GEMcross

Объявление

Kaeya: — Нравится подарок? — Кэйа радостно заулыбался, не отпуская от себя Дилюка.

спасение утопа... утопцев
Shani & Geralt of Rivia

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » I know you scared of me


    I know you scared of me

    Сообщений 1 страница 30 из 198

    1

    You said that I'm too eccentric
    "ost"
    https://i.imgur.com/6VAyxNQ.png
    Райнхольд Мадальгрим и Матильда Эберхардт

    Cause you can be the beauty
    And I could be the monster
    I wanna make you quiet
    I wanna make you nervous
    I wanna set you free
    But I'm too fucking jealous

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/CdhHA9K.png[/icon][sign]And if you want to use me
    I could be your
    puppet     
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>чудовище не в овечьей шкуре</div>[/lz]

    Отредактировано Cregan Stark (2022-06-04 17:44:20)

    +1

    2

    ——————————   Глава первая   ——————————
    Дорога в баронство Вестфален.
    ◇      ◎      ◇      ◎      ◇      ◎      ◇      ◎      ◇

    [indent] Его окружают лицемеры, Райнхольд уже не может, так ему тошно от приторно-сладких слов, который льются из дворян неиссякаемым потоком. Все они ненавидят его и поддерживают партию княгини и второго княжича: Лизелотта стараниями своего отца, графа Кирхнера хорошо всех прибрала к своим рукам, обеспечив поддержку своему бесполезному сыну. О Хайнрихе лучше не думать, при мыслях о младшем брате настроение Райнхольда сразу же портится, а с тем, как ведут себя окружающие, ему и так хватает поводов беситься. Ему кажется, или все испытывают его терпение? Он откидывается назад на спинку кресла, размышляя о том, уж не постаралась ли княгиня, подослав к нему в этот раз не убийц, а пыточных дел мастеров, целью которых является довести его и тем самым доказать, какое же чудовище на самом деле первенец князя Штефана? Очень может быть, хотя у этой гадины на подобное бы вряд ли хватило ума.
    [indent] -Надоело, прочь, устал я, - цедит он, устало прикрывая глаза. Михаэль рядом с ним замирает, напряженно смотрит на своего господина. Райнхольд усмехается, не открывая глаз: барон Мелькхен в последнее время слишком пуглив. Неужели на него так действует то, что по указанию его княжича по каменному полу замка покатилось несколько голов? Неженка, посмотрите-ка на него, будто бы каждый из этих ублюдков не заслужил такой кончины. Что еще ему нужно делать с предателями короны? Того и гляди, продадут их с потрохами если не имперцам, то кому-то из этих стервятников, зовущихся их соседями. Райнхольд распахивает глаза и обводит взглядом семенящих прочь людей - скот, жаль только, что на заклание нельзя отправить. Кто здесь вообще полезный и толковый есть или все они сидят в своих землях и носа за их приделами не показывают? Кого только боятся, его, гальдоранское чудовище, или эту суку, которая зовется теперь женой его отца? Лучше бы боялись его, потому что он точно на части разорвет, если с ним не быть осторожным, уж Михаэль-то любому расскажет, что из себя представляет его княжич.
    [indent] Он поднимает на ноги, хрустит шее, трет, не задумываясь даже, старый шрам и кивает Михаэлю. Он хочет развеяться и узнать, с чего же сегодня не было видно барона Шумана, уж не приболел ли? Райнхольд хищно улыбается своему другу [помощнику, но с тем, как он терпит его и сколько времени продержался рядом с ним, то можно уже и так его назвать, пожалуй] и прищелкивает пальцами, поторапливая его. Это будет небольшая прогулка, еще четверых всадников хватит, тем более, что в своем окружении он держит таких же бешеных, как и он сам, так что цена каждого из его людей - трое обычных, если не четверо. Управлять армией - это одно, управлять таким отрядом - другое, и во всем он талантлив, что княгине Лизелотте словно кость поперек горла. Не может она радоваться чужим успехам, не может признать, что ее драгоценный Хайнрих ничтожество, которое не сможет удержать их княжество, если по какой-то шутке судьбы вдруг получит его.
    [indent] Михаэль отдает приказы быстро и четко, все собираются, оставляя все, что может выдать в них то, кто они, в стенах этого замка. Пускай лучше барон ничего не знает о предстоящем визите - вот ведь сюрприз будет, как он обрадуется! Райнхольд подгоняет коня, думает преодолеть весь путь за полдня, но вынужденно останавливается, когда замечает вдали суматоху. Дорога грязная, небезопасная, разбойников из этих лесов не получается выжить уже который год [всякий сброд бежит сюда, и Райнхольд подозревает, что княгиня и прикармливает их, не давай пасынку навести порядок в княжестве], поэтому никто в здравом уме не станет здесь ехать без достойного сопровождения. Или, почти никто, но хотя бы сам княжич о себе позаботиться в состоянии.
    [indent] -И что тут у нас? - Голос у Райнхольда некрасивый, хриплый и немного скрежещущий - не голос княжича, зато очень даже голос чудовища. Ухмылка уродует его лицу, растягивая губы в оскале, и он спрыгивает на землю, присвистывает, когда один из разбойников совсем неаккуратно бросает одну из девушек на землю. Странно, все-таки, карета графа едет по такой плохой дороге, да еще и без сопровождения, но вопросы он будет задавать потом. Пока что можно просто порадоваться возможности сорвать на ком-то злость и поразвлечься. Может быть, эти амбалы продержатся чуть дольше и хоть как-то его развлекут? Они-то не выглядят счастливыми от того, что их кто-то прервал.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/CdhHA9K.png[/icon][sign]And if you want to use me
    I could be your
    puppet     
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>чудовище не в овечьей шкуре</div>[/lz]

    Отредактировано Cregan Stark (2022-05-14 08:36:40)

    +1

    3

    [indent] Хильда прячет под кружевным рукавом синяки и царапины на запястье, но за обедом тянется за бокалом, и манжета сползает, открывая алые линии и фиолетовые пятна. Графиня тут же охает, подлетает к падчерице и причитает над ней, пока потупившая глаза Хильда не указывает на свою сводную сестру. Матильда чего-то такого ожидала, хотя до последнего надеялась, что беда ее минует; она ломает кусок хлеба и тоже опускает голову, пока мать называет ее чудовищем и отчитывает за нанесенную сестре обиду. Она уже не пытается оправдываться и объяснять, что пальцем не притронулась к Хильде - все равно мать поверит падчерице, а не родной дочери. Но как же ей хочется придушить Хильду, которая дрожащим голоском просит не наказывать сестрицу строго! Нашлась ведь святая, все-то ее милосердным характером теперь восхищаются и оды ей поют, превознося светлый нрав графской дочери! Матильда опускает голову еще ниже, когда мать в наказание грозит отослать ее к дяде и не пустить на пир в честь именин графа.
    [indent] И на следующий день ее действительно впихивают в карету и отправляют прочь, чтобы не мешалась под ногами и не обижала сестру, которая на празднике должна блистать; не хватало еще, чтобы вздорная и ревнивая сестрица разукрасила теперь царапинами ее нежное лицо или белые плечи. Матильда гордо молчит и не просит ни у кого прощения, только, проходя мимо, задевает плечом Хильду и наступает ей на ногу, будто запнувшись, - графиня от этого еще сильнее гневается, награждает родную дочь строгим взглядом и прижимает к себе бедную падчерицу, торжествующую победу. Что ж, лучше у дяди мерзнуть и скучать, чем любоваться на эту идиллию и бесконечно спрашивать себя, чем же она так не угодила родной матери, что та так предпочитает родной дочери приемную.
    [indent] В карете она дремлет под мерное бормотание служанки, сидящей напротив и вспоминающей все известные ей молитвы: дорога не из лучших, лес никогда не был спокойным, разбойников развелось много, да еще оборотни... Но Матильда уверена, что ее все же не отправили бы никуда без надежной охраны, поэтому не волнуется и спит, пока карета вдруг не ускоряется, а потом не останавливается резко, так что они с Анникой слетают на пол. Их обеих вытаскивают наружу - Анника тут же падает на колени и молит о милости, а Матильда одергивает сбившийся плащ и бесстрашно смотрит на разбойников. Им повезло, они захватили графскую дочь - приемную, но это сейчас неважно - и теперь могут потребовать у ее семьи выкуп, если пообещают вернуть ее живой и здоровой. Но над ее предложением смеются, с нее срывают плащ и скромное ожерелье, ищут на ней другие драгоценности - а затем резко толкают на землю и начинают задирать юбки. Матильда кричит и бьется, где-то рядом слышится голос Анники, которой мольбы тоже не помогли; и чей-то еще хриплый, неприятный голос, но перепуганная Матильда его уже не разбирает и только пытается отползти в сторону, когда разбойники на что-то отвлекаются.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/0wwJpW4.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET     
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга</div>[/lz]

    +1

    4

    [indent] Окровавленный отряд, возглавляемый старшим княжиче, наверняка произведет на достопочтенного барона Шумана неизгладимое впечатление. Старый дурак ведь может даже решить, что это по его душу пришли, и будет досадно, если он умрет от разрыва сердца прежде, чем Райнхольд успеет задать ему все интересующие его вопросы. Это будет ужасно обидно и досадно, потому что тогда ему придется думать, на ком еще выместить злость. Хотя... что если хватит этих разбойников, вздумавших бесчинствовать в лесах Гальдорана? Как же удачно они подвернулись ему под руку! Теперь можно и барону Шуману оставить его никчемную жизнь [только лютый страх вселить в его сердце, чтобы не думал даже о предательстве и смене сторон], если свою жажду крови Райнхольд утолит на этой дороге. А, впрочем, дворянину все равно может достаться, если он словом или делом внушит княжичу какие-то подозрения или же вовсе оскорбит его. Все ведь говорят о том, что у него нет ни капли терпения, так же?
    [indent] Первые же брызги крови падают на его искаженное оскалом лицо. Это будет весело, разбойники хотя бы не такие слабаки, как он подумал поначалу! Как же хорошо, что он решил развлечься сегодня такой поездкой! А ведь Райнхольд уже боялся, что этот день будет до зубного скрежета скучным. Больше всего он не любит скуку, ненавидит неподвижность, предпочитая всегда быть в движении [ему кажется, что еще при жизни его матери старый придворный лекарь говорил, что при отравлении не стоит лежать, но он может и путать] и быть чем-то занятым. Он взмахивает мечом, уворачивается от выпада и взмахивает плащом, ударяя испачканным краем подола по лицу противника. Его все обвиняют в том, что сражается от нечестно, а он лишь хохочет в ответ: что ему до честности и благородства, когда самая его главная цель - это выжить. Во что бы то ни стало, любой ценой, вопреки всему. Он получит корону своего отца, а потом избавится от мачехи, брата и всех тех, кто виновен в смерти первой княгини. Ничего не забыто, никто не забыт.
    [indent] Его брат во время упражнений с мечом танцует, движения его все плавные и красивые. Райхольд - не Хайнрих, в бою он не двигается плавно, не ускользает изящно. Он налетает как смерч, сметает все на своем пути, не останавливается ни на мгновение, и взгляд у него бешеный. Хороший мечник, страшный мечник, бесстрашный воин, безумец, безумец, безумец! Он рычит и смеется, он получает один удар и взамен его наносит три, отрубая руку, что посмела ранить его, и следом же снося голову ее обладателю. Неплохо, очень даже неплохо, он по такому соскучился.
    [indent] -Хорошо-то как! - Кода все заканчивается, кричит Райнхольд, пронзая соперника мечом [клинок легко проходит сквозь мягкую плоть; одно движение, и из вспоротого живота несчастного начинают выпадать внутренности], и хохочет, откидывая голову назад. Он взмок, темные волосы липнут ко лбу и вискам, и он убирает их, попутно размазывает чужую кровь по смугловатому лицу. Выродок, шепчутся многие, жаль, что еще в утробе матери не издох. - Да неужели все? Михаэль, кто там еще живой? Узнай, что к чему.
    [indent] -А с трупами что? - Спрашивает один из его рыцарей [какое смешное слово: на войне все убийцы и наемники, не больше, потому что там нет места ни на какие клятвы], и Райнхольд кивает на деревья. Что еще с такими делать? Развесить кишки на ветках, а головами украсить ближайшие мост, чтобы все видели, что бывает с такими как эти. - И карета...
    [indent] Карета! Точно ведь, не просто так же здесь разбойники появились. Райнхольд стряхивает капли крови со своего меча, вытирает его об одного из убитых и неторопливо подходит к одной из девушек. Живая, вроде бы даже невредимая, судя по наряду - не служанка и не нянька какая-то, платье у нее теперь грязное и изорванное, но видно же, что ткань не за пару медяков куплена. Он вонзает меч в землю, чуть опирается на него, наклоняясь к девушке и нависая над ней.
    [indent] -И с кем я имею честь знаться? - Спрашивает он почти любезно. Почти, потому что он тут же грубо поддевает испачканными кровью пальцами подбородок девушки, заставляя ее поднять голову. - У графа Нимбурга так плохи дела, что он посылает карету почти не защищенной? Или вы там совсем с ума посходили все, решив, что вас ничего никогда не коснется? - Ему в самом деле интересно насколько же велика человеческая глупость.
    [indent] И девчонка, пожалуй, тоже ему интересна - волосы как золото, так и хочется срезать прядь.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/CdhHA9K.png[/icon][sign]And if you want to use me
    I could be your
    puppet     
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>чудовище не в овечьей шкуре</div>[/lz]

    +1

    5

    [indent] Её оставляют вдруг, Матильда не чувствует больше на себе ни жадных ладоней, ни тяжести придавившего её к земле тела. Она судорожно оглядывается вокруг, но все тонет в страхе, в шуме, в звоне стали, в крови. Матильда переворачивается на живот, встаёт на четвереньки, скользит неловко ладонями по дорожной грязи и встаёт кое-как на ноги, надеясь сбежать скорее в лес, спрятаться где-нибудь и переждать эту бурю. Наперёд она не загадывает, не представляет пока, что будет делать дальше, когда окажется одна посреди леса. Это неважно; она сбежит подальше и потом обо все подумает, она опирается пока на ближайшее дерево, оглядывается через плечо, проверяет, что никто на нее не смотрит, и бросается вперёд - только для того, чтобы через несколько нервных шагов запнуться и снова свалиться. Матильде кажется, что кто-то хватает и держит её за щиколотку, но нет, она всего лишь зацепилась за корень дерева. Второй раз встать на ноги она не рискует и успевает только ещё немного отползти в сторону и упереться спиной в дерево, прежде чем про неё все же вспоминают.
    [indent] Один из разбойников подходит к ней ближе, и Матильда вжимается в шершавый ствол дерева, отворачивает лицо в сторону и закрывает глаза. Она не различает уже, один ли это из тех, кто напал на карету, или из тех, кто подоспел позже; но не сомневается в том, что человек перед ней - мерзавец и преступник. Его одежда испачкана кровью, на его мече ещё остаются багряные разводы, и её тошнит от этого запаха так, что Матильда тяжело сглатывает и сжимает покрепче зубы. Мысли панически мечутся в поисках выхода и спасения, но на что ей надеяться? Что из ниоткуда вдруг появятся стражники, посланные вслед её отчимом или отправленные ей навстречу дядей? Что разбойники впечатлятся её красотой и смилуются над ней? Смешно, и Матильда не ждёт уже ничего хорошего, и уповает только на свое положение и на то, что живой и невредимой она может оказаться для них ценнее: с собой у неё ведь ничего дорогого нет, и скромные украшения с неё уже сорвали; но граф Нимбурга совсем не беден и за свою падчерицу может выплатить награду. Врать и называть себя кем-то другим, пожалуй, не стоит - служанке снисхождения от разбойников точно не дождаться.
    [indent] - Я... - начинает отвечать Матильда, но прерывается, когда разбойник заставляет её повернуться и поднять на него взгляд. Она косит глаза в сторону, но натыкается на мёртвые тела, вдыхает судорожно воздух, но чувствует запах крови и грязи, и борется с собой, чтобы не потерять сознание или не зарыдать. - Я дочь графа Нимбурга. Если... если вы отпустите меня или отвезете домой, отец щедро заплатит, - тихо и хрипло продолжает она, решаясь все же на небольшую ложь и преувеличивая свое положение. Она не дочь графа, а лишь падчерица; но отчим все равно должен её жизнь выкупить, Матильда ведь часть его семьи. Да и кем его будут считать, если он этот долг не выполнит и бросит свою родню? От такого позора и бесчестия ему никогда не отчиститься, верное ведь?

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/0wwJpW4.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET     
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга</div>[/lz]

    +1

    6

    [indent] Волосы его матери были черные как вороново крыло, Райнхольду достался этот цвет. От покойной княгини ее единственный сын в самом деле получил слишком много, и этим, кажется, всегда невероятно раздражал своего отца. Покойная княгиня не была его возлюбленной, он не любил в ней ничего, и теперь он вынужден видеть это в своем первенце. Вот второй сын - другое дело, он похож на отца, а не на свою льняную мать. Она вся белая, эта женщина, словно ледышка, быть может, если бросить ее в огонь, то она расплавится? Эта мысль становится навязчивой, настолько она прекрасна. И мачеху, и ее сыночка было бы неплохо сжечь дотла или до луж, чтобы они больше не мозолили ему глаза [Райнхольд их ненавидит, потому что и они ненавидят его - кость поперек горла, угроза, от которой никак не выходит избавиться], но пока что он не может себе этого позволить. Рано, слишком рано, надо подождать, а время отомстить еще настанет: им не победить, Хайнриху не стать князем, потому что старший брат не позволит ему это сделать.
    [indent] Волосы его матери - лен, а волосы этой девушки чистое золото, они напоминают Райнхольду нити, которыми были украшены материнские платья. Она вскидывает подбородок, и он изучает ее побледневшее лицо, смотрит, как дрожат ее губы. Испуганная птичка, которая пытается сделать вид, что все в порядке. Он опускает глаза на ее нежные руки и усмехается, от чего его оскал становится еще более хищным. Девочка благородных кровей, ничего тяжелее иголки поди и не держала, да ее сейчас должно наизнанку вывернуть от того, что она перед собой видит. Ее от одного ее вида должно мутить, от смрада крови, от всей этой грязи, но она даже держаться пытается, делает вид, что ей не страшно. Райнхольду от этого становится смешно, вот уж действительно вышла увлекательная поездка! Он и злость сорвал, и развлечение себе нашел, двух зайцев разом убил.
    [indent] -Граф Нимбург не любит свою дочь, раз уж посылает ее в такой путь с таким сопровождением. И куда же держит путь прекрасная леди, может быть, она сама сможет расплатиться со мной, если я доставлю ее домой в целости и сохранности? - Он чувствует неодобрительный взгляд Михаэля [почему он держит при себе такого праведника?], но игнорирует его, вместо этого играясь с этой девицей. Какое же вознаграждение даст ему граф, интересно узнать? Он пытается вспомнить что-то о нем, но блеск волос леди Нимбург отвлекает его и не дает сосредоточиться. Райнхольд наконец не выдерживает и подцепляет пальцами одну прядь, невольно удивляясь тому, что она такая легкая.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/CdhHA9K.png[/icon][sign]And if you want to use me
    I could be your
    puppet     
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>чудовище не в овечьей шкуре</div>[/lz]

    +1

    7

    [indent] Граф Нимбурга очень любит свою дочь. Хильду любят все, даже для мачехи она - свет в окошке, главная радость, маленькое солнышко. И она же - бедная крошка, которую постоянно обижает сводная сестра, оставляет на её нежной коже синяки, срывает с тонкой шеи дорогие ожерелья, не даёт ей жить спокойно. И она же - дрянь, ревнивая мерзавка, которая врет с дрожащими на ресницах слезах и оттесняет Матильду в сторону, чтобы никто на неё дважды не взглянул даже. У Хильды все получается, ей все верят - она же нежная, слабая, она же дочь графа, зачем ей обманывать и лгать? Это Матильда в доме отчима всего лишь приживалка, отвергнутая семьёй покойного отца, которой не нужен был ещё один голодный рот и ещё одна девчонка на выданье; это Матильде по всем канонам положено завидовать и ревновать - и видит Творец, она не ангел, эта участь её не миновала, но никогда она никому не желала зла и не поднимала руку на сводную сестру, хотя хотела бы порой вырвать её поганый язык.
    [indent] Граф Нимбурга очень любит свою дочь, но к разбойникам попадает его падчерица. Матильда не хочет даже думать, почему об охране её кареты не позаботились должным образом; не желали ей смерти, нет, просто отвлеклись на грядущие пиры и забыли, отмахнулись и понадеялись на милость Творца. А ей не повезло, ей теперь не стереть из-под закрытых век картины нападения и резни; они теперь будут преследовать её весь остаток жизни - вероятно, очень короткий, если красноречие подведёт, если она не убедит разбойников пощадить её, если не сманит их выкупом... или если не найдёт, как откупиться самой. Матильда вздрагивает от предложения разбойника, смотрит на него круглыми от ужаса глазами, косится на всхлипывающую в стороне Аннику, до которой, кажется, уже успели добраться. Что же с ними сделают эти люди? И люди ли они вообще? В этом же лесу, говорят, водятся оборотни...
    [indent] - Это... это ошибка, у нас должно было быть сопровождение... - хрипло шепчет Матильда, оглядываясь на дорогу и стараясь изобразить надежду: мол, стражники просто отстали и вот-вот покажутся из-за поворота, её спасут, а разбойников прогонят или убьют. - Я еду к дяде в гости, он... он ждёт меня и вышлет отряд солдат, если я не приеду вскоре. Прошу вас, я никому не скажу, что здесь случилось... - лепечет Мод, готовая выдумать что угодно, лишь бы её отпустили живой и невредимой. Но надежды гаснут, и когда разбойник касается её волос, она дёргается, отворачивается, жмурится до боли и тяжело дышит, сдерживая омерзение и тошноту. Он пропах кровью насквозь, он пачкает своей грязью и её тоже - и это всего лишь пара прикосновений, а если он продолжит, если не отпустит её?.. - Мне нечем с вами расплатиться, у меня ничего нет, но отец вам заплатит, если только вы... - если только её не тронут, если не обидят, если не лишат чести. Красноречие её подводят, от страшных картин Матильда запинается и продолжить уже не может, легко представляя себе все самое ужасное, что могут сделать разбойники с попавшей в их руки девушкой.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/0wwJpW4.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET     
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга</div>[/lz]

    +1

    8

    [indent] У разбойников сегодня мог бы быть замечательный улов - графская дочка собственной персоной! Выручить за нее в самом деле можно было бы много. Как жаль, что ничего не вышло и все теперь мертвы. Им не повезло, удача очень переменчива и, стоило ей только улыбнуться, как она тут же опустила уголки губ вниз. Все мертвы, а кто каким-то чудом еще дышит, свою жизнь не сохранит, потому что Райнхольд не верит в прощение и вторые шансы. Подонки не меняются, подонков надо казнить без суда и следствия, что он и делает, попутно спасая этих несчастных. Вот уж кому сегодня точно крупно повезло! Но как же это странно, что дочь графа ехала без толкового сопровождения по такой дороге, уж не хитроумный ли это план? Уж не чьи-то ли козни?
    [indent] Нет, конечно нет, глупости, о чем он вообще думает?
    [indent] -После таких ошибок деревенские начинают говорить о призраках, что бродят на дорогах. Глупая ошибка, не знал, что ваш отец - круглый идиот, - кем еще надо быть, чтобы отправить любимую дочь в дорогу вот так? Сдается ему, что дочка-то не очень уж и любимая? Он щурит темные глаза, рассматривает ее, крепче сжимает золотую прядь, неожиданно для себя находя что-то общее между собой и этой несчастной девицей, увидевшей разом всю грязь этого мира. Его собственный отец тоже ведь не заботился о его безопасности так, как следует, но одно дело он, звереныш и чудовище с самого первого своего вдоха, а другое такая барышня. Интересно, очень интересно. Что представляет из себя граф Нимбург, чем дышит, что любит? Ему теперь нужно узнать об этом мужчине и об этом семействе все: их секреты и тайны, из помыслы и планы, и, самое лавное, все их грехи до последнего.
    [indent] Леди Нимбург то пытается подкупить его, суля щедрое вознаграждение, то пытается угрожать его отрядом своего дяди [неужто забыла, с какой легкостью он расправился с разбойниками?], и он видит, что она очень хочет жить. Любой зверь хочет жить, она тоже ведь зверь? Ласка, называет он ее про себя, самая настоящая ласка с драгоценной светлой шубкой, что так хорошо будет смотреться у него на воротнике.
    [indent] -Золото. Я хочу золото, - наконец решает Райнхольд. Он молниеносно извлекает из ножен кинжал и срезает прядь волос девушки. Это его каприз, сиюминутная прихоть, и он неожиданно ловко и аккуратно сворачивает свою плату и прячет ее за пазухой. - Хватит скулить. Прекрасной леди лучше поскорее подняться на ноги. Мы довезем вас до дяди, скажите только, куда держать путь. Михаэль, посмотри, что там со второй девчонкой и что с каретой. Густав, Ференц - тела на вас, пожитки тоже, - и, не дожидаясь того, чтобы девушка взяла себя в руки, он тянет ее к себе, заставляя подняться на ноги, а потом и на руки подхватывает. Ему забавно, все, происходящее здесь неожиданно сильно веселит его, особенно эта дрожащая от страха девчонка, которая еще пару мгновений назад пыталась держаться. Неужели все, сломалась и больше на него даже глаз не поднимет? Райнхольд улыбается, предчувствуя весьма увлекательную поездку с девушкой, которую он сажает на коня впереди себя.
    [indent] -Ну же, приободрись, - он по-хозяйски обвивает ее рукой за талию, придерживая и прижимая к себе, и пришпоривает коня, резво срывающегося с места. Буран - хороший жеребец, такой же безумный, как и его хозяин.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/CdhHA9K.png[/icon][sign]And if you want to use me
    I could be your
    puppet     
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>чудовище не в овечьей шкуре</div>[/lz]

    +1

    9

    [indent] Забавно, матушка тоже звала ее отца круглым идиотом в те редкие моменты, когда вспоминала все же о первом муже. Кто еще мог свалиться с лошади на самой обычной охоте и сломать себе шею? Иоганн Эберхардт, наследник барона Шульца, не был тогда ни пьян, ни болен, и простая неосторожность свела его в могилу, а его вдову и малолетнюю дочь оставила ни с чем - графиня Нимбурга до сих пор злится, хотя ей удалось выстроить потом свою жизнь даже лучше, чем могла бы она то сделать в первом браке. Матильда рассмеялась бы над тем, как разбойник вторит словам ее матери, но ей сейчас не до смеха совсем, потому что ее жизнь висит на волоске - и снова все из-за глупой ошибки, из-за недоразумения, которое может стоить ей всего. Будет ли матушка о ней рыдать или тоже назовет круглой идиоткой и скажет, что она пошла во всем в отца?
    [indent] Нет, даже думать о таком не стоит, все как-нибудь обойдется, а матушка ее все же любит. Конечно, она горевала бы, потеряв единственного родного ребенка; но никого она не потеряет, потому что Матильда найдет способ выпутаться из этой беды. Хоть какой-нибудь, хоть что-нибудь; мысли хаотично мечутся, и пока что ничего из ее слов на разбойника не действует. Он не пугается стражи и не задумывается об обещанной награде, все также нависает над ней и не дает дышать из-за зловония пролитой крови. Еще немного - и ее точно стошнит, и вряд ли это обрадует разбойника...
    [indent] Она испуганно оборачивается к нему, когда слышит шорох и слабый звон стали, и тут же отшатывается, видя кинжал в его руках. Но все обходится лишь срезанным локоном, хотя Матильде даже этого хватает, чтобы от испуга перестать дышать и едва не лишится чувств. Она не понимает эту игру, не видит никакого смысла в действиях разбойника - разве что прядь волос он собирается послать графу и графине, требуя выкуп за их дочь; но он тут же себе противоречит, поднимая ее на ноги и обещая довезти, куда она укажет. Матильду шатает, она всхлипывает и ничему не верит, слабо пытается вывернуться из рук разбойника и затихает, лишь когда он усаживает ее на коня. Матильда оглядывается на Аннику и на карету, но через секунду конь срывается с места, и все пропадает из виду.
    [indent] - Мой дядя... - она колеблется и запинается, желая развернуть разбойника в обратную сторону и указать ему на дом; но очевидно же, в какую сторону направлялась карета, и если он знает, где живет граф Нимбурга, то ей стоит еще больше бояться за себя. - ...Хартмут Гроссер, барон Вестфалена. Это... я не знаю точно, но должно быть уже недалеко, - Матильда оглядывается, словно среди деревьев может заметить какие-то ориентиры и понять, где точно находится, но ничего толком не получается, и ей остается только положиться на разбойника. - Кто вы? Почему вы помогаете мне? Что хотите получить? - наконец выпаливает она на одном дыхании, цепляясь пальцами за гриву коня и стараясь сдвинуться чуть вперед, чтобы не прижиматься так тесно к разбойнику. Но теперь Матильда хотя бы не чувствует тошнотворный запах крови: ветер сбивает его, оставляет шлейфом позади, а она может дышать спокойно.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/0wwJpW4.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET     
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга</div>[/lz]

    +1

    10

    ——————————   Ненавижу весь мир вокруг   ——————————
    все хотят меня столкнуть.
    ◇      ◎      ◇      ◎      ◇      ◎      ◇      ◎      ◇

    [indent] Райнхольд чувствует страх - девушка боится его.
    [indent] Райнхольд чувствует омерзение - ей противно рядом с ним находиться.
    [indent] Райнхольд чувствует ненависть - больше всего она хочет поскорее избавиться от его компании.
    [indent] Все это то, к чему он привык. Как еще можно относиться у Чудовищу Элкских Мятежей? Беспощадный убийца и мясник, ненавистной княжеское дитя. Райнхольду порой даже интересно, сколько из того, что о нем говорят, действительно придумано людьми, что видели его в бою или пережили его суд, а что же придумывает его дорогая мачеха, чтобы ее выблядыш смотрелся особенно выигрышно. Когда-нибудь он у нее это все спросит, заставит перечислить все от и до, а потом он вырвет ее поганый язык и ей же скормит сырым. Ему все равно, что о нем говорят, он, в отличие от Хайнриха, печется об этом проклятом княжестве [хотя с тем, как оно прогнило, его легче было бы сжечь до основания и начать строить что-то новое на пепелище], защищает его границы, подавляет мятежи, гоняет разбойников и нищету, что тянется к ним из Виндерта, где все всегда плохо, но как же раздражает то, что как минимум половина неправда. Может, уже в жизнь все претворить, чтобы ни у кого сомнения не было что он в самом деле именно такой, каким его рисуют? Пусть боятся, пусть ненавидят - так даже лучше, потому что когда он станет князем, никто и не подумает его ослушаться.
    [indent] Райнхольд привык не обращать внимания или веселиться, видя испуг и злость в чужих глазах, он веселится и сейчас, чувствуя, что девушка, сидящая перед ним на коне, испытывает к нему отнюдь не приязнь и не благодарность, и вместе с тем это все как-то иначе. Почему-то она ему интересна, почему-то у него нет острого желания свернуть ей шею, почему-то ему хочется с ней поиграть подольше. Видимо, он ужасно падок на золото, кто бы мог подумать?
    [indent] -Барон Вестфалена? Тот, который носу не показывает за пределами своих земель? - Переспрашивает Райнхольд и смеется, в это мгновение чем-то походя на ворона. - Ох, леди, это же какую стражу он пришлет за тобой, поведай? Таких же затворников, как и он сам?.. Не ерзай, а то тебе не понравится итог, - одергивает он, замечая, что девушка пытается от не отстраниться. Если она свалится на полном ходу, ничего хорошего не случится с ее премилым личиком, а ему этого не надо. - Да, до баронства в самом деле рукой подать. Михаэль, в Вестфален! - Райнхольд не оборачивается, когда громогласно объявляет, куда они держат путь, и даже не осаждает мчащегося вперед коня. К чему, когда его и так прекрасно услышат и поймут?
    [indent] Все знаю его, а кто не знает - угадывает то, кто он, но леди Нимбург оказывается то ли слишком растеряна, то ли совсем не осведомлена ни о чем. Такая наивность кажется Райнхольду забавной и даже в чем-то милой. Каким сделается ее лицо, когда она поймет, что он не [только] разбойник, а старший княжеский сын?
    [indent] -Я? Леди ведь уже решила, что я разбойник. Зачем помог? Так, может мне те, кто напал на вашу карету, не нравились, кто знает? А плату с тебя я уже получил, - на мгновение Райнхольд зарывается лицом в ее волосы, вдыхает их аромат, и следом же шепчет девушке пригнуться - впереди ветки.

    ◇      ◎      ◇      ◎      ◇      ◎      ◇      ◎      ◇
    ——————————   я    о д и н   н а в с е г д а   з а с н у,    я    т а к    б ы с т р о    у с т а ю   ——————————
    помоги мне дышать, прошу.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/CdhHA9K.png[/icon][sign]And if you want to use me
    I could be your
    puppet     
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>чудовище не в овечьей шкуре</div>[/lz]

    +1

    11

    [indent] У разбойника хриплый голос, и он теперь каркает ей прямо на ухо. У него весь плащ перепачкан кровью, и Матильду мутит, когда она наклоняется вперед, бросает взгляд вниз и замечает, как край его плаща накрывает ее ногу и окрашивает багрянцем ее юбку. Он сам весь пропах... Матильда втягивает воздух и тут же задыхается от смрада смерти, но не различает под ним въевшейся грязи, застарелого пота, дыма костров и всего остального, чем должны бы по ее мнению пахнуть лесные разбойники. Она удивляется на пару секунд, но отвлекается быстро и не задается никакими вопросами, предпочитая сжать покрепче зубы и переждать остаток пути до дядиного дома. Если, конечно, ее везут именно туда. Если, конечно, разбойник не задумал что-то еще. Милостивый Творец, как бы узнать заранее, какую участь готовит ей этот человек и что замыслил?
    [indent] Но успокоиться не получается, Матильда все пытается осторожно и незаметно сдвинуться, ослабить хватку чужих рук на ее талии, не дать ладони сместиться. Она снова едва дышит, потому что от каждого вдоха чувствует сильнее его руку и прижимается на секунду крепче спиной к его груди, от чего ее мгновенно бросает в дрожь. Все ее мучения разбойник замечает, прикрикивает на нее, и Матильда ежит плечи и втягивает голову, теряясь и стараясь замереть и спрятаться, как мышка в норке, да только верхом на лошади сложно что-то такое изобразить.
    [indent] - Какой итог? - мертвенным голосом переспрашивает она, опасаясь даже предполагать, о чем же говорит разбойник. Что он сделает, если она не перестанет ерзать и сторониться его? Спустит ее на землю и оставит одну посреди лесного тракта? Или довершит то, что попытались начать убитые им люди? Матильда испуганно округляет глаза и невольно цепляется пальцами за его ладонь, боясь всего сразу, желая одновременно разжать его хватку и не терять внезапного защитника. Она безнадежно путается, облизывает губы и надеется разговорами отвлечь его от любых дурных намерений.
    [indent] - Вы... вы хорошо осведомлены, раз знаете так много о моем дяде, - через силу признает она его правоту. Хотела бы Матильда сказать, что разбойник в своих суждениях заблуждается, но все ведь так и есть: ее дядя - книжник, затворник, равнодушный почти ко всему внешнему миру; стража у него, разумеется, есть, но достаточно ли ее, чтобы справиться с этой шайкой? Вряд ли... Но разбойники же не нападут на дом ее дяди, они же не ради этого туда едут? Матильда же не послужит невольной приманкой в этой ловушке? - У дяди есть стража, а вы... что вы делаете? - Матильда дергается, чувствуя прикосновение к ее растрепанным волосам, и слушается приказа запоздало, так что одна из веток царапает ее по щеке, и она охает от неожиданности и резкой боли. - Кто же вы, если не разбойник? - продолжает она звенящим голосом, распрямляясь и стирая с щеки капельки крови.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/0wwJpW4.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET     
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга</div>[/lz]

    +1

    12

    [indent] Другая бы на ее месте расплакалась, зашлась бы истеричными рыданиями и с трудом бы складывала буквы в слова дрожащими губами. Другая бы вся сжалась и скукожилась, другая бы лишилась чувств, другая бы... но эта странная девушка ведет себя иначе. Райнхольд ей не нравится [он мало кому нравится, даже собственный отец его на дух не переносит; одного взгляда на своего сына достаточно, чтобы у него испортилось настроение], но она старается держаться, и уже это отличает ее от всех. Какая интересная девица [как с ней увлекаткльно], что ж с ней такое, что она настолько сдержанная? Он помнит, с каким восторгом пугал невест, которых подсылала ему его мачеха - ни одна не продержалась в его компании долго, ни у одной не возникло желание и дальше служить своей госпоже. Наследный княжич же страшный, жуткий, кто знает, что он может сотворить? Лучше ведь получить наказание от той, которая в пытках явно не будет изощряться, в отличие от него. Леди Нимбург должно быть еще страшнее - она ведь не узнала его и не поняла, с кем имеет дело.
    [indent] -Который тебе не понравится, - повторяет Райнхольд и тут же шипит. Вот ведь дура, велел же пригнуться! Неужели так сложно было послушаться? Почему у всех с этим какие-то проблемы? Своим людям он уже вбил в голову, что если он что-то говорит сделать, то это не просто так. Приказы он раздает четко и внятно, не понять их может только идиот. Вспышку раздражения он в себе гасит - что взять с перепуганной девчонки, впервые увидевшей, что на самом деле представляют из себя люди с оружием? Баллады описывают подвиги, а жизнь раскрывает на все глаза и лишает иллюзий. Языки бы вырвать всем менестрелям, что сочиняют эти глупости, ничего путного от них нет. Умирают ради богатств, умирают из-за алчности, а все остальное оказывается лишь тем, чем дурные намерения прикрывают те, кто на ком-то наживается.
    [indent] -Я знаю все, что происходит в Гальдоране, в отличие от тебя, - он насмешничает и глумится, не отвечает на часть ее вопросов. Что он делает? То, что хочет. Все просто, он делает именно то, что желает его душа, потому что умереть от может в любой момент, поэтому должен получить от жизни все, что может. Если он проиграет, если его мачеха сживет его со свету, то он хотя бы не будет иметь никаких сожалений кроме того, что не придушил ее никчемного сынка у нее же на глазах. - Вперед смотри, пока тебе в глаз не прилетела ветка. Твой отец не обрадуется слепой дочери, наклони голову немного, - продолжает он раздавать указания, потому что лес в этих местах густой, ветки тянутся и к дороге, нависая над ней так, что ночью здесь жутко было бы даже ему, если бы он не знал эти места так хорошо, как он их знает. - А ты угадай, кто я. Если угадаешь, получишь от меня все, что пожелаешь, - она от него не получит ничего, Райнхольд уверен, что девушка не угадает кто он до тех пор, пока ей кто-то об этом не станет. Так даже интереснее, он с удовольствием поглядит на выражение ее лица, когда она все поймет. Это будет очень забавно.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/CdhHA9K.png[/icon][sign]And if you want to use me
    I could be your
    puppet     
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>чудовище не в овечьей шкуре</div>[/lz]

    +1

    13

    [indent] Матильда умеет держать себя в руках - пришлось учиться, чтобы не выдирать каждый раз волосы Хильде, когда сводная сестрица снова обвиняет ее во всех грехах и выставляет в самом дурном свете перед родителями. Если бы Матильда позволяла себе вспышки гнева, то лишь подтвердила бы все наветы сестры; а так она опускает взгляд в землю, сжимает покрепче зубы, впивается ногтями в мякоть ладоней и молчит, терпя все несправедливые упреки, обрушивающиеся на ее голову. Так они закончатся раньше, так она быстрее освободится и сможет уйти. Она не ангел, она злится, она бесится - но только не с Хильдой и не с матерью.
    [indent] Сейчас ей приходится сохранять трезвую голову при страхе, а не при гневе; задача оказывается сложнее, дается ей хуже, но Матильда старается - что толку сейчас терять сознание или поддаваться панике и захлебываться рыданиями? Слезы ей не помогут, а блаженная темнота под веками лишь помешает спастись - Матильда даже предполагать боится, где могла бы очнуться после обморока. Нет, ей нужно держаться, она хочет жить; она все еще не может верить до конца разбойнику, но против воли полагается на него, надеется на лучшее, мечтает поскорее увидеть дядю и оказаться в безопасности - если в Гальдоране еще остались такие места, если разбойник врет и не может проникнуть в каждый дом, если его сети не оплели уже все княжество.
    [indent] Щека ноет, и Матильда наклоняет голову, прячась от других веток. Одного урока ей хватило, да и лучше уж запах лошади, чем человеческой крови. Как же ей отмыться потом от этого, как забыть все, как не думать об убитых сегодня людях - или нелюдях, уже неважно?
    [indent] - Никто не может знать всего, - бездумно возражает она, поддерживая бессмысленный спор; но это лучше, чем возвращаться к обсуждению ее семьи и особенно к слабости ее замкнутого и нелюдимого дяди. Никто не может знать всего - и разбойник тоже не знает, иначе не верил бы ей до сих пор, иначе не принял бы ее за настоящую дочь графа Нимбурга. Может быть, он знает больше нее - это нетрудно, Матильда в дела княжества слабо посвящена и нигде особо не бывает, кроме дома отчима и дома дяди; но он точно не всеведущ, и это ее почему-то успокаивает немного.
    [indent] - Мне ничего от вас не надо, совсем. Но вы... вы оборотень? - переспрашивает она едва ли не шепотом, оглядываясь на него с напряжением и тут же приникая обратно к гриве коня. Любопытство в ней сильно, но не сильнее жажды жизни, и Матильда осторожничает, старается не поднимать головы, жмурится, завидев впереди ветки, и открывает глаза лишь тогда, когда ее начинает укачивать от быстрого галопа и от невыносимых запахов. Поскорее бы уже дядин дом, поскорее бы уже очутиться среди знакомых людей, поскорее бы оказаться под защитой родных стен!

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/0wwJpW4.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET     
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга</div>[/lz]

    +1

    14

    ost: фальшивый образ
    [indent] — будут ли меня презирать?
    будут ли меня обожать?
    Покажу лишь образ фальшивый свой другим опять

    [indent] Все считают, что Райнхольд не умеет держать себя в руках. Он вспыльчивый, злой и скорый на расправу, он совсем не похож на своего хладнокровного отца. Все ошибаются, потому что ведет себя он именно так, как хочет. Часто он осознанно не сдерживается, часто специально буянит, потому что ему нравится чужой страх, нравится то, с какой ненавистью на него смотрят мачеха и ее выродок. О нем говорят, его знаю, но только эта девушка отличается от всех остальных.
    [indent] -Почти все, - оказывается неожиданно уступчивым Райнхольд. Не все, так почти все, куда больше, чем известно кому-либо еще, ей, например, даже не узнавшей княжича. Ему позволительно не знать каждую девицу Гальдорана, но вот ей с таким неуважение говорить с наследником престола - нет. Наказывать ее за это он, впрочем, совсем не намерен, но и с рук ей это не сойдет. -Я похож на оборотня? Мимо, леди, и не думай о том, что хочешь от меня получить, думай о том, что можешь от меня получить, - он хрипло смеется, слушая ее голос. Страх у нее сладкий, ему он нравится, поэтому он подразнит ее еще - сколько нужно, чтобы она сломалась? Какие на вкус у нее будут слезы? Он кусает внутреннюю сторону щеки, чтобы немного придти в себя. Что за наваждение ни с того ни с сего из-за смазливого личика? Сдаст ее на руки дяде и забудет, все это мимолетно и незначительно, ему ли не знать, как переменчивая человеческая натура. Но ведь заинтересовало его не личико, тут же думает Райнхольд, его заинтересовало поведение и взгляд. Так смотрят те, кто уже ничего хорошего от жизни не ждет, кто привык к тому, что все против него. Что же это за любимая дочь такая у графа Нимбурга?
    [indent] Райнхольд слышит топот за своей спиной, но это привычные звуки. Михаэль и еще пара человек несутся за ним, с ними же, должно быть, и служанка, что рыдала за земле. Скоро онги уже достигнут поместья барона, и Раймонд не думает, что покажется на глаза кому-то из Гроссеров, которые могут его признать. Пусть сидящая с ним на коне девушка дольше гадает о том, кто он. Так будет веселее, особенно, если потом они встретятся при каких-то других обстоятельствах. Что же она скажет, когда узнает, что ее спас сам княжич, защитник пограничья и чудовище, о котором все шепчутся? Он хочет посмотреть, как изменится ее взгляд, как она будет смотреть на него, но до этого еще далеко, это случится не сегодня. Сегодня он просто сдаст ее на руки родственникам, а потом... потом он посмотрит, что будет.
    [indent] Их встречают стража и слуги, леди Нимбург узнают, а Райнхольд накидывает на голову капюшон, спешивается и помогает девушке спуститься вниз. Он ей больше ничего не говорит, только мажет по ее щеке пальцем, стирая кровь, и кивает Михаэлю. С этим покончено, и прежде чем успевается показаться сам барон, Райнхольд уже срывается с места. У него полно других дел, но о золотой ласке он не забудет.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/CdhHA9K.png[/icon][sign]And if you want to use me
    I could be your
    puppet     
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>чудовище не в овечьей шкуре</div>[/lz]

    +1

    15

    [indent] К Матильде сразу бросаются слуги; ее поддерживают под руки, ее окружают тревожным воркованием, ее чуть ли не заносят в дом и сразу устраивают в постели. Тут же явившийся лекарь уклончиво и осторожно спрашивает, что с ней сделали, за его плечом маячит бледная тетушка - и оба заметно выдыхают, когда Матильда уверенно качает головой и обрывает все их страшные предположения. Ее не тронули, все пройдет; ее переодевают в чистую сорочку, на царапины и синяки накладывают пахучие мази и припарки, обещают, что на щеке даже тонкого шрама не останется, и заставляют ее выпить маковое молоко, считая крепкий сон лучшим лекарством от истерики. Матильда еще пытается рассказать про разбойников, про опасность, которая возможно грозит дому ее дяди, но ее заплетающийся голос уже никто не слушает; баронесса непривычно ласково гладит ее по голове и терпеливо ждет, когда же Матильда заснет.
    [indent] Просыпается она лишь к вечеру следующего дня; воспоминания покрываются дымкой, за ночь ничего плохого не случается, и все произошедшее кажется лишь сном. Если бы еще дядя не морщился так от шума и суеты в его доме, если бы рядом осталась Анника, которую отсылают пока в деревню, Матильда точно решила бы, что это все было лишь ночным кошмаром. Но вокруг нее все еще ходят на цыпочках, тетя квохчет как наседка и кружит около нее с мазями и припарками, кухаркам велено готовить все ее любимые блюда разом - Матильда от такой заботы даже теряется и чуть не плачет. Значит, надо, чтобы она едва не умерла, чтобы о ней вспомнили и начали тревожиться? Даже из графского замка приезжает посыльный с письмом от матушки и корзиной свежих персиков - надо же, кто-то помнит, что Матильда их любит больше всего. Домой ее пока не зовут, советуют сначала отдохнуть и набраться сил, обещают прислать потом целый отряд стражи для ее сопровождения; Матильда отвечает короткой благодарной запиской, желает матушке хорошо провести время на всех пирах и охотах, вежливо интересуется, приехал ли на праздники старший княжич, которого так сильно ждали, и с легкой душой забывает о своей семье.
    [indent] У дяди ей намного спокойнее, чем дома; а теперь вообще стократ лучше. Ей не нравится строить из себя больную, Матильда все порывается встать на ноги и вести себя как обычно, но ей не дают и опекают сверх всякой меры. Даже дядя, поколебавшись, теснится немного в библиотеке и разрешает обустроить там место для племянницы, чтобы дневные часы она могла коротать за книгами. Ее осторожно провожают туда, усаживают у окна, накрывают ноги пледом, а плечи - шалью; ее не тревожат, и даже когда дядино поместье гудит в ожидании княжича, решившего приехать вдруг на обед, Матильде запрещают выходить на улицу и предлагают только на пир спуститься, если она будет достаточно хорошо себя чувствовать.
    [indent] Посмотреть на княжича ей интересно, но окна библиотеки выходят на задний двор, и Матильда еще раздумывает над тем, стоит ли ей присоединяться к обеду. Это ведь надо еще сменить простое домашнее платье на что-то более нарядное и уместное, дать новой служанке уложить волосы, а потом вытерпеть весь обед ради сомнительного удовольствия пообщаться с княжичам - он, говорят, груб и резок, недаром же его зовут чудовищем. Не лучше ли остаться здесь, в тишине и неге?
    [indent] Матильда зевает и не отрывается от книги, даже когда с тихим скрипом открывается дверь в библиотеку, - наверняка всего лишь кто-то из слуг пришел с очередным травяным отваром для нее. Но шаги кажутся ей слишком громкими, и она наконец поднимает взгляд - только для того, чтобы увидеть того же разбойника, который привез ее сюда, только теперь одетого куда лучше и шагающего так уверенно, будто весь дом принадлежит ему. Матильда мгновенно вскакивает на ноги, испуганно оглядывается и ищет, за что бы схватиться, но самым тяжелым оружием в ее распоряжении оказываются только книги.
    [indent] - Что вы здесь делаете? - звенящим голосом спрашивает она.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/0wwJpW4.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET     
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга</div>[/lz]

    +1

    16

    ——————————   Глава вторая   ——————————
    Баронство Вестфален.
    ◇      ◎      ◇      ◎      ◇      ◎      ◇      ◎      ◇

    [indent] Райнхольд дает себе несколько дней, чтобы мысли о дочери графа Нимбургов выветрились у него из головы. Он думает, что легко забудет ее, но золотой локон, оставленный им на память, жжется сквозь ткань светлой рубахи и не дает ему покоя. Он перевязывает его тонкой нитью, крутит меж пальцев, отвлекается от докладов [и почти пугает Михаэля, который следит за ним настороженными глазами] и, наконец, решает, что бороться с собой бессмысленно. Локон он прячет, а не выбрасывает, оставляет золото при себе, и велит разузнать все про семьи графа Нимбурга и барона Вестфалена. Михаэль своего недовольства не скрывает, пытается было образумить своего княжича, но, быстро поняв, что это бессмысленно, принимается за дело. Вскоре он уже сообщает ему все, что знает, чем вызывает у Райнхольда дикое веселье: это что же выходит, кого он встретил на дороге и отбил у разбойников, любимую дочь или падчерицу? Скорее всего второе, раз едет она к своему дядюшке, но кто знает, какие отношения у них, поэтому ему нужно имя.
    [indent] Михаэль предлагает ему нанести визит графу, раз одна из его подопечных вызвала такой интерес, и Райнхольд поначалу соглашается, а потом вдруг мотает головой. Нет, визит он нанесет, но вначале надо бы заглянуть к барон и узнать, именно его племянница ли приехала. Матильда Эберхардт, так ведь ее должны знать? Он запоминает ее имя, отмахивается от слов Михаэля о том, что у них полно дел [было разве когда-нибудь иначе?] и приводит себя в порядок. Его забавляет мысль появиться при девушке в более подобающем виде, но он не верит в то, что она от этого станет его меньше бояться. Она уже увидела его едва ли не с самой худшей стороны, имела честь увидеть гальдоранское чудовище в крови и грязи, и вряд ли сможет так уж и легко избавиться от этого образа. Ей бы благодарной быть за спасение, радоваться тому, что ее честь осталась в целости и сохранности - только спас ее совсем не благородный рыцарь, так что тут даже похвастаться нечем. Будь на его месте бесполезный Штефан, то на него она наверняка глядела бы с восторгом, если бы ему, каким-то чудом, удалось ее отбить.
    [indent] Семья барона встречает его со всей возможным радушием [а как иначе, когда они - мелкопоместные дворяне, а он может унаследовать Гальдоран?], приглашают и привечают его, но Райнхольд даже не слушает. Первый же его вопрос касается племянницу барона, и Михаэль спешно объясняется, рассказывая о происшествии на дороге. Баронесса прижимает пальцы к губам, горячо благодарит княжича и велит, пусть и несколько настороженно, слуге проводить его в библиотеку. Поначалу она сама вызывается это сделать, но Райнхольд отказывается. Присматривающая тетушка ему совсем ни к чему.
    [indent] -Тише, тише, леди. Мне сказали, что спасенной мною девице не здоровится. Не ужели так сильно ушиблась или напугалась? - Скалится в улыбке Райнхольд, вальяжной походкой приближаясь к девушке. Он окидывает ее заинтересованным темным взглядом с ног до головы и наклоняется за упавшими на пол пледом и книжкой, которую девушка читала. - Чего встала? Думаешь, что сможешь убежать? - Он смеется и толкает девушку в плечо, заставляя ее сесть на место. Пледом Райнхольд укрывает ее ноги и распахивает книгу, без особого интереса пробегаясь по строчкам глазами. - Мы не закончили нашу игру: ты так и не угадала, кто я. Смотри, сколько у тебя теперь есть подсказок, - он прислоняется плечом к стене, смотрит не на страницу, а на напряженную и бледную девушку. -Давай же, мне сказали, что ты не дура, - пусть сообразит, давать подсказки у него желания нет, это испортит все веселье.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/CdhHA9K.png[/icon][sign]And if you want to use me
    I could be your
    puppet     
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>чудовище не в овечьей шкуре</div>[/lz]

    +1

    17

    [indent] Матильде страшно, и скрыть свой ужас она даже не пытается. Посреди тихой дядиной библиотеки, посреди надежного убежища увидеть вдруг чудовище, преследующее ее во снах, - кто бы на ее месте не испугался? Поместье кажется ей вдруг необычайно тихим; она проглатывает готовый сорваться с губ крик, смотрит внимательнее на его богатую одежду, ищет на камзоле и плаще свежие капли крови - если разбойники напали на дом, если проникли внутрь, остался ли здесь еще кто-то живым? Какие же беды Матильда навлекла на семью своего дяди, какое горе накликала, согласившись на помощь разбойника? Ей страшно до дрожи, и она замирает, вцепившись в спинку кресла, замирает как лань перед охотником - неужели он за ней сюда пришел, неужели решил все же взять другую плату, кроме локона ее волос?
    [indent] Матильда вздрагивает, когда он подходит ближе и склоняется к ее ногам, но нежданный гость всего лишь поднимает книгу и плед; над его спиной она обводит взглядом библиотеку, ищет путь к побегу, но разбойник зажал ее в угол. И куда бежать, если он здесь наверняка не один; и как бежать, если у нее подгибаются от страха коленки? Матильда охает, когда он усаживает ее обратно в кресло, и вжимается в спинку, напряженно наблюдает за ним и кусает губы. Если она будет тихой, если будет послушной, если не станет с ним спорить, может быть, он пощадит ее и отпустит; он ведь сейчас не делает ничего плохого, издевательски заботится о ней, смеется над ее растерянностью, но ничем ей не грозит, не причиняет боль, не угрожает даже - хотя угрозу несет одно только его присутствие в доме, хотя угроза таится в его темном холодном взгляде, хотя от этого чудовища ждать можно чего угодно.
    [indent] - Что с моим дядей? Как вы сюда попали? - продолжает свои вопросы Матильда, игнорируя те, что задает ей разбойник. Она вертит головой, прислушивается к звукам дома, пугается отсутствию слуг - но если бы что-то произошло, если бы на дом напали, она бы услышала, не могла не услышать звон стали, крики, шум смертей. Нет, все должно быть хорошо, а чудовище проникло сюда обманом; она смотрит снова на его одежду, оценивает дорогую ткань, пошив ровно по его плечам, чистоту - непохоже даже, что он снял ее с кого-то другого. Неужели не разбойник? Или просто так удачно притворяется кем-то другим, ведет двойную жизнь, и никто вокруг не замечает его сущность?
    [indent] - Вы приехали среди свиты княжича? - делится она догадкой. Интересно, знает ли княжич, какую змею пригрел на груди? Хотя его ведь тоже зовут чудовищем, ставят ему в упрек резню, которую он устроил, когда подавлял бунт; и голос у него, говорят, жуткий и скрипучий, совсем как у... Матильда округляет глаза еще сильнее, привстает в кресле, опираясь на подлокотники, смотрит на гостя с дичайшим ужасом, пораженная подозрением, в которое никак не может поверить. - Вы и есть?.. - дрожащим, запинающимся голосом предполагает она, но закончить фразу не может, опасаясь одинаково, что она окажется истиной и что она окажется ложью.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/0wwJpW4.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET     
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга</div>[/lz]

    +1

    18

    [indent] Девушка перед ним придумала себе уже такие страшные сказки, такой кошмарный исход, что у Райнхольда разгорается внутри огонек любопытства. Ему интересно узнать, что же она думает, он с ней сделает. Будь у нее возможность, она бы сбежала, он это очень хорошо видит, поэтому становится так, чтобы у нее даже мысли не возникло действительно попытаться уйти. Она будет находиться в его компании ровно столько, сколько он того пожелает. Михаэля пугает тот интерес, который испытывает к этой девушке его господин, но он молчит. Райнхольда называют безумцем, но в безумствах он себя ограничивает очень хорошо, что б кто не говорил.
    [indent] -Что может быть с твоим дядей? И как, по-твоему, я мог сюда попасть? - Он приподнимает бровь, дразнит ее и самодовольно улыбается, наслаждаясь тем, как смотрит на него девушка. Страшно ей, боится она? Давно он не испытывал такого удовольствия от чужого страха, и уж совсем давно этот страх не был предсмертным. Вредить ей Райнхольд не намерен, так, поразвлечься, подразнить ее и посмотреть, что из этого выйдет. Она забавная, играть с ней так ужасно увлекательно, и он не скрывает, что наслаждается всем происходящим. Взгляд его темных глаз веселый-веселый - и при этом совершенно безумный. Так смотрят большие дикие кошки, что населяют север Гальдорана. Они играют с путниками, которые забредают на их территорию, а потом беззаботно лишают жизни взмахом тяжелой когтистой лапы. Он сам таких коше встречал, он как никто другой знаком с тем, как тяжело потом лечатся оставленные ими раны, как гноятся они, не желая заживать, как долго мучают их обладателя.
    [indent] Райнхольд готов поклясться, что слышит как мечутся мысли в светловолосой голове девушки. Она смотрит на него пристально и напряженно, силится угадать, и, кажется, еще больше бледнеет, когда к ней, наконец, приходит понимание.
    [indent] -Уже ближе, горячо, я бы сказал, - смех у него - скрежет металла, что слышится, когда меч вкладывают в ножны неподходящего им размера. Он откладывает книгу в сторону, мигом теряя к ней интерес и наклоняется к подавшейся вперед девушке, касается пальцами ее волос. Они все еще манят его взор, все еще кажутся ему чистым золотом. - А теперь совсем горячо, кипяток. Угадала, смотри-ка. Райнхольд Андреас Мадальгрим, сможешь повторить мое имя? - Он насмешливо улыбается, касается сухими и шершавыми пальцами ее подбородка, сжимает его, заставляя девушку повернуть голову. Его взгляд скользит по ее лицу - ее же оцарапала ветка, но сейчас он видит едва заметный след. Хорошо. - Тебя спасло само Гальдоранское чудовище, редко кому выпадает такая честь. Так что же, ты - родная племянница барона? Матильд Эберхардт? Ты помнишь, как представилась мне, дочь графа Нимбурга? - В голосе его слышится явный упрек, но Райнхольд не злится. Он усмехается и вдруг приседает перед девушкой на корточки, касается локтем ее пальцев, когда опирается рукой на подлокотник. - Боги, какая же ты забавная. Я что, по-твоему, сделаю тебе? Я твою белую шкурку спас в лесу, хоть бы поблагодарила, - а ведь он не врет - мало кто может похвастаться заступничеством княжича.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/CdhHA9K.png[/icon][sign]And if you want to use me
    I could be your
    puppet     
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>чудовище не в овечьей шкуре</div>[/lz]

    +1

    19

    [indent] Ее изводит то, как он не отвечает толком ни на один ее вопрос, выворачивает ее же слова против нее и заставляет мучиться самыми страшными догадками. Матильда смотрит на разбойника с чистейшей ненавистью, жалеет, что под рукой ничего нет, иначе точно бы попыталась его ударить - и будь что будет. Как же ей противно его общество, как ей мерзко от его присутствия, как ей тошно от запахов, которые она вспоминает!
    [indent] А через несколько секунд Матильда уже радуется, что у нее под рукой ничего нет. Княжич Райнхольд, Гальдоранское чудовище, старший сын и наследник князя - что бы он с ней сделал, если бы она подняла на него руку? И был бы ведь в своем праве, потому что она никто, падчерица какого-то графа и племянница какого-то барона, а он - будущий правитель княжества. Матильда оседает обратно в кресло, смертельно бледнеет и наклоняет голову в подобии запоздалого почтительного приветствия; перебирает все сказанные ему слова и клянет себя за каждое. Она считала его чудовищем, она назвала его даже оборотнем, она обвиняла его во всех грехах - какой будет расплата за это? У нее резко кружится голова, а страх лишь растет: дяде и его семье ничего, похоже, не грозит, зато сама Матильда оказалась в таких неприятностях, которые даже представить себе не могла. Но откуда же ей было знать, кто ей встретился посреди лесной дороги; как она могла догадаться, что разбойник в запыленной, пропитанной кровью плаще - сам княжич Райнхольд? Он выглядел как разбойник, вел себя как разбойник, говорил как разбойник - и сейчас по сути меняется только его одежда, а все остальное остается прежним и все еще пугает Матильду до дрожи.
    [indent] - Прошу прощения, что не узнала вас сразу, Ваша светлость, - бормочет Матильда, не поднимая глаза и только поворачивая голову вбок, когда грубые пальцы касаются ее подбородка. И это - княжич? Да она не поверила бы, если бы увидела его только сейчас, если бы услышала его голос, если бы он вел себя всегда так, как ведет с ней - будто она забавная зверушка, игрушка в его руках. Высокомерное, заносчивое, грубое чудовище - и все это княжич? Гальдоран тогда действительно в беде.
    [indent] - Вы правы, я родная племянница барона... и приемная дочь графа, - покорно подтверждает она. Ей должно быть стыдно за ложь, которая призвана была спасти ей жизнь? Как бы не так, Матильда отказывается стыдиться; и это не ложь даже, а одно невинно пропущенное слово, одно маленькое умолчание, сделавшее ее немного важнее, чем она есть на самом деле. - И что, падчерицу графа вы бы не спасли? - Ее голос оживает немного, становится дерзким даже, но через мгновение Матильда снова опускает взгляд и вспоминает о том, как правильно держаться со столь высокими особами с дурным характером: тихо, незаметно, покорно и послушно. - Благодарю вас, Ваша светлость, что спасли меня и привезли к дяде, - повторяет она те слова, которые княжич ждет. Он за ними приехал? Решил проучить ее, посмеяться над ней? Не зря его зовут чудовищем; но Матильда смиряется и покоряется, смотрит вниз и не поднимает склоненной головы.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/0wwJpW4.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET     
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга</div>[/lz]

    +1

    20

    [indent] Какое наказание положено за непочтительное отношение к княжеской семье? Кажется, смерть, если уж произошло что-то совсем из ряда вон выходящее, и девушка ходит по тонкой грани. Райнхольд ведь обидчив, что ему стоит разгневаться на нее? Михаэль лучше всех знает, насколько злопамятен его господин, что оскорбления он не сносит, голову молча не опускает. Он не тот, кто может пресмыкаться, не тот, кто будет покоряться, потому что в его случае это самый верный способ умереть, но ведь не у всех так.
    [indent] Девушка догадывается обо все и эта догадка ее явно не радует. Действительно, как можно обрадоваться тому, что перед ней человек, способный убить ее, не моргнув и глазом? Сколько раз она уже успела уколоть его, как непочтительно с ним разговаривала! Наказывают ведь и за меньшее, и они оба это знают.
    [indent] -А, теперь ты присмирела? Я уж думал, вцепишься мне в лицо и глаза постараешься выцарапать. Даже не первой бы была, - усмехается Райнхольд, наблюдая за очаровательной метаморфозой, происходящей перед его глазами: еще несколько мгновений назад девушка пылала лютой ненавистью, а теперь становится кроткой овечкой, не понимающей, что ее ведут на закланье. Только вот смирение это напускное, в нем ни капли уважения или трепета перед тем, кто смотрит на нее снизу вверх. Он для нее не княжич и не наследник престола, он для нее - Гальдоранское чудовище, которым пугают, она его боится и не зря. Райнхольд задумчиво рассматривает ее склоненную голову, потом заправляет ей за уши волосы и касается пальцами щеки в том месте, где у нее едва заметная царапина. Ранки уже нет, так что Матильда и боли не должна, наверное, никакой испытывать. Разве что воспоминания о том, как ветка хлестнула ее по лицу, когда девушка не послушалась его и не пригнулась вовремя.
    [indent] -Совсем неискренне. Звучит так, будто бы ты хотела умереть, а я тебе помешал. Неужели правда помешал? - Он фыркает, касается серьги у нее в ухе и подпирает голову рукой. Вставать Райнхольд пока не торопится, ему и так хорошо: привыкшее ко многому тело не ноет и никакой болью на неудобную позу не отзывается. - Падчерицу бы спас, да я бы даже пастушку спас вместе со всем ее стадом, если бы только она не начала вопить, что меня бы сжечь, а брата моего короновать, - хмыкает он, говоря совершенно честно. - Веришь ли, я мотаюсь туда-сюда совсем не от того, что мне делать нечего. Что, страшно тебе? - Райнхольд веселеет, щипает Матильду за щеку, и легонько, прекрасно зная свою силу, хлопает по прикрытому пледом колену. - Леди Матильда, успокойся, тебя я убивать не буду, даже дядю твоего не трону. Ни причин, ни поводов у меня нет для этого. Подними глаза и прекрати строить из себя мышь-полевку. Если на ногах можешь стоять, покажи-ка мне лучше поместье, хочу послушать женский голос, я устал от мужицкой брани, - он поднимается на ноги также резко, как и присел, протягивает девушке руку и ждет ее. Отказать он, в общем-то, не в праве.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/CdhHA9K.png[/icon][sign]And if you want to use me
    I could be your
    puppet     
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>чудовище не в овечьей шкуре</div>[/lz]

    +1

    21

    [indent] Матильде положено быть кроткой и тихой, потому что по всем меркам она - никто: ничего не унаследовавшая от своего покойного отца бесприданница, племянница замкнутого и небогатого барона, приживалка в графском доме, нелюбимое дитя собственной матери, вредная и противная сестра. Она не должна быть дерзкой, не должна поднимать взгляд от пола, не должна ступать вперёд графской дочери и мешать ей жить; и Матильда старалась быть для всех хорошей, а получилось стать лишь удобной целью для полках сводной сестры. Какая уж тут кротость! Она опускает глаза в землю лишь ради того, чтобы не видеть насмешливое лицо Хильды и не бросаться на неё с кулаками и проклятиями, чтобы не начать напрасно оправдываться перед матушкой и поскорее завершить её нравоучения, чтобы не усугубить свое положение ещё больше. Теперь вот - чтобы не отправиться из дядиного дома прямиком на плаху, потому что старший княжич славится дурным нравом, кровожадностью и злой памятью, а она назвала его уже и разбойником, и монстром, и оборотнем, и заподозрила во всех сразу плохих намерениях.
    [indent] Матильда не поднимает голову и прячет бледное лицо за свесившимися волосами, но княжич сам маячит перед её глазами, отводит в сторону пряди и касается её щеки там, где ещё совсем недавно ныла царапина. Матильда замирает, едва дышит, комкает в пальцах плед и не понимает совсем, чего же княжич от неё ждёт и ищет. Его не устраивала её дерзость и не устраивает теперь смирение, ему не нужна благодарность и не нужен её страх, хотя ей кажется, что её испугом он все же мрачно упивается, хотя сам же велит ей успокоиться. И от княжича в нем - только титул, только слово; то ли так въелся в её разум образ разбойника, ею же и придуманный, то ли действительно благородства и чести в нем не наберётся ни на грош - как бы в этом теперь разобраться и понять, как же ей себя вести, чтобы не навлечь на себя его гнев?
    [indent] - Я не ввязываюсь в безнадежные авантюры, - робко и коротко произносит она, бросая все же на него косой взгляд: оба глаза у него на месте, значит, не нашлось ещё счастливицы, которой удалось бы их выцарапать; а Матильда ничем не лучше других и тоже успеха не добилась бы. - Вы спасли меня, и я благодарна - что ещё вы хотите услышать, Ваша светлость? Может, просто моя жизнь не так ценна, чтобы за неё падать вам в ноги и благодарить на коленях, - тон она сохраняет милый и тихий, а вот слова ему противоречат, и Матильда надеется, что этого княжичу хватит, чтобы он рассмеялся над ней и не злился. Или же она слишком рискует, или переоценивает его желание повеселиться над глупой девчонкой? - Я не представляю даже, зачем вы ездите по княжеству, притворяясь обычным человеком. Ищите на дорогах попавших в беду девушек?
    [indent] Она вскидывает наконец голову, когда он велит [не стоит обманываться тоном и словами и принимать это за просьбу] ей подняться на ноги и показать ему скромное поместье. Матильда смотрит на протянутую ей ладонь, проглатывает все вежливые отказы, откидывает все отговорки, над которыми княжич лишь посмеется, и после затянувшейся паузы кладёт все же свои пальцы поверх его руки.
    [indent] - Здесь особо нечего показывать, не знаю даже, что могло бы заинтересовать Вашу светлость в поместье моего дяди, - что ж, зато это должна быть короткая прогулка, и после неё Матильда под предлогом усталости сможет удалиться к себе и избежать общества княжича.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/0wwJpW4.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET     
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга</div>[/lz]

    Отредактировано Helaena Targaryen (2021-11-10 22:51:39)

    +1

    22

    [indent] Девицы при виде Райнхольда обычно бледнеют и прячут глаза: старший княжич, конечно, имеет все права на отцовский престол, но разве выйдет из него хороший жених и достойный муж? Он груб и жесток, он нагл и зол, его не любит большинство дворян [вторая княгиня перетянула на свою сторону очень многих - и верно, кому нужен сын мертвой женщины?], и отдавать за такого свою дочь ужасно глупо. Находятся, конечно, и те, которые готовы рискнуть всем, которых опьяняет опасность и манит власть, но Райнхольда они не интересуют. Он слишком хорошо знает, что такое жить с накинутой на шею удавкой, чтобы пускать палача в свою спальню.
    [indent] Матильда, как ему кажется, от всех них отличается, но чем он пока сказать точно не может. Что-то есть в том, как она говорит и держится, как смотрит на него, и Райнхольд именно потому и не заявляется сюда, дразнит ее и все смотрит, что же еще она сделает.
    [indent] -Похвальное благоразумие, но кто знает, не сыграет ли оно с тобой злую шутку? - Иногда надо рисковать, иногда надо пытаться бороться. Райнхольд ухмыляется, не думая о том, как это касается его самого. Если бы он делал то, что от него хотели, то уже давно бы в сырой земле лежал. "Молчание благородно", говорили ему, пытаясь убедить сдаться, даже не начав бороться. Он помнит попытки мачехи посадить его на цепь и надеть на него намордник - он научился лаять сквозь него, а затем, и до боли раскрывая пасть, кусаться. От его матери избавились с поразительной легкостью, будто бы она какая-то безродная девица была, но он отказался покоряться. Райнхольд трет ненароком шею, на которой виднеется некрасивый шрам, который он не скрывает, и тянет девушку на себя, подхватывая на ходу накинутую ей на плечи шаль. Ему казалось, что он вовремя успел спасти ее и довез до поместья в целости и сохранности, но кто знает, что там у нее в голове. Быть может, ее морозит от пережитого нервного потрясения?
    [indent] -Какой у тебя интересный взгляд на свою жизнь. Мне даже хочется спросить, сколько бы золотых ты за нее отдала, - хмыкает он, продолжая забавляться Матильдой. Странная, он таких никогда прежде не видел - вот вроде и жить ведь хочет, а вроде как себя похоронила уже. Как же ему теперь интересно навестить и графа Нимбурга, чтобы посмотреть, как она живет! Отношения в ее семье, должно быть, очень и очень непростые [кто знает, может быть, все, что говорят о ней правда - злая и  завистливая сводная сестра, что не знает своего места; а, может быть, все это искусная ложь], раз дитя этого дома выросло именно так.
    [indent] Райнхольд поправляет шаль на плечах девушки, касается пальцами ее шеи и накручивает на них золотые пряди, вновь очарованный их цветом. Долго это не длится, пугать Матильду еще больше он не хочет - она ему куда больше по нраву тогда, когда болтает и язвит ему, кидаясь оскорблениями.
    [indent] -Я уверен, что ты найдешь, чем развлечь меня, ласка, - смеется он, не обращая внимания на то, что звук у егр смеха далеко не самый приятный. Он привык, уже давно слышит себя именно таким. - А какой толк мне всегда говорить о том, кто я? Мой брат за пару недель предупреждает о своем визите и видит только то, что ему хотят показать, а я же вижу как раз то, что от меня хотят скрыть, - он пожимает плечами, на мгновение мрачнея и презрительно морщась: сын новой княгини бесполезен, при ним Гальдоран упадет еще ниже, но он приятен и мил, так что еще нужно для знати? Райнхольд хмурится, но быстро отвлекается и веселеет. - Девиц я спасаю далеко не всех, так что можешь чувствовать себя особенной. И, к слову, ты правда неважно чувствуешь себя? Неужели кого-то из тех разбойников я убил слишком быстро? - Проигрывать он очень не любит, обиды лелеет и поэтому будет очень недоволен и опечален, если выяснится, что кому-то он подарил незаслуженное легкую смерть, избавив от мучений, которые должен был бы причинить.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/CdhHA9K.png[/icon][sign]And if you want to use me
    I could be your
    puppet     
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>чудовище не в овечьей шкуре</div>[/lz]

    +1

    23

    [indent] Матильда легко представляет, как на княжича - на любого из двух - смотрела бы Хильда: наверняка бы ведь хлопала ресницами, кидала лукавые взгляды и примеряла уже на себя княжескую корону, мало беспокоясь о том, каков нрав у ее предполагаемого супруга. Ее сводная сестра достаточно уверена в себе и своем отце, чтобы ничего не бояться и верить, что способна добиться самого высокого положения; и большая часть девиц в княжестве мало чем от нее отличаются. Матильде же подобные мысли в голову не приходят; ей повезет, если хоть какой-нибудь барон польстится на ее скромное приданное, выделенное отчимом, и не посмотрит на ее дурную славу, закрепившуюся благодаря проискам Хильды. Она вообще о замужестве думает мало, считает свою жизнь под крылом отчима и дяди не такой уж плохой и мечтает больше о том, чтобы семейное счастье нашла поскорее сестрица, после чего оставила бы ее наконец в покое. На княжича же, тем более столь жуткого, у нее нет ни единой причины смотреть с расчетливой влюбленностью и показывать себя в лучшем свете - разве что из стремления не оскорбить его еще больше и сохранить свою несчастную жизнь.
    [indent] - Злую шутку сыграть могут лишь люди, а не мое благоразумие. - И княжич уже играет с ней, тянет ее вверх, кутает ее плечи шалью и не дает свободы, которую Матильда так жаждет. Она же все еще ищет разумное равновесие между скромностью и дерзостью - очевидно, что первое княжича не устраивает совсем, но и второго слишком много допускать нельзя, поскольку острые шутки могут дорого ей стоить. Княжич втягивает ее в опасную игру, и отказать у Матильды нет права; она чувствует себя в ловушке - и примиряется со своим непрочным положением, как всегда примирялась с проказами Хильды и равнодушием матери.
    [indent] - Почти ничего не дала бы, потому что почти ничего у меня и нет. За точной суммой вам стоило бы обратиться к моему дяде или отчиму, - а она ведь именно это и предлагала разбойнику на дороге: требовать выкуп у ее родни, пусть те оценивают, насколько дорога им Матильда. Хотя, вероятно, тогда они оценивали бы не ее жизнь, а собственную честь - что сказали бы о них друзья и соседи, узнав, что деньги оказались всем дороже дочери и племянницы? Ей повезло все же, что разбойник оказался княжичем; цену родственной любви Матильда знать не хотела бы.
    [indent] - Мне кажется, у нас разные представления о развлечениях, Ваша светлость, - она сцепляет зубы и отводит взгляд в сторону, стараясь не вздрагивать, когда княжич касается ее волос - чем же они так привлекли его? И почему ласка? Она не задает лишних вопросов и терпеливо ждет, когда же он отстранится, а потом делает шаг назад, якобы ради того, чтобы удобнее было широким жестом указать на книжные полки. - Единственное примечательное место здесь - это библиотека. Для тех, разумеется, кто способен оценить ее красоту, - княжич на такого человека, увы, совсем не похож, но Матильда ведь совсем не на это намекает. Просто у всех свои увлечения: ей нравится тонуть в книжной пыли, а ему - купаться в чужой крови.
    [indent] Она ощутимо колеблется, прежде чем ответить на его следующий вопрос. Может быть, если бы она соврала, что до сих пор дурно себя чувствует и едва на ногах стоит, то княжич отпустил бы ее и позволил дальше отдыхать; а может быть, по ее лицу все же видно, что ее слабость не так страшна.
    [indent] - Мне уже лучше, но тетушка настаивает, чтобы я отдыхала и не торопилась вставать на ноги. А вы всех разбойников убили слишком быстро, - неожиданно твердо заканчивает Матильда, вскидывая упрямый взгляд на княжича. Он убил их на месте, без суда, без приговора по законам княжества - и это она считает ужасной несправедливостью и кровавой резней, а не заслуженным наказанием для преступников.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/0wwJpW4.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET     
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга</div>[/lz]

    +1

    24

    [indent] Она не жеманничает, не пытается ему понравиться, и отступает наш шаг, стоит только ему дать ей такую возможность. Райнхольд наблюдает за ней с интересом в черных глазах [это плохо как для нее, так и для него - он не хочет ни в ком интересоваться], смотрит пристально, следя за тем, как ведет себя девушка. Дочь графа Нимбурга очень завидная невеста, чей отец поддерживает осторожный нейтралитет, заполучить его в союзники было бы очень удачно. Падчерица же графа Нимбурга почти бесприданница, девочка, которую если и ждет светлое будущее, то только в служении хоть отчиму, хоть скромному мужу-землевладельцу. Другая бы на месте Матильды не поднимала глаз от пола или же наоборот, кидала на него заинтересованные и зазывные взгляды. Она не делает ни того, ни другого, и если смотрит на Райнхольда, то прямо ему в глаза и не прячется. Забавная зверушка, шейка у нее тонкая, ее так легко можно сломать! Хорошо, что у него пока нет такого намерения, как бы ему не было интересно услышать, вздохнет ли Матильда в этот момент, вскрикнет или будет безмолвствовать. Она то ли странная, то ли необычная, он еще не до конца понял.
    [indent] Девушка сдается, не пытается увильнуть от разговора, но Райнхольд чувствует - если ей представится возможность сбежать, то она непременно ею воспользуется. Что ж, это честно, во всяком случае, она дает ему время и возможность развлечься.
    [indent] -Как интересно ты говоришь, - отмечает Райнхольд и кидает взгляд на библиотеку барона. Высокие полки, ровные ряды книг - никакого блеска, никакой стати, которую он наблюдал в княжеском замке. Это хорошо, можно в самом деле поверить, что этот человек увлекается чтением и коллекционирует редкие труды. Насколько же хорошо идут дела у баронства, что его хозяин может позволить себе такое удовольствие и при этому, судя по всему, его семья не делит участь церковных мышей. - Точная сумма мне не важна, свою плату я уже получил, - на его лице вновь появляется усмешка. Он вновь смотрит на ее золотые волосы и похлопывает себя двумя пальцам по груди, напоминая ей о том, как спрятал ее золотую прядь у себя за пазухой. Помнит же, наверняка, что он взял у нее за спасение. Не такая уж и высокая плата, с этим она не сможет не согласиться.
    [indent] Матильда не знает, как вести себя с ним, Райнхольда это забавляет. Он никак не помогает ей, продолжая кружить словно играющийся со своей жертвой хищник. Ему в самом деле хочется ее укусить, кровь у нее должна быть теплой и сладкой.
    [indent] -Поделись со мной своими, быть может, какие-то из них я смогу оценить. Можешь даже потом как-нибудь попробовать почитать мне. Кто знает, может, это увлечет меня настолько, что я выброшу меч, откажусь от престола и стану книжником-затворником? - Он скорее станет мертвецом, чем откажется от того, что принадлежит ему. Это ведь мечта его мачехи, избавиться от неугодного ей наследника, мешающегося под ногами, а проклятый пасынок все не дает ей покоя и отказывается умирать. Совсем не похож на мать - от первой княгини оказалось так легко избавиться. - Но это явно будет в другой раз. Не хочу, чтобы твоя тетка решила, будто бы я утомляю тебя... что, прости? Слишком быстро? И как же я, по-твоему, должен был решить их судьбу? - Райнхольд останавливается и щурит чуть раскосые глаза, перестает на мгновение дурачиться. - Что с твоей служанкой? Ей ведь досталось куда больше, - ее попортили, или он что-то путает? Так как ему надо было поступать с теми, кто нападает на беззащитных женщин?

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/CdhHA9K.png[/icon][sign]And if you want to use me
    I could be your
    puppet     
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>чудовище не в овечьей шкуре</div>[/lz]

    Отредактировано Cregan Stark (2021-11-16 10:02:31)

    +1

    25

    [indent] Княжич смотрит на нее так пристально и остро, будто ножом хочет вскрыть ей грудную клетку и заглянуть внутрь, прочитать по сердцу все ее мысли и чувства и разложить ее на составляющее. Матильде от этого не по себе, княжич ее все еще пугает - даже с разбойником ей было бы спокойнее, потому что от него хоть ясно было, чего ждать: крови, мучений и смерти, на что еще способны такие люди? Княжич же опаснее любого преступника или оборотня, которого она могла бы встретить в гальдоранских лесах; он пытается внушить ей, что не представляет для нее никакой угрозы, но Матильда не позволяет себе обмануться, не верит в его добрые намерения, вспоминает, что весь закон в княжестве находится в его руках - или окажется там, когда старый князь оставит этот мир, - и ни один суд не признает его виновным ни в одном преступлении. Он не скрывает волчий оскал на лице и только смеется над ней, прикидываясь невинной овечкой; но даже зубастый и хищный волк - безобидное животное рядом с гальдоранским чудовищем.
    [indent] Матильда поправляет сползающую с плеч шаль, кутается в нее, прячется в ней от этих хищных взглядов, мучается вопросами, зачем же княжич приехал к скромному нелюдимому барону - неужели лишь ради того, чтобы еще посмеяться над своей недавней жертвой, неужели других развлечений ему не хватает? И неужели он действительно такой монстр, как о нем говорят?
    [indent] - Что ж, вам лучше знать, какую плату считать достойной, - она невольно скользит взглядом за его пальцами и удивленно поднимает брови: она-то думала, что срезанный локон - это часть его шутки, что княжич посмеялся и прядь ее волос потерял или выкинул. Зачем ему такой сувенир, зачем ему память об этом спасении и об этом обмане? Матильда дергает плечом и обнимает себя за плечи, удерживаясь от желания найти среди своих волос укороченную прядь.
    [indent] - Не думаю, что вы оцените книги, прогулки или вышивку. Ваши иголки побольше и поострее будут, - она вспоминает его окровавленный меч и отворачивает лицо в сторону, вздыхает сквозь зубы и морщится от кислого кома в горле. Кровавая резня почему-то до сих пор не вызывает у нее восторга - лишь отвращение, лишь презрение к человеку, который наслаждался убийствами и который сейчас говорит, что должен был подольше разбойников мучить. Все правда, все слухи правда; Матильде от этого тошно и противно, но сбежать от княжича все еще не получается. - Вы должны были их пленить, а не убивать. Есть же законы, есть суд... и если бы их признали заслуживающими казни, только тогда отправить на плаху или на виселицу, - упрямо продолжает она, не глядя на княжича, взявшего на себя роль и судьи, и палача. - Аннику отправили в деревню к ее семье. Надеюсь, с ней все будет хорошо, - тихо признает Матильда, но даже судьба служанки, которую она лишь чудом не разделила, не заставляет ее переменить свое мнение. Она охотнее увидела бы разбойников на виселице, попавших туда по всем законам, а не бойню, которую на дороге устроил княжич.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/0wwJpW4.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET     
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга</div>[/lz]

    +1

    26

    [indent] Ласка. Маленький пушной зверек, красивый и юркий. Свою ласку Райнхольд ловит за хвост и крепко держит, не давая ей удрать. Пожалуй, он подарит ей муфту на зиму, правда, из горностая, норки или соболя. Нехорошо давать ласке мех другой ласки, верно? Мысль кажется Райнхольду забавной, поэтому ухмылка на его лица становится шире. Ей подарок, скорее всего, одновременно понравится и не понравится: красивая и мягкая, но вот тот, от кого она ее получит... В будущем ее ждет очень много сюрпризов, о которых она пока даже не догадывается.
    [indent] -Мир полон неожиданностей, я еще могу удивить тебя, если ты решишь узнать меня получше, - выбора, впрочем, у нее нет. Если он захочет, то ей придется узнать его лучше. Если он позволит, то она сможет узнать его лучше. От Матильды мало что зависит, особенно при том, как все складывается - она его боится и чувствует омерзение. Бедная, чистая девочка. Как бы она пела, если бы оказалась на месте своей служанки? Продолжила бы говорить ему о честном суде, справедливом наказании и прочих глупостях? - И какой бы была судьба пленных, скажи мне, будь добра? Их бы казнили, тут же забыв, или сослали защищать Гальдоран, тогда они продолжили бы бесчинствовать или на границах княжества, или в Серединных землях, - Райнхольд пожимает плечами и закатывает глаза. Собаке - собачья смерть, а суд дело смешное и зачастую нелепое. Разве станет девчонке, которая попалась этим ублюдкам, легче от мысли о том, что они теперь служат на пользу всем жителям их земель? Смерть дает хоть какое-то успокоение. - Ее снасильничали, она может понести ребенка, позор ей обеспечен. Ей повезет, если она сумеет скинуть его или потеряет, тогда семья, если у них найдется пара лишних монет, сможет отправить ее куда-то, где о ней никто ничего не будет знать, чтобы она жила нормально. Дорога теперь украшена головами тех, кто надругался над ней - уверяю тебя, в ближайшие месяцы там больше никто не появится, - а вот просто схвати о всех разбойников, то уже к исходу недели появились новые. Они не заканчиваются, как понимает Райнхольд, не в первый раз с ними сталкивающийся.
    [indent] Матильда с ним явно не согласна, но это бессмысленный и глупый спор. Он смотрит на нее, а потом легко дергает за одну из золотых прядей, касается пальцами уха и вновь отступает.
    [indent] -Твоя семья, давай, расскажи мне о ней. Что представляет из себя графство Нимбург и те, кому оно принадлежит? - Любопытствует Райнхольд, решая, что говорить о разбойниках им больше не стоит. Матильде это не доставляет никакого удовольствия, это по лицу у нее легко прочитать, а он сюда приехал не ссоры с ней искать.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/CdhHA9K.png[/icon][sign]And if you want to use me
    I could be your
    puppet     
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>чудовище не в овечьей шкуре</div>[/lz]

    +1

    27

    [indent] Княжич не облекает суровую правду в мягкие и блестящие слова; он не говорит, а рубит, и голос его вонзается как хорошо наточенный топор. Матильда, конечно, знала и до этого, как жестоко обошлись с бедной Анникой разбойники, и знала также, что тоже самое они собирались сотворить и со второй попавшей в их лапы девицей - с ней самой. Но одно дело - знать и старательно не думать, вытесняя горькие и страшные мысли подальше в глубину разума; и совсем другое - слышать их, ничем не приукрашенные, прямые и грубые, не смягченные той женской и осторожной вежливостью, с которой преподнесла ей новости тетушка: Аннике, мол, надо отдохнуть и набраться сил в кругу семьи, она под присмотром, с ней все будет хорошо, хотя на службу она вряд ли вернется. Баронесса в словах была обходительна и изворотлива, представила для самой себя и для племянницы все так, будто служанка всего лишь заболела и скоро поправится. Княжич же никакой жалости и никакого сочувствия к чужому горю не имеет.
    [indent] - А если я не хочу знать вас лучше? Мне достаточно уже неожиданностей и потрясений, - Матильда тоже скатывается до грубости, хотя до княжича ей еще далеко. Но ее слова уже опасны для нее же самой, она уже балансирует на очень тонкой грани - кто же отказывается от близкого знакомства с княжичем, кто может быть настолько безрассуден, чтобы вслух выразить свое нежелание с ним разговаривать? Только безумец; и Матильда, которой дурно от его общества, тошно от его слов, мутно от его неясных намерений, близка к умопомрачению.
    [indent] - Их бы судили, и все видели бы княжескую справедливость и строгость законов, а не вашу кровожадность, - упрямо повторяет она, не желая ни в чем соглашаться с этим чудовищем. Вряд ли Аннике есть дело до того, как погибли эти разбойники, вряд ли она думает ночами о том, что с ними случилось, вряд ли торжествует от того, что ее мучители мертвы. Матильда пытается представить себя на ее месте - и бледнеет почти смертельно, потому что воображение у нее достаточно богатое и живое, потому что она на волосок была от такой же судьбы. Она отшатывается от княжича, потянувшегося вдруг снова к ее волосам, вздрагивает, запинается о кушетку и без сил опускается на нее, глядя теперь на нежеланного гостя снизу вверх.
    [indent] - Зачем вам знать о моей семье? Разбойников мы не укрываем, перед князем ничем не провинились, - подозрительно переспрашивает она, напуганная уже всем, что он говорит и что спрашивает. Неужели княжич что-то недоброе замыслил против ее отчима, неужели тот вызвал чем-то недовольство этого чудовища? - Ничего интересного не представляет, обычное графство. Граф, мой отчим, - хороший и добрый человек, верный князю и соблюдающий все законы, - как по учебнику рассказывает Матильда. Чего еще от нее княжич ждал? Слезливых рассказов, что вторая графиня свою падчерицу любит больше родной дочери? Жалоб, что сводная сестра ее терпеть не может и выставляет чудовищем перед родней и всеми знакомыми? Ни к чему княжичу такие подробности знать.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/0wwJpW4.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET     
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга</div>[/lz]

    +1

    28

    [indent] К княжескому суду Райнхольд относится как к шутовскому представлению - печальное и бессмысленное это дело. Справедливость, законы, разве играют они хоть какую-то роль в княжествах? Разве соблюдает их кто-то, разве помнит о том, что правильно, а что нет? Матильда наивна, она совсем не знает, что из себя представляет Гальдоран, раз верит в то, что говорит ему. Княжество далеко не так прекрасно, как кажется на первый взгляд: будь все так, как все мечтают, то его собственная мать была бы жива, а не стала бы воспоминанием, от которого все отчаянно пытаются избавиться, приписывая ей все новые и новые грехи. Райнхольд ничего этого вслух не говорит [не хочет сейчас, да и не поймет его девушка, слишком уж против него настроенная], он и так достаточно неприятно правды открыл этой девушке, пускай вначале ее осмыслит, а уж потом перейдет к урокам посложнее. Все успеется, особенно, если он собирается и дальше с ней вот так развлекаться в свободное от каких-либо дел времяю
    [indent] Райнхольд смотрит на Матильду, отшатывающуюся от него как от чумного, и наклоняет голову набок. Пожалуй, с ней надо поосторожнее, доводить ее до нервного потрясения он не хочет. Ничего хорошего не будет, если он совсем уж ее напугает и доведет до слез. Она и сейчас-то дерзит [не хочет, значит, узнавать его получше, да, неужели совсем ничего не боится, раз смеет ему вот так такое говорить?] и смотрит на него большими глазами, а если ее сломать, то она точно откажется с ним играть. Вновь все станет скучно и пресно, а ведь он только-только получил в свои руки такую занимательную игрушку, будет жалко так рано все испортить. Он вздыхает и ерошит волосы у себя на затылке, не зная, как успокаивать переживающих девиц. Его самого-то в детстве даже не сказать, что кто-то пытался утешать - так, между делом, у него даже воспоминаний особых о подобном не осталась. Была мать, но сколько лет прошло с тех пор, как он видел ее в последний раз и чувствовал тепло ее тонких, слишком худых рук?
    [indent] -Ладно уж, к чему споры, - хмыкает Райнхольд и вновь приседает перед девушкой на корточки, чтобы не нависать над ней. Он высок и страшен, так ей должно быть хотя бы немного спокойнее. - Просто любопытствую, чего ты испугалась? Княжичу же положено лучше зать своих подданных. Считай, что устыдила меня, заставила вспомнить о своем долге и я хочу теперь стать лучше, - не поверит, конечно, но попытка же не пытка. - И хорошо тебе там живется? Я слышал, что то ли ты, то ли твоя сестру ко двору скоро должны отправиться, - вряд ли, конечно, сама Матильда, раз уж она падчерица, да и то, как отправили ее к дядюшке, тоже о многом говорит. Она не так уж и честна с ним, рассказывает глупые вещи, но он заставлять ее откровенничать не будет, это всего лишь вторая их встреча.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/CdhHA9K.png[/icon][sign]And if you want to use me
    I could be your
    puppet     
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>чудовище не в овечьей шкуре</div>[/lz]

    +1

    29

    [indent] Матильда блестящим образованием похвастаться не может: отчим и мать считали, что дочерям достаточно уметь читать, писать свое имя, складывать числа и различать гербы знатных семей, а все остальное для благородных дам - уже излишество, которое вряд ли сделает их жизнь хоть сколько-то лучше. Хильда на этом и остановилась, предпочитая совершенствовать свои шаги в танцах и стежки в вышивке; а Матильде повезло, что ее дядя-затворник охотно делился с ней всем, что сам узнал из книг. Его учение нельзя назвать хоть сколько-то систематичным и взвешенным: зачастую он просто читал племяннице вслух и скупо отвечал на ее вопросы, когда она в непонятных местах его перебивала; или показывал ей диковинные карты и рисунки; или сам подсовывал книги, которые считал полезными и интересными - или, возможно, только хотел, чтобы девочка сама сидела тихо и не отвлекала его.
    [indent] Был у ее дяди и другой недостаток - любимые книги переносили его в иной мир, мало общего имеющий с реальным. В том мире, в котором он с таким удовольствием жил, княжеский суд имел силу и был справедливым, разбойников можно было унять парой суровых приговоров, а в войнах всегда побеждали правые и добрые. Матильда иного мира тоже не знала, свято верила во все, что рассказывал ей дорогой дядюшка, и лишь изредка позволяла себе сомнения, когда сталкивалась с несправедливостью и всеми недостатками настоящей жизни. Колебала все устои ее мира сестрица Хильда, нисколько не вписывающаяся в идеалы благородной дамы, и пристальный взгляд на княжество выявлял все несовершенства, но Матильда чаще всего закрывала на них глаза и ничего лишнего знать не хотела, предпочитая следом за дядей прятаться в его просторной библиотеке.
    [indent] Княжич же ее из этого укрытия тащит силком; Матильда в его словах находит истину, но знать ее не хочет и спорит изо всех сил - и даже едва не записывает на свой счет победу, потому что княжич сдается неожиданно легко. Только ее доводов он все же не признает и мнение свое не меняет, поэтому вряд ли ее слова возымели на него хоть какое-то действие. Он вместо этого дальше интересуется ее семьей, и Матильда теряется, не знает, что княжич хочет услышать и что ей можно сказать. Не на Хильду же жалуется, которая житья ей не дает!
    [indent] - Если хотите стать лучше, узнавайте лучше о тех подданных, которые действительно нуждаются в вашем внимании и заботе, - продолжает упрямиться Матильда. Княжич не наказывает ее никак за прошлую дерзость, и она все больше смелеет и все меньше вспоминает о том, как стоило бы разговаривать с гальдоранским чудовищем. - Мне не на что жаловаться, у меня хорошая семья. И верно, Хильду вы вскоре встретите при дворе, она станет фрейлиной княгини - думаю, она вам понравится, - потому что она они - чудовища, только Хильда сладко улыбается и свою сущность как-то скрывает, а княжич грозно щелкает зубами и прямо показывает, что его стоит бояться. Упаси Творец от того, чтобы эти двое действительно сошлись - тогда Матильде никакой жизни уже не будет.

    [nick]Mathilda Eberhardt[/nick][status]I'll do whatever you want[/status][icon]https://i.imgur.com/0wwJpW4.png[/icon][sign]I wanna make you QUIET     
    I wanna make you nervous
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Матильда Эберхардт, 19</a></div><div class=lztext>падчерица графа Нимбурга</div>[/lz]

    +1

    30

    [indent] В том, что Матильда вела спокойную и размеренную жизнь, Райнхольд не сомневается ни на мгновение, и даже немного завидует ей. Его детство закончилось вместе с кончиной его матери, а спокойная жизнь подошла к концу, когда он лишился деда. Некому было защищать его, вокруг все кружили волки, и, чтобы выжить, ему самому пришлось стать зверем. Он такое никому не пожелает, это не то, как должно происходить взросление, но это то, что было у него, и то, от чего ему не избавиться. Райнхольд привык выживать, привык с боем отбивать себе чуть ли не каждый день, и он понимает, что вечно так жить не получится, что ему надо положить этому всему конец. Просто время для этого пока не пришло.
    [indent] -А разве не все нуждаются во внимании и заботе княжеской семьи? Никогда не думал, что нужно кого-то выделять, а кого-то забывать, - цокает языком Райнхольд. Они с Матильдой ходят по кругу, говорят друг другу одно и тоже, но ни один из них не соглашается со вторым. Себя он считает правым - девушка перед ним наивна, она не видела жизни, не знает, что она на самом деле из себя представляет. Это ничуть неудивительно, ведь она самая обычная девица знатных кровей, которая и не может быть знакома с той грязью, что легко можно встретить за пределами ее дома. Первое и самое яркое происшествие в ее жизни, как понимает Райнхольд, была эта проклятая встреча с разбойниками, которые вначале вдоволь порезвились бы с красавицей, а уж потом вернули бы ее домой за определенную плату. Как бы она запела, случись что-то непоправимое? Забыла бы обо всех своих идеях, растеряла бы уверенность в своей правоте, за которую сейчас так отчаянно и упрямо цепляется?
    [indent] Матильда упоминает свою сестру, и что-то в ее интонации кажется ему странным. Понравится, значит? Это что же представляет из себя леди Хильда из графства Нимбург, если Матильда так уверена в том, что она придется ему по душе?
    [indent] -Не думал, что ты так хорошо знаешь меня, что можешь судить, кто мне понравится, а кто нет. Или я не заметил, как мы успели сблизиться? - И снова Райнхольд смеется, веселится - Хильда не понравится ему, потому что, если она была выбрана княгиней, то будет верна ей, а иметь дело с кем-то из ее людей у него желания нет. Он знает, то мачеха и так пытается добраться до него, и облегчать ей жизнь он не намерен. - Она отправляется ко двору, а ты остаешься дома? Думаешь, что это честно? - Хотя, она ведь дочь барона, у нее нет ничего, а хлопотать за чужого ребенка граф явно не намерен. Действительно, зачем это делать, когда у него есть собственное драгоценное дитя, которое должно блистать в столице и найти себе самого хорошего супруга? Все родители одинаковые, только князь отличается от всех, потому что ему на своих сыновей наплевать.

    [nick]Reinhold Madalgrim[/nick][status]I'm a motherfucking monster[/status][icon]https://i.imgur.com/CdhHA9K.png[/icon][sign]And if you want to use me
    I could be your
    puppet     
    [/sign][fandom]<div class=fan2>original</div>[/fandom][lz]<div class=lzname><a href="https://gemcross.rusff.me/">Райнхольд Андреас Мадальгрим, 26</a></div><div class=lztext>наследник, первый княжич<br>чудовище не в овечьей шкуре</div>[/lz]

    +1


    Вы здесь » GEMcross » философский камень » I know you scared of me


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно