает ее бедра, тоже очень даже интересно и увлекательно, так что жаловаться ему не на что. - А ты в Котел хочешь? Прости, свожу тебя туда в следующий раз, - он протягивает девушке руку, чтобы они могли вместе аппарировать, и моргает. Следующее, что он видит, это фойе одного из популярных в Лондоне итальянских ресторанчиков. Во французский вести ее Рон отказывается, обойдется сегодня как-нибудь без совсем уж изысканной кухни, зато здесь и вкусно, и ценник такой, который ее явно устроит, и есть что выпить.
    [indent] Рон посматривает по сторонам, оценивая обстановку, а потом смотрит на меню и, стоит только Паркинсон поднять на него глаза, пожимает плечами.
    [indent] -Смотри винную карту, я знаю, что тут заказать, - в кои-то веки знает, а не как всегда, когда теряется в подобных местах. Оно чуть проще того, куда он водил Паркинсон в самый первый раз хотя бы потому, что здесь кухня, которую он так или иначе знает. Это его порядком радует, потому что выставлять себя дураком перед девушкой, которая пошла с ним на свидание он не хочет. То есть она и так знает, что он из себя представляет и никаких иллюзий по этому поводу не питает, но все равно, подтверждать все ее опасения и насмешки у него никакого желания нет. Опозориться он в любой момент и так может, для него это не так уж и сложно, он это точно знает.

    +2

    19

    [indent] Это не свидание. Совершенно точно не свидание. Вон она даже не нарядилась, а Уизли явился без цветов, так что это совершенно точно не свидание, и Панси просто ждет момент, чтобы вслух озвучить очевидных факт: они не могут встречаться, у них не может быть никаких отношений и никаких свиданий, они же разные как... как... как гриффиндорец и слизеринка, ну что тут еще скажешь? У них нет абсолютно ничего общего, а если Уизли запал на ее грудь в вырезе блузки или на обтянутые юбкой бедра, то у Панси есть очень плохие новости для него: к этим частям тела прилагаются все остальные, а также в комплект входят дрянной характер, дурная репутация и положение где-то у подножия социальной лестницы. Словом, у нее есть все, чтобы очаровывать ничего не сведущих в светской жизни Лондона иностранцев, - и все, чтобы англичане от нее шарахались как от разносчицы драконьей оспы. И гриффиндорская троица - те еще любители острых ощущений, но неужели Уизли после войны не ищет спокойной жизни и прелестной хозяйственной девушки, как две капли воды похожей на его суетливую рыжую мать?

    [indent] Это не свидание, но почему-то она кладет ладонь поверх его и позволяет перенести себя ко входу в милый ресторан, проходит внутрь и садится за столик, на который им указывает официант. Ароматы итальянской кухни витают здесь божественные, и Панси прикусывает щеку, вспоминая давно проглоченный и уже сто раз позабытый обед, после которого даже печеньем не успела перекусить. Заглянуть в меню даже одним глазом Уизли ей не дает и протягивает взамен винную карту: Панси скользит взглядом по названиям из прошлой жизни, щурит глаза, примечая что-то достойное, и язвительно улыбается, когда доходит до игристых вин. Не любит шампанское, верно? Что ж, шампанского здесь и нет, но она постукивает пальцем напротив приличной франчакорты и весело кивает принимающему заказ официанту. Мало ли что там Уизли не любит - если он хочет с ней встречаться, придется пойти на жертвы [или пришлось бы, потому что на самом деле встречаться они, конечно, не будут].

    [indent] - Да-да, Уизли, а еще цветы бесполезны в хозяйстве, быстро вянут и никому не нужны, а лучший знак внимания для девушки - это новенькая блестящая сковородка. Романтик в тебе умер, не родившись, - закатывает она глаза, откидываясь на спинку стула и продолжая прерванный разговор. Уизли же такой практичный и прагматичный, бесполезные подарки презирает и не тратится на них - и Панси все лучше понимает, почему у него нет [и не будет] девушки. С таким подходом он никого себе не найдет. - Я еще не согласилась на следующий раз, Уизли, так что не строй пока никаких грандиозных планов. И я еще даже не решила, стоит ли сегодня сбежать перед горячим или перед десертом, - Панси растягивает губы в широкой крокодильей улыбке и старательно демонстрирует Уизли, на что будут похожи отношения с ней в лучшие дни. В худшие же на него еще выльется ведро нечистот за то, что он подбирает девиц с сомнительной репутацией, и наверняка его драгоценная семья выскажет ему все, что думает о такой благотворительности; так что пусть подумает еще пару раз перед тем, как снова заявить о своей симпатии.

    +2

    20

    [indent] Это свидание. Это определенно точно свидание, даже если Паркинсон с этим и не согласна. Они идут в ресторан, и пускай она никак не стала прихорашиваться, это свидание. Ему ведь на самом деле до этого не так уж и много дела - ей и в такой юбке хорошо, так выходит смотреть именно на нее саму, а не на то, во что она одета. Путаное, наверное, объяснение, но в голове Рона оно совершенно понятное и простое. Он видит Паркинсон, слышит ее, для него никакой не сюрприз, что она никакая не кисейная большеглазая барышня, а чертова пиранья, которая без труда может сожрать кого угодно с потрохами ит даже косточек не выплюнуть. Наверное, думать так о девушки, с которой он хочет встречаться [или уже встречается, с учетом того, сколько времени они проводят вместе и как часто куда-то ходят вдвоем], не очень хорошо, но разве это его вина, что такое определение подходит ей больше всего?
    [indent] Интересно, что сейчас творится в ее голове? Рон рассматривает ее и пытается представить на своем месте того же американца, которого видел с ней пару часов назад. С ним бы она наверняка бы была чудовищно милой, кокетничала бы и строила ему глазки, восторженно кивая на каждое его слово. От такой картины у Рона немного сводит зубы, потому что она просто насквозь фальшивая и ужасно скучная. Вот как бы Паркинсон жила с человеком, который ей вообще неинтересен? Нет, деньги бы скрасили очень многое [и он, проживший в бедности столько лет, это очень хорошо понимает], но с ним же все равно придется разговаривать, жить, спать, в конце концов! Это же пытка, и Рон, у которого отношения разладились, считает, что нет ничего хуже жизни с тем человеком, который неприятен до дрожи. Хорошо, что с Гермионой он успел расстаться до того, как все у них стало бы настолько плохо. Ненавидеть ее всей душой после всего того, что у них было, ему совсем не хотелось.
    [indent] -Вот куда бы ты его сейчас дела? Я вообще думаю, что шоколад, духи или украшение какое-то имеют больше смысла, но в следующий раз получишь цветы, хорошо, я намек понял, - хотя это, конечно, никакой не намек был, а попытка Паркинсон его задеть. Не вышло, потому что с тем, что у него эмоциональный диапазон чайной ложки он смирился еще на пятом курсе, который был аж целых десять лет назад. - А куда ты денешься? Я упрямый, неужели ты еще этого не поняла? И ты не сбежишь до десерта, ты любишь сладкое... кстати, что ты заказала-то? Я как-то пропустил этот момент, прости, - Рон демонстративно игнорирует то, как девушка хищно улыбается ему, явно пытаясь напугать. Ну разве она страшнее Пушка, которого он выдел на первом курсе? Ей это, правда, лучше, наверное, не говорить, а то она его не так поймет и тогда второго свидания точно не будет. Да скорее всего даже это закончится тут же и очень бесславно, а этого ему совсем не хочется. Зря она думает, что он так легко сдастся. - Как и чем еще меня пугать будешь? - Он подпирает голову рукой и смотрит на нее с искренним интересом в глазах. Вот что еще она придумает?

    +2

    21

    [indent] Разумеется, Панси знает все о том, как вести себя на свиданиях. Она умеет изящно подпирать ладонью голову и изображать трепетный интерес к любому, даже самому скучному рассказу; умеет играть голосом и взмахивать ресницами; умеет выставлять себя с лучшей стороны, отчаянно флиртовать и наклоняться так, чтобы подчеркнуть все свои достоинства. И умеет, если постараться, удерживаться от этих уловок, оставаться сдержанной, как и полагается воспитанной девушке из хорошей семьи, и не опускаться до низких кокетливых приемчиков. Уизли, на ее взгляд, не заслуживает ни того, ни другого: он не похож ни на тех мужчин, которые предпочитали пустоголовых куколок, охотно проводили с ней пару ночей и отделывались от нее щедрыми чаевыми при выезде из отеля, ни на тех парней, которых ее отец одобрил бы в качестве зятя. И они не на свидании, поэтому Панси нет нужды что-то из себя строить, прятать острые зубки и проглатывать капающий с кончика языка яд; они не на свидании - и никогда не будут.

    [indent] Как только Уизли умудрился втемяшить в свою дурную голову, что у них что-то возможно? Они друг другу не подходят - не подходили раньше, когда Панси стояла неизмеримо выше него; не подходят и сейчас, когда весы качнулись в обратную сторону и она оказалась где-то на дне, а он взлетел в недостижимые выси. Все это бред, и Панси закатывает глаза, встречаясь с ним взглядом. Уизли смотрит на нее со странным насмешливым торжеством и с тем ленивым любованием, от которого ее всегда в дрожь бросало; он не опускает взгляд к ее груди, а словно бы видит ее всю целиком, принимает ее такой, какая она есть, и вообще никакого значения не придает тому, во что она одета и что из себя строит. Это, пожалуй, подкупает... но все же не настолько, чтобы Панси мгновенно выпрыгнула из одежды и отдала ему свое сердце в комплекте со всеми остальными органами и частями тела.

    [indent] - Хороший официант в приличном ресторане принес бы вазу или забрал цветы, чтобы они не мешались. И мы оба волшебники, Уизли, так что нашли бы способ справиться с этим невероятным испытанием, - фыркает она, снова дергая плечом. Под его взглядом ей неуютно - не в плохом смысле, а слишком тепло, слишком правильно, слишком... да все слишком, не должен Уизли так на нее смотреть! - Я что-то не вижу у тебя в руках ни шоколада, ни духов, ни украшений. И кто сказал что-то про следующий раз? - настойчиво повторяет Панси, все еще не сдаваясь и не отступая. Первую и единственную попытку доказать, что эти отношения не обречены на быстрый провал, Уизли пока что проваливает, с чего бы ей давать ему потом второй шанс? - Франчакорту, - с мстительным удовольствием произносит она чуть ли не по слогам. - Можешь считать это шампанским, хотя в Италии тебя за такое невежество убили бы с особой жестокостью. И я не собираюсь тратить свои силы на попытки испугать гриффиндорца, делать мне больше нечего, - разве что незнакомыми словами и названиями бросаться, но Уизли с Грейнджер же встречался, его таким уже не пронять. Пугать же бесполезно: это все равно что перед быком красной тряпкой махать - не испугаешь, а только раззадоришь.

    Отредактировано Pansy Parkinson (2021-09-09 22:11:13)

    +1

    22

    [indent] Рон испытывает какие-то слишком уж противоречивые чувства. С одной стороны, он правда рад, что Паркинсон не пытается что-то там из себя строить и ведет себя как обычно. С другой стороны, это все же как-то обычно, что для него кроме Лаванды, у которой не все с головой местами было в порядке, никто не пытается что-то сделать. Гермиона все твердила, что "девушка в первую очередь наряжается для себя, а не чтобы понравиться" [ей вторила и Джинни, то ли действительно так считая, то ли просто повторяя за более старшей подругой, Рон никогда не стремился разобраться в этом], а Паркинсон просто не сочла нужным, ради кого-то вроде него стараться. Не очень приятно как на это не посмотреть, но он решает не зацикливаться и отмахивается. Знал же, с кем связывается, никакими иллюзиями себя не тешил и не тешит. Рон давно уже не мальчик, чтобы не оценивать себя хоть немного здраво, поэтому только плечами пожимает на подобное. Ну, что поделать, если он родился Уизли?
    [indent] -Правильно, а потом таскаться с мокрым букетом, а то и вовсе забыть его, ну, да, - фыркает Рон, нисколько не впечатленный тирадой о том, как правильно вести себя на свидании. - Слушай, серьезно, ты цветы вообще любишь? Или тебе просто важно само их наличие? - Не выдерживая спрашивает он, приподнимая бровь. В следующий раз он подарит ей самые красные и сладко пахнущие розы, которые только найдет, вот уж ей это наверняка должно понравиться! От этой мысли он невольно усмехается, отводя взгляд от Паркинсон. Да, красные розы с зеленой ленточкой, вот умора буде! - Договоришься сейчас, что я выберу в следующий раз что-то на свой вкус, - кажется, ее обескураживает, когда он ей вот так возражает, игнорируя половину того, что слышит в ответ. Интересно, конечно, но постоянно так себя вести не стоит, иначе она его прибьет и будет права. Раздражать ее тоже надо в меру, Рон же хочет с ней встречаться [Мерлин и Моргана, с ней!] ведь не ради того, чтобы изводить и себя, и ее.
    [indent] -Франча... хорошо, я понял тебя, я невежда, не знающий ничего, кроме огневиски, - вот уж открытие! Откуда ему вообще было знать что-то про такие изысканные вещи? На тех приемах, на которые он одно время таскался с Гермионой, он ни у кого не спрашивал, что пьет, и вполуха слушая любые объяснения. Он же не сомелье и не любитель подобного, чтобы все знать наизусть. Что ему нравится он знает, ему этого достаточно. Видимо, теперь еще придется запомнить, что нравится Паркинсон, но это разумно же, если они будут встречаться. - А что ты тогда делаешь? Просто сразу даешь мне понять, с кем я связался? Так я же знаю, - в отличие от ее американского дружка, знает очень даже хорошо. - И ты тоже знаешь, что я из себя представляю. Не заставляй меня, пожалуйста, пытаться себя продать - я не придумаю ничего лучше "Уизли - наш король", - нет, серьезно, не придумает, даже если очень сильно будет стараться.

    +1

    23

    [indent] Сложно было ожидать, что со школы они ни капли не изменятся, но Уизли все же ее поражает. Он уже совсем не тот мальчик, который хвостом таскался за двумя своими друзьями, заглядывал им в рот и завидовал их успехам; он уже не мальчик в поношенных и залатанных мантиях и с перемотанной скотчем волшебной палочкой. Не то чтобы Панси была с ним в те времена тесно знакома, но сейчас она его не узнает; и если бы не их сложная история и не его семейка и круг общения, то она могла бы даже решить, что он - неплохая партия. Ну, если бы у нее что-то случилось вдруг со зрением. И со слухом. И если бы она еще при этом была пьяна в стельку. Мерлина и Морганы ради, это же Уизли, рыжий и бестолковый, вечно в тени братьев и друзей, вечно никто - с чего она вдруг начинает его оценивать и над чем-то задумываться? И с чего он смотрит на нее вот так, словно видит ее насквозь, и даже не пытается при этом раздеть ее взглядом [почти обидно, между прочим]?

    [indent] Панси тяжело вздыхает и артистично прикладывает пальцы ко лбу, наклоняет голову и всем своим видом изображает сокрушительное поражение и полное разочарование. О чем с ним вообще можно разговаривать? Романтики в нем ни на грош, вон как отстаивает бесполезность букетов [Панси с ним в целом даже согласна и коробку хорошего шоколада считает куда лучшим подарком; но во-первых, она скорее язык откусит себе, чем теперь признает это вслух; а во-вторых, шоколада на столе она тоже не видит]. Уизли безнадежен, а она совсем не та, кто может - и хочет - вылепить из него нормального человека.

    [indent] - Куда таскаться, Уизли? Аппарировать до двери своей квартиры? Ну да, тут букет станет огромной помехой, конечно, - издевательски смеется она, упрямо продолжая настаивать на своем, хотя вот вообще не сдались ей цветы от него, особенно если их приходится вот так выпрашивать. Зато сразу понятно все про жадность Уизли, который не расщедрится даже на один цветочек для своей девушку (которой она, Панси, никогда не станет). - Да что ты имеешь против цветов? У тебя аллергия? Или ты уже получил шипами роз по лицу, когда наконец догадался притащить кому-то полудохлый букетик? - шипит она, наклоняясь над столом. Своему парню она с радостью рассказала бы все про свои любимые и нелюбимые цветы и очень понадеялась бы, что он не пропустил бы эти толстые намеки мимо ушей. А Уизли даже слушать не хочет - и на что он после этого рассчитывает?

    [indent] - Не будет следующего раза, Уизли, ну пойми уже! Вот что ты обо мне знаешь, мм? - Ничего, она в этом уверена; Уизли умудрился случайно узнать про ее плачевное положение, но это не значит совсем ничего. Он решил поиграть в благородного героя, протянуть руку помощи и получить в итоге послушную собачку? Плохая идея, Панси ему скорее руку отгрызет, чем начнет подлизываться и ластиться в надежде на кусочек со стола. - Даю тебе понять, что ты идиот, раз видишь во всем этом какой-то смысл. Мы не подходим друг другу - все, точка, смирись, найди себе девушку, которая будет радостно подпевать гриффиндорской версии этой песенки, - потому что Панси хорошо помнит слизеринскую и даже помогала ее сочинять.

    +1

    24

    [indent] Рон после школы изменился - вырос и стал равнодушнее. Раньше он на все дергался, раньше кипел и сразу же расстраивался... хотя нет, он и сейчас остается мнительным. Слишком сложно избавиться от всех старых комплексов и вытравить из головы табуны тараканов, но все, что говорит ему Паркинсон, он почему-то воспринимает спокойно. Может быть [скорее всего, если задуматься об этом], дело как раз в том, что он просто ожидает от нее чего-то подобного? Она ему нравится, но при этом он уверен, что смотрит на нее не сквозь какую-то призму влюбленности, он не считает ее лучше, чем она есть, оценивая вполне здраво. Глупо говорить, что он ее действительно знает, потому что детство, которое и так было проведено на максимально большом расстоянии друг от друга, остается в прошлом, а сейчас они не так уж и много времени общались, но что-то же понято сразу, с первого взгляда. Например, то, что именно представляет из себя девушка, сидящая напротив него за столом.
    [indent] Спорят они уже, кажется, ради спора. Рона это забавляет, поэтому он продолжает отвечать, хотя про букет уже игнорирует, просто пожимая плечами. Вот не учел, ладно, но он больше чем уверен, что притащи он ей цветы, она бы наверняка и там нашла к чему придраться: хоть к цвету, хоть к количеству, хоть к форме лепестков. Она ему кажется тем типажом человека, который редко бывает чем-то доволен и легко находит что-то, что приходится не по душе. Он вздыхает, украдкой думая, что кое в чем они с Гермионой похожи. Неужели у него типаж такой, что его все на сложных женщин тянет? Видимо, да, потому что уже второй раз [или третий, потому что Лаванда тоже было совсем не легкой?] он связывается с кем-то, от кого у него просто обязана болеть голова. Причем, сам связывается, добровольно, никто его к этому не принуждал - захотел усложнить себе жизнь, пошел, нашел где и с кем, и радостно усложнил! Вот как это называется и что с этим прикажете делать, когда его самого все неожиданно устраивает и ничуть не тяготит?
    [indent] -Ладно тебе, хватит убеждать меня в чем-то, - фыркает Рон, пожимая плечами. Он смотрит на Паркинсон, а потом вздыхает и начинает демонстративно перечислять то, что он, тугодум и не самый чуткий человек, знает: кое-что из ее привычек, кое-что из любимых блюд, кое-что из любимых книг. Он же смотрит на нее, поэтому запоминает вещи и подытоживает все тем, что его и ее характер не пугает. Он знает ее, не так хорошо, как мог бы, как может, если она не сбежит, все-таки, но знает. Это уже неплохо ведь. - Если бы я хотел девушку, которая бы пела дивиз, то в свое время не расстался бы с Лавандой и... а, спасибо, - он отвлекается на официанта, который возвращается к ним, и пару мгновений молчит. Говорить при посторонних у него желания нет. - А почему бы нам не попробовать встречаться? Я серьезно, что от этого плохого выйдет? Не понравится, можешь уйти от меня и говорить всем о том, какой я придурок и вообще, - она это, конечно, и без его разрешения может делать, но сам факт. Может же, кто ее остановит? А от того, что они хотя бы попробуют поддержать эти отношения, никто ничего не потеряет точно.

    +1

    25

    [indent] Если бы Панси вдруг узнала, что Уизли сравнивает её с Грейнджер и находит между ними какое-то сходство, она бы точно его загрызла прямо здесь и сейчас, не постеснявшись испачкать кровью белоснежную скатерть и забрызгать стены. Нет, сравнение вполне стоило бы ожидать, но по её скромному мнению она у Грейнджер выигрывает во всем, кроме нынешнего положения в магическом мире; но они ничем, ни капли, нисколько не похожи. Уизли мотает из крайности в крайность: устав от гриффиндорской заучки, он ищет себе именно такую девушку, которая ничем бы не напоминала его несостоявшуюся невесту, и поэтому цепляется так за Панси. Она усмехается, найдя наконец объяснение его странного упорства, на этот раз наверняка верное. Осталось решить, устраивает ли её такая причина его внимания и можно ли на этом шатком основании что-то выстроить.

    [indent] А впрочем... Панси задумчиво постукивает ноготками по своей коленке, пока официант ставит перед ними салаты и наливает по бокалам вино из выбранной ею бутылки. Впрочем - что она потеряет, если согласится на это? Немного времени, какие-то остатки самоуважения, крохи шаткой репутации... Уизли, настроивший себе воздушных замков, быстро разочаруется и бросит её - объяснять ему безнадёжность этой затеи придётся даже дольше, чем он сам все поймёт. Можно сэкономить время и усилий и провести с ним парочку свиданий, наслаждаясь хорошей едой и дорогим вином; вряд ли дело даже до постели успеет дойти. И он, в конце концов, чистокровный, так что Панси не падает совсем уж низко, хотя планку своих стандартов невозможно опускает. Хотя в её ли ситуации можно капризничать, кривить нос и перебирать парней так, будто они в очередь выстраиваются? Но Уизли... Мерлина ради, почему именно Уизли, почему из всех парней именно он?!

    [indent] - Что ж, если бы ты сдавал СОВ, то заработал бы выше ожидаемого, но лишь потому что ожидания были крайне низки, - хмыкает Панси, когда Уизли заканчивает перечислять все разрозненные факты, которые успел где-то узнать о ней. Не то чтобы она была впечатлена этим набором, но он все же подтачивает её уверенность и заставляет ещё раз взглянуть на Уизли, оценивая его уже не только как перспективного щенка. Если бы он хотел только затащить её в постель или посмеяться над ней или отвлечься от своих прошлых отношений, вряд ли бы потрудился запоминать такие мелочи (и Панси вообще не может вспомнить человека, который ради неё прилагал такие усилия). Она снова барабанит пальцами, теперь по тонком стеклу бокала, и наклоняется голову вправо, внимательно глядя на Уизли. - Так почему ты расстался с Браун, раз она так хорошо пела? И с Грейнджер, если уж на то пошло? - светским тоном спрашивает она, то ли все ещё надеясь излишним любопытством его оттолкнуть, то ли собираясь учиться на чужом неудачном опыте. Панси теперь колеблется, тянет время, отпивает несколько глотков игристого вина и цепляет со своей тарелки кусочек сыра, щурясь от блаженства. - Я и сейчас могу всем говорить, какой ты придурок и вообще. И что хорошего выйдет из этих отношений? - Она передразнивает его, но ответа действительно ждёт. Может быть, он прав и ничего плохого не будет; но этого мало, чтобы она ввязалась в такую авантюру.

    +1

    26

    [indent] Сколько Рон себя помнит, его всегда тяготило то, что он и шестой сын, самый младший из всех мальчишек, и шестой ребенок. Так вышло, что его родители все его детство были заняты то старшими братьями, то Джинни, единственной девочкой среди них всех, и потому особенной, а на него времени почти не оставалось. Он рос достаточно самостоятельным, спокойны и не доставлял проблем, понятное дело, что родители [особенно мать, у которой всегда было много проблем] занимались кем-то еще. У его детства, как ни крути, хватало своих минусов, есть то, что он не любит вспоминать и говорить, но есть и хорошее, например, то, чему он нахватался от братьев. Билл, у которого в школьные годы хватало проблем, связанных с девушками, всегда говорил, что самое страшное - начать сравнивать их между собой. Эти слова Рон запомнил хорошо и сейчас, глядя на Паркинсон, если и сравнивает ее с той же Гермионой, то про себя, потому что это совсем не то, что она должна слышать от него. Правда, сравнивать очень сложно, настолько девушки между собой не похожи.
    [indent] Паркинсон продолжает устраивать ему этот спешный опрос, но ему кажется, что лед тронулся. У нее в темных глаза интерес вспыхнул, сколько бы она не делал вид, что это не так.
    [indent] -Самое главное - результат, - улыбается Рон, а потом чуть хмурится, потому что вопрос Паркинсон кажется ему неожиданным. Почему он расстался с Лавандой и Гермионой? Потому что они - Лаванда ит Гермиона, и все у них не клеилось. Как же сказать об этом так, чтобы он совсем жалким не показался ей? У нее, конечно, и так мнение о нем невысокое, но делать его уровня плинтуса ему, все же, не хочется, пускай там от него и не так уж и далеко. - Потому что Лаванде был нужен принц на белом коне, который будет думать только о ней, а Гермионе... я, честно говоря, не знаю, кто нужен ей. Наверное, кто-то амбициозный, не знаю, - было бы легче, если бы он знал, но пока что он может сказать, что ей просто нужен не он, вот и все. Кто-то другой, а становиться кем-то еще оказалось кем-то накладно, у Рона не вышло, и так уж всю жизнь пытается соответствовать чьим-то ожиданиям, что у него не выходит никак. Бесталанный он немножечко, что с него взять?
    [indent] -Мы не разочаруемся и не сделаем друг другу ничего плохого. Мы будем неплохо проводить время и не делать друг другу мозги, - фыркает Рон и тут де добавляет. - То есть я буду упрямым ослом, а ты будешь донимать меня по поводу... да хоть бороды, как ты и делаешь обычно, но это что-то обычное и ожидаемое, - звучит не очень, но Рон никогда не был наделен даром красноречия.

    +1

    27

    [indent] Панси легко награждает себя правом задавать неудобные вопросы и докапываться до прошлых отношений Уизли [и что, неужели всего две девушки, Браун в школе и Грейнджер после нее?], но если он ответит ей взаимностью и попробует что-то узнать о ее личной жизни, то она перегрызет ему горло здесь и сейчас, не постеснявшись заляпать кровью белоснежные скатерти. Хотя про нее все ему уже известно: затянувшаяся школьная влюбленность и череда сомнительных связей потом. У нее толком и отношений ведь не было, но Панси скорее язык откусит [его язык, разумеется; себе она вредить не будет], чем признается в этом. Но в результате требования к своему парню и представления об идеальных отношениях у нее будут завышенные, и Уизли уже им не соответствует никак. Он даже шампанское от франчакорты отличить не сможет и будет плеваться от обоих, о чем тут вообще можно говорить?!

    [indent] - Правда? Процесс порой не менее важен и приятен, чем результат, - по-кошачьи улыбается Панси, подпирая ладонью подбородок и весело глядя на Уизли. - Ага, то есть мне сойдет неамбициозный простолюдин без коня, который будет думать о ком угодно еще, кроме меня? Заманчивое предложение, конечно, даже не знаю, как от него отказаться, - хмыкает она, легко составляя описание Уизли из его же слов. Честно говоря, она сама не знает, кто же ей нужен - разве что богатый чистокровный маг с хорошей родословной, который последний десяток лет жил на необитаемом острове, не получал никаких вестей из внешнего мира и ничего не знает о свежих событиях. Американец или еще какой иностранец на худой конец, да только у них всех своих девиц на выданье хватает, и на чистую кровь Панси вряд ли что-то из них польстится без еще каких-то преимуществ. Любовь? При чем здесь вообще любовь?

    [indent] - Уизли, да ты мастер себя расхваливать! Всю жизнь мечтала встречаться с упрямым ослом, да еще бородатым и косноязычным. - Она тяжело вздыхает и очень старается разглядеть в нем хоть одно достоинство, хоть что-то, что заставит ее поверить в то, что эти отношения не станут напрасной тратой времени. Безнадежно, все безнадежно; но и избавиться от упрямого осла уже не выйдет, разве что занять в Азкабане соседнюю с отцом камеру, так ведь Уизли и туда доберется, используя свои обширные связи в аврорате. - Сомнительные плюсы, Уизли, но я устала с тобой спорить и что-то объяснять ради твоего же блага. Что ж, хотя бы вспомню вкус хорошего вина, - она приподнимает свой бокал в насмешливом тосте и делает несколько глотков игристого, невольно сравнивая его с коллекционными бутылками из отцовского погреба. Неплохое, но тем полузабытым вкусам все равно уступает - или это память играет с ней злую шутку и все детские воспоминания раскрашивает в более яркие и светлые краски?

    +1

    28

    [indent] Встречаться с Лавандой было утомительной - она была шумная, ее было много и с ней, увы, было скучно. Рону она не подходила, он осознает это и принимает, чувствуя стыд за то, что так или иначе морочил девушке голову. С Гермионой все вышло совсем иначе, и это, пожалуй, те отношения, которые оставили на нем самый большой след. С Лавандой еще можно было бы сладить, он смог бы привыкнуть и к суете, и к шуму, но с Грейнджер они не просто были разными, а никак не могли подстроиться друг под друга. Вернее она не хотела, пыталась изменить его, в итоге сдалась, и это хорошо. Теперь Рон понимает, что жить с постоянным чувством несоответствия не смог бы. Паркинсон другая, если они начнут встречаться, то она-то будет делать это прекрасно зная, с кем связалась и не ожидая чего-то невероятного и невозможного.
    [indent] -Я никогда не видел никого, кто умел бы так перекручивать мои слова! Скажи, это врожденный талант или ты этому долго училась? - С искренним восхищением спрашивает Рон, который видел всякое, пока жил со своей семье. Близнецы и Джинни тоже никогда за словом в карман не лезли, но Паркинсон на каком-то совершенно другом уровне. Ему даже немного обидно, что он сам так разговаривать не умеет. К сожалению, он их тех людей, которым красивые и искрометные ответы в голове приходят через какое-то время после ссоры, когда отвечать уже некому. Будь все иначе, ему бы и дома легче намного жилось со своей семьей, и школьные годы прошли бы намного веселее. Он был, во всяком случае, был способен получше постоять за себя, а не теряться, как только тот же Малфой начинал язвить и осыпать его оскорблениями. Рон просто - ему куда легче дать в нос, чем судорожно подбирать слова, которые могут задеть оппонента. Задевает он обычно нечаянно и именно тогда, когда меньше всего этого хочет.
    [indent] -Ну, смотри, Малфой в этом плане отличается от меня только тем, что он не бородатый и не косноязычный, но зато у меня характер лучше, - Паркинсон с этим может, конечно, поспорить, но они оба знают, что у Малфоя в голове творится что-то непонятное. Что он, что Гарри - оба горазды придумывать себе какие-то неразрешимые проблем и дергаться из-за них так, что с ними даже разговаривать не хочется. Рон тоже не без греха, но у него обычно поводы для обид всем понятные, он не имеет привычки специально находить то, к чему можно прицепиться. Неужели Паркинсон за годы дружбы [или что у нее было с Малфоем], не надоело постоянно сидеть на пороховой бочке и не знать, что именно заставит ее взорваться? Рон так уже жил, ему этого хватило. Может быть, это плохо о нем говорит, но ничего поделать с собой он не может - любой бы человек устал, надоело ему это все, приелось. Неужели это так плохо хотеть хотя бы немного пожить для себя? Хотя кто ему даст, кто позволит расслабиться хоть на минуту?
    [indent] -Так ты уже заботишься обо мне? Как мило, - Рон смеется и поднимает глаза на официанта, который как раз приносит им еду. Хорошо, ему как раз нужна была небольшая пауза.

    +1

    29

    [indent] Панси твердо стоит на земле обеими ногами и о любых отношениях точно знает одну вещь: что бы там ни вбивали себе в голову романтичные девчонки, начитавшиеся любовных романов про исправившихся чудовищ, и что бы ни представляли себе мальчишки, надумавшие спасать погрязших в бедах по собственной вине девиц, люди не меняются под действием даже самой великой любви. Если - если! - на нее найдет вдруг умопомрачение и она согласится встречаться с Уизли, то ей придется заранее смириться, что ради нее он не изменит свои принципы, свой характер и даже свой круг общения. Он останется все тем же упертым ослом, все также будет ее бесить в некоторых вопросах, все также будет лишен грандиозных амбиций и порой даже банальной вежливости; разве что немного сгладятся острые углы, и Уизли сделает над собой великое усилие и научится разбираться в вине, но и все на этом. И Панси тоже не станет мягче, добрее и светлее - интересно, Уизли это понимает хотя бы или верит в великую силу истинной любви?

    [indent] - Уизли, еще немного повысишь градус восторга в голосе - и я даже поверю, что ты влюблен до безумия. Или просто безумен, раз нашел себе такой повод для восхищения, - фыркает Панси, в безмолвном отчаянии поднимая взгляд к потолку, который, разумеется, на ее сотню вопросов ничем не отвечает. - Это поколения идеальной наследственности и годы практики, Уизли. И конечно, второй такой ты никогда не найдешь, - она задирает подбородок с наигранной гордостью, потому что настоящей у нее по сути не осталось уже - так, крохи какие-то, совсем не то, что было раньше. Вон даже так низко опустилась, что всерьез раздумывает над отношениями с Уизли!

    [indent] Она откидывается на спинку стула и терпеливо ждет, пока официант расставит перед ними тарелки, дольет в бокалы вино, уточнит, что им больше ничего не надо, и уйдет, снова оставив их вдвоем, как будто они действительно парочка на свидании. Панси не перестает задаваться вопросом, как она вообще до этого докатилась; но если подумать, это далеко не главный проступок в ее жизни.

    [indent] - И при чем здесь Драко? Ты точно со мной хочешь встречаться, а не с ним? - Шутки про повышенное внимание двух гриффиндорцев к одному слизеринцу устарели еще в школьные годы, и Панси сама сразу же морщится от того, что возвращается к этому и не может придумать ничего нового. Но Уизли все же выбивает ее из колеи своей настойчивостью, и она перестает уже понимать, что с ним делать, если он даже после ее шуток и въедливых допросов не меняет своих намерений. - Нет, я забочусь лишь о том, чтобы не оказаться в Азкабане за пытки и жестокое убийство гриффиндорского героя. Я же тебе мозг чайной ложечкой съем, Уизли, это не будут легкие и прекрасные отношения, одумайся, пока не поздно, - потому что поганый характер Панси мог не замечать только ее отец, все остальные давно в курсе, что она не невинная и светлая ромашка. Даже она давно не тешит себя надеждой, что в нее можно вдруг влюбиться - именно в нее, в не в один из тот образов, который она с переменным успехом играет на работе.

    +1

    30

    [indent] Когда Рон только шел в школу, он очень хотел как-то так выделиться, чтобы хоть в чем-то себя проявить. У него ведь пять старших братьей и младшая сестра, ему просто жизненно важно было стать заметным. Он надеялся, что сумеет преуспеть везде, где преуспели все остальные, пускай и понимал, что скорее всего ему это не удастся сделать: даже в детстве он понимал, что Билл намного симпатичнее него, у Чарли больше смелости, тягаться умом с Перси бесполезно, а близнецы умеют нравиться людям. Рон же вышел неплохим, нет, просто он вышел обычным, невзрачным, только ростом, в итоге, и вышел, и если бы не его дружба с самим Гарри Поттером, то вряд ли бы кто-то его вообще запомнил. Ему разом и повезло, и не повезло, потому что при Гарри он стал придатком, тем самым другом, который живет в длинной темной тени. Он привык и к этому, привык к тому, что надо пробовать все, если хочешь что-то получить, и сейчас с Паркинсон он руководствуется той же логикой. Почему бы не попробовать, ничего такого ведь в этом нет?
    [indent] -Я гриффиндорец, - напоминает Рон, фыркая, и не обращая внимания на то, какая же девушка колкая. Тоже ведь нашла чем пугать его - он привык к тому, что говорят ему такие как она. Ничего нового он не слышит ни о себе, ни о ней - конечно же он больной на голову, верно, а вторую как она точно ему не найти. Честно говоря, после Гермионы ему не сказать, что хочется. От и до правильная активистка у него уже была, ничего хорошего из этого не вышло. Рон оценил все плюсы и минусы таких отношений и понял, что ему они не подходят. С Паркинсон все будет иначе, и ему в самом деле хочется попробовать. Что они, в конце концов, теряют кроме времени, которого у них хватает. Они никуда не торопятся, никуда не опаздывают же, правда? Не получится если, то просто забудут обо всем этом как о страшном сне и никогда на свете не будут больше вспоминать. Во всяком случае, так думает Рон, относящийся ко всему на порядок проще той же Паркионсон, которая сейчас представляет собой олицетворение слова "скептицизм".
    [indent] Официант приходит, крутится у их столика пару минут, а потом уходит, убедившись, что больше в его услугах пока никто не нуждается. Хорошо, говорить при посторонних у Рона никакого желания нет, особенно о своей личной жизни, которая у него теперь то ли есть, то ли нет.
    [indent] -Упаси Мерлин, по Драко сох Гарри, а не я. Я был бы рад вообще не знаться с этим хорьком, - шутки шутками, но обсуждать то ли бывшего парня, то ли нынешнего друга Паркинсон, который, к тому же, изводил его на протяжении всех школьных лет, у него никакого желания нет. И так ведь понятно, что он снова появится в его жизни, если у него в самом деле появится такая девушка. - Ты не представляешь, как мне ела мозги Гермиона, я не думаю, что тут ты сможешь ее переплюнуть. Так что, тебя только мое благополучие заботит? Паркинсон, это так мило, - широко улыбается Рон, бессовестно дразня ее и даже подмигивая - она заботится о нем, разве это не стоит пары-тройки шуточек?

    +1


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » are you serious


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно