GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » dark skies that hang above


    dark skies that hang above

    Сообщений 1 страница 30 из 87

    1

    ...I call your name as I walk alone
    https://i.imgur.com/B6zHqvv.png
    The Darkling & Genya Safin

    У этой победы слишком большая цена и послевкусие на губах..

    [nick]The Darkling[/nick][status]a man and a monster[/status][icon]https://i.imgur.com/ZpMr4fq.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; how could <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">you</a> just walk away and leave me here?</div>[/lz]

    +2

    2

    [indent] Владимир сладко спит в резной колыбели, в которой его устраивает кормилица. Дарклинг смотрит на ребенка, едва касается его щеки пальцами в нехитрой и просто ласке и вспоминает его глаза. Большие, светлые, точь-в-точь такие же, какие были у его матери. Он отворачивается к окну, когда убеждается, что ребенок не проснется, и сцепляет руки в замок за своей спиной. Лизавета манит его обещаниями, но он не верит ни одному из них, потому что святая лжива и зла, он слишком хорошо знает ее. Она обещает ему помочь, а сама просит своду и место у него при дворе, клянется быть послушной, в о что он не верит. Ему хочется отказать ей и оставить ее в Каньоне еще на несколько сотен лет [а лучше до скончания времен, потому что ей там самое место], только вот обратиться ему больше не к кому. Дарклинг не нашел никакого иного способа вернуть Женю к жизни, никто не знает, как сделать нечто подобное, в том числе и его собственная мать, которая постукивает клюкой, спуская вниз по коридору.
    [indent] Дарклинг не оборачивается, когда слышит Багру, не смотрит на нее через плечо, но пальцы сжимает крепче. Он все еще обижен и зол на нее, но продолжает держать ее при себе. Он мог бы отослать ее, мог бы убить, вместо этого же не трогает и дает спокойно жить. Она все еще недовольна тем, как все складывается, все еще осуждает его что за создание Теневого Каньона, что за его сохранение. Дарклингу нет дела до ее мыслей, он слишком привык действовать один [почти один, потому что даже у него есть тесный круг приближенных], чтобы задумываться о том, довольна им старуха или нет. Она потеряла все права на него, когда отвернулась, когда предала, когда поставила все его планы под угрозу. Он победил, но цена этой победы была бы куда ниже, если бы Багра не вмешалась. Женя бы, пожалуй, была жива, если бы Дарклингу не пришлось гоняться за беглянкой-Алиной и ее отказником, который теперь прозябает в темницах Малого дворца, ставшего официальной резиденцией нового короля. Равки.
    [indent] -Если ты пришла сказать мне, что я не прав, то можешь не утруждаться, - говорит он спокойно, продолжая смотреть в окно. - Если же ты пришла говорить что-то о своем внуке, то подумай, прежде чем открывать рот: назовешь его чудовищем - лишишься еще и языка, - он не прощает предательств, никогда не был тем, кто сносил такие пощечины.
    [indent] -Она обманет тебя, - голос у Багры скрипучий, Дарклинг морщится и хочет ее попросить уйти. - Тебе...
    [indent] -Нужно смириться? Верно, но я не желаю. Присмотри за Владимиром, пока я буду возвращать его мать, - она ничего не сделает его сыну, только не ребенку, только не собственному внуку, а ему нужно поскорее отправляться к Каньону. Тело Жени не получится поддерживать в надлежащем виде дальше: ее привели в порядок, но все это временно, и если он не вернет в него ее душу, то можно будет в самом деле сдаться. Дарклинг не желает, отказывается, и решает вновь пойти против законов мироздания. Смеющийся взгляд Лизаветы он встречает своим холодным, когда в окружении ничегой входит в темный ураган и ступает по иссушенной земле. Женя в его рука безмолвная и безжизненная, тусклая и мертвая, но все это временно, напоминает он себе, все это он исправит, даже если потом ему придется мучиться, терпя выходки сумасбродной Лизаветы, которая хочет свободы и хочет его. Он выполнил все ее условия сам перепачкался кровью, так что теперь пускай выполняет свои обещания, иначе не увидеть ей ни неба, ни солнца, ни зеленой травы.

    [nick]The Darkling[/nick][status]a man and a monster[/status][icon]https://i.imgur.com/ZpMr4fq.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; how could <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">you</a> just walk away and leave me here?</div>[/lz]

    +2

    3

    [indent] Женя ждет и верит до последнего - до последнего вздоха, до последнего удара сердца, до последнего мгновения, отведенного ей для жизни. В рассветной дымке тени всегда подвижны и живы, и она замирает каждый раз, когда ей кажется, что они сгущаются сильнее обычного, что они клубятся около ее ног, что вот-вот они сложатся в монстров и вернут ей свободу. Солдаты вокруг эшафота не опускают оружие, оцепляют ее кольцом, целятся во все стороны - они тоже ждут, расставляют капкан для самого страшного чудовища, наивно верят, что смогут его остановить. Они боятся - Женя не допускает страх в свое сердце ни на мгновение, гордо отказывается от повязки на глаза, не собирается ни в чем исповедаться священнику, подставляющему свое ухо для ее грехов. Она ждет и ждет - даже с веревкой на шее, даже когда из-под ее ног исчезает опора, даже когда перед глазами гаснет свет и все застилает красной пеленой. Вот сейчас, сейчас, сейчас...

    * * *
    [indent] Вокруг все серое, безжизненное, пустое; мир вокруг проясняется постепенно, обретает резкость не сразу, выступает будто из тумана. Жене хочется хохотать: вот так, дождалась, Александр пришел за ней, он ее не оставил, он смог; но ее губы не шевелятся, не втягивают воздух, не создают его дуновение. Она вскидывает руки к лицу - и видит лишь слабое мерцание теней; она крутится, оглядывается, беззвучно кричит - и не понимает ничего. Ее тянет куда-то, ее зовут - Женя подчиняется, отдается во власть неведомой силы, безвольно следует за ней, пока не видит вдруг всполох ярких красок в этом сером царстве. Черное - Александр, и она бездумно, безумно рвется к нему, хочет привлечь внимание, тянет бесплотные руки к нему. Рядом - белое и розовое, сплетенное из цветов, невозможное; но взгляд Жени приковывает рыжее - волосы, разметавшиеся по каменной плите, поблекшие, потускневшие, но она узнает их, узнает в этом теле себя, мертвую и пустую, как мир вокруг.
    [indent] Женя рвется к своему телу, толкается внутрь, пытается проникнуть в бездыханную грудную клетку - что-то мешает, не пускает, держит ее в стороне; и одновременно тянет туда, и отталкивает, и разрывает на части. Она пугается еще больше - сердце не колотится судорожно лишь потому, что его нет, что оно в груди напротив нее замерло и не бьется; она чувствует вдруг сладкий, приторный запах роз - первое, что она чувствует, единственное, что она чувствует. Розовые побеги оплетают ее грудь, тянутся внутрь - бесплотная Женя касается их, хочет сорвать со своего тела, но они обрастают шипами, колют и ранят, жгут и бьют, и они снова беззвучно кричит, оборачивается к Александру - неужели он не видит, не понимает, неужели даст ей проиграть, неужели снова не спасет?..

    [icon]https://i.imgur.com/C8aPKyI.png[/icon][nick]Genya Safina[/nick][status]dead[/status][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха, мертва</div>[/lz]

    +2

    4

    [indent] Лизавета предаст его - она приторно-сладкая, до невозможности покладистая, но взгляд у нее голодный. Сколько веков она провела в заточении, как долго лелеяла мечты о спасении и хотела оказаться на воле? Дарклинг привык всех судить по себе и сейчас он тоже именно это и делает [по привычке, въевшейся в кожу и кости, уже ставшей его вечной спутницей], думая о святой: на ее месте он бы обманул, он бы вцепился в возможность выжить и сбежать, не стал бы довольствоваться малым, с замахнулся бы на большее, на все сразу, просто потому что мог бы. Она отличается от него? И да, и нет, но это ему было известно и без предостережений оставленной в Ос Альте матери, явно думающей, что ее сын ослеплен властью и желанием вернуть себе то, что ему принадлежит. Она не понимает его, но с этим Дарклинг уже давно смирился, научившись искать и находить понимание отнюдь не не у той женщины, которая родила его на свет, вырастила и долгое время защищала.
    [indent] Лизавета улыбается, Дарклинг молчит и ждет, наблюдая за ней. Она спокойна и улыбчива, она взмахивает длинными светлыми ресницами, щебечет что-то о том, как сильно хочет поскорее оказаться на свободе, что хочет почувствовать под босыми ногами траву и вдохнуть свежий воздух. Он ее почти не слушает, но ее слова почему-то отвлекают его настолько, что тихий шепот едва не остается им проигнорирован. Саша, Саша, Саша - ему кажется, чудится? Дарклинг моргает и смотрит на тело Жени, щурится и едва не касается ее, но сейчас трогать ее нельзя. Он же понимает, что происходит, он никак не должен помешать процессу возвращения ее души в тело. Один раз он подвел ее, не успел спасти и позволил убить [теперь голова всех, кто вздумал умертвить ее украшает стены Ос Альты; он хочет, чтобы она, вернувшись, увидела, что он не простил никого из тех, кто отнял у его сына мать], теперь он не сделает ничего, что могло бы все испортить. Нет, она вернется к нему, он вернется к их сыну и эта ошибка будет исправлена...
    [indent] ...Если только Лизавета не выкинет какую-то шутку. Он щурится и резко вскидывает руку, сжимает пальцами горло святой, обвивает ее тенями и ими же касается тела Жени.
    [indent] -То, что ты задумала - забудь, иначе тебе не видать свободы, - тихо и четко произносит Дарклинг. - Мы договорились, слово я свое сдержу, но мне нужна Женя.
    [indent] -Я могу быть лучше нее, - выдыхает Лизавета, а потом вскрикивает, когда пальцы на ее шее сжимаются сильнее.
    [indent] -Хочешь вселиться в ее тело? Попробуй, тогда как только ты откроешь глаза - пожалеешь, что не умерла. Я сделаю все, чтобы твоя жизнь была безрадостной и полной мучений, - если Женю он не сможет вернуть, то накажет ту, что обманула его ожидания так, что она пожалеет о своем неосмотрительном поступке. Он безжалостен, он зол, и если он не получит свое, то сделает так, чтобы страдали все, и в первую очередь святая. - Верни мне ее как и обещала, Лизавета, иначе я отберу у тебя даже то, что ты имеешь сейчас.
    [indent] Лизавета цепляется за его руку, что-то шепчет и хрипит, но Дарклинг забывает о ней, стоит только ему услышать судорожный вздох за своей спиной.

    [nick]The Darkling[/nick][status]a man and a monster[/status][icon]https://i.imgur.com/ZpMr4fq.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; how could <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">you</a> just walk away and leave me here?</div>[/lz]

    +2

    5

    [indent] Розовые побеги вонзаются в ее грудь - и Женя тоже чувствует боль, раздирающую ее, медленно убивающую, иссушающую. Она встречается взглядом с насмешливой женщиной, словно сотканной из цветов, окруженной жужжащим роем пчел, оплетающей все вокруг шипастыми ветвями - та ее видит, та улыбается и торжествует, та уничтожает все, что осталось от Жени. У нее нет сил бороться, и она не знает, как это вообще возможно; но из последних сил она мечется, бьется в собственную грудь, хочет соединиться снова со своим телом - любой ценой, лишь бы все вернулось на свои места, лишь бы она смогла предупредить Александра о змеином коварстве этой женщины, лишь бы успела узнать, что с Владимиром...
    [indent] Шипы вдруг ослабляют свою хватку, не впиваются больше в ее кожу - Женя не тратит время и не оглядывается, а сразу приникает к собственному телу, занимает его, словно полузабытые покои, учится заново им владеть, заставлять его дышать, заставлять его жить. Первый вдох дается с трудом, воздух едва проникает в легкие - Женя задыхается, помнит впившуюся в горло веревку, помнит боль и смерть. Она вскидывает руки к горлу, скребет его, ищет веревку или след от нее, хочет сорвать, разорвать, дать себе свободу, но пальцы скользят по ровной чистой коже без единого следа от виселицы. Неужели все удалось свести, неужели целители так постарались? Неужели ее спасли, сняли с эшафота в последний момент? Она открывает глаза, но вокруг - не тюремный двор в Ос Альте, а серый песок, сухой воздух, безветрие и пустота. Где она, что случилось? Все, что было до этого первого вдоха, тает и исчезает, и Женя ярко помнит лишь казнь и ожидание, лишь надежду и страх, который она в себе топтала, лишь злорадное торжество во взгляде полумертвого, не способного подняться с кресла короля.
    [indent] Она хрипит и задыхается, пытается сесть и полубезумным взглядом ищет рядом королевскую чету, безнадежно путается в пространстве и времени и едва не вырывается из рук, которые вдруг ее обнимают и держат. Несколько секунд - и она узнает наконец Александра, сама за него испуганно цепляется, впивается ногтями в черную шерсть его кафтана и тонет в облегчении. Он пришел за ней - значит, дальше все будет хорошо.
    [indent] - Саша?.. - выдавливает Женя; ей казалось, что голос после всего должен звучать грубо, хрипло, искаженно, но он по-прежнему чист и легок, будто ничего не случилось. - Что?.. Ты пришел, ты пришел за мной... - Он пришел, но почему же так поздно, почему так долго тянул, почему ей пришлось вытерпеть этот издевательский суд, долгую ночь в темнице, почему ей пришлось подниматься по ступенькам эшафота, почему он позволил надеть ей на шею петлю? Он спас ее все же, но Женя вспоминает, как ушла из-под ног опора, и снова хватается за горло, лишаясь дыхания. - Володя? Где он? - шепчет она: ей же удалось его спасти, все это было не зря, Федора с младенцем на руках не поймали, он добрался до Дарклинга, ребенок ведь в безопасности и о нем никто не узнал? Где он, что с ним, как он?..

    [nick]Genya Safina[/nick][status]dead[/status][icon]https://i.imgur.com/C8aPKyI.png[/icon][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха, мертва</div>[/lz]

    +2

    6

    [indent] Мертвая за его спиной делает вдох и резко садится, и Лизавета перестает быть интересна Дарклингу. Он отпускает ее, почти роняет на землю, и бросается к Жене, спеша поддержать ее. Она хватается за него с отчаянием, держится так, словно или он, или она сама может в любой момент исчезнуть, и он удивлением отмечает, что держит ее ничуть не менее крепко. Ей явно нехорошо, что совсем неудивительно: кому будет хорошо, после возвращения с того света? Ей нужно будет время оправиться, лишь бы только она вся к нему вернулась, лишь бы только Лизавета не додумалась оставить ему какой-то подарочек в Жене. Она же не настолько глупая, чтобы рисковать свободой, которая вот-вот окажется у нее в руках? Она же хочет жить [долго-долго, чтобы забыть о годах своего заключения в безжизненной тьме?], она же именно это у него просила, так ведь? Дарклинг сейчас вглядывается в лицо Жени, пытается убедиться, что все с ней хорошо, что теперь ничего не заставит его потерять ее.
    [indent] Позже, когда они будут в Ос Альте, когда в самом деле будут в безопасности, он извинится и найдет сотню способов загладить свою вину, но сейчас ему хочется поскорее убраться из Каньона, а не вести в нем разговоры по душам. Здесь слишком опасно даже с его ничегоями, стоящими на страже.
    [indent] -Я здесь, все порядке, все хорошо, Женя, - успокаивает он ее гладит по спине, по волосам, позволяя ей опереться на себя. Теперь ей, умершей по его вине и едва успевшей спасти их сына, можно будет, пожалуй, все. Он не может представить себя хоть в чем-то отказывающим девушке и коротко целует ее в висок, на мгновение прикрывая глаза. Пришел, как же! Опоздал, пришел тогда, когда можно было только мстить [что он и сделал, не пощадив никого, заставив каждого мучиться; они отобрали у его сына мать, а он отобрал у них все, что было им дорого, не пощадив никого и ничего], а теперь просто вернул ее к жизни, отказавшись признавать поражение и оставлять все так, как есть. Кажется, он слишком сильно похож на своего безумного деда, которого ему не довелось узнать. - Ты со мной, я не отпущу, только дыши... Володя в Ос Альте с Багрой, - у их сына лучшие защитники - его мать и Иван с Федором, три человека, которые точно костьми лягут, но не дадут никому и пальцем коснуться этого ребенка. За это Женя переживать не должна точно, ей о себе нужно думать... хотя, и это ей не нужно, потому что теперь обо всем будет заботиться сам Дарклинг. - Ты можешь встать? Или тебя понести?
    [indent] -Наш уговор... - хрипло спрашивает Лизавет. Дарклинг кидает на нее взгляд, смотрит на то, как она поднимается на ноги, и поджимает губы. За то, что она едва не вытворила, ее бы оставить здесь, но он привык держать свое слово.
    [indent] -Я выведу тебя отсюда, - наконец произносит он и, теперь уже не дожидаясь ответа Жени, осторожно поднимает ее на ноги. Ничегои вытягивают из него силы, но не настолько, чтобы он не смогу выйти из Каньона и вывести с собой ту же Лизавету. О Жене и речи и не идет - ее он вытащит отсюда даже если для этого потребуется потратить все свои силы.

    [nick]The Darkling[/nick][status]a man and a monster[/status][icon]https://i.imgur.com/ZpMr4fq.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; how could <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">you</a> just walk away and leave me here?</div>[/lz]

    +2

    7

    [indent] Тело словно чужое, словно тесная перчатка, сковывающая движения. Мышцы словно одеревенели, даже пальцем пошевелить сложно, перед глазами ещё стоит пелена - серая, мутная, но хотя бы не красная, как в те секунды, которые должны были стать её последними. Женя помнит темноту и мрак, помнит возникший в последний миг ужас, помнит вспышку боли в сдавленной шее и страшный хруст, после которого ничего не было, - как же так, что случилось, как Александр успел её снять виселицы, если она?.. Она шумно сглатывает, прерывисто вдыхает, пробует воздух на вкус - он легко проникает в лёгкие, ничто не мешает, не остаётся никаких следов от грубой верёвки, она жива и здорова, но как такое возможно? Она даже боли в груди не чувствует, хотя страдала от неё все дни долгой дороги в Ос Альту и короткого заключения - хорошо, что в этот раз короля её тело не интересовало и никто не увидел ни следов недавней беременности, ни пятен от молока на одежде. Хорошо, что все случилось так быстро, но как Александр успел?..
    [indent] Успел ли? Вокруг ведь не Ос Альта; даже мутным пока взглядом, даже сквозь смертельный испуг Женя узнает серый песок, безжизненный воздух, непроницаемый мрак Каньона. Пожалуй, сейчас не время для вопросов: самый главный, про сына, она уже задала, а остальные подождут до тех пор, пока они не выберутся наружу. Каньон её слишком пугает и слишком много сил тянет из Дарклинга; Женя своему оцепеневшему телу не доверяет, но неуверенно кивает и с помощью Александра встаёт кое-как на ноги. От первого шага её словно колет тысяче иголок - разбегается застоявшаяся кровь, и Женя опускает взгляд вниз, пристально следит за своими движениями и механически отмечает, что одежда на ней не та, в которой её вели к виселице. Платье тёмное, простое, но чистое, лишенное грязи и запахов после темницы; как же долго она была без сознания и как страшны на самом деле были последствия несостоявшейся казни?..
    [indent] - Я смогу, смогу, наверное, - растерянно бормочет Женя, осторожно переступая, словно заново учится ходить. Александра отвлекать сейчас не стоит, только не когда вокруг него вьются ничегои и защищают из от волькр; но сама она шага сделать не сможет и поэтому прижимается к нему, опирается на него, старается не мешать ему, но догадывается, что получается все плохо. Женщину за его спиной она замечает лишь тогда, когда та подаёт голос; Женя удивлённо смотрит на неё через плечо Александра и невольно дёргает плечом, чувствуя неясную тревогу - даже не от её странного вида, не от вьющихся вокруг неё пчёл, не от окружающих её в этом мёртвом месте роз, а от её взгляда. - Кто это, Саша? - спрашивает все же она у Александра, отворачиваясь от следующей за ними блондинки, внушающей ей такое странное опасение, граничащее с ужасом. Женя касается снова пальцами ровной и гладкой кожи на шее, а следом прижимает ладонь к груди, где ей чудятся уколы словно от шипов роз, впивающихся ей под ребра, - неясные, смутные, зыбкие, как и все здесь, как и её собственный разум, ещё окутанный странной дымкой, ещё мешающей ей самой найти почти все ответы из тех, которые она ждёт от Дарклинга.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]dead[/status][icon]https://i.imgur.com/C8aPKyI.png[/icon][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха, мертва</div>[/lz]

    +2

    8

    [indent] Дарклинг старается не думать о том разговоре, который ждет их впереди. Он не успел, он опоздал, единственное, что он смог - это снять уже с безжизненного тела Жени удавку и велеть казнить всех, кто это с ней сделал. Их, их семьи [жестоко, но справедливо - ведь у Володи отобрали любящую мать], всех, чтобы все хорошо поняли, что будет с теми, кто посягнет на что-то, что принадлежит ему. Женя ведь всегда была его, от кончиков пальцев до кончиков волос, а ее у него отобрали, посмели лишить его дорогой собственности. Такое он бы не смог простить даже если бы захотел, что угодно, кроме этого. Александр III насиловал Женю и мучил, и он же решил, что он, низложенный и жалкий, в праве судить и карать ее. Вздор, и Женя сама скажет об этом своему мучителю, который вместе со своей женой заперт в темницах Малого дворца. Дарклинг расскажет ей об этом, но не сейчас, а в Ос Альте, когда убедится, что к ней вернулись силы. Сможет ли она простить его?
    [indent] Пока что в любом случае об этом не стоит задумываться, потому что этот разговор случится ни сегодня и не завтра, а сейчас главное просто уйти из Теневого Каньона, вернуть Женю домой, где о ней позаботятся целители. Домой, им просто надо поскорее добраться до дома и тогда все будет хорошо. Дарклинг и сам сможет выдохнуть, когда увидит Женю с сыном на руках, когда поймет, что исправил эту свою ошибку и теперь все в порядке. Осталось немного, недолго, совсем чуть-чуть. Он пристально смотрит на девушку, думая о том, не легче ли будет ее понести, но она идет, и он решает пока что дать ей привыкнуть к ее же телу.
    [indent] -Никто, - быстро говорит Дарклинг, кидая на Лизаевут взгляд через плечо. Он привлекает Женю ближе к себе, прячет ее в своем плаще так, словно так он может оградить ее что от святой и ее силы, что от ее вездесущих и действующих ему на нервы пчел.
    [indent] -А ведь мы могли бы подружиться, - судя по всему, она достаточно пришла в себя и голос ее звучит уже нормально. - Мы могли бы...
    [indent] -Довольно. Лизавета, не забивай голову Жени глупостями. Иди молча, - святая не нужна ему в жизни его семьи. Он пообещал вытащить ее, он вытащит ее, но подле себя держать не станет, видеть ее более не желает. Любая благодарность или признательность, которую он мог бы испытывать по отношению к Лизавета испаряется из-за ее выходки, которую Дарклинг не забудет и не прости. Женя стала слишком ценной, иначе бы он не стал так рисковать и так стараться, чтобы вернуть ее к жизни, и попытка святой все испортить и переделать на свой лад - совсем не то, что ему было нужно. К счастью, все обошлось, и теперь ему главное поскорее вывести Женю из Теневого Каньона. Находиться здесь долго тяжело даже ему, что уж говорить о той, что еще несколько минут назад была мертва.

    [nick]The Darkling[/nick][status]a man and a monster[/status][icon]https://i.imgur.com/ZpMr4fq.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; how could <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">you</a> just walk away and leave me here?</div>[/lz]

    +2

    9

    [indent] Закрыть глаза в столице и открыть их уже в Каньоне - странно, и Женя, понемногу приходя в себя, замечает напряжение Александра, чувствует почти безошибочно, что он что-то недоговаривает и скрывает. Ей хочется вцепиться в него и выпросить правду; сердце пропускает удары, стоит только подумать, что дело в Володе, что с их сыном что-то случилось, пока она была без сознания. Он в Ос Альте - разве это должно её успокоить, а не встревожить ещё больше? Разве Багра, предавшая уже своего сына, наказанная им же, выбравшая едва знакомую девчонку вместо него, захочет и сможет защитить своего внука? У неё тысяча вопросов к Александру и ещё добрая сотня - к странной женщине, которая следует за ними и которую он грубо обрывает, прижимая Женю ближе к себе и чуть ли не пряча её в своём широком плаще. Она сжимает зубы и старается молчать: с ничегоями в Каньоне не так страшно подать голос и привлечь внимание волькр, но лучше не тратить время и силы на болтовню и поскорее выбраться отсюда, а поговорить уже по ту сторону Каньона.
    [indent] Время тянется долго, переставлять ноги все сложнее - идёт Женя уже увереннее, но каждый шаг начинает отдаваться усталостью и болью, словно она долго не ходила и отвыкла от этого. Обувь кажется неразношенной и чужой, все тело кажется чужим - и стоит им только вырваться из плотной стены Каньона, как Женя тут же устало оседает на... песок? Она ожидала снег, зима же была, когда на её шею надели петлю, холодная белая зима; и сугробы обычно даже к Каньону подкрадываются вплотную, пусть их заносит серым песком сверху. Женя растерянно ведёт пальцами по сухому песку и поднимает взгляд на Александра; он явно устал и смотрит на неё как будто виновато, и это путает и пугает её ещё больше.
    [indent] - Как мы здесь?.. Почему мы здесь?.. - тихо спрашивает Женя, цепляя и поднося к глазам прядь своих волос. Они потускнели, потеряли яркий живой цвет, стали непривычно ломкими и тонкими - ещё один признак того, что с казни прошло больше времени, чем она думала. Но если так, если её долго держали без сознания и лечили, если целитель не сразу смогли привести в порядок её шею и горло, почему же она проснулась не в Ос Альте, не в окружении целителей и не рядом со своим сыном, а посреди Каньона? Почему Александр потащил её туда, почему с ним только эта странная Лизавета, восторженно осматривающая влажный песок под своими босыми ногами и подставляющая лицо весеннему солнцу? - Саша?.. - растерянно переспрашивает она, снова ведя пальцами по своему горлу и прижимая ладони там, где в кожу впилась грубая верёвка: даже шрамов не осталось, ни единого следа, ничего; даже лучшие целители на такое не способны, даже Жене, лучшей в Равке портнихе, потребовались бы месяцы, чтобы свести такую метку; это невозможно, только не с тем, как она висела в петле, только не после того, как она почти умерла. Почти же, только почти, Дарклинг же успел в последний момент? Она смотрит на него с надеждой и ужасом, задыхается от паники, суматошно оглядывается вокруг, переставая вдруг верить, что это все реально, что она действительно скоро увидит Володю, что она все ещё жива.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]dead[/status][icon]https://i.imgur.com/C8aPKyI.png[/icon][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха, мертва</div>[/lz]

    +2

    10

    [indent] Женя умерла зимой, в самый морозный день года. Даклинг опоздал лишь немного, но этого его опоздания хватило на то, чтобы месть короля Александра свершилась. У него ведь даже оправдания нет, он не был занят чем-то особенным, его не ждал бой, он просто не успел, вот и все. Он много раз думал о том, где же он ошибся, где мог бы быть быстрее, но что толку от этих мыслей [одно лишь осознание своей вины ведь ничего не изменило бы], когда факт остается фактом: из-за него она оказалась схвачена, из-за него провела свои последние часы в страхе, из-за него лишилась жизни. Он хотел, чтобы они с Владимиром были в безопасности, поэтому отослал их от себя, а лучше бы держал рядом, потому что никто не сумел бы защитить их лучше него самого. Теперь Дарклинг понимает это и повторять свою ошибку не намерен. Женя с ним, вновь живая и здоровая, и теперь он глаз не спустит ни с нее, ни с их общего сына. Больше никто не подкрадется к ним, никто не посмеет этого сделать.
    [indent] Они выходят из тени Каньона, Дарклинг щурит глаза от яркого солнечного света и позволяет Жене опуститься на землю. Ему нужен всего лишь момент, чтобы собраться: он отпускает ничегоев, медленно вздыхает и смотрит вперед. До ставки не так уж и далеко идти, но девушка не сможет пройти этот путь. Нести ее будет не проблемой, теперь, когда они одни и ничего больше не отнимает его сил [ему не нравится признавать, как тяжело ему дается контроль живых теней], он вполне справится с этой задачей. Правду ведь говорила когда-то его мать, такие как они с ней намного крепче всех прочих, он со всем справится, раз до сих пор справлялся. Осталось всего-ничего, дальше будет легче, дальше они уедут в Ос Альту и он наконец сможет дышать, потому что вернет своему сыну мать, а себе... Женю. Он не знает, как назвать ее, не знает, с чего начать, кроме того, что она в самом деле необходимость, без которой ему вдруг стало мучительно душно и неуютно. Кто бы знал, что она в самом деле стала его слабостью.
    [indent] -Я принес тебя сюда. Давай поговорим позже, пожалуйста, - вздыхает он и оборачивается к Лизавете. Сейчас смотреть он на Женю не может, потому что разговор, который их ждет, должен произойти не здесь и не при свидетелях. Дарклинг все еще не знает, как ему вымаливать прощение, не знает, что сказать, и такого с ним уже давно на его памяти не было. Теперь нужно избавиться от святой, которая зачарованно смотрит по сторонами. - Ты вольна идти куда хочешь.
    [indent] -Я думала, что ты возьмешь меня с собой, - тихо смеется она, делая шаг вперед и протягивая к нему руку. Дарклинг смотрит на нее и вдруг мягко улыбается, сжимает ее пальцы своими и не выпускает, притягивая ее к себе. Его вторая ладонь оказывается у нее на горле и сдавливает, от чего Лизавета вздрагивает и хрипит, открывает рот в крике, но она не в силах сделать ничего, когда его тени проникают в нее. Он отталкивает ее от себя и смотрит равнодушно и холодно. - Что... что ты...
    [indent] -По-твоему, я дал бы тебе вернуться в том виде, в котором ты была? Особенно после твой выходки? Я обещал тебе жизнь, так живи отказницей, - он ведь не уточнял, в как именно она выйдет из Каньона. - Не попадайся мне на глаза, Лизавета. Никогда, - он отворачивается от нее и наклоняется к Жене, волосы которой ласково касается. - Еще немного, давай я тебя подниму.
    [indent] -Ты... я все равно своего добьюсь, пока ты наслаждаешься жизнью со своей ожившей служанкой, - шипит она, но он на нее даже не смотрит больше. Не к чему это уже.

    [nick]The Darkling[/nick][status]a man and a monster[/status][icon]https://i.imgur.com/ZpMr4fq.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; how could <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">you</a> just walk away and leave me here?</div>[/lz]

    +2

    11

    [indent] Женя закрывает глаза, сильнее сжимает пальцы на своем горле и вспоминает те секунды, которые считала своими последними. Она едва ли пару взглядов бросила на торжествующего свою победу короля и вовсе проигнорировала королеву, она не ответила ни палачу, ни священнику - она все наблюдала за зыбкими тенями, ждала, что они взметнутся вверх, уплотнятся, обнажат темные зубы в оскале и ринутся ей на помощь. Ей даже показалось, что краем глаза она что-то такое заметила; а теперь она сомневается, теперь решает вдруг, что то было лишь обманом затухающего зрения, что надежда сыграла с ней дурную шутку, что она не без сознания провела эти недели, прошедшие со дня казни. Что если?.. Нет, невозможно, с того света не возвращаются, даже Александр такое провернуть не мог, даже его силы не могут проникнуть за эту пелену, даже ему не подвластна смерть.
    [indent] Или же дело в странной женщине рядом с ним? Женя смотрит на них обоих, непонимающе вслушивается в их диалог, кусает губы, когда тьма вдруг сметает плеч и отрезает розовые побеги, а женщина недоуменно смотрит на свою руки - отказница, после всего - отказница, кому же можно пожелать такую судьбу? В чем же та провинилась так страшно, что Дарклинг отнял у нее годы жизни, силу, часть мира, которая теперь для нее словно отрезана безжалостным ножом? И кем стал Александр за то время, что ее не было? Жене не страшно, ей уже нечего бояться: она жива, ее сын под надежной защитой, Дарклинг рядом с ней, касается ее потускневших волос и тянет к ней руки - все же хорошо, только Лизавету она все равно провожает растерянным взглядом и вздрагивает от ее шипящего проклятия. Ожившей? Так значит?..
    [indent] Нет, не может быть, это всего лишь фигура речи, это чушь; она ожила, потому что очнулась наконец от затянувшейся болезни, от сна, в который ее погрузили веревка на шее и старания целителей; не могла же она ожить на самом деле, не могла же! Не мог же Володя потерять так рано мать, не могла судьба быть так к нему жестока; а Александр никак не мог ее оставить и опоздать, не мог бросить ее одну на виселица, не мог не спасти.
    [indent] - Саша, пожалуйста... о чем она? - Даже от презрительного "служанка" Женя не дергается - слышала ведь о себе вещи похуже, слышала из приговора, который ей зачитали спешно и бегло; слышала - и чем-то даже гордилась, и на коротком, подстроенному суде улыбалась старому королю, когда речь зашла про его отравление. Служанка, шлюха, отравительница, предательница - кто сможет добавить к этому списку что-то новое и оригинальное? - Ты же успел тогда, Саша? Ты снял меня, спас меня... скажи уже, Саша, скажи все, - молит Женя, прижимая руки к груди и растерянно на него глядя, прежде чем все же кивнуть и согласится на его помощь. Она не хочет говорить позже, она хочет услышать все сейчас; но Александр выглядит усталым - и она не перечит, но боится даже кончиками пальцев коснуться его лица - Жене ведь захочется сгладить его морщины и убрать синяки под глазами, но что если?.. Что если она действительно умерла. а вернулась уже без силы?.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]dead[/status][icon]https://i.imgur.com/C8aPKyI.png[/icon][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха, мертва</div>[/lz]

    +2

    12

    [indent] Лучше всего игнорировать Лизавету, лучше сделать вид, что он не слышит ни ее, ни ее слов, тогда они станут незначительными и неважными. Она специально говорит все так, чтобы напугать Женю, и Дарклинг искренне жалеет, что не вырвал ей язык. Это упущение еще можно исправить, но тогда ему придется отвлечься, а это сейчас сделает все только хуже. Он должен показать, что все в порядке, что несмотря на все произошедшее, он все исправил и бояться больше [страх теперь никогда снова не станет частью жизни Жени] нечего не придется. Он старается выглядеть спокойным, делает вид, что ей ничего не трогает, но это ложь, потому что он-то уверен, что вернулась к нему девушка именно такой, какой была. Это Женя, его Женя, мать его сына, только вот сама она может подумать иначе, воспринять все неверно и искать подвох в себе и в том, что ее окружает. Этого он не хочет, так, может быть, лучше ей солгать? Сказать, что она погрузилась в сон и потому не приходила в себя? Нет, глупость, как-нибудь она узнает о том, что он ей солгал, потому что даже если он попытается заткнуть рот всем, кто знал о ее смерти, кто-то да останется.
    [indent] Дарклинг сдергивает с себя плащ и, поднимая Женю на ноги, заворачивает ее в него. Сейчас ее прохладно, она пока не привыкла к своему телу и ее может морозить. Только заболеть ей в такой ситуации не хватало! На Лизавету он больше не оборачивается, даже не смотрит, куда она, босая и простоволосая, бредет, и все свое внимание сосредотачивает на Жене. Его пальцы касаются ее лица и он позволяет себе напитать девичьей тело своей силой, с замиранием сердца ожидая отклика. Он его получает не сразу, но получает и выдыхает, успокаиваясь, потому что все действительно в порядке [не стала бы же Лизавета устраивать пакость с телом, раз собиралась занять его, не настолько уж она глупа и отчаянна] и именно так, как должно быть. Справился, все вернул на свои места и эту свою огромную ошибку умудрился исправить, хоть и не предугадать и сделать все, чтобы ее не произошло.
    [indent] -Не слушай ее, - то ли просит, то ли приказывает Дарклинг и касается губами лба Жени, которую привлекает к себе и обнимает. Самое главное, что она здесь, с ним и очень скоро они вернутся в Ос Альту к своему сыну. Больше никто и никак им не помешает, это он безмолвно обещает и себе, и девушке, которую прижимает к груди. - Я... самое главное, что сейчас ты со мной, Женя. Не думай больше ни о чем. У тебя ничего не болит? Держись крепче за меня, - она легкая, думает Дарклинг, подхватывая ее на руки. Легкая, маленькая и ему уже хочется сделать все, что только можно, для того, чтобы на ее щеках снова заиграл румянец.

    [nick]The Darkling[/nick][status]a man and a monster[/status][icon]https://i.imgur.com/ZpMr4fq.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; how could <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">you</a> just walk away and leave me here?</div>[/lz]

    +2

    13

    [indent] В сером песке лежат мертвые пчелы - Женя растерянно оглядывается на Лизавету, отчаянно взмахивающую руками и зовущую свои силы: их нет, ничего нет, розовые стебли не обвивают ее больше, пчелы не порхают вокруг вплетенных в ее волосы и даже будто в кожу цветов, опавших и увядших. Кем бы Лизавета ни была раньше, сейчас она отказница, которую Александр без страха оставляет за спиной; и Женя опускает взгляд на свои дрожащие руки, боится сложить их в отточенные до совершенства жеста, ужасается, думая, что тоже может не получить привычного отклика и обнаружить себя слабой, жалкой, бесполезной. Ей страшно - и страх еще глубже запирает ее силу, и Женя безвольно опускает ладони, не желая терзать себя неудачными попытками. Может быть, когда она выспится, отдохнет, прижмет к своей груди Володю; может быть, тогда...
    [indent] Александр решает все по-своему; он тянет ее вверх и укутывает в свой плащ, хотя наружный холод беспокоит Женю куда меньше внутреннего мороза. Его пальцы замирают на ее щеке, и в груди у Жени сердце пропускает удары и стынет от ужаса. Она не чувствует ту силу, которая с кончиков его пальцев бежит ей под кожу; она не ощущает никакого отклика, никаких изменений в себе, ни-че-го. Так вот какова участь отказников, вот какое разочарование должно настикать испытуемых детей, когда прикосновение живого усилителя ничто в них не пробуждает. Женя в отчаянии закрывает глаза, устало клонит голову вниз - зачем ей эта жизнь, если волосы ее останутся тусклыми, щеки бледными, кожа серой; если скоро лицо ее покроется морщинами, а фигура раздастся; если она теперь подвластна болезням и ранней смерти от них?..
    [indent] Но Дарклинг не сдается и руки не убирает, и через несколько показавшихся ей вечностью секунд Женя чувствует все же живое биение дара, ведет пальцами по ладони и наслаждается знакомой щекоткой. Все хорошо, она в этом путешествии ничего не потеряла, она все еще гриша, все еще портниха, все еще солдат Второй армии, а не жалкая отказница. Она дергает губами в слабом намеке на улыбку и вдыхает терпкий сашин запах, когда он снова ее обнимает.
    [indent] - Не буду, я только тебя слушаю, как и было всегда, - обещает она, утыкаясь носом в его грудь. Волнение не улеглось, ей все еще нужны ответы, но Александр прав: им лучше убраться подальше от Каньона и поговорить там, где ветер не будет кидать в них серый песок. Ей нужны ответы, ей нужно привести себя в порядок - и ей нужно как можно скорее вернуться в Ос Альту, потому что Володя там один, а столица навевает на нее ужас. - Ничего, Саша, все хорошо. Ты не устал? - беспокойно спрашивает Женя, обвивая его шею руками и устраивая голову у него на плече. Она на своих ногах вышла из Каньона - могла бы, наверное, и теперь продолжить путь, куда бы они ни направлялись; но ноги ей кажутся до сих пор непослушными и неудобными, словно отучившимися от шагов, и с Александром, легко подхватившим ее на руки, Женя не спорит.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]dead[/status][icon]https://i.imgur.com/C8aPKyI.png[/icon][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха, мертва</div>[/lz]

    +2

    14

    [indent] Если бы Женя лишилась силы, если бы с ней что-то было не так, то Лизавету ждала бы не смерть, а прозябание и дальше в тени. Смерть, все же, слишком слабое и просто наказание, а Дарклинг никогда не был тем, что что-то спускал с рук так легко и просто. Предательство не то, что можно прощать и на что можно закрывать глаза, поэтому святую ждали бы века мучений, уж он бы постарался сделать все так, чтобы она не сумела забыть, почему так вышло. Сейчас ей тоже воздается по заслугам за ее выходку, и он ни о чем не жалеет. Жалости в его сердце слишком мало, чтобы тратить ее еще и на ту, что посмела попытаться обмануть его. Он чувствует, что невольно начинает злиться, и спешит себя остудить [в его руках Женя, ей не нужно видеть его гнева, не нужно переживать и тревожиться, потому что сейчас все в порядке], потому что ему не до Лизаветы, ему нужно в ставку и как можно скорее, потому что здесь небезопасно, пускай волькры до них уже и не доберутся.
    [indent] Женя доверчиво жмется к нему, еще не до конца понимая, что он как раз и подвел ее, и Дарклинг прижимает ее к себе теснее, подхватывает на руки, устраивая ее так, чтобы ей было удобно. Главное донести ее до ставки и там передать в руки целителям, чтобы они убедились, что с ней действительно все в порядке. Он сам уже видит, что ее сила при ней, но в каком состоянии все остальное? Лизавета обещала ему, что Женя будет "как новенькая", но доверия к ней у него нет. Если бы не безвыходное положение, в котором он находился, то он никогда не стал бы связываться с ней [слишком уж она вероломна и коварна, слишком уж себе на уме, пусть когда-то давно и была просто деревенской девочкой, что молила о жизни], но у него не было никого, к кому он мог бы обратиться. Даже познаний собственной матери оказались ограниченными, а в дневниках своего деда он пусть и нашел кое-что, но не знал, как это применить. Илья Морозов писал не учебник и даже конспектов не вел, все его записи создавались только для него одного, и потому понять их сложно.
    [indent] -Вот и хорошо... не думай обо мне, я не устал, - а если и устал, то отдохнут попозже, когда уверится, что Жене больше ничего не угрожает. Только в ставке он передает ее встревоженному Владу, но после не отходит ни на шаг, стоит как коршун над ними, следит за каждым движением целителя, который даже не думает задавать лишних вопросов. Свое место он знает прекрасно, настроение нового короля умеет читать лучше некоторых. Он говорит мало и по делу, а потом кивает Дарклингу, подтверждая, что Женя здорова. Он не видит, чтобы ее могло что-то мучить, он уверен в том, что ее тело восстановилось и больше ничего ей не угрожает. Он даже ободряюще улыбается девушке, чуть сжимая ее плечо, прежде чем выходит. На столике остаются настойки и тоники, которые он, все же, рекомендует ей пить какое-то время, но в остальном указаний никаких нет. Здорова, в порядке, жива, и это самое главное, это то, что заставляет Дарклинга выдохнуть и немного расслабить напряженные плечи.
    [indent] -Я велю набрать воды и нагреть ее, ты, должно быть, хочешь привести себя в порядок? - Он приседает перед ней на колени, одну ладонь устраивает на ее бедре, а второй касается лица. - Как только почувствуешь, что можешь без труда двигаться, мы поедем домой, - к сыну, который заждался свою мать, который в ее отсутствии вырос и окреп. Что скажет Женя, когда увидит такого Владимира?

    [nick]The Darkling[/nick][status]a man and a monster[/status][icon]https://i.imgur.com/ZpMr4fq.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; how could <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">you</a> just walk away and leave me here?</div>[/lz]

    +2

    15

    [indent] В ставке на них смотрят, взгляды не заметить невозможно, как и тихий шепот, волной стелющийся вслед за широкими шагами Дарклинга. Он всегда приковывал к себе внимание, всегда шел словно в невидимом круге тишины и пустоты; но теперь дело не в нем, верно? Смотрят на нее, смотрят на Женю, прижимающуюся к его плечу виском, смотрят как на чудо из чудес, смотрят с ужасом и любопытством - она редко смущалась и стеснялась, но теперь ей хочется с головой закутаться в плащ и спрятать лицо на груди Александра, потому что выглядит Женя явно не так, как привыкла. Волосы потускнели, кожа посерела, румянец с лица явно пропал - все усилия долгих лет пошли прахом, и Женя не представляет даже, сколько ей придется приводить себя в порядок [все не так страшно, но она к себе критична и ненавидит выглядеть обычной]. Ей не хочется, чтобы ее видели такой; и ей хочется знать, почему на нее так смотрят.
    [indent] Влад на входе в черный шатер замирает на несколько секунд, будто не веря своим глазам, но быстро приходит в себя и принимается суетиться вокруг Жени, изучать ее со всех сторон, щупать, слушать сердцебиение и дыхание. Отдельное внимание он уделяет шее и горлу; Женя устало щурится, следит за его лицом, ловит малейшие признаки беспокойства; но Влад не находит ничего подозрительного, улыбается ей и уходит. Она здорово, с ней все хорошо, но от чего же так колет сердце, когда они с Александром остаются одни? У Жени много вопросов, и она даже себе не признается, что ответы почти на все уже получила, сложила из оговорок и своих последних воспоминаний, что иной вывод сделать сложно. Но ей жизненно необходимо услышать все от Саши, понять, что же он сделал и как вернул ее, перестать строить догадки и найти способ справиться с истиной, которая вряд ли ей придется по нраву.
    [indent] - Да, ванна мне не помешала бы. И мой кофр, где он? - беспокойно спрашивает она, малодушно оттягивая время перед тем, как перейти к более важным вопросам. Она благоразумно не просит сейчас зеркало и не уточняет у Александра, как сейчас выглядит, - наверняка ведь он захочет ее утешить и соврет, так что лучше ей собраться с силами и потом самой изучить свое лицо. Были бы еще под рукой все ее материалы, был бы под рукой кофр со всем, что она так тщательно собирала... - Завтра, мы поедем завтра утром, никак не позже, - твердо произносит Женя. Ей хватает милосердия, чтобы не требовать карету сегодня же: Александр тоже устал, несправедливо и жестоко будет гнать его в путь сейчас же. Себя Женя жалеет меньше, ей в тягость каждый день разлуки с сыном, ей надо скорее оказаться рядом с ним, увидеть его, обнять, убедиться, что он в порядке и не забыл еще свою мать.
    [indent] - Ты обещал, что все объяснишь позже, Саша. Мне кажется, уже пора, - Женя прижимается щекой к его ладони и прикрывает глаза, готовится к его откровениям и сжимает зубы, чтобы не поторапливать его. Не могла же она на самом деле?.. Не мог же он как-то?.. Или все же?.. Ей нужно знать, нужно понять, нужно разобраться в мире и в себе - и понять, кем же она по его воле стала.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]dead[/status][icon]https://i.imgur.com/C8aPKyI.png[/icon][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха, мертва</div>[/lz]

    +2

    16

    [indent] Женя бледная и уставшая, ее волосы лишены блеска, но для него она сейчас так прекрасна, как никогда прежде не была. Она живая - это самое главное. Она живая, он вернул ее с того света, не оставил их сына лишенным матери сиротой, сделал все от себя возможное. Просто ей не стоит знать, какими методами он достиг желаемого - магия [как же он не любит это проклятое слово!] святой Лизаветы оказалась грязной и мерзкой, хоть его нисколько и не испугала. Дарклинг бы еще раз все повторил ради Жени, ничего бы не постеснялся, не остановился бы ни перед чем. В этом ведь весь он, так? Он делает то, что должен и то, что хочет, и горе тому кто пытается встать у него на пути.
    [indent] Кожа Жени теплая, он гладит ее скулу большим пальцем и кивает в такт ее словам.
    [indent] -Я распоряжусь. Димитрий! - Громко окликает он опричника. Тот в шатер заглядывает буквально на пару мгновений, прежде чем исчезает, кивнув. Дарклинг же снова смотрит в сторону и неопределенно кивает в сторону стола. - Он здесь, я взял его с собой. Так и знал, что ты захочет привести себя в порядок, как только... как только придешь в себя, - он и не сомневался в том, что Женя также не пожелает надолго задерживаться в ставке, а попросит отвезти ее в столицу. Наверняка все ее мысли сейчас о сыне, его она отчаянно жаждет прижать к груди [еще бы, он ведь ее первенец, единственное ее дитя], чтобы убедиться, что с ним все хорошо. Дарклинг понимает ее, поэтому не станет задерживаться здесь. Если Женя хочет домой, то они поедут домой, раз она чувствует себя достаточно сильной для такой дороги. Экипаж подготовлен, в нем ей будет удобнее, чем на коне, пусть это и займет немного больше времени, но на другое он точно не согласится, только не после того, как с таким трудом вернул ее.
    [indent] Вернул ее, и именно об этом девушка и хочет узнать. Дарклинг вздыхает, долго смотрит на нее, прежде чем наконец решиться говорить. Она ведь простит ей, сможет найти в себе на это силы?
    [indent] -Я опоздал, - едва слышно говорит он, опуская глаза. - Я выдвинулся, как только до меня дошли вести, но опоздал. Мне не хватило всего-ничего, чтобы спасти тебя. Я казнил каждого, кто там был, оставил для тебя только королевскую чету в живых, всех стражников и солдат убил. Их головы украшают Большой дворец, - сомнительная красота, но она будет там до тех пор, пока Женя не велит все это убрать. Пускай каждый видит и помнит, что Дарклинг не прощает обид. Женя принадлежит ему и их сыну, а нашлись те, кто посмел отобрать ее у них. О каком милосердии могла идти речь, о каком снисхождении? Он никому не дал уйти, никого не отпустил и наслаждался криками каждого умиравшего, оставив самых главных виновников на потом. Теперь вот они могут встретить свою смерть от руки той, кого мучили всю жизнь. - Прости меня, я... мне говорили не пытаться ничего сделать, но я пошел на сделку с Лизаветой, чтобы она вернула тебя мне, - и хоть какая-то польза от святой была, это сложно отрицать. Дарклинг наклоняется еще нижу и утыкается в колени Жени лицом, потому что не может на нее смотреть. Опоздал, опоздал, опоздал!

    [nick]The Darkling[/nick][status]a man and a monster[/status][icon]https://i.imgur.com/ZpMr4fq.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; how could <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">you</a> just walk away and leave me here?</div>[/lz]

    +2

    17

    [indent] Мелькнувшего на входе опричника Женя провожает равнодушным взглядом, на стол тоже оборачивается безразлично и не расстраивается даже, не найдя там в спешке кофр. Все это второстепенно, все подождет, все отступает на задний план - кажется, всего второй раз в жизни Женю не волнует, как она выглядит, потому что есть вопросы более важные и тревоги более насущные. В первый раз она, взмокшая, встрепанная, измученная, тянула дрожащие руки к новорожденному сыну, хотела поскорее прижать его к себе, увидеть, убедиться, что это не сон; в этот раз - реальность приходится отделять не от сладкой грезы, а от ночного кошмара. Колючая веревка трет шею, а потом резко натягивается, впивается, душит; перед глазами красная пелена - что было дальше, что с ней стало дальше, что случилось?..
    [indent] Одними губами Женя повторяет за Александром: опоздал, он опоздал. Понять его оказывается сложно, его признание ни о чем ей сразу не говорит, последняя деталь никак не встает в мозаику ее догадок и не проясняет все остальное. Александр выглядит почему-то виноватым, и Женя рассеянно поднимает ладонь и касается его волос, беззвучно произносит отдельные его слова, мимолетно радуется, что король и королева получат возмездие из ее рук, но остальное...
    [indent] Остальное в конце концов ударяет ее ясным прозрением: он опоздал, и она умерла. Никто не снял ее в последний момент с виселицы, никто не перерезал веревку, никто не вылечил ее повреждения и не дал ей снова вдохнуть свободно. Ничего не было, в тот жуткий момент все для нее закончилось, ее жизнь закончилась, ее повесили как изменницу, отравительницу, шлюху, и никто за ней не пришел. Она умерла; Женя вскидывает обе ладони к горлу, ищет сжавшуюся на нем веревку, борется с собой, чтобы сделать новый вдох, и еще один, и еще. Ее приговорили к смерти и казнили, вывели на эшафот и затянули узел на веревке; Жене нечем дышать, она словно снова оказалась там, во дворе тюрьмы, под торжествующими взглядами королевской четы, в окружении напряженной стражи. Все умерли: она первой, а остальных Дарклинг отправил за ней следом; только она вернулась - как, кем, зачем?..
    [indent] - Ты не?.. Значит, я?.. - неверяще хрипит Женя, не находя в себе сил произнести главное слово: она умерла, умерла, умерла! И это... она обводит безумным взглядом темные стены шатра и опускает его затем на Александра, уткнувшегося ей в колени: что же это - реальность или ее личный ад, настоящее или предсмертная фантазия, растянувшая ее последние секунды на целую вечность? Женя не знает, Жене страшно, Женя ищет следы веревки на шее, сдирает давящий плащ и царапает горло. - Сколько? Сколько прошло с?.. И как?.. - хрипло каркает она. Сколько Володя провел месяцев без матери? Сколько она была мертва? И как ему удалось ее вернуть, если это невозможно, если из-за этой черты никто не возвращался, если обратного пути нет? Женя умерла, все закончилось - и началось снова, заново, опять; она задыхается, понимая, что теперь будет жить с этим страхом, что постоянно будет оглядываться по сторонам и искать в реальности следы обмана и фантазии?

    [nick]Genya Safina[/nick][status]dead[/status][icon]https://i.imgur.com/C8aPKyI.png[/icon][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха, мертва</div>[/lz]

    +2

    18

    [indent] Он опоздал, хуже этого нет ничего. Дарклинг ничем в тот момент не был занят, чтобы сказать, что сделал это ради великой цели, он отправился, как только до него дошли вести, но не успел. Женя погибла, его сын остался сиротой, и это все была его вина. Он должен был куда лучше обдумать то, как будет защищать свою семью, должен был приставить к ним больше охраны [лучших, самых сильных, чтобы ничего не случилось], а лучше оставить с собой. Тогда ему казалось, что рядом с ним опаснее всего, теперь же он понимает, как ошибался. Только с ним бы они были в безопасности, только он мог бы укрыть их от любых несчастий, только при нем никто не посмел бы и косо взглянуть на них, не то что коснуться их и пальцем. Роковая ошибка, глупая ошибка, его недосмотр, за который он будет очень долго себя казнить, потому что конец его дней наступит нескоро.
    [indent] -Да, но я вернул тебя, Женя, я все исправил, я сделал все, что только было можно, я бы второй Каньон создал, если бы это тебя вернуло, - горячечно шепчет он, резко вскидывая голову и хватая ее за руки. Он же понимал, что она испугается, он прекрасно понимал, что умереть - это не прогулка, это не просто, а еще сложнее воскреснуть. Он не знает, что она сейчас испытывает [откуда, если он ни разу не умирал?], но страх ее видит отчетливо и не знает, как его унять, как ее утешить. Он крепче сжимает ее руки, не давая ей царапать саму себя. - Все хорошо, теперь все хорошо, прошу тебя, Женя, поверь мне. Больше я тебя от себя ни на шаг не отпущу, теперь я сам лично буду отвечать за вашу с Володей безопасность, - теперь он никого к ним не подпустит, это правда. Доверять он может только своей силе, даже Иван с Федором уязвимы, что уж говорить о ком-то еще. Нет,  они будут под его присмотром, никто больше никогда не обидит их, ни Владимира, ни Женю, только через его труп.
    [indent] Женя пугается и паникует, не знает, что думать, а Дарклинг не знает, что ей говорить. Он умеет утешать, умеет подбирать слова и лить отравленную медовую патоку в уши, но сейчас у него нет никаких красивых слов. К такому он не готовился, хоть и делал все, что велела ему Лизавета, чтобы оживить Женю.
    [indent] -Важно ли как? Важно ли что я сделал ради того, чтобы вернуть тебя себе и сыну? - Дарклинг крепче сжимает пальцы у нее на запястьях и не хочет говорить, в какой ярости был, когда увидел ее. Она и сама все поймет, ей и так все расскажут: о его криках, о пролившейся крови, о пытках и мучениях, и бессонных ночах, обо всем, что он сделал, пока ее не было. - То была зима, сейчас середина весны. Не так уж и долго. Я очень торопился, - и все равно опоздал, и все равно позволил ей страдать, все равно отдал ее в лапы смерти, хотя и клялся, что ей ничего не будет грозить до тех пор, пока она ему верна. Дарклинг вглядывается в лицо Жени и хмурится. - Не ненавидь меня, я опоздал, но не ненавидь меня. Все хорошо, - то ли упрашивает ее он, то ли убеждает он, надеясь, что она поверит ему несмотря на то, что он уже подвел ее.

    [nick]The Darkling[/nick][status]a man and a monster[/status][icon]https://i.imgur.com/ZpMr4fq.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; how could <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">you</a> just walk away and leave me here?</div>[/lz]

    +2

    19

    [indent] Все то, что неясно маячило на краю ее сознания с тех самых пор, как она открыла глаза во мраке Каньона, резко наваливается и давит жутким осознанием: веревка сдавила шею, врезалась в кожу, перекрыла дыхание; мир быстро померк, пока она еще трепыхалась в петле и ждала-ждала-ждала... Женю накрывает тем ужасом, который она едва испытала тогда: не успела, до последнего не верила, что все закончится так, до конца надеялась на чудо; а сейчас она будто возвращается в прошлое на несколько месяцев [для нее - на несколько часов всего] и не может выбраться из этой ловушки, паникует, тонет в страхе, не может сделать вдох, видит перед глазами торжествующую королевскую чету - они стали последней картиной, что застыла перед ее меркнущим зрением, от их призраков ей никуда не деться, от ужаса смерти никуда не сбежать.
    [indent] Голос Александра доносится словно через толщу воды и не приносит спокойствия. Он опоздал тогда - но совершил затем невозможное, чтобы вернуть ее, он превзошел своего деда, он сумел как-то воскресить мертвеца. Женя вздрагивает снова, опять тянется к горлу, но он ей мешает, сжимает и отводит ее запястья, не дает ей больше навредить себя - хотя что может навредить больше, чем смерть? Ее казнили, повесили, и Женя жалеет теперь, что так спокойно поднялась на эшафот: если бы она билась и сопротивлялась, если бы упиралась и тянула время, если бы попросила об исповеди и молила о милости, может быть, Александр успел бы за ней прийти, и ей не пришлось бы умирать? А может быть, это все - лишь жуткий сон, и она очнется от него в тесной камере и со скованными руками? Она опускает взгляд вниз, но под пальцами Александра не видно даже, остались ли на запястьях следы от тугих и жестких кандалов - остались ли ей на память хоть какие-то следы или все стерли, и если да, то кто - та женщина, Лизавета? Кто она, что она? И кто теперь сама Женя, вернувшаяся с того света?..
    [indent] - Я умерла... - оторопело повторяет она, стараясь привыкнуть к этому утверждению, поверить в него, уложить его в своей бушующей голове. Это сложно, невозможно даже: кто через такое проходил, кто мог бы поделиться с ней опытом и дать совет, кто знает, что она должна чувствовать? Она умерла, ее жизнь закончилась - и началась заново, потому что Александр не смог ее отпустить. - Я не могу... не могу ненавидеть, ты же меня вернул... но кем, чем я стала? - Если приложит Женя ладонь к своей груди, почувствует ли под ней биение сердца? Человек ли она, смертная ли - или проклятое, невозможное создание, которому нет места среди живых? Обрадуется ли ей Володя, потянется ли к ней - или заплачет, почувствовав подвох и запах смерти? Женя скользит снова и снова безумным взглядом по стенам шатра, ищет в полумраке ответы, пугается и путается - как ей теперь жить с этим страхом смерти, как жить, зная, что она умерла? - Они... я думаю, они ждали тебя, хотели тебя поймать... устроили ловушку, но ты в нее не попал, это же хорошо... но я... мне так... - ей больно, ей страшно, ей непонятно; все разом, и нет слов, чтобы это объяснить, и нет сил, чтобы с этим справиться и оставить позади.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]dead[/status][icon]https://i.imgur.com/C8aPKyI.png[/icon][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха, мертва</div>[/lz]

    +2

    20

    [indent] Дарклинг не знает, что сейчас испытывает Женя, не понимает того ужаса, который ее накрывает. Откуда ему знать, что значит умирать, откуда ему знать, что значит не жить? Он-то всегда удачно избегал смерти, оказываясь на шаг, а то и на два впереди всех, кто мечтал его убить. Он не боится умереть, его это никогда не пугало, а вот потеря Жени испугала. Лишившись ее [особенно так глупо и нелепо], он понял, что места себе не найдет, пока не исправит все. Вернуть ее стало острой необходимостью, еще одним вызовов, который он бросил всем правилам мироздания. Дарклинг может все, всегда добивается всего, что хочет. У него отобрали что-то ценно, так как же мог он не покарать тех, кто это сделал, и не вернуть все обратно себе?
    [indent] -Ты никем не стала, я вернул тебя именно такой, какой ты была. Ни больше, ни меньше, Женя, - хмурится Дарклинг и, отпуская ее руки, обхватывает теперь лицо девушки ладонями. Он заглядывает ей в глаза, заставляет ее посмотреть на него и выдерживает ее взгляд, надеется, что она услышит его. - Ты - это ты, ты гриша, какой и была всегда, клянусь тебе. Я знаю все, что они хотели, я наказал каждого, а короля с королевой оставил тебе, как и обещал, - и он не может сказать сейчас, что было бы лучше, умри он, потому что тогда Женя с Володей остались бы совсем беззащитны, если не считать того же Ивана. Нет, Женя была самой малой жертвой из всех возможных, но было бы лучше всего, если бы этой жертвы вовсе не было, если бы он оказался прозорливее и быстрее, не позволив никому и пальцем коснуться ее.
    [indent] Жене страшно, она теряется, думает совсем не о том, о чем нужно, не о том, что действительно важно. Самое главное, что он, в конечном итоге несмотря на то, что все его предостерегали и убеждали в тщетности всей затеи, вернул ее к жизни. На ее теле не осталось ни следа, она не потеряла своих сил, он сделал невозможное, пускай и с помощью Лизаветы, но самое же главное, что она здесь с ним! Женя дышит, Женя здорова, и ей нужно лишь немного придти в себя, чтобы все было так, как прежде. Даже лучше, потому что на своих ошибках Дарклинг прекрасно учится.
    [indent] -Успокойся, посмотри на меня: теперь я здесь, с тобой, больше я никому не позволю разлучить нас троих. Завтра мы отправимся к Ос Альту. Володя соскучился, ему ни одна няня и ни одна кормилица не пришлись по душе, ему нужна его мать, а мне... мне нужная моя царица, Женя, - он касается губами ее лба и следом же прижимается к нему своим. Все худшее уже позади, больше ничего дурного не случится ни с ней, ни с их сыном.

    [nick]The Darkling[/nick][status]a man and a monster[/status][icon]https://i.imgur.com/ZpMr4fq.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; how could <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">you</a> just walk away and leave me here?</div>[/lz]

    +2

    21

    [indent] Александр вытащил уже ее из темноты смерти, из мрака Каньона; осталось только дать ей путеводную нить, чтобы Женя нашла выходи из лабиринта собственного сознания, из своих страхов, из накрывшего ее смертного ужаса. Он приходит с опозданием - на пару часов для нее, на несколько месяцев для всего мира; и ей уже ничего не грозит, все худшее уже случилось и осталось позади, и она радуется, что не помнит ничего, что было после ее смерти, не помнит ничего из иного мира, не помнит ни ужасов ада, ни райских мелодий. Забыть бы еще те предсмертные минуты, забыть бы боль и отчаянную надежду, забыть бы мрачное торжество на лицах короля и королевы, сыгравших с ней последнюю подлость. Забыть бы все - но это никогда не сотрется из ее памяти.
    [indent] Ее путеводная нить - голос Александра, его крепкие руки; а еще лицо Володи, его глаза (зеркальное отражение ее собственных), крошечные пальчики, обхватывавшие ее, - как он вырос за эти месяцы, как изменился? Женя старается думать о том, что у нее впереди, а не позади; о сыне, который не лишился матери, который вырастет в любви и заботе, который получит все, чего не было у его родителей. Поскорее бы к нему, поскорее бы его увидеть и обнять - у Жени тоскливо сжимается сердце, когда она вспоминает тот последний взгляд, который кинула на него, прежде чем Федор с младенцем на руках скрылся в толпе, а ее увели королевские следопыты. Нет, не последний, будут еще, будет целая жизнь, которую она проведет рядом со своим сыном; будет счастье, которое у нее не смогут отнять, будет все, что она только пожелает; она уже умерла и воскресла - ничего страшнее этого уже не случится.
    [indent] И все равно успокоится пока не выходит, взгляд у нее все еще испуганный, безумный, отсутствующий, и Александра перед собой она едва видит, будто его же тени застилают ей зрение. Он отвечает, что она все та же, гриша, человек, - как в это поверить, как в этом убедиться, как он может быть сам в этом уверен?..
    [indent] - А если нет? Если я не человек? Если я не жива? Или если это сон? Нельзя оживить мертвеца, нельзя... - шепчет она. Единственный, кому удалось совершить невозможное, был растерзан толпой сразу после своего деяния, а младшая дочь его сгинула, пропала - Александр сам же рассказывал ей историю своего деда, сам говорил, чем закончился тот его опыт, - неудачей, бедой, катастрофой. Как же он посмел пойти по тому же пути, как смог превзойти Илью Морозова? - Я боюсь, Саша, мне так страшно... - Страшно, что веревка снова затянется на ее шее; и страшно, что ей снова придется разлучиться с Володей - как у нее сердце не разорвалось, когда она отдала его Федору?
    [indent] - Почему... почему в Ос Альту? Разве там не?.. - Она хочет к Володе, хочет скорее его увидеть; но в столице разве безопасно для ее ребенка? И разве она сможет снова войти туда, где ее казнили? Женя закрывает глаза, вдыхает запах Александра, греется его теплом - собственная кожа кажется ей мертвенно холодной, собственное тело - скованным смертным оцепенением, собственное сердце - не бьющимся более. - Твоя кто? - переспрашивает она устало и тускло, совсем его не понимая и не вдумываясь в его слова.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]dead[/status][icon]https://i.imgur.com/C8aPKyI.png[/icon][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха, мертва</div>[/lz]

    +2

    22

    [indent] Все наладится, все наладится, все непременно наладится, если не само по себе, то с помощью чего-то еще. Дарклинг потратил столько сил, чтобы вернуть Женю к жизни, разве остановится он теперь перед чем-то, когда она с ним? Она придет в себя [просто не может не придти, только не после всего, что он сделал, чтобы исправить свою же ошибку], он поможет ей, сделает все, что для этого может быть нужно, ни перед чем не остановится. Самое главное, что она вновь может дышать, самое главное, что она живая, самое главное, что она снова рядом с ним, что сможет прижать к груди их сына и сесть на трон, который Дарклинг ставит рядом со своим собственным. Женя успокоится, поймет, что это никакой не сон, убедится, что она вернулась точно такой же, какой была всегда, и больше не будет вспоминать обо всем случившемся. Ей же станет легче и лучше, когда он отдаст ей короля и королеву? Месть должна ей помочь, особенно такая долгожданная.
    [indent] -Можно. Мой дед сумел, а я его превзошел, Женя. Разве мог бы я оставить тебя? Разве есть что-то, что я не могу получить, если мне это нужно? - Дарклинг целует ее в висок и гладит по волосам. Это никакой не сон, это никакая не ошибка: девушка здесь, с ним и она человек, а не кто-то еще. Он в этом уверен и пока что его уверенности и спокойствия хватит на двоих, а позже и сама Женя успокоится. Обязательно успокоится, потому что терзаться вечность не выйдет, у нее будет слишком много забот, у нее на руках будет их сын, откуда у нее будет время думать о том, о чем не нужно? - Тише, не бойся, я тебя не отпущу больше не от себя, никто и никогда не тронет тебя, клянусь, - Его объятия становятся крепче. Теперь Женя будет с ним всегда, теперь он не оставит ее, потому что второй раз через подобное проходить отказывается. Обманывать смерть лишний раз у него желания нет никакого, поэтому лучше всего сделать так, чтоб ему вовсе не пришлось этим заниматься. Если понадобится, он все с ног на голову перевернет, перекроит мир, но это не стоит того ужаса, который пережила Женя.
    [indent] -Я стал правителем Равки, как и собирался, - Дарклинг вздыхает, продолжая поглаживать девушку по волосам и обнимать. - Ты - моя царица, разве я могу назвать так кого-то еще, кроме тебя? Большой дворец... я немного разрушил его, когда взял столицу. Заточил всех неугодных, кто-то жив лишь только потому, что я не мог решить их судьбу без тебя, - она нужна ему, она же понимает это? Она не попытается ведь сбежать теперь, когда все изменилось, когда он коронован и собирается короновать ее?

    [nick]The Darkling[/nick][status]a man and a monster[/status][icon]https://i.imgur.com/ZpMr4fq.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; how could <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">you</a> just walk away and leave me here?</div>[/lz]

    +2

    23

    [indent] Илья Морозов годами вёл исследования и ставил опыты, прежде чем у него что-то вышло, прежде чем в отчаянии он смог поднять из мёртвых свою дочь; у Александра ушло всего несколько месяцев, чтобы вернуть Женю. Уже неважно, как и с чьей помощью [кто же такая эта Лизавета, стоявшая рядом с ним у каменного алтаря?] он подобное совершил; уже неважно, что это считается невозможным. Женя здесь, Женя дышит, Женя чувствует наконец биение собственного сердца - слышит слабо и нечетко, потому что ей не хватает способностей корпориалов, чтобы уцепиться за него. Но её сердце стучит, этот  звук ей ни с чем не спутать; она жива. Даже если это сон или иллюзия, Женя возвращаться к реальности не хочет. Даже если она вскоре рассыпется прахом, она будет благодарна хотя бы за возможность снова взять на руки Володю, увидеть его, поцеловать - и попрощаться. Кто ещё получает такой шанс? Кто ещё снова дышит после смерти?
    [indent] Александр убеждает её, что бояться нечего, что она вернулась тем же человеком, каким была [это ложь, невозможно остаться той же], что ей больше ничего не грозит. Но он не уберег её однажды - и второй раз может снова не оказаться рядом. Женя смерть теперь ждёт каждую секунду, видит её в каждом шаге, слышит в каждом звуке - и не хочет возвращаться в небытие, и не хочет жить с этим сковывающим тело страхом. Она не винит Александра в том, что он не успел её спасти, но и обещаниям не верит: даже он не может предусмотреть всего, даже ему не дано быть везде, даже он не может защитить всех.
    [indent] - Я так нужна тебе? Так сильно, что ты?.. - так сильно, что он совершил невозможное и отнял её у смерти? Жене сложно в это поверить [ей во все сейчас сложно поверить, весь мир вокруг зыбкий, нереальный, невозможный], но слова Александра пробуждают в ней все же каплю любопытства. Но в его ответе Женя заранее видит сладкий самообман, ещё одно подтверждение, что это все - лишь её фантазия о жизни, которую она могла бы прожить, последнее утешение перед тем, как она окончательно умрёт. Дарклинг много потерь пережил - что ему ещё одна, что ему какая-то портная, даже если она забралась в его постель и родила ему сына, даже если она умерла за него?
    [indent] На его обещания Женя не отвечает ничего - это только слова, он не всемогущ, он не защитит её, когда смерть снова за ней придёт и сожмет на её шее ту же верёвку. Но на объятия все же слабо отвечает: ей все ещё холодно, и она тянется за теплом, греется в его руках, с усилием поднимает свои, чтобы положить ладони ему на плечи. Ей кажется, что над каждым движением приходится думать, заставлять мышцы работать, следить за мельчайшим жестом; ей кажется, что тело мёртвое, ледяное, чужое - наверное, останься на нем хоть какие-то следы после казни, ей даже спокойнее было бы.
    [indent] - Царица? А Володя тогда - царевич? Я не хочу, не надо, пожалуйста, только не это, только не его... - суетливо бормочет Женя. Корона - это слишком опасно, у короля всегда много врагов, трон всегда хочет занять кто-то ещё, а детям возле него тем более нечего делать [и что с прошлыми царевичами, где они, не попытаются ли убить её сына?]. Она не хочет этого, не хочет никакой опасности для Володи, не хочет для него постоянного страха - лучше бы ему вырасти вдали от любого из дворцов, лучше бы ему просто вырасти, а не умереть от пули или яда.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]dead[/status][icon]https://i.imgur.com/C8aPKyI.png[/icon][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха, мертва</div>[/lz]

    +2

    24

    [indent] Когда-то Дарклинг уже говорил Жене, что она - необходимость. Он не хотел, чтобы так выходило, не думал, что так получится и не заметил, как девушка просочилась в его жизнь, став чем-то ценным. Она заполнила собой пустоты в его душе, заняла их так прочно, как это только было возможно, сделав так, что он, в конечном итоге, оказался неспособным от нее отказаться. Она заставила его привыкнуть к себе, привязала крепче, чем кто-либо еще, родила ему сына, а потом погибла. Как Дарклингу было с этим мириться, как он мог позволить смерти отобрать ее у них с Владимиром? Как он мог позволить кому-то вмешаться в ту жизнь, которую он собрался вести? Он отказался, уперся и добился в конечном итоге своего. Неважно, какие усилия ему пришлось приложить и что он сделал ради этого [Жене не понравится, она скажет, что все это было слишком грязно], важно лишь то, что она вновь дышит, что она жива, что она снова рядом с ним и больше никуда не исчезнет.
    [indent] Ей нужно отдохнуть, ей нужно поспать, тогда все отойдет и мысли в ее голове улягутся. Она перестанет нервничать и переживать, сможет дышать полной грудью, но пока что ей страшно. Она только-только вернулся с того света, она ничего не понимает, а он не догадался озаботиться тем, чтобы у нее не осталось воспоминаний о том дне. Хотя, сыграло бы это хоть какую-то роль? Она все равно ведь узнала бы о том, что погибла, что была казнена, что он не успел спасти ее, и все равно испугалась бы. Дарклинг отстраняется, чтобы заглянуть в ее лицо, зачесывает ее волосы назад [они не такие как прежде, хоть он и следил за тем, чтобы с ее телом ничего не случилось, сам же расчесывал рыжие пряди, в которых сейчас путается пальцами] и хмурится, слыша ее слабый лепет. Ему не нравится такая Женя, и он хочет снять с ее мучителей кожу живьем, чтобы они испытали хотя бы часть тех страданий, которые причинили девушке. Все было бы иначе, если бы он просто успел к ней вовремя и не дал удавке затянуться на ее тонкой шее.
    [indent] -Ты нужна мне так сильно, что я убил каждого, кто прикоснулся к тебе в тот день. Их головы украшают стены Ос Альты. Я посадил под замок царя с царицей ради того, чтобы ты сама расправилась с ними так, как сочтешь нужным, я связался с Лизаветой только ради того, чтобы вернуть тебя, - кивает Дарклинг и касается губами ее лба, виска, щеки. Это - его Женя, напуганная девочка, на которую он, кажется, возложил слишком много. - Я не отпущу вас, прости, но я не смогу, Женя. Поговорим об этом завтра, успокойся, пожалуйста, ты увидишь Володю и поймешь, что я хорошо присматривал за ним, я все сделал, еще больше сделаю, - он найдет способ унять все страхи Жени и убедит ее в том, что теперь больше никто и никогда не причинит ей зла. Он притискивает ее к себе крепче, касается губами уголка ее губ и замирает, будто бы ожидая ее разрешения, будто бы все еще тревожась о том, что она возненавидит его за то, что он не сумел спасти ее тогда. Он вернул ее, он отомстил, но он не помог ей, когда ей это требовалось больше всего.

    [nick]The Darkling[/nick][status]a man and a monster[/status][icon]https://i.imgur.com/ZpMr4fq.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; how could <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">you</a> just walk away and leave me here?</div>[/lz]

    +2

    25

    [indent] Смерть меняет многое, смерть меняет все. Как жить теперь, не боясь той темноты, за которой нет ничего? Как жить теперь с этим страхом, наполняющим каждую минуту? Как не оглядываться по сторонам, не искать во всем опасности, не думать о том, что она смертна, что Володя тоже смертен, что даже Александра могут у них обоих забрать? Женя не находит в себе ни капли храбрости и силы, осознает слишком остро свою слабость перед лицом рока, на ровном месте изводится тревогой. Ей хочется взять сына, обнять его и никогда не выпускать, уехать с ним в такую глушь, где не будет никаких других людей, где она сможет окружить его высокими стенами и оградить от всех бед, где ему ничто не будет грозить. Ей хочется самой запереться и не сталкиваться никогда ни с кем, хочется тишины и забвения - и одновременно хочется окружить себя шумом, музыкой, разговорами, чтобы мёртвое молчание не придавливало её к земле. И прежде всего ей хочется согреться, потому что от могильного холода её колотит, потому что воображаемый ветер пробирается под тонкое платье, которые было на ней в день казни, и вымораживает повисшее на верёвке тело.
    [indent] Александр говорит совсем не то, что она хотела бы услышать. Он убил всех, кто стал виновниками и свидетелями её казни, - Женя вздрагивает, думая об этих смертях и больше ругаясь, чем мрачно радуясь. Разве это свидетельство того, что она ему нужна? Он разгневался, но разве не злился бы он так же, если бы погиб любой другой гриша? За любого из своих людей он также расквитался бы с убийцами, и это не выделяет её, не делает нужной, не делает любимой. Он вернул её - это уже больше, и она благодарна за то, что он совершил невозможное - но было это ради неё или только ради Володи, который не должен был потерять мать так рано? Действия должны говорить больше слов, но Жене нужны сейчас именно слова, а на них Дарклинг как всегда скуп. Ей нужно тепло, но от него веет только холодным мраком, а обещания мести нисколько её не греют.
    [indent] - Хорошо, это хорошо, - бесцветно и тускло откликается она, совсем не утешаясь его словами. Ей не нужна окрашенная кровью и болью корона на её голове, ей не нужны пустые почести и просторные дворцы, ей не нужны страхи, которые к этому прилагаются. Прошлые монархи окончат свою жизнь в темнице - кто может гарантировать, что Володю не ожидает сходная судьба? Дарклинг пытается, но Женя ему не верит и панически раздумывает уже, что могла бы забрать сына и сбежать подальше от Ос Альты. Могла бы ведь?.. - И тебе не надо быть царём, Саша, давай уедем вместе, мы же можем... можем быть счастливы втроём, пожалуйста, я не хочу... - не хочет обратно в Ос Альту, не хочет жить в месте, где её убили, не хочет видеть стены, в которых страдала, не хочет, чтобы их сын рос среди этого мрака. Женя вздрагивает и обхватывает себя руками, поворачивает немного голову и шепчет в губы Дарклинга: - Мне холодно, мне так холодно... - и нет никакого способа согреться, разве что оказаться поскорее рядом с Володей, вдохнуть его тёплый молочный запах [ему нашли кормилицу, она хорошая?] и проникнуться его жаром.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]dead[/status][icon]https://i.imgur.com/C8aPKyI.png[/icon][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха, мертва</div>[/lz]

    +2

    26

    [indent] За те месяцы, что Дарклинг искал способ вернуть Женю к жизни, он в полной мере осознал насколько же она важна ему. Ему без нее было плохо и тошно, ему было одиноко и он от этого чувства никак не мог избавиться. Даже тогда, когда он держал на руках Володю, ему не хватало Жени - будто бы от него отрезали какую-то часть, будто бы не обработали рану и оставили ее заживать саму по себе. Женя, как он и думал, не стала необходимостью [и без руки можно жить, и без ноги, даже без глаз и языка], но она стала его частью, тем капризом, без которого ему разом сделалось тошно. Выжить без нее он бы смог, он просто не захотел, поэтому перевернул все с ног на голову, чтобы получить ее обратно. Женя стала не воздухом, не водой, Женя стала домом, без которого перестало быть важным, какие же еще у него есть богатства. Кто в здравом уме отказывается от своего дома, кто оставляет место, в котором ему лучше и спокойнее всего, кто так просто берет и сдается? Не он, только не он, он не сумел этого сделать.
    [indent] Чем больше говорит Дарклинг, тем меньше его то ли понимает, то ли слышит Женя. Она боится, открещивается и отказывается от всего, пытается, вжаться в него чуть ли не всем телом и тут же отгородиться, потому что ей страшно. Ей, уже успевшей умереть и сотворить невозможное, воскреснув, страшно от мысли о повторении такой ситуации, жутко от перспективы вернуться в клетку из которой она так и не сумела выпорхнуть. Дарклинг это все понимает и впервые за много лет [за много веков] по-настоящему теряется, не зная, что же ему сделать, чтобы утешить Женю и унять все ее страхи. Они отнюдь не безосновательные, потому что он сам подвел и ее, и их сына, потому что он ужасно виноват, потому что он не справился с тем, что должен был сделать - не защитит ее с их ребенком. Жене страшно, и она имеет право на этот страх куда больше кого-либо еще, но пускай даже Дарклинг и понимает это, он хочет, чтобы она успокоилась. Он жадный и эгоистичный, он не желает вспоминать свою ошибку, не хочет даже думать о ней, поэтому ему нужно, чтобы Женя была прежней, чтобы простила его и вернулась к нему. Он без нее может, но ему без нее плохо, плохо, плохо!..
    [indent] -Я... давай потом поговорим об этом? Женя, умоляю, - Дарклинг ломается и рвется на части. Он воскресил ее не для того, чтобы отпустить, поэтому, если она будет против жизни в Ос Альте, то что ему делать, кроме как пожертвовать всем? Она и Владимир дороже всего, нет никого настолько же важного и нужного, и не будет никогда. - Потом... холодно? Как мне тебя согреть? Что сделать? Я скучал, я хотел тебя, я вернул тебя... я не отпущу больше, не дам уйти так, как уходят все, Женя. Ты же все еще любишь меня? Ты же знаешь, что я не могу без тебя, я не спал, я ни о чем думать не мог, пока ты глаза не открыла, у меня сердце не билось, Женя, - шепчет он ей в губы и целует ее, зарывается пальцами в ее волосы, тянет к себе, щедро даря ей тот огонь, который у него есть. Он никогда не планировал любить Женю, но разве не люби он ее, то пошел бы на это все, чтобы вернуть девушку к жизни?

    [nick]The Darkling[/nick][status]a man and a monster[/status][icon]https://i.imgur.com/ZpMr4fq.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; how could <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">you</a> just walk away and leave me here?</div>[/lz]

    +2

    27

    [indent] Даже поцелуи холодны для нее как остывший пепел, даже на языке она чувствует вкус сырой земли, даром что до похорон ее мертвого тела не дошло [наверное, не дошло, если Дарклинг снял ее с веревки, если тогда уже решил ее вернуть]. Все пройдет, все наладится - твердит ей Александр, но Женя его не слушает и не слышит, замыкается в тесной клетке своих страхов и не ищет оттуда выход. Она умерла - потрясении от этих двух слов, примеренных на себя, оказывается страшнее самой смерти и темного, холодного посмертия; она умерла - неожиданно, внезапно, просто умерла, перестав дышать, лишенная воздуха в пережатом веревкой горле. Она умерла - и открыла потом глаза как после долгого тяжелого сна, и лучше бы Александр ей соврал, лучше бы списал все на травмы и долгое восстановление после них, лучше бы придумал сказку, в которую она с готовностью поверила бы, лишь бы только не вспоминать и не бояться.
    [indent] Она умерла - и часть ее словно бы не вернулась обратно. Женя чувствует омертвелое, тяжелое, холодное равнодушие ко всему, не загорается как прежде от поцелуев, не находит в себе ни капли тепла, ни всплеска интереса. Она одержима мыслями о Володе, она тянется к огню Александра - и на этом все. Ей неинтересно слушать про королевскую чету и про своих палачей, неинтересно думать про корону, неинтересно узнавать, как изменился мир за время ее... отсутствия. Все такое пустое, неважное, мелкое, несравнимое с тем, что она на несколько месяцев перестала существовать. Если бы не Александр... Женя снова дрожит, легко представляя, что могла исчезнуть в той тьме навсегда, пропасть бесследно, уйти безвозвратно. Ничего бы больше не было, ее бы больше не было - если бы только он не нарушил опять все законы мироздания.
    [indent] Но Александр вырывает ее из этого безразличия; он шепчет слова почти любви, те, что не говорил никогда раньше: он скучал, он не спал, он едва ли жил, пока она была мертва. Женя вздрагивает, с усилием концентрирует взгляд на его лице, смотрит на него неверяще.
    [indent] - Конечно, я люблю тебя, - откликается она, но не испытывает прежнего мучительного чувства, разрывавшего ей грудь и мешавшего дышать. Все гаснет, все меркнет, после огня остается только пепел - а если и Володя ничего в ней не вызовет, если за второй шанс она расплачивается этим холодом в груди? -А ты? Ты меня?.. - Женя обрывается: Дарклинг никогда ей этих слов не говорил и сейчас не скажет; все что угодно, только не их. А у нее уже сил нет ждать и надежды нет на взаимность; да и зачем это все? Все пустое, все тлен, все прах и пепел - и она в первую очередь, прах и пепел рядом с ним, который, возможно, смерть не познает никогда. - Не знаю, что-нибудь, не знаю... не это, - она от него отворачивается, ускользает от его губ, чувствует вдруг слишком много вопросов в его поцелуе - и не хочет неизбежного продолжения. Сейчас или вообще - сама не знает, ничего уже не знает, ничего не хочет, ни о чем не мечтает, добровольно опускается в вырытую для нее безымянную, забытую могилу и закрывает глаза, отказываясь от всего.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]dead[/status][icon]https://i.imgur.com/C8aPKyI.png[/icon][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха, мертва</div>[/lz]

    +2

    28

    [indent] Любовь всегда была непозволительной роскошью для Дарклинга. Вначале он не был в состоянии сделать хоть что-то, чтобв защитить тех, кто ему был дорог. Он был ребенком, гришей-усилителем, он не был с состоянии контролировать себя и свои силы. Потом он был глупым и самонадеянным юношей, не способным здраво оценить свои возможности и судившим всех по себе. А потом он создал Теневой Каньон, и все стало неважно. Любовь оказалась переоценнна, оказалась ему не нужна [к чему она такому чудовищу как он - это слабость, он не должен быть слаб], стала его орудием в достижении собственных целей. Он не любил, забыл даже, что это такое, очерствел, заледенел, отвык чувствовать, и не заметил, как опасно близко к нему подобралась Женя. Она заставила его привыкнуть к себе, сделала все, чтобы стать той блажью, которая ему необходима. Что хуже, жить без того, без чего не можешь, или без того, без чего все не в радость? Она подарила ему себя и свою безоговорочную верность, она подарила ему сына, которого сумела сберечь, а это больше, чем кто-либо когда-либо делал. Дарклинг не уверен, что понимает любовь, он не уверен, что за шесть сотен лет не забыл, что это такое, но разве желание защитить ее и Владимира - не тоже самое, что и любовь? Желание видеть их, слышать их смех, знать, что они живут хорошо и комфортно? И разве леденящий душу ужас и накрывающая его волна ярости при мысли о том, что кто-то причинит им вред, не есть любовь? Разве то, что он устроил, поняв, что Жени мертва, никакое не проявление его любви?
    [indent] Женя задает ему вопросы, а он теряется, не успокаивается и шумно вздыхает, прижимаясь лбом к ее плечу.
    [indent] -И я люблю, и тебя, и Володю, - говорит он тихо и глухо. Ему кажется, что он не врет - у него есть только они, и они дороже всего, что он получает в свои руки. Он жмурится, а потом отстраняется, принимая отказ девушки. - Завтра все будет лучше. Ванна, потом спать, - полы шатра как раз поднимаются и слуги заносят ванну, которую наполняют водой и греют под пристальным взглядом Дарклинга. Он сам занимается Женей, когда они остаются одни, никого не подпускает к ней, потому что не может и не хочет. Он говорит, впервые так много: о сыне, все его слова о Владимире, которого Женя очень скоро увидит и сможет прижать к груди. Быть может, ребенок сможет успокоить и утешить ее куда лучше, чем его отец?
    [indent] Быть может он слишком рано избавился от Лизаветы? Надо было подождать и убедиться, что с Женей все в порядке, но он поторопился, разозлившись на нее. Что делать теперь? Неужели искать ее? Дарклинн скрипит зубами, понимая, что выбора у него нет. Он помогает Жене вылезти из воды и кутает ее, обтирает, и думает о том, что если понадобится, он вернет Лизавете все то, что она потеряла.

    [nick]The Darkling[/nick][status]a man and a monster[/status][icon]https://i.imgur.com/ZpMr4fq.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; how could <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">you</a> just walk away and leave me here?</div>[/lz]

    +2

    29

    [indent] Ей не становится лучше ни после горячей, почти обжигающей кожу ванны, ни после ночи, проведенной под жарким боком Александра. Наутро Женя все еще чувствует пустоту в груди, сковывающий ее холод, ледяное равнодушие ко всему; даже в зеркало она смотрится безучастно, отмечает безразлично утратившую ровный тон кожу, потускневшие волосы, блеклый взгляд, открывает и закрывает бездумно ящички своего кофра - и ничего с собой не делает, потому что не находит к тому ни сил, ни интереса.
    [indent] Единственное, что заставляет ее двигаться, - это мысли о Володе. Женя требует, чтобы они отправились в Ос Альту немедленно, и решительно отказывается от медленной кареты. Жутко мерзнущие ладони она прячет в подбитых мехом рукавицах, но быстро обнаруживает, что руки ее слишком слабы, чтобы сжимать поводья. Она вся слишком слаба - смерть не проходит для ее тела бесследно; и всю дорогу ей приходится сидеть перед Александром и прижиматься к его груди, пряча лицо от ветра. Зато она так снова и снова может спрашивать его о Володе, заставлять его бесконечно повторять одно и тоже: любые новости об их сыне, любые его описания, любые истории о нем, еще таком маленьком, хрупком, беззащитном. Он так далеко от них, и что угодно могло случиться с ним в Ос Альте, пока его отца не было рядом; Женю скручивает от страха, вдохи снова даются с трудом, будто на ее шее опять затягивается веревка. Как Александр мог оставить Володю, как мог хоть что-то поставить выше его безопасности? Женя цепляется за его плащ и молчит, ни в чем его не упрекает и даже не торопит, но на привалах изводится тоской и заламывает пальцы от беспокойства.
    [indent] Двойные стены Ос Альты наводят на нее еще больше ужаса и отзываются дрожью во всем теле; под тенью ворот она закрывает глаза и словно спускается вновь в царство смерти, но Володя - ее путеводная звезда, ее луч света в этом мраке, и к нему Женя стремится душой и телом. Она отворачивается от руин Большого дворца и вглядывается в аллею, ведущую к Малому; торопливо спешивается, стоит только коню остановиться, и бежит, не различая дороги и хватая встречных служанок за плечи: где Володя, где ее сын, где он? Кто-то указывает ей на покои рядом с кабинетом Дарклинга; кажется, впопыхах она налетает на Багру и даже этого не замечает; кажется, Иван благоразумно отступает в сторону и открывает перед ней дверь - Женя замирает на секунду, вытирает навернувшиеся на глаза слезы, старается сложить дрожащие губы в улыбку, чтобы не испугать своего сына.
    [indent] Кормилица округляет губы в испуганном вздохе и складывает пальцы в охранительном жесте, суетливо пытается встать и крепче прижимает мальчика к своей полной груди - Женя одними губами зовет его, неровно подходит ближе, осторожно тянет руки и тут же их отдергивает, складывает на своей пустой груди и жадно смотрит на сына. Она боится взять его сама - руки еще не окрепли; боится коснуться его - и заразить своим холодом; боится даже наклониться к нему - и испугать его, вместо улыбки вызвать только слезы.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]dead[/status][icon]https://i.imgur.com/C8aPKyI.png[/icon][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха, мертва</div>[/lz]

    +2

    30

    [indent] Жене не становится лучше, Женя всего боится и нервничает, и Дарклинг надеется, что хотя бы сын сумеет привести ее в чувство. Она ведь тогда собой пожертвовала ради него, сделала все, чтобы Федор сумел спасти Владимира и увезти его как можно дальше от королевских псов. Все ее мысли о сыне, и он убеждает себя в том, что как только она возьмет его на руки, все встанет на свое место. Если нет, то он найдет способ все исправить, как нашел способ оживить ее. Это все только лишь его ошибка, поэтому он должен все изменить. Как [с помощью Лизаветы, как же иначе, будь она трижды проклята] он пока не знает и не думает, невольно надеясь на чудо. Если сын потянется к ней, если не заплачет, то Женя успокоится и поверит в то, что с ней все в порядке, что она человек, а не нечто другое, что она на самом деле здесь и никто не считает ее ни монстром, ни чудовищной ошибкой, как она сама порой, кажется, думает, видя где-то свое отражение и едва ли не вздрагивая при виде него.
    [indent] В Ос Альту они торопятся, и Дарклинг старается делать все так, как умоляет его Женя. Он видит, как она мучается и терзается, как переживает и не находит себе от этого места. У него не получается ее успокоить, но своих попыток он не оставляет. Она хочет узнать все про их сына, и он оказывается щедр на рассказы: Женя все слушает внимательно и жадно, ничуть не расстраиваясь, если он повторяется. Ему просто нужно знать, что было с ее ребенком, пока она не была рядом с ним. Дарклинг клянется, что с ним все в порядке, что за Володей был лучший присмотр [разве оставил бы он своего сына, не сделал бы все, чтобы ему было хорошо?], что он вырос и окреп, что даже не болел, что скучает и хочет свою мать. Его не спускают с рук, его укладывают в той же комнате, в которой спит его отец - разве может в таком случае ему хоть что-то угрожать? После тех рек крови, что полились после казни Жени, вряд ли кто-то в здравом уме решится противостоять ему. Алина, все же, права, и о милосердии он не знает ровным счетом ничего.
    [indent] К Малому дворцу Женя кидается едва только спешившись, и Дарклинг даже едва поспевает за ней. Она спешит к своему сыну и не слышит его, не видит ничего вокруг и останавливается только тогда, когда Иван распахивает перед ней двери, пропуская к Владимиру. Он смотрит на нового равкианского царя и молча кивает, без слов понимая, что его присутствие здесь какое-то время требоваться не будет. Кормилица вот этого не понимает, и вздрагивает, когда Дарклинг обращает к ней.
    [indent] -Дай ребенка его матери и ступай, тебя позовут, - коротко говорит он, следя за тем, как она передает Владимира Жене. Лишь бы не заплакал, лишь не отвернулся, лишь бы... но нет, он сонно причмокивает губами, смотрит на Женю светлыми глазами [они, кажется, не собираются ни темнеть, ни менять свой оттенок] и не выглядит при этом хоть сколько-то недовольным. - Я велю перенести его колыбель сюда окончательно, - он хочет спросить, где будет спать Женя, захочет ли остаться в его постели, но молчит и просто подходит к ней и касается пальцами темных волос Володи.

    [nick]The Darkling[/nick][status]a man and a monster[/status][icon]https://i.imgur.com/ZpMr4fq.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; how could <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">you</a> just walk away and leave me here?</div>[/lz]

    +2


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » dark skies that hang above


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно