GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » bite me


    bite me

    Сообщений 1 страница 24 из 24

    1

    don't be shy
    "цитата/ost"
    https://i.imgur.com/EbUEuSs.png
    Орис Баратеон и Аргелла Дюррандон

    Он накидывает на ее плечи плащ и не думает о том, что будет потом.

    [nick]Orys Baratheon[/nick][status]tired and mean[/status][icon]https://i.imgur.com/u6lCheE.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Орис Баратеон, 26;</a></div><div class=lztext>просто бастард</div>[/lz]

    +1

    2

    [icon]https://i.imgur.com/gPJlA1k.png[/icon][status]what if the storm ends[/status][nick]Argella Durrandon[/nick][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Аргелла Дюррандон, 16;</a></div><div class=lztext>штормовая королева на один день</div>[/lz]

    Её люди предали свою королеву.

    Её собственные люди, те, кто верой и правдой служил её отцу, кто вместе с ней оплакивал его гибель, кто принёс ей клятвы верности! Аргелла не требует от них ничего, что не требовал бы её отец или любой штормовой король до него: служить ей, почитать её, жить ради неё и умереть вместе с ней.

    Чем же она хуже? Почему за надёжно запертыми воротами находятся вдруг предатели, которые среди ночи вытаскивают её из постели? Аргелла рычит и кусается [кто-то кричит от боли и трясёт прокушенной рукой], тянется к кинжалу, который хранит под подушкой, и успевает даже достать его из ножен, но кто-то бьёт её по ладони и больно сжимает запястье, выкручивает его и заставляет раздать пальцы. Она спросонья решает, что это переворот, и громко бранится, требует указать ей на того, кто хочет занять её трон, и называет предателями всех, кто её держит и тащит к воротам. Аргелла то вызывает к совести своих вассалов и слуг, то проклинает их и велит катиться в пекло, то манит их богатствами, которых у неё уже нет, то обещает убить каждого, кто сейчас её касается. За непрерывный поток криков ей в рот засовывают тряпку - она даже сквозь неё мычит и не перестаёт брыкаться. Она Штормовая королева, она дочь Аргилака Надменного, она потомок Дюррана Богоборца и морской богини, и она так просто не сдастся!

    Во дворе она не видит никого, кто объявил бы себя королём, никого отдельного, кто больше других заслужил бы её ненависть и презрение; все одинаково беспокойны и мрачны, все тихо совещаются и с сомнением смотрят на сверженную королеву. Аргелла вертит головой и возмущённо стонет, когда видит заготовленное белое знамя: так они не переворот устраивают, а сдаются, отдают её замок врагам, склоняют шеи перед драконами! Трусы, подлецы, ничтожества! Она пинает одного из своих пленителей по коленке, другого бьёт локтем в бок, но голые ноги в дождевой слякоти вязнут и скользят, и сбежать у Аргеллы не выходит: её ловят и держат ещё крепче, не давая даже лицо вытереть от грязи. Да и куда бежать, если собственный дом оборачивается против неё?

    О её участи принимают наконец решение: Аргелла задирает подбородок, отказываясь подставлять шею мечу, но у её бывших сторонников другие планы. Кто-то срывает с неё ночную сорочку, и Аргелла судорожно вздыхает, догадываюсь, что последует дальше. Неужели её повалят прямо здесь и лишат чести у всех на виду, посреди двора, в этой грязи?.. Она сжимает острые коленки, но никто не спешит разводить их в стороны; наоборот, их опутывают тяжёлыми цепями, обматывают следом и тело, и руки, и Аргелла в этих оковах едва ли может хоть шаг сделать, сгибаясь под их тяжестью сразу, как только её отпускают.

    Опутанную и скованную, её перекидывают через седло, и Аргелла видит дальше только грязь под копытами коня. Кончик длинной растрепанной косы свешивается и волочится по земле, поза неудобная, и вскоре Аргелла уже постанывает от каждого шага коня и от того, как край седла впивается в её живот. Она дрожит от холода, от страха, от унижения; и ослабевшие ноги подгибаются, когда её сгружают на землю. Она наконец оглядывается, обнаруживает вокруг военный лагерь, замечает знамёна с драконами, снова протестующе мычит через кляп и пытается обернуться к людям, которых недавно звала своими; но её подталкивают в спину, и после первого же шага она падает на колени.

    Хуже ситуации не придумаешь; Аргелла горит плечи, стараясь спрятать грудь, устраивает руки так, чтобы прикрыть треугольник волос между ног, давит дрожь и гневные слезы - и все же не отводит взгляд от стоящего перед ней темноволосого мужчины.

    +1

    3

    [indent] Когда Эйгон зачитывает предложение Аргилака Дюррандона, она скалится точь-в-точь как Вхагар, когда злится. И страшнее ее оскал становится только тогда, когда брат начинает писать уже свой ответ: кажется, она оскорблена даже больше, чем непременно оскорбится лорд Штормовых земель. Орис устало вздыхает, отмахивается от Рейнис, которая сжимает его запястье пальцами: к ненависти и презрению со стороны своей старшей сестры он привык уже давно, поэтому даже внимания не обращает на это. Ему хватает любви брата и Рейнис, а Висения может лаять сколько угодно. Он ни на что из того, что принадлежит ей не претендовал и не претендует, довольствуется твердой землей под своими ногами [небо хорошо иметь исключительно над головой и все], на драконов лишний раз и не смотрит. Он - не Таргариен, а нагулянный невесть от какой женщины бастард, которому отец дал никому неизвестную фамилию. Что ему делить с братьями и сестрами, зачем ему встревать в эти распри, когда он может просто быть с ними рядом, поддерживать и зваться если не кровью, то другом и союзником?
    [indent] Потому что он друг и союзник [а в будущем и королевская десница, обещает ему Эйгон], Орис отправляется разбираться с упрямым стариком Аргилаком. Он вздыхает и хмурится, поглядывая на летающую в небе на Мераксес Рейнис: ей он порой завидует, потому что она видит и слышит все, потому что легка на подъем и всегда весела. За что ее любит Эйгон он понимает прекрасно, потому что и сам любят ее, тонкую и сребристоволосую, просто совсем иначе. Для Ориса она любимая сестра, такая же драгоценная, как и их брат, и ему этой любви хватает с лихвой. Он ловит порой темный и завистливый взгляд Висении и невольно передергивается, потому что от нее он ждет беды. Может быть, он не прав, может быть нет, поэтому свои мысли держит при себе, просто надеясь на то, что легкомысленная Рейнис поскорее родит их брату сына, опередив Висению. Хватает им и без того в их походе проблем, пускай со смертью проклявшего его всеми известными людям богами, на одну проблему становится меньше.
    [indent] Орис не думает, что дочь Аргалика будет проблемой, и оказывается прав, пусть и выходит все совсем не так, как он мог бы себе предположить. Утром он просыпается рано, поэтому сам становится свидетелем процессии, которая покидает осажденный замок. Он молчит, щуря глаза и наблюдая за тем, как всадники приближаются к разбитому лагерю. Стрелки и солдаты смотрят на него, но он качает головой, не позволяя им что-либо делать. Ему интересно, что же теперь будет - он замечает обнаженную девушку у одного из ездоков и не знает, что и думать. Гадать долго ему, не обладающему большим запасом терпения [он может ждать, готов ждать, но раздражается он достаточно быстро], к счастью не приходится, и вот королеву-однодневку стаскивают с седла и толкают к нему так, что она падает на колени. Глупая девочка, думает Орис, но ужасно смелая, потому что смотрит на него полными гнева и обиды глазами. Красивая, пожалуй, и явно не заслуживающего того позора, которому подвергают ее те люди, что должны были защищать ее.
    [indent] -Какое занимательное представление, - коротко говорит Орис, сдергивая с себя плащ. Он не рассматривает девушку, не изучает ее тело взглядом [с этим справляются окружающие], а прячет его, кутая ее. Цепями можно будет заняться потом. - И что же вы, покоряетесь мне, отдавая свою госпожу? - Это смешно и грустно, а еще - противно настолько, что он жалеет о том, что Рейнис уже улетела. Пришлось бы предателям по душе жаркое пламя Мераксес? - Что же вы, свою жизнь купить хотите, или начнете мне говорить о том, то простой народ спасали? - В голосе его звучит насмешка, но взгляд остается тяжелым. Ему совсем не смешно, и он, находя взглядом одну из воительниц, которая отправилась с ним в этот поход, кивает ей. Пускай займется этой девчонкой, потому что не ему явно надо снимать с нее цепи, пускай найдет ей что одеть, а потом... потом уже Орис подумает, что ему нужно делать и с ней, и с притащившими ее людьми.

    [nick]Orys Baratheon[/nick][status]tired and mean[/status][icon]https://i.imgur.com/u6lCheE.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Орис Баратеон, 26;</a></div><div class=lztext>просто бастард</div>[/lz]

    +1

    4

    Аргелле злые и униженные слезы застилают глаза, и она яростно моргает, стараясь их стряхнуть с ресниц. Она не будет плакать перед этим человеком, перед бастардом, которого ей предложили в мужья и который убил в битве ее отца; она не издаст ни звука даже тогда, когда он к ней прикоснется, - вот тогда она благодарна будет за кляп, который ей чуть ли не в горло запихнули. Она не сомневается в грязных намерениях бастарда: что же еще он будет делать с такой пленницей, как не показывать всем власть над ней самым низким из всех возможных способов? Но будь она проклята, если ничем не сможет омрачить его торжество! Может, на многое ее сил не хватит, тем более пока она скована цепями, но так просто бастард ее не получит!

    Он над ней смеется, наслаждается тем, что Аргелла с кляпом в зубах ничего не может ответить. А она, несмотря на холод и дрожь, заливается гневным румянцем и придумывает сотню фраз, которыми могла бы ему ответить. Или нет, лучше бы она вцепилась зубами ему в горло, если бы только цепи не мешались! Она жжет бастарда взглядом насквозь, сгорает сама от ненависти и раздраженно дергает плечом, когда он накидывает на нее свой плащ. Ей не нужна его милость, не нужна эта показательная благодетель, не нужны подачки от человека, которому ее предали и продали. Даже если она дрожит от холода, даже если чувствует кожей каждый липкий взгляд, даже если ничего более унизительного представить не может - все равно ничего не нужно!

    Ответить у нее так и не получается: Аргеллу поднимают на ноги, а потом, убедившись, что она толком идти не может в этих цепях, один из воинов осторожно поднимает ее на руки, не дав раскрыться плащу, и несет в один из шатров. Аргелла дергается и извивается, но заканчивается все лишь тем, что воин ругается сквозь зубы и закидывает ее на плечо, держит крепко и не дает ни упасть, ни скинуть чужой плащ. Сгружает он ее на лавку в шатре и уходит, отряхивая грязь с кожаного дублета, а к Аргелле подходит высокая и крепкая женщина. С нее снимают сначала цепи, потом Аргелла уже сама вытаскивает изо рта тряпку и бросает в сторону; ей хватает ума сейчас не ругаться, и она даже благодарит величественным кивком женщину, когда та ставит перед ней ведро с чистой водой и протягивает сухие простыни. Аргелла, как может, умывается и обтирает грязь - помогать ей никто не собирается, а без служанок все занимает больше времени, чем она хотела бы. И она не особо старается, если уж честно, - не хватало еще прикладывать силы, чтобы бастарду сделать приятно и в его постели оказаться чистой, свежей и благоухающей.

    Хотя с благоуханием все равно ничего не выходит. Аргелла недоуменно смотрит на одежду, которую ей приносят, и морщит нос, неохотно натягивая штаны и закатывая длинные рукава слишком просторной для нее рубахи; чужие сапоги с нее тоже чуть не спадают, но лучше уж так, чем голой и в цепях. Она вздрагивает и начинает задавать вопросы, но воительница молчит и закатывает глаза, а потом выводит ее из палатки и подталкивает в спину. Аргелла скалит зубы, складывает руки на груди и изо всех сил изображает упрямый шаг, но в сапогах не по ноге это затруднительно.
    - Что, доволен тем, как взял Штормовой предел без боя? - раздраженно спрашивает она, стоит только снова очутиться под взглядом бастарда. Она королева, она первой начинает разговор, она в этих землях хозяйка, пусть они отвергают ее; и она ни на секунду не забывает, что за человек перед ней.

    [icon]https://i.imgur.com/gPJlA1k.png[/icon][status]what if the storm ends[/status][nick]Argella Durrandon[/nick][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Аргелла Дюррандон, 16;</a></div><div class=lztext>штормовая королева на один день</div>[/lz]

    +1

    5

    [indent] Клятвопреступников Орис ненавидит всей душой, поэтому бывших подданных Дюррандонов он заключает под стражу. Церемониться с ними он не считает нужным, все, что он хотел от них узнать, он уже знает, поэтому велит стеречь их. Пускай теперь дожидаются решения по поводу своей судьбы. Он бы казнил их, он и может их казнить, потому что Эйгон разрешил ему поступать так, как он сочтет нужным [брат доверяет ему, хлопает по плечу и улыбается, заглядывая ему в глаза; они похожи чертами лица, но никак не цветами], нисколько не сомневаясь в правильности его выбора. Орис смелый, надежный и ужасно верный, он всегда поступает по совести и чести, и потому никто и не думает, что он может предать. Он сам о подобном не думает, потому что любит если не всех своих родственников, то хотя бы двух, и ради них сделает все и больше, иначе бы его здесь не было. Эйгон ценит его преданность, от чего и дает столько свободы, сколько иным людям и не снилось.
    [indent] Аргеллу Орис дожидается в своем шатре, в котором слуги накрывают на стол. Он наблюдает за ними, но ничего не говорит, потому что все и так знают, что от них требуется. Он - не Висения или Рейнис и даже не Эйгон, ему угодить не так уж и сложно. Главное, чтобы стол был чистым, еда сытной и горячей и делалось все быстро и без лишних слов. Разве же это сложно? На него поднимает глаза девчоночка лет двенадцати, которая с матерью готовит еду и приносит обычно в его шатер. Он ловит ее взгляд [по-детски веселый и уже полный нетерпеливого ожидания], усмехается и манит к себе - она славная и приметная, поэтому для нее у него всегда находится монетка или две, которым и она, и ее мать рады. Жить нынче тяжело, Орис это и сам понимает, вот и не лютует, хотя и мог бы, хотя порой ему и хочется тоже сорвать на ком-то гнев. Он устал, поэтому вполне может позволить себе сделать это на своих узниках, что дурного будет от этого? Предательство нельзя прощать, во что-то иное верят только наивные глупцы.
    [indent] Штормовая королева появляется перед ним одетой в одежду явно с чужого плеча, но Орис на это внимания не обращает. Он встает на ноги, легко кланяется ей и указывает на место у невысокого стола, предлагая ей сесть.
    [indent] -Отнюдь, я надеялся, что до такого не дойдет, - признается он, наливая вина в кубки и кивая слугам, чтобы они ушли. Здесь он и сам справится, лишние люди ему не нужны. - Мне искренне жаль, что так вышло, леди Аргелла. Ваш отец храбро сражался и сделал все, чтобы отстоять свои земли и вас, - про проклятия, которыми он осыпал головы захватчиков, Орис молчит. Если бы старик согласился на брак, если бы был чуть менее жадным то ничего этого бы не было, но это не то, что нужно знать его дочери, которую сегодня и так достаточно унизили. - Ваш отец был достойным соперником, и мне неприятно видеть, что его люди посмели так поступить с его дочерью. Они будут наказаны так, как вы сочтете нужным, - она - та, кого оскорбили, кого высмеяли и привезли к нему таким унизительным образом. Неважно, будет ли она его невестой и женой, или это будет останется в прошлом, просто такое оскорбление не должно остаться безнаказанным.

    [nick]Orys Baratheon[/nick][status]tired and mean[/status][icon]https://i.imgur.com/u6lCheE.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Орис Баратеон, 26;</a></div><div class=lztext>просто бастард</div>[/lz]

    +1

    6

    [icon]https://i.imgur.com/gPJlA1k.png[/icon][status]what if the storm ends[/status][nick]Argella Durrandon[/nick][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Аргелла Дюррандон, 16;</a></div><div class=lztext>штормовая королева на один день</div>[/lz]

    Мало того, что вассалы предали её, так они вдобавок выбрали для этого самый низкий и подлый способ, обращаясь со своей королевой как с рабыней. Аргелла смотрит на бастарда - и снова вспоминает, как стояла перед ним на коленях в грязи, как он проявил к ней жалость, как он унизил её ещё больше, окутав своим плащом будто свадебным. На скулах у неё различаются красные пятна; отказавший её отцу Таргариен предлагал ведь ей в мужья этого Баратеона - а теперь он получает её не женой, а пленницей, и Аргелла слишком ярко представляет, какая судьба теперь её ждёт. Униженная, оскорбленная, завоеванная - от её жизни ничего не осталось, ей больше не на что надеяться, кроме как на милость победителя, но она скорее язык себе откусит, чем проявит хоть немного вежливости и смирения. До последнего своего вздоха Аргелла будет королевой, а он - всего лишь бастардом; и остатки своей растоптанной чести она так просто не отдаст, а ему придётся побороться, когда он захочет взять её силой.

    Бастард приглашает её за стол, и Аргелла изучает его с неожиданным интересом, замечая пару ножей и молча проходя на отведённое ей место. Оружием она владеет плохо, но нет же ничего хитрого в том, чтобы воткнуть нож примерно в сердце или хотя бы в шею над воротником дублета? Если только бастард потеряет бдительность, если сочтёт её слабой, безобидный, сдавшейся... Она не питает надежды потом сбежать и спастись, но хотя бы за своего отца Аргелла отомстит - и за себя тоже, потому что помнить тогда будут не её прогулку в цепях, не её обнаженную фигуру, а эту отчаянную храбрость. Она поднимает бокал с виной, но цедит едва ли пару капель и не собирается терять голову: бастард на это расчитывает? Думает, что после вина она будет более покорнлй и не вцепиться ему в горло, когда он решит воспользоваться ею?

    - Ваша милость, а не леди, - все же поправляет она его, не находя в себе сил терпеть такое оскорбление и изображать смирение. Она стала королевой после смерти своего отца - и перестанет ей быть лишь после своей смерти, и предательство нескольких трусов ничего не изменит. Даже если Штормовые земли следом за этими глупцами склонят головы перед драконами, даже если в её королевстве не найдётся ни одного храбреца, кроме неё самой, даже если остаток жизни ей суждено провести в клетке, это ничего не изменит, и Аргелла никогда не сдастся.

    - Вы убили моего отца - и теперь говорите о какой-то жалости? У бастардов, видимо, не только кровь грязная, но и язык, - скалится Аргелла, дотягиваясь до сыра и игнорируя воткнутый в окорок рядом нож. Что ж, дотянуться легко, и не похоже, чтобы вытащить его из мяса будет сложно; если бы только между ними не стоял стол! - Я могу выбрать наказание для своих людей? Неужели вы возвращает мне власть над моими землями? - наивно удивляется она, догадываясь, что у такого щедрого предложения найдутся условия, которые ей не придутся по нраву. Нет уж, даже ради столь желанной мести она ничего не уступит и ни на что не согласиться, но пусть бастард попытается, пусть посчитает её готовой к переговорам, пусть видит перед собой слабую, перепуганную девушку, образ которой Аргелла создаёт очень неумело и неловко.

    +1

    7

    [indent] То, как девушка поправляет его, Орис пропускает мимо ушей. Он пригласил ее сюда не для того, чтобы они ругались, не для того, чтобы оскорблять ее тем, что волей своего отца она потеряла все, что имела. Теперь она никто, пленница объединителя [или завоевателя, как любят называть его старшего брата], бесправная и униженная, но Орис не тот, кто будет ей об этом напоминать, не будет тем, кто будет обращаться к ней соответственно ее изменившемуся статусу, но и королевой величать не станет. Леди Дюррандон и все положенные ей почести - это то, что она будет получать здесь от всех, в том числе и от него. Она может сколько угодно поправлять его и одергивать, но это ничего не изменит, потому что Дюррандоны уже проиграли, когда ее отец так неосмотрительно бросил вызов силе, что несравнима с его. Даже собственные люди уже отвернулись от нее, выдали ему свою госпожу нагую и закованную в цепи так, словно она нищенка и воровка. На что же она еще может рассчитывать, на какую помощь, на какое чудо?
    [indent] Чудо, впрочем, лежит прямо перед ней. Орис с интересом смотрит на то, как девушка изучает стол, замечает, как ее взгляд задерживается на ноже, но ничего не говорит. Должно же ей хватить ума не пытаться убить его здесь?
    [indent] -Люди гибнут на войне, такова жизнь, - спокойно произносит Орис, пожимая плечами. - Я бастард, верно, но ваш отец погиб в честном поединке, вы в праве спросить что у моих солдат, что у его о том, как проходил бой. Его отвагу я не оценить не могу, как не могу я не оценить и вашу, - безумная, бездумная, но отвага, которой можно позавидовать. Вот уж взвилась бы Висения, если бы Эйгон в самом деле согласился на третью жену! Рейнис бы хохотала, девчонка пришлась бы ей по душе [да и девичьи ласки, пожалуй, тоже, если он достаточно хорошо знает свою сестру], она бы еще и подливала масло в огонь, наслаждаясь тем, как злится всадница Вхагара. Странные у них, все же, отношения, но Орис к ним уже привык настолько, что не обращает ровным счетом никакого внимания на пререкания двух женщин. Что ему до них, пусть Эйгон разбирается со своими женами, а у него и других дел хватает, которых с завоеванием его брата становится все больше и больше.
    [indent] -Я не знаю, какова будет воля моего брата, - тут он немного лукавит: вряд ли Эйгон согласится оставить эти земли за Дюррандонами после оказанного сопротивления. Быть может, ее лишат их, быть может выдадут за кого-то замуж. Орис хмыкает от этой мысли. Один раз его в мужья ей уже Эйгон предложил, предложит ли еще раз? Он тянется к ножу и режет окорок, предлагая самый сочный кусок Аргелле. - В любом случае, ваша честь пострадала совершенно незаслуженно, поэтому я считаю, что именно вам решать, как поступать с предателями, - условий он ставить никаких не будет, брату и сестрам тоже не даст. Одно дело земли, другое дело честь и достоинство их низвергнутой госпожи, которой не так уж и много лет. Лучше бы нашелся среди всех ее советников кто-то, кто отговорил бы ее от такой глупости и убедил сдаться, вместо того, чтобы согласиться со всем, во что она верит, а потом кинуть ее к его ногам. Это мерзко, и такое Орис точно не станет ни терпеть, ни прощать. Даже если она сама их помилует, то он их отпустить просто так вряд ли сможет.

    [nick]Orys Baratheon[/nick][status]tired and mean[/status][icon]https://i.imgur.com/u6lCheE.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Орис Баратеон, 26;</a></div><div class=lztext>просто бастард</div>[/lz]

    +1

    8

    К одной из высоких стен Штормового предела прислонилась небольшая септа, неподалеку от нее раскинулась богороща, но больше Старых богов и Новых чтили в землях Дюррандонов бога моря и богиню ветра, дочь которых вышла за Дюррана. И тысячи лет боги были к своим потомкам милостивы: обвивали стены их замка волнами почти как родительскими объятиями, посылали попутный ветер в паруса их кораблей, дарили им все морские плоды и соленым воздухом укрепляли их плоть и кости. Но от Аргеллы, последней в роду, все боги вдруг отворачиваются, лишают ее сначала отца, затем земель и чести, короны и свободы, швыряют ее в руки завоевателей и презренного бастарда. Видать, не властны они над твердой землей, а Таргариенов опекают их валирийские боги... или просто отец ее был глупцом и слабым воином, раз проиграл бой с этим ничтожеством и отдал в его руки свое королевство.

    Аргелла смиряться и молчать не умеет; пусть отец самовластной королевой до последнего видеть ее не хотел, но воспитывал все же так, чтобы она не только пряла и вышивала в своих покоях. Свой характер от бастарда она не прячет, а вот свои намерения надеется скрыть, демонстративно отворачиваясь, когда Баратеон наклоняется к столу, берется за нож и разрезает окорок. Ей не нужны от него подачки - ни этот ужин, ни разрешение определить участь людей, предавших ее, ни милость, которая в любой момент обернется жестокостью и болью. В чашу с вином она даже не заглядывает, хотя чутко чувствует запах специй и вздрагивает от осевшего даже на костях холода, вспоминает поездку в одних только цепях и боится, что никогда уже после нее не согреется. Но ей нужен трезвый и здравый рассудок, а не тот туман, которым бастард легко сможет воспользоваться, сделав все, что подобные ему обычно хотят от поверженных пленниц.

    - В честном поединке мой отец никогда бы не проиграл и не погиб, - отрезает она, вполоборота поворачиваясь к нему и награждая надменным взглядом. - И ни ему, ни мне не нужны от вас похвалы, можете не утруждать себя ложью, - от гнева Аргелла чуть ли не кипит: как смеет бастард касаться своим языком имени ее отца, как смеет хвалить того, кто пал от его руки, как смеет ее оценивать, будто она присланная ему на продажу кобыла? Она ярится все больше, терпение и смирения стремительно теряет и, забывшись, кидает взгляд на снова оставшийся в окороке нож. - Тебе есть дело до моей чести? Ты вообще знаешь, что это такое, бастард? - Она смеется, тянется снова за сыром, меняет незаметно позу так, чтобы легче было оттолкнуться и вскочить, и отвлекает его разговорами: - Тогда казни их, убей всех предателей, всех лордов Штормовых земель и всех слуг в моем замке, - весело предлагает она: если ее земли достанутся ему, пусть правит пепелищем, пусть ничего ему не останется, пусть люди разбегутся от страха перед его жестокостью. А впрочем, ничего ему не достанется и не останется, потому что Аргелла хватает наконец нож, отталкивается от стула, резко забирается коленками на стол и с вытянутой рукой поддается вперед, целясь ножом в шею бастарда.

    [icon]https://i.imgur.com/gPJlA1k.png[/icon][status]what if the storm ends[/status][nick]Argella Durrandon[/nick][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Аргелла Дюррандон, 16;</a></div><div class=lztext>штормовая королева на один день</div>[/lz]

    +1

    9

    [indent] Чем дольше Орис смотрит на Аргеллу, тем больше убеждается в том, что девушка слишком похожа на своего покойного отца. Какой же бледной и непримечательной должна была быть ее мать, чтобы произвести на свет дитя, взявшее все от и до от ее мужа? Такое, на самом деле, не так уж и сложно представить. Какая-нибудь простая и молчаливая девица из знати, что не смела рта при муже лишний раз открыть, уступившая ему везде, где можно, в том числе и в воспитании единственной дочери. Печальный образ, совсем не такой, с каким хотел бы жить он сам - Висения наслаждается страхом в чужих глазах, но сам он больше похож с Рейнис, которая предпочитает страху искреннюю приязнь.
    [indent] -Мне жаль вас разочаровывать, леди Аргелла, но он погиб не из-за какой-то уловки, которую я использовал, - просто Орис оказался моложе и крепче, просто злость Аргилака Надменного сыграла с ним злую шутку, придав не силы, а сделав его неосмотрительным. Старый король не ожидал от Ориса ни прыти, ни особых умений, старый король проиграл и погиб, оставив свою дочь беззащитной. На что же он, не имевший наследников мужского пола, надеялся? Кого хотел видеть у власти после себя? Ответов на это уже никто не получит, а Аргелла может теперь говорить все, что угодно - некому оспорить ее слова. Она считает себя королевой, считает себя правой, а его называет лжецом и трусом. Орис это все сносит настолько терпеливо, насколько только может, прощая ей такую неосмотрительную несдержанность из-за возраста и той ситуации, в которой она оказалась. Как можно не относиться к ней со снисхождением, когда весь ее мир перевернулся в одночасье?
    [indent] -Если на то ваша воля, то... - договорить Орис не успевает, потому что в этот момент благоразумие Аргеллы заканчивается. Она хватается за нож, а он, прежде чем сам успевает сообразить, стискивает пальцы у нее на запястье, больно выкручивая ей руку. Вскочить не составляет труда, как и прижать девушку к столу. Она слабее него, мельче, и злость ей не помогает также, как не помогла и ее отцу. Орис ведет пальцем по своей шее, немного удивленно отмечает, что видит кровь [все же, смогла оцарапать, это уже очень неплохо для нее], и крепче прижимает ее к столу. Нож выпадает из ее рук, его Орис отодвигает ногой, еще пару мгновений держит Аргеллу, а потом отпускает ее и отходит на шаг. - Это было глупо. Вы последняя из Дюррандонов, а ведете себя так, словно это не имеет никакого значения, - как есть дочь своего отца. Он качает головой, поднимает нож с пола и шикает на заглянувшую было в палатку стражу. Им здесь делать нечего, все у него в порядке. Маленькая девочка точно не будет той, кто сумеет его убить. - Сядьте и поешьте. У вас есть время до утра, чтобы подумать, кого вы на самом деле хотите отправить на казнь, в противном случае, я сочту, что вы в самом деле хотите убить всех жителей замка, предавших вас: будет объявлено, что такова ваша воля, - не его и не Эйгона, а именно ее. Быть может, Аргелла еще не поняла, но эта казнь от ее имени, будет и против нее играть, показывая всем, что их госпожа не так милостива, как можно было бы подумать. Все предатели, разумеется, заслуживают наказания, но разве это объяснить простым людям?

    [nick]Orys Baratheon[/nick][status]tired and mean[/status][icon]https://i.imgur.com/u6lCheE.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Орис Баратеон, 26;</a></div><div class=lztext>просто бастард</div>[/lz]

    +1

    10

    Ее отец не мог погибнуть в честном бою, не мог проиграть этому ублюдку, не мог, не мог! И как над ним посмеялся самоназванный завоеватель, послав против Штормового короля этого бастарда и свою сестру, не удосужившись даже выйти на бой, не оказав даже такой чести! В Аргелле словно шторм взвивается, дурманит ее голову, затмевает рассудок - Дюррандоны всегда славились вспыльчивым нравом и горячей кровью, не хуже их южных соседей, и последняя королева все дурные слова оправдывает, когда бросается через стол на бастарда и не беспокоится больше о своей жизни.

    Она не тратит время на рычание или визг, бережет дыхание и даже дотягивается ножом до его шеи; но крик срывается с ее губ, когда бастард перехватывает ее руку и выкручивает запястье так, что сжатые на рукоятке ножа пальцы невольно разжимаются. Он прижимает ее к столу - Аргелла брыкается, пинается и ругает его на чем свет стоит, припоминает прежде всего его происхождение и все черты характера, смотрит на него с гневом и ужасом, осознавая свою слабость и ожидая, что вот сейчас он воспользуется ее беспомощным положением и покажет все, что он думает о ее пресловутой чести. Сдаваться и смиряться она не собирается, клацает зубами, пытаясь его укусить, бьется и не успокаивается, пока он вдруг не выпускает ее и не отступает на шаг. Аргелла резко садится на столе, одергивает рубашку [будто после утреннего позора остается хоть какой-то смысл скрывать свое тело от чужих глаз] и прижимает к груди пострадавшую руку, кидает на бастарда взгляд, полный мрачного торжества: мало того, что все же ранила его, так еще и от приставаний отбилась - теперь он понял, как дорого обойдется ему трофей в виде сверженной королевы?

    - А что изменится, если я буду вести себя разумно? Мой отец оживет, и наши земли к нам вернутся? - огрызается она, потирая запястье. Кто он такой, чтобы читать ей нотации и упрекать ее в глупости? Бастард, ублюдок, сын, не получивший ни фамилию отца, ни его герб - хотя у этих валирийцев даже гербов своих нет, дикие люди, заморские варвары! Он трус, слабак, подлец, у него нет чести - и он ей что-то говорит о разуме и об угасшем навсегда роде? - И что? Все уже знают, что правлю замком не я, так что ты что угодно можешь делать от моего имени, но только последний дурак с конюшни не поймет, чья воля за этим стоит, - Аргелла пренебрежительно дергает плечом и стоит на своем: пусть умрут все, кто ее предал, пусть перед смертью осознают свои ошибки, пусть запомнят Аргеллу как мстительницу, восстановившую справедливость. И она уйдет следом за ними: на стоящие рядом с ней тарелки она смотрит с недобрым прищуром, а потом ближайшую легким жестом переворачивает на пол, наслаждается звоном и поднимает взгляд на бастарда, показывая, что ни крошки с его стола не съест и скорее уморит себя голодом, чем подчинится.

    [icon]https://i.imgur.com/gPJlA1k.png[/icon][status]what if the storm ends[/status][nick]Argella Durrandon[/nick][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Аргелла Дюррандон, 16;</a></div><div class=lztext>штормовая королева на один день</div>[/lz]

    +1

    11

    [indent] Кажется, Дюррандоны почти как дорнийцы - совсем не любят жизнь, хоть и воспевают ее. Орис смотрит на девушку и качает головой, хоть и признает, что ее поведение его несколько забавляет. Давно он не видел таких отчаянных и глупых девиц, готовых настолько бесстрашно броситься в самое пекло. Вот что с ней такой делать? Впрочем, пускай это будет заботой Эйгона [он же зачем-то назвался королем-завоевателем, так ему и разбираться с подобными случаями вроде этого], которому он привезет леди Аргеллу. Висения наверняка потребует казнить ее, предав жгучему драконьему пламени, но сам Орис будет против этого. Это лишняя жестокость, а им нужно объелинить эти земли, а не настраивать их жителей еще больше против себя. Устраивать войны каждое десятилетие будет слишком утомительно, и как же хорошо, что хотя бы они с Эйгоном это понимают и не стремятся весь мир утопить в крови тех, кто посмел быть несогласным с ними и их видением будущего.
    [indent] Леди Аргелла - дочь своего отца, и он видит в ней то же упрямство, что и в нем. Они оба совершенно не понимают, когда нужно отступить и склонить голову, признавая поражение. Если бы покойный король не вздумал требовать слишком много и отдавать слишком мало, то был бы жив, но, увы. Он решил, что может ставить Таргариенам условия и поплатился за этой жизнью, а дочь, судя по всему, умнее и прозорливее него не окажется. С другой стороны, она еще молода, быть может, пройдет совсем немного времени и она одумается?
    [indent] -Нет, но это сохранит жизнь вам и подарит будущее вашим землям, если, конечно, они вам важны, а не наличие или отсутствие короны на вашей голове, леди Аргелла, - подчеркнуто вежливо говорит Орис и тянется за тряпицей, оставленной на столе. Ее он прижимает к царапине на шее. Об этом он никому говорит не станет - Рейнис будет слишком долго хохотать, а Висения придет в ярость. Его она, конечно, не любит, но то, что кто-то посмел тронуть человека Таргариенов, их вассала и сторонника она вот так оставлять не захочет, он слишком хорошо ее знает, а позволяет ей бесчинствовать он не намерен хотя бы из-за того, что видеть ее довольство ему совсем не по душе. - Верно, ваш роди проиграл и это ни для кого не секрет, но вы войдете в историю или как та, кто заботилась о своих людей до последнего, или как та, что решила сжечь все просто от того, что ей не повезло. Не моя вина, что вас окружали те, кто так легко предал ваше доверие и не постеснялся расплатиться за свою жизнь и свое благополучие вашей честью, - Агрелла переворачивает тарелку, а он только усмехается и пожимает плечами. - Вы можете пойти в отведенный вам шатер, если у вас больше не аппетита. И не беспокойтесь за вашу честь - никто к вам и пальцем не прикоснется, - в том числе и он сам, потому что ему даже представлять не хочется, что девушка выкинет, если кто-то посмеет посягнуть на ее девичество. У него будет слишком уж высокая цена, и Орис не позавидует тому мужчине, которому ее отдать в жены решит Эйгон. Каковы шансы, что о своих планах связанных с ним самим старший брат уже не помнит?

    [nick]Orys Baratheon[/nick][status]tired and mean[/status][icon]https://i.imgur.com/u6lCheE.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Орис Баратеон, 26;</a></div><div class=lztext>просто бастард</div>[/lz]

    +1

    12

    Свою жизнь без короны и без земель Аргелла действительно не ценит. Лучше бы ее убили еще там, во дворе Штормового Предела, чем волокли в цепях к бастарду, чем бросали к его ногам как безропотную игрушку, чем унижали и оскорбляли. Лучше бы она никогда не увидела, как в ее дом войдет этот чужак - бастард, ублюдок, убийца ее отца. Ее ведь все еще доступен этот выход: ножа под рукой больше нет, причинить себе вред ей тоже никто не позволит - победителям нужен трофей, - но ей хватит силы воли и упрямства, чтобы заморить себя голодом до смерти. Какое же пятно ляжет тогда на бастарда, не сумевшего уберечь ценную пленницу? И как войдет в историю сама Аргелла, выбравшая смерть, но не бесчестие? Она улыбается и смахивает со стола еще одну тарелку - бастард, если захочет, может и с пола поесть, там ему самое место ведь.

    - Королева Аргелла, - упрямо поправляет она бастарда. Смерть отца дала ей не только слезы и горе, но еще титул - и никто не сможет его отнять теперь, и до самой своей смерти Аргелла будет зваться королевой, даже если корону с ее головы стянули, а следом лишили и одежды, и власти. - И какое же будущее подарит мне и моим землям смирение и благоразумие? Твой брат подложит меня под одного из своих людей или сам сделает мне бастардов, которых объявит потом лордами Штормовых земель? - горько смеется Аргелла и качает головой: нет, Дюррандоны умрут вместе с ней, останутся сверженными, но не побежденными, ни с кем не поделятся кровью морских богов и никому не подарят права на свои земли. Если только завоевателям хватит чести, чтобы не принуждать ее ни к чему силой; если только она сможет им противостоять в одиночестве; если она только успеет уйти из жизни до того, как кто-то покусится на остатки ее чести.

    - Мне нет дела до людей, предавших и продавших меня. Они выбрали своих новых хозяев и сняли с меня обязанность заботиться о них, - вздергивает подбородок Аргелла, стоя на своем: пусть все умрут, пусть Таргариенам достанется пустое пепелище, пусть от Штормовых земель ничего не останется. Пусть казнят всех; Аргелла отмахивается от мыслей про хохотушку Мэг с кухни, которая таскала для своей госпожи свежие пирожки; и про тайно влюбленного в принцессу конюшего Джона, и про подслеповатого, старого, медлительного мейстера Гарольда, которого гневная толпа лордов и домочадцев оттеснила в сторону и не дала вмешаться. Они тоже виноваты перед ней, все заслужили смерть - Аргелла не будет просить ни за кого. - Предлагаешь поверить обещаниям бастарда? Грязная кровь и грязный язык - твои слова ничего не стоят, - она усмехается и встает, все еще прижимая к себе ноющую руку. На поклоны ублюдку Аргелла не разменивается и напоследок опрокидывает кувшин с вином, надеясь хоть так немного досадить бастарду, прежде чем ее уводят в шатер и оставляют под присмотром той же воительницы, которая нашла ей одежду. Ужин ей потом приносят, но Аргелла демонстративно ложится на свою койку и отворачивается к стене шатра, игнорируя соблазнительные запахи.

    [icon]https://i.imgur.com/gPJlA1k.png[/icon][status]what if the storm ends[/status][nick]Argella Durrandon[/nick][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Аргелла Дюррандон, 16;</a></div><div class=lztext>штормовая королева на один день</div>[/lz]

    +1

    13

    [indent] Леди Аргелла - оказывается такой же упрямой и безумной как и ее отец, если не хуже. Она смотрит на Ориса с вызовом, не уставая поправлять каждого, кто зовет ее не королевой. Что с ней делать непонятно, поэтому он оставляет это своему старшему брату, а сам окружает девушку всей возможной заботой и уважением. Она все еще не стесняется в выражениях, ругая его на чем свет стоит, что он стоически игнорирует. К чему ему лишний споры и ссоры с ней? С женщинами он не сражается, не борется, особенно с теми, которые уже проиграли. Аргелла может говорить все, что угодно, кричать и проклинать весь мир [в том числе и тех, кого, все же, казнили; Орис, после недолгих раздумий, сам рассудил, казнив виновных и помиловав безвинных от имени их госпожи], но она уже ничего не сможет изменить. У нее нет соратников, нет никого, кто заступился бы за нее, кто поддержал бы ее, все бесполезно, все теперь решат за нее, а она ничего не сможет с этим поделать. Забавно, что они неожиданно оказываются в одинаковой ситуации, со связанными руками и ногами.
    [indent] Эйгон решает судьбу той, что зовет себя королевой, легко и просто: объявляет ее невестой Ориса. Возражения своего младшего брата он даже слушать не желает, отмахивается от них и велит готовиться к торжеству. Его самый верный вассал и правая рука ведь должен жениться так, чтобы об этом говорили, чтобы об этом все запомнили! Все попытки образумить Эйгона оказываются бессмысленными, потому что это еще и очень хороший брак. Они не отбирают у законной владелицы ее земли, но при этом получают их себе, ведь всем известно, что муж владеет всем, что принадлежит его супруге. Орис скрипит зубами, сам сообщает обо всем леди Аргелле, ничуть не удивляясь тому, что слышит в ответ, и ужасно удивляется, когда она не сбрасывает с себя плащ, который он накидывает на ее плечи. Он - не дракон, поэтому крылатых ящеров никто не вышивает, и он все ждет, что она что-то по этому поводу скажет. Интересно, кто же с ней говорил перед брачной церемонией? Скорее всего Рейнис или Висения, и он не может представить себе, что они могли бы сказать.
    [indent] На пиршестве произносят тосты, желают новобрачным счастья, шутят о плодовитости, о первой брачной ночи. Орис улыбается, принимая поздравления, пьет, как и положено, и настороженно поглядывает на сидящую рядом с ним девушку. Что она выкинет? Он очень хорошо помнит, как она накинулась на него, поэтому не верит в то, что она могла сдаться. Не могла, поэтому он пытливо смотрит на нее, когда его вталкивают в покои, отведенные им для консумации их брака. Проводы вышли сумбурными и шумными, о  них даже у него кругом идет голова.
    [indent] -Это был долгий день, - оставшись наедине с Аргеллой отмечает Орис. Он смотрит на девушку, подходит к кровати, на которую ее сгрузили, и накидывает на нее покрывало. - Я побуду здесь, пока гости немного не успокоятся, а потом пойду в те покои, в которых ночевал все это время, - здесь он ночевать не будет, да и в принципе на кровать не ляжет, что бы там девушка себе не придумала. Эйгон смеется и уверяет его, что все сложится, и Рейнис поддакивает ему, улыбаясь, а Висения надменно шипит о том, что он должен вести себя как мужчина и поставить девчонку на место. Орис не слушает никого из них и решает, что лучше всего будет вовсе ее не трогать. Лучше всего и безопаснее всего, если уж на то пошло, потому что он даже сейчас видит у нее в глазах такой дикий огонь, что можно подумать, будто бы это она драконьей крови, а не он. С другой стороны, чего еще ожидать от самопровозглашенной штормовой королевы?

    [nick]Orys Baratheon[/nick][status]tired and mean[/status][icon]https://i.imgur.com/u6lCheE.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Орис Баратеон, 26;</a></div><div class=lztext>просто бастард</div>[/lz]

    +1

    14

    [icon]https://i.imgur.com/gPJlA1k.png[/icon][status]what if the storm ends[/status][nick]Argella Durrandon[/nick][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Аргелла Дюррандон, 16;</a></div><div class=lztext>штормовая королева на один день</div>[/lz]

    Изменников вешают во дворе замка - отказавшаяся выходить из своих покоев Аргелла удовлетворенно наблюдает из окна и кривит губы, когда правосудие бастард вершит ее именем, словно оно имеет еще какую-то ценность. Со своей пленницей - или, скорее, трофеем - он обращается уважительно, но свергнутая королева предпочитает делать вид, что ее поселили не в прежних просторных и уютных покоях, а в тесной темнице. Она демонстративно отказывается от еды, но терпения хватает всего на два дня: потом ароматы оставленных в ее комнате блюд пересиливают ее упрямство, а Аргелла вгрызается в мясо, сыр и хлеб зубами, забывая про ножи (которые ей все равно никто не приносит). Она ест жадно и неумеренно, а на следующий день мучается болью в животе и отворачивается к стене, чтобы не видеть торжествующей улыбки приставленной к ней воительницы, ставшей теперь надзирательницей. Пусть радуется, пусть празднует победу - Аргелла еще найдет, как им всем отомстить.

    В воздухе клубится пыль от взмахов драконьих крыльев; у Аргеллы спина не гнется, когда ее выводят к самоназванному королю. Она даже голову не наклоняет в знак приветствия и почтения и только подбородок выше задирает, встречается взглядом с одной из его сестер-жен и ждет драконьего пламени в свою сторону. Но вместо этого Эйгон смеется, сводит все к шутке и любезно поздравляет Аргеллу с помолвкой. Бастард уже рассказал ей о королевском решении, но у Аргеллы от повтора словно все зубы разом начинают болеть, и она кривится и открывает уже рот, чтобы все свое негодование выплеснуть в лицо завоевателя, но жених загораживает ее плечом и уводит своего старшего брата.

    Готовиться к свадьбе Аргелла отказывается, выгоняет швей и выливает вино на принесенные ими ткани; собирается и все свои платья испортить, и еще что-нибудь столь же мелочное и противное придумать, но к ней заглядывает сладко улыбающаяся жена завоевателя и приторным тоном описывает, какой длинной и мучительной будет жизнь Аргеллы, если она сорвет свадьбу. У нее кровь бы в венах застыла от таких рассказов, не будь она из рода отважных Дюррандонов; Аргелла жарко посылает валирийку на все четыре стороны, вызывая у нее только смех, но потом все же притихает и раздумывает, что же она может сделать, чтобы не сгинуть в таргариеновских темницах, а умереть ярко, блистательно и не одной.

    Ей удается украсть и спрятать нож под матрасом на своей кровати; она позволяет бастарду накинуть на ее плечи плащ - с гербом ее же дома! - и цедит сквозь зубы клятвы, отсиживает кое-как пир, горя нетерпением, и на кровати даже не думает прикрыться. Пусть смотрит на нее, пусть отвлечется, пусть потеряет голову, как теряют ее все объятые страстью мужчины; а она скользнет ладонью под матрас - и в первую брачную ночь действительно прольется кровь. Очень много крови.

    - Что? - удивленно переспрашивает Аргелла, когда муж не набрасывается на нее, а набрасывает на нее одеяло. - Что за мужа не сосватали, раз он даже жену коснуться не может? Гнилая кровь бастарда лишила тебя мужской силы? - усмехается она, отбрасывая покрывало и садясь на кровати: что ей скрывать от мужчины, к которому ее притащили голую и в цепях?

    +1

    15

    [indent] О своем браке Орис не задумывался никогда, ему не до того всегда было. Да и что думать о таком бастарду? Да, ему дали фамилию, он не вырос безродным и бедным, но все равно дурная слава шла впереди него, все равно все знали, от чьего семени он рожден, кто постарался, чтобы он появился на белый свет. Сам он уже свыкся [а что ему делать, когда собственная старшая сестра одной из первых всегда попрекала его происхождением?] со всем, что о нем могут сказать, перестал обращать на это хоть какое-то внимание. Что с того, что он незаконнорожденный, что отец так до конца и не признал его? Семья у него так или иначе есть, он сам - верный вассал своего короля, который выделяет и возносит его. Благодарным Орис быть умеет, справедливым он был всегда.
    [indent] Увы, его молодая жена о нем совершенно иного мнения, в чем ее винить сложно. О том, как они будут жить, все это время Орис с ней не разговаривал, не видя в этом никакого смысла. Выбора у них нет, и за него, и за нее все было решено Эйгоном, а выслушивать все, что у Аргеллы есть ему сказать, у Ориса никакого желания не возникло. Для нее лучшее будущее это то, в котором она в скорости вдовеет и каким-то образом получает корону, а для него - то, в котором он жив и помогает брату. Все просто и несочетаемо [они не будут стараться, чтобы удовлетворить требования друг другу - сама мысль о смирении ей противна, а у него нет намерений хоронить себя раньше времени], потому и говорить не о чем и не за чем. Им нечего друг другу сказать, потому что его супруга слушать его явно не настроена, а он уверен, что чтобы она перестала искать в каждом его поступке подвох, нужно время. Лучше пустить все на самотек и просто постараться выжить, такое ему всегда удавалось лучше всего.
    [indent] -Не тебе ли лучше, если я лишен мужской силы? - Спрашивает Орис, приподнимая брови и глядя на Аргеллу без какого-либо стеснения. Она - его супруга [собственность, как беспечно заявила Рейнис и потом, будто бы напоминая ему, повторила Висения], видеть ее обнаженной не должно быть чем-то необычным, даже если делить с ней ложе он не собирается, во всяком случае, пока что. Она уже напала на него один раз, и что-то подсказывает ему, что эта выходка не будет единственной и так просто девушка не сдастся и со своей судьбой не смирится. Даже сидя на брачном ложе она голову держит гордо и на него смотрит с вызовом. Никак не пленница и не трофей, пускай себя она именно так и именует, чтобы лишний раз напомнить ему о том, что находится здесь с ним не по своей воле, что он никто иной как чудовище, которое отобрало у нее дом и корону, лишило всего, что должно было принадлежать ей по праву. То, что она так или иначе остается хозяйкой Штормового предела ее не устраивает и в счет она не берет.
    [indent] -Я не прикоснусь к тебе, я не насильник, ты можешь хвать меня кем пожелаешь, Аргелла, но никто не возьмет тебя силой. К тому же, я предполагаю, что ты и не позволишь мне себя коснуться, - не верит он ей, а жить хочет, потому что не сделал еще и половины того, что должен и хотел бы.

    [nick]Orys Baratheon[/nick][status]tired and mean[/status][icon]https://i.imgur.com/u6lCheE.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Орис Баратеон, 26;</a></div><div class=lztext>просто бастард</div>[/lz]

    +1

    16

    [nick]Argella Durrandon[/nick][status]what if the storm ends[/status][icon]https://i.imgur.com/gPJlA1k.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Аргелла Дюррандон, 16;</a></div><div class=lztext>штормовая королева на один день</div>[/lz]

    Бастард ловко и быстро рушит все ее планы, отказываясь разделить с ней ложе и даже не приближаясь к ней на расстояние удара. Ничто не мешает ей достать нож и броситься на него, но Аргелла еще помнит, чем закончилась прошлая попытка нападения. Ей нужен подходящий момент, когда он отвлечется и не будет так внимателен и осторожен; ей нужно, чтобы его зрение затуманилось и он не был готов к опасности; ей нужен он в постели, возбужденный и забывший все от страсти, но именно это он и отказывается ей дать. Аргелла красива и самоуверенна, точно знает, что ни один мужчина не упустил бы возможности овладеть ею, тем более когда она вся оказывается в его власти, когда он не просто может, а должен лишить ее невинности и закрепить этот несчастный брак; но бастард отказывается, оскорбляет ее совершенно равнодушными взглядами и заставляет усомниться в собственных чарах. Впрочем, Аргелла выбирает сомнения не в себе, а в нем, смотрит в ответ с презрительной жалостью и насквозь поддельным сочувствием и все еще не пытается прикрыться - в ее покоях, к счастью, достаточно тепло и натоплено, чтобы не бояться сквозняков и простуд.

    - Я твоя жена и собственность, разве я могу теперь тебе отказать? - ядовито улыбается она, вспоминая мельком услышанные разговоры Таргариенов - одну сестру и жену от другой она пока не отличает и не собирается этому учится. Они обе гордо стоят по бокам от брата и мужа, претендуют на то, чтобы править наравне с ним, и уничтожат любого, кто косо на них посмотрит, - себя они почему-то ничьей собственностью не называют. А ее, Аргеллу, низводят до предмета обстановки, доставшегося бастарду вместе с замком и не имеющего ни воли, ни слова, ни разума, хотя они - дочери лорда, пусть и драконьего, а Аргелла - от крови штормовых королей и королева в своем праве. Жена и собственность бастарда - как бы не так!

    - Что ж, если ты не способен осуществить этот брак, то можешь не ждать и идти в свои покои прямо сейчас. Я не собираюсь ради твоей гордости утром врать о том, как провела этот вечер, - Аргелла довольно усмехается, уже представляя, как утром будет плакаться всем служанкам и гостям подряд о том, что ее муж к ней не притронулся и еще признался в своей несостоятельности. Какая прекрасная слава после этого пойдет о новом лорде Штормового предела, какое уважение ему достанется после этого в его землях! Он станет посмешищем - возможно, это даже хуже смерти. Она смеется и заворачивается в одеяло, подгребает под себя подушку и устраивается для сна. - Хотя постой... я слышала, некоторые мужчины ценят только мужскую красоту. Ты из таких? Ничего страшного, в замке найдется пара конюхов, которые за звонкую монету согласятся согреть твою постель. К грязи и запаху навоза тебе ведь не привыкать, - она сладко зевает и складывает ладони под щекой, весело предчувствуя, что завтра будет прекрасный день. Для нее, конечно же; а вот ее мужу придется несладко - бастард, чужеземец и мужеложец, как он собирается править Штормовыми землями ?

    +1

    17

    [indent] Аргелла в самом деле дочь Дуррандонов. Он помнит легенду о том, как появился этот рад, и по бесноватости своей, девушка в самом деле является олицетворением бури и безумия. Штормовая королева становится леди, но ее это не устраивает. Ей нужна корона, в ее голову покойный король Аргилак все же, неправильно поступил, воспитав ее настолько самоуверенной. Неужели он собирался в самом деле сажать ее на престол? Он не слышал, чтобы ей подбирали жениха, не было речи и том, что он готовил кого-то себе на замену. Аргелла смела, но смела она до безрассудства и о землях своих и народе не думает. Дурные качества для королевы, неудивительно, что ее же люди и предали ее, предпочтя спокойствие огню и крови, которые обещали им Таргариены.
    [indent] Орис улыбается, глядя на девушку, которая даже сейчас находит возможным оскорблять его. Жена из нее будет презабавная, конечно, но как же жаль, что Эйгон не решил взять ее себе третьей - вот уж было бы забавное зрелище, вот уж сам Орис бы смеялся, наблюдая за тем, как эта девушка доводит Висению до белого каления. Убить бы третью супругу своего брата она бы не могла, как бы сильного того ни желала, и это было бы для нее страшным мучением. 
    [indent] -Ты закончила, Аргелла? - Спрашивает он с усмешкой и подходит к ней ближе. Пару мгновений он рассматривает ее, а потом резко тянет с кровати и скидывает на пол постельное белье, матрас и смеется, когда на пол падает нож, на который он тут же наступает ногой. Ничего другого, пожалуй, он от нее не ожидал. Он крутит нож в руках, потом режет себе предплечье, позволяя крови стечь на белоснежное белье. Вот теперь, если кто-то его увидит, то вопросов по поводу девичества Аргеллы не возникнет. Хотя, с нее, конечно, станется и белье кинуть в огонь, лишь бы иметь возможность и дальше настаивать на своем. Штормовая королева, как же. Орис смотрит на нее и резко отступает от кровати. - Ври, не ври, а все равно тебе не поверят, даже если ты простыни сожжешь. Что ж, приятной тебе ночи, я с радостью послушаю все то, что ты придумаешь за это время. Вряд ли ты сможешь посоперничать с моей старшей сестрой или с кем-то из старых лордов в оскорблениях, но я в самом деле ждут интересных историй, - Орис низко кланяется своей супруге и идет к двери. На сегодня все, настоящая первая брачная ночь у них будет потом, когда Аргерра хотя бы немного примирится со своим положением. Она молода, она все поймет, как только немного поумнеет.
    [indent] Если это, конечно, когда-нибудь произойдет.

    [nick]Orys Baratheon[/nick][status]tired and mean[/status][icon]https://i.imgur.com/u6lCheE.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Орис Баратеон, 26;</a></div><div class=lztext>просто бастард</div>[/lz]

    +1

    18

    Ее брак превращается в жестокую насмешку - мало того, что завоеватель впихивает ее в объятия бастарда, так он еще слаб и предпочитает женщинам мужчин. Интересно, знал ли об этом ее покойный отец, когда гневно отвергал предложение самозванного короля, или ему для праведного гнева было одного этого оскорбительного предположения, что Штормовой трон с Аргеллой разделит незаконнорожденный мальчишка? Он-то хотел ее выдать за самого завоевателя, не воспринимая всерьез его заигрывания с сестрами и веря, что Аргелла будет единственной законной женой; а ей просватали бастарда, у которого ничего нет, - ни герба, ни девиза, ни собственного плаща, ни доблести, ни силы; да его даже братом Таргариенов называют лишь шепотом, потому что одна из сестер не признает родства и отрицает его всеми силами, грозясь вырвать языки тем, кто порочит имена ее родителей! Вот же муж ей достался, вот же радость - поскорее бы уже дотянуться до него с ножом и стать на несколько минут вдовой, а в загробном мире похвастаться потом отцу, что его убийце она отомстила.

    Аргелла собирается засыпать с самыми сладкими грезами об окрашенном кровью будущем и уже закрывает глаза, но ее супруг не считает разговор оконченным. Она не смотрит на него, когда он подходит ближе, и разгневанно вскрикивает, когда он стягивает ее с кровати, а следом за ней летит и все постельное белье. Сидя на полу, Аргелла со всем возможным достоинством кутается в меха и бешено дышит, наблюдая за оказавшимся в руках бастарда кинжалом. Лучше бы он ее сейчас убил, а не оставлял на постели эти багряные капли, которые должны будут свидетельствовать о ее потерянном девичестве и об их свершенном браке! Нет уж, никто их не увидит - Аргелла к утру действительно сожжет простыни или утопит их в плещущемся за окном море, зальет их кровью так, чтобы эти несколько пятен даже не были заметны среди остальных... И конечно, кровь будет не ее. Или не только ее.

    - Поверят, если я опишу, как ты пытался меня взять, но не смог прийти в нужное состояние и убежал в слезах, испачкав простыни своей кровью. И любой мейстер подтвердит, что... Ты не посмеешь уйти, я тебя еще не отпустила! - рычит она, оскорбленная тем, как бастард ей насмешливо кланяется и разворачивается к двери, оставляя ее как какую-то постельную девку, а не королеву! Конечно, разумно было бы его отпустить, но где разум и где сейчас Аргелла? Она спешно выпутывается из мехов и молча бросается за ним, бьет его в спину и с визгом пинается, вымещая свою злость за все разом: за потерянную корону и убитого отца, за навязанный ей брак и унизительное положение, за все его насмешки и за издевательскую помощь, за разрушенные планы и отобранную возможность погибнуть так, как полагается опороченной королеве.

    [nick]Argella Durrandon[/nick][status]what if the storm ends[/status][icon]https://i.imgur.com/gPJlA1k.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Аргелла Дюррандон, 16;</a></div><div class=lztext>штормовая королева на один день</div>[/lz]

    +1

    19

    [indent] Ему в жены достается девица пылкая, смелая, но при этом - глупая настолько, что Орису становится даже немного печально. Аргелла в самом деле пошла в своего отца, и ей везет родиться не сыном, иначе бы она долго не прожила, умерла бы рядом со своим отцом. Она никак не смирится с тем, что бой был честным, и Орис уверен, что даже будь она тогда на поле брани и увидь своими глазами, как все прошло, кричала бы о несправедливости и звала бы его убийцей. Он убил многих, но себя таковым не считает. Убийцы крадутся в тенях по ночам, прячутся за парчевыми занавесами, используют яд, кинжалы и прочие уловки, в то время как сам Орис от подобного далек. Он воин, не больше и не меньше, хороший воин, не лишенный благородства, милосердия и разумности. В его понимании лучше было решить исход боя схваткой с Штормовым королем, чем обрекать сотни на смерть. Малая цена, малая кровь, это все равно лучше, даже если Висения и называет это трусостью и глупостью. Пусть так, ему главное, что Эйгон согласился с ним, а не со своей старшей супругой.
    [indent] Агрелла собиралась убить его, поступив так, как поступали некоторые особенно отчаянные и отважные невесты. Аргелла теперь собирается опозорить его, но Орис на это лишь смеется. Пусть вздорная девчонка делает все, что хочет - они пока не собираются покидать пределы ее родовых земель, которые перешли к нему решением ихт короля, а здесь, увы, поддержку она найти не сумеет. Будь ее отец и она сама любимцами народа, то ее бы не предали, не привели к нему так унизительно, как это было сделано. Что это как не демонстрация чувств подданных? Орис наказал виновных за непочтительное отношение к высокородной леди, заставил всех уяснить, что ни одна жизнь не стоит бесчестья, даже помиловал кого-то от имени своей молодой супруги, но это вряд ли может изменить к ней отношение. Он сам здесь чужой, завоеватель, а не законный правитель, но и сама девушка не та, к кому будут прислушиваться. Быть может, если она вырастет и научится думать головой, то что-то изменится, а быть может и нет, только время все покажет.
    [indent] Пока что Орис видит лишь слишком норовистую девицу. Висения сказала бы, что ее надо сломить так, как это делают с лошадьми, а потом объездить. Он же ничем подобным заниматься не желает, вести войну в своей опочивальне он не собирается. Аргеллу нужно приручить, она привыкнет к нему и тогда все изменится, но на это нужно время, которое у них, к счастью, в избытке. Орис прикрывает глаза, слыша ее гневный крик, и даже не удивляется, когда она вдруг накидывается на него. Удары сыплются на него, она вкладывает в них всю душу, не сдерживается, и это лучше, чем тихое кипение. Он ловит ее за руки в какой-то момент, огорошивает неожиданным поцелуем, просто потому, что в своем гневе Аргелла очень красива, и прижимает к кровати, не давая пошевелиться.
    [indent] -Осторожно, не поранься, - коротко одергивает он ее. -Я не твой подданный, чтобы ты отпускала меня, Аргелла, и твою власть над собой я приму только тогда, когда ты признаешь за мной все права, положенные твоему мужа. Спокойных тебе снов, - спокойно говорит он, отпуская девушку и быстрым шагом выходя из комнаты. Что ж, это не самое плохое завершение вечера.

    [nick]Orys Baratheon[/nick][status]tired and mean[/status][icon]https://i.imgur.com/u6lCheE.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Орис Баратеон, 26;</a></div><div class=lztext>просто бастард</div>[/lz]

    +1

    20

    Драки - не женское дело, и хотя Аргелла должна была во всем заменить своему отцу сына и занять однажды его трон, никто ее не учил правильным ударам. Она визжит и сыплет оплеухами, пинается и себе же отшибает пальцы, царапается и рискует ободрать ногти, но едва ли сможет так причинить хоть какой-то серьезный урон своему муженьку, который только голову в плечи втягивает и умудряется легко ее поймать и обездвижить. Аргелла все рычит и бьется, целится коленкой ему в пах - уж этот-то удар она знает! - и извивается, пытаясь двинуть ногой, но бастард держит ее крепко и еще осмеливается поцеловать, как будто имеет на это хоть какое-то право. Она так поражается, что даже не успевает его укусить за губу, - он уже отстраняется и снова над ней смеется, предполагая, что поранить она может в такой драке лишь себя, а не его.

    - Никогда не признаю, ты не мой муж! Ты бастард, ублюдок, ты никто! - кричит Аргелла ему вслед, вскакивая с кровати и бросаясь к двери, но за пределы покоев не выходя: не хватало еще по коридорам бегать без одежды, как... как... как тогда, когда ее вели к бастарду и бросили ему под ноги. Она хлопает дверью и кусает губы, дрожит от мрачных воспоминаний и спешно кутается в ночную сорочку, туго затягивает пояс халата и тяжело смотрит на разворошенные простыни с каплями крови на них. Как он мог, как он посмел!.. Аргелла рычит и сгребает все, рвет на полосы и запихивает по одной в растопленный камин, а потом с чистой совестью ложится спать на голом матрасе.

    Собравшиеся на свадьбу гости, к счастью, не задерживаются надолго, и уже на следующий день Аргелла хмуро провожает взглядом трех драконов, взмывших в небо. Без них в Штормовом пределе дышится немного легче, Аргелла чувствует себя свободнее и уже размышляет, как бы ей вернуть себе то, что принадлежало ей по праву. Прежде всего - проклятый бастард должен умереть и не разгуливать больше по замку так, будто он здесь хозяин; мужское оружие ей не помогает, но остается всегда женское. Из ее рук муж вряд ли примет хоть какую-то еду, но очаровать мальчишку-виночерпия и пообещать ему огромную награду за вовремя поднесенный кубок вина не так уж сложно, и Аргелла спешит привести план в исполнение, роется в склянках мейстера и за ужином, куда ее каждый вечер чуть ли не тащат стражники, с нетерпением ждет минуты, когда ее муж захрипит и схватится за горло. Она старается вести себя как обычно, яростно разрезает едва заточенным ножом мясо в своей тарелке, огрызается и язвит на каждую фразу бастарда, спорит со всем, что он говорит, и едва удерживается от того, чтобы хотя бы краем глаза следить за виночерпием, который должен подать отравленное вино в середине трапезы.

    [nick]Argella Durrandon[/nick][status]what if the storm ends[/status][icon]https://i.imgur.com/gPJlA1k.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Аргелла Дюррандон, 16;</a></div><div class=lztext>штормовая королева на один день</div>[/lz]

    +1

    21

    [indent] После свадьбы Орис разумеется не спешит довериться своей супруге. Она ненавидит его, проклинает и смотрит так зло, что будь он боязливее - давно бы сбежал из Штормового Предела. Вместо этого он только посмеивается, привыкший к тому, как обычно ведет себя Висения. Аргелла его вряд ли сможет удивить, поэтому Орис занимается своими делами, терпеливо ожидая, когда же его новоиспеченная жена перебесится и начнет думать головой. Если он хорошо знает таких женщин, как она, то с течением времени она остынет и переменится, а он пока будет заниматься ее землями, раз уж ему их вручили. Видя боги, ее отец мог бы больше внимания уделять своей вотчине, тогда, быть может, его дочь так охотно бы никто не предал. Об этом Орис, конечно же, не говорит вслух при Аргелле во время ужинов, на которые ее тащат чуть ли не силком, очень хорошо понимая, что этого она не поймет и не оценит, наверняка раскричится и начнет утверждать, что все совсем не так и ее род в этих землях любили всегда.
    [indent] На очередной ужин Аргелла приходит как всегда далеко не по своей воле. Орис улыбается ей, наблюдая за тем, как она садится за стол, и спокойно начинает трапезу. Дурным тоном бы было не дождаться своей супруги, а он воспитан неплохо, так что тут у Аргеннлы уж точно все ее упреки выдуманные. Он не слушает их почти [хотя какие-то и кажутся ему очень занимательными; он не встречал еще кого-то настолько же  свободного и ничем не  сдерживае добычно даже находит, что ответить, пускай он далеко и не самый остроумный и языкастый человек, но сегодня ему чудится другой тон в ее речах. Орис не может точно сказать, что же изменилось: Аргелла ведет себя в точности также, как и вчера, не делая ничего не ожиданнгого. Она держит спину прямо, все дерзит и язвит, сверкая красивыми светлыми глазами, но что-то а ней не так.  Что же? Он наклоняет голов набок, вглядываясь в ее лицо и никак уж не может найти ответа. Нужно подумать и понаблюдать за нею сейчас, чтобв все хоть чуть-чуть прояснилось.
    [indent] Виночерпий подливает в кубок вино, за что Орис блаоодарит его кивком.
    [indent] -Ты сегодня неожиданно довольна жизнью. Случилось нечто хорошее? - Интересуется он, сжимая пальцами бокал, но не торопясть пока пить.

    [nick]Orys Baratheon[/nick][status]tired and mean[/status][icon]https://i.imgur.com/u6lCheE.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Орис Баратеон, 26;</a></div><div class=lztext>просто бастард</div>[/lz]

    +1

    22

    [indent] В тишине своих покоев [ей хватает ума и гордости, чтобы не выглядывать за дверь и не узнавать, сколько стражи приставил к ней бастард] Аргелла строит смелые планы, каждому из Таргариенов придумывает мучительную смерть и упивается своей воображаемой местью. Если бы она только могла, то сама бы изуродовала порезами и ожогами прелестное личико Рейнис, спалившую часть войска Штормовых земель; если только могла, она бы вырвала язык у Висении и затолкала его ей в горло; если бы только могла, она бы проверила, насколько же Эйгон не чувствителен к огню. Но чаще всего ее мысли занимает Орис, в ее воображении прошедший уже через сотню мучительных смертей.
    [indent] Но ничего воплотить в жизнь Аргелла не может. Любая попытка добраться до узурпаторов, зовущих себя правителями всего Вестероса, станет самоубийством, причем, что обиднее всего, напрасным и бесполезным. Орис у нее на расстоянии вытянутой руки, но доказал уже, что он ее сильнее и быстрее. Перед ней на ужинах даже ножи безбоязненно оставляют - бастард над ней будто бы насмехается, испытывает ее терпение и ждет, когда же она вновь попытается его зарезать; но Аргелла оказывается умнее. Ориса она убьет, но иным способом, женским и подлым; ей за него не стыдно, только обидно немного, что бастард не пройдет через Пекло перед смертью и не порадует ее своими криками и мольбами. И вероятно, она умрет вскоре после него - от рук его воинов или по приговору самозванца, не так уж важно, Аргелла к этому готова. Только бы успеть бастарда вперед себя пропустить на тот свет...
    [indent] - По-твоему, у меня могут быть какие-то поводы для радости и довольства? - ядовито спрашивает Аргелла. Неужели бастард оказался не совсем болваном и что-то понял то ли по ней, то ли по мальчишке-виночерпию? - Я очень печальна на самом деле. Услышала, что у тебя дела не ладятся с Эстермонтами, и очень расстроилась, - сладко тянет она и жестом указывает мальчишке на свой бокал - пусть тоже наполнит его вином. Виночерпий медлит, но потом все же наливает ей того же вина, что и бастарду, и Аргелла благодарно улыбается. Ни к чему ей ждать, когда ее растерзает на части стража или когда на потеху толпе валирийцы приговорят ее к смерти.

    [nick]Argella Durrandon[/nick][status]what if the storm ends[/status][icon]https://i.imgur.com/gPJlA1k.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Аргелла Дюррандон, 16;</a></div><div class=lztext>штормовая королева на один день</div>[/lz]

    +1

    23

    [indent] Аргелла сегодня слишком радостная и довольная, ведет она себя так, словно ей в самом деле есть, что праздновать. Прежде Орис такой ее никогда не видел, пожалуй, он бы хотел, чтобы такой его супруга была куда чаще, но с каким-то понятным ему поводом. Она совсем не умеет играть, лицедейство - не ее конек, поэтому ликование скрыть не выходит никак. Какая же у него причина, интересно узнать? Орис вспоминает все, что происходило в последние дни, понимая, что не было ничего такого, что могло бы так обрадовать Аргеллу. Значит, случилось [или вот-вот случится, что тоже вероятно] что-то, о чем ему неизвестно. Что ж, сюрпризы своей дорогой супруги он уже научился встречать с неким опасением, так что не стоит терять бдительность.
    [indent] -Вот и мне интересно узнать, в чем ты черпаешь радость, - кивает Орис, постукивая пальцами по кубку. - Расстроилась, даже так? Хочешь поделиться со мной своим мнением или что-то мне посоветовать? - Такого долго разговора без оскорблений у них еще не было. Он не отказался бы, чтобы такое стало чем-то обыденным, но что-то не так, и он это хорошо чувствует.
    [indent] Виночерпий медлит, прежде чем наполнить кубок Аргеллы вином. Орис замечает это, щурит глаза, глядя на собственный и начинает вдруг смеяться, отставляя его в сторону. Что ж, надо было догадаться, что до яда тоже дело дойдет. Это, конечно, первое женское оружие, если верить словам его любимой сестрицы Рейнис, так что удивляться тут можно лишь тому, что девушка так долго к этому шла. С другой стороны, не сказать ведь, что она особенно прозорливая, да и сама, к тому же, предпочитает действовать куда более прямолинейно. Он качает головой и поднимается на ноги, обходя стол, чтобы забрать кубок из ее рук. Умирать у нее никаких причин нет, как-то грустно ведь искать смерть в таком юном возрасте.
    [indent] -И каким же ядом ты решила меня умертвить, дорогая жена? - Орис выливает все на пол, невольно жалея то, как переводит хорошее вино. В погребах есть еще, но он привык быть чуть более бережливым, поэтому такая растрата ему совсем не по душе. - Мальчишку не жалко? Казню ведь, - он опирается локтем на высокую спинку стула Аргеллы и даже не смотрит на выронившего кубок виночерпия. Бедолага падает на пол и слезно молит о пощаде, которой ему не видать.

    [nick]Orys Baratheon[/nick][status]tired and mean[/status][icon]https://i.imgur.com/u6lCheE.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Орис Баратеон, 26;</a></div><div class=lztext>просто бастард</div>[/lz]

    +1

    24

    [indent] Поводов для радости у Аргеллы ныне немного. Ее отец мертв, бастард пирует на его троне и владеет развалинами ее королевства, а сама она проходит через предательство, позор и унизительную свадьбу. Она не зовется больше ни принцессой, ни королевой, она слышит насмешку в каждом обращенном к ней "миледи", она хотела бы видеть на пиках на замковой стене головы всех стражников и всех слуг, и повод для радости остается у нее лишь один: возможность хоть краем глаза увидеть, как называющий себя ее мужем бастард испустит дух. Аргелла и сама в этот момент будет умирать, причем достаточно мучительно, если верить примечаниям мейстера к выбранному яду; но себя ей не жаль, и смерть она примет с радостью, если перед этим насладится агонией бастарда.
    [indent] - Конечно, я всегда готова поделиться с тобой советами, бастард. Казни всех. Проведи голой среди своих солдат чью-нибудь дочь. Убей ее отца. Тогда ты сразу же заслужишь любовь и уважение всего Штормового королевства, - улыбается она, весело покачивая своим кубком и жадно наблюдая за тем, как ее муженек тянется к своему. Вот же, еще чуть-чуть, еще немного - пары глотков хватит, чтобы забрать у него жизнь!
    [indent] Но бастард смеется вдруг и кубок от себя отставляет, а Аргелла кривит губы и откидывается на спинку стула, мрачно следя за его действиями. Она медлит, еще на что-то надеется, верит, что он не мог так легко догадаться о яде, - и потому не успевает поднести вино к губам и сделать спасительный глоток. Бастард кубок у нее забирает и выливает все вино, а Аргелла скрещивает руки на груди и мрачно смотрит перед собой, не оглядываясь даже на виночерпия, который оказывается еще слабее и трусливее, чем она думала.
    [indent] - Попробуй - и узнаешь, - огрызается она, не собираясь выдавать своих тайн. Виночерпий не знает почти ничего, хотя известные ему крохи сейчас выдает среди рыданий и мольб - в Пекло его, такому самая прямая дорога на плаху. - Почему же мне должно быть его жалко? Пара поцелуев - разве достаточная причина? - Аргелла резко откладывает в сторону тупой нож и поднимается на ноги, небрежно толкая опирающегося на ее стул бастарда. - Полагаю, ужин закончен? Где твои шавки, которые провожают меня до покоев? - Она демонстративно оглядывается и нетерпеливо взмахивает рукой: в собственном замке не может теперь пары шагов сделать и вынуждена ждать нерасторопных воинов, которых бастард к ней приставил.

    [nick]Argella Durrandon[/nick][status]what if the storm ends[/status][icon]https://i.imgur.com/gPJlA1k.png[/icon][fandom]<div class=fan2>a song of ice and fire</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Аргелла Дюррандон, 16;</a></div><div class=lztext>штормовая королева на один день</div>[/lz]

    0


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » bite me


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно