GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » set your heart on victory


    set your heart on victory

    Сообщений 1 страница 30 из 112

    1

    ...set your face towards danger
    https://i.imgur.com/CEmZoPg.png
    The Darkling & Genya Safin

    Победа сама упала в его руки, теперь пора строить новый мир.

    [nick]The Darkling[/nick][status]victorious[/status][icon]https://i.imgur.com/gJSuoXY.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; for every king should have a <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">queen</a></div>[/lz]

    +1

    2

    [indent] Улыбка не сходит с лица Дарклинга и тогда, когда он наконец оказывается в своих покоях. Среди придворных мало тех, кто не хочет присягнуть ему [кого-то он велит запереть до утра в любых гостевых покоях дворца, а кого-то сразу же отсылает в темницы], но куда больше тех, кто охотно произносит слова клятвы. Он следит за каждым, кого-то не дослушивая и веля увести, потому что знает, чем здесь дышит каждый. Все эти люди слишком долго грабили Равку и пили кровь простого народа, и теперь этому настало время положить конец. Кто-то поддержит перевоспитанию и выживет, если присоединится к нему и не будет доставлять проблем. Кто-то проживет ровно столько, сколько ему необходимо, а потом пропадет. Кто-то встретит свою смерть уже завтра утром. У каждого здесь своя судьба, каждому воздастся по заслугам, думает Дарклинг, равнодушный к крикам. На мольбы он обращает чуть больше внимания: вряд ли новому королю нужны смерти младенцев, поэтому он еще подумает, что делать с семьями тех, без кого его стране буде лучше.
    [indent] Его гриши светятся от счастья и гордости, но ярче всех сейчас сияет Женя, которая смотрит на него с восторгом и ликованием и не может прекратить улыбаться. Вот и все, они своего добились, пускай это и только начало: работа предстоит большая и сложная, но когда они боялись занять себя делом? Дарклинг наоборот с нетерпением ждет того момента, когда сможет начать все менять [Большой дворец нужно будет снести, общипать его и пустить всю золотую лепнину, все драгоценности в дело, оставив только самые диковинные и редкие ценности], когда казна начнет наполняться, потому что он знает, что нужно изменить, знает, что ему делать, чтобы вернуть Равке величие. Дети, которые сейчас бегают босоногими и голодными вырастут и получат новый мир, который будет куда лучше прежнего. В себе и в своих силах он уверен, и жалеет лишь о том, что Заклинательница солнца у него не появилась раньше, тогда бы было куда меньше проблем, но тут, все же, нужно радоваться уже тому, что все наконец сложилось именно так, как он хотел. Теперь именно в его руках находится самое страшное и смертоносное оружие, которое есть в мире, и никто не посмеет идти против него.
    [indent] В свои поколи в Малом дворце Дарклинг возвращается уже после Жени. Ее он отпускает как только они проведывают тех гриш, которые оставались в столице. Ему не очень нравится то, как смотрит и ведет себя Сергей, поэтому Ивану велено присмотреть за ним. Меньше всего Дарклинг хочет, чтобы среди его солдат [воспитанников, потому что он каждым занимался, каждого знает и помнит] затесались предатели, но такой вероятности нельзя исключать.
    [indent] -Я не хочу переселяться в Большой дворец, во всяком случае до тех пор, пока он выглядит так, как выглядит, - говорит он, расстегивая свой кафтан и заходя за высокую ширму, за которой плещется в ванне Женя. Времени она даром терять не стала и поспешила поскорее осуществить все, что планировала: на низком столике он видит поднос с едой и отламывает себе утиную ножку, пока обходит ванну на высоких ножках. В нос ударяет запах душистого мыла и после всего он кажется ему как никогда приятным. - Ты хочешь здесь свои покои или перенесешь свои вещи сюда? - Дарклинг запивает мясо вином, а потом вытирает руки салфеткой, посматривая на Женю и улыбаясь. Он подтягивает ногой табуретку и садится рядом, опираясь локтем на бортик ванны. - Получила все, что хотела?

    [nick]The Darkling[/nick][status]victorious[/status][icon]https://i.imgur.com/gJSuoXY.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; for every king should have a <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">queen</a></div>[/lz]

    +1

    3

    [indent] Женя по пути к покоям Дарклинга привычно оглядывается и таится, делает вид, что идет совсем в другую сторону, и ждет, когда ее никто около темных дверей не заметит... а потом замирает, задумывается, вспоминает, как они вели себя по дороге в столице, и гордо задирает нос, шагая к его покоям уверенно и открыто. Все уже знают об их связи [Женя молча удивляется, что в пути с ней ничего не случилось, что ее не сдуло ветром с коня, что у нее не остановилось внезапно сердце, что ее красный кафтан не охватило вдруг пламя], и скрываться глупо. Слуги, которых она нагружает поручениями, перечисляет все желаемые блюда и велит поскорее наполнить ванну, смотрят на нее удивленно, явно никак не могут сопоставить ее лицо и ее новый кафтан, шепчутся о новом короле и, поколебавшись, все же спешат выполнить ее поручения.
    [indent] Всю свою одежду Женя велит отдать прачкам: ей кажется, что даже на нижней сорочке осела дорожная пыль и грязь, что уж говорить о верхней одежде! Запоздало она жалеет о том, что не заглянула по пути в свои покои в Большом дворце и не догадалась взять сменную одежду, но это подождет до утра, а там можно будет кого-нибудь послать - имеет же она теперь право на капризы и на то, чтобы самой будить кого-то среди ночи и требовать что-то сделать для нее? Должны же у королевской любовницы и единственной портнихи быть какие-то преимущества и поблажки? Женя фыркает и задерживает дыхание, чтобы погрузиться в горячую воду с головой - как же хорошо наконец-то смыть с себя всю грязь и хорошенько отмокнуть, пока Александр еще разбирается со своими делами! И как хорошо представлять при этом свергнутых короля и королеву, заточенных в тесных камерах, перепуганных и умоляющих о помощи, кричащих и требующих их освободить! Женя надеется, что кто-нибудь из гриш-целителей за ними присмотрит: не хватало еще утром найти в темницах парочку трупов - они же не молоды, король же болен, с сердцем может случиться что угодно (и случится, еще как случится, Женя обещает).
    [indent] Она довольно плещется в ванне и напевает какой-то легкомысленный мотив, когда наконец-то возвращается Александр. Женя улыбается, складывает руки на бортике ванны и кладет сверху подбородок, наблюдает за ним с улыбкой и запрокидывает голову, требуя поцелуй, когда он усаживается рядом.
    [indent] - Из Малого дворца выйдет хорошая королевская резиденция. Тебе же не нужен огромный пышный двор, а здесь для всех хватит места, - ведет она плечами, тоже не горя желанием снова оказываться в Большом дворце. От мысли сжечь его приходится отказаться: Равка разорена и не может позволить себе разбрасываться дворцами, и для пустого здания всегда можно найти применение - да хоть бы сиротский приют устроить, вот ведь забавно будет! - А ты готов терпеть мое постоянное присутствие в своих покоях? И придется искать место для нового шкафа... - И ее взгляд снова сияет неподдельным счастьем, потому что вернуться в Малый дворец она мечтала давно, но никогда не думала, что поселится в покоях Александра. Он действительно не против?.. - Завтра утром получу, когда к Ланцовым наведаюсь... Кстати, я успела набросок для твоей короны сделать - ты же не захочешь их корону носить? Посмотри, и если одобришь, я отдам завтра фабрикаторам. И прошу тебя, никаких медвежьих шкур на коронации, особенно тех, которые давно уже моль съела, - стонет Женя, вспоминая все ужасные традиции Ланцовых.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]not a doll[/status][icon]https://i.imgur.com/BIngGma.png[/icon]fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext><br> гриша, портниха<br> <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=6"> we</a> can rule the world</div>[/lz]

    +1

    4

    [indent] Оба дворца еще долго будут гудеть о произошедшем, вся страна будет еще долго говорить о перевороте. Дарклинг ждет восстаний, потому что они - это то, что непременно случится. Несколько мелких бунтов в течение ближайших пары лет не будет чем-то неожиданным. Найдутся те, кто захочет поставить его власть под сомнение, найдутся те, кто захочет воспользоваться сумятицей и смутой, но все это не страшно. Дарклинг знает, что ему надо делать [всегда знал, несмотря на то, что его мать утратила веру и в его цель, и в него самого], понимает и риски, и жертвы, поэтому то, что он не сможет предотвратить, он задушит и задавит, уничтожит рукой, которая не дрогнет. Рака страдала, гриши страдали, и теперь пришло время изменениям, теперь все будет так, как должно было быть, справедливость, наконец, восторжествует. Дарклинг знает, откуда ему ждать опасность, и пока что его, откровенно говоря, больше всего беспокоят шуханцы, которые уже додумались до чего-то ужасного. Давид, скорее всего, уже завтра, если даже не сегодня, приступит к изучению трупа, поэтому на днях уже можно будет к нему заглянуть.
    [indent] Сейчас, впрочем, можно не думать об этом. Дарклинг наклоняется к Жене, когда она подставляет ему губы для поцелуя, и никуда не торопится, отстраняясь от нее чуть погодя и тяжелее опираясь на бортик ванной Он опускает ладонь в горячую воду, касается костяшками пальцев бока девушку [ласково и медленно, так, как не касался ее уже несколько дней, потому что они провели их в страшной спешке] и его ничуть не заботит то, что рукав его черной рубашки намокнет. Что с этого? Эта одежда и так уже в таком состоянии, что теперь ее только к прачкам на стирку и швеям на штопку, потому что наверняка во время пути что-то где-то ворвалось или прохудилось. В любом случае, Женя заставит его надеть что-то, по ее мнению, более уместное для короля. Она не даст никому покоя до тех пор, пока все не будет идеально, и он, уже привыкший к такому ее поведению, ничего другого и не ждет. Как можно, когда в этом вся Женя?
    [indent] -Нет, к чему мне пышный двор? Кормить бездельников и тунеядцев? - Фыркает он, презрительно морщась. Своего отношения к такому Дарклинг никогда не скрывал, особенно от нее. Большой дворец будет использоваться с пользой, он станет проще и легче - со временем, конечно же. - Мне кажется, что ты и так постоянно со мной. Я думаю, что горку и стол рядом с ней можно будет убрать, можно перенести это в зал советов... или его лучше превратить в тронный зал? - Дарклинг на мгновение отвлекается, задумчиво глядя в сторону, а потом снова сосредотачивает свое внимание на девушке. Его рукав мокнет еще больше, когда он опускает руку чуть ниже, продолжая свою неспешную ласку. - Нет уже, ни короны, ни медведей, пожалуйста. Не хочу иметь ничего с ними общего, я Морозов, а не Ланцов, последним становиться я никогда не хотел, - закатывает он глаза. Даже если бы Женя не попросила, он не захотел бы брать в руки эти старые шкуры, которые уже самое время предать огню. Лишняя помпа ему не нужна, нет уж. - Мне найдется место рядом с тобой или его нужно вначале заслужить? - Он приподнимает бровь, позволяя игривому настроение завладеть им.

    [nick]The Darkling[/nick][status]victorious[/status][icon]https://i.imgur.com/gJSuoXY.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; for every king should have a <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">queen</a></div>[/lz]

    +1

    5

    [indent] Понятно, что дальше легко не будет и что им невероятно везет, когда столицу и Большой дворец удается взять без лишнего шума; понятно, что немногие даже в Ос Альте знают о свершившихся переменах и что слухи расползутся по Равке постепенно, а там уже недовольные дворяне начнут поднимать бунты или тихо игнорировать нового короля, запираясь в своих поместьях, отгораживаясь пушками и ружьями и веря, что останутся в безопасности. Понятно, что есть еще два принца - бездарных и бесполезных, как их отец, но им не обязательно что-то делать, достаточно быть символами в чьих-то умелых руках. Понятно, что ближайшие годы спокойствия им не видать; понятно, что беспокойства добавят буйные соседи с их дикими изобретениями. Но пока что Женя счастлива и беззаботна, ею владеет эйфория и не хочется думать ни о чем серьезном. Зачем, если хотя бы этим вечером все тихо и все ее желания исполняются так стремительно, что голова идет кругом? У Равки новый могущественный король, старый монархи попадают в ее руки, она свободна от всего и наслаждается новыми покоями, а заодно самыми простыми радостями жизни, которых ей не хватало в суровых условиях военного лагеря. Чего еще ей желать?..
    [indent] Разве что Александра поближе к себе, а не на табуретке рядом с ванной. Он опускает руку в воду, гладит ее бока и постепенно перемещается ниже к бедрам, а Женя прикрывает глаза и довольно мурчит - вот теперь у нее точно есть все, о чем только можно мечтать. Она сама скользит мокрыми пальцами по его плечу и останавливает ладонь на шее, поглаживая большим пальцем его ужасно щетинистый и колючий подбородок; и улыбается Женя уже темно, тяжело и зазывно, не скрывая, что соскучилась, и видя отражение своей тоски во взгляде Александра.
    [indent] - Умоляю тебя, давай хотя бы поваров из Большого дворца оставим? Не всех, конечно, но я никакой солдатской еды, Саша! - Иначе Женя уже на третий день вернется в изуродованные золотой лепниной коридоры Большого дворца и поселится прямо на кухне, где ее будут кормить сладкими булочками, тонкими блинами с разными начинками, вкусными пирогами и запеченной дичью, а не селедкой с хлебом, которые получают обычно на завтрак гриши. - Если для своих снадобий я найду уголок у фабрикаторов... да, достаточно будет избавиться от горки, у меня не так уж много вещей, - беззаботно хмыкает Женя, размышляя, что надо бы заказать пару новых кафтанов и платьев под них, потому что ровный ряд старых бежевых она даже видеть не хочет. - Нет, зал советов тебе еще пригодится. К тому же, он граничит с твоими покоями, и Иван ни за что тебе не позволит так рисковать и пускать так близко кучу посторонних людей. Что если переделать в тронный зал столовую? - задумчиво предлагает она и вздыхает, предчувствуя, что Малый дворец все равно придется расширять и достраивать, если с границ вернутся все гриши и Александр продолжит собирать под своим крылом талантливых детей.
    [indent] - Хорошо, значит новая корона и новые традиции на коронации, - и Женя даже не сомневается, что организацией всего займется она сама, и уже горит предвкушением и нетерпением. - Кстати, ты останешься королем Дарклингом или возьмешь другое имя? - Король Александр звучало бы куда лучше, но он стал бы Александром Четвертым после бездарного и свергнутого третьего - и это уже не так радужно и приятно. - Как я могу отказать королю? Разве что такого грязному и пыльному, что его совсем не хочется впускать в мою чистую теплую воду, - лукаво улыбается она, дразнясь и заигрывая.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]not a doll[/status][icon]https://i.imgur.com/BIngGma.png[/icon]fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext><br> гриша, портниха<br> <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=6"> we</a> can rule the world</div>[/lz]

    +1

    6

    [indent] Сегодня Дарклинг решает, что может не думать ни о чем. С наступлением утра он вновь окунется во все заботы, которые у него есть, займется делами и обязанностями, которые сам же на себя и возложил, но сейчас, ночью, с Женей, он может позволить себе насладиться победой в тишине и покое. Эту ночь Дарклинг может посвятить себе и девушке, которая улыбается ему так зазывно, как только она и умеет, как только ей и позволено. Его взгляд темнеет, когда с губ Жены срывается сладостный вздох, а его пальцы скользят ниже, оказываясь, наконец, между ее бедер. Торопиться куда-то он не хочет [спешки у них и так хватает], потому что сейчас они празднуют победу, а, следовательно, могут посмаковать все, могут насладиться ею и друг другом. Кто остановит их, кто запретит, кто помешает? Больше не нужно прятаться, не нужно скрываться в тенях, и Дарклинг оценивает это, решая поскорее распробовать подобную вседозволенность, которой раньше они были лишены.
    [indent] На его ласку Женя отвечает своей: ее пальцы скользят по его подбородку, очерчивают губы и он не выдерживает, легко прикусывая кончики. У него тоже бывает игривое настроение [она, пожалуй, может рассказать о нем очень много неожиданных вещей], он тоже бывает игривым, тоже умеет дразниться, и любит, когда на щеках девушки начинает играть румянец. Сейчас он уверен, что добиться его будет очень легко: несколько умелых плавных движений пальцами, несколько тягучих грязных поцелуев, несколько сказанных шепотом ласковых слов. Они знают друг друга хорошо, Дарклинг этим знанием пользуется, смеется, касается ее так, как только теперь он может и будет. Раньше он делил тело Жени с королем, теперь же владеет ею полностью - и душой, и телом, и сердцем, абсолютно всем, что в ней есть. Больше никто не прикоснется к ней, и первый человек, который принудил ее принимать его внимания, окажется последним. Короля ждет долгая и мучительная смерть, которую с ним, как и положено верным супругам, разделит его драгоценная королева.
    [indent] -Хорошо, поваров мы оставим, так и быть, - смеется Дарклинг, придвигаясь ближе к девушке и касаясь губами ее щеки. Они в самом деле заслужили более разнообразной пищи, теперь, когда он правит, гришам можно дать небольшую поблажку. Они победили, так почему бы не изменить кое-что еще? Видимо, ему придется поговорить с Женей о том, что они все будут есть, но сделают это они не сегодня и не сейчас. Завтра, пожалуй, надо будет устроить небольшой пир, чтобы порадовать людей. - Нам придется очень многое переделать: привести в порядок Большой дворец, достроить этот. Иван в самом деле не даст мне никого приблизить к нашим покоям, поэтому придется что-то придумывать, - он неторопливо поглаживает ее пальцами до тех пор, пока она не задает вопрос, который ставит его в тупик. Как же ему зваться, в самом деле? Об этом он не задумывался ни разу. - Как на счет того, чтобы выбрать мне имя, Женя? Как же ты хочешь звать своего короля, который готов сделать все, чтобы его пыльного и грязного ты пустила в свою воду? - Вопрос он выдыхает ей в губы, вновь гладит ее пальцами, беспощадно дразня и распаляя девушку.

    [nick]The Darkling[/nick][status]victorious[/status][icon]https://i.imgur.com/gJSuoXY.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; for every king should have a <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">queen</a></div>[/lz]

    +1

    7

    [indent] Им многое предстоит изменить и переделать: Дарклинг думает о Равке, об армии, об отношениях с буйными соседями, о долгах и масштабных проблемах; Женю больше занимают мелкие проблемы, которые она в состоянии решить. Ей интереснее обустроить дворец нового короля и найти в нем место всему необходимому, запланировать коронацию и составить список гостей на пиры и праздники, продумать церемонию [и согласовать ее, видимо, со скользким и мерзким Апратом, который успевает вовремя переметнуться и сохраняет свое место при дворе] и подготовить все необходимое, создать вокруг Дарклинга ауру величия, а не тьмы и угрозы. Ее голову занимают не войны и бунты, а все, кроме них, и все, что поможет их отсрочить и избежать: красивые демонстрации силы и власти, переговоры и соглашения, символы и знаки, которые прочитают все, кто хоть немного подкован в условностях королевского двора.
    [indent] Но даже об этом она пока думает лениво, как о делах даже не завтрашнего, а послезавтрашнего дня. Завтра у нее все планы посвящены свергнутым монархам, а сегодня она наслаждается вкусом победы, который оседает на языке как пузырьки шампанского [пару бутылок она потребовала принести, но они еще ждут своего часа - не праздновать же ей в одиночестве?], и заигрывает с Александром. Таким довольным и счастливым, таким веселым и игривым она его никогда не видела. Успех тоже его пьянит, и Женя смеется, когда он щекотно пробегает пальцами по низу ее животы, и тут же вздыхает, когда он проскальзывает ладонью между ее бедер. Она с бесстыдной готовностью разводит коленки шире, чтобы ему удобнее было ее ласкать; она тоже соскучилась и тоже хочет отметить их победу самым жарким и правильным способом [и окончательно вытеснить воспоминания о старом короле, заменить их новыми впечатлениями и единственным королем, который теперь будет в ее жизни].
    [indent] - Так и знала, что утка заставит тебя сменить гнев на милость, - смеется Женя, подставляя для поцелуев сначала щеку, а затем откидывая голову и выгибая шею. Александра она обвивает руками, притягивает ближе к себе, вот-вот опрокинет в ванную - но лучше бы он все же перед этим разделся, и Женя сама тянет вверх по спине его рубашку. - Я все еще не отказалась от мечты сжечь Большой дворец. Может, это все же будет проще и дешевле? - без особой надежды тянет она, уже смиряясь, что уродливое чудовище так и будет портить виды из окон Малого дворца. А есть ведь еще летняя резиденция Ланцовых, немногим лучше столичного дворца; и вот то бесполезное здание точно стоит переделать под какое-нибудь благое дело. - Я своего короля буду звать только Сашей. А что до остального мира... Как думаешь, можно ли вычеркнуть предыдущих Александров и стать снова первым? Или можно сразу придумать тебе величественный эпитет, чтобы про порядковый номер все забыли... - Своего короля Женя с другим именем не представляет, пусть даже Ланцовы брали порой новые тронные имена лишь ради того, чтобы не следовать за предками. Дарклинг за свою долгую жизнь имен сменил много, и еще одно вряд ли его опечалит; но ей самой уже хочется, чтобы на трон он взошел под своим настоящим именем, а не под очередной маской. - Так на что мой король готов пойти, чтобы я уступила ему немного места в своей воде? - мурчит Женя, вскидывая бровь и толкаясь бедрами навстречу его пальцам, пока сама рисует узоры на его спине и жарко дышит в его губы.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]not a doll[/status][icon]https://i.imgur.com/BIngGma.png[/icon]fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext><br> гриша, портниха<br> <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=6"> we</a> can rule the world</div>[/lz]

    +1

    8

    [indent] Когда Дарклинг отдавал Женю королеве, он думал лишь о том, что стоит польстит капризной женщине, чтобы она не мешала ему, вертясь у него под ногами. Он не загадывал ничего на будущее, не строил далеко идущих планов на будущее, потому что никак не мог предугадать, во что выльется этот его небольшой подарок. Разве мог он представить, что королева Татьяна настолько зациклится на своей внешности и ускользающей молодости, что возненавидит свою хорошенькую любимицу? Разве мог он заранее знать, что Александр III возжелает ее, как только она окажется без защиты его супруги и самого Дарклинга? Разве дано ему было предсказать, что Женя окажется настолько обижена и ранена таким предательством, что придет к нему, станет верной только ему и таковой и останется? Нет, ничего подобного он не планировал [никогда, даже тогда, когда предлагал Жене выход и спасение], как не планировал и того, что она займет такое место рядом с ним, станет настолько важна, что он не видит ничего дурного в том, чтобы позволить ей планировать такие вещи, вроде коронации, дипломатических встреч, которые у них непременно будут.
    [indent] Все это, впрочем, подождет. Они еще обсудят, какое конкретно место занимает Женя при дворе, какими будут ее обязанности и привилегии. Это, как и многое другое, может подождать, а пока что он не хочет, чтобы они отвлекались друг от друга. В его покоях уже стоит ванна, на столице уже еда и вино, так что никто не побеспокоит их до утра [Иван сумеет позаботиться обо всем до тех пор, пока он не проснется и не покинет эти комнаты], никто не зайдет к ним. Дарклинг улыбается Жене, продолжая поглаживать ее, наклоняется к ней ниже и кончиком языка проводит по ее губам, забавляясь и развлекаясь. Она девочка ужасно нежная, ужасно ласковая и пылкая, и сейчас она весела как никогда, счастлива как никогда. Он улыбается, с трудом отрывается от нее, такой желанной и уже влажной, и медленно убирает руку из воды, осторожно выпутывается из ее объятий и стаскивает с себя рубашку, рукав которой уже успел намокнуть.
    [indent] -Ты слишком хорошо знаешь меня, - отвечает ей в тон Дарклинг, посмеиваясь. Он поднимается на ноги и начинает раздеваться, кидая грязную одежду в сторону. Ее нет смысла складывать аккуратно, поэтому пускай завтра о ней позаботятся слуги. - Я бы согласился с с тобой, но вспомни, сколько золота было потрачено на украшение дворца. Пока это все не снимем и не пустим в оборот, сжигать ничего нельзя. Мы не можем быть настолько расточительными, по крайней мере до тех пор, пока Давид не сообразит, как нам можно обеспечить безопасный проход торговым скифам без того, чтобы Алина находилась на них, - хмыкает он, ровно на мгновение отвлекаясь и задумываясь о делах. Дарклинг видит Теневой Каньон не только оружием, но еще и золотой жилой, и не собирается упускать возможности воспользоваться им.
    [indent] Последним, что падает с него - его штаны, и Дарклинг тянется, давая Жене скользнуть взглядом от его лица вниз по крепкой груди и животу, по темной дорожке тянущейся вниз к его паху, а потом нависает над ней, упираясь ладонями в бортики ванной.
    [indent] -Значит, я буду Александром Темным, как тебе такое? - Все возвращается к тому, на чем они прервались: он вновь чувствует ее горячее дыханием, и одну руку опускает обратно к ее бедрам, снова лаская ее. - Король готов на многое, но что же хочешь ты? - Мурлычет ей в губы Дарклинг и легко проникает в нее пальцами, сразу двумя, чтобы сорвать с ее губ сладкий стон или вскрик.

    [nick]The Darkling[/nick][status]victorious[/status][icon]https://i.imgur.com/gJSuoXY.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; for every king should have a <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">queen</a></div>[/lz]

    +1

    9

    [indent] Молящая о помощи, упрекающая ее в неверно выбранной стороне Алина бросила ей в лицо, что все они - лишь пешки в руках Дарклинга, лишь безмолвные и бесправные фигуры, которые он расставляет в нужном ему порядке и которыми он жертвует - не без сожалений, но с решимостью и хладнокровием. Женя в ответ могла бы рассказать ей про другого Дарклинга, которого Заклинательница Солнца, ослепленная страхом, так и не смогла различить: про его руки, умеющие не только двигать фигуры на невидимой доске и обрекать их на смерть, но способные ласкать и одаривать; про его взгляд, про искринки и тепло на его дне, и не только в те моменты, когда он смотрит на раскинувшуюся в его постели любовницу, но и когда заходит в классы маленьких гриш и те окружают его шумной радостной толпой, хвалятся своими достижениями и демонстрируют свои силы; про то, как он мрачнеет, получая очередные сводки с фронтов и спотыкаясь взглядом на каждом имени в списке погибших, ведь все они были его учениками, всех он знал, всех помнил, всех отправлял на задания, повлекшие их гибель. Женя могла бы рассказать про его темное сердце, на проверку оказавшееся не таким уж темным; но доверенные ей тайны она бережно хранит, а керамзинская сиротка все равно в тот момент видела лишь то, что больше всего боялась увидеть.
    [indent] Женя не против быть пешкой именно в его руках - никто лучше и заботливее Александра не относится к своим фигурам, никто не оборачивает их бархатом и не учит их быть сильными даже без его постоянных команд. Женя не против просто быть в его руках, как сейчас, когда он дразнит ее намеком на мокрый поцелуй, прижимается к ней пальцами - и почти сразу отстраняется. Она досадливо бьет ладонями по поверхности мыльной воды, не стесняясь брызгов, и щурится, наблюдая за тем, как он перед ней красуется и потягивается, демонстрируя свое тело, знакомое ей до последней родинки. И все равно Женя любуется, все равно жадно скользит по нему взглядом, все равно кусает губы в нетерпении, все равно хочет его как никогда сильно.
    [indent] - У меня было несколько возможностей тебя изучить, - смеется она, изгибая бровь и говоря одновременно про его тело и про его разум. Александр, конечно, к мирским соблазнам вроде хорошо прожаренной утки с брусничным вареньем обычно равнодушен, но после такой дороги и такого долгого дня даже святые соблазнились бы запахами и отложили ненадолго свои благие дела. - Вот и первый способ пополнить казну: ободрать дворец и продать всю эту вычурную позолоченную мебель. Жалко, за парадными портретами королей охотников не найдется, - хмыкает Женя, прекрасно понимая все, о чем говорит Александр, но все равно мечтая увидеть пепел и развалины на месте уродливого дворца. - Если ты можешь Каньон расширять... может быть, вместе с Алиной вы найдете способ его сдвинуть? Переместить к границам наших милых соседей - пусть их волькры донимают, а Равка снова станет единой, - мечтательно предлагает Женя, представляя, как Каньон мог бы угрожающе нависнуть над шуханцами и фьерданцами, их земли превратить в серый песок, их жизни забирать и их мучить кошмарами. Может быть, однажды...
    [indent] - Неплохо. Но думаю, что со временем ты станешь Александром Великим, - и в ее голосе совсем нет лести, Женя верит в каждое слово и в его великую судьбу. Она ведет мокрой ладонью по его груди от шеи вниз и резко замирает, когда он возвращает к ней пальцы; сладко вскрикивает, прерывисто вздыхает и кусает расплывающиеся в томной улыбке губы. - У меня очень скромные желания: я хочу короля, ни больше и ни меньше, - усмехается она, обвивая руками его шею и дергая бедрами, глубже принимая его пальцы и довольно вздыхая.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]not a doll[/status][icon]https://i.imgur.com/BIngGma.png[/icon]fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext><br> гриша, портниха<br> <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=6"> we</a> can rule the world</div>[/lz]

    +1

    10

    [indent] Мало кто по-настоящему знает Дарклинга. Для всех он - генерал, который не совершает ошибок [почти, почти не совершает, он сам прекрасно знает, где и когда оступился], эталон и маяк, на который смотрят с восторгом и восхищением, во многом недоступный идеал. Гриши тянутся к нему, но кто знает его планы, кому известно, о чем он думает? Раньше его понимала мать, но они с ней давным-давно не находят общий язык, а теперь, когда она предала его и получила за это наказание, он и вовсе не уверен, что сумеет ее простить. В какой-то момент она стала ему чужим человеком, совершенно посторонней женщиной, которая только и делала, что ставила ему палки в колеса. А кто есть кроме него? Алина могла бы понять его, если бы захотела и избавилась от своих страхов, но керамзинская сиротка не сумела сделать этого, оказалась недостаточно зрелой для серьезных решений, и теперь ей уже некуда торопиться - ему достаточно и того, что она покорилась ему. Еще есть Иван, Федор, Зоя, но все они те, кто следует его указаниям, кому он открывается в рамках того, что они должны знать. А есть Женя, которая слышит и слушает, запоминает все, что он говорит, забирается ему в голову, разбирает все его мысли, в конечном итоге становясь к нему так близко, как никто до этого не становился.
    [indent] Женя сладко улыбается, тянется к нему навстречу и вскрикивает, легко принимая в себя его пальцы. У них уже какое-то время не было близости, не до этого было, они слишком торопились, было слишком много дел, но теперь Дарклинг намерен наверстать упущенное. Он соскучился, она соскучилась, он хочет получить удовольствие и доставить его ей. Сколько бы ему не было лет, что бы не было в его прошлом, он все равно остается мужчиной, у него все равно есть совершенно обычные желание, свойственные всем, что гришам, что отказникам, и о них Женя тоже очень хорошо знает. Их она исполняет с радостью, нисколько не боится его и только крепче прижимает к себе, притягивает и стонет ему в губы, когда он делает особенно удачное движение пальцами.
    [indent] -Да? И что же ты выучила? - Они оба забавляются и получают от этого нескрываемое удовольствие. Раньше им приходилось прятаться, раньше они были вынуждены таиться и скрывать все, что их связывает и не было у них толком времени на то, чтобы по-настоящему друг другом наслаждаться. Теперь все меняется, и Дарклинг неторопливо ласкает ее, растягивает удовольствие - это, пожалуй, для них для обоих будет чем-то новым. Даже если кто-то постучится, даже если кто-то заглянет и увидит их, то что с того? Он теперь король, а Женя свободна и никто не может ничего им ни сказать, ни сделать. Все ограничения, все тайны останутся в прошлом. - Этим мы и займемся в ближайшее время... а потом подумаем о Каньоне. Можно будет попробовать окружить наши границы, но... посмотрим, - неплохая идея, очень неплохая. Главное защитить Равку, дать ей возможность оправиться от всех бед, которые она пережила, а для этого ей нужен покой. Покой и порядок, именно этого и добьется Дарклинг. - Мне нравится, как звучит Великий... но больше всего мне нравится, как это произносишь ты, хотя Саша - у меня самое любимое, - его пальцы легко входят в нее, ласкают ее, а сам он целует ее лицо, прикусывает нижнюю губу и наклоняется к ней все ниже, наслаждаясь тем, как она царапает ногтями его плечи и спину. Сейчас ей даже своих следов с его тела не придется сводить, ее это должно будет обрадовать. -Не капризничай, Женя, ты очень скоро получишь его... но можешь решить, как именно ты меня хочешь, - в ванной не так уж и удобно, но они оба умеют находить те позы, в которых им комфортно, в которых все остро и ярко. Что же выберет Женя? Опереться грудью на бортик ванной или забраться к нему на бедра?..

    [nick]The Darkling[/nick][status]victorious[/status][icon]https://i.imgur.com/gJSuoXY.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; for every king should have a <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">queen</a></div>[/lz]

    +1

    11

    [indent] Женя с самого начала не строила никаких планов, не собиралась проникать в сердце Дарклинга, не лезла в его голову; с самого начала их отношения были лишь лекарство для нее, утешением, способом отвлечься и продержаться до тех пор, пока он не найдет способ перевернуть мир и свергнуть Ланцовых. Все остальное выходит само собой: она осторожно приручает его, занимает место сначала в его покоях, заглядывает в его бумаги, узнает его имя и историю, окружает его своей легкой, ненавязчивой, приятной заботой - и сама не замечает, как все приходит к финалу. Он целует ее при всех, он позволяет ей быть рядом, он указывает ей на место подле своего трона, он не прячет ее больше - и Женя все еще удивляется, как она почти без усилий, почти без стараний, совсем без продуманной стратегии оказалась здесь.
    [indent] Но Александр сам дал ей все возможности узнать о нем все. Женя с закрытыми глазами может рассказать, что и как лежит на его столе, что спрятано в ящиках шкафов, какие книги оседают рядом с подаренной ею лампой; может описать его лицо и тело; может рассказать о его мечтах и мыслях, о страстях и страхах. Она уверена, что знает о нем больше кого-либо, даже больше его матери: Багра перестает ему доверять и теряет его доверие, плетет против него свою сеть и расплачивается за это, когда ее мир навеки покрывается тьмой [Женя не любит вспоминать ее пустой черный взгляд, но она пошла против сына, едва не стоила ему всего - разве можно это наказание назвать слишком суровым?]. Женя его никогда не подведет и не предаст, у нее даже мысли такой не возникнет, потому что Александр дает ей все, и никто другой не сможет занять его место и предложить ей что-то еще.
    [indent] - Ночи и дня не хватит, чтобы пересказать результаты моих исследований. Но прежде всего я знала, что великий Дарклинг - тоже человек с очень человеческими желаниями, - она бросает лукавый взгляд вниз и широко улыбается, видя подтверждение его самого банального желания. Он в отместку резко двигает ладонью - и Женя сладко вскрикивает и запрокидывает голову, ловя губами воздух. Он тоже о ней много узнал, открыл ей тайны ее собственного тела и пользуется теперь ими без всякого намека на незнакомый ему стыд. - Надеюсь, в самое ближайшее время мы все же найдем другие занятия, мой царь, - сдавленно усмехается Женя, толкаясь бедрами к его пальцами и сладко выгибаясь. В ближайшее время - никаких дворцов и каньонов, никакого золота и никакой разоренной казны; в ближайшее время есть только они двое и постепенно остывающая вода.
    [indent] - Саша Темный, Саша Великий, мой Саша - как тебе больше нравится? - ласково смеется она, обхватывая его лицо руками и ловя губы в долгом томном поцелуе. Ее Саша - остальные пусть зовут его как захотят, но для нее он всегда будет Сашей. - Мой царь, я так устала, что сегодня весь труд ложится на ваши плечи. Будьте так любезны, покажите, как вы соскучились, - мурчит Женя, с неохотой отстраняя от себя его руку и поворачиваясь в ванной так, чтобы встать на коленки, опираясь локтями на край ванной, и оглянуться через плечо, кидая зазывный взгляд на своего короля.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]not a doll[/status][icon]https://i.imgur.com/BIngGma.png[/icon]fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext><br> гриша, портниха<br> <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=6"> we</a> can rule the world</div>[/lz]

    +1

    12

    [indent] Только в самом начале их отношений Женя чего-то стеснялась или боялась. Тогда она была не уверена в том, что ей дозволено, а что нет, она не знала, как вести себя, сомневалась во всем вместе и по отдельности. Со временем это изменилось, девушка перестала осторожно выбирать слова, перестала дожидаться его разрешения, прежде чем прикоснуться к нему, перестала переживать о том, что он подумает. Она начала заполнять собой пространство и его жизнь, начала постепенно перекраивать все [портниха она во всем, что делает, во всем, за что берется] под себя, чтобы ей было хорошо и удобно. Эти перемены происходили незаметно, Дарклинг замечал их уже тогда, когда они произошли: вот она приносит ему лампу в комнату, вот переставляет его книги так, чтобы было удобнее, вот занимается его волосами и бородой, вот просто поглаживает его по плечам, пока он читает или работает. Все происходило само по себе, и Дарклинг в конечном итоге привык к ее присутствию, оно стало ему чем-то необходимым, чем-то обязательным для него.
    [indent] Женя с ним откровенно заигрывает, заставляет его распалиться еще больше, соблазняет и сводит с ума, прекрасно зная, что ей делать, как говорить, как двигаться, чтобы его взгляд стал особенно темным, жарким и тяжелым, чтобы тени в углах комнаты начали подползать к ним, живя собственной жизнью. Никто в самом деле не знает его так хорошо, как она, и уж тем более никто не знает его с такой стороны. Многие ведь наверняка хотели бы оказаться на ее месте [Зоя еще не скоро смирится с таким поражением, не скоро примет то, что ей предпочли даже не Заклинательницу солнца, а портниху], но здесь с ним Женя, и Дарклинг, откровенно говоря, ни на кого не захотел бы меня ее, не стал бы, потому что его все устраивает, потому что она - незаменима, о чем он уже говорил ей, когда они ругались из-за ее жгучей ревности, вызванной тем вниманием, которое он вынужден был уделять Алине, чтобы удержать ее в Малом дворце среди них.
    [indent] -Мне кажется, что я уже нашел себе занятие, - усмехается он, недовольно вздыхая, когда девушку отстраняется от него. Он следит за тем, как она поворачивается, как опирается локтями на бортик ванной и выгибает спину. Женя, с ее идеальной белоснежной кожей, стройностью и юностью - красива, желанна, но ее он хотел бы любой, хотел бы всегда, и она ведь знает об этом, поэтому так дразнится, поэтому кидает на него взгляды через плечо, будто бы подгоняя поскорее забраться к ней и показать уже все, что он хочет показать ей. Дарклинг решает не тянуть время, особенно когда она так зовет его [простое Саша, срывающееся с ее губ, все еще заставляет у него внутри все сжиматься], - как можно заставлять е еждать?
    [indent] Воды выливается на пол, но никто не обращает на это внимание. Завтра здесь приберутся слуги, так что это их забота и ничья больше. Дарклинг устраивается за спиной Жени, оглаживает ладонями ее бедра и направляет себя в нее. Он продолжает дразнить ее, трется о нее, едва входит, мучая ее, а потом дает ей все, что она хочет. Один толчок, хриплый рык, и он к ней наклоняется, целует в плечо, устраивает одну ладонь у нее на груди, сжимая и лаская ее.
    [indent] -Ты довольна своим царем, Женя? Этого ты от него хочешь, по этому соскучилась? - Дарклинг целует ее шею, дышит хрипло и часто, начиная двигаться и сходя с ума - соскучился, очень соскучился.

    [nick]The Darkling[/nick][status]victorious[/status][icon]https://i.imgur.com/gJSuoXY.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; for every king should have a <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">queen</a></div>[/lz]

    +1

    13

    [indent] Женя не сразу замечает, как порой в углах спальни Дарклинга клубятся, оживая, тени. Обычно к тому моменту, когда его переполняют чувства и лишают его контроля над силой, она тоже увлечена другими занятиями и не смотрит по сторонам, обычно ей не до того, обычно она не заметила бы сгустившейся вокруг тьмы, даже если бы та заволокла все вокруг. И в первый раз, когда она отвлекается на движение на краю поля зрения и коротко поворачивает голову, Женя решает, что ей мерещится; во второй - уже что-то подозревает; в третий - приветствует тени ласковой улыбкой, находит это довольно милым и лестным для себя и возвращает все внимание к их хозяину. Тени не навредят ей, ничегои не навредят ей, Александр никогда не навредит ей - Женя не боится ничего, она планирует вообще забыть значение слова "страх", в ее жизни не будет больше никаких поводов для испуга, только не теперь, когда Александр занимает свое законное место, а она стоит подле него.
    [indent] Она обожает доводить его до того состояния, когда он теряет над собой контроль; и она старается производить этот эффект почаще. Это несложно: Женя следит за собой, умеет плавно и изящно двигаться, не стесняется принимать выгодные позы и бросать зазывные взгляда; и только Александр видит ее такой, только ему достается все ее внимание, вся ее дерзость, вся ее любовь. Женя прикусывает нижнюю губу и медленно взмахивает ресницами - ее взгляд от этого становится особенно томным, обещающим все наслаждения рая, зовущим побыстрее коснуться ее и взять все, что она откровенно предлагает. С Александром сейчас особенно трудиться не приходится: он уже забирается в ванну, расплескивая воду [Женя, коротко глядя на беспорядок на полу, сразу вспоминает завалы бумаг и карт на его столе - вот стоило только обидеться и несколько дней не приходить к нему, как сразу в его покоях воцарился хаос!], уже сжимает ее талию [она уверена, что после тяжелой дороги не досчитается нескольких сантиментов и вынуждена будет прокалывать новые дырки на ремнях] и оглаживает бедра, уже прижимается к ней и совсем недолго дразнит, прежде чем наконец оказаться в ней. И это настолько хорошо, насколько только может быть.
    [indent] - Жаль, что мой царь не может все свое время уделять только таким занятиям, - с притворным сожалением выдыхает Женя. Увы, даже в такие моменты она не перестает помнить о долге царя, обо всех целях Александра, о легших на его плечи решениях, и Женя не тешит себя надеждой, что сможет целыми днями не выпускать его из постели. Для этого ей стоило бы выбрать кого-то другого, кого-то попроще и поскучнее - но она о своем выборе не жалеет. - Идеально, мой царь, еще как довольна. А ты разве нет? Совсем не скучал? Или утешал тоску с кем-то еще? - низко и хрипло смеется она, выгибая шею и поворачивая голову так, чтобы ловить его дыхание виском и щекой, по которым еще бежит вода с вымытых и высоко заколотых волос. Женя смеется и сразу стонет, кусает губы уже не притворно и цепляется пальцами за бортик ванны, осторожно покачивая бедрами и приспосабливаясь к резким и глубоким движениям Александра - ей этого не хватало, ей это уже слишком много.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]not a doll[/status][icon]https://i.imgur.com/BIngGma.png[/icon]fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext><br> гриша, портниха<br> <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=6"> we</a> can rule the world</div>[/lz]

    +1

    14

    [indent] Женя ничего не боится, ее ничего не пугает и не заботит. Они победили, они добились своего, король и королева в ее руках, что может ее печалить, когда все прекрасно? Все мечты девушки исполнились, поэтому она сейчас сияет от счастья и довольства, хрипло стонет и на его тени почти не смотрит. С чего бы ей опасаться их, с чего бы глядеть на них с испугом, когда они - его продолжение, а он за все это время не сделал ничего, что могло бы ей навредить? Дарклинг ведь честен, слово свое он держит всегда [особенно с ней, давая ей все, что они обсуждали и даже больше], так что поводов не доверять у нее ему нет. Нет поводов, нет причин и даже желания нет, потому что к себе ее он подпускает ближе всех, ей открывается больше всего, позволяя Жене то, что другим бы не позволил: Дарклинг незаметно путается в шелковых нитях, которыми оплетал девушку, и не хочет теперь как-то избавляться от этого плена. Зачем ему это было бы нужно, для чего?
    [indent] Тени вокруг них пляшут, подползают ближе к ванной и тут же отступают назад. Дарклинг их сейчас почти не контролирует, не следит за ними, и поэтому они творят, что хотят, то лишая комнату света, то позволяя ей наполниться им. Они слишком чутко реагируют на его состояние, но как иначе, когда они - его неотъемлемая часть? Его сейчас ведет от страсти и от желания, он забывается, не держит себя в руках [они у него заняты Женей, которая подается назад, ближе к нему, подставляется под ласку и принимает его с охотой, с жарким желанием, которое сопровождается стонами] и не обращает ни на что внимание. У него сейчас одна мысль в голове, он сейчас одним только делом занят и отвлекаться на что-то еще не может. Эту ночь он в праве посвятить себе и ей, эту ночь он в праве не портить никакими делами и лишними думами, эта ночь не будет омрачена тревогами и заботами о будущем. Его победа еще неокончательная, будут те, кто посмеет воспротивиться его воле, будут те, кого придется наказывать и казнить, но сейчас есть только Женя, чей голос заземляет его и приковывает к ней одной толстыми тяжелыми цепями.
    [indent] -У твоего царя хватит время и на такие занятия. Или ты думаешь, что теперь со мной в постели будешь только спать? - Он пускает ее в свои комнаты, даже не думая о том, что она может пожелать остаться в той, что принадлежала ей раньше, или затребовать себе отдельные. Жене нравится засыпать и просыпаться с ним, ей нравится оплетать его собой, обвивая руками за шею и закидывая на него ноги, ей нравится то, как сам он тихо спит, как устраивает ладонь у нее на бедре, как утыкается под утро ей в волосы, которые его ничуть не беспокоят. Сон у Дарклинга чуткий, но Женя не представляет никакой опасности, от нее не исходит никакая угроза, поэтому рядом с ней он спит крепко, да и устает также, как они устанут и сегодня. Слишком уж долго они не были вдвоем, больше, пожалуй, таких пауз он совершать не хочет, пускай все и кажется ему теперь ярче и острее, чем обычно. Соскучился, очень соскучился.
    [indent] -И с кем же мне утешать тоску? Или может это ты нашла способ не думать обо мне? - Мысль шутливая, но неожиданно неприятная. Давид на Женю засматривается, на нее многие засматриваются, но она - его, думает он, вбиваясь в нее резче и сжимая зубы у нее на плече. Чьей еще она может быть, кому может кроме него принадлежать, кому отдастая также, как делает это сейчас, когда он ласкает ее губы и ладонями, скользящими по ее телу? Дарклинг целует ее за ухом, слизывает с шеи соленые капельки пота и просит ее, требует, хочет услышать, как она зовет его, как тянет два любимых ею слога.

    [nick]The Darkling[/nick][status]victorious[/status][icon]https://i.imgur.com/gJSuoXY.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; for every king should have a <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">queen</a></div>[/lz]

    +2

    15

    [indent] Ланцовы не будут забыты, они останутся длинным списком имён на страницах учебников и летописей, и рядом с каждым будет указан ещё более длинный список грехов и ошибок. Они были бесполезны и глупы, они вели Равку к краху, они заботились только о себе и не думали даже, что оставят своим детям, - но теперь у страны другой царь, великий, вечный, превосходящий всех своих предшественников. У Александра Тёмного одна ошибка в прошлом - Каньон, разделивший Равку на две неравных части, но теперь он перестаёт быть проблемой; у Александра Тёмного, не заинтересованного ни в лошадях и скачках, ни в вине и азартных играх, ни в соблазнения молоденьких фрейлин и служанок, - один только грех, но Женя не станет его ошибкой, не станет ему помехой, не станет тем делом, ради которого он может оставить все другие. Она свое место знает, она им довольна, она не потребует себе ничего сверх того, что уже имеет, и уж точно не навредит никак гришам и Равке.
    [indent] Ей всего-то и надо, чтобы новый царь ночевал с ней в одной постели, чтобы по вечерам подставлял уставшие плечи под её ласковые ладони, чтобы клал голову ей на колени и позволял перебирать его тёмные волосы. Ей нужен он - это не привязанность уже, а зависимость, но Женя все устраивает, она дышит полной грудью, лишь когда он рядом, лишь когда касается её так, как сейчас, лишь когда не видит никого, кроме неё, потому что по стенам кружат и танцуют тени, укрывая их от всего мира и пряча весь мир от них. Всё застилает острое счастье, сладкий вкус победы, металлический запах крови, которой ещё только суждено пролиться завтра, - такой набор горячит кровь и кружит голову, и Женя ничего больше не желает, кроме как расплавиться в руках своего царя и впитать в себя весь его жар.
    [indent] - Если с моим царём я буду только спать, мне придётся найти того, с кем я буду не только спать, - заливисто смеётся она, выгибая шею так, чтобы мокро коснуться губами его колючей щеки [все, никаких больше спешных путешествий без слуг и без всех положенных царю и его свите удобств!]. Угроза смешная, невозможная, невыполнимая - уж точно не в то время, пока Александр ещё приходит по ночам в её объятия и утыкается носом в её макушку. Зачем ей кто-то ещё? Кто вообще может с ним сравниться, кого она может предпочесть ему, что за глупость? Женя хихикает и стонет, заводя руку назад и зарываясь пальцами в его отросшие волосы, притягивая его теснее к себе и лукаво улыбаясь между жаркими вскриками. - Мой царь, к тебе уже давно выстроилась очередь желающих попасть в твою постель, а сегодня она только длиннее стала, - потому что половина знатных отцов больше пекутся о состоянии семьи, чем о чести дочерей; а кто-то и жён готов подложить под короля, охотясь за его милостью. И ещё при нем свободен соседний трон - кто откажется на него усесться? - Хотя у меня тоже есть, из кого выбрать, скучать не придётся, - хохочет Женя, кокетливо взмахивая ресницами [получается дурно, потому что она раскрасневшаяся, встрепанная, жадно глотающая ртом воздух, срывающаяся на стоны - какое уж тут кокетство?]. И почти сразу - охает и вскрикивает, выгибается сильнее и жмется к Александру лопатками - ещё немножко, ещё чуть-чуть, и тоска наконец отступить в сторону.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]not a doll[/status][icon]https://i.imgur.com/BIngGma.png[/icon]fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха<br> <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=6"> we</a> can rule the world</div>[/lz]

    +2

    16

    [indent] У Жени всегда был только один царь, только одному человеку она была верна, и ни разу у Дарклинга не возникло сомнений в ней. Она одна из немногих, кто никогда не подводила его, одна из тех, кто всегда верил ему. Она выделилась среди всех, стала незаменимой и приблизилась к нему настолько близко, насколько это только возможно. Сегодня он делит с ней победу и радость, завтра будет делить с ней кровь тех, кто не присоединился к ним, а потом... потом он будет делить с ней власть, потому что верные ему люди не останутся без награды. Жене не нужно ничего кроме мести [долгожданной, выстраданной, самой сладкой на свете] и него самого, но он все равно готов дать ей еще больше, готов дать ей все, о чем она его попросит. Дарклинu ведь справедливый, он не прощает предательства и всегда поощряет верность, всегда платит по всем своим долгам: завтра будут смерти, но завтра будут и взлеты, это понимают все те, кто сегодня спит в Большом и Малом дворцах.
    [indent] -Если ты найдешь кого-то, с чем ты будешь не спать, Женя, то на следующий день на завтрак ты получишь его сердце, - Женя, конечно же, шутит, просто беззлобно дразнит его, потому что никто другой ей не нужен, она и не посмотрит ни на кого. Дарклинг это все понимает, и тем не менее в голосе у него звучит мрачное обещание - он не уступит ее и не отдаст, он для этого слишком жадный, слишком эгоистичный, и девушке от него теперь никуда не деться. Он прижимает ладонь к низу ее живота, щекочет пальцами ее складочки, прижимается ими, надавливает - он же знает что ей нравится, он выучил все, что заставляет ее терять голову и теперь не держит себя в руках, не пытается быть спокойным. Он не хочет ничего растягивать, а хочет, чтобы они оба уже получили удовольствие. Первый раз выходит ярким и сумбурным, потом, уже в постели, все будет совсем иначе, потому что они утолят голод хотя бы немного. - Очередь? Скажешь, что не разгонишь ее? Подпустишь кого-то ко мне... не смеши, - а он никого не подпустит к ней, это они оба знают.
    [indent] Дарклинг целует ее в плечо, покусывает ее шею и рычит ей на ухо обещания того, что ждет их впереди, велит ей поторопиться, просит ее послушаться его и быть хорошей. Он зовет ее своей, напоминает ей о том, что она принадлежит ему, что она не может ни думать ни о ком, ни желать никого кроме него. Кого ей хотеть, когда теперь у нее есть царь, когда он в ее распоряжении? Дарклинг тихо рычит ей на ухо еще и просьбы: пусть позовет по имени, пусть будет стонать его, вскрикивать, всхлипывать, с трудом складывая буквы в слова. Его толчки становятся все резжче, движения - все более рваными, он не сдерживает себя, не сдерживает ее и финал оказывается быстрым и логичным. Они оба достигают пика, оба падают, и Дарклинг, соскучившийся по этому, роняет голову ей на плечо, утыкается в него и хрипло жарко дышит. Кажется, им обоим придется сполоснуться, прежде чем лечь в постель. Хотя какая разница, если у них у обоих и мыслей пока что нет о сне и отдыхе? Не так уж они и устали, чтобы заснуть, едва только переместившись на его кровать.

    [nick]The Darkling[/nick][status]victorious[/status][icon]https://i.imgur.com/gJSuoXY.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; for every king should have a <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">queen</a></div>[/lz]

    +2

    17

    [indent] Александр - злопамятный и мстительный, Женя даже не удивляется его мрачному обещанию и верит, что ее слишком удачного поклонника, которого она вдруг решит подпустить к себе слишком близко, ожидает именно такая участь. Она не пугается - у нее в мыслях нет ему изменять, кто может с ним сравниться, кто может его превзойти, кто может занять его место хотя бы в ее сердце? Она не пугается - она смеется, что если вдруг кто-то станет ей докучать и надоедать, Женя воспользуется таким способом получить сердце своего обидчика - на блюдечке с золотой каемочкой, красиво вырванное из груди и красиво поданное к столу. Ей нечего бояться, только не от Саши, только не рядом с ним, только не под его защитой - и она не так глупа, чтобы злить его, предавать его, напрашиваться на справедливое и жестокое наказание и лишаться его милости.
    [indent] Ее не страшат его угрозы, она хохочет и стонет, ни на что больше не отвлекаясь, сама поддается бедрами назад и принимает его как можно глубже, каждым вздохом и каждым движением показывает и доказывает, как она соскучилась и как его любит. Женя зовет его по имени, складывает воедино те четыре буквы, которыми никто к нему больше не обращается, наслаждается снова и снова их звучанием - и с ними на языке падает, цепляясь пальцами за край ванны и в громком блаженстве выгибая спину. Александр еще прижимает ее к себе, щекочет жарким дыханием ее влажную от воды и пота спину, не спешит двигаться и менять позу, и Женя первая приходит в себя и, отдышавшись немного, недовольно дергает плечом.
    [indent] - Ты все еще пахнешь дорожной грязью и лошадиным потом. Давай садись, я тебя таким в свою постель не пущу, - Женя велит ему повернуться и устраивается за его спиной, мылит его безобразно отросшие волосы и трет плечи, не успокаивается и не выпускает его из ванны, пока не чувствует запах одного лишь душистого мыла, и только потом разрешает вылезти, вытереться и отнести ее на кровать, которую так смело называет своей. Разве она где-то ошиблась, разве теперь она не будет проводить здесь еще больше времени, чем прежде, разве не получит возможность нежиться по утрам под одеялом и никуда не спешить?..
    [indent] И утром так и выходит. Женя едва чувствует, как Александр касается губами ее лба и встает, а она морщится и зарывается глубже в подушку, прячась от слабого солнечного света и звука его тихих шагов. Ей не надо убегать спозаранку из его спальни, не надо прятаться в сумеречных тенях, не надо спешить к королеве, чтобы даже самые верные фрейлины не увидели ее морщин, тусклых глаз и тонких бледных губ. Женя через сон сладко улыбается, вспоминая про радость, которую готовит для нее новый день, и позволяет себе еще немного поспать, пока свергнутые монархи томятся в темнице и ждут своей участи.
    [indent] - Неужели ты всегда так рано встаешь? - недовольно бормочет она немного позже, когда снова выныривает из сна, и потягивается, не открывая пока глаза и размышляя, стоит ли еще подремать или придется уже вставать. После всех приключений Женя заслужила немного отдыха, а ее дела пока что терпят, от долгого ожидания ее пленникам только веселее потом будет, так что пусть еще помучаются и погадают, что же их ждет дальше.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]not a doll[/status][icon]https://i.imgur.com/BIngGma.png[/icon]fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха<br> <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=6"> we</a> can rule the world</div>[/lz]

    +2

    18

    [indent] Женя не успокаивается, пока не отмывает его от всей грязи, пока он не перестает пахнуть чем-то, кроме любимого ею душистого мыла. Дарклинг не сопротивляется, только посмеивается, прикрывая глаза, чтобы пена не попала ему в глаза. Судя по всему, завтра она никуда не отпустит его до тех пор, пока не приведет его волосы в порядок. Жене ведь нужно, чтобы все было идеальном, и он к этому привык настолько, что невольно планирует все так, чтобы она успела сделать с ним все, что пожелает. Их ждет тяжелый, полный событий день, о чем он и шепчет ей, когда они наконец укладываются в постель [девушка обвивает его руками, закидывает на него ногу и утыкается лицом ему в шею, щекоча ее своим дыханием]. Это победа, но до окончания войны еще далеко, и Дарклинг прекрасно понимает это, не теша себя ни иллюзиями, ни мечтами  о том, что все будет легко и просто. Пройдет время, прежде чем в Равке все наладится, но он готов ждать столько, сколько потребуется.
    [indent] Он прикрывает глаза, слушая тихое дыхание Жени, а когда отрывает их вновь, то сквозь неплотно задернутые плотные шторы уже начинает пробиваться солнечный свет. Дарклинг вздыхает, осторожно выпутывается их объятий девушки, которую коротко целует в лоб, и усмехается, когда она тут же занимает его место, прижимая к себе подушку и не желая просыпаться. Пускай поспит, еще есть время, поэтому можно не так уж и торопиться. Сам он в кровати не задерживается, накидывает на себя шелковистый халат и уходит к столу. Он помнит всех, кто поддержал его вчера, помнит тех, кто гордо удалился вслед за своими королем и королевой, помнит тех, в чьей службе не нуждается. И, все же, он перепроверяет самого себя, разворачивает карту Равки, сверяется с теми докладами, которые получал: ему нужно быть уверенным в том, что он не избавится от кого-то полезного, и он точно должен знать, что ничего не перепутал и не приписал кому-то чужие заслуги. Дел в последнее время хватало, а теперь их будет еще больше, особенно с учетом выходки шуханцев: Дарклинг хмурится, постукивая пальцами по Амрат Ену, изображенного как угловатый дворец внизу карты, и думает о том, что разведчики плохо выполняют свою работу, раз атака тех тварей была полной неожиданностью.
    [indent] Дарклинг все еще занят делами, когда слышит, как за его спиной в постели начинает ворочаться Женя. Он откладывает бумаги в сторону, оборачивается к ней, наблюдает за тем, как она тянется, как покрывала сползают ниже, и усмехается.
    [indent] -А ты думала, что после того, как ты просыпаешься и уходишь к себе под утро, я сплю дальше? - Дарклинг откладывает письмо, которое изучал, в сторону и встает на ноги. Жене, судя по всему, хочется понежиться и никуда не торопиться, что забавно - он был уверен, что она поспешит как можно раньше уйти к королевской чете, желая поквитаться с ними. Но нет, девушка ленится, ворчит и даже не открывает глаз тогда, когда постель проминается под его весом. Он касается губами ее виска, ведет костяшками пальцем во ключицам вниз. - Слуги знают, что я рано встаю. Скоро принесут завтрак... ты распорядилась вчера по поводу еды, но не думаю, что кто-то догадался сделать что-то необычное или привычное тебе сейчас, - его губы скользят по ее щеке. Дарклинг нависает над ней, опирается на локоть и чуть отстраняется, чтобы видеть ее лицо.

    [nick]The Darkling[/nick][status]victorious[/status][icon]https://i.imgur.com/gJSuoXY.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; for every king should have a <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">queen</a></div>[/lz]

    пост потрачен 26.06.2021

    +1

    19

    [indent] Жене всегда приходилось вставать рано и никогда не давалось это легко: королева Татьяна требовала, чтобы портниха первая заходила в ее спальню и приводила ее лицо в порядок еще до того, как к ней заглянут другие фрейлины; Дарклинг не позволял ей валяться и попадаться кому-то на глаза, будил ее всегда ласково, но решительно и провожал за дверь. Женя украдкой зевала в кулак, прятала синяки под глазами и грезила о мире, где ей не придется прислуживать и прятаться, где она будет спать столько, сколько захочет, и приказывать подавать ей завтрак в постель.
    [indent] И от первого утра столь желанной ей жизни она собирается взять каждую доступную ей каплю счастья. Жалко, что Александр не разделяет ее намерений и покидает ее объятия слишком рано, но даже без него Жене тепло, мягко и удобно, и из сладкого сна, особенно приятного после тяжелой дороги и всех лишений военного похода, она отвлекаться не собирается, даже думает о том, чтобы после короткого разговора с Сашей снова отвернуться от окна и опять провалиться в свои замечательные сновидения. Но тут уже он решает иначе: перина прогибается под его весом, и Женя недовольно ворчит, когда понимает, что он не ложится рядом с ней, а всего лишь садится и собирается ее будить. Это невероятно жестоко и подло, это худший поступок Дарклинга, которому она когда-либо была свидетелем, это то, за что она его никогда-никогда не простит, - Женя бормочет что-то невнятное и вжимается щекой в подушку. От прикосновений Дарклинга ее ресницы трепещут, но глаза она упрямо не открывает, пусть и поворачивает немного голову, подставляя под его губы уголок своих.
    [indent] - Конечно, я бы так и делала на твоем месте, - ворчит она. Только Дарклинг - генерал, на котором держалась вся оборона Равки; а теперь и новый царь, которому заново придется выстраивать всю иерархию власти и наводить порядок там, где Ланцовы веками разводили только грязь; а Женя - избалованная и изнеженная придворная дама, привыкшая к куче обязанностей и утомительному труду, но все равно не рвущаяся возвращаться к строгому распорядку и лишать себя маленьких радостей жизни.
    [indent] Александр смеется над ней и дразнит ее, сидит рядом и не думает рядом же лечь; Женя тяжело вздыхает, зевает, морщится и приоткрывает один глаза, чтобы увидеть его лицо и понять, что он хочет и чего от нее ждет. Ей ужасно непривычно просыпаться позже него, видеть его залитым утренним светом, никуда не торопиться и наслаждаться его пока еще встрепанным видом; ради этого она, подумав, даже открывает второй глаза и снова тяжело вздыхает.
    [indent] - Ради всех святых, скажи, что тебе по утрам хотя бы не селедку с хлебом приносят! - досадливо стонет Женя, спотыкаясь о вечное их разногласие: в Малом дворце подают крестьянскую и солдатскую еду, а Женя редко разделяет с гришами трапезу не только потому, что за их столами ей не находится места, но и потому еще, что предпочитает сладкие булочки, вафли с корицей и яблочным джемом, воздушный омлет и острую ветчину, свежие фрукты и все остальное, что выставляют на столы в Большом дворце и что подкупленные кухарки отправляют в покои королевской портнихи.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]not a doll[/status][icon]https://i.imgur.com/BIngGma.png[/icon]fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха<br> <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=6"> we</a> can rule the world</div>[/lz]

    +2

    20

    [indent] Видеть Женю здесь с самого утра ничуть не странно. Странно понимать, что ей не нужно никуда торопиться, прятаться или скрываться, прежде чем незаметно уйти. Теперь они точно уже вольны делать все, что пожелают, и никто не скажет им и слова поперек - они сами себе хозяева, над ними никто больше не стоит. Дарклинг становится королем и теперь уже он в праве ставить всем условия [раньше он не мог делать этого явно, но теперь его руки развязаны] и говорить, что делать. Женя, кажется, очень будет этим всем наслаждаться, прекрасно зная, что большая часть ограничений ее не коснется. Она все еще его гриша, но требования к ней значительно меньше, потому что пользу она приносит в другом и другим, и так или иначе остается изнеженной девочкой, привыкшей к нежнейшим булочкам, мягким тканям и удобству, которого Дарклинг осознанно лишал своих солдат, чтобы не приучать их к роскоши. Заставлять ее меняться сейчас бессмысленно и жестоко, он даже пытаться не будет.
    [indent] Женя ленится, глаза распахивает неохотно, капризничая и явно не желая просыпаться. Они все устали, путь в Ос Альту был напряженным, но отдых себе позволить можно будет только тогда, когда все немного уляжется и успокоиться. Терять бдительность сейчас нельзя ни в коем случае, потому что он только-только получил власть над Равкой в свои руки и прекрасно знает, что  это еще далеко не конец борьбы. Будут восстания, будут недовольные, будут казни, и это только внутренние проблемы королевства, а про неугомонных соседей и вспоминать не хочется. Фьерда с цепи сорвется, узнав, Равкой правит богомерзкий гриш, и сразу же вспомнит о том, что королева Татьяна - фьерданка, а это значит, что и ее дети наполовину северяне. С ним станется затеять какую-то святую войну, и будет лучше, если обоих сыновей королевской четы Дарклингу удастся найти как можно скорее. Они оба бесполезны, оба глупые мальчишки, но из них могут сделать знамя и символ, который и так уже сделали из Алины. У него есть Заклинательница солнца, если она благословит его во всеуслышание, то это будет очень хорошо
    [indent] -Ты вынудишь меня запретить селедку, я это уже понял, - усмехается Дарклинг, все-таки, растягиваясь рядом с Женей и упираясь локтем в в одну из подушек. - Нет, с утра мне приносят еще горячий хлеб, свежее масло и молоко, ветчину и отварные яйца. Тоже ничего особенного, но и не селедка. На сегодня тебя такое устроит? - Наверняка нет и она уже сегодня накинется на слуг и заставит их изменить список блюд, которые они подают Дарклингу. Излишеств он все еще не хочет, поэтому ему, пожалуй, стоит не забыть посмотреть, что же придумала девушка. Он знает, что королевский стол обычно ломится от изобилия яств, остатки которых [хватает ведь и того, что остается нетронутым] делятся между слуг. Ему хочется избежать такой бездумной траты пищи, но и неволить всех не принесет никакого толку. Здесь ему с Женей придется искать какой-то компромисс, иначе она его измучает, не оставив в покое, пока не добьется своего. Она тоже бывает ужасно упрямой и принципиальной.

    [nick]The Darkling[/nick][status]victorious[/status][icon]https://i.imgur.com/gJSuoXY.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; for every king should have a <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">queen</a></div>[/lz]

    пост потрачен 26.06.2021

    +2

    21

    [indent] Женя заглядывает через плечо Александра в его бумаги, слушает его разочарованные вздохи и знает, как в Равке все печально и плачевно. Старому королю дела не было до длинных колонок с расходами и коротких - с доходами, он ни о чем не тревожился, когда тратил деньги на пиры и лошадей, на драгоценности и роскошь, на развлечения и веселье, пока его подданные голодали и стонали от бремени новых налогов, а солдаты получали скудный паек и старое оружие. Придворные были немногим лучше: королевские фаворитки визжали от восторга, получая новые украшения, а подхалимы коллекционировали титулы и земли, которыми даже не пытались толково управлять. Пышные завтраки и ужины - лишь малая беда на фоне всего прочего, и недовольство Александра напрасной тратой еды Женя тоже понимает, но его бросает в другую крайность, и с этим не согласна уже она. Гриши заслужили немного радости и удобства, от хорошей еды они не разбалуются и не превратятся в новых наглых придворным, а сама Женя без привычных ей булочек совсем зачахнет.
    [indent] Это все мелочи, у Равки и её нового короля есть проблемы посерьёзнее, но думать о них с самого утра, не покинув ещё постели, Женя отказывается. Её ждёт сложный, но чудесный день, она полна сладкого предвкушения и чуть ли не мурчит от удовольствия, когда Александр её не торопит и тоже укладывается рядом с ней. Она с любопытством проводит пальцами по темно-серебристой вышивке на его халате и ныряет ладонью под гладкий шёлк, щекотно пробегает по его ребрам и устраивает ладонь у него на боку, лениво поглаживая его большим пальцем.
    [indent] - Хотелось бы, но кто-то её, говорят, любит, - Женя недоуменно и брезгливо морщит нос, умалчивая о другом: кому-то, кроме селёдки, есть больше нечего, а кто-то разорится, если в Равке перестанут торговать этой гадостью - даже если Малый дворец разорвёт вдруг все заключённые договоры. Что ж, селёдку можно скармливать кошкам, а на столы гриш Женя поставит все же что-то приличное и вкусное и даже ничего лишнего не потратит, просто перераспределит средства и уменьшит расходы на Большой дворец, который новому королю почти не нужен. - Звучит не так плохо. Добавить бы ещё булочки - и я назвала бы такой завтрак даже приемлемым. Скажи мне, мой царь, на какой сотне лет ты перестал получать удовольствие от вкусной еды? - Она дразняще смеётся и льнет к нему, тянется к его губам и радуется, что вкус к иным развлечениям Александр все ещё не потерял и не превратился в бесчувственного истукана.
    [indent] Поцелуй быстро становится жадным и спешным, Женя выпутывается из-под покрывала и тянет с Александра халат, но чёртов стук в дверь все портит. Видимо, слуги хорошо знают, когда встаёт Дарклинг, и чётко соблюдают расписание; но могли бы хоть раз задержаться и дать новому царю немножко отдохнуть!
    [indent] - Если отправим их обратно на кухню, завтра потом будет холодный и не вкусный? - ворчит Женя, неохотно отстраняясь и снова прячась под покрывалом. Придётся послать кого-то за её одеждой в Большой дворец, потому что сама она скорее в простыне туда пойдёт, чем снова наденет грязное дорожное платье.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]not a doll[/status][icon]https://i.imgur.com/BIngGma.png[/icon]fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха<br> <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=6"> we</a> can rule the world</div>[/lz]

    +2

    22

    [indent] Ворчание Жени Дарклинг находит совершенно очаровательным. Девушка ворчит и ругается на его выбор еды и аскетизм, в котором он хочет жить, и упрямо навязывает ему свое видение. Спорить с ней бывает ужасно увлекательно, но, в целом, она права - загонять привыкших к роскоши дворян в слишком тесные рамки не лучшая идея, как и загонять в еще более жесткие гриш. Нужно поощрить их верность и преданность, чтобы они не пожалели о перевороте, не помнили ни о каких других клятвах кроме тех, которые дали ему. Тот мир, который они построят вместе, будет куда лучше того, что есть у них сейчас. Пройдет совсем немного [особенно для него, живущего веками] времени, прежде чем Равка станет по-настоящему внушительной силой, с которой невозможно будет не считаться. Королевство достаточно страдала, теперь всем будет житься куда лучше... или почти всем, потому что кому-то придется умереть, а кому-то нужно будет понести наказания за все совершенные ими злодеяния.
    [indent] Ладони Жени проскальзывают под темную ткань и жмутся к бокам Дарклинга. Она никуда вставать не хочет, у нее никакого желания вылезать из постели нет, она и его пытается убедить остаться. Она смеется и дразнит его, жмется поцелуями к его губам, выгибается, делая все, чтобы он забылся. У нее это даже выходит, потому что он наклоняется ниже, целует ее жарче, помогая ей выпутаться из одеяла, пока сама она пытается стащить с его плеч халат. Прошлой ночи, кажется, им было недостаточно, так почему бы не продолжить празднование победы с утра? Ничего плохого от этого не будет какой-то час уже ничего не решит, и Дарклинг почти соглашается с этим, но стук в дверь заставляет его опомниться. Он разрывает поцелуй, окидывает Женю темным и неожиданно веселым взглядом, садясь и проводя рукой по волосам, чтобы убрать их с лица. Нет, продолжить им, видимо, придется уже позже, скорее всего, вечером, когда с делами будет покончено, а пока что им лучше приняться за завтра, пока он совсем не остыл и не стал невкусным.
    [indent] -Да, именно так все и будет, - говорит он, одергивая одежду и садясь. Слуги, приученные появляться у его покоев в определенное время, на Женю кидают любопытные и удивленные взгляды, но молчат. Поднос они ставят на стол, кланяются и удаляются [они обещают принести и одежду девушки, не споря ни с чем, что им говорят], а уже сам Дарклинг переносит его на кровать. - Согласись, это не так уж и плохо, пускай здесь и нет булочек, - он режет свежий хлеб и размазывает по нему масло, передавая кусок Жене. - Когда ты пойдешь исполнять свою мечту? Поешь, умоешься еще раз, переоденешься - и пойдешь? - Ей будет приятно с ними поквитаться, а вот у него самого чуть менее приятные дела. Сколько сегодня ему будут слезно клясться в верности, сколько будут лгать, сколько будут проклинать? Умрет достаточно людей, но такова цена покою и порядку, которые так нужны уставшей и истощенной Равки. Горстка людей - ничто, по сравнению с целой нацией, которую нужно привести в порядок и сделать сильной.

    [nick]The Darkling[/nick][status]victorious[/status][icon]https://i.imgur.com/gJSuoXY.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; for every king should have a <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">queen</a></div>[/lz]

    пост потрачен 26.06.2021

    +2

    23

    [indent] Конечно, счастье не длится долго, у нового царя много дел, и он не может быть похожим на своего предшественника, отодвигавшего все заботы ради развлечений, охот, пиров и прочих удовольствий - в том числе ради возможности затащить в постель симпатичную служанку или молоденькую фрейлину. Женя морщится, садится в постели, опираясь на подложенные под спину подушки, натягивает на грудь покрывало и царственно наблюдает за слугами, кидающими косые взгляды на ее голые плечи. Любопытно было бы услышать, что теперь о ней будут говорить на кухнях: портниха переходит от одного царя к другому вместе с троном и короной? Такие сплетни трогают ее куда меньше всех предыдущих, ей от них только весело, и опускать высоко задранный нос Женя не собирается. Теперь у нее хотя бы нет унизительного бежевого кафтана, теперь никому в голову не придет перепутать ее с безропотной служанкой, теперь она получает все, что хотела, - и веселым тоном уточняет для слуг, чтобы принесли ей всю одежду, кроме светлой и бежевой. Пожалуй, вечером все ненужное она сожжет, даже если Александр будет возмущаться таким расточительством.
    [indent] При новом царе слуги, разумеется, ничего не говорят и расторопно расставляют на столе завтрак, делая вид, что ничего особенного не происходит; а Женя весело щурится, размышляя о том, как же им непривычно видеть кого-то еще в постели Дарклинга и в его покоях. Приводил ли он кого-то еще сюда, завтракал ли с кем-то вдвоем? Разве что десятилетия назад, иначе хоть кто-то об этом знал бы и передавал в виде слухов и легенд. Нет, о Дарклинге ничего не говорили; если и были у него любовницы, то такие же тайные, как Женя прежде, также покидали его покои еще до рассвета, также покорялись его воле и не требовали ничего больше. И только она возносится так высоко и получает намного больше того, о чем смела мечтать.
    [indent] Слуги снова оставляют их вдвоем, и теперь их обязанности забирает Александр. Женя смеется, пока он устраивает поднос на кровати и мажет для нее кусок хлеб, и игриво наклоняет голову в знак благодарности.
    [indent] - Нет, без булочек не считается. Ты хоть раз пробовал, как их готовят нынешние повара? Видимо, нет, иначе не смог бы от них отказаться, - продолжает свои уговоры Женя, беря хлеб и цепляя с подноса тонкий кусок ветчины. Могло быть и хуже, конечно; и еда - не главное ее счастье на сегодня; но все должно быть идеально, и по творениям дворцовых кондитеров она очень соскучилась за время этого долгого путешествия к Каньону и обратно. Ладно, к завтрашнему утру она отдаст все необходимые распоряжения и позаботится о том, чтобы Александр тоже оценил булочки и прочие радости царского завтрака. - Ага, примерно так. Не думаю, что стоит особенно спешить, ведь заключение и неизвестность - тоже хорошее наказание для них. Хотя позже оно покажется им раем, - она улыбается так мило и беззаботно, будто говорит сейчас совсем не о кровавых пытках и не о тех жестоких испытаниях, которые успела придумать для королевской четы. - Передать им что-нибудь от тебя, мой царь? - Женя поднимает брови и смотрит на Дарклинга вопросительно: она ведь еще не обсуждали, как далеко она может зайти с бывшими монархами и как он планирует объяснять их исчезновение.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]not a doll[/status][icon]https://i.imgur.com/BIngGma.png[/icon]fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха<br> <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=6"> we</a> can rule the world</div>[/lz]

    +2

    24

    [indent] К присутствию Жени в этих комнатах всем придется привыкнуть, особенно слугам, чьи обязанности теперь изменятся. Теперь они будут выполнять не только его требования, но и требования Жени, и еще не понятно, кто из них более придирчивый. Сам он обычно довольствуется чем-то простым, но девушка приучена к роскоши Большого дворца, с которой расстается лишь частично. Скорее всего она велит будить их чуть позже и точно заставит поваров готовить для них какой-нибудь другой завтрак, который будет устраивать ее. Кажется, споров по поводу трат и удобств у них не уменьшится никогда, что не так уж и страшно, потому что идти против него Женя не станет [никогда, он в этом уверен], и в конечном итоге они к чему-нибудь придут. Она хочет сделать жизнь гриш лучше и красивее, он не хочет позволить им всем скатиться в праздность, которая так злит его в дворянах, так что им так или иначе придется искать какой-то устраивающий их обоих компромисс.
    [indent] Равку ждут изменения и начнутся они с Большого и Малого дворцом. Дарклинг прекрасно знает, с чего начать, потому что планы эти лелеял уже давно, и теперь не остановится ни перед чем, пока не создаст тот мир, о котором столько времени мечтал. Ряды дворян поредеют, многие чиновники потеряют свои места, будут пересмотрены налоги и торговые договора, а потом придет время подумать о соседях. Раньше Дарклинга больше беспокоили агрессивно настроенные фьерданцы, но теперь, судя по всему, особое внимание надо будет обратить на южан. Скорее всего Давид не спал все ночь, интересно, что он успел узнать? Надо будет найти минуту, чтобы заглянуть к нему сегодня [и поручить Федору уложить Давида спать, пока тот не загнал себя в гроб своими исследованиями] и послушать, что же он ему скажет. Скорее всего Женя тоже захочет пойти, поэтому нужно будет подгадать все так, чтобы они оба были в этот момент вместе. Фабрикатор, все же, очень не любит повторять все дважды и начинает порой путаться, потому что его мысли бегут куда-то вперед.
    [indent] Дарклинг делает глоток молока и тянется за куском сыра - король Александр предпочитал тот, что делают в Кеттердаме, а ему нравится местный, пускай он и выходит более пресным и мягким.
    [indent] -Булочки, жаркое, без чего еще ты не можешь жить? Заварных пирожных? - Сейчас они оба смеются и дурачатся, но как только переступят через порог этой комнаты, то о веселье придется забыть. Сюда они не вернутся до самой ночи, потому что сделать им сегодня надо слишком много. Иван все должен был подготовить, за это Дарклинг не переживает: как только он войдет в тронный зал и сядет на трон, начнется самое интересное. Вчера ведь они отложили многое, судьба далеко не всех, кого они заключили под арест, решена. К тому же он хочет узнать, что думают и гриши, которые оставались в Ос Альте, один только Сергей чего стоит. - Качкой прекрасный план, Женя. Передай им наслаждаться тем временем, которое у них осталось... позже надо будет решить их судьбу, - они умрут, но должны умереть так, чтобы народ не взбунтовался. Дарклинг задумчиво вздыхает, а потом резко переводит тему разговора: К слову, теперь ты уважишь своего царя и наденешь черный? - Она сожгла белый кафтан, но носила все это время красный, так что же теперь?

    [nick]The Darkling[/nick][status]victorious[/status][icon]https://i.imgur.com/gJSuoXY.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; for every king should have a <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">queen</a></div>[/lz]

    +2

    25

    [indent] Список вещей, без которых Женя не может жить, выходит очень длинным: сладкие булочки на завтрак и холодное шампанское вечером; мягкие перины и теплые одеяла; горячая ванна и чистая одежда; ее драгоценный кофр и зеркало, перед которым она приводит себя в порядок. Продолжать можно долго, но сводится все к тому, что она привыкла к комфортной жизни и не собирается ее лишаться, особенно теперь, когда трон Равки занимает единственный достойный царь и в его распоряжении оказываются оба дворца и вся страна. Дворцовое хозяйство Женя планирует постепенно забрать под свой контроль: у Александра забот и без того много, ему о защите границ придется думать, а не о количестве булочек, которые к завтраку должны выпечь повара. А Женя пусть и капризная, но благоразумная, заморских деликатесов к столу требовать не станет и проследит еще, чтобы деньги не оседали ни в чьих карманах по пути от казны до кухни - а такая проблема есть, увы, и на нее слишком долго закрывали глаза.
    [indent] Список вещей, без которых Женя не может жить, на самом деле очень короткий: все удобства и вся роскошь не имеют никакого значения без Александра. Это первое утро, когда они просыпаются вместе и никуда не спешат, завтракают в постели и не скрываются от слуг; Женя наслаждается каждым мигом, соглашается закусывать свое счастье хоть крестьянским черным хлебом, хоть противным квасом и думает, что очень быстро к этому привыкнет. Ради него она отказалась бы от всего остального - как же хорошо, что ей не приходится идти на такие жертвы! Но Женя, преисполнившись романтизма и самоотречения, решает, что смогла бы отбросить все [ей девятнадцать, кто в таком возрасте утратил уже всю веру в рай в шалаше?]; но при этом готова до хрипа отстаивать свои взгляды на достойный короля завтрак.
    [indent] - Я составлю к вечеру полный и подробный список. А завтра утром ты попробуешь все и сам поймешь, что не сможешь без таких булочек жить, - смеется она, несколько недоверчиво разглядывая теплое молоко в глиняной кружке и нерешительно его пробуя. Вот уж совсем не то, что Женя ожидала увидеть у Дарклинга! Так скорее маленьких гриш должны кормить, а не их генерала, прожившего уже шесть сотен лет и давно забывшего свое детство. - Передам. Как думаешь, как скоро они начнут молить о смерти? - которую Женя им, конечно, так просто не подарит. Она приведет к ним целителя, чтобы подлатал измученные сердца и наполнил их силой для новых мук; она приставит к ним самых внимательных стражей, чтобы уберегли их от глупостей; она позаботится о том, чтобы жили они долго и очень несчастливо и чтобы были искренне благодарны Дарклингу, когда тот определит наконец их участь и придумает, как обставить их смерть. - Черный? Я правда могу?.. - Она вскидывается, смотрит на него с удивлением, едва давит довольную улыбку - а потом все же хохочет и лезет к нему обниматься. - Тогда тебе придется приставить ко мне охрану, хотя бы Федора и кого-то из опричников, потому что концентрация ревности и зависти в воздухе обещает быть смертельной, - потому что черный - цвет Дарклинга, потому что никому и никогда он не оказывал еще такой чести, потому что Женя возносится невероятно высоко и не всем это придется по нраву.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]not a doll[/status][icon]https://i.imgur.com/BIngGma.png[/icon]fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха<br> <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=6"> we</a> can rule the world</div>[/lz]

    пост потрачен 4.07.21

    +2

    26

    [indent] Женя смеется так легко и звонко, как никогда прежде на памяти Дарклинга не смеялась. Победа снимает с ее плеч тяжкий груз, а заточенные в темнице король с королевой становятся для нее знаком свободы. Теперь она принадлежит только себе самой [почти, потому что теперь у нее новый царь, и власть которого над ней ее нисколько не гнетет], теперь она может наслаждаться жизнью, не прислушиваться к шагам в коридоре и вообще больше не смотреть ни на ее опостылевшую ей комнату, ни на бежево-золотистые ткани кафтана. Больше она никогда не будет носить цвета прислуги, больше она никогда не будет той, на кого кто-то посмеет смотреть свысока, не будет той, кому станут приказывать, ожидая безропотного подчинения. Даже с ним Женя спорит, пускай и знает границы дозволенного лучше всех и понимает, что ей будет спущено с рук, а что нет. Но разве это какие-то существенные ограничения? Разве это то, что может ее расстроить, когда она теперь рядом с ним и свободно распоряжается его комнатами?
    [indent] На молоко в кружке Женя смотрит с каким-то подозрением, но делает глоток. Дарклинг привык так завтракать, но по всей видимости каким-то его привычкам придется уйти в прошлое если не целиком, то частично. Он усмехается, наблюдая за девушкой, а потом едва успевает отодвинуть кувшин с молоком в сторону, когда Женя почти падает на него и обвивает руками за шею. Веселье у нее почти детское, она впервые ей не нужно думать о том, насколько она громкая, может ли их кто-то услышать или нет. Сейчас это уже не важно, никаких секретов не остается - что с того, что Женя теперь ночует в его покоях, что живет теперь здесь? Теперь, когда он у власти, в этом нет ничего плохого и нет никого, кто мог бы осудить их. Осуждению они подвергнутся по другим причинам [Дарклинг их даже сейчас все перечислить может, прекрасно понимая, что представляют из себя люди], но то, чем они занимаются за закрытыми дверьми, вряд ли кого-то из окружающих будет по-настоящему заботить.
    [indent] -Посмотрим, Женя, посмотрим, - посмеивается он, обвивая рукой ее талию. Неужели ей все еще кажется странной мысль о том, чтобы надеть черный кафтан? Он почти готов предложить ей облачить всех, кто близок к нему, в черное, если ей так будет легче. - Не дольше недели, они слабы. Но о них поговорить мы сможем и позже, - Дарклинг проводит рукой по ее боку и гладкой спине, от чего покрывала падают ниже. Слуг здесь больше нет, наготой они больше никого не смутят точно. - Черный, Женя, черный. Почему это так удивляет тебя? Я прислал тебе этот кафтан перед тем, как мы отправились к Каньону, но ты ни разу не надела его. Не преувеличивай, никто ничего тебе не сделает, а к слухами и сплетням мы ведь оба привыкли, разве нет? - Про них могут говорить многое, про них будут говорить многое, но разве это не то, с чем каждый из них уже успел столкнуться и не раз. Дарклинг касается губами щеки Жени, ее скулы и виска, прежде чем обжечь горячим дыханием ее ухо. - Ты перебираешься сюда, будешь носить черное, что-то еще тебе нужно, Женя? - Помимо ее дорогих булочек, конечно же.

    [nick]The Darkling[/nick][status]victorious[/status][icon]https://i.imgur.com/gJSuoXY.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; for every king should have a <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">queen</a></div>[/lz]

    +2

    27

    [indent] Так Женя могла бы смеяться каждый день, если бы взявшая ее под опеку королева не бросила свою игрушку, когда та ей надоела; так Женя веселилась бы каждый день, если бы из-под ее ног не выбили землю и из королевской воспитанницы и придворной дамы она не превратилась вдруг в служанку и шлюху; так Женя хохотала бы на балах в окружении галантных кавалеров, так она хихикала бы в уединенных беседках, подставляя щеки для нежных поцелуев, так она ослепляла бы всех своим счастьем, если бы в ее жизни не случилось ничего плохого. Александр возвращает ей свободу, дает дышать свободно и ни перед кем не склонять голову, возносит ее с самого дна наверх и ставит рядом со своим троном. О них будут говорить, о ней снова будут говорить дурное, злое, завистливое - Женя в придворных сплетнях разбирается, предугадать их может легко, знает все, в чем ее обвинят, и знает, что на ее место в постели нового царя найдутся другие охотницы. Только этот Александр на своего предшественника похож мало, его одними лишь женскими прелестями не очаровать, и Женю вытеснить будет ох как непросто.
    [indent] Одной рукой она придерживает на груди узел из скомканных простыней, другой обнимает Александра за шею, широко улыбается и места себе не находит от счастья. Она не так давно избавилась от бежевого кафтана, получила цвета корпориалов - уже это было для нее огромной радостью, уже это позволило почувствовать себя не отверженной служанкой, а одной из гриш, уже это дало ей столь желанной чувство принадлежности. И так быстро наступает время для черного - Женя не посмела прикоснуться к нему, пока Дарклинга не было рядом, не посмела даже повесить его в шкаф, так и оставила свернутым и проложенным бумагой в коробке. Это было невероятной почестью, которую она не заслужила - только не тогда, когда между ними еще было столько недопонимания и ревности; только не тогда, когда тот же цвет он предлагал другой. Теперь же она получает право носить черный кафтан - и уже не откажется от него, никогда не вернется к другому, никому его не уступит.
    [indent] - Я слышу в твоем голосе сомнение? Зря, Саша, зря, - она, так и быть, не станет протестовать против молока, раз уж ему оно так нравится; и начинать день с вина и шампанского - дурной тон все же. Но к булочкам и пирожным ему придется привыкнуть, как и к вафлям, омлету, ветчине и фруктам; возможно, Женя пойдет ему навстречу и не будет каждое утро требовать все свои любимые блюда, а станет их чередовать, но в любом случае Александру придется попробовать все и привыкнуть к хорошим завтракам. - Я бы поставила на три дня. Поспорим? - заливается злым хохотом она, наклоняя голову и подставляя лицо его поцелуям. - Плевать на сплетни и слухи, я знаю все, что о нас скажут. И я с радостью надену черный, если слуги догадаются его принести. Только не удивляйся потом, если меня вдруг порывом ветра выбросит в окно, - потому что самая ревнивая и завистливая из гриш - это Зоя, которая со своим гневом справляется плохо и черный цвет на Жене сочтет оскорблением лично для себя. - Ты еще забыл про короля и королеву... и нет, кроме этого мне уже ничего не нужно, - она уже счастлива, она уже получила все, о чем даже не мечтала, что еще она может у него просить?

    [nick]Genya Safina[/nick][status]not a doll[/status][icon]https://i.imgur.com/BIngGma.png[/icon]fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха<br> <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=6"> we</a> can rule the world</div>[/lz]

    +2

    28

    [indent] Теперь его покои - королевские, кто бы мог подумать, что все так резко изменится за одну ночь. Дарклинг не собирается покидать Малый дворец, потому что все в нем принадлежит ему, все сделано им, в то время как Большой всегда жил по другим правилам. Он был создан другими людьми, давно потерявшими своей достоинство Ланцовыми, и у него не вызывает никаких теплых чувств. Трон ему нужен был не как слишком богато украшенное сидение, а как знак власти. Теперь он правит Равкой, теперь он открыто [а не из теней за высокой спинкой безвкусного позолоченного трона] будет вести ее к славе и больше никто не помешает ему. Многому предстоит измениться, но кое-что он трогать не желает - этот дворец оказывается для него слишком дорог, чтобы что-то в нем по-настоящему сильно менять. Им придется подумать, как уместить здесь все самое необходимое, чтобы пореже бывать в Большом до тех пор, пока его не приведут в порядок, но это не так уж и страшно.
    [indent] -В покое ты меня не оставишь, это мне уже ясно, - Женя смеется с ним, над ним, просто смеется, обнимая и целуя его. Дарклинг ее не останавливает и не одергивает, но отстраняет в какой-то момент, напоминая о еде и о том, что скоро им придется вставать. - Ешь, Женя, а с королем и королевой посмотрим - три дня они продержатся или чуть больше. Что ты готова сделать, если проиграешь, и что потребуешь с меня, если случится так что я не прав? - Он тоже шутит, потому что не так уж этот спор важен и серьезен. Они оба шутят, и он надеется, что шутки продолжаются и тогда, когда она говорит ему о том, что может оказаться выброшенной из окна. Вряд ли кто-то рискнет причинить ей вред, только если, конечно, разбираться потом с последствиями его гнева. О том, что Женя близка с ним, что занимает особое место, теперь известно если не всем, то многим, а когда она перенесет сюда свои вещи, то ни у кого и сомнений не будет о том, что связывает ее с Дарклингом. Неужели найдется тот, кто захочет так сильно его прогневать?
    [indent] Весь остаток завтрака они так или иначе отвлекаются, и в руки себя оба берут только тогда, когда в дверь снова стучатся. Дарклинг почти не смотрит, как они входят, отвлекаясь на заглянувшего к нему на пару минут Ивана. Сердцебит протягивает ему бумаги [он кидает не Женю полные неодобрения взгляды, но так он смотрит почти на всех] и уходит, как только получает новые указания. Дарклинг же пробегается глазами по строчкам, задумчиво хмыкает и отмахивается от слуг с их робкими вопросами. Они его интересуют сейчас меньше всего.
    [indent] -Кажется, фьерданцы уже узнали обо всем и не в восторге. Бедный Ярл Брум, он не переживет такого, - мало того, что в Равке происходит все не так, как ему хочется, так теперь еще и богомерзкий гриш садится на трон. Что может быть хуже? Он усмехается и бросает бумагу на стол, оборачиваясь к Жене и приподнимая бровь, когда замечает у нее в руках черный кафтан. Вот теперь его глаза вспыхивают самым настоящим интересом. Он хочет увидеть ее в своих цветах, они непременно ей подойдут.

    [nick]The Darkling[/nick][status]victorious[/status][icon]https://i.imgur.com/gJSuoXY.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; for every king should have a <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">queen</a></div>[/lz]

    +1

    29

    [indent] Оказаться на месте Жени мечтали бы многие, но никто из ныне живущих не был на нем, никто даже представить себе не может, как Дарклинг весело смеётся и дразнится, как позволяет ей льнуть к нему, прижиматься к его боку, игриво кормить его со своих рук, как он вообще разрешает ей баловаться и сам приносит завтрак на кровать, а не чинно и строго принимает пищу за столом, застегнутый на все пуговицы в своём тёмном кафтане. Никто не видел его таким, никто не смеялся вместе с ним, никто не лучился восторгом от мелких шалостей и не тянулся за поцелуями со вкусом молока и мёда. Женя чувствует себя особенной - наконец-то в хорошем смысле слова: не отверженной, не ненужной, не лишней в Малом дворце, а возвысившейся, полезной, даже, пожалуй, любимой. Однажды её любовь уже растоптали, но от Александра она не ждёт предательства, ему верит без сомнений, на него не примеряет свой старый опыт.
    [indent] - Не оставлю, мой король. Должен же ты хоть немного насладиться тем, что завоевал! - Насладиться - короной на его голове и всей прилагающейся к ней роскоши (о долге и ответственности Женя сейчас вспоминать отказывается), покорной ему Равкой, капризами, которые будут выполняться по одному его жесту, и процветанием, которое неизбежно наступит. Женя надеется только, что для этого не потребуется сотня лет и что она тоже успеет застать золотой век Равки и гриш, начало которого строит сейчас Александр: у него впереди ещё бесчисленное годы, десятилетия, века, и ему на все хватит времени, а она... а она ни о чем таком думать сейчас и вообще не хочет. - Я готова сделать все, что мой король захочет, любое его желание выполню, - она мурчит, отставляет на поднос пустую кружку и снова томно тянется к Александру, уже не надеясь, что им не помешают и что у замгрываний будет продолжение. - А сама... я не знаю, я получила уже все, о чем мечтала. Разве что ещё один поцелуй? - Она опять обвивает его руками и наклоняется к его губам - и, разумеется, как раз сейчас возвращаются слуги, да ещё вместе с Иваном, который недоверчиво на неё косит я, словно где-то под простыней она прячет оружие и в любой момент может напасть на Дарклинга.
    [indent] Она нетерпеливо ждёт, пока занесут и поставят у стены сундук с её вещами: в основном там бежевые платья, подходящие к её старому кафтану, и от них Женя планирует вскоре избавиться - так и быть, устраивать костёр не станет, лучше раздарит слугам. Зато на самом дне спрятан свёрток с чёрным кафтаном, который она даже примерить не осмелилась; впрочем, в талантах фабрикаторов сомневаться не стоит, наверняка с размером все хорошо. Этот свёрток она достаёт в первую очередь, ещё даже слуги не успели уйти, и ей приходится кутаться в простыню; Женя нетерпеливо его разворачивает и с трепетом проводит пальцами по темной ткани и по изящной красной вышивке.
    [indent] - Бедных фьерданцев ждёт ещё много неприятных сюрпризов, - без особого интереса откликается Женя, бросая на Александра взгляд через плечо и замечая огонек в его глазах. Она улыбается и кусает губы, позволяет наконец простыне упасть, раз они снова остаются вдвоём, и ищет в сундуке строчку и траурное платье - не надевать же под кафтан одно из бежевых! Одевается Женя быстро, стряхивает с рукавов невидимые пылинки, поправляет пояс и только потом поворачивается к Александру. - Что скажешь? - Ей ещё надо умыться и привести в порядок встрепанные волосы, и вид её далёк от идеального, но ей самой уже не терпится узнать, идет ли ей чёрный цвет больше красного.

    [nick]Genya Safina[/nick][status]not a doll[/status][icon]https://i.imgur.com/BIngGma.png[/icon]fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Женя Сафина, 19</a></div><div class=lztext>гриша, портниха<br> <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=6"> we</a> can rule the world</div>[/lz]

    +3

    30

    [indent] В том, что Женя готова сделать все, что он захочет, Дарклинг не сомневается. Она доверяет ему, верит ему, льнет к нему, хоть и прекрасно знает все, на что он способен. Страха в ней нет, она принимает все его грехи, ни один не внушает ей отвращения - она верна ему и только ему, она любит его, пускай это совсем не то, что он хотел от нее получить. Жаловаться ему, правда, не на что, и он не жалуется, только посмеивается и наслаждается ее вниманием и лаской, получает удовольствие от того, как она себя с ним ведет. Это необычно, немного забавно [и приятно, чего уж греха таить - он все еще остается человеком, ему все еще нравится и внимание, и ласка], но он незаметно для себя привыкает к этому очень легко. Девушку он почти не одергивает, особенно тогда, когда они остаются наедине и вольны вести себя так как пожелают. Скоро, правда, и слуги не будут заботить их - король в праве в свою постель пускать того, кого сам пожелает.
    [indent] Дарклинг почти уверен, что Женя через несколько дней будет требовать от него больше поцелуев и отстраняться не будет даже при виде слуг, которые станут для нее не более чем фоном. Сам он почти не обращает на них внимания, но радуется тому, что все, наконец, покидают его покои. Они с девушка снова остаются наедине, и на его лице опять играет улыбка. Она суетится со своими платьями [еще осталось слишком много светлого, но его на ней он не хочет видеть больше никогда; пускай в бежевом ходит прислуга и только], перебирает их, шурша тканью, и наконец накидывает на себя черное и сверху надевая кафтан. Дарклинг скользит по ее фигуре оценивающим взглядом, цепляется на ярко-красные нити вышивки и сам не замечает, как начинает улыбаться. То, что он видит, ему нравится - интересно, как отреагируют все остальные на то, что теперь Женя ходит в черном, что она будет и дальше ходить в черном и вряд ли на что-то променяет этот цвет. Она снова не такая как все, снова особенная, но в этот раз на нее вряд ли кто-то сможет смотреть свысока и с презрением.
    [indent] -Ты прекрасна, - говорит он совершенно искренне. Она прекрасна, она смотрит на него с восторгом и счастьем в глазах, улыбается, и он не может не любоваться ею. Женя, кажется, для того и была создана, иначе бы не стала такой красивой, такой привлекательной, такой... ее очарование ведь не только в бледной коже и больших глазах, знает он, она куда глубже и интереснее, но хорошо, пожалуй, что не все это видели и видят. И как же ему хочется увидеть лица королевской четы, когда перед ними предстанет такая Женя - уже не игрушка, уже не молчаливая служанка, уже совсем не та, которая не может дать отпор. Прекрасная метаморфоза, самая лучшая из всех, которые происходили на его памяти длинною в целых шесть сотен лет. -Мы не уточнили то, что ты готова сделать для своего царя, Женя, - вкрадчиво напоминает ей Дарклинг, подходя ближе и притягивая ее к себе за пояс. Ему начинает казаться, что на людях они появятся позже, чем он обещал Иван, оставившего их несколько минут назад.

    [nick]The Darkling[/nick][status]victorious[/status][icon]https://i.imgur.com/gJSuoXY.png[/icon][sign][fandom]<div class=fan2>grishaverse</div>
    [/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Александр Морозов, ~600</a></div><div class=lztext>гриш, король Равки; for every king should have a <a href="https://gemcross.rusff.me/profile.php?id=10">queen</a></div>[/lz]

    +3


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » set your heart on victory


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно