ПОСТ НЕДЕЛИ У ТИМОФЕЙ

Артура Сибгатуллина или, как его называли, Исайю знали далеко за пределами области, в которой авторитет был полной и абсолютной властью. О нём ходило множество самых фантастических слухов...
активисты

I've been yours [ксейден и вайолет]

лучший эпизод

GEMcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GEMcross » калейдоскопический опал » SACRAMENTO


SACRAMENTO

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

sacra-
-mento
sacramento: вы настрочили 11 лет.

s

• стабильное существование на ролевом пространстве вот уже более 11 лет;
• стабильная активность: 100-150 посетителей в сутки;
• активная игра: 30-60 постов в сутки;
• дружелюбная и адекватная администрация;
дизайны с заботой о ваших глазах;
• личное звание без сочинений;
• ежедневный подсчет постов и выделение активистов;
• активный чат и свой канал в телеграме;
• собственная галерея графики;
• грамотная, подробная матчасть о городе;
конкурсы на любой вкус и цвет;
• кирпичи, ключи, башни и другие страшные слова для новичков!

© s i n c e  2011

0

2

https://i.imgur.com/fqh0Fuj.png


Привет, пап. Пишу тебе, потому что боюсь позвонить. Мне кажется, ты не ответишь. Последние слова, которые ты мне сказал, снятся мне почти каждую ночь. Ты мне тогда сказал, что это не разумно... не разумно оставить вас и уйти. Не разумно жить не как вы. Не разумно стать одинокой. Почему-то ты решил, что я вас бросаю. Но я не бросаю, пап. Тебя не бросаю. Мне очень дороги те отношения, что у нас были... твоя своеобразная любовь очень многое для меня значит. Я жалею, что не могу тебе это сказать лично... хотя почему не могу? Просто ты, наверное, не хочешь слышать. Не знаю. Я упрямая в тебя.

— Я хочу назвать её Микаэла.
— Ты уверен, дорогой?
— Да.
Ты улыбнулся. Так звали твою первую любовь.

Ты не хотел дочерей. И не единожды мне об этом говорил. Твой старший сын для тебя - мир и Вселенная. В нём будущее твоей семьи. Кто я и Мэгги для тебя? Ты ни разу не сказал, что любишь нас. Такой суровый, жёсткий, уверенный в себе. Ты для меня - пример, ты для меня - стена и опора всей нашей семьи. Так было, есть и будет.

— Папа, я люблю тебя! — мне пять, я вижу в тебе свет и любовь. Ты редко проводишь с нами время, постоянно уделяешь всё сыну. Легко улыбаешься на моё признание. Но не говоришь, что тоже любишь. Так и не научился любить. А мне всё равно. Ты - мой отец, мой мир. Всё детство я была привязана к тебе больше, чем к матери. К суровому, строгому отцу.
— Я тоже люблю тебя, моя Микки, — шепчешь тихо на ухо, когда я уже в кровати. Я уже не слышу, потому что крепко сплю. Но слабо улыбаюсь во сне.

Давай немножко поясню. Ты - серьёзный бизнесмен, который поднял крупный бизнес с колен вместе с сыном. Раньше семья Саншайн была очень богата. Очень влиятельна. Имела много крупных филиалов своей мебельной фабрики по всей стране, но 10 лет назад обанкротилась. Это был крах, мы остались практически ни с чем. И все эти года ты был действительно стеной и опорой, которая не позволяла нам всем пасть духом. Ты жил мечтами и целями. Вместе с сыном работал, много работал, чтобы сейчас пожинать плоды. Ты действительно сделал невозможное, и теперь твой бизнес снова процветает. Твой, не наш. Я уже, видимо, не имею к нему никакого отношения.

Но не всё так хорошо, пап. Ты правда жёсткий, серьёзный человек. У нашей семьи много недоброжелателей, конкурентов и тех, кто хотел бы навредить нам. Возможно, было место покушению, или... а не важно, уже не важно, потому что ты обещал, что твоих детей никто не тронет. Себе обещал. Когда родился твой сын, ты был невероятно счастлив. Когда родилась я и когда родилась Мэгги... ты был испуган. Ты смотрел на нас влюблёнными глазами и понимал, что больше всего на свете ты хочешь нас защитить.

Три поколения Саншайнов жили в нашем семейном особняке и никто ещё не переезжал. Кроме меня. Мы поругались, когда я сказала, что переезжаю. Ты был в бешенстве. Никто и никогда не нарушал этого закона, потому что глава семьи - это и есть закон. У нас всегда были такие суровые правила, и я до сих пор я их не нарушала. Но мне очень хочется свободы, пап. Просто хочется быть собой, а дома мне... душно. Ты всего лишь хотел меня защитить, я знаю. Но прости...

— Не смей ей ничего говорить, Бойс, — ты пил всё время, пока тебе не сказали, что я буду жить. Тогда ты просто расплакался. Через несколько месяцев после моего ухода я попала в серьёзную аварию, мой брат Бойс уверен, что это попытка убийства. Я не помню деталей, но не верю в этот бред. Ты запретил сыну говорить, что часами сидел у палаты, пока я не пришла в себя окончательно. Потом ты ушёл. Мы не общались с тобой и не общаемся. Ты, видимо, надеешься, что хотя бы это меня вразумит, и я вернусь. Я не вернусь. Я думаю, что ты больше не хочешь знать меня и видеть. И не знаю, как тебе больно и что ты каждый день ищешь мои фото на своём смартфоне. Но я очень сильно хочу вернуть тебя. Мою опору, поддержку и стену. Мой мир.

0

3

https://i.imgur.com/7pG3msb.png


Хочу дать возможность Рону поговорить с отцом спустя 19 лет. Допускаю, что отец мог предпринимать попытки встретиться с Роном в первые пару лет после того, как ушел из семьи (Рону тогда было пять), но из-за эмоциональных реакций сына по итогу оставил эту бесперспективную идею. По какой причине возникло желание организовать встречу в настоящем (инициатор — папа) на самом деле не так уж и важно: известие о неизлечимой болезни, умер наследник бизнеса или просто измучила совесть; куда важнее цель — выстроить нормальные и человеческие отношения друг с другом, попросить прощения, признать ошибки, а может быть поведать историю, которая изменит отношение сына к поступку отца. Так или иначе это то, чем им предстоит заниматься долгое время. Рон точно не станет щадить чувств человека, который его бросил и сполна наградит того обидой и злобой. Им однозначно будет сложно и больно, но в конце все должно закончиться хорошо. Это будет история про принятие и прощение, про любовь, не безусловную, а очень даже трезвую и взвешенную, про преодоление собственных страхов и силу духа в том, чтобы победить своих демонов. Это будет история про семью у которой сначала вышло не очень, но в конце концов все-таки получилось.

Я думаю, что отец Рона занимается каким-то бизнесом, возможно, работает в крупной компании большим начальником, а, может быть, к этим годам уже успел открыть собственное успешное (это важно) дело. Так или иначе, я вижу его человеком деловым и в реалиях современного офиса. Что касается характера, то сначала у меня была мысль сделать его черствым, алчным, плохим человеком, но потом я понял, что если сделать его положительным, так будет даже больнее (а это именно то, чего на первых парах непременно хочется). Более детально я старался не думать. Рон не знает, что он за человек, вот мы и будем знакомиться друг с другом по ходу дела.

P.S. Важно, что у Рональда расстройство личности и в некотором смысле он склонен считать, что отсутствие отца в достаточной степени повлияло на это. По крайне мере он уверен, что его жизнь была бы лучше, будь у него рядом тот, кто помогал бы ему справляться с гневом матери. Папа ушел из семьи из-за бесконечных скандалов и истерик жены, почему не забрал с собой сына вопрос открытый, и тебе предстоит на него ответить.

Более подробную информацию о матери и историю жизни персонажа можно найти в анкете.

0

4

https://i.imgur.com/V81uSRH.png


Крис, привет. Знаешь, кто ты? Ты балбес.
Мы познакомились в далеком 2011 году. Ты прогуливался по Стамбулу, шептал Босфору старинные сказки, угощал бродячих кошек свежим люля и очень громко смеялся. Думал, что Босфор, кошки и громкий смех смажут твою рану после смерти близкого человека целебной мазью.

Я же пришла к Босфору, чтобы пообщаться с Богом и сыграть ему новую мелодию. Я была гостьей, которая привезла с собой Библию и не очень понравилась Стамбулу. Мой отец, старший пастор церкви, решил открыть ее филиал в твоем родном городе, чтобы стамбульской христианской общине было спокойнее. А я просто приехала на помощь. Стамбул, кстати, меня так и не полюбил – последующие приезды встречал порывистыми ветрами и скверной погодой.

Позже ты приехал в Сакраменто поступать в университет. Не из-за меня – у тебя были планы до нашего знакомства, а в Турции тебя больше ничего не держало. Я пригласила тебя в гости в церковь – там и остался. До сих пор не знаю, веришь ли ты в Бога – мы не говорим об этом, но стабильно каждое воскресенье вижу тебя в церкви – помогаешь со звуком, иногда подыгрываешь на гитаре. Говоришь, музыка прославления тебя успокаивает.

Твоя поддержка не раз вытаскивала меня из отчаяния. Привил мне любовь к чёрному кофе без молока и сахара – научил варить в турке. Когда с Адель (моей младшей сестрой) происходило какое-то несчастье – нужно было забрать из бара в слюни пьяную или перебравшую с травкой – ты, Крис, первый, к кому я могла обратиться за помощью в три часа ночи понедельника.

Через три года после твоего приезда в Сакраменто и нашей искренней дружбы – мы решили попробовать. Попробовать дать нашим отношениям душ шанс на что-то большее. Что-то большее длилось полгода, за которые мы все больше убеждались, что это было лишним. Ты уважал мои консервативные взгляды – секс до свадьбы невозможен, но учил целоваться.

Когда ты делал мне предложение, мы оба поняли, что этот выбор был изначально неправильным. Позже ты рассказывал, что после моего отказа выдохнул и поблагодарил Аллаха. Мы не разные, мы просто не подходим друг другу. Мы как брат с сестрой, готовые делиться друг с другом всем, но не новая ячейка общества.

А в марте этого года ты узнал из новостей, что я умерла.

0

5

https://i.imgur.com/qqNJhTf.png


— Я не выйду за тебя, Робб, — спокойно и мягко сказала я, когда мы остались наедине. Ты выдохнул, чуть улыбаясь и кивая мне. Опустил взгляд, словно и надеялся на такой ответ. Мы были так близки с самого детства, что ты не видел в предложении моего отца ничего хорошего. Как можно было пожениться, если мы всю жизнь были как брат и сестра? Ты гостил у нас так часто, что будто бы жил с нами. Твой отец тесно сотрудничал с нашей семьёй [адвокат?], пока не был убит. Мой отец делал всё возможное, чтобы дело раскрыли, но этого так и не случилось. Это была одна из самых страшных потерь для него. И для всех нас. — Что бы ни случилось, ты навсегда член нашей семьи. Элайджа Саншайн действительно любил тебя как сына. И незадолго до смерти твоего отца, договорился с ним, что соединить нас двоих узами брака будет идеальным вариантом. Мы были другого мнения.

— Я не выйду за тебя, Робб.
— Я... уже знаю, кому хочу сделать предложение.
— Вот как?.. Кто же она?
— ...
— Ты не обязан говорить, если не хочешь.
— Эсфирь.

Сколько себя помню, ты, я и Эсфирь были всегда вместе. Вынужденная мера проводить дни в нашем доме переросла в крепкую дружбу, которая длится по сей день. Эсфирь тоже росла у нас, но к ней у тебя всегда было какое-то особое отношение. Не такое, как ко мне, но это мы все поняли, только когда выросли. Когда ты сделал ей предложение, но она отказала. Отказала, потому что не искала отношений, не искала любви. Её любовь - это Бог, и её сердце занято только им.

Как жаль, что её Бог не смог спасти тебя от боли...

***

— Ты не сказала... Почему ты не сказала?! — ты пытался сглотнуть ком в горле. Был ужасно взбешён, зол, растерян и сломлен. Может быть ты не любил её, как мог бы. Может быть она не была твоей единственной любовью. Может её отказ тебя не так уж и расстроил, но... Она была частью твоей жизни. Частью тебя. И теперь она умерла.
— Ох, Робб...
— Почему я узнал об этом из новостей?! Почему ты не сказала мне?!
— Не надо... — я обнимала тебя, сидящего в коридоре моей квартиры. В твоей голове был горящий сарай в новостях и хладнокровный голос корреспондента, который сообщал, что Эсфирь Махелет мертва.
— Я имел права знать... имел права...
Я баюкала тебя на руках, совершенно не зная, как поддержать. Ведь сама не горевала так, как ты.

Тебе было странно. Очень странно. Ты тяжело переживал потерю близкого человека и видел, что я всего лишь делаю вид, что мне так же тяжело, как и тебе. Я прекрасно держала лицо, и все верили. Ведь я Микаэла Саншайн, и я прекрасно умела ладить с эмоциями. Все выказывали сочувствие тебе, мне, её отцу - пастору и лучшему другу моего отца. И все верили, когда я благодарила и печально отводила глаза. Но ты знал меня лучше, чем все эти люди. Порой даже лучше меня самой. Знал, что горевала бы я иначе - ведь оплакивала я твоего отца вместе с тобой, мы все поддерживали друг друга. И тут вдруг я равнодушна и спокойна в отношении гибели лучшей и единственной подруги.

— Микаэла, в чём дело? — ты преградил мне путь, испытывающе заглядывая в глаза. Ты устал теряться в догадках и был намерен узнать всю правду. — Что ты скрываешь? Думаешь, я поверю, что тебе всё равно?
— Мне не всё равно, вовсе нет. Не смей так говорить.
— Ты меня не обманешь. Больше нет. Скажи правду.
— Я не могу, это не моя правда.
— Ты не хотела говорить мне о её смерти. Почему? ...
— Я помогла ей исчезнуть. И если кто-то узнает, что Эсфирь жива, то тогда она может умереть по-настоящему.
— Я не понимаю... Она жива?..
— Она жива, Робб. Жива.
В тот день мы снова стали семьёй. Ты, я и она. Её смерть построила стену между нами. Стену, состоящую из лжи, которую я обязана была ставить перед всеми. И теперь в это впутался ты. Мы обе хотели оградить тебя. Хотели, чтобы ты пережил эту утрату и снова стал жить дальше. Так, как заслуживаешь. Но ты решил, что остаться с нами [остаться за нас] тебе важнее спокойной жизни. Мы - твоя семья.

Робб Мэдден - настоящий сын своего отца. Мужчина, который стоит горой за тех, кого любит. Который очень хитёр, знает, как вылезти из любой задницы, если она происходит. Который заменил своего отца и стал Саншайнам другом, партнёром. Умён, хладнокровен, спокоен.

0

6

https://i.imgur.com/HOhNyXM.png


Мы познакомились в далеком 2011 году. Ты прогуливался по Стамбулу, шептал Босфору старинные сказки, угощал бродячих кошек свежим люля и очень громко смеялся. Думал, что Босфор, кошки и громкий смех смажут твою рану после смерти близкого человека целебной мазью.

Я же пришла к Босфору, чтобы пообщаться с Богом и сыграть ему новую мелодию. Я была гостьей, которая привезла с собой Библию и не очень понравилась Стамбулу. Мой отец, старший пастор церкви, решил открыть ее филиал в твоем родном городе, чтобы стамбульской христианской общине было спокойнее. А я просто приехала на помощь. Стамбул, кстати, меня так и не полюбил – последующие приезды встречал порывистыми ветрами и скверной погодой.

Позже ты приехал в Сакраменто поступать в университет. Не из-за меня – у тебя были планы до нашего знакомства, а в Турции тебя больше ничего не держало. Я пригласила тебя в гости в церковь – там и остался. До сих пор не знаю, веришь ли ты в Бога – мы не говорим об этом, но стабильно каждое воскресенье вижу тебя в церкви – помогаешь со звуком, иногда подыгрываешь на гитаре. Говоришь, музыка прославления тебя успокаивает.

Твоя поддержка не раз вытаскивала меня из отчаяния. Привил мне любовь к чёрному кофе без молока и сахара – научил варить в турке. Когда с Адель (моей младшей сестрой) происходило какое-то несчастье – нужно было забрать из бара в слюни пьяную или перебравшую с травкой – ты, Крис, первый, к кому я могла обратиться за помощью в три часа ночи понедельника.

Через три года после твоего приезда в Сакраменто и нашей искренней дружбы – мы решили попробовать. Попробовать дать нашим отношениям душ шанс на что-то большее. Что-то большее длилось полгода, за которые мы все больше убеждались, что это было лишним. Ты уважал мои консервативные взгляды – секс до свадьбы невозможен, но учил целоваться.

Когда ты делал мне предложение, мы оба поняли, что этот выбор был изначально неправильным. Позже ты рассказывал, что после моего отказа выдохнул и поблагодарил Аллаха. Мы не разные, мы просто не подходим друг другу. Мы как брат с сестрой, готовые делиться друг с другом всем, но не новая ячейка общества.

А в марте этого года ты узнал из новостей, что я умерла.

0

7

https://i.imgur.com/QnnteoF.png


Наши родители сложные, у каждого своя точка зрения на разваливающиеся отношения, у каждого своё видение семьи, только вот нас, детей, никто не спросил, чего хотим мы. Ты всегда хотела спокойствия, особенно с того момента, как на свет появился наш средний брат, а через несколько лет подоспел и я. Тогда твоя жизнь и прекратилась в череду пелёнок и гору домашних обязанностей, покорить которую вместе с построением своей жизни не представлялось возможным. Отец был увлечён всем живым, кроме собственных детей, часто пропадал в море либо на его берегу, изучая различных обитателей прибрежья и омывающего его моря богатой на живность Австралии. Мать была погружена в себя, в свет софитов и блеск славы громко начинающей актрисы. В отличие от отца, её мы практически не видели, именно поэтому большая часть домашних обязанностей, а также воспитание и забота о наших буйных головах легли на твои плечи.

Ты смелая, сильная и стойкая, иначе тебе не удалось бы удержать на плаву этот накренившийся и просевший корабль. Всегда была полна того внутреннего огня, что давал тебе силы, несмотря ни на что. Особенно после потери отца. Ты стала опорой для меня и для брата, примером удивительной стойкости перед ужасающими обстоятельствами и жестоким миром. Несмотря на это, не утратила свою доброту и нежность, всегда была готова прислушаться к нам, выслушать любые детские бредни и надавать подзатыльников за очередную перепалку. Казалось, мы с братом были единственными твоими слабостями, однако, повзрослев, я понял, насколько мягка и нежна твоя кроткая душа, насколько ты уязвима, несмотря на то, что жестокая жизнь сотворила с внешней оболочкой твоего характера. Он стал более жёстким, как полежавший на свежем воздухе и обдуваемый ветрами мягкий хлеб. Раннее взросление разучило тебя веселиться, избавившись от необходимости опекать нас, ты принялась налаживать свою жизнь, однако всё оказалось не так просто, как ты думала. Новые испытания пришли на смену старым. Было легче только из-за отсутствия балласта в виде нас с братом.

После нашего с матерью переезда решила остаться в Австралии, куда я до сих пор мечтаю вернуться. Только вот и тебе вскоре пришлось покинуть родные просторы. Однако не из-за нужды или по воле родителя, а из собственных соображений и солидного предложения не только хорошей должности, но и руки и сердца. Готова ли ты вновь встретиться со своей семьёй и представить на наш суд своего избранника?

0

8

https://i.imgur.com/4JiXkVG.png
sacramento: живи в своем мире, играй в нашем.

0

9

https://i.imgur.com/BfFnfKv.png

(страна любая) иммигрировала или жила в США. - на ваш выбор либо полицейская либо работает на мафию. - полицейская постоянно донимает меня проверяя мой сексшоп и устраивая мне выговоры, аж до драки доходит вне рабочее время, и страстного секса. - представительница банды пытается выбить из меня денег за крышу, за что за место денег получит игрушку из моего сексшопа, и опять же ссору со мной с ненавистью и страстью обоюдной. - в остальном персонаж свободен для вашей игры - только бы о соперницы любовнице не забывали).

0

10

https://i.imgur.com/mIYTP9y.png
sacramento: живи в своем мире, играй в нашем.

0

11

https://i.imgur.com/uMeRfhN.png

Стефания, ты родилась и выросла в Сакраменто. Твои родители были самыми простыми людьми. С раннего возраста, как и их родители, работали риэлторами в небольшой фирме. Стефания, со школьного возраста тебе очень нравилось петь, и это заметили не только учителя, но и родители, которые отдали тебя в музыкальную школу. Окончив школу, ты приняла решение дальше развивать себя в музыкальном плане, поступив без вопросов в институт на факультет музыки. Работу тебе удалось найти быстро в одном из ресторанов города, где мы и познакомились - так и началась наша история .Стефания, мы довольно быстро поженились, но брак наш по итогу почти развалился (в большей части по моей вине) из-за того каким я был бабником, и ты устала терпеть это, приняв решение уйти от меня, после чего скорее всего подала документы на развод. Но мне хотелось тебя вернуть обратно.

0

12

https://i.imgur.com/QavBQRc.png

Бьёшь раньше, чем успеваешь подумать. Так уж воспитан. Скалишься псом голодным и забитым. Видно, над тобой издевались в детстве. Мама тебя била? Отец в пьяном угаре тушил о твои руки бычки и швырялся табуретами? Не важно. Важно лишь то, кем ты стал. Озлобленным и жестоким. И никто не подумает даже, что через насилие ты пытаешься рассказать свою историю. Показать, что тебе не хватает любви.

Твой дом — съёмная квартира где-то за чертой нормальной жизни. Твоя мать и воспитатель — улица. Отец спился до неузнаваемости, матушка «заботливая» махнула на прощание хвостом кукушки и усвистала в неизвестном направлении. Щенок премилый, но больно кусающий. За хвостом игриво бегаешь, пытаясь руками солнечного зайчика поймать. Понятия не имеешь, как проходишь мимо всех расставленных на тебя капканов. Других в них толкаешь, выходя сухим из воды. Давай больше — ты по ней ходишь. Чёртов сын божий. Да только жизнь над тобой посмеялась.

В лисице своей нашёл спасение, смысл жизни. Стал восьмым хвостом, прибился гадким утёнком к клину ровному лощёных селезней. В господине нашем нашёл верного друга, несмотря на всё его высокомерие. Позволяешь собой управлять тогда, когда сам в этом выгоду видишь. Думать не любишь, это не про тебя. По душе больше кулаками махать да кровь с разбитых костяшек слизывать, зверски ухмыляясь.

Ты — меч в умелых и твёрдых руках. Цепной пёс её величества, кусающий всех, кто на опасно близкое расстояние подойти к ней решится. Она лишь головой качает, смотрит с укором, когда он серым кардиналом за плечом улыбается победоносно. За плечами её ведёте счёт, считаете, что в этой борьбе лишь один останется победителем, пока она медленно заманивает вас в трясину. И вы уже не кажетесь друг другу противными. И отношения эти обращаются нормой. Как нечто само собой разумеющееся.

Проснись уже, самурай. Время ломать кости.

0

13

https://i.imgur.com/b1NyiW5.png

Ты не просто мой менеджер, ты – моя лучшая подруга, если бы сказала иначе, то обманула бы. Мы знаем друг друга от и до. Помнишь, как мы с тобой познакомились? Да это было смешно, так спешили на тот кастинг к фотосессии в рекламе белья, что чуть не расшибли друг другу лбы на лестнице. Вот, однако, в модельном бизнесе наша судьба сложилась по-разному. Я – лицо многочисленных известных брендов, мое лицо так часто встречается на обложках глянца, что их количество я давно уже не стремлюсь пересчитать. А вот у тебя в этом так ничего и не вышло. Если для меня тот кастинг был удачным, то тебя не взяли, из-за шрама на животе. Он точно подпортил твои мечты об успешной карьере. На кастингах тебе отказывали из-за него постоянно, говоря, что ты милая, однако шрамам не место в глянце. И ты сначала проклинала тот момент, когда получила этот шрам. Тот день, ту аварию. К счастью отделалась ты в тот момент только шрамом, хотя и это было страшно. Не зря ту маленькую девочку родители после еще несколько месяцев водили к психологу, чтобы ты могла начать нормально жить и перестала бояться автомобилей. Теперь ты взрослая и независимая девушка, смирившаяся с тем, что тебе никогда не стать успешной моделью. Однако вот так просто отпускать этот бизнес ты не собиралась. И если у тебя не получилось находиться в кадре ты решила проталкивать в кадр тех, кого там хотят видеть. Ты мой личный менеджер, ну и еще там с парочкой моделей работаешь, но не забывая я твоя самая главная звездочка, и самый твой большой доход приношу тебе я. Однако эти деловые отношения ни на минуточку не испортили нашу дружбу. Иначе как объяснить тот факт, что перед фотосессией мы можем закрутить пижамное пати на всю ночь. Пьем, едим и болтаем. Ты как всегда делишься с каким красавчиком недавно провела ночь, и на все мои слова о том, что пора бы определиться и быть с одним отвечаешь, что ты не про отношения, а они не про тебя. Секс для здоровья – это прекрасно. Особенно прекрасно, когда знаешь наверняка, что с этим человеком потом можно и вовсе не встречаться, а значит делай с ним все, что хочешь, даже если потом будет крайне стыдно.

0

14

https://i.imgur.com/DS2Rrub.png

Нам всем - тебе, мне и нашему старшему брату Рэнди - чертовски не повезло с семьей, потому что Джо Моран был монстром, а мы - всего лишь детьми, мать которых оказалась не способна защитить даже себя. Молчать мы научились рано, и детство, проведенное в Фолл-сити, запомнили каждый по-своему. В районе старых ферм на Грейвити-стрит до сих пор стоит наш дом с белой изгородью за садовой дорожкой, как напоминание о том, что снаружи все должно быть безупречно. От отца тебе доставалось больше всего ("неудачник и слабак" - очень скоро ты и сам в это поверил, тщетно пытаясь соответствовать его требованиям), в то время как Рэнди был любимчиком, а от меня просто не требовалось много ("она же девчонка, да?"). Но даже так когда-то мы с тобой были близки, и только сейчас, когда уже ничего нельзя изменить, я понимаю, что в действительности потеряла тебя даже раньше, чем Рэнди не стало.

Немного деталей:
– Фолл-сити - провинциальный городок в двадцати пяти милях от Сиэтла (навеяно атмосферой Твин Пикс, и это прекрасно, если ты знаешь, о чем речь). Аттикус и Ева там выросли, и если Ева уехала, то он живет до сих пор, заботясь о матери и работая офисным клерком в небольшой транспортной компании, куда его устроил отец.
– Джо Моран скончался спустя полгода после нападения на него в нескольких кварталах от дома, так и не раскрытого местными копами. Это критично подкосило его здоровье, но обстоятельства не были выяснены достаточно, и дело просто замяли. Вот только Аттикус отлично знает, что произошло, и в смерти отца считает виноватой сестру. После возвращения домой из академии Куантико, когда Джо Моран в очередной раз поднял руку на их мать, Ева сорвалась.
– Детьми они были ближе, чем когда-либо, но по мере взросления необратимо отдалились друг от друга. Старший брат Рэнди не уделял им внимания в одинаковой степени и о сестре заботился ощутимо больше. В подростковом возрасте я вижу их в разных социальных группах, и это определенно был пик отсутствия взаимопонимания. Ева и Аттикус - близнецы, и если опустить обстоятельства, в которых они выросли, то вообще-то они очень похожи.
– По характеру Аттикус вовсе не слабак, и он мог бы таким не быть, но ему внушали это с самого детства, недооценивая и унижая, в то время как отец для Аттикуса так и оставался примером силы до самого конца. Желание соответствовать чужим ожиданиям слишком сильно в нем укоренилось, чтобы построить нормальную жизнь.
– Когда Рэнди погиб в горячей точке (он был военным и большую часть времени, начиная с их общих с Евой пятнадцати, отсутствовал), Аттикус не был этим убит. Ему было ровно. Тот день, когда семья об этом узнала, стал для Аттикуса шансом заменить старшего брата, но этого, конечно же, не произошло. Ничего не поменялось.
– Мне представляется, что у Аттикуса проблемы с женщинами, как у Евы с мужчинами. Нормальная ролевая модель семьи и отношений у них обоих отсутствует полностью.
– Аттикус способен на агрессию, инфантильные и эксцентричные поступки, имеющие целью что-то кому-то доказать. Сестра нужна ему, как единственное, за что он может уцепиться, манипулируя родственными отношениями и чувством вины (Ева действительно считает себя виноватой), чтобы удержаться на плаву, когда особенно хреново. Аттикус не любит её, не заботится, не считает близким человеком. Ева - причина его разногласий с отцом, которые он никогда не сможет ей простить, источник постоянного дохода и кто-то, кто вытащит из любого дерьма, потому что должен.

0

15

https://i.imgur.com/HknV7ag.png

Ты хороший парень. Наверное, лучший из всех, кого я знаю.
Я помню, как в детстве ты приходил к нам домой на обед, потому что твои родители забывали о том, что дома надо готовить еду, что вообще-то у них есть сын.

Тебе было не больше семнадцати, когда они спились и все воспитание младших детей легло на твои плечи. Я уверена, что ты бы исполнил свою мечту и стал хорошим врачом или адвокатом, если бы родился в другой семье, но тебе просто не повезло.

Я влюбилась в тебя, когда мне было тринадцать и пронесла это чувство долгие года, испепеляя взглядом всех девушек, которых ты приводил к себе, с которыми переписывался или так мило им улыбался. Мне было семнадцать, когда ты впервые меня поцеловал, явно воодушевившись химией, с которой тогда помогал. Я помню, как мы лежали на моей кровати и просто смотрели в потолок, ты гладил мое плечо и пару раз тихо произнес, насколько ты устал. Я знаю, знаю.

Наверное, ты бы давно нашел какой-то обрыв и спрыгнул с него в бездну, чтобы через пару дней тебя нашли и похоронили, а родители впервые вспомнили о тебе добрым словом, но ты этого не сделаешь.я ты слишком любишь своих младших и не бросишь их. Ты как лучший отец радуешься их успехам, водишь на ярмарки и помогаешь с домашней работой.

А знаешь, кажется, я до сих пор влюблена в твою улыбку.

0

16

https://i.imgur.com/KX6WwRC.png

касания холодных пальцев горячими следами на коже, толпой мурашек вдоль позвоночника. объятия небрежные, но крепкие, чувственные, пусть маска лица ни одной эмоции не выдаёт. ни один мускул на нём не дрогнет, когда по щекам кровь стекает алая. горячая, как всё внутри тебя, тёмная, как недра души твоей [если бы только она у тебя была]. такой же бесстрастный и во время любовных игр, пока до точки кипения не доходит. тогда ты уже бес страстный, неутомимый и бешеный, подобно псу, которого слишком долго дразнили привлекательной костью, пока он на цепи сидел.


для тебя отношения — игра, любовные испытания, ярмарка тщеславия и всепоглощающей страсти. временное увлечение. почти такое же, как и всё остальное. афина в этом плане такой же подарок. ускользает, подобно утренним грёзам, когда сознание балансирует на грани пробуждения. ты впиваешься пальцами в кожу, прижигаешь сорвавшимися с кончика сигареты искрами. губами прижимаешься, чтобы унять боль, однако следом зубами сжимаешь, чтобы ярче была, насыщеннее. вы в водовороте пылающей неопределённости кружитесь, словно в танце страстном. и один другого за хвост схватить пытается, укусить, сделать больно, ревновать заставить. да только разойтись никак не можете, потому что запутались, переплелись нити ваших судеб, что никак не распутать теперь, ни отсоединить.

ты целишься и палец на курке опасно держишь, она лишь улыбается лукаво, пусть внутренне содрогается от ужаса. непоколебимый, несмотря на то, что самому за неё страшно. на голове у афины яблоко с боками алыми, однако в самое сердце метишь, подобно купидону волю подчиняя. она обезоруживает улыбкой, прикосновением небрежным, но нежным. поцелуем дыхание ворует, чтобы стать твоим кислородом, вызвать зависимость. ты меняешь её, переворачиваешь мир с ног на голову, потому что с твоим уходом ничто не встаёт на свои места. афина на тебя так же влияет. притягивает и отталкивает после минутных объятий, разбивает вазы о стену у самой твоей головы и кошкой в руках извивается, когда пожар истерики подавить пытаешься, не спеша заткнуть поток литературной брани требовательным поцелуем.

нежен только тогда, когда в голове переключатели сдвигаются. сплетаешь пальцы, голову позволяешь на груди упокоить, пока её грудная клетка от дыхания вздымается неровного, постепенно угасает огонёк переживания, уступая место внезапному спокойствию.

ты единственный, кого она так сильно и безвозвратно полюбила. она последняя, кого полюбил ты.

0

17

https://i.imgur.com/xtZW9le.png
sacramento: вы настрочили 11 лет.

0

18

https://i.imgur.com/mcX39Kc.png

2012 г.
Я прихожу к Сэму. Сэм значительно старше меня. Рослый темнокожий мужчина, который в своё время интересовал Николаса в его темных делах, а потому я оказалась подослана к нему с целью в очередной раз утащить в шкатулку секретов несколько листов с тайным. Ник давно получил то, что ему было необходимо, но несмотря на то, что задача закрыта, я, вопреки указаниям, не прекращала встреч. Они стали чем-то большим, чем просто время с проституткой, пусть Сэм и не прекращал давать мне деньги. Деньги я конечно же брала, потому что единственный способ заработать для меня – секс. Сэм хотел, чтоб я всё бросила, чтоб не продавала своё тело, свои руки, губы, касания, не смотрела на других сквозь пелену густых ресниц, не мазала запахом своего тела их постели. Он погряз в этом болотном омуте, его тащило на дно, как и многих до него, разница только в том, что я пока что продолжала ошиваться рядом.


Я не люблю его. Не уверенна, что вовсе умею испытывать это чувство. Я остаюсь там, где мне тепло, где заботливые руки. В его квартире пахнет деревом и сандалом, в его парфюме четко ощущается ваниль. Мне приятно быть не с ним, нет, около него. Шлёпать босыми ступнями по холодному полу, носить его рубашки на голое тело, закидывать ноги на его колени, задавать каверзные вопросы и подолгу молчать, слушать, впитывать, насыщаться его энергией. Быть сущностью из потустороннего мира, быть неместной, не понятой, быть потерянной, но желанной. Мне нравилось, как он шепчет мне на ухо, как целует плечи, нравилось, как трахает, как держит за волосы, управляется с моим телом, доставляет удовольствие. Нравилось, что ни разу не прогнал, когда ширялась прямо у него в ванной. Для этого сегодня и пришла, ведь, несмотря ни на что, всё равно ни разу не приходила просто так. Сэм это знает, Сэм принимает мои правила игры для того, чтоб продолжать получать свою дозу дофамина. Все мы наркоманы.

- Рут, - он отрывает дверь, застывает, глядя на меня. У меня взгляд волчонка, я страшно хочу пустить по вене, хочу, чтоб мелкая дрожь, пробиваемая внутренний холодом, наконец-то нашла покой. Я бы тоже хотела найти покой, или я вру о том, что хотела бы. Тянусь холодными длинными пальцами к его лицу, едва касаюсь, он смотрит влюблённо и грустно.
- Пустишь? – Сэм прекрасно понимает, что, если пустит меня сейчас, я тут же спрячусь от него за дверью ванной, разогрею на ложке порцию героина, наберу в шприц, шприц в вену, из вены кровь и обратно. Он кивает, проходи. Вероятно, проще жить, когда знаешь, что тот, кто стал тебе важен, убивает себя под твоим чутким взором. Всегда можно вызвать скорую в случае передоза, или вколоть адреналин при остановке сердца. С моим появлением в его жизни, в его аптечке появилось пару ампул на случай необходимого спасения моего существования. От чего-то люди вокруг меня не хотят отпускать мою персону в тот свет, хотя сами мрут с завидной регулярностью. Я юркой кошкой мелькаю в коридоре, скрываясь от его глаз за деревянной дверью. Проделываю нехитрые манипуляции, ощущаю как по телу растекается блаженное тепло, расползаюсь между душевой кабиной и унитазом на теплой плитке с подогревом. Слышу, как он подходит ко мне, тяжело вздыхает, поднимает на руки, укладывает в ванную, раздевает, включает воду. Я доверяю ему. Сэм заботливо сидит рядом, пока я откисаю в ароматной пене. Пена пахнет яблочным пирогом, домом, которого у меня так давно не было. Я глажу его по руке, по лицу, я целую его. Он заботливо мылит шампунем мои волосы. Новая баночка появилась специально для меня. Я думаю, ему просто хотелось смыть с меня других мужчин, оставить в его постели только меня. Меня одну. Сэм укладывает меня рядом с собой на мягкие подушки, заключает в объятия, я прижимаюсь, наслаждаясь контактом. Сэм не трахает меня тогда, когда я под кайфом. Он хочет моего полного присутствия.

Мы проводим с ним вместе два дня. Если остаться на дольше, возможно, я больше не захочу уходить, а значит время сбегать. Оборачиваюсь сонным взглядом к его лицу. Утренние лучи солнца расползаются по комнате, свидетельствуют о новом дне, новом отсчете стрелки циферблата.
- Доброе утро, - тихо мурчу. Он целует меня, нежно, манерно, вкусно, бормочет между губ в ответ:
- Я люблю тебя, Рут.
Меня прошибает электрическим током. Выскакиваю из кровати, ищу своё белье, скоро натягиваю обратно на свою тощую задницу. Сэм в непонимании смотрит на эти лихорадочные метания. В его мире всё было логично, он заботился о женщине, его не пугала его составляющая, он говорил о чувствах, которые до этого проявлял невербально.
- Что случилось? Что с тобой? – он тянется, чтоб схватить мою ладонь, но я её одергиваю. Запах дерева, сандала и ванили стали душить меня, стены квартиры, казавшиеся просторными, давят, солнце слепит, режет глаз.
- Ты всё испортил. Мне пора.
Я хочу сбежать, он ловит меня в дверях:
- Ты никуда не пойдёшь, пока мы не поговорим. Я люблю тебя, Рут, я не жду от тебя ответа сейчас. Останься, - я смотрю не на него, смотрю в сторону, в пол, куда угодно, но не на него, - Пожалуйста, останься.
От его просьбы внутри всё сжимается в тугой узел. Мне нужно сбежать от мужчины, который говорит о том, что любит меня, к тому, что отметелит меня уже за то, что пропала на несколько дней без предупреждения и обратной связи. О, Николас более чем жесток со мной. Возможно, жесток за то, что я проделала с ним те же фокусы, что делаю сейчас для него с другими мужчинами. Руссо плотно держит меня на игле, подкидывает то, что мне необходимо, даёт мне место для жизни и иглу для смерти. Я практически уверенна в том, что рано или поздно его бойня окажется для меня смертельной, Бык заколет меня своими рогами и выбросит, словно псину, где-нибудь в яму среди леса.
- Дай пройти.

0

19

https://i.imgur.com/9JdcLIy.png

взгляд исподлобья, след смазанного поцелуя на щеке. пятерня меж лопаток напряжением настораживает, под кожей желваки ходят, выдавая раздражение. ты никогда ещё не был таким взвинченным. лишнее слово, взгляд случайный, отпущенная шутка нервы оголяет, пляшет на краю тонкого лезвия. тебе давно надоела эта игра, потому что победителем, кажется, из неё не выйти. попытки ухаживаний в шутку обращаются, между вами стена из стекла закалённого, смотри, но не касайся. обещание дали, друг другу решили не мешать, наслаждаясь связями другими, свободными от ревности и недопониманий. вы не соперники друг другу, каждый волен делать то, что сам пожелает. так почему же на душе кошки ночами скребутся, когда не твоя половина кровати пуста и холодна?


вжился в роль сильно [видно, хороший актёр], не сумел отпустить флёр влюблённости, с которого всё началось. обещания покрылись пылью времён, они молью изъедены, сдерживать их не хочется. в тебе зверь ненасытный дремлет, властная натура своего требует, собственника в ненужные моменты включая. вы пока не ссоритесь, она просто перемен в тебе не понимает, пытается, но слишком сильно ветер в голове шумит, волнами буйного прибоя грохоча. семейная жизнь испытанием оборачивается, каждое знакомство выливается приступом ревности. из раза в раз сдерживать их всё сложнее, однако чувства не дают опуститься ниже плинтуса, упасть в глазах чужих. напряжение в глазах, в движениях читается. улыбаешься в лицо, уверяя, что всё в порядке [ни черта], за спиной от ухажёров её возможных избавляешься, играя роль грозного мужа. перед ней не смеешь ничего сказать, ведь сам такие отношения предложил.

думал, срастётся, ведь вы оба получили желаемое от этого брака, однако аппетиты со временем изменились. она стала смелее и вольнее, в тебе пустота в диаметре увеличилась, потому что приоритеты внезапно сменились в направлении очага домашнего. там нет места ревности, однако сцены её избежать не удастся, ведь тебе внезапно захотелось нормальных отношений.

0


Вы здесь » GEMcross » калейдоскопический опал » SACRAMENTO


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно