GEMcross

Объявление

Kaeya: — Нравится подарок? — Кэйа радостно заулыбался, не отпуская от себя Дилюка.

спасение утопа... утопцев
Shani & Geralt of Rivia

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » и теперь я знаю, что там за дверью - лето


    и теперь я знаю, что там за дверью - лето

    Сообщений 1 страница 24 из 24

    1

    это место для тех, кто выжил в зиму и осень
    "к черту все эти споры"
    https://i.imgur.com/SbZubBt.png
    Maron and Daenerys Martell

    Марона всегда окружали женщины, а он глядел только на свою жену. Так теперь ли время ей обижаться на что-то?

    +1

    2

    [indent] Марон смеется, сверкая белозубой улыбкой, и манит к себе пальцем девочку-служку. Она подбегает к нему охотно [знает ведь, что за сноровистость принц даст ей монетку, на награду он щедр, а она - его любимица, потому что никогда не путает, какое вино любит он, а какое - принцесса, на которую она смотрит с восхищением, такая та красивая и белая], подливает в кубок и тут же отходит, получив заветную награду. Марон кидает на нее взгляд, качает головой и тут же отвлекается на одного из гостей, которых сегодня у них собралось много. Зал полон, и это неудивительно - как иначе, когда празднуется рождение самого принца, и все вассалы спешат поздравить его, желая долгих лет жизни. Он не сомневается, что многие из них многое бы отдали, чтобы оказаться на его месте, чтобы стать правителем Дорна вместо него и делать то, что им хочется самим, но сегодня ведь не об этом, сегодня Марон делает вид, что ни о чьих дурных мыслях не догадывается и наслаждается праздником.
    [indent] Раньше, когда здесь была Мирия, то все проходило даже веселее. Прежде чем стать королевой, его сестра умела очень хорошо веселиться, он плясала и пела, не давала никому покоя и смеялась так заливисто и звонко, что сложно было к ней не присоединиться. Дейнерис так не умеет, но Марон любуется ею так, как не любовался никем и никогда прежде - его драгоценная супруга выглядит счастливой и сияет довольством. Еще бы ей не сиять, когда дети подрастают и радуют их, Водные Сады строятся и в скором времени смогут уже принять свою принцессу так, как должно, а ее муж все еще готов исполнять любой ее каприз! О том своем отсутствии, пока она носила под сердцем Мару, Марон одновременно жалеет и не жалеет. С одной стороны ему бесконечно стыдно, что он оставил жену, и печально, что он не поддерживал ее во время беременности, но с другой стороны, разве не пошла им та разлука на пользу, разве не сблизила их так, как ничто не могло сблизить несмотря на все его старания завоевать любой Дейнерис? Нет, у этой разлуки была хорошая сторона.
    [indent] -Драгоценная моя, кому ты так улыбаешься? - Смеется Марон, поворачиваясь лицом к жене. Он наклоняется к ней, ловит ее за руку и подносит тонкие пальцы к своим губам, глядя на Дейнерис лукавыми темными глазами. - Завтра - ты вся моя, помнишь же, душа моя что пообещала мне? - Бесстыдно напоминает ей он все то, что она шептала ему утром, когда уговаривала выпустить из объятий. Он проснулся от ее поцелуев и ладоней на своем теле и очень не хотел отпускать ее, даже несмотря на то, что им обоим надо было готовиться. Дейнерис уговорила и убедила его, заставила разомкнуть тесное кольцо рук, и теперь он вновь льнет к ней и ластится словно большая ручная кошка. - Так что же, драгоценная моя? Кому ты... о, смотри-ка, Сантогары. Старик выглядит слишком хитрым, не находишь? - Отвлекается он, замечая, как к ним направляется глава рода, который доставляет Марону обычно больше всего проблем. Вот уж что в самом деле непримиримый, негнущийся и неломающийся!

    +1

    3

    [indent] Чем Дорн выгодно отличается от прочих королевств, так это отношениями между принцем и его вассалами. Дейнерис готова поручиться, что ее муж терпеть не может половину собравшихся на праздник лордов и что те отвечают ему полной взаимностью, тогда как в других землях ненавидели друг друга абсолютно все. Титулы верховных лордов и хранителей королевств манили тех, кто стоял ступенью ниже, а примеры что Таргариенов, подчинивших себе все Семь королевств, что Тиреллов, каких-то двести лет назад ставших лордами Простора после Гардинеров, что тех же Баратеонов, до завоеваний Эйгона не существовавших вовсе, вдохновляют лордов на интриги и предательства. Дорнийский принц уже показал однажды свою слабость, уступив независимость Дорна и склонившись перед Железным троном; можно сколько угодно говорить о причинах тому и об особых условиях этого союза, но не надо обладать особой мудростью, чтобы видеть, что Марону этот поступок помнят и что его в любой момент могут использовать против Мартеллов.
    [indent] Но кому-то из лордов Марон все же доверяет - и этим могут похвастаться далеко не все лорды. Дейнерис порой недовольно качает головой над тем, как он кого-то к себе приближает и как окружает их сыновей детьми своих сторонников; но ее мужу виднее, и она ни с чем не спорит, только помогает ему на празднике рассадить гостей так, чтобы никто посреди пира не вспомнил о межсоседских склоках или не начал плести заговоры прямо за столом. Это даже забавно; они тасуют карточки с именами и спорят до хрипоты, и у ее драгоценного мужа в какой-то момент глаза загораются знакомым пламенем - ее в гневе он зовет еще более прекрасной, чем обычно. А карточки потом приходится писать новые.
    [indent] Зато за спокойствие на пиру беспокоиться не нужно. Дейнерис неторопливо цедит вино, приветливо улыбается знакомым дамам, раздумывает о том, что Маре тоже скоро понадобятся компаньонки, и прикидывает уже, чьих дочерей можно назначить ей в подруги. У Дейнов вроде бы есть дочь подходящего возраста, да только она-то наверняка пошла в родителей и вырастет писаной красавицей - как бы не затмила Мару, насчет которой у Дейнерис есть пока определенные сомнения.
    [indent] - Лорду Дейну, любовь моя. Ты же знаешь мою слабость к фиалковым глазам, - шутит она, отвлекаясь от раздумий и обращаясь к своему мужу. Он должен уже знать, что вся ее склонность к чертам, похожим на ее собственные, осталась в прошлом и что в шутке доля правды совсем крошечная. - Я помню все свои слова, но как же долг хозяев? Гости еще не все разъедутся, и кто-то должен их развлекать, разве нет? - улыбается она еще шире. Марона условности волнуют мало, и если он пожелает запереться в своих покоях с женой или взять детей и отправиться на прогулку к морской бухте, никакие обязанности перед гостями ему не помешают. - Он всегда так выглядит. Рядом с ним его жена или дочь? - негромко уточняет Дейнерис, которая вторую видела лишь мельком, а новую супруга старика не видела вовсе. Да и сложно было бы ее узнать, когда она так странно кутается в плащ и низко опускает голову в поклоне перед принцем.

    +1

    4

    [indent] Марон привык к шумным праздникам, он привык к тому, чтобы все было ярко, чтобы все запоминалось. Он - дорниец, и это то, с чем его прекрасная супруга уже смирилась. Она больше не глядит на него ни устало, ни осуждающе, смеется, сидя рядом с ним на пирах, и гладит по локтю. Марон счастлив, и счастливее он будет лишь тогда, когда его дети подрастут и смогут хотя бы первые пару часов проводит вместе со всеми, веселясь. Он вспоминает собственное детстве, как веселился и не давал никому покоя, и хочет тоже самого и для них. Дейнерис, конечно, будет вздыхать, но не скажет же, что ей уже не по нраву то, насколько ее супруг любит свою семью, верно? Свою семью и ее, конечно же.
    [indent] -Лорду Дейну? Ему улыбайся сколько хочешь. Я на него смотрю, и сам всегда улыбаться хочу - как вспомню, как нас жена его лупила в молодые годы мокрой тряпкой, когда явились мы к ней на ногах еле стоя, так улыбка сама на лице и возникает, - фыркает Марон, нисколько не ревнуя Дейнерис к своему старому другу, который, к тому же, до сих пор беззаветно влюблен в собственную леди-жену. Она будет немного Старше Дейнерис, но все еще младше и супруга своего, и принца, которых так непочтительно встретила, показав свой нрав так, что забыть его после этого было невозможно. Младшенькая у них, правда, совсем не в мать, красавица, конечно, растет, но по мнению Марон, очень уже нежная, змейка лишенная яда, такой мужа будет тяжело найти. Это ведь надо, чтобы он и не ожидал от нее ничего кроме радости для глаз, и при этом на руках носил. Сложно, очень сложно. - В пело долг, все и сами разберутся, как домой к себе добраться, а кто не разберется, тому слуги подсобят, - дорнийский принц даже к своему королю относится без должного почтения, и ничего с этим не сделать, разве что другого принца для Дорна найти, но этого-то куда деть? Марона бы многие хотели сместить, но он ведь так просто не дастся, и первым среди всех был бы, пожалуй, лорд Сантогар. Марон мельком смотрит на его спутницу и качает головой, шепча, что это точно не его жена - у той глаза кошачьи, взгляд дикий, будто бы сейчас прыгнет и горло раздерет.
    [indent] -Мир нашему дорнийскому солнцу, - почтительно тянет он, кланяясь и выпрямляясь лишь тогда, когда Марон взмахивает рукой, позволяя это. - Пускай годы, что ждут нашего принца впереди будут наполнены только светом!
    [indent] -Благодарю тебя, старый друг, благодарю. Только не стоило так утруждать себя, мне и одного твоего присутствия на своем празднике хватит. Иди, сядь за стол, празднуй со мной, - улыбается Марон, опираясь на подлокотник и ловя руку Дейнерис своей. Есть у него такая привычка, задумчиво поглаживать ее по пальцам, касаться их губами. Поначалу он это делал, приучая ее к себе и демонстрируя всем, какое место она занимает в его жизни, теперь же все выходит само по себе, просто от того, что нравится ему такая незатейливая ласка.
    [indent] -Я буду, буду, мой принц, но только после того, как дочь мой преподнесет свой подарок, - он поднимает в воздухе руки, и брови Марона тоже приподнимают. Сантогар призывает гостей к тишине, улыбается и обводит всех собравшихся глазами. - Моя младшая дочь долго гадала, что же можно даровать тому, у кого все есть. Танец, сказала она мне, я подарю танец!
    [indent] -Ну, хоть не себя, - бормочет кто-то в стороне, и Марон прячет усмешку в ладони своей супруги. Вот уж действительно, было бы и смешно и грустно - только слепой и глухой не знает о том, что дорнийский принц ночи делит лишь с одной женщиной.
    [indent] -Что ж, пусть танцует, раз это ее дар, - отказать сейчас в любом случае будет оскорблением, поэтому Марон кивает и садится чуть ровнее, когда девушка скидывает с себя плащ, оставаясь в полупрозрачном шелке и звенящих цепях, и ей подают саблю. - Нерис, скажи-ка, а Мирия не рассказывала тебе, как едва ли не после первой встречи станцевала твоему брату с саблей и чуть не снесла ему голову? - Обращается он к своей супруге, вспоминая, какое впечатление произвела на будущего короля его сестра. От Мары, пожалуй, тоже стоит ждать чего-то подобного в будущем, правда его дочь скорее с копьем будет танцевать, с нее станется.

    +1

    5

    [indent] Дочь, значит. Непонятно лишь, как Марон увидел разницу, потому что у этой взгляд тоже кошачий, а на дорнийского принца она смотрит как на миску сливок; Дейнерис усмехается уголком рта и спешно исправляется на широкую радушную улыбку, положенную для старых друзей ее мужа. Что поделать, если у половины дорниек взгляд такой, будто они готовы к своему собеседнику забраться на колени и отдаться ему во всех возможных позах; что-то есть такое в их темных глазах, что создает подобное впечатление - зачастую обманчивое, как хотелось бы верить Дейнерис. Хотя у королевы Мирии взгляд тоже темный и тяжелый, но смотрит она сдержанно и величественно - отчего же для других это представляет такую сложность? Этот вопрос впервые Дейнерис по-настоящему волнует: у маленькой Мары глаза такие же темные, как у ее отца и тетки, и ей пригодились бы в будущем уроки того, как держать себя с достоинством, а не изображать уличную блудницу.
    [indent] Она безразлично прислушивается к обмену любезностями, равнодушно подмечая, что в словах лорда Сантогара отсутствуют любезные пожелания в сторону жены и детей именинника, на которые другие гости вовсе не были скупы. На Дейнерис, сидящую подле мужа, он даже не смотрит, и принцесса этим едва ли не оскорблена, но молчит и все продолжает благодушно улыбаться, напрягаясь лишь тогда, когда лорд указывает на свою дочь. Какой же подарок может быть вообще от девицы, приехавшей на праздник вместе со своим отцом? Ей бы сидеть тихо и глазками в стороны стрелять, подыскивая себя жениха - она, если Дейнерис верно помнит, даже не наследница своего почтенного отца, так что правильный брак ей нужен... если только она не нацелилась на иную добычу.
    [indent] - Нет, не рассказывала. Что же, я ее милостью едва не стала королевой? И как мой венценосный брат после этого не передумал жениться? - усмехается она, едва бросая короткий взгляд на своего мужа и снова возвращаясь к наблюдению за леди Сантогар, начинающей под музыку вилять бедрами. Дейнерис за годы в Дорне много повидать успела и ко всему, казалось бы, привыкла, но одежду танцовщицы язык не поворачивается назвать одеждой. Пара слоев прозрачного шелка больше открывает ее тело, чем закрывает его, под ними видны все изгибы и выпуклости, да еще эти цепи - словно кто-то ей нашептал все о вкусах дорнийского принца, который к таким нарядам как раз неравнодушен. Улыбка на губах Дейнерис так и застывает, пока она любуется этим танцем: леди Сантогар извивается по-змеиному, выставляет вперед грудь, кладет саблю на покатые бедра и подносит к губам - сколько лордов уже пустили слюни на нее? Хороша же, и напоказ себя выставляет хорошо. - Не могу даже представить нашу королеву в таком танце, - улыбается она, забирая ладонь у мужа и негромко хлопая в такт музыки и движениям девицы, взгляд у которой из кошачьего становится совсем уж хищным и плотоядным.

    +1

    6

    [indent] Сантогар всегда был одним из тех, кто был не рад союзу Таргариенов и Мартеллов. Помешать он ему никак не мог, но не уставал надеяться, что что-то пойдет не так. Разлад принца и принцессы Дорна его наверняка порадовал, но с тех пор прошло достаточно времени. Неужели он решил не сдаваться и таким образом получить внимание принца? Марон смотрит на девушку с удивлением, откровенно не ожидая ничего подобного. Что ж, удивить они его сумели, этого он не признать не может.
    [indent] -Представь себе, но твой брат очень впечатлился подобным... правда танец, конечно, был совсем не такой, - хмыкает Марон и разжимает пальцы, которыми сжимал ладонь своей супруги, когда она тянет от него руку. Он опирается локтем на подлокотник так, чтобы наклоняться к ней, и задумчиво поглаживает бороду. - Мирия танцевала дорнийский танец, а здесь я больше вижу что-то из Вольных городов, - в частности из тех самых увеселительных местечек, о которых ожидающих мужей дома женам лучше ничего не знать. Марон и сам в таких бывал, чего уж греха таить, но до брака, так что упрекнуть его не в чем. Он скользит темными глазами по танцующей девице Сантогаров, хмыкает едва слышно и скашивает глаза на Дейнерис, которая хоть и улыбается, счастливой нисколько не выглядит. Ему бы прервать это все, но оскорблять вассалов тоже не лучшая затея, так что ему придется придумать что-то еще, когда этот танец подойдет к концу, чтобы отец девушки да и она сама не придумали себе ничего лишнего. О том, что сама Дейнерис может подумать что-то не то, ему и в голову не приходит - никогда прежде ведь не думала, с чего бы начинать сейчас?
    [indent] -Я хочу, чтобы Мара научилась танцевать, но явно не так, - тихо говорит Марон своей супруге и гладит ее костяшками пальцев по оголенной руке. Девушка перед ними все еще пляшет, красиво извиваясь и очерчивая в воздухе дуги саблей. Взгляды всех, кто находится в зале, обращены к ней: кто-то смотрит на нее с восторгом, у кого-то в глазах читается откровенное вожделение, а чей-то взгляд полон зависти, и лишь малая часть гостей находит все происходящее забавным или даже скучным. Сам дорнийский принц как раз относится к этому меньшинству, потому что насколько бы красивой не была юная дочь Сантогара, насколько бы страстным не был ее танец, увлечь его не может ничего с тех самых пор, как он женился. На мгновение, он представляет Дейнерис на месте танцующей и ведет плечом. Если бы его жена вздумала так поразить его, то он бы разогнал всех гостей, потому что никто больше не должен видеть ее такой кроме него. Ей, пожалуй, все же к счастью, такое никогда в голову не взбредет. Марон смотрит на нее искоса и усмехается - да, Дейнерис никогда так не будет плясать.
    [indent] Когда танец завершается и девушку замирает, красивой выгнув спину и откинув голову назад, Марон первым начинает хлопать, и тут же за ним подхватывает большинство гостей. Он улыбается раскрасневшейся дочери Сантогара и потом переводит взгляд на ее отца, который как раз ближе подходит к столу.
    [indent] -Вот подарок моей дочери, - гордо говорит он, глядя на Марона. Девушка тоже подходит к столу, низко кланяется и протягивает саблю, осторожно держа ее обеими ладонями. Вот только-только плясала с ней, а теперь выглядит так, будто совсем не знает, как обращаться с нею, и боится порезаться!
    [indent] -Примите и саблю в дар, мой принц, - шелковым голосом произносит она. Марон усмехается, встает на ноги и берется за рукоять сабли. Красивая, легкая, он, немного отходя от стола, чтобы ничего не задеть, делает ею взмах [калеченной рукой, чтобы все видели, что принца ничего не берет] и зычно смеется.
    [indent] -Спасибо, спасибо. После такого представления, тебе не стоит переживать о судьбе дочери, - он широко улыбается, сверкая белыми зубами, и поворачивается к Дейнерис, не обращая внимания на то, как вскинула голову девушка. - Что скажешь, моя драгоценная жена, легко ли дочь нашего старого друга теперь сумеет найти себе жениха? - Спрашивает Марон, передавая саблю одному из прислужников. Он опирается ладонями на спину стула Дейнерис и наклоняется к ней. - Я уверен, что теперь от нее придется женихов отгонять, - и он в их числе точно уже не будет.

    +1

    7

    [indent] Ещё бы Дейрону не впечатлиться, даже если танец был сдержаннее, а танцовщица одета скромнее! Дейнерис неопределённо хмыкает, с трудом представляя своего старшего брата в подобной ситуации - он, должно быть, краснел как маков цвет и не знал, куда деть глаза, потому что от их недостойного отца он унаследовал крайне мало черт и поведением на прошлого короля совсем не похож. Дейрон не окружал себя любовницами и фаворитками, не плодил бесчисленных бастардов, не заглядывал в низкие вырезы дамских нарядов; вряд ли в юности он был иным и осмеливался на неблаговидные поступки, он будто бы родился уже мудрым и спокойным, сдержанным и совсем не добрым. Так что танцующая перед ним дорнийская принцесса должна была немало его удивить.
    [indent] Дейнерис ровным взглядом следит за танцовщицей, но отвлекается на свои мысли и старается представить на её месте королеву Мирию - так и улыбка выходит немного искреннее и веселее, и чуть гаснет желание резко оборвать это представление. И все же она морщится, когда леди Сантогар касается лезвия сабли губами и кидает при этом манящий взгляд на принца. Марона таким не проймешь - или Дейнерис хочет в это верить. Но как смеют Сантогар и его дочь столь откровенно предлагать себя, когда жена их принца сидит рядом с мужем? Дейнерис втягивает воздух через стиснутые в радушной и восхищенной улыбке губы, продолжает хлопать в ладони и изображает, будто никакого не слишком скрытого смысла в этом подарке не замечает. Воистину, Сантогар бы ещё голой привёл дочь и усадил бы её сразу на колени к принцу!
    [indent] Дейнерис не прекращает улыбаться, даде когда дочь Сантогара подходит к Марона и низко кланяется, показывая лучший вид на все свои достоинства. На сабле Дейнерис почти видит отпечаток её алых губ, но молча наблюдает, как её муж дар - только ли один? - принимает и тут же его пробует. Его удалью она интересуется мало, изучает искоса девушку, скользит взглядом по её наряду и вблизи находит его ещё более ужасным, чем издали. Если Мара пожелает учиться таким танцам и разгуливать в таком виде, Дейнерис первая повесть на её дверь замок и подыщет ей самого строгого и благочестивого мужа.
    [indent] - Я думаю... - начинает она, откидываясь на спинку стула и запрокидывая голову, но старик Сантогар её перебивает, будто вовсе не услышав.
    [indent] - Моей драгоценной дочери ещё легче будет найти жениха, если она останется при дворе фрейлиной под опекой принцессы, - шелковым тоном предлагает он. - Свои таланты она уже показала, и такого почётного места вполне достойна. - У Дейнерис улыбка совсем застывает на губах, особенно когда девчонка поднимает голову и с надеждой смотрит на принца.
    [indent] - Мне достаточно пока фрейлин, и я не собиралась искать ещё. Однако если мой любезный муж сочтёт необходимым расширить их число и выделить ещё одно место... - она снова поворачивается к Марону и перекладывает груз решения на его плечи, желая узнать, что же он сам об этом думает и как сильно жаждет оставить дочь Сантогара при дворе.

    +1

    8

    [indent] У любого хорошего отношения есть границы, а у терпения - предел. Марон смотрит на Сантогара и не понимает, как же тот об этом забывает. Подобное простительно лишь ранней юности и глубокой старости, и можно было бы сказать, что старик выжил из ума, но взгляд у него ясный. Он знает, что делает, пытается сыграть на любви своего принца к красивому, на юности своей дочери, на жарком танце и на том, что принцесса Дейнерис - не дорнийка, а значит истинная страсть ей чужда и незнакома. Марон не глуп, он прекрасно понимает, что именно пытается сделать Сантогар, и его это злит, но вместе с тем и ужасно забавляет. Надежда умирает последней, никак иначе это не назвать, раз он решил, что сумеет заставить принца отвлечься от своей супруги, с которой у них трое детей. Это смешно, и он, глядя на Сантогара громко и заливисто смеется, ничуть не заботясь о том, что могут пострадать чувства бедной девушки. Это не его вина, что ее ему принесли в дар, предложили, словно это единственная ее ценность.
    [indent] Старик перебивает Дейнерис так, словно он не с принцессой разговаривает, а со служанкой, и от Марона это тоже не укрывается. У всего есть рамки, и он решает очертить их, напомнив всем, что он не только принц, но и муж, и отец.
    [indent] -Она, безусловно, достойна этого места. Хотя, ее отец и не делает ей чести, потому что он, кажется, забыл о том, что перед ним не только принц, но и принцесса. Что на это скажешь, старый друг? Не напомнишь, что делал мой отец, когда к его семье проявляли неуважение? - Тон у него веселый, но взгляд делается тяжелым, и Сантогар на мгновение замирает, нерешительно открывает рот, но сказать ничего не успевает. - Впрочем, я уверен, что это нечаянная ошибка, которая более не повторится. Ты ведь так гордишься своей дочерью, поэтому и перебил принцессу, так хотел похвалить ее. Я понимаю, и моя супруга наверняка понимает... Мы ведь тоже очень любим наших детей, верно, душа моя? - Он чуть сжимает плечо Дейнерис и продолжает улыбаться, будто бы ничего из ряд вон выходящего не происходит. Сегодня праздник, все собравшиеся здесь друзья, которые всегда рады друг друга видеть. Сантогар не исключение, Марон подчеркивает это, как подчеркивает и то, что ему лучше поосторожнее выбирать слова.
    [indent] -Оставить ее при дворе? Но моя супруга говорит, что ей не нужны больше прислужницы, к тому же это очень тяжело вначале привыкать к человеку, а потом отпускать его. Твоя дочь быстро найдет себе мужа, мои дети очень расстроятся, они ведь привяжутся к ней, - он смотрит на девушку, улыбается ей чуть шире и качает головой. - Ты достойна этого места, но зачем нам всем причинять друг другу сердечные раны? Моя принцесса очень тепло относится ко всем своим девушка, они же нянчат и наших детей, я уже представляю плачь, который поднимется у тебя на свадьбе, - девушка кусает нижнюю губу в отчаянии смотрит на отца, и Марону даже интересно, что еще выдумает ее отец теперь. Или у него хватит уже ума отступиться и оставить в покое семью принца?

    +1

    9

    [indent] Глупцов среди собравшихся на праздник гостей немного, и Дейнерис обводит наблюдающих за своим принцем дорнийцев задумчивым взглядом. Все ведь видят, насколько откровенно Сантогар предлагает дорнийскому принцу свою дочь, и только от ответа Марона зависит, сколько еще будет таких попыток в будущем. У принца с женой ведь вышла уже одна большая размолвка - будут наверняка и другие, и тогда ведь может повезти какой-то девушке и ее семье, если обиженный и разозленный Марон утащит ее вместо супруги в свою постель и сделает своей фавориткой. В Дорне не видят ничего зазорного во внебрачных развлечениях, и одну из многочисленных дочерей отдать принцу - не позор, а благо для многих родов. Дейнерис - лишь небольшая помеха для этих честолюбивых планов, ее можно и подвинуть - как достроит Марон обещанный дворец, так и вовсе она переедет туда из Солнечного Копья, будет вдали от мужа, перестанет быть для него важной, отдаст свое место той девчонке, которая окажется самой ловкой и страстной.
    [indent] Об этом всем наверняка думает старик Сантогар, и похожие мысли крутятся в головах других лордов и богатых торговцев. Драконью принцессу они помехой не считают, и Сантогар об этом ясно говорит, перебивая ее и навязывая ей свою дочь, - Дейнерис сжимает зубы и награждает его тяжелым взглядом, но отдает решение своему мужу и в его словах ищет свою судьбу. Станет ли она забытой женой, спрятанной в дальнем дворце, или Марон останется верным своим клятвам? У нее нет поводов сомневаться в нем, но Дейнерис ведь найдет, за что зацепиться - хоть бы за то, как долго он любовался этим танцем, как улыбался наглой девице, как посмел принять из ее рук подарок с отпечатком влажных губ на лезвии!
    [indent] При дворе Марон дочь Сантогара не оставляет, к счастью, но Дейнерис в гневе находит его речь слишком извилистой, незаслуженно сладкой и мягкой. Он должен бы Сантогара одернуть, показать его место, а дорнийский принц ласково лепечет о том, как из-за разлуки расстроятся их дети. Старик на это возразить уже не может, он низко кланяется и отступает в сторону, делая дочери знак следовать за ним, но настроение у принцессы необратимо портится. Никакие выступления фокусников и бардов ее уже не радуют, она сухо хлопает и раздраженными жестами велит быстрее менять блюда на столах, неохотно проходит пару танцев со своим мужем и, когда старые друзья увлекают его в сторону и затевают полушутливое соревнование, пользуется возможностью незаметно уйти. Вряд ли ее исчезновение расстроит Марона, когда вокруг него столько ярких дорниек, дочь Сантогара ведь так и крутится около него, так и льнет к принцу, так и строит из себя течную кошку... Дейнерис гневно машет служанкам, едва успевшим разобрать шпильки из ее локонов, и чуть ли не впервые за все время запирает дверь своих покоев на засов, не желая никого видеть и слышать до утра.

    +1

    10

    [indent] Сантогар отступает, его дочь идет за ним едва не плача - Марон их не жалеет, только усмехается, глядя им вслед. Старик зря решил попробовать сегодня отвлечь принца от супруги, он зря вообще решил, что у него это получится. Его дочь юна и красива, этого у нее не отнять, но он не помнит, когда в последний раз отводил взгляд от Дейнерис и был заинтересован в ком-то другом. Даже во время разлуки ему все были противны, даже в ссоре он не сумел забыть ее, даже уверенный в ее нелюбви к нему, не нашел способа отвлечься на кого-то другого. Сейчас же у них все хорошо, сейчас жена улыбается ему, целует его и не отстраняется от него, когда он притягивает ее ближе к себе. У них все хорошо и ничто теперь не изменит этого. Марон в своем будущем уверен, он видит его таким же ослепительно светлым, как и дорнийское солнце, что каждый день сияет в небе.
    [indent] Празднество продолжается, принц хмелеет от сладкого вина и тянет свою супругу в танец. Дейнерис кажется ему не очень радостно, но не одергивает его, а потом буквально на чуть-чуть пропадает из виду. Марон отвлекается на гостей, позволяет втянуть себя в шуточное соревнование, и когда вновь оглядывается на жену, то не находит ее взглядом. Он ищет ее по залу, спрашивает служку и приподнимает брови. Ушла и не сказала ему? Он хмыкает, допивает свое вино и взмахивает руками: пусть все веселятся дальше уже без него, на сегодня все, он так или иначе не собирался задерживаться на пиру допоздна. Его в покоях ждет супруга, правда в покои он неожиданно не может попасть.
    [indent] -Драгоценная моя, пусти меня к себе, - стучится в дверь Марон, несказанно удивленный тем, что не может войти. Он не помнит даже, когда его супруга в последний раз запиралась и пыталась отгородиться от него. Кажется, когда носила их первенца, в самом начала, решив, что не желает никого видеть, а муж ее будет только раздражать? Как же давно это было! Он усмехается и вновь зовет Дейнерис, прекрасно зная, что она не может не слышать его. Вряд ли она успела уснуть, а даже если и так, то сон у нее чуткий, не может не проснуться. Будить ее ему обычно совестно, но тут она сама виновата, что так незаметно ушла с празднества и теперь еще и заперла дверь. Обиделась, думает он, хоть и не до конца понимает, на что именно она осерчала. Ему и самому не пришлась по душе выходка Сантогара, и тот почувствует изменившееся к нему отношение, но разве стоило портить веселье ссорой? Он и так отмахнулся от его даров, выделил только свою супругу как ту единственную, чье внимание ему нужно. Не может же она ревновать его, в самом деле? Марон качает головой: нет, скорее уязвлена, но точно не ревнует, хотя ревность бы ему, бесспорно, польстила.

    +1

    11

    [indent] Дейнерис всегда чтила свой долг перед мужем и редко от него отгораживалась замками и засовами - только когда ей было по-настоящему дурно от изнуряющей дорнийской жары или иного недомогания, только когда носила первенца и внимание Марона становилось избыточным и невыносимым настолько, что она кричать готова была от одного его вида. К счастью, такое случалось редко; к счастью, дорнийский принц толстый намек обычно понимал, советовал ей открыть двери, чтобы хотя бы служанки могли ходить свободно и облегчать ее недуги, и сам послушно удалялся и не донимал ее. И Дейнерис сама не помнит, когда же в последний раз запиралась от мужа - после их ссоры и примирения такого не было, а тут вдруг на нее находит необычная строптивость и желчная обида, и она задвигает засов, то ли не желая видеть Марона, то ли не желая, чтобы он ее видел надутой, ревнивой и злящейся на пустом месте.
    [indent] Заснуть она, конечно же, не может, да и бесполезно это: Марон все равно придет и начнет стучаться, и ей надо звучать убедительно и веско, когда она попросит его уйти. Дейнерис сворачивается в постели клубком и репетирует наиболее подходящие фразы, выбирает тон голоса и злорадно представляет растерянность своего мужа, которому впервые за долгое время будет отказано в праве провести ночь в ее постели. Что ж, найти девушку, согласную его приютить, будет не сложно: та же сантогаровская дочь радостно распахнет ему свою объятия, прижмет его голову к свое груди и раздвинет ноги, стоит Марону только на нее посмотреть. Он же так любовался ее танцем и так радовался сабле со свежим отпечатком ее губ - пусть же даст ей шанс оставить следы и на его теле, что уж тут мелочиться и обходиться почти невинными жестами. Она же так откровенно себя предлагала, какой же мужчина от такого дара откажется?
    [indent] Она переворачивается с одного бока на другой, раздраженно мнет под своей головой подушку и с мрачным торжеством слышит наконец стук в дверь. Дейнерис злорадно улыбается и отвечает не сразу, ждет, пока Марон позовет ее еще раз, и только после этого сама подает голос.
    [indent] - Я очень устала и уже сплю, Марон, поспи сегодня в своих покоях, - заспанным и ленивым голосом тянет она и широко зевает в конце, подтверждая свои слова. Сегодня был долгий день, насыщенный день, веселый и сложный день - разве удивительно, что принцесса, устроившая мужу праздник и принимавшая всех гостей, так утомилась, страдает от головной боли и ищет забвения во сне? Разве должен Марон насторожиться и заподозрить неладное, разве есть ему, в чем себя винить? У Дейнерис гулко колотится сердце, но она закрывает глаза и даже для самой себя старается сделать вид, что действительно спит, а не просто капризничает и окольными путями выказывает мужу свое справедливое недовольство.

    +1

    12

    [indent] Голос у Дейнерис сонный, если бы не то, как она ушла и празднества, то Марон, пожалуй, даже мог бы поверить в том, что она просто устала и хочет спать. Другое дело, что она уже сто лет не отгораживалась от него: муж в ее постели и любит ее, и спит с ней, это что-то привычное и совсем не странное. Так с чего же она вдруг решила, что ей всенепременно надо отдохнуть без мужа? Такое поведение ей несвойственно, обычно она ведет себя совершенно иначе, он же хорошо знает ее. Он задумчиво хмыкает, глядя на закрытую дверь, вспоминая, как жена пыталась спрятаться от него во время первой своей беременности. Дейнерис тогда еще бла непривыкшая к его вниманию, еще не знала, что ни как принимать его, ни как вести себя, получая столько любви. Потом она уже реагировала куда спокойнее, капризничала как раз ради того, чтобы он вился вокруг нее и угадывал каждое ее желание, и сейчас Марон склоняется к тому, что его дорогой женушке опять что-то в голову стукнуло и она совсем даже не устала.
    [indent] Он прислоняется спиной к двери, скрещивает руки на груди и широко улыбается. Боги, неужели Дейнерис в самом деле решила начать его ревновать? Марон перебирает в уме все причины, по которым она может сейчас гневаться и так себя вести, но кроме Сантогара с его дочерью, ничего не могло так сильно разозлить и раздразнить ее. Он, к своему стыду, порой забывает, что его жена - дракон. Дейнерис упрямая, конечно, капризная и в чем-то жадная, но при этом она ничуть не властная, не алчная и даже не злая. Она спесива так, как должна быть спесива таргариеновская принцесса, горда так, как должна быть горда мартелловская принцесса, и ведет себя соответствующе своему статусу. Винить ее не в чем, укорять и упрекать тоже, и Марон просто принимает ее такой, какая она есть, любит ее такой, какая она есть, и, получая ее ответную любовь, ни на что не жалуется. Даже сейчас нему на на что жалуется, и вся ситуация его ужасно забавляет, льстя его самолюбию. Что ж, разве закрытая дверь способна остановить его?
    [indent] -Но я не смогу заснуть без тебя, моя любовь, - тянет Марон расстроенным голосом. - И если ты запустишь меня к себе, то я готов сделать тебе массаж, так утром ты проснешься бодрая и свежая после крепкого сладкого сна, - правда, Нерис должна знать, что в их случае массаж закончится очередной ночью любви, о которой будет знать половина Солнечного копья. Сантогары тоже наверняка услышат, и это будет лучшим наказание наглому главе рода. - Если ты е впустишь меня, Нерис, я просто перелезу через балкон, ты же меня знаешь, - и ему совсем не сложно будет это сделать, хотя он даже уже совсем не юркий и ловкий мальчишка, каким был сколько-то лет назад.

    +1

    13

    [indent] С Сантогаром и его дочерью Марон не мог сделать ровным счётом ничего, что не оскорбил бы таких щедрых дарителей и не вызвало бы лишние пересуды; и Дейнерис умом все понимает, но злиться не перестаёт, негодует на дерзкого лорда и обиженно думает, что её мудрый и смелый супруг уж мог бы как-то одернуть своего вассала и оборвать этот глупый танец. Он должен был не наслаждаться им, а сразу отослать глупую девчонку прочь и не рассматривать с любопытством саблю, а держать руки от неё подальше. Должен был - и все тут!
    [indent] Дейнерис прекрасно знает, что глупо капризничает, и меньше всего хочет, чтобы Марон смеялся над её надутыми губами и нахмуренными бровями, чтобы распушил от её беспочвенной ревности свой павлиний хвост, чтобы вспоминал ей эту сценку ещё очень долгое время. Она не какая-то девчонка, над которой можно потешаться; она драконья принцесса, жена дорнийского принца и мать троих детей. Если Марон хочет позабавиться и потешить свое самолюбие, пусть к сантогаровской девчонке идёт и купается в её восхищенных взглядах, а Дейнерис эту ночь проведёт в блаженной одиночестве и позволит своей злости к утру утихнуть. Наверное. Ну не будет же она всю ночь не спать и только думать о том, в чьих объятиях заснул её дорогой муж, не будет же метаться по постели и кусать от ярости уголок подушки?..
    [indent] Марон к её словам не прислушивается и от её двери не отходит, но в засове Дейнерис уверена и потому не беспокоится, что тот не станет преградой для её мужа. Разве что он дверь выломает, но не станет же Марон столько шума поднимать среди ночи и будить всех гостей, которые нашли приют в стенах Солнечного копья, а не отправились в Теневой город в поисках новых приключений? Лучше бы пошёл с ними и проследил, что ничего не случится, и заодно легко нашёл бы, в чьих объятиях крепко заснуть к концу ночи.
    [indent] - А я не смогу заснуть с тобой. И ты врешь, прекрасно ты засыпаешь, когда уезжаешь из дома и меня рядом нет, - бормочет она, стараясь сделать свой голос сонным, усталым и невнятным, но сама же понимает, что для едва разбуженного человека говорит слишком чётко и складно. Впрочем, Марон может не рассчитывать, что она устыдится своей лжи и впустит его; и раньше он с большим пониманием относился к её капризам и давал ей побыть одной, когда это требовалось. Что же сейчас изменилось? - Мне не нужен массаж. Иди к себе, Марон, я хочу спать. - Его слова про балкон Дейнерис всерьёз не принимает и решает игнорировать и ничего не уточнять, чтобы муж, не дайте Семеро, не вздумал ей что-то доказывать и не полез действительно через окно. Хватит уже с него шрамов, нет никакой необходимости ломать себе шею только ради того, чтобы ещё одну ночь провести в постели жены, которая захотела немного тишины и покоя!

    +1

    14

    [indent] Неужели его милая женушка ревнует его? Марон едва в голос не смеется от этого - они в браке не первый год, у них трое детей, он ни разу не изменил ей, даже не взглянув на другую женщину, а она вдруг вздумала устраивать ему такую сцену. В том, что Дейнерис гордая, он не сомневается ни на мгновение, потому что взял в жены драконью принцессу, но сейчас не верит, что дело лишь в уязвленной гордости. Будь лишь это причиной ее обиды, она вела бы себя по-другому, а не запиралась в своих покоях и изображала сонливость. Нет, она не тихая и кроткая женушка, сейчас она злится из-за танца, который преподнесли ему в дар, из-за юной девицы, что смотрела на него из под ресниц, явно рассчитывая на большее. От этого Марону становится весело, и он хоть и знает, что должен успокоить Дейнерис, не может не испытывать какого-то чувства удовлетворения. Ему приятна эта ревность [это именно она, он ее ни с чем не спутает], она означает, что его жена отнюдь к нему не равнодушна.
    [indent] Дейнерис продолжает упрямиться и впускать его отказывается. Что ж, пусть потом не говорит, что он не предупреждал ее. Разве ж было такое, что он не выполнял каких-то своих угроз и обещаний? разве было такое, что он ей врал? Нет, никогда прежде, и он не собирается сейчас вдруг отступать от своих слов. Видимо, его дорогой супруге нужны подвиги в ее честь. Марон поглаживает свою бороду, прислушивается к тому, что происходит за запертой дверью. Нет, Дейнерис явно не собирается убирать засов и пускать его к себе так, она, как ему кажется, даже с постели не встала, продолжая все также на ней лежать и делать вид, что он разбудил ее. Конечно разбудил, так он и поверил, что она спала. Марон отходит на пару шагов, улыбается и беспечно пожимает плечами - он порой ведет себя совсем как беспечный мальчишка, которым перестал быть уже много лет назад. Эту его глупую особенность Дейнерис ведь тоже должна знать, не ей удивляться, когда он в самом деле окажется у нее на балконе, как и обещает.
    [indent] -Ты ранишь меня в самое сердце, Нерис. Разве я когда-либо врал тебе? - Возражает он ей и тянется, хрустя шеей. - Не говорил, что я не предупреждал тебя, моя драгоценная. Если я упаду с балкона, пока буду к тебе лезть, то разрешаю тебе не носить траур по мне особенно долго, - он хлопает ладонью по двери и идет вниз по коридору. Перебраться с одной балкона на второй ведь сущий пустяк, ему это не составит никакого труда, а вот Дейнерис, должно быть, страшно перепугается. Его бедная жена так и не привыкла к тому сумасбродству, на которое он способен.

    +1

    15

    [indent] Марон прилипчив как репейник, и Дейнерис не знает уже, как сейчас от своего мужа избавиться и отослать его восвояси. Она ведь не так много требует - всего лишь одну ночь в тишине и спокойствии, всего лишь одну ночь, которую он должен провести в своей постели! Она же не вынуждает его ночевать у нее под дверью, не выгоняет на конюшню, не отправляет на холод - у него есть свои покои, и нет ничего страшного в том, чтобы на остаток ночи он велел слугам приготовить ему постель там. Заодно мог бы насладиться своими обожаемыми благовониями или поупражняться в игре на ситаре, заунывные звуки которого Дейнерис терпеть не может; а мог бы просто поспать - день выдался длинным и тяжелым, так что сон дорнийскому принцу не повредит, тем более что он стал старше на год и больше нуждается в отдыхе.
    [indent] - Хорошо, милый, ты не врешь, а лукавишь и приукрашиваешь правду - так тебе легче признать очевидное? - откликается она, возвращаясь к давнему спору. У Марона язык без костей, и Дейнерис давно перестала в его словах отбирать правду от лести и истину от лукавства; он, может, и не врет, но и не всегда откровенен, не всегда говорит все, что у него на уме, и часто оборачивает свои мысли в такую цветистую обертку, что на словах они полностью меняют смысл, - может быть, с ней такое происходит реже, чем с другими, но в полной честности дорнийского принца упрекнуть нельзя. - Ложись спать, ты не... Марон? Марон! - Ее муж разговор резко завершает, и Дейнерис слышит удаляющиеся по коридору шаги - и Семеро, как сильно ей хочется верить, что он действительно идет к себе в покои, а не ввязывается прямо сейчас в опасную авантюру! Она закрывает глаза и старается успокоить суматошно бьющееся сердце, но все равно старается вспомнить, заняты ли все соседние с ней покои, и, не выдержав, все же встает, накидывает на плечи легкую шелковую шаль и опасливо выглядывает на свой балкон: может быть, Марон все же пошутил и не собирается сейчас творить никаких безумств?..
    [indent] Ах если бы!
    [indent] - Марон, не смей, даже не думай! - начинает она, едва увидев мужа на соседнем балконе. - Если ты упадешь, я вовсе не буду носить траур, выйду замуж на следующий же день после твоих похорон и детям расскажу, что ты был круглым дураком и умер по своей же глупости, - грозит Дейнерис, подходя вплотную к низкой ограде балкона и тревожно глядя сначала вниз, а затем на своего глупого мужа. Он же не станет на самом деле рисковать своей жизнью ради такой мелочи, он же не попытается оставить ее вдовой лишь из-за того, что она один раз не открыла ему двери своей спальни?

    +1

    16

    [indent] Бедная его женушка, в своих обиде и ревности она умудрилась совсем позабыть о том, какой же ей достался азартный и упрямый муж! Вот зря она заартачилась, зря не послушалась и не открыла дверь, потому что теперь он не отступится даже если она сама его к себе позовет. Нет уж, раз начала она изображать оскорбленную невинность, то он теперь добиваться ее будет так, как положено это делать страстному любовнику. Дорнией же он, кому как не ему знать о таких вещах? Видят боги, всему, что его жена знает в этой жизни, он ее-то и научил: ей повезло получить в мужья именно его, а не кого-то другого, потому что супругом он оказался верным и пылким. Она может в чем угодно его винить, но никак не в том, что он невнимательный [во всем, кроме украшений - ну другой у него совершенно вкус, ну нравятся ему яркие броские вещи, не умеет он выбирать для кого-то, кроме себя; не всем же обладать тонким вкусом, в конце-то концов] или неласковый. О том, насколько он ласковый, кажется, уже весь Дорн знает, а не просто даже Тенистый город.
    [indent] Дейнерис выскакивает на балкон и смотрит на него круглыми перепуганными глазами, подлетая к перилам. Марон же только смеется, откидывая голову назад и примеривается, оценивая расстояние, которое ему нужно преодолеть. Сущий пустяк, ничего сложного или даже опасного, решает он, легко запрыгивая на широкие перила [в юности еще легче было, все же, годы берут свое - не мальчик он уже, давно не мальчик, утратил еще годы назад и тонкость, и звонкость] и балансируя на них. Главное ему не смотреть вниз, а то тогда точно ничего хорошего из всего этого не выйдет. Он ухмыляется, поднимая глаза на жену, и шире расставляет ноги, чтобы не покачиваться, а стоять прямо и твердо. Все-таки, Дейнерис он любит и пугать не хочет, хотя и наслаждается сейчас ее видом. Что же за день такой прекрасный, что она и ревнует его, и боится за него? Кажется, Марон, все же, немного перебрал сегодня с молодым вином, но ему в его же праздник это, пожалуй, простительно.
    [indent] -Я даже не сомневаюсь, что ты так и сделаешь, душа моя, - поглаживая бороду, кивает он, не воспринимая слова жены всерьез. - Но я не могу уже иначе, я человек слова, сказал же, что сделаю. Отойди-ка, чтобы я на тебя не прыгнул, Нерис, а то это уже точно будет нехорошо, - он машет рукой, веля ей в самом деле посторониться и отталкивается ногами от перил, руками цепляясь за выступ между балконами и раскачиваясь на нем так, чтобы допрыгнуть до того, на котором стоит встревоженная Нерис. Ничего сложного, только приземляется он не так ловко, конечно, как хотелось бы. Зато не падает, уже хорошо!

    +1

    17

    [indent] Если бы Дейнерис могла сейчас вернуться назад во времени и повстречать своего старшего брата, то она голыми руками придушила бы его за то, что он решил свою единственную родную сестру выдать замуж за безумного дорнийца, и водрузила бы корону на любого из единокровных братьев, кто первым успел бы пообещать ей спокойное одинокое будущее. Или Дейрон надеялся, что Марон угробит себя в первый же год после свадьбы, оставив Дейнерис молодой вдовой с наследником Дорна на руках? Что ж, ее добрейший брат вполне мог на такое рассчитывать, только на несколько лет ошибся, потому что дорнийский принц решил торжественно умереть именно сейчас, когда с женой у него наконец-то наладились отношения. Прямо в свои именины, прямо при всех гостях, прямо у нее на глазах!
    [indent] - Я не шучу, Марон, на твоих похоронах как раз удобно будет выбрать нового мужа. Поэтому не смей!.. - но разве этого упертого и безумного барана можно остановить? Он уже стоит на ограде балкона, смеется над ней и примеривается, как перепрыгнуть между балконами, а Дейнерис перегибается и смотрит вниз: если он упадет, то она уже через несколько секунд станет вдовой, и как бы эта мысль ни прельщала ее прямо сейчас, она все же предпочла бы придушить мужа собственными руками за эту игру на ее нервах. Он ведь дразнится и издевается, он не станет прыгать по-настоящему, он просто вынуждает ее открыть дверь и впустить его нормально, он же не рискнет своей жизнью...
    [indent] Да нет, еще как рискнет. Дейнерис отшатывается от перил в последний момент, когда Марон уже прыгает и висит на выступе на стене. Она смотрит на него во все глаза, а потом не выдерживает и жмурится, не желая видеть, как он сорвется и упадет... А он со смехом прыгает на ее балкон и отряхивает руки, будто ничего особенного не случилось. И если он ждет, что Дейнерис со слезами облегчения и счастья бросится ему на шею, то свою жену он совсем не знает. Она вдыхает и выдыхает несколько раз, а потом протягивает руку в сторону дверей и указывает ему на выход.
    [indent] - Вон! Пошел вон, сейчас же! Видеть тебя не хочу! - рычит Дейнерис, негодуя из-за его ребяческой выходки, едва не стоившей ему жизни, и из-за своей тревоги. Да лучше бы он разбился, чем теперь задирал нос, зная, как она за него волнуется! Да и волнуется она только потому ведь, что не справится с его буйным Дорном, если что-то случится с принцем и наследником станет их еще маленький сын, не способный пока взять власть в свои руки. О нем Марон подумал, когда решил доказать свою удаль?

    +1

    18

    [indent] Выпитое вино заставляет Марона считать себя куда ловчее, чем он есть на самом деле, но он не становится настолько безрассудным, чтобы сделать что-то, что он в самом деле не может. Перебраться с одного балкона на второй - легко, он же и раньше подобные выходки устраивал, хоть и был, конечно же, моложе. Впрочем, он еще не стар и уж точно не немощен, чтобы ему что-то не удалось. Марон ведет плечами и смотрит на Дейнерис. Бедная, неужели она еще не привыкла к его сумасбродству и не подумала, что не стоит дразнить его тогда, когда его кровь кипит и бурлит, разгоряченная веселым праздником и выпитым вином? Что ж, будет ей наука на будущее, особой вины он за собой не чувствует [быть может, ей удастся усовестить его, но завтра, когда они оба остынут и ее большие глаза смогу заглянуть ему в душу], только смеется над тем, как она начинает ругаться и гнать его прочь. Дейнерис указывает ему рукой на дверь, которую даже не думает отпирать, а он хохочет, откидывая назад голову.
    [indent] Никуда он не уйдет, пускай даже не надеется. Марон фыркает, подкручивает усы и скидывает с себя расшитый золотой нитью шелковый кафтан, через который переступает так, словно тот ничего не стоит. Таких у него еще сотня, таких ему еще сотню и сошьют, а он хочет не о таких мелочах думать, а притянуть свою жену к себе и как можно скорее. У него были определенные планы на эту ночь, отказываться от них так просто он не собирается. Дейнерис сменит гнев на милость, он найдет как умаслить ее, завтра будет послушным и ласковым, лишь бы только она не ругалась на него и не обижалась. Он хорошо знает ее, выучил уже как вызывать улыбку на ее красиво лице и как заставлять по-девичьи звонко смеяться. Марон никогда не мог угадать, что их украшений ей пойдет [слишком разный вкус мешал ему в этом казалось бы не таком уж и сложном деле], зато в остальном почти всегда оказывался прав. Его подарки были не бездумными, мужем он оказался не только ласковым, но и очень внимательным, даже в пылу ссоры его драгоценная жена не сможет что-то об этом сказать.
    [indent] -Ну, же, Нерис, тише. Ударь меня, если хочешь, только не гони. Я только из-за этого и безумствую же всегда, - примирительно говорит Марон, обнимая ее сзади за талию и обжигая горячим дыханием ее шею, к которой жмется поцелуями. - Муж должен спать с женой, принц не может ночевать где-то кроме как постели своей принцессы, я же говорил тебе уже об этом, - он целует ее еще раз, держа крепко и не давая ей и на шаг отстраниться.

    +1

    19

    [indent] Все дорнийцы безумны, все любят доказывать свою удаль, все горделивы и обидчивы, если кто-то вдруг смеет в них усомниться; но дорнийский принц хуже всего своего народа, вместе взятого. На его плечах огромная ответственность лежит - в Пекло Дорн, но у него есть еще маленькие дети, которых надо беречь и которые не могут так рано остаться без отца и с одной только растерянной матерью; а он вздумал красоваться и рисковать своей жизнью, только чтобы не спать ночью без жены. Одна ночь, всего лишь одна ночь, ничем не отличающаяся от сотен прочих, которые они уже провели вместе или еще проведут; одна ночь, которая точно не стоит его жизни. Дейнерис злится на него так, как, кажется, никогда в жизни ни на кого не злилась; ей самой теперь хочется Марона с балкона спихнуть - и это не шутка, не флирт, не преувеличение. Он испугал ее слишком сильно, он заставил ее на несколько секунд представить, какой будет ее жизнь без него, он одним шутливым для него трюком показал ей, как же сильно она его любит, - и все это Дейнерис не готова ему так легко простить.
    [indent] Завтра Дейнерис первым же делом найдет каменщиков - пусть сделают что-нибудь с выступом между балконами, пусть перестроят сами балконы или разрушат полностью соседние с ее покоями, только чтобы Марон никогда больше такой трюк не повторял. И чтобы никогда больше не смог пробраться в ее покои без разрешения: с запертой дверью в ближайшее время ему придется сталкиваться постоянно, потому что Дейнерис зла и обижена, не хочет его ни видеть, ни слышать, ни касаться.
    [indent] - Не смей меня трогать, Марон! И пошел прочь, немедленно! - Она пытается увернуться от его поцелуев и шлепает по его ладоням, обвившим ее талию, царапает их и старается вырваться из этих нежеланных объятий. Своему мужу Дейнерис хочет заглянуть в лицо, в его бесстыжие глаза, но вместо этого он прижимается к ее спине и обжигает поцелуями, и она уже рычит от ярости, вырываясь все сильнее и ненавидя его за легкомысленный тон. - Ты теперь о долге решил вспомнить? Именно сейчас, а не когда между балконами скакал и чуть не убился? Как вовремя! Хорошо, ночуй в моей постели, раз теперь долг дорнийского принца таков, но тогда я сама уйду и спать буду не здесь, - грозит она, со всей силы наступая на его ногу и надеясь отдавить ему пальцы, но Дейнерис-то босая, переодевшаяся уже ко сну, а Марон сапоги еще не снял и ее усилий наверняка даже не чувствует.

    +1

    20

    [indent]  Все дорнийцы безумны, все любят доказывать свою удаль, все горделивы и обидчивы, если кто-то вдруг смеет в них усомниться; но дорнийский принц лучше всего своего народа, вместе взятого. Он, в отличие от большинства, точно знает, что делает - у него никакого права на ошибку нет, потому что у его королевства слишком много врагов, потому что у него молодая красивая жена и совсем еще маленькие дети. Все безумства, что он совершает, не представляют никакой для него опасности, в этом он уверен. Не было здесь никакой опасности, он бы не упал, потому что и расстояние между балконами не такое уж и большое, и сам он не настолько пьян, чтобы ступить ногой в пустоту. Знала бы его бедная милая жена о всех тех выходках, которые он творил в юности, еще до того как привез ее в Дорн! Пожалуй, о них ему ей вообще никогда не стоит рассказывать, иначе она с ним даже разговаривать отказалась, представив себе, на что же будут способны их дети с таким отцом. Лучше уж ей в чем-то пребывать в счастливом неведении, чем осознавать, насколько неспокойной может быть ее жизнь п
    [indent] Дейнерис злится, вырывается и царапается словно дикая кошка. Марон ее сильнее, но выпускает из своих рук, правда совсем ненадолго - не успевает она и глазом моргнуть, как он оказывается перед ней на коленях, ловит ее ладони в свои и смотрит снизу вверх. Пугать ее он не любит,  расстраивать у него никогда никакого желания ее нет, но как же ему приятно осознавать, что она к нему неравнодушна, что ревнует его, что переживает о нем! Марон жмется к ее ногам, откидывая голову назад и целует ладонь Дейнерис. Пусть ударит его, если хочет, сейчас она даже права в своем гневе, так что он все стерпит. Она знает, что он любит его, порой, как ему кажется, даже беззастенчиво этим пользуется, что ему нет-нет, а доставляет своеобразное удовольствие. Ему нравится, как она в такие моменты на него смотрит, ему нравится и то, как горят ее глаза сейчас, но об этом ей лучше не говорить, конечно же.
    [indent] -Смилуйся, моя принцесса. Клянусь, что больше никогда так тебя не напугаю, - почти по-мальчишески пылко обещает он ей. - Нерис, не уходи, обещаю быть шелковым и послушным, ты же знаешь, что я могу тебе угодить, знаю как, сердце мое, - сегодня ведь его праздник, должна же Нерис хотя бы в такой день смилостивиться и простить его, особенно, когда ее муж так заглядывает ей в глаза и дает такие обещания.

    +1

    21

    [indent] Семерых Дейнерис молит порой отчаянно и горько: пусть только дети, внешне так похожие на своего отца, не возьмут у него вспыльчивость, склонность к бахвальству и безумный азарт, пусть осторожностью и благоразумием пойдут в нее, пусть не повторяют никогда подвигов Марона и не заставляют ее прятать среди серебряных волос седые. Но если судить по тому, какими растут их сыновья, к молитвам принцессы Боги остаются глухи, а дорнийская кровь оказывается куда сильнее драконьей. И новый испуг пронзает ее сердце острой стрелой: а если мальчики узнают, как их отец скачет между балконами, и вздумают попробовать сами? А если оступятся они или поскользнуться, а если сорвутся вниз и разобьются? Марон ведь своей удалью гордится и хвалится - и совсем не думает, какой может оказаться цена его глупости, и совсем забывает, как похожи на него дети, которых он едва не оставил сиротами. Да лучше бы уж оставил, Дейнерис бы тогда смогла их от всего оградить и защитить!..
    [indent] Она рвется и бьется совсем не игриво, а выплескивая настоящую ярость и обиду, подпитанную страхом остаться одной и нести до конца жизни вину за его смерть; и на несколько секунд Дейнерис кажется, что ее усилия увенчались успехом и что в ее муже проснулась наконец совесть. Но нет, выпускает ее он лишь ради того, чтобы развернуть лицом к себе и снова удержать в своих объятиях, прижимаясь теперь к ее ногам и сжимая ладони. Дейнерис на Марона смотрит теперь сверху вниз, но гнев на милость не меняет, губы кривит в горькой усмешке и от непрошенных поцелуев пытается уйти, да только ее муж сильнее - и едва ли не впервые этим пользуется, не давая ей свободы. Ее он только больше злит, так что она пихается и коленкой тычет ему по ребрам, совсем не проникаясь его извинениями, в которых чувствует насмешку и игру.
    [indent] - Тебе все смешно и весело, Марон? И все ты можешь искупить и загладить угодливостью? - шипит она, по-кошачьи щуря глаза и запрещая себе представлять, как именно муж собрался ей угождать. Нет уж, пусть лучше дочку Сантогара так обольщает, то-то старик порадуется! - Не напугаешь так - напугаешь иначе, я тебя не первый день ведь знаю. И ты угодил бы мне, если бы не стал понапрасну рисковать своей жизнью и давать дурной пример детям, но с этим ты опоздал уже, - не унимается Дейнерис, хотя знает ведь, что все увещевания бесполезны и что Марон к ней не прислушается. Он же гордый дорнийский принц, он лучше всех все знает!

    +1

    22

    [indent] В самом начале их брака, Дейнерис была бледной девочкой с грустными влажными глазами. Марон верил в то, что сумеет расшевелить ее, но порой ему казалось, что она так и останется такой холодной и отстраненной. Позже, когда она впервые оказалась в положении и носила под сердцем их первенца, на место отстраненности пришла почти детская капризность. Такое изменение он встретил радостным смехом - куда легче иметь дело с требовательной женой, чем с той, которую ничем не порадовать. Дейнерис может говорить все, что угодно, но все ее желания супруг исполнял без лишних просьб, вился вокруг нее и окружал таким вниманием, каким не каждую принцессу или королеву окружают. Она капризно дула губы, требовала у него что-то, но и это не стало последним ее изменением. Она повзрослела и обжилась, привыкла к тому, что живет она теперь в Дорне, что окружают ее дорнийцы, что дети ее стали частью этого жаркого места, поэтому ей волей-неволей пришлось полюбить его, а вместе с ним и супруга.
    [indent] Капризная девочка выросла и стала страстной девушкой, настолько страстной, что только лунный чай и спасает ее от новой беременности, потому что супруг из ее постели не вылезает. Он не отпускает ее от себя, сейчас вот тоже не отпустит, сколько бы она не билась и не кричала. Не успокоится ведь, пока она не сменит гнев на милость.
    [indent] -Как мне не веселиться, когда сердце мое поет? - Вопрошает Марон, не выпуская Дейнерис из своих объятий. - Могу драгоценная жена впервые меня к кому-то заревновала! Разве не повод это мне быть радостным и довольным? - Девушка в его руках извивается и все еще рвет и мечет, едва пламенем по-драконьи не дышит, а он все терпит и сносит, всему радуется и всем довольствуется так, как только он и умеет это делать. Улыбка не сходит с его лица, ничто сейчас не в силах заставить его прекратить улыбаться. - Раз тебе так дорога моя жизнь, то не буду я ею рисковать, она ведь тебе принадлежит, в конце концов. Нерис, душа моя, ну смилуйся, ну сжалься, любовь моя, разок хотя бы, - он снова покрывает ее ладони жаркими поцелуями, щекочет усами и бородой, скользя руками по ее бедрам и не давая ей отстраниться. Она ведь задумалась о том, как именно он будет угождать ей, вспомнила, какое удовольствие дарит ей его ловкий язык, как она стонет и хнычет, неизменно получая удовольствие от всего, что он делает.

    +1

    23

    [indent] Для Марона все в этой жизни игра. Брак с принцессой, на месте мужа желающей видеть единокровного брата, - игра, и в ней дорнийский принц берет все же верх, захватывает ее сердце и приручает ее словно дикого зверя. Ее ревность - тоже игра, и Марон сияет словно золотой дракон, лучится торжеством и не пытается даже скрыть свое довольство. Ее злость и страх за его жизнь - тем более игра, и ее муж никак не понимает, что же такого он совершил, что вызвал ее гнев и что нельзя искупить лаской. А Дейнерис не играет, когда рычит и бьет его по рукам, когда рвется из его объятий и старается оттоптать ему ноги; она испугалась - и теперь закатывает ему такую истерику, на которую только дорнийки и способны, и сама не замечает, насколько же изменилась за несколько лет брака с этим беззаботным дикарем. Раньше только посмотрела бы на него как на пустое место и мысленно пожелала ему поскорее разбиться насмерть и освободить ее от брачных клятв; теперь переживает, что он убиться может и оставит ее одну.
    [indent] - Весело тебе? Клянусь, я ни слезинки не пророню, когда ты упадешь и разобьешься! И можешь катиться, куда хочешь, катись прямо к сантогаровой дочери - я держать не стану, - с шипения Дейнерис мгновенно переходит на рычание, от Марона все еще рвется, впивается в его ладони ногтями, надеясь, что хотя бы так он ее отпустит, и толкает его коленкой, но проклятый дорниец ее только крепче сжимает в объятиях и не дает лишний раз дернуться. Если так он думает ее успокоить, то ничего не выходит: от своей слабости, от невозможности ему противостоять Дейнерис только больше взбешивается, смотрит на него как на чудовище и не собирается его за все это прощать.
    [indent] - Так теперь ты вспомнил, что не принадлежишь себе? Мне, нашим детям, всему Дорну, но не себе! Ты ведешь себя безрассудно и рискуешь не только собой, но и нами, - напоминает она, но до Марона уже не докричаться, раз он вбил себе что-то в голову и все радуется ее глупой ревности. - Не сжалюсь. Иди и проси милости у оставшихся внизу девиц, перед ними скачи по балконам и рискуй головой, а я не сжалюсь! - Дейнерис качает головой и упрямо топает ногой, отказываясь принимать на веру слова мужа и не соблазняясь его обещаниями ласки. Все она помнит, все его способы убеждения знает, но сейчас им ни за что не поддастся.

    +1

    24

    [indent] Кажется, Марон недооценил страх Дейнерис. Он не сделал ничего по-настоящему опасного, совсем своей жизнью не рисковал [ловкий он, все же, словно кошка, пусть и большая, двигается легко и быстро - обманываются все шириной его плеч и большими мозолистыми ладонями], но у его жены на этот счет свое мнение. Она злится на него пуще прежнего, ругается так, как на его памяти давно уже не ругалась, а у него от этого вопреки всего на душе тепло становится и хорошо. Разве это не лучшее доказательство ее любви? Не хотела Дейнерис его любить, переживать о нем не хотела, а вот, все равно ничего не смогла с собой поделать и прониклась им. Марон говорил, что так и будет, предупреждал, что равно или поздно, она забудет и о своем брате-бастарде, и нежелании становиться дорнийской принцессой. Все стерпелось и слюбилось, но напоминать об этом своей женей он лишний раз не считает нужным. Не стоит слишком уж часто указывать ей на то, что она была в чем-то неправа.
    [indent] Ладно, пора заканчивать с шутками и успокаивать ее, пока ей от переживаний дурно не сделалось. Марон вдруг резко поднимается на ноги и совершенно бесцеремонно подхватывает Дейнерис на руки. С ней он усаживается на постель, не выпускает ее, держа крепко, но при этом так, чтобы никакой боли ей не причинить. Ни в одной из их ссор еще так не случилось, чтобы он даже синяка на ее светлой коже оставил - свою жену он бережет, пылинки с нее сдувает, все делая ради ее счастья и радости. Мужем беспутный дорнийский принц оказывается хорошим, этого у него не отнять, тут и говорить нечего.
    [indent] -Ну, ну, Нерис, тише, - тон его меняется - из него пропадает всякое веселье. Марон успокаивается, становится серьезным, будто бы и не пил даже вовсе, не праздновал и не веселился на пиру. Он ласково гладит Дейнерис по плечам, не дает ей вырываться и целует ее щеки. - Не оставлю я ни тебя, ни детей, ни Дорн, любовь моя, радость моя, как ты такое подумать могла? Я только-только с тобой зажил так, что во сне даже твое лицо вижу, как же мне тебя оставить? - И ревность ее совершенно глупая, пускай и приятная ему, тоже должна сейчас прекратиться. - Глаза мои никого кроме тебя не видят, душа только к тебе тянется. О каких девицах ты говоришь, когда я только тебя и люблю с тех пор, как ты женой моей стала? - Говорит Марон всегда так, словно песню поет - так уж ее брат-бастард точно не умеет, на такое только дорнийцы и способны, голосом своим очаровывать не хуже, чем какой-то замысловатой песней.

    0


    Вы здесь » GEMcross » голубой карбункул » и теперь я знаю, что там за дверью - лето


    Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно