GEMcross

Объявление

Kaeya: — Нравится подарок? — Кэйа радостно заулыбался, не отпуская от себя Дилюка.

спасение утопа... утопцев
Shani & Geralt of Rivia

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » можно мне теперь открыть глаза?


    можно мне теперь открыть глаза?

    Сообщений 1 страница 20 из 20

    1

    как хочу я, чтобы мы играть все вместе могли...
    https://i.imgur.com/kl1Ynnq.png
    Helaena Targaryen & Cregan Stark

    Одна из первых остановок проходит не где-то, а в замке, где тепло и сухо.

    Отредактировано Cregan Stark (2021-10-15 15:46:52)

    +2

    2

    [indent] Если бы Криган путешествовал только со своими людьми, то остановок и привалов им требовалось бы куда меньше. Мужчинам в пути намного легче, тем более что среди них нет изнеженных южных дворян, поэтому кое-чем можно было бы и пренебречь ради того, чтобы поскорее вернуться домой. Он сам уже грезит Винтерфеллом, настолько ему надоело быть в гостях: он соскучился по родным землям, по родным стенами, по людям и по сыну, пускай Рикона он еще даже толком узнать не успел. Он был бы рад продолжать путь, но домой он возвращается не один, а с женой и тремя детьми [про провожающего их на драконе Деймона Таргариена он старается не думать - вот уж кто точно нисколько не виноват в их скорости], которым нужен отдых. Хелейна и мейстир суетятся вокруг принцев и принцессы, все переживают об их хрупком здоровье, и уже взявший на себя заботы о них Криган просто не может взять и отмахнуться ни от просьб своей жены, ни от ее беспокойства. В замок к лорду посылают гонца, и встречают хозяева их более чем радушно.
    [indent] Криган немногословен, но все, что ему, принятому со своими семьей и людьми в чужом доме, положено сказать, он говорит. Излишней радости он не изображает, такому он не обучен, но обвинить его в том, что он неискренен или злоуботребляет чужим гостеприимством нельзя. Он внимательно следит за всеми, кто оказывается в гостях вместе с ним: больше всего внимания он уделяет своим рицарям, одергивая их, если считает, что они позволяют себе слишком много, но и о жене с детьми не забывает. Все же, они его самая главная обязанность и забота, да и собственная гордость не дает ему покоя. Хелейна не дает и повода для замечаний [она наивна, но точно не глупа], но те взгляды, которые кидает на нее ее дядя, нервируют Кригана, наслышанного о том, какие отношения царят в этой семье. Да что там, его собственная жена была супругой своего родного брата, а сам Деймон вначале женился, если ему не изменяет память, на своей кузине, а потом на собственной племяннице. Он искренне сомневается, что ради утоления страсти или вековых традиций кто-то поступится договоренностью с Севером, но тем не менее не может найти в своей душе покоя.
    [indent] На небольшом пиру в честь гостей ни Криган, ни Хелейна надолго не задерживаются. Она уходит первой, чтобы посмотреть, как уложили спать детей, а он идет за ней следом чуть позже. Засиживаться допоздна - плохая идея, им с утра вновь в путь, тратить время здесь он никак не намерен. Он поскорее хочет вернуться домой, и согласен только лишь на необходимые остановки, чтобы не утомлять жену и детей.
    [indent] -Все спят? - Спрашивает он, отворяя дверь в отведенные им с Хелейной покои и начиная расстегивать застежки своего дублета.

    +2

    3

    [indent] Хелейна с ужасом представляет, что однажды по пути не окажется гостеприимного лорда с раскрытыми для их процессии дверьми замка или хотя бы теплого трактира; что в пути что-то случится и задержит их посреди леса; что ей и детям придется впервые в жизни ночевать вне дома, в неудобной, тесной и холодной карете. Хелейне страшно, она бесконечно уточняет у лорда Кригана, где он планирует останавливаться каждый день, и вздрагивает, когда колеса повозок наскакивают на ямы или выпуклости. Пока что Семеро благоволят им, и ничего тревожного не случается - они ночуют под крышей, у принцев и принцессы есть теплые комнаты и мягкие кровати, в которых они засыпают, едва только их белокурые головы касаются подушек. Дети в дороге ужасно устают, к вечеру плачут и капризничают - Хелейна старается их утешать и успокаивать, но добиться их улыбок становится все сложнее, а впереди еще столько дней в пути... Немного помогают лишь драконы: рядом с ними близнецы затихают, и к ужасу нянек и мейстера, Хелейна все чаще хотя бы одного из драконов пересаживает в карету к детям.
    [indent] Это будет долгий путь; Хелейна едва ли могла представить себе все трудности, которые им предстоят. Она целует на ночь уже спящих детей и оставляет их под присмотром нянек, находит свою спальню и перед дверью ненадолго замирает, прислушиваясь к шуму пира в главном зале и гадая, на сколько лорд Криган задержится там. Он, к ее удивлению, приходит быстро, она едва успевает переодеться ко сну и расчесать растрепавшиеся за день волосы. Хотя чему она удивляется? Ее муж не похож на любителя вина и развлечений, которые только могут найтись в скромном замке, и он наверняка собирается как можно раньше двинуться дальше на Север - бедные ее дети, опять ведь будут утром ныть, а потом досыпать уже в дороге. Хелейна разрывается между желаниями поскорее оказаться уже в Винтерфелле, оставив позади все тягости, и, наоборот, ехать помедленнее и не утомлять болезненных близнецов. Увы, приходится искать золотую середину, и она благодарна лорду Кригану за то, что он не забывает об удобстве Таргариенов.
    [indent] - Да, дети заснули сразу же, как только легли. А ведь дома... а ведь в Красном замке Мейлора всегда приходилось долго укачивать, - улыбается Хелейна, посреди фразы спешно исправившись: Красный замок - больше не ее дом, теперь она должна называть так Винтерфелл, который никогда прежде не видела. Она откладывает серебряный гребень и ныряет под одеяло, поворачивается на бок, подкладывая под голову руку, и вопросительно смотрит на своего мужа, пока он раздевается и ложится рядом: устал ли он, хочет ли он спать или?..

    +2

    4

    [indent] Криган не отрицает того, что он становится раздражительным и от того немногословным. Ему не нравится много чего присутствие Деймона Таргариена [он не забыл ни поцелуй, ни те взгляды, которые кидает дядя на прежде не интересовавшую его никоим образом племянницу], небольшая скорость их процессии и частые привалы, драконы, пусть он и смирился с ними. И без того непростое путешествия становится еще более сложным, и он уже спит и видит, как окажется в родных стенах. Он хочет домой, в этом его желании нет ничего дурного и необычного. Он хочет домой увидеть своего сына, который уже наверняка порядком вырос. Он хочет домой, чтобы хорошо узнать свою супругу, наконец, потому что сейчас у них нет толком времени друг на другом. Все это временное, но с собой он ничего поделать не может - он раздражается, сердится и потому больше молчит, чтобы не приведи боги не повести себя неподобающим образом. Оскорблять кого-либо придирками и бросать тень на свое имя Криган не намерен, как бы порой не было ему сложно молчать.
    [indent] Голос Хелейны тихий и нежный, Криган прислушивается к ней, пока раздевается и кивает, слыша ее оговорку. Для нее Винтерфелл не скоро станет домом - как, когда она столько лет жила в Королевской гавани? Она привыкла к другому, и глупо ждать, что она так легко забудет прошлое и будет смотреть в будущее. Она еще полюбит свой новый дом, но для начала до него надо добраться, а дорога впереди у них еще долгая, особенно с тем, как часто они вынуждены останавливаться для отдыха, так необходимого ей и детям.
    [indent] -Мейлор просто больше всех устает. Близнецы неплохо переносят дорогу, я думал, что будет хуже, - замечает Криган, ложась на кровать и тут же поворачиваясь на бок, чтобы видеть Хелейну. Он силится вспомнить, как засыпал Рикон, но не может. Его сыном занималась кормилица, а сам он не так уж и много времени проводил с младенцем. Быть может, будь жива Арра, все было бы иначе, только вот этого ему уже никогда не узнать. Ничего, он скоро увидит Рикона, а там, быть может, у них [помимо четырех имеющихся] будут еще дети, и с ними все будет иначе. Скорее всего так и будет, Криган не сомневается, потому что у него есть сын, а Хелейна уже дважды беременела и спокойно вынашивала, в их случае за продолжение рода можно совсем не переживать. - Я не спросил о том, как ты. Дорога для тебя не слишком тяжелая? - Криган касается пальцами щеки Хелейны в простой ласке и тянется к ее волосам, которые, чудится ему, светятся в полумраке отведенной им радушными хозяевами комнаты.

    +2

    5

    [indent] Лорд Криган ведь ненамного ее старше, хотя бы в этом ей повезло во втором браке; но Хелейна рядом с ним все равно робеет, смотрит порой с опаской и старательно учится различать его настроение. С Эйгоном все было просто, она знала его с самого глубокого детства, чувствовала его, угадывала его настрой, особенно когда отбросила все радужные фантазии об их семейной жизни и увидела его без прикрас и иллюзий. Второй же муж все еще остается для нее незнакомцем; Хелейна старается не вспоминать все, что слышала о северянах, не считать их дикими и грубыми, не бояться Кригана, но она ловит в пути его хмурые, мрачные взгляды, слышит неожиданно резкие нотки в его голосе, видит сжавшиеся на поводьях пальцы - и пугается его, старается успокоить детей и не отвлекать их от желания выйти из повозки и размять ноги, побегать и поиграть. Лучше посидеть подольше и потерпеть, лучше сделать так, чтобы путь их не затягивался и Винтерфелл показался впереди как можно скорее, но ее все равно бросает в дрожь, когда она думает об оставшемся расстоянии.
    [indent] - Я полагала, близнецы будут уставать больше него, - она неохотно признает слабость и нездоровье своих старших детей, но они действительно от рождения отличаются бледностью и болезненностью. Мейлор хоть и младше, но активнее и крепче, и за него Хелейна переживала меньше - возможно зря, потому что он сейчас быстро утомляется и рано засыпает, и как бы это не оказалось вдруг свидетельством какой-то болезни, пожирающей его изнутри. Мейстер твердит, что ее сын совершенно здоров, но как же Хелейне откинуть тревоги? - Со мной все хорошо, не волнуйся за меня. И прости, что мы так замедляем вас. Я бы тоже хотела ехать быстрее, - но из-за детей приходится часто останавливаться, а просторная повозка тяжела и неповоротлива, так что быстро скакать не выходит. Хелейна хотела бы хоть что-то сделать, но это не в ее власти, увы.
    [indent] Она придвигается ближе к мужу и осторожно его целует, но дальше этого не заходит: Криган только обнимает ее и советует уже заснуть, потому что следующий день легким не будет. Хелейна закрывает глаза и послушно старается последовать его наказу, но сон к ней не идет; она прислушивается к звукам чужого замка, беспокоится о размещенных в каком-то амбаре драконах, переживает за детей, оставшихся под присмотром нянек и мейстера, изводит себя мыслями о будущем. Хелейна вздыхает, вертится, меняет одну позу за другой, а потом, не выдержав, садится на кровати и сонно трет глаза, в которые будто бы песка насыпали. Может быть, будет легче заснуть, если она выпьет вина; она встает осторожно, выглядывает в окно, любуясь выглянувшей из-за облаков луной, и с трудом находит в темноте стол, на котором слуги с вечера оставили кувшин и кубки. Хелейна старается не шуметь, но в незнакомой комнате посреди ночи это выходит плохо; с наполненным кубком она снова возвращается к окну, медленно пьет и ищет в своей голове хоть какие-то хорошие мысли, кроме вечного беспокойства обо всем подряд и тоски по дому и дракону, оставленным навсегда.

    +2

    6

    [indent] Хелейна тревожится за все, и винить ее за это Криган не может. По-настоящему в безопасности она и ее дети будут только тогда, когда достигнут Винтерфелла и ее дядя вместе со своим драконом отправится обратно в столицу. Дорога у них тяжелая и долгая, дети малы и к такому не привыкли, и они все только-только избежали самой страшной участи. Ему хотелось бы унять все ее волнения и успокоить, но он ничего не может ей предложить, кроме как обещания, что дома всем будет лучше. В самом деле будет, но для начала до этого дома нужно добраться.
    [indent] -Главное, что они неплохо справляются, как и ты. Тебе не за то просить прощения, а теперь пошли спать, - поцелуй выходит коротким, то ли нежным, то ил уставшим, но о продолжении думать сейчас не стоит. Криган старается держать себя в руках - супруга ему приятная, она красивая и мягкая во всех тех местах, в которых должна быть мягкой. Как ему не желать ее? Но насытиться всем они успеют в Винтерфелле, напоминает он себе, обнимая ее и закрывая глаза. Дома им некуда будет торопиться и не о чем думать, поэтому можно будет посвятить время и тому, чтобы узнать друг друга.
    [indent] Криган засыпает легко - за день он устает, как тут не устать, когда он отвечает за стольких людей, когда у него на руках молодая жена, троей детей и двое драконов? Хотя бы за ее дядю можно не переживать, потому что, как сухо ответил Старк на одну из его шуток, если тот расшибется вместе со своим драконом, то это будет виной только самого Таргариена. Не стоит ведь забывать о том, кто тут Старша на пару-тройку десятков лет? Но на самом деле, в этом плане супруг королевы Рейниры у него не вызывает тревог, за него в самом деле можно нисколько не беспокоиться, но вот за всех остальных он должен. Это его обязанность как лорда Винтерфелла и Хранителя севера, мужа и отца, а Криган, как и большинство представителей его древнего рода, всегда ответственно относился к тому, что было возложено на его плечи. Если не он будет думать о своих людях, то кому же делать это? Его дядя вот решил, что это может стать его долгом, но он очень глубоко ошибся, решив, что это так.
    [indent] Отступает сон неохотно, но то, как ерзает на кровати Хелейна, как, наконец, осторожно вылезает из под покрывал и начинает бродить по комнате, окончательно отгоняет его. Криган сонно моргает, прислушиваясь к своей супруге [он точно знает, что это она, поэтому не шевелится и не напрягается], потом вздыхает и трет лицо, садясь.
    [indent] -Тебе нехорошо? Почему не спишь? - Он кидает взгляд к окну, к которому подошла Хелейна, и, после небольшой паузы, опускает ноги на пол. В темноте и он видит неважно, но ее находит легко, касается ладонью ее спины и прислоняется плечом к стене. Криган выглядывает наружу, смотрит на луну - у них еще есть несколько часов, чтобы поспать, еще то ли совсем рано, то ли совсем поздно. Если скоро они вернутся в постель, то даже смогу неплохо выспаться, прежде чем вновь отправляться в путь. Он знает отношение девушки к тому, как рано они трогаются, но ничего не поделать с этим, если они хотят поскорее оказаться дома и оставить все тяготы пути за своей спиной.

    +2

    7

    [indent] Все должно быть не так. Хелейна острее, чем когда-либо прежде, чувствует, что находится не на своем месте и что в будущем ее не ждет ничего хорошего. Отчасти она виновата в своих бедах сама; возможно, она напрасно поддалась страху и решилась на предательство, возможно, Эйгон сумел бы и победить, и защитить их детей, и сохранить корону на голове и голову на плечах. Хелейна могла бы стать королевой, ее детям не пришлось бы ничего бояться, Джейхейрис стал бы однажды наследником своего отца и деда... но на этом ее воображение ломается, потому что своего старшего сына она никак не может представить на Железном троне. Это не для него, это никогда не было его судьбой, так же как и его отец никогда не должен был примерять на себя корону, принадлежавшую Рейнире. Джейхейрису лучше будет на Севере, вдали от интриг и искушений - Хелейна то ли действительно в это верит, то ли пытается себя убедить, что не сделала ошибку.
    [indent] Роковую ошибку сделали ее мать и ее брат, когда скрыли смерть короля и пожелали оставить корону себе, и их стоило бы винить во всем, что в жизни Хелейны пошло неверно, но им обоим она до сих пор находит оправдания и перед ними до сих пор раскаивается. Было бы проще, если бы обида и злость оказались сильнее, но их Хелейне всегда недоставало; было бы проще, если бы она не оглядывалась назад и не пересматривала снова и снова свои решения. Она жива, ее дети живы и здоровы, они не лишились даже своих драконов - ей бы радоваться, но в горле словно ком встает, которые мешает ей спать и порой даже дышать. Днем с ним сладить легко, у нее других забот полно; но ночью, впервые за долгое время проведенной в чужом доме и в незнакомой постели, сделать ничего со своими суматошными мыслями она не может.
    [indent] Хелейна надеется немного утешить свои тревоги вином или хотя бы не беспокоить мужа тем, как вертится в постели и не может уснуть; но выходит лишь так, что она его будит. Принцесса тяжело вздыхает и оглядывается на Кригана с сожалением - стоило все же попросить у гостеприимных хозяев замка две спальни, но им слишком много гостей приходится сегодня принимать в своем скромном доме, чтобы найти лишние покои для капризной принцессы.
    [indent] - Нет, мне просто не спится, - качает она головой, вздрагивая от прикосновения мужа и невольно сравнивая его с Эйгоном. Когда-то он ведь тоже был со своей сестрой-женой внимательным и нежным, когда-то... Так давно, будто в другой жизни. - Прости, я не хотела тебя разбудить. Возвращайся в постель, я допью вино и тоже лягу, - она поднимает в воздух и протягивает Кригану, если у того тоже пересохло в горле. Ему лучше выспаться, у лорда Старка в дороге куда больше дел и обязанностей, чем у его жены; Хелейна, если дети будут спокойны, вполне может с ними в повозке вздремнуть в пути, а у ее мужа такой роскоши нет.

    +2

    8

    [indent] О том, что происходит в голове принцессы Хелейны Криган может только лишь смутно догадываться. Они еще не знают друг друга, они только познакомились и поженились, им еще предстоит привыкнуть к совместной жизни и выучить привычки, которых хватает у каждого. Это странно и неудобно, думает он, вспоминая свой прошлый брак, но сравнивать свою подругу детства с кем-то почти грешно. Его покойная жена знала его как облупленного благодаря тому, что провела рядом с ним долгие годы. У них было взаимопонимание, будет оно и здесь, но чуть позже. Все приходит со временем, в этом ничего удивительного нет, и Хелейна не становится хуже просто потому что они еще не знакомы, и брак с ней тоже не становится плохим. Все будет, уверен Криган, но всему нужно время, а им еще и до дому пока что надо добраться, там уж и познакомятся нормально.
    [indent] Впрочем, кое-что о своей супруге он уже знает. Принцесса нисколько не похожа на свою старшую сестру: она ранимая и мягкая, сердце ее полно тревог и страхов, которые сложно назвать глупыми. Она переживает разом обо всем, порой излишне суетится, и теперь он тоже видит, что она чем-то обеспокоена. Криган может ее послушаться и лечь обратно в постель, но какой тогда из него муж, если он сейчас от нее отвернется просто из-за того, что это будет удобнее всего сделать?
    [indent] -Я вижу, что тебе не спится, - со вздохом говорит Криган и принимает из рук своей жены. Он делает пару глотков, облизывает губы и возвращает ей кубок, но сам не уходит и на постель даже не смотрит. - Ничего страшного не случилось. Лучше расскажи, что тебя тревожит, я же вижу, что тебя что-то мучает. Если поделишься, то тебе станет легче, а я, быть может, тебе даже как-то помочь смогу, - увы, отстоять Пламенную Мечту было невозможно и, понимая это, Криган даже не заводит подобных речей. Хорошо, что ее детям досталось хотя бы два дракона [который потом еще наверняка принесут им всем массу проблем, но об этом он молчит, не желая доставлять своей супруге еще больше беспокойства], просить о больше было бы ужасно опрометчиво. Королева Рейнира потеряла детей, но милостиво согласилась оставить жизнь своим племянникам, а ее супруг продолжил проявлять королевскую щедрость. После этого проявлять наглость или жадность было глупо и опрометчиво, нужно было как можно скорее уезжать. Они ведь это оба понимают, верно?
    [indent] Криган пару мгновений молчит и не двигается, а потом протягивает руку к Хелейне и легко касается пальцам ее щеки, то ли лаская ее, то ли успокаивая.

    +2

    9

    [indent] Не во всяком браке находится место пониманию и близости - не той, которая происходит между супругами в постели ради рождения детей, но той, которая достигается в разговорах и внимании. И Хелейна от лорда Кригана многого не ждет: будет к ней добр и ласков, будет заботиться о ее детях - и хватит, большего требовать от него не приходится. Он ведь тоже вряд ли хотел в жены принцессу-южанку, да еще такую, за которой придется постоянно присматривать, которая в его дом может принести беду и измену, которую надо сторожить от предательства и удерживать от интриг - даром что Хелейна даже не собирается ни во что ввязываться. Лорду Старку ее тоже навязали, выбрали самое дальнее и самое надежное королевство, куда только можно отправить в ссылку ненужную и опасную принцессу; он не добивался этого брака, он ее не любит, он ей ничего не должен, и Хелейна ничего у него не просит и на теплый брак даже не надеется - непохоже, чтобы суровый лорд Криган был способен на какие-то нежности и чтобы готов был утешать свою жену и вытирать ее слезы.
    [indent] И все же вот он здесь, стоит рядом с ней и спрашивает, что ее волнует; и Хелейна снова невольно сравнивает его с Эйгоном, который изображал и любовь, и страсть первое время, но никогда не потрудился бы ради нее встать среди ночи и поинтересоваться о ее тревогах. Или же лорд Криган честно выполняет возложенный на него королевой долг и проверяет, что его супруга не замыслила посреди ночи ничего дурного против законной правительницы? Хелейна хмыкает и трет переносицу, смеется над собственными мыслями: в кого только ее превращает засевший в груди страх!
    [indent] - Нет, ничего... ничего особенного, и одновременно все сразу, - она слабо улыбается и неловко пожимает плечами: не спится ей от того, что в голове слишком много мыслей и тревог, но при этом ни одна из них не выступает на передний план и не сжимает ледяной рукой ее сердце. И заснуть Хелейна не может не от гнетущей тревоги, лишающей ее покоя, а от обилия мыслей, будоражащих ее разум. Каким будет ее новый дом, понравится ли он детям, помогут ли ей Семеро быть хорошей женой для северного лорда, не втянет ли ее Эймонд в свои козни, что будет с Пламенной Мечтой в столице и когда они увидятся в следующий раз, признают ли мелкие драконы ее детей и проклюнется ли яйцо у Мейлора... и простит ли ее когда-нибудь матушка, поймет ли, что Хелейна просто заботилась о своих детях и не желала для себя короны ценой их жизней?..
    [indent] - Все так глупо, что даже внимания твоего не стоит, и помочь тут нечему, - она наклоняет голову набок, прижимаясь к его ладони, и прикрывает глаза, даже не зная, с чего лучше начать рассказ о своих тревогах. - Я никогда не думала, что моим домом может стать вдруг не Красный замок, а моим мужем - не брат, с которым я росла, что мне придется расстаться с драконом и со все знакомым... и что мне некого будет в этом винить, кроме себя. Не пойми неправильно, я не жалею, но... - но ее первый муж мертв, мать и дед ее никогда не простят, сестра с трудом ее терпит, а все привычное ускользает, и от вины ее плечи невольно сгибаются, а сон отступает.

    +2

    10

    [indent] Все это странно и страшно, но не для него, конечно же, а для Хелейны. Даже ее дети толком еще не понимают, что происходит с их жизнями, не осознают, что могли умереть, если бы не старания их матери. Она отказалась от всего, что могла бы получить, предала мужа, братьев и мать, а все ради того, чтобы ее дети не пострадали. Криган понимает ее и не хочет сделать ничего, что могло бы нанести ей вред. Он берет ее в жены, накидывает на ее плечи свой плащ, и теперь перед ним не драконья принцесса и королева Семь королевств, а леди-волчица, хозяйка Винтерфелла. Теперь она его забота, теперь ее благополучие то, за чем он тоже должен следить, и он хочет, чтобы девушка полюбила Север.
    [indent] -Я должен знать, что беспокоит мою жену, - тихо и спокойно говорит Криган. Речь идет не о том, что поручено ему короной, а исключительно о супружеских обязанностях, которые он должен выполнять. Он не воспринимает их как какую-то повинность, они ему не в тягость, он лишь очень четко понимает, что должен делать. Оставлять Хелейну наедине со своими переживаниями он не может и не должен, он должен понимать, что с ней, чтобы знать, как ей помочь. Криган не может сказать, что успел достаточно изучить ее, нет, они едва знакомы, хоть уже и зовутся мужем и женой, но он не бесчувственный и ограниченный, ему не нравится видеть Хелейну расстроенной и встревоженной, особенно тогда, когда она под его опекой. Ему отдали ее для того, чтобы она не мешала больше своей сестре, чтобы ее дети не стали угрозой ее правлению, и вместе с этими обязанностями он возложил и заботу о них четверых на себя. Он муж и отчим, у них будут и общи дети, и он отказывается не обращать внимания на такие вещи.
    [indent] Хелейна говорит не неохотно, а неуверенно, с трудом объясняет, что же ее гложет. Криган гладит ее большим пальцем по щеке и чуть улыбается, когда она наклоняет голову, будто бы прося больше ласки. Она очень заботлива по отношению к детям, не сказать, что боится и его прикосновений, но при этом там странно тянется к нему, когда он проявляет внимание. Неужели ее покойный супруг [ее брат, что ему все еще немного странно] совсем не заботился о ней? Криган знает о прошлом браке своей жены преступно мало, но почти уверен, что у Эйгона были бастарды. Уже это о многом должно говорить, разве нет?
    [indent] -А я не думал, что возьму в жены южанку, привезу домой ее детей и буду воспитывать как своих, - Криган тоже  иначе представлял свою жизнь: он не думал, что его дядя попытается отобрать у него Винтерфелл, не думал, что его первая супруга так рано и глупо умрет, не думал, что опальная принцесса Таргариенов станет его женой. Никто не мог подобное предположить, но теперь это та жизнь, которая у них будет, и он уверен, что в Винтерфелле они все смогут жить спокойно и счастливо. - Это страшно, да? Винтерфелл не похож на Красный замок, там не будет твоего дракона, но я обещаю, что ничего вас там не потревожит. Я буду тебе достойным мужем, - он наклоняется к ней ниже и касается губами ее скулы. Он не хочет, чтобы их брак был омрачен недопониманиями и обидами, он хочет тихой и спокойной жизни, которая нужна и Хелейне тоже.

    +2

    11

    [indent] От столь настойчивого - и, хочется верить, искреннего - интереса к ее мыслям и чувствам Хелейна теряется. У нее нет поводов жаловаться на то, что ее не любили, не обращали на нее внимание, не вспоминали о ней; Хелейна была принцессой, желанным ребенком, любимым даже, и детство и юность прошли в заботе и тепле, но... Но настоящей отрадой отца всегда была старшая дочь, а не младшая; матушка, разочаровавшись в уме и сообразительности Хелейны, отодвинула ее в сторону, будто надоевшую игрушку; для Эйгона она была лишь удобной, молчаливой, глупенькой женой, рожавшей детей и не мешавшей его развлечениям; Рейнира о существовании сестры вспомнила, лишь когда та сама прилетела на Драконий камень и предложила свою верность; Эймонд был мальчишкой, далеким от сестры, а Дейрон был намного младше [и о нем Хелейна льет больше всего слез]. Ее любили и опекали, ее использовали и направляли, но никто не спрашивал, какие мысли тревожат ее по ночам - потому что какие мысли могут быть в ее пустой голове?
    [indent] Но Криган действительно хочет знать, что не дает спать его жене, и от ее волнений он не отмахивается, не называет их пустыми и напрасными, не велит все забыть и вернуться в постель. Уже это вселяет в ее сердце надежду, что жизнь в незнакомом и далеком Винтерфелле окажется хотя бы не ужасной. Ее муж - не только человек своего слова, но у него вдобавок находятся собственные представления о браке, которым он упрямо следует, и для Хелейны все это непривычно. Не такого брака она ждала, но ее надежды он пока что не разочаровывает, а превосходит.
    [indent] - Должен или хочешь? В брачных клятвах ничего об этом не было, и немногие мужья готовы такой долг на свои плечи взвалить, - она дергает уголками губ в намеке на улыбку и решительно затаптывает все робкие сомнения, что Криган ее спрашивает лишь потому, что выполняет свой долг перед короной. Если даже так, то он может быть спокоен: у окна она не Эймонда на Вхагар высматривала, а действительно лишь предавалась своим тревогам. Если даже так, то ее муж имеет все права подозревать ее в дурных замыслах, но Хелейне хотелось бы, чтобы его интерес все же был вызван иными чувствами.
    [indent] - Страшно, - тихо соглашается Хелейна. - Прошу тебя, не думай, что я сомневаюсь в тебе или не верю твоим обещаниям. Но не все зависит лишь от тебя, и меня пугает неизвестность, и... Прости, я даже не могу толком объяснить весь этот вздор, - вздор, жалкий лепет взрослой женщины, матери троих детей, вдовы и снова жены, испугавшейся посреди ночи какой-то глупости. Она с раскаянием качает головой и утыкает лицом в грудь своего мужа, старается каждым жестом показать, что хотя бы его не боится и ему доверяет всецело, доверяет самое ценное, что у нее есть, - своих детей, их будущее, их счастье.

    +2

    12

    [indent] Хелейну стоит подозревать в измене, но не ему, как мужу, а ему как ее тюремщику. Ни для кого не секрет, для чего ее с детьми отправляют на Север, всем ясно, что делает королева Рейнира - с глаз долой, из сердца вон, да подальше, чтобы никакой заговорщик не дотянулся до низвергнутой королевы и ее отпрысков; подальше, чтобы их имена и лица забылись сердобольным народом; подальше, чтобы дурная молва не окрестила новую правительницу убийцей родни и невинных детей. Все это понятно, и опасения Кригана можно было бы понять, потому что ему в жены достается отнюдь не лишенная прошлого женщина. Оно у нее есть, оно такое, что просто так взять и забыть о нем не удастся. Хелейну стоит подозревать в том, что она что-то скрывает, на что-то надеется, но у него этого и в мыслях нет. Его супруга не та, кто будет плести хитроумные интриги, не та, кто способен расставлять ловушки для своих врагов. Она всего лишь уставшая и испуганная женщина, борющаяся ни за что иное, как за жизни своих детей, да и то в этом ей тоже не хватает сноровки, иначе бы не зависела она от чужой воли так, как зависит сейчас.
    [indent] Криган обнимает Хелейну за плечи, когда она едва улыбнувшись доверчиво жмется к нему, и устраивает ладонь у нее на затылке. Ему странно видеть такие волосы как у нее - они словно серебряные нити, тонки, мягкие, в них легко путаться пальцами. Такая утонченная красота ему чужда, но он не мог не оценить ее даже в их первую брачную ночь, не может не оценить он ее сейчас, когда волосы его супруги при свете луны причудливо переливаются и блестят. Сейчас они даже красивее чем днем, когда лучи солнца их немного золотят.
    [indent] -Я хочу, чтобы ты перестала судить меня по вашим южным мужьям. На севере все иначе, выбор жены - это не блажь и не причуда, это спутница жизни и мать будущих детей, - на юге, может быть, и принято не переживать ни о чем, но не у него дома. Никому не нужны лишние проблемы, о беспокойствах и тревогах лучше поговорить, чтобы или понять вдруг, что они не так уж и страшны, или же найти способ успокоить душу. Криган на слова скуп, он холоден в беседах, но упрекнуть его в невнимательности нельзя, как нельзя и сказать, что он бесчувственен. Он всего лишь Старк, он такой же, как и большинство его предков, как и большинство его потомков, и другим он быть попросту не может. Хелейна это поймет, она, как ему кажется, уже начала это понимать.
    [indent] Его супругу пугает неизвестность, ее пугает то, что она и ее дети едут в незнакомое им место. Криган может это понять, потому что они и так уже много пережили. Он задумчиво кивает и легко касается ее макушки губами.
    [indent] -Я отправил домой ворона. Нас будут встречать пиром - он выйдет куда скромнее тех, кто давал твой отец, но, я надеюсь, он понравится тебе. Я велел подготовить близнецам самые комнаты рядом с нашей, они темные, но не душные, им подойдут. А Мейлор пока будет спать с Риконом, они оба еще малы, вместе им будет хорошо, да и присмотр у них так будет лучше, - рассказывает Криган ей то, что думал рассказать чуть позже. Быть может, от того, что их в самом деле ждут, ей станет легче? - И в наши покои я велел принести лучшие меха, чтобы тебе было хорошо и удобно... к слову, пойдем, - он тянет ее к постели, потому что ему-то не холодно, но ей, южной и

    +2

    13

    [indent] Изгнание на Север вежливо называют удачным и выгодным браком, и Хелейне хватает сил поддерживать спектакль, беззаботно улыбаться на своей второй свадьбе и носить наряд в светло-серых цветах Старков, хотя на самом деле ей положено еще наряжаться в черный траур и горевать обо всех, кого она предала и потеряла. Рейнира ей и ее детям выбирает не просто мужа и приемного отца, но и надежного надзирателя: Старки своему слову всегда верны, и даже Хелейна понимает, что из всех вестероских лордов только Криган даже мысли не допустит о новом восстании и о том, чтобы посадить на трон своего воспитанника. Никто больше такого доверия не заслуживает; и Хелейна лишь надеется, что брачные клятвы для него окажутся хотя бы на втором месте после клятв перед Железным троном, что ее детей он будет опекать и защищать - ото всех, кроме их же семьи, для которых дети изменника всегда будут неудобны и опасны, даже если их мать принесла все нужные обеты и от их лица отказалась от любых притязаний на корону.
    [indent] - Юг отличается от Севера не так сильно, как ты думаешь. Женятся здесь тоже ради детей, а ради блажи и причуды берут в постель фрейлин и служанок, - невесело вздыхает Хелейна. Эйгон назвал ее женой, потому что ему - или, вернее, их матери - нужны были дети с кровью Таргариенов, не разбавленной еще больше посторонними примесями; и Эйгон утехи искал в чужих объятиях, пока она носила, рожала и воспитывала их детей. Только он про ее тревоги ничего знать не хотел, ни о чем ее не спрашивал и не обещал ей спокойной жизни. Напротив, любое счастье он у нее отнял, надев на них обоих короны и решив их детей отправить воспитанниками к лордам-союзникам: так, мол, было бы для них безопаснее, чем оставаться в Королевской Гавани. Разве интересовали его в тот момент мысли жены?
    [indent] - Я уверена, что мне все понравится, и детям тоже, особенно если приготовят их любимые блюда, но... с нашей? С одной? - недоуменно переспрашивает она [что же, Винтерфелл такой тесный, что у лорда и леди одна спальня?], вслед за мужем идя обратно к кровати. Он и там ее не отпускает, обнимает и привлекает к себе, а Хелейна осторожно кладет голову ему на плечо и все еще не чувствует никакого желания спать. - А драконы? Ты предупредил, что с нами едут драконы? Для них тоже надо подготовить место, лучше каменное и теплое, - беспокойно уточняет Хелейна. К таким гостям - вернее, новым жителям - Винтерфелл точно не готов; может быть, еще остались где-то сведения о том, как устраивали во время недолгого визита дракона королевы Алисанны, но Хелейна ничего узнать не успела, занятая другими заботами и стремлением как можно теплее укутать детей в долгой дороге. Вся беззаботность, все то, на что она закрыла глаза в последние дни в Королевской Гавани, скоро выйдет ей боком: она мало знает о Севере и о северных лордах, почти ничего не знает о собственном муже и о его доме, едва ли представляет свою жизнь в качестве леди Винтерфелла - вряд ли она будет столь же легкой, как у принцессы в Красном замке.

    +2

    14

    [indent] Криган очень хорошо понимает, что он не только счастливый муж, но и тюремщик - ему вручают опальных принцев и принцесс, вверяют ему их жизни, и он со всем этим соглашается. Никого неволить и мучить у него в мыслях нет, Север станет им всем домом, потому что там им будет безопасно, там все будет хорошо и никто не тронет их. Они ведь не собираются роптать и бунтовать, жизнь там будет тихая и скучная, но даже это, наверняка согласится с ним Хелейна, куда лучше гибели. К тому же, он собирается сделать все, чтобы его новой семье было хорошо: Винтерфелл тепло встретит и новую госпожу, и ее детей, им не на что будет жаловаться.
    [indent] -Тогда хорошо, пожалуй, что у северян слишком много забот, чтобы позволять себе блажи и причуды, - хмыкает Криган, у которого не было никогда желания заводить себе любовницу. Старки верные, блуд и бесчестие большинству из них не свойственно, хотя, как он уже успел убедиться, бывают и исключения. Его дядя вот оказался одним из них, когда решил забрать власть себе, предав память своего старшего брата. Что же с ним делать? Отпустить или подержать еще в темницах? Криган не хочет бесчинствовать, считая, что наказания должно быть соразмеримо с преступлением, но не знает, как именно поступать с клятвопреступниками одной с ним крови. Убивать родню ведь тоже дело дурное, а отпускать того, кто уже ненавидит его, глупость, особенно теперь, когда он не один. У него на руках есть жена и целых четверо детей, за всеми должен быть присмотр, за них он переживает, поэтому вынужден быть даже осторожнее обычного. Никто из тех, кого он поклялся защищать, не должен пострадать.
    [indent] К своим клятвам Криган относится более чем серьезно, но Хелейна пока что об этом ничего не знает. Они ведь не так уж и долго знакомы, пускай уже и зовутся мужем и женой и даже постель не раз делили. Им обоим еще только предстоит выяснить все друг о друге, все у них впереди, поэтому он не удивляется ее изумлению и не обижается, слыша сомнение в голосе. Ее брак с родным братом ведь не был счастливым, если он верно все понимает, поэтому и нет ничего странного в том, что она не ждет тепла и здесь, не спешит решить, что тут она в самом деле будет хозяйкой в доме ласкового мужа. Криган не может сказать, что будет в самом деле нежным и ласковым, он, все же, суховат и прохладен, но, кажется, даже это лучше того, что получают многие, меняя отцовский дом на мужний.
    [indent] -Не переживай, я предупредил обо всем, - обрывает любое беспокойство своей жены Криган и гладит ее по плечу, путается пальцами в серебристых волосах. Вот уж точно что будет на севере неменьшей диковинкой чем драконы! Льняные косы, пшеничных и золотые он видел, но такие как у нее - нет, никогда прежде. - Нашей, ты верно услышала. В моей семье мужья с женами спят вместе. Не думал, что успел уже надоесть тебе, - пытается пошутить он и, вздыхая, осторожно отодвигает Хелейну и нависает над ней, опираясь на постель локтями по обе стороны от ее головы. - Тебе это не нравится? - Что же она ждет от брака, что еще ему не сказала?

    +2

    15

    [indent] Криган на себя все заботы берет о ней и о ее детях, как и положено хорошему мужу; но Хелейна все равно успокоиться не может и разводит суету по любому поводу. Что бы он ни говорил, как бы ее ни утешал, она не забывает, что отправляется на Север не только женой, но и пленницей; и не забывает, что он ее детям - не отец, а надзиратель. У нее нет поводов обвинять его в равнодушии или искать злые намерения, но никто ведь не позаботится о детях лучше нее, и никому, кроме нее, они ведь не нужны живыми и здоровыми. Они ведь дети бунтовщика и узурпатора; у Хелейны сердце обрывается и разбивается каждый раз, когда они спрашивают у нее про отца: где он, что с ним, когда он вернется к ним. Даже близнецам пока сложно понять, что такое смерть; а Мейлор слишком мал еще, чтобы осознать, что никогда больше не увидит отца. И даже когда они вырастут и все узнают, что ей говорить об Эйгоне? Должны ли ее дети его проклинать и ненавидеть, называть следом за всеми узурпатором и ничего хорошего о нем не ведать? Хелейна не любила его, Хелейна его предала и погубила, но все же не заслужил он такой ненависти от собственных детей, не был он таким уж плохим отцом и плохим человеком, как говорят теперь на каждом углу. Но если хоть слово доброе она о нем скажет, не примут ли это за знак очередного предательства?
    [indent] Дурно так много думать о первом муже в постели со вторым, но Хелейна не может перестать сравнивать Эйгона и Кригана и против воли ждет от северянина такого же отношения, как от своего брата.
    [indent] - Действительно хорошо, - она слабо улыбается, но смотрит на своего мужа серьезно и облизывает губы, прежде чем решается продолжить: - Но пожалуйста, пообещай мне... если у тебя станет меньше забот и найдется время на причуды, я бы хотела об этом узнать от тебя, а не от кого-то еще. И лучше бы до того, как у причуд появятся... видимые последствия, - тихо заканчивает Хелейна. У нее есть все же гордость, и для нее ощутимым ударом каждый раз становились служанки и фрейлины, носящие бастардов Эйгона - порой даже одновременно с тем, как Хелейна носила законных его детей. Но хуже всего было узнавать об очередной измене: не от мужа и не от матери даже, не от любовниц мужа и не от следящих за ними мейстеров, а от придворных сплетников, которые жадно следили за ее лицом и наслаждались ее болью. В следующий раз Хелейна хочет быть готова к этим испытаниям, и ей действительно намного проще будет, если Криган сам ей во всем признается. Измены она считает неизбежными и прочит у него не верности, а лишь честности; и правда ведь, как ему не жаждать и не искать на стороне женской ласки, когда ее живот снова округлится и будет мешать любым удовольствиям?
    [indent] - Нет... не знаю, я не ждала такого. Неужели всегда вместе? Даже когда жены носят детей? И даже когда у них лунные крови? - удивленно переспрашивает Хелейна, перебирая причины, по которым такое должно быть удобным. Неужели в Винтерфелле так холодно, что спать приходится в одной постели, чтобы уберечь тепло и быстрее согреться?..

    +2

    16

    [indent] Все проблемы исчезнут, когда они наконец-то вернуться домой. Криган уверен в этом так, как ни в чем другом не уверен - в Винтерфелле все наладится, Хелейну больше никакие смутные тревоги терзать не будут, потому что она своими глазами увидит, что там ни ее, ни ее детей не ждет ничего плохое. Пока что ему, наверное, никак не убедить ее в этом, тут нужны время и доказательства того, что намерения у него нисколько не дурные и данное ей у алтаря слово он сдержит. Никакая беда не коснется никого из тех, кого он поклялся защищать, в этом не стоит сомневаться, потому что Криган желает лишь тихой и спокойной жизни у себя дома, где нет места придворным интригам и прочим столь любимых в Королевской гавани играм. Северяне, все же, от южан очень сильно отличаются, и если он хоть немного успел изучить свою супругу, то может с уверенностью сказать, что жизнь в Винтерфелле ей придется по душе, пускай она и не будет так уж сильно насыщена разного рода событиями. Их ей должно было уже хватить сполна.
    [indent] Хелейна просит у него глупого обещания, иначе Криган это назвать не может. Он смотрит на свою жену несколько долгих мгновений, а потом переворачивается вместе с ней на спину, устраивая ее на себе. Кажется, они еще не скоро пойдут спать даже несмотря на то, что завтра им предстоит отправиться в путь.
    [indent] -Я обещаю тебе, раз тебя это успокоит, но уверяю, что тебе не о чем будет переживать, - твердо и чуть раздраженно говорит Криган, при этом же ласково убирая волосы с лица Хелейны. - Никаких последствий не будет, потому что и причуд не будет. Вот увидишь, когда мы доберемся до дому, ты поймешь, о чем я говорю. Мне будет хватать других забот, и это я ведь еще не до конца знаю, кто из моих лордов чем занимался в мое отсутствие, - и кто опять с кем успел поругаться. Наверняка ведь еще и Мормонты сразу же явятся новой жалобой - их упрекнуть не в чем, кто ж виноват, что им так сильно не везет с соседями, все не дающими им спокойно жить? Да и потом остаются его дядя с кузенами и Карстарки, тут тоже проблем не оберешься. Как ни крути, по возвращению домой ему скорее всего и не удастся нормально отдохнуть, ему просто никто этого не даст сделать: надо будет убедиться, что его жена с детьми хорошо устроились, посмотреть, как обстоят дела с запасами зерна и мяса, убедиться, что никто никого не хочет из лордов ненароком убить и отдать распоряжения по поводу драконов, которых они везут с собой. Вот уж что точно никто не мог ожидать увидеть на севере!
    [indent] -Да, а что в этом такого? Я же говорил тебе, что на севере ко многому относятся проще, потому что забот и без того хватает. К тому же, что плохого в том, чтобы спать вместе? Днем порой толком не поговоришь, а вечером уже никто не помешает, - Хелейна смотрит на него до того удивленно, что он не выдерживает и усмехается, приподнимая ее голову за подбородок, чтобы дотянуться и поцеловать ее в приоткрытые губы.

    +1

    17

    [indent] Проблем только прибавится, когда они наконец-то приедут в новый дом. О Винтерфелле и Севере Хелейна все еще знает досадно мало, и объяснения мейстера, которого она попросила о помощи перед свадьбой, мало исправляют ее досадное неведение. Северяне представляются ей строгими и суровыми, и найти путь в их холодные сердца будет непросто. Особенно с ее непростым положением: Криган называет ее женой и хозяйкой своих земель, но все ли с ним согласятся, все ли легко забудут, что она и ее дети - пленники и обуза? Станут ли даже слуги ее слушаться? Останется ли муж таким же добрым и внимательным, когда за ними перестанут следить так пристально? В Королевской Гавани и Королевских землях принцессу любят и к ее обидам не останутся равнодушны; но Север - совсем иное дело, и ей страшно, и страхи эти никак не унять.
    [indent] Хотя бы с одной стороны Хелейна старается себя обезопасить: лишь бы брак ее был лучше и честнее, чем прошлый, лишь бы Криган не подвел ее так же, как подвел Эйгон. Неохотно, но он дает ей все же обещание, которое считает напрасным и бесполезным, но принцесса в ответ слабо кивает. Этого достаточно, эта беда с ней больше не повторится; остаются еще сотни других, которые ей воображения не хватает представить и смекалки не хватает предотвратить, но хотя бы неожиданных бастардов муж ей не подарит. Она ведь совсем немного у него просит - даже не хранить верность, даже не избегать бастардов, а всего лишь предупреждать, когда их рождение станет неизбежным.
    [indent] - Да, это меня успокоит. Спасибо, - негромко, но искренне отвечает Хелейна, стараясь не обращать внимания на раздражение своего мужа. Это далеко не худшая отповедь, которую она слышала в своей жизни; и она пропускает мимо ушей все, что он говорит после этого обещания. Сейчас он может быть уверен, что не посмотрит ни на одну другую женщину и не сделает ей ребенка; но если Хелейна хоть что-то в этой жизни знает, так это то, что желание у мужчин возникает внезапно и сопротивляться ему они умеют плохо.
    [indent] - Ради разговоров? - удивленно переспрашивает она, все больше путаясь в северных традициях. В ее представлениях супруги в одной постели оказываются лишь ради совсем иных занятий - ни разговоры, ни сон в их число не входят. Какие же северяне странные все же! - Это... странно. Мой... Эйгон, он переставал посещать мои покои, как только я становилась тяжела. Да и до этого до утра задерживался пару раз, не больше. И разве не все так делают? - Разве Север настолько отличается от юга?

    +1

    18

    [indent] Хелейна - принцесса Вестероса, ее звали королевой, она родила трех детей и успела овдоветь, но в чем-то она такая неопытная девчонка! Криган вспоминает северянок и списывает это все просто на южное воспитание. Там ведь всем делать нечего, вот они и придумывают себе проблемы, усложняют непонятно к чему себе и окружающим жизнь, а потом удивляются, что у кого-то еще совсем не так, как у них. Что ж, Хелейне придется перестроиться [она уже не принцесса и не вдова ведь, все это остается в прошлом]и оставить почти все южные привычки на юге, потому что теперь она леди Винтерфелла, жена Хранителя севера и все ее дети тоже теперь будут северянами. Лучше им всем забыть о той жизни, что они вели прежде и искать счастье в новой, даже несмотря на то, что она может быть и скуднее на яркие краски.
    [indent] -Мои родители делили одни покои, дядя с тетей тоже, и мы с Аррой... - говорить о покойной супруге с новой как-то странно. Криган чувствует себя неожиданно неловко и осекается, облизывает губы и смотрит на Хелейну. У них с его подругой детства нет ничего общего - разные цвета, разные фигуры, разные характеры. От этого ему легче, потому что замену Арре он искать не собирался. - Мы с Аррой тоже спали вместе. В какие-то дни мы были слишком уставшими для занятий любовью, поэтому делились мыслями и какими-то планами. И даже когда она носила Рикона, я был с нею. Мейстер осматривал ее и даже не запрещал нам проводить ночи вместе в то время, - что ж, у южан все в самом деле иначе, раз Хелейна так удивленно и даже смущенно смотрит на него, несмотря на то, что является матерью троих детей. Кто бы мог подумать, что то, что казалось ему обычным, для нее будет чем-то странным и чуждым.
    [indent] - У нас спят отдельно только те, чьи браки действительно плохие. Если ты не против, то я хотел бы спать вместе с тобой, - Арра всегда говорила, что ей нравится просыпаться в его объятиях. Хелейне не будет также приятно утром обнаружить в постели рядом с собой своего супруга? Кригану кажется, что она не находит его отталкивающим, что не тяготится его компанией, и он целует ее еще раз, на этот раз вплетаясь пальцами в ее волосы и не давая отстраниться.

    +1

    19

    [indent] Говорить со вторым мужем о первом - странно и как-то неправильно; говорить хоть с кем об Эйгоне - наверняка почти измена. Хелейна не привыкла обсуждать свой неудавшийся брак, да и кто бы стал ее слушать? Разве что Эймонд и Дейрон, но жаловаться младшим братьям на свою супружескую жизнь было глупо и жалко. Эймонд, кажется, сам многое понимал, и во время своих беременностей Хелейна его видела намного чаще, чем мужа; Дейрон любил безоглядно всех и не научился еще замечать чужие недостатки и пороки, и Хелейна не хотела открывать ему глаза на старшего брата. Да и на что ей было жаловаться? Эйгон не был к ней жесток, он был всего лишь равнодушен, его увлекали другие женщины, а не сестра-жена; он всего лишь считал ее глупой и не стеснялся об этом говорить, но и тут ведь он был не одинок.
    [indent] - Что ж, не могу сказать, что наш с Эйгоном брак был действительно хорошим, - невесело усмехается она, отводя взгляд. Хелейна правильно поступила, спасла своих детей, отдала трон настоящей королеве, но вина все же гложет ее - и перед Эйгоном, отцом ее детей, и перед убитым ни за что Дейроном, и перед Эймондом, на которого открыли охоту. Их кровь отчасти на ее руках, и пока что жить с этим она не научилась. - И ему бы в голову не пришло делиться со мной планами и мыслями, - а в ее голове ни того, ни другого он никогда не надеялся найти. И все же он был ее братом, ее мужем - разве найдет она прощение за свое предательство? - И тем более ему не было никакой нужды быть со мной, когда я носила детей... Прости, я не хотела жаловаться, - она снова поднимает взгляд на Кригана и осторожно улыбается, напоминая себе, что он ей не только муж, но еще и надзиратель и что своими мыслями и жалобами с ним делиться надо осторожно.
    [indent] - Если на Севере так положено, я не против, - соглашается Хелейна после долгого и тягучего поцелуя, от которого у нее весь воздух заканчивается. Она замолкает на несколько долгих мгновений, а потом глубоко вздыхает и решается все же на вопрос: - Ты любил ее? До сих пор любишь? - Голос у нее совсем тихий, но почему-то ответ услышать ей важно, каким бы он ни был. Он ничего уже не изменит, и ей не привыкать быть с мужчиной, думающим о другой женщине; наверное, ей просто хочется знать, что хоть кто-то познал такую любовь и что это все не сказки.

    0

    20

    [indent] Прошлое лучше всего оставить в прошлом, но что-то просто так забыть не удается. Хелейне все еще страшно, у нее нет ничего, что могло бы убедить ее в том, что дальше все будет хорошо. Криган это понимает, старается унять ее беспокойство, но и он для нее ведь еще незнакомец, пускай зовется теперь ее мужем и делит с ней постель. Тут нужно время, на все нужно время.
    [indent] -Можешь жаловаться, так я буду знать, что мне делать, чтобы тебя ничего не тревожило, - о своем прошлом браке Криган ничего плохого сказать не может, а вот у Хелейны по поводу своего слишком много дурных воспоминаний. Ее мужа он не видел, но наслышан о том, каким он был, и не может не сочувствовать своей жене и не злиться. Она совсем не похожа на королеву, она напрочь лишена амбиций и единственное, что ее по-настоящему волнует, это будущее ее детей. Как можно было обижать ее? Криган не понимает и сам уверен в том, что не сделает ничего, что могло бы причинить ей вред. Хватит уже, настрадалась - Север защитит и ее, и детей от любых тревог и волнений, там им ничего не будет угрожать.
    [indent] Поцелуй заканчивается, Криган вздыхает, облизывая губы, и тянется было за новым, но Хелейна вдруг останавливает его совершенно неожиданным вопросом. Он моргает, удивленно глядя на нее и делает глубокий вдох, чтобы голос его не звучал слишком хрипло.
    [indent] -Арру? Любил, конечно, она была моей подругой с самого детства, - легко признается Криган то, что очевидно и отрицать нельзя никак. Он знал свою первую жену много лет, и пускай они, откровенно говоря, не вышли идеальной парой, ее смерть принесла ему много горя. Если бы не то, как все сложилось на юге, и его опасения по поводу своего наследия [одно дитя, пусть даже это дитя и мальчик, - это слишком мало, особенно для тех, кто все еще желал бы видеть в качестве лорда Винтерфелла его дядю], он бы и не стал жениться так рано. Арра не заслуживает забвения, но оно ей и не грозит, потому что ее сын вырастет здоровым и крепким, и даже пускай матерью ему станет Хелейна, о том, кто подарил ему жизнь он будет знать и помнить. - Как можно не любить ту, с которой вырос вместе, которая не сделала тебе ничего дурного и подарила сына? - Криган гладит девушку по лицу, заправляет ей волосы за ухо и чуть улыбается ей в ответ. - Тебя не обижает то, что у меня о ней много хороший воспоминаний? Ты теперь моя жена и леди Винтерфелла, никто никогда тебя не обидит у нас дома, в том числе и я. И у нас с тобой будет много хорошего, обещаю, - Криган снова целует ее, желая убедить в искренности и правдивости своих слов. Он действительно любил Арру, он будет любить ее всегда, но она мертва, а он жив, и это глупо тратить все те годы, что ему отмерены богами на мысли о прошлом. Даже сама Арра бы посмеялась над ним, реши он именно этому посвятить остаток своей жизни.

    0


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » можно мне теперь открыть глаза?


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно