GEMcross

Объявление

    постописцы: освальд - жан - дэниел
    Aaron Minyard & Neil Josten
    Idfc [all for the game]

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » 'cause I'm in charge!


    'cause I'm in charge!

    Сообщений 1 страница 2 из 2

    1

    Потому что я главный!
    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/327/t481363.gif
    Кэп / Баки

    Капитан Америка и Баки, едва начавшие вспоминать, как быть компаньонами, снова на опасном задании в логове зверя. Но на этот раз опасность таится вовсе ни в коварных происках Гидры и неиссякаемых нападках врагов. Угроза, точно змея в лепестках розы, притаилась в святые святых - отношениях Капитана и его верного подмастерье, с каждым годом громоздящих всё большие межличностные сложности, генерирующих атмосферу неразрешимого конфликта. Какие болезненные душевные нарывы скрывает внешне закадычная дружба и во что это всё может вылиться? Иногда достаточно всего одной вещи, чтобы вскрыть все ноющие гнойники. Впервые за долгие годы старым друзьям представилась возможность соприкоснуться с долго подавляемой, такой запретно-кощунственной и интимно-собственнической стороной своих тёмных и запутанных отношений...

    Подпись автора

    https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/327/826476.gif  https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/327/282810.gif

    +2

    2

    —Они не меняли коды Зимнего. Я уверен, — очень уверенно сказал Баки, прикидывая варианты того, что могло бы случиться в результате неправильного набранного пароля. Да ну что там могло случиться серьёзнее простого отказа в принятии? Так всегда обычно и случалось: сигнал мигал красным и не разрешал войти. — Да ладно тебе, Стив, не получится — сделаем по твоему.

    Ну, то есть, возьмём и чего-нибудь выломаем. Или походим ещё хуй те сколько часов, найдём секретный проход и… тоже его выломаем. Или… тоже, короче, выломаем. Предложение же Баки отличалось более изящным и утончённым способом открыть двери в секретную часть подземного бункера Гидры, введя код допуска Зимнего Солдата к зонам лифтов, которые могли опустить их на этажи, что отсутствовали на планах Фьюри. Присутствовали они только в голове у бывшего Зимнего, нынешнего Баки. Лифтовая зона, впрочем, тоже. Так что был, конечно же, небольшой процент шанса, что, конкретно, вот эти двери с кодовым замком вели совсем не к лифтам, а ещё куда-нибудь. В столовую, например. Баки бы не отказался от столовой, потому что завтрак уже давно закончился, а обед даже и не думал начинаться.

    Нет, план Роджерса выломать двери также не был лишён разумного смысла, учитывая, что коды могли и не сработать. Но Баки был совершенно железобетонно, как патриотизм Стивена Гранта Роджерса уверен, что с последнего его присутствия коды не менялись.   

    Очень самонадеянно.

    И тупо.

    Но он же помнил! Помнил, что они не меняли коды Зимнего! Да и вообще никаких не меняли. Он был уверен, что коды останутся теми же самыми!

    Вот только он забыл — почему!

    Безжизненную, гулкую тишину базы разорвал ударивший по ушам вой звукового сигнала, вспыхнувшие тёмные до сих пор аварийные лампы выели сетчатку и по входным дверям прокатилась волна отключений, блокируя многотонные стальные конструкции с опускающимися решётками.   

    — Блядь, — ругнулся Барнс, опуская инстинктивно вскинувшуюся руку с пистолетом. — Блядь. Блядь, блядь!

    Он вспомнил!

    Вспомнил, сука, почему они не меняли коды! В этом и был смысл охранной системы. В случае оптимальной работы без сбоев, охрана менялась раз в неделю, принося с собой новые коды. Одна команда уходила, вторая приходила и меняла всё: коды, пароли, схемы реагирования на сигналы тревоги. И если что-то вдруг случалось, из-за чего смена задерживалась, то коды оставались прежними и их ввод означал, что входящий не знал новых. Не просто неправильный код. Ошибочный. Случайный. А ПРАВИЛЬНЫЙ КОД, НО СТАРЫЙ!

    Последние свои коды Зимний получил перед схваткой с Капитаном Америка на мосту. А затем его обнулили. А потом они разрушили Вашингтон. Коды поменять не успели и у Баки был правильный. Вот только время его принятия вышло. И теперь система оглушительно выла, надрываясь в попытках доораться хоть до кого-то, кто мог её отключить.

    — Твою мать! — заорал Барнс, расстреливая стены в тех местах, откуда на него обрушивался мерзкий звук.

    Бронебойные пули вгрызались в бетон, выдирая куски штукатурки и цемента, искрами пробиваясь через арматуру, пока вдруг с диким визгом сигнализация не взяла последнюю ноту и заглохла на середине неё. Дальше по коридору ещё звучал сигнал тревоги, но вокруг них застыло хоть какое-то подобие тишины. Баки скривился, засовывая пистолет в кобуру и виновато обернулся к Стиву. Он знал, что там увидит. Фирменное разочарованное выражение “Капитан Задница осуждает” и “Ну я же говорил!”. Не то, чтобы Баки это не заслужил.

    — Ты не можешь обвинять меня в том, что я об этом забыл! — кинулся он в наступление, предвосхищая обвинения Стива. — Меня обнулили!

    Из-за тебя.

    Мстительный комментарий Зимнего конечно же сейчас был Баки необходим. Прям как ёбучие непоменянные коды.

    С этим своим “Баки?”!

    Какой, блядь, нахер, Баки?!

    Полубезумный чувак с гранатомётом вытирает тобой асфальт, автобус и фургон, а ты решил прошлое вспомнить?! Ещё б целоваться полез, Иисус, Мария и Иосиф! Впрочем, не ебани Наташка по Зимнему из всё того же самого гранатомёта — между прочим его собственным! — может и полез бы. На авианосце вообще, вон, щит выкинул!

    Идиот!

    Нет. Баки никогда не перестанет злиться на Стива из-за этого. И бояться. До холодного пота, стекающегося по позвоночнику после ночных кошмаров, в которых он не остановился. В которых продолжал бить Стива, пока тот не переставал дышать. Пока его горло не ломалось под железными пальцами, превращаясь в кровавый фарш. Пока не стекленели глаза, подёргиваясь посмертной мутью. То, что Зимний должен был сделать. Как должен был закончить миссию.

    Пирс хотел голову Стива. Зимний должен был оторвать её и принести в честь знамения нового мира. И Баки почти выполнил приказ.

    — Прости, — уныло махнул он рукой, стирая живыми пальцами с губ вкус пороха. Дым от выстрелов едко оседал на них и горчил на языке. Впрочем, то могло быть чувством вины. — Я знал, что они не должны были поменять их. Я просто забыл — почему, — хмуро закончил Баки, думая, что делать дальше.

    Информация вертелась на краю сознания, билась пойманной бабочкой, но он никак не мог разглядеть всю картину. Почему-то в памяти бесконечно всплывал Пирс. И его пощёчина, когда Зимний не мог заткнуться и твердил как заевшая пластинка про человека на мосту. Саша не любил, когда ему перечили, когда спорили с ним. Баки — Зимний — это знал, болезненно, неприятно знал. С липким чувством страха, обычно несвойственным Зимнему.

    Баки не хотел анализировать.

    Не хотел вспоминать.

    Не хотел думать о том, почему он звал куратора Пирса — Сашей.

    И это мерзкое ощущение в грудине...

    — Здесь есть кабинет Са… Пирса, — взглянул он на Роджерса. — На этом этаже. У него в сейфе должны быть коды отмены. Универсальные, с помощью которых можно сбросить систему. И дальше ввести собственные. Я знаю где кабинет, я был в нём. Наверное, — не очень уверенно добавил он. В конце-концов про коды он тоже знал. —  Ну, если не получится, попробуем вскрыть двери или связаться со Старком. Он вытащит. Правда, насмехаться будет пару месяцев следом, так что лучше найти коды.

    Стив против кодов ничего не имел. Но лучше бы имел. О, какого чёрта Баки вообще нахуй ляпнул про эти коды? Какого хуя он не вскрыл эти ебучие двери железной рукой?

    КАКОГО. БЛЯДЬ?!

    Вся эта операция пошла по пизде ещё с самого начала. С той самой секунды, когда Фьюри материализовался на крыше дома Баки с тонкой пластиковой папкой в руках. Весёленького жёлтого цвета. Баки почему-то бросилось это в глаза. Этот идиотский жёлтый цвет. Как ебучие одуванчики на клумбе с партийно верными красными тюльпанами перед крыльцом штаба. Дальше на площади статуя Ленина, а за отцом коммунизма — тюльпаны. И одуванчики. Жёлтые такие. И пушистые. Как цыплята. Маленькие, несколько дней от рождения. Они разбегались перед ним, пытаясь спастись от широкого, тяжёлого шага Зимнего, но не успевали. Путались в крошечных лапках, падали, отчаянно крича перед смертью, когда чёрная подошва сапога опускалась на них, вдавливая в некрашеный, деревянный пол и размазывая кишки по доскам. Жёлтое становилось кроваво-красным, а Зимний расстреливал жителей деревенского дома в упор. Он не знал — почему? Не знал зачем и кто. Ему приказали. Упавшая и развалившаяся корзина с только что вылупленными цыплятами — сопутствующий ущерб.

    Они бы всё равно не выжили.

    Никого не осталось, кто мог бы их накормить.

    Баки ненавидел сочетание красного и жёлтого цветов. Баки ненавидел свою голову. Ненавидел себя. То, что когда-то делал. То, что продолжал жить. То, что всё ещё хотел жить.

    — Это здесь, — глухо произнёс он, останавливаясь перед очередной дверью, которых были десятки в коридоре.

    Тоже закрытой на код. Экспериментировать с паролем больше не стали, в две улучшенные силы плюс железная рука выломали дверь. К тому же всё ещё орущая, хоть и не так громко из-за вышибаемых Баки по пути ретрансляторов, сигнализация не позволила бы набрать никакой код, пока старые не сбросились бы в рубке управления. А для этого им требовались коды отмены, которые то ли были в кабинете куратора Пирса, то ли нет.

    Баки вспомнил, что они точно были ещё до того, как Стив выдрал стальную, толстую дверь сейфа, найденного за одной из фальшивых панелей стены в кабинете Пирса. Слева от большого, тяжёлого стола из тёмного красного дерева, что почти казался чёрным. Саша любил классику. Основательная деревянная мебель, массивные шкафы поади стола, огромный красный череп с щупальцами на противоположной стене.

    Сраная Гидра!

    Прямо под символом психопатов — вместительный кожаный диван, а в дальнем углу за ним пустое пространство.   

    Им не надо было идти на эту базу. Стиву нельзя было идти на эту базу!

    Баки покачнулся от силы, с которой сжал зубы, чтобы изо рта не вырвалось ни звука. Опёрся на стену позади себя, мысленно умоляя Стива не вытаскивать эту дрянь на свет божий оттуда, где она была похоронена уже два года.

    Ему надо было взорвать эту чёртову базу ещё раньше. Вместе со всем, что находилось тут.

    Но он забыл.

    А теперь вспоминал. Как всегда случалось с его чёртовой памятью: стоило увидеть что-то знакомое, как срабатывал триггер и его заваливало лавиной возвращающихся воспоминаний. Ха! С лавиной тоже так было. Когда он упал, его и правда немного завалило. Слежавшимся снегом, мелкими камнями, которые он вырвал из породы собственным телом. Если бы он был обычным человеком, то потерял бы сознание ещё до дна, при первом ударе о выступ в скале, но к тому моменту сыворотка хозяйничала в его организме уже почти полтора года, поэтому он оставался в сознании всё падение до самого конца. Лишь на дне, ударившись о ледяную воду вперемешку с колким льдом, уже без руки, он позволил себе погрузиться в чёрное забытье, мысленно прощаясь со Стивом.

    “До конца линии, приятель. Это моя остановка. Здесь я схожу.”

    Как оказалось —  то была не конечная. Лишь перевалочный пункт, где их пути разошлись по разным кривым, и им пришлось долго добираться сюда по одиночке. И вот они встретились: Капитан Америка и Зимний Солдат. Стив Роджерс и Джеймс кто такой нахуй этот Баки Барнс.

    Сколько раз Баки думал о том, что лучше бы он умер там в ущелье? Сколько раз он молил, чтобы умер? Так какого чёрта он всё ещё здесь?

    “Стив, не надо. Пожалуйста…”

    Стив тщательно обыскивал содержимое сейфа, быстро перебирая толстые пачки денег, запечатанные в плёнку национального банка, бархатные мешочки с чистыми, не засветившимися нигде негранёнными алмазами, две пирамидки из стограмовых слитков золота, какая-то документация, устаревшие уже схемы авианосцев, почившие на дне Потомака и большая, железная коробка из-под боеприпасов на кодовом замке, смявшийся в руке Роджерса в комок, когда он дёрнул его на себя, открывая крышку.

    “Не смотри, пожалуйста. Стив!”

    — Ну так что? Ты нашёл коды? — неестественно бодро спросил Баки, пряча за поднявшимся губами все звуки, что пытались вырваться из его грёбанного рта.

    “Положи, нахрен, ОБРАТНО!

    Он через силу отвернулся, чтобы не видеть любимый Сашин комплект, изготовленный для него на заказ. Никто в Гидре никогда в жизни не видел его — Зимний лично забрал коробку, после того как убил мастера, перебив ему шею. И двух его помощников, на всякий случай. Александр приказал не оставлять свидетелей, а также все возможные схемы и вычисления, поэтому мастерскую Солдат сжёг. Это был их личный с Сашей секрет, ни разу не вышедший за пределы этого кабинета.

    Неудивительно, что Баки помнил про него.

    Удивительно, что он про него забыл.

    Тихий, едва слышный стон всё же выбрался из плена его стиснутых зубов, когда Баки понял, на что он смотрел. Две пары усиленных скоб, вбитых в стену в углу за диваном, расположенные на разной высоте. Одна пара для того, чтобы он стоял на ногах, вторая — на коленях. Магнитные наручники для них, блокирующие нервные импульсы от железной руки в мозг сейчас лежали перед Стивом на столе. Вместе с кожаным ошейником, сделанным из ремней одного из порванных костюмов Зимнего, с металлической биркой по центру.

    “Александр Пирс” было выбито на её внешней стороне. “Зимний Солдат” — на внутренней — чтобы это увидеть, пришлось бы бирку оторвать.

    “Мой Солдат”...

    У Александра Пирса был не то чтобы сильно редкий, но точно сильный фетиш на власть. Александр Пирс обожал контроль. Александр Пирс был одержим властью, и Гидра подарила ему её. Власть над страной, организацией, людьми. И своим оружием.

    “Мой послушный мальчик.”

    Лишь несколько человек за все семьдесят лет удостоились возможности быть кураторами Зимнего Солдата. И лишь они знали, какого это — держать на коротком поводке подобную силу. Какого это — владеть безраздельно почти сверхсильным созданием, способным уничтожать целые страны. Повинующегося любому приказу. Не сомневающегося. Не задающего вопросов.

    Александр Пирс пришёл от Солдата в восторг. И он поставил его перед собой на колени.

    — Ну, что с кодами? — неестественно ухмыльнулся Баки, с трудом поворачивая голову и встречаясь взглядом со Стивом.

    Ему надо было забрать эту грёбанную папку цвета раздавленных цыплят, сбежать раньше, чем Стив заехал за ним для миссии и взорвать ёбанную базу нахер!

    Но он забыл…

    [icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/2f/0f/324/807857.jpg[/icon]

    +1


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » 'cause I'm in charge!


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно