ПОСТ НЕДЕЛИ У КАССАНДРЫ

Легкий бриз, дувший со стороны Эгейского моря, коснулся золотых локонов троянской царевны, легонько отодвинув кудри с прекрасного лика. Девушка мирно посапывала на резной клинии в обнимку с одним из свитков, взятых без спроса из отцовской библиотеки.
активисты

а кто вообще такое спрашивает [чосо и юки]

лучший эпизод

GEMcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » GEMcross » калейдоскопический опал » home beneath the ruin [cross]


home beneath the ruin [cross]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://i.imgur.com/D12lISY.png

0

2

заявка от floch forster

SHINGEKI NO KYOJIN ✽ EREN YEAGER
https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/20/239949.jpg


Ни о какой любви речи не идет: есть преданность на грани религиозного экстаза с одной стороны, постылое одиночество — с другой; есть взаимное использование, ради придания жизни смысла и ради воплощения планов; есть желание контролировать свою жизнь или хоть что-то; есть общая цель и есть война, которую нужно закончить.


Это заявка не в пейринг, честно! Ч е с т н о.
Нет, ну правда!

Хотя кого я пытаюсь обмануть?

В любовный треугольник эта заявка, или в другие геометрические фигуры, долгое, светлое и безответное (?) чувство по отношению к Армину, Микасе (сомнительно, но окей), Райнеру — приветствуется, смутное томление по Жану открывает интересные перспективы, в общем, Эрен так-то может любить кого угодно — кроме Флока.
Флок об этом если не знает, то догадывается, но по большому счету ему наплевать, потому что в его картине мира Эрену можно вообще все, кроме проявления слабости.

для вдохновения

Я все еще не люблю писать заявки, но люблю много трепаться про околоигровое и хэдканоны, и, во многом, общее видение для меня — залог плодотворной игры.

Пост про Эрена, но в АУ

пример поста;

Они, кстати, никогда не обсуждали значение слова «свобода», оставляя друг другу свободу интерпретации. В конце концов, все всегда сводится к свободе — интерпретации, воли, любви, самовыражения, мыслей и поступков.

Свободе быть собой.

У Эрена с этим точно никаких проблем.

Одновременно хищный и невинный, он был самим собой так же легко, как дышал, и его сопричастность, созвучность, соразмерность миру пугала и восхищала одновременно — потому что была вовсе не про гармонию с миром. Флок никогда прежде не встречал человека, который бы противопоставлял себя принятым нормам с той же небрежной легкостью; как дикое животное, не скованное ничем, кроме собственного существования. Ешь когда голоден. Хочешь кричать — кричи.
Кричи во все горло.
Сражайся.
Если ради свободы мирно любить стоило убивать и быть убитым — так тому и быть.
Если Эрен и видел в этом противоречие — той частью себя, что еще оставалась человечьей — то виду не подавал.

А его собственный бунт всегда был на грани надрыва, и Флок прилагал нешуточные усилия, чтобы казаться расслабленным. Парадокс человеческого бытия: вечность покупается только лишь осознанием смерти; для того, чтобы жила идея, ты сам должен умереть.
Эрен говорил об этом так, будто обсуждал погоду, или какой джем купить к тостам на завтрак, или как правильно изготовлять бомбы, или разогревать бобы, или о студенческой стачке, или…

«Нужно не забыть зонт».
«Нужно подорвать памятник Фритцу Райссу».
«Скажи им, что лекция перенесена».
«Скажи им, что готовится демонстрация».

Они оба, наверное, ощущали себя мертвецами. Очень живыми, очень деятельными, очень злобными мертвецами. Если ради любви и мира следовало бы развязать войну — они получили свои похоронки раньше, чем повестку.

Именно это их сблизило.

Именно эта естественная готовность к смерти в глазах Эрена так завораживала его.

Флок не был уверен, когда «этот бешеный придурок» превратилось в «мы» — «мы и наша Революция», «мы и наша Смерть», «мы и наша Идея». Все это, в сущности, было синонимично — Идея-Революция-Смерть.

Или только Флок думал «мы»?
По Эрену не поймешь.

Флок передал ему косяк и встал сменить пластинку; аккуратно поднял иглу.
Такие тихие — без всех остальных — вечера выдавались нечасто.

У Эрена — практически непроницаемый взгляд, и, нахлебавшись этой радиационной зелени, Флок вдруг осознал свою пугающую материальность. Синеватые венки и бледные веснушки на собственном запястье, сбитые костяшки. Его поза, положение в пространстве как человеческой единицы — существа не мыслящего, но биологического. Он, кажется, даже ощутил, как кровь бежит по венам.
Интересно, Эрен хоть раз ощущал себя материальным?

— Я все еще думаю, что не стоит полагаться на твоего дружка, — бросил Флок между гитарными соло, старательно изображая небрежный тон.
Называть Армина Арлерта по имени было против его убеждений.

Ну-Эрен-же-сам-знает.
Почему он тогда так предан Армину и не видит ничего преступного в его бескровной, выхолощенной, беззубой идеологии?
Бездействие — это тоже поступок.
Даже Жан в своей вызывающе-обывательской позиции был честнее: «без хлеба нет мира», что-то вроде того; что-то о том что свобода — есть право не сражаться за свободу.
Или Марло — их смешной Марло Каркс — со своими теориями «революции сверху», выглаженными рубашками, идеальным узлом на галстуке и идеальной успеваемостью.

Флок, может быть, боялся смерти, как неизбежного финала — но смирялся с ней, зная, что она поджидает всех. Дело было не в том, что ты умрешь, дело было в том, как ты умрешь.
Армин же боялся мира и смирялся с миром. Слишком умный, чтобы не видеть происходящего вокруг, слишком осторожный, чтобы противопоставлять себя ему, слишком прогрессивный во взглядах, чтобы молчать. Все его «слишком» было умеренным, как семейный автомобиль.
Оппортунист ко всем.

Скользкое ссыкло.

Где-то внутри себя Флок знал, что эти разговоры Эрена бесят, и неизменно заводил их — это было что-то вроде того болезненного удовлетворения, когда сковыриваешь корки с запекшейся ссадины.

— Протест не может быть стерильным.

Ты-и-сам-знаешь.

Ты сам знаешь, что когда дойдет дело до столкновений с полицией — этой свиной ратью — Армин будет пытаться утихомирить и разделить толпу. Ты сам знаешь, что он будет уговаривать отказаться от слишком опрометчивых поступков.

Ты-и-сам-знаешь.
И все еще доверяешь ему?

0

3

заявка от natalia romanova

MARVEL ✽ MATT MURDOCK
https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/36/290466.png


Впервые Мэтт встречает Наташу в две тысячи десятом: уверенный стук высоких каблуков, шлейф терпких духов, звонкий смех и очаровывающий голос. Натали Рашман двадцать шесть, она приехала из России, и ей очень нужны от него лекции по праву для новой работы — и как же ей отказать.

Их интенсивный курс длится недолго, всего три недели, но даже этого времени им хватает, чтобы познакомиться ближе. Мэтт, кажется, нравится Наташе, хотя это и не сразу становится очевидно — стук сердца у неё почему-то всегда очень ровный, по касаниям, случайным и не очень, она тоже очень уверенная и вообще не волнуется никогда. Но она с ним кокетничает, разрешает провожать себя домой, сама утром приносит ему кофе и иногда наклоняется очень близко, и её дыхание Мэтта будоражит.

Мэтт не знает, как она выглядит, узнаёт, когда однажды вечером спрашивает — волосы у неё рыжие, а глаза зелёные. Что-то он узнаёт сам, когда привлекает её к себе и целует, запуская ладони под шёлковую блузку — гладкая кожа, очень горячая, кое-где рассечена грубыми шрамами. Откуда они, Натали ему не рассказывает — пока. Мэтт не настаивает, в конце концов, он и сам не говорит о себе. Кажется, оба они остаются этим вполне довольны.

Во второй раз они встречаются в две тысячи четырнадцатом — случайно.
Мэтт узнает её по сердцебиению, аромату волос, ещё от неё пахнет кровью и порохом. Она не сопротивляется, когда он хватает её за руку и ведёт через дворы в укромный угол, нервно шутит, что он, должно быть, сильно соскучился.

К этому моменту Мэтт уже знает, кто она такая — Наташа Романофф, Чёрная Вдова, Мститель. Ему, в общем-то, плевать. Наташа говорит, что за ней хвост, что из-за неё у Мэтта могут быть проблемы — Наташа не знает, что у Мэтта уже чертовски много проблем, и одна новая погоды не сделает.

Мэтт не посвящает её в свою тайну — Наташа догадывается сама, пока он в своей квартире накладывает ей новую повязку так, будто не был слеп как крот. Она говорит, что и раньше замечала, что для слепого он слишком шустрый, а теперь ещё и слишком внимательный — узнал в толпе, когда даже зрячим не всегда удавалось. Мэтт только тихонько смеётся: всю жизнь будучи особенным, как-то успеваешь привыкнуть к тому, что и женщины вокруг тоже все особенные, как на подбор.

Наташа уходит на следующее утро, потом они не видятся долго — Мэтт успевает потерять Электру, чуть не гибнет сам, долго восстанавливается в церкви под крылом оставившей его когда-то матери, пытается выбить из города Фиска.

Наташа находит его сама, когда он валяется в луже из собственной крови в каком-то переулке Бронкса. Она оттаскивает его в свою квартиру, как бездомного кота, звонит Клэр по его просьбе, сидит с ним всю ночь.

— Могла бы и бросить.
— Могла бы. — Мэтт не видит, но знает, что она кивает, не врёт.
— Но не стала. Почему?
— Соскучилась.

От смешка в кромешной темноте рёбра болят, что глаза слезятся. Мэтт не знает, что всё это значит — может, наутро она исчезнет опять, как всегда исчезала из его жизни, пусть бы даже это и её квартира вообще-то.

Но Наташа никуда не уходит. И ему это нравится.


Как видите, описывать за вас биографию и личность Мэтта я не стала, оставляю это вам на откуп. Если захотите взять что-то из комиксов — берите. Если нет — нетфликсвёрса и огрызков из мсю будет предостаточно.
Мне очень хочется поиграть в романтические отношения Наташи и Мэтта, поэтому я попыталась как-то передать в зарисовке, как я это всё примерно вижу. В этом плане всё обсуждаемо, каких-то железобетонных хэдканонов как надо и как не надо у меня не сложилось, потому что у меня никогда не было Мэтта, вот. Будем придумывать вместе.
Короче, любите Мэтта (обязательно) и Наташу (по возможности), и всё у нас получится.
Посты пишу скорее маленькие, чем большие, от третьего лица. Будет классно, если мы сможем немного общаться, обмениваться музыкой, картинками и ещё чем-то.

пример поста;

Шедоухарт не собиралась уходить далеко от лагеря и уж точно не думала следить за Астарионом. Теперь, когда главный его секрет был раскрыт, желания посмотреть, как и чем он питался, она не испытывала. Как бы там ни было, добычи ему хватало, её он больше не дёргал, и всё как будто нормализовалось.

На самом деле ей просто хотелось побыть одной, подальше от всех. Обдумать... что-то, чем бы оно ни было — связать обрывки картинок в своей голове, заполнить эту пустоту, которая давно уже должна была стать чем-то привычным и нормальным, но так и не стала. Отправляясь на миссию, Шедоухарт и не думала, что хоть какая-то часть воспоминаний вернётся до того, как Врата Балдура покажутся на горизонте. И тем тревожнее, если задуматься, каким образом она их получила. Оставалось надеяться, что это лишь странное, глупое совпадение, всё это: статуя Селунэ, её же полуразрушенный и изгаженный гоблинами храм — и пылающая болью метка Шедоухарт, стоило ей посмотреть на что-то из перечисленного дольше трёх секунд.

План был прост, как два пальца об мостовую: взять с собой посуду после ужина под предлогом мытья, и ни одна живая душа из лагеря не пойдёт за ней к речушке неподалёку. О том, что делать дальше, она как-то не задумывалась — пусть всё получится как-то само.

Может, статуэтку Селунэ у Тава стоило попросить? Он же наверняка умыкнул её из логова медвесыча, не послушав советов беречься поехавшей лунатички.

Шедоухарт с силой закусила щеку изнутри: даже думать о такой ереси было непозволительно.

До реки она дошла незамеченной под чарами бесследного шага в надежде, что если за ней и увязалась бы какая-нибудь любопытная гитьянки, это сбило бы её с пути. Попасть в чужие охотничьи угодья, впрочем, Шедоухарт не рассчитывала — думала, Астариону хватало совести добывать себе пропитание где-то ещё, а не, седьмое пекло, прямо у них под боком. А если бы им пришлось сражаться с медведем?

Но где совесть и где Астарион. Шедоухарт тоже совестливостью не отличалась, поэтому, поняв, что прервала чужой ужин, вышла из кустов в пятно лунного света.

— Кто такой Казадор? — даже не пытаясь делать вид, что не подслушивала, спросила она. Окинув Астариона пристальным, оценивающим взглядом, Шедоухарт подняла бровь. — Как... как ты меня назвал? И ты что, пьян?

Удивительное открытие: адского самогона ему, значит, не хватило, а тут разжился чем-то покрепче. Или кем-то — морда медведя была мокрой от крови, а тёмные глаза мёртво блестели в тусклом полуночном свете.

— Ты знаешь, я лучше пойду. Развлекайся.

Не то место и не то время она выбрала.

0

4

заявка от alluka zoldyck

✽ HUNTER X HUNTER ✽
https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/18/595964.gif


коротко и ясно, аллука ждет всех, и каждого, без исключения. руководствуясь принципом и желанием, на правах маленького ребенка, брошенного на произвол судьбы, стремящегося построить светлое будущее, наполненное яркими красками и невероятными приключениями, в компании тех, кто не соответствует общепринятым стандартам и правилам.

0

5

заявка от march 7th

HONKAI: STAR RAIL ✽ TRAILBLAZER
https://i.ibb.co/yq7tMF3/d117970d01ed5bc6ee0579a7db37d374.png


Человек человека так страшно любил
Что готов был убить по намёку

♥ помойная панда ♥

Ваши воспоминания скудны.
Вы не знаете, откуда пришли — может, вы вообще из ниоткуда.
Вы слышали лишь, как чей-то нежный и печальный, но настойчивый голос шепчет вам на ухо, только зря поторапливая вас. Но когда вы открыли глаза, обладатель голоса исчез.
Так семя пустило корни.

Этот шёпот становится всё отчётливее.
Окутывая вас заботой и безмятежностью, он вкрадчиво даёт вам наставления, порой твёрдо, но всегда с нежностью отдавая в руки путеводную нить...
Нить, которая, по всей видимости, мягко плетёт завтрашний день.

Из пустоты гигантский зверь, урвать кусок охоч,
В его златых зрачках отражается тёмная-тёмная ночь.
За тайны завесой всё ваше былое —
И вас не отпустит, такое лихое.
Путём Освоенья пройти не так просто —
Вперёд, Первопроходец, чрез тернии к звёздам!

Экспресс издаёт громкий гудок, словно желая поскорее умчать вас в будущее.
Вы хотите того же.


- мажешь выбрать Стеллу или Келуса! тут каких-то требований нет. они оба замечательные помойные панды, так что на твой вкус.
- это заявка НЕ в пару! это заявка в любовный треугольник, где все углы тупые, но любят друг друга одинаково. мы обязательно дойдём до счастья в небольшой полиаморной комунне, что будет заставлять всех окружающих и Даню фейспалмить по крупному. Ты+Даня+Я = счастливая семья (но немного с одной извилиной на троих, да и та не у нас с тобой).
- я не хочу давать каких-то очень строгих ограничений для потенциального игрока, но вот небольшой список того, что нужно иметь ввиду: если не хочешь больше играть - скажи, я люблю тупые мемы и тупые штуки, играй не только со мной, я люблю общаться в мессенджерах или в войсе, поговори со мной перед написанием анкеты.

человек человеку
пример поста;

Дейрон уводит за собой Эгона лишь по той простой причине, что может себе это позволить. Он знает — брат пойдет за ним, вероятно, если не на край света, то в более заброшенную часть сада уж точно. Он знает, что Эйгон, если его и осудит, сможет подобрать слова. И Дейрон очень это ценит, из-за чего пользуется своей привилегией очень редко. Понимает — старшим, зачастую, бывает не до его детских идей. У них есть свою жизнь, это у него свет клином сошелся на членах семьи. Пугает ли его это? Нет, совершенно. Дейрон даже не способен осознать всех масштабов своих проблем. Как, пока ещё, никто другой. Он просто наслаждается каждым моментом, что имеет возможность провести в обществе дорогих ему людей, ведь понимает — очень скоро его простая жизнь непременно закончится.

    — Не знаю, — Дейрон пожимает плечами, чуть прикрывая глаза. Он и правда не сможет иначе ответить брату. Он, может, и правда преувеличивает. Эйгон, может, был совершенно не таким уж и потрясающим в этот момент. Но Дейрону совершенно не важно. Он видит в брате, кажется, всё то, что даже он сам предпочитает игнорировать, не понимает. Но ничего. Не страшно. Дейрон будет любить брата и за себя, и за отца, и за него самого. Его любви обязательно хватит на них всех. И, однажды, может быть, Эйгон сможет увидеть себя глазами младшего брата. Он обязательно удивится. Либо тому, что Дейрон абсолютно безнадёжен, либо тому, что тот прекрасно знает про все, или почти все, недостатки.

    — Я считаю иначе, — да, вот так просто. Сейчас, пока ещё он просто Дейрон, просто младший принц, он имеет на такие слова полное право. Он неловко смеется, закусывает губу и мотает головой. И без того спутанные волосы застилают фиолетовые глаза, придавая и без того слегка смущенному Дейрону ещё более растеряны вид. Будто пытаясь занять чем-то руки, срывает цветы.

    — Ты устал, да? Прости, я тебя украл, — чешет затылок грязной рукой. Видела бы их сейчас матушка — точно начала бы ругаться. Но пока её нет рядом, дети могут побыть детьми чуть дольше, чуть больше. Просто детьми, не принцами. По крайней мере Дейрон может отбросить это всё куда-то подальше, забыться и пожить чуть дольше в своём идеальном мире сорных трав и старых деревьев. Скоро чужие руки доберутся и до этого оазиса подобия дикой природы. В королевском дворце всё должно быть идеально. Всё и все.

    Дейрону по праву рождения суждено стать рыцарем. И, однажды, когда он станет лишь немного старше, его обязательно отправят оруженосцем куда-то далеко-далеко. Туда, где он сможет лишь писать своей семье письма, а потом дожидаться ответа. И, пока это ещё не произошло, ему нужно многое успеть. А время течёт слишком быстро, чтобы он имел на это право. Именно поэтому, нерешительно перебирая в руках полевые цветы, с поразительной для мальчишки ловкостью сплетая их в цепь. Чуть жалеет, что меч-то у него деревянный, а у брата вместо короны — цветочный венок. Будет. Эйгон обязательно его дождется. Дождется ведь?

    — Знаешь, — на секунду замирает, затем тянется за очередным цветком, чуть хмуря белёсые брови. Как бы сейчас ему хотелось подобрать слова, описывающие все эмоции, что рвутся наружу из его детского тела. Срывает, сплетает стебли и не без скепсиса осматривает уже вырисовывающийся венок. Стоило, может, подготовиться заранее? Но тихий и вдумчивый Дейрон всё ещй слишком юн, чтобы просчитывать всё так сильно наперёд.

    — Однажды я стану рыцарем, — Дейрон отводит взгляд. Кажется, он сморозил какую-то глупость, ведь уж эти слова не были для Эйгона какой-то великой новостью. Он прекрасно знает судьбу, уготованную Дейрону. Рыцарство. Для кого-то великая и несбыточная мечта, так ведь? И для Дейрона должна быть. Такой великолепной, такой манящей, такой достижимой. Но младший имеет свой собственный, свой особенный взгляд на вещи. Ему интересен меч, но раз суждено стать рыцарем, он станет им не для себя. Станет им для Эйгона. И немного, совсем чуть-чуть для матушки. Ей будет спокойнее, когда последний из птенцов будет сильнее, сможет постоять за себя самостоятельно.

0

6

заявка от historia reiss

SHINGEKI NO KYOJIN ✽ YMIR
https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/29/178285.gif


имир — дитя бурного вихря судьбы, родившаяся во мгле титанских угроз, под знаменем боли, уязвимости и страха. ее детство лишено свободы, окутано бездною предательства и кровопролития. имир, она — маяк в море пустоты, чьё имя на языке ветра взывает к справедливости и мести. она — как звезда во тьме, чьи лучи света, разъедают пелену тьмы. словно страничка из самой яркой повести, симфония поющая свою песнь о жизни и смерти, ласкающая слух и тревожащая сердце, будто отголоски самых нежных чувств.


играю в неспешном темпе, пишу от первого или третьего лица, без лишнего оформления, с ответами не тороплю. маленькая/большая буква, птица-тройка или её отсутствие — непринципиально, объем постов колеблется от 2-5к знаков. в плане оформления подстраиваюсь под соигрока, количество символов  не считаю. люблю общения вне форума, обмен артами и хэдами.

пример поста;

пост перешлю в лс

0

7

заявка от march 7th

HONKAI: STAR RAIL ✽ DAN HENG
https://i.ibb.co/7CzKKBm/5678a233066af4653d0c2b0921ecb7c7.png


Человек с человеком встречал декабри
Человек целовал его в щеку

♥ мальчик-дракон ♥

Занимался новый рассвет.

Юноша взошёл на борт очередного корабля. На всех пассажирах были разные маски. У него чуть не украли все воспоминания, и к тому же заставили выслушать лекцию, которая казалась сущей бессмыслицей.

Он знал, что на этом маршруте ему встретится множество свирепых чудовищ, однако понимал, что сможет выжить, лишь избрав самый опасный путь.

Одолев монстров, путник сошёл в следующем порту. Хотя он полагал, что останется незамеченным среди бесчисленных кораблей, вереницей отчаливающих от пристани, к нему вдруг подошла незнакомка с огненно-рыжими волосами и выразила ему благодарность за спасение кораблей, на одном из которых плыла и она.

Юноша уже хотел было развернуться и уйти, как вдруг заметил позади незнакомки медленно останавливающийся поезд.

— Где твоя следующая остановка?
— Пока не решил.
— Может, тогда поедешь с нами?
— ...
— Мы повторяем наш прошлый маршрут — хотим снова побывать там, где уже были раньше. Нам нужен защитник... и архивист.
— ...
— Сможешь сойти с поезда в любое время, как только решишь, куда хочешь попасть.
— Хорошо.


лучший мальчик звездной рельсы.
— это заявка НЕ в пару! это заявка в любовный треугольник, где все углы тупые, но любят друг друга одинаково. мы обязательно дойдём до счастья в небольшой полиаморной комунне, что будет заставлять всех окружающих и Даню фейспалмить по крупному. Первопроходец+Ты+Я = счастливая семья (но немного с одной извилиной на троих, да и той ты отказываешься делиться).
— я не хочу давать каких-то очень строгих ограничений для потенциального игрока, но вот небольшой список того, что нужно иметь ввиду: если не хочешь больше играть — скажи, я люблю тупые мемы и тупые штуки, играй не только со мной, я люблю общаться в мессенджерах или в войсе, поговори со мной перед написанием анкеты.

человек человеку
пример поста;

Дейрон уводит за собой Эгона лишь по той простой причине, что может себе это позволить. Он знает — брат пойдет за ним, вероятно, если не на край света, то в более заброшенную часть сада уж точно. Он знает, что Эйгон, если его и осудит, сможет подобрать слова. И Дейрон очень это ценит, из-за чего пользуется своей привилегией очень редко. Понимает — старшим, зачастую, бывает не до его детских идей. У них есть свою жизнь, это у него свет клином сошелся на членах семьи. Пугает ли его это? Нет, совершенно. Дейрон даже не способен осознать всех масштабов своих проблем. Как, пока ещё, никто другой. Он просто наслаждается каждым моментом, что имеет возможность провести в обществе дорогих ему людей, ведь понимает — очень скоро его простая жизнь непременно закончится.

        — Не знаю, — Дейрон пожимает плечами, чуть прикрывая глаза. Он и правда не сможет иначе ответить брату. Он, может, и правда преувеличивает. Эйгон, может, был совершенно не таким уж и потрясающим в этот момент. Но Дейрону совершенно не важно. Он видит в брате, кажется, всё то, что даже он сам предпочитает игнорировать, не понимает. Но ничего. Не страшно. Дейрон будет любить брата и за себя, и за отца, и за него самого. Его любви обязательно хватит на них всех. И, однажды, может быть, Эйгон сможет увидеть себя глазами младшего брата. Он обязательно удивится. Либо тому, что Дейрон абсолютно безнадёжен, либо тому, что тот прекрасно знает про все, или почти все, недостатки.

        — Я считаю иначе, — да, вот так просто. Сейчас, пока ещё он просто Дейрон, просто младший принц, он имеет на такие слова полное право. Он неловко смеется, закусывает губу и мотает головой. И без того спутанные волосы застилают фиолетовые глаза, придавая и без того слегка смущенному Дейрону ещё более растеряны вид. Будто пытаясь занять чем-то руки, срывает цветы.

        — Ты устал, да? Прости, я тебя украл, — чешет затылок грязной рукой. Видела бы их сейчас матушка — точно начала бы ругаться. Но пока её нет рядом, дети могут побыть детьми чуть дольше, чуть больше. Просто детьми, не принцами. По крайней мере Дейрон может отбросить это всё куда-то подальше, забыться и пожить чуть дольше в своём идеальном мире сорных трав и старых деревьев. Скоро чужие руки доберутся и до этого оазиса подобия дикой природы. В королевском дворце всё должно быть идеально. Всё и все.

        Дейрону по праву рождения суждено стать рыцарем. И, однажды, когда он станет лишь немного старше, его обязательно отправят оруженосцем куда-то далеко-далеко. Туда, где он сможет лишь писать своей семье письма, а потом дожидаться ответа. И, пока это ещё не произошло, ему нужно многое успеть. А время течёт слишком быстро, чтобы он имел на это право. Именно поэтому, нерешительно перебирая в руках полевые цветы, с поразительной для мальчишки ловкостью сплетая их в цепь. Чуть жалеет, что меч-то у него деревянный, а у брата вместо короны — цветочный венок. Будет. Эйгон обязательно его дождется. Дождется ведь?

        — Знаешь, — на секунду замирает, затем тянется за очередным цветком, чуть хмуря белёсые брови. Как бы сейчас ему хотелось подобрать слова, описывающие все эмоции, что рвутся наружу из его детского тела. Срывает, сплетает стебли и не без скепсиса осматривает уже вырисовывающийся венок. Стоило, может, подготовиться заранее? Но тихий и вдумчивый Дейрон всё ещй слишком юн, чтобы просчитывать всё так сильно наперёд.

        — Однажды я стану рыцарем, — Дейрон отводит взгляд. Кажется, он сморозил какую-то глупость, ведь уж эти слова не были для Эйгона какой-то великой новостью. Он прекрасно знает судьбу, уготованную Дейрону. Рыцарство. Для кого-то великая и несбыточная мечта, так ведь? И для Дейрона должна быть. Такой великолепной, такой манящей, такой достижимой. Но младший имеет свой собственный, свой особенный взгляд на вещи. Ему интересен меч, но раз суждено стать рыцарем, он станет им не для себя. Станет им для Эйгона. И немного, совсем чуть-чуть для матушки. Ей будет спокойнее, когда последний из птенцов будет сильнее, сможет постоять за себя самостоятельно.

0

8

заявка от alluka zoldyck

✽ DELICIOUS IN DUNGEON ✽
https://forumstatic.ru/files/001b/f4/53/34295.gif https://forumstatic.ru/files/001b/f4/53/86400.gif


в глубинах земли, под толстым слоем почвы и камня, скрывалось загадочное подземелье. стены, которого усыпанные древними рунами и таинственными символами, ловушками и следами, оставшимися от монстров, населявших запутанные коридоры. в подземелье, где нет никаких правил и законов, царила особая магия, не подвластная обычным смертным. обитали монстры, чью природу происхождения, но и способ их выживания, никто не мог объяснить. и, среди всех существ, обитающих в этом месте, особое место занимал красный дракон, поданный темного мага. его огненное дыхание и могучие крылья внушали страх и трепет всем, кто смел рискнуть вступить на его территорию. только кучка отчаянных и смелых решили рискнуть  всем, в попытках спасти подругу, попавшую в плен.

0

9

заявка от roach

CALL OF DUTY ✽ GHOST
https://i.ibb.co/FXK87X6/tumblr-8bf1391500b0f83417e3cd2c09699949-b453840c-2048.png


Краткая выжимка из того, что можно считать каноном для всех, помимо собачьих, проявлений Саймон Райли.
- Сломанный мальчик.
Саймон Райли, будущий Гоуст и член Оперативно-тактической группы 141, родился в неблагополучной семье. Семьёй её в целом было назвать крайне сложно. Тогда, давным давно, он был хрупким и трусливым мальчишкой, жестко избиваемый не только своим отцом, наркоманом и пьяницей, но и старшим братом. Это сломало Саймона ещё в детстве.
- Самый эффективный солдат.
Спастись из череды насилия отца Саймон смог лишь в армии. Буквально променял один ад на другой. Он с головой уходит в службу и очень быстро взрослеет, становится самым эффективным бойцом SAS. По возвращению домой узнаёт, что его старший брат пошел по стопам отца. Несмотря на все имеющиеся обиды Саймон спасает брата и, избив весь наркоманский притон, возвращает Томи к нормальной жизни. В последствии у Саймона даже появляется невестка и племянник.
С отцом же получается поставить жирную точку. Райли находит родителя, избивает его во время завязавшейся драки и объявляет, что тот ему не нужен. В каком-то смысле ставит точку.
- Ничто не длится вечно.
Если человеку суждено страдать, то он будет страдать до самого конца. Во время операции по устранению главы наркокартеля Мануэля Роба группа попадает в плен. Саймону приходится, вероятно, тяжелее остальных во время пыток, ведь камеры с черепами имели на него более ужасающий эффект, чем на товарищей.
Саймона, после побега двух из членов отряда, приказывают казнить. Его живьём закапывают в гробу вместе разлагающимся телом Вернона (майора и предателя), но Райли сбегает. Вырвав челюсть трупа он выбирается из гроба и выбирается из плена. После восстановления так и не смог вернуться к работе, психологическое освидетельствование признало его опасным для сослуживцев и для себя самого.
- Мститель.
Пытки сломали Саймона. Его преследуют кошмары и, вероятно, галлюцинации. Чтобы как-то отвлечься, Саймон встречается в баре со Спарксом, но в ходе разговора понимает, что друг все еще находится под влиянием пыток Роба. Завязывается драка и Саймон понимает, что за ним пришли. Он пытается дозвониться до семьи, но не получает ответа. Вернувшись домой обнаруживает убитую мать, брата, невестку и племянника. Пытается застрелиться, но не может спустить курок.
После произошедшего у Саймона остается только месть. В первый раз, сознательно, нарисовав на лице череп он находит Спаркса и после пыток жестоко расправляется с ним. Саймон сжигает дом и инсценирует собственную смерть, становясь Гоустом. В последствии он также находит Вашингтона и расправляется с ним, а после и с Мануэлем Робом.
- Гоуст.
Райли попадает на службу в Оперативно-тактическую группу 141. Гоуст делает себе несколько масок, рисуя на них оскал черепа. После этого он никому не показывает своего лица, прикрывая глаза очками.

Что было дальше, собственно, мы все знаем.


- да, это заявка не только на поиграть, но и в пару. Я давно имею брейнрот на тему Bug & Boo и в последнее время всё стало только хуже.
- а вы знали, что их пейринг называется Roast? Очень мемно, учитывая концовку .D
- поиграем по фандому, поиграем кучу AUшек. Я вообще очень люблю AUшки на самом-то деле. Пожрём стекло, пожрём джен, пожрём слоубёрн, пожрём флафф, пожрём всякое. И умрём в один день .D
- Гост или Гоуст на выбор игрока, мне не принципиально. Можно и Призраком назваться.
— я не хочу давать каких-то очень строгих ограничений для потенциального игрока, но вот небольшой список того, что нужно иметь ввиду: если не хочешь больше играть — скажи, я люблю тупые мемы и тупые штуки, играй не только со мной, я люблю общаться в мессенджерах или в войсе, поговори со мной перед написанием анкеты.
- Очень сильно жду.

пример поста;

Дейрон уводит за собой Эгона лишь по той простой причине, что может себе это позволить. Он знает — брат пойдет за ним, вероятно, если не на край света, то в более заброшенную часть сада уж точно. Он знает, что Эйгон, если его и осудит, сможет подобрать слова. И Дейрон очень это ценит, из-за чего пользуется своей привилегией очень редко. Понимает — старшим, зачастую, бывает не до его детских идей. У них есть свою жизнь, это у него свет клином сошелся на членах семьи. Пугает ли его это? Нет, совершенно. Дейрон даже не способен осознать всех масштабов своих проблем. Как, пока ещё, никто другой. Он просто наслаждается каждым моментом, что имеет возможность провести в обществе дорогих ему людей, ведь понимает — очень скоро его простая жизнь непременно закончится.

            — Не знаю, — Дейрон пожимает плечами, чуть прикрывая глаза. Он и правда не сможет иначе ответить брату. Он, может, и правда преувеличивает. Эйгон, может, был совершенно не таким уж и потрясающим в этот момент. Но Дейрону совершенно не важно. Он видит в брате, кажется, всё то, что даже он сам предпочитает игнорировать, не понимает. Но ничего. Не страшно. Дейрон будет любить брата и за себя, и за отца, и за него самого. Его любви обязательно хватит на них всех. И, однажды, может быть, Эйгон сможет увидеть себя глазами младшего брата. Он обязательно удивится. Либо тому, что Дейрон абсолютно безнадёжен, либо тому, что тот прекрасно знает про все, или почти все, недостатки.

            — Я считаю иначе, — да, вот так просто. Сейчас, пока ещё он просто Дейрон, просто младший принц, он имеет на такие слова полное право. Он неловко смеется, закусывает губу и мотает головой. И без того спутанные волосы застилают фиолетовые глаза, придавая и без того слегка смущенному Дейрону ещё более растеряны вид. Будто пытаясь занять чем-то руки, срывает цветы.

            — Ты устал, да? Прости, я тебя украл, — чешет затылок грязной рукой. Видела бы их сейчас матушка — точно начала бы ругаться. Но пока её нет рядом, дети могут побыть детьми чуть дольше, чуть больше. Просто детьми, не принцами. По крайней мере Дейрон может отбросить это всё куда-то подальше, забыться и пожить чуть дольше в своём идеальном мире сорных трав и старых деревьев. Скоро чужие руки доберутся и до этого оазиса подобия дикой природы. В королевском дворце всё должно быть идеально. Всё и все.

            Дейрону по праву рождения суждено стать рыцарем. И, однажды, когда он станет лишь немного старше, его обязательно отправят оруженосцем куда-то далеко-далеко. Туда, где он сможет лишь писать своей семье письма, а потом дожидаться ответа. И, пока это ещё не произошло, ему нужно многое успеть. А время течёт слишком быстро, чтобы он имел на это право. Именно поэтому, нерешительно перебирая в руках полевые цветы, с поразительной для мальчишки ловкостью сплетая их в цепь. Чуть жалеет, что меч-то у него деревянный, а у брата вместо короны — цветочный венок. Будет. Эйгон обязательно его дождется. Дождется ведь?

            — Знаешь, — на секунду замирает, затем тянется за очередным цветком, чуть хмуря белёсые брови. Как бы сейчас ему хотелось подобрать слова, описывающие все эмоции, что рвутся наружу из его детского тела. Срывает, сплетает стебли и не без скепсиса осматривает уже вырисовывающийся венок. Стоило, может, подготовиться заранее? Но тихий и вдумчивый Дейрон всё ещй слишком юн, чтобы просчитывать всё так сильно наперёд.

            — Однажды я стану рыцарем, — Дейрон отводит взгляд. Кажется, он сморозил какую-то глупость, ведь уж эти слова не были для Эйгона какой-то великой новостью. Он прекрасно знает судьбу, уготованную Дейрону. Рыцарство. Для кого-то великая и несбыточная мечта, так ведь? И для Дейрона должна быть. Такой великолепной, такой манящей, такой достижимой. Но младший имеет свой собственный, свой особенный взгляд на вещи. Ему интересен меч, но раз суждено стать рыцарем, он станет им не для себя. Станет им для Эйгона. И немного, совсем чуть-чуть для матушки. Ей будет спокойнее, когда последний из птенцов будет сильнее, сможет постоять за себя самостоятельно.

0

10

заявка от deviya sharma

ROMANCE CLUB ✽ KAMAL RAI
https://i.imgur.com/CKLu8tZ.pnghttps://i.imgur.com/mxtuhZL.pnghttps://i.imgur.com/xPexAkQ.png


О, милый друг! Ты заменил мне брата, за что я бесконечно благодарна тебе. Ты вел меня, защищал, обучал, предостерегал. Да, порой я кажусь колючей стервой и истинной ракшаси во плоти, но, пойми, ты - единственный, кого я точно никогда не предам и не решусь подвести. Я знаю, что могу положиться на тебя, ведь ты тот самый человек дела. Обещаешь что-то, и обязательно добиваешься этого. Упрям, как я, и мне безумно это нравится. Часто ты злишься, что я веду себя подобно невоспитанная дикарке, но ведь Кайрас любил меня такой. Люби и ты.

Научи меня терпению, ведь защитить себя я теперь смогу, - спасибо за тренировки! Научи меня жить ответственно, отвечать за свои слова. Я стараюсь, правда, но горечь моя еще теплится, заставляет делать невообразимые вещи. Будь тем, кому я доверю даже самый секретный секрет. Я знаю, что ты надежен, как мудрости Рита-Шивы, потому буду с радостью слушать все твои советы. Покапризничаю для приличия, поменяю план, но буду помнить о твоих наставлениях.


Камал - моя большая любимая булка, которую я безумно хочу видеть здесь. Заиграю, задразню нежеланием жениться и буду постоянной занозой в одном месте.)
Моя личка всегда открыта. Я довольно общительный человек, так что не откажусь от ответного рвения. Можно в лс, можно в тг, как тебе будет удобно

пример поста;

Тихо притворив за собой дверь, девушка выскользнула в роскошный холл дома на улице Брайтон и облегченно выдохнула. Её подруга Анила забрала свой подарок, который Камала занесла ей в честь дня её рождения, после чего посетовала на то, что не может остаться в гостях подольше. Хан тогда заявила, что у неё еще куча дел, а главное из таковых — проект по физике. С последним, конечно, она уже давно закончила, вот только нужно было придумать адекватный предлог для того, чтобы поскорее выбраться из этого места.
Расположенный в элитном спальном районе на окраине Манхеттена, дом давнего знакомого её отца, никогда не пустовал. Господин Амун Хемми приглашал сюда своих корпоративных коллег, потенциальных партнеров по бизнесу, родственников по ближней и дальней линии. С ним был дружен и отец Камалы — Юсуф Хан. Именно через знакомство родителей девочки и познакомились с пару лет назад, когда Анилу перевели в старшую школу, где училась Камала.
Яркая, жизнерадостная, отличная рассказчица и собеседница. Она могла бы быть ей сестрой, если бы Аамир выбрал себе партию чуть помладше.
Семья Хемми имела хорошие денежные ресурсы, поскольку её глава имел отличную хватку и нюх на американские доллары. А еще он хорошо разбирался в психологии людей. Он хорошо знал и Юсуфа Хана. Хемми овдовел более пяти лет назад. Месяцем ранее же Юсуф взвинченно отговаривал Камалу ходить в гости к Хемми.
У них соберутся все мои однокурсники, Абу. Ты не можешь вот так запретить мне выходить куда либо!
Я не запрещаю тебе выходить из дома. Ради Аллаха, дорогая, что угодно! Я лишь прошу тебя ограничить походы к семье Анилы.
Все потому, что бедным с богатыми не водиться?
Мужчина покачал головой, не зная, как ответить на её выпад. С одной стороны — Камала была уже взрослой девочкой, могла решать такие проблемы, как поход с подружками по магазинам, или за сладостями в Хэллоуин, поздно вечером, самостоятельно.  С другой... Что-то он не договаривал. Как бы ни старалась Камала выяснить, что его беспокоит, Абу молчал. В конце концов ей надоело думать о, как сейчас было принято говорить, "загонах" отца, и она упрекнула его в этом. Мягко. Перед самым уходом на вечеринку Анилы.
Я могу о себе позаботиться. Ты же знаешь.
Юсуф фыркнул. Бета. Его маленькая Бета уже знала, что такое опасность. Она много раз самовольно убегала в "поля", чтобы поэкспериментировать со своей силой да наподдать мелким жуликам и ворам. Когда же о ней узнала сама Капитан Марвел, врагами Камалы стали уже более продвинутые спецы, напичканные технологиями и модификациями, против которых нужны были не только понты и физическая сила — временами увеличивающаяся до невероятных размеров, — но и мозг. Камала осознавала риски, на которые шла и делала все осознанно. Кэрол ею бы гордилась.
А что может произойти на дне рождения подруги? Подерется пьяная молодежь? Не поделят комикс и начнут доказывать, кто его владелец, громко да на всю улицу? Никого таким не удивишь.
Однако что-то ей не понравилось в поведении господина Хемми. Что-то проскальзывало в его взгляде. Не привычно солнечное, когда он выходил, чтобы пообщаться с дочерью и её гостями. Не поучительно-нравственное, когда он рассказывал школьникам о своей работе. Что-то отстраненное, чуждое ей. Камале сегодня было неудобно находиться рядом с ним.
Она сказала об этом Аниле. Та только плечами пожала, объяснив его поведение беспокойством за свои дела, которые, в связи с недавно появившейся конкуренцией, начали идти не так хорошо, как раньше. Технологии не стоят на месте, а господин Хемми очень любил свои творения.
Встретимся в школе! Спасибо за торт, Анила!
Девочка с длинными темными волосами радостно просияла, придерживая дверь. Она не хотела возвращаться обратно в дом. За спиной её гремела музыка и слышались крики играющих в "Твистер" студентов.
Почему тебе не разрешают оставаться у меня допоздна? Отец мог бы выделить тебе своего шофера, чтобы добраться до дома. У вас в семье что-то не так?
Камала нервно закусила уголок губ, после чего тут же просияла, чересчур ненатурально сверкая зубами.
- Нет, все в порядке! Просто... Этот проект, над которым я работаю, очень важен. Бруно обещал прийти позаниматься через час. Ты знаешь, он же такой глупый в отношении всего, что касается точных наук. Вот!
Подруга склонила голову набок, слегка прищурившись. Она поняла, что Хан привирает. Не во всем, возможно, но она видела, что что-то не так. Накия бы спросила напрямую, не позволив ей уйти в таком состоянии, но Анила была другой. Они не общались с ней настолько близко, чтобы делиться тайнами из под полы сознания. Накия знала, кто она. Анила — нет.
Я пойду.
Подруга пожала плечами и ударила кулаком о её кулак, тут же захихикав.
Ладно, до встречи в колледже.
За спиной девушки мелькнула тень. Высокая фигура хозяина дома. Господин Хемми уложил руку на плечо дочери, провожая взглядом вздрогнувшую Хан. Отчего-то её снова повело прочь от этого пронзительного ощущения. Неприятного. Словно смолой окатило с головы до ног.
"Просто забудь. Это нервы. Нужно помедитировать на ночь и все пройдет."
Йога помогала ей собраться с мыслями. То спокойствие, что приносила медитация, невозможно было описать самыми захудалыми терминами. Её буквально расплавляло вибрациями, которые начинало производить тело от космической связи. Не просто так она стремилась к звездам, верно? Покровители Хан одобряли её увлечение, хотя и не понимали большей части её привычек — они не изучали буддизм и мусульманство так, как им интересовалась Камала. Это была её жизнь.
Впрочем, кое-что девушка бы поменяла. Она хотела быть свободнее. В её религии царил патриархат. Камала же, несмотря на свое послушание и уважение к старшим, не желала плыть по течению и хотела сама выбирать свою судьбу. Отец поощрял её стремления, но часто шутил на тему того, что если она начнет бегать по клубам, как другая продвинутая молодежь, он запрет её под домашний арест до её тридцатилетия.
"Кэрол вызволит меня из любого заточения. Прости, Абу, я не хочу быть такой, как все. Уже слишком поздно."
Запахнув полы куртки, — хотя особо и не ощущая прохлады вечера, ввиду своих способностей, — Хан медленно побрела по тротуару. Перед тем, как она решит размять ноги, можно и прогуляться. Осень в Нью-Йорке была невероятно красивой каждый год. Камала не помнила, как было в её родном городе, ведь родители уехали оттуда, когда она была совсем маленькой. Отец говорил, что на родине тоже очень красиво, но жить уже стало невозможным за счет частичной нищеты. Мама же ностальгировала — она бы с удовольствием съездила в Мумбай на совершеннолетие дочери.
"Когда-нибудь я посещу все уголки мира. Как получу диплом, разумеется! Жди меня, Мадрид! Я скоро буду, Токио!"
Она не обращала внимания на редких прохожих. Разумеется, ей было плевать на следующий за ней автомобиль. Камала погрузилась в свои мечтания и намеревалась дойти до дома, не влипнув в очередную историю.

0

11

заявка от alluka zoldyck

✽ ONE PIECE ✽
https://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/18/412706.gifhttps://forumupload.ru/uploads/001c/19/f6/18/54289.gif


В морских просторах, где волны бьют о борта кораблей, здесь не существует ни законов, ни правил, только суровая реальность и бесстрашные морские волки, среди которых можно встретить самых разнообразных и эксцентричных личностей, готовых пройти сквозь бурю и смертельные сражения в необъятных водах с другими пиратскими экипажами. Они не подчиняются никому, кроме себя, и живут по своим собственным правилам, не заботясь о коррумпированном правительстве и могущественном морском флоте. Их цель - найти легендарный остров сокровищ на котором, по преданию, хранится несметное богатство и власть над всеми морями.

0

12

заявка от amaterasu

MYTHOLOGY ✽ SUSANOO
https://i.ibb.co/1d1CZzD/susanoo.png


я помнил все и все забыл — кого искал, кого любил; я проходил сквозь эти стены
я не хочу смотреть назад, где пламенеющий закат себе и мне вскрывает вены

[indent] Кто сеет ветер — пожнет бурю.

Сусаноо — буря. Сусаноо — ураган, сметающий все на своем пути, он — воин, победитель коварных змеев, он и сам коварен, как змея.

Но он — проигравший.

Младший из детей-слез Идзанаги, рожденный последним, но раньше Аматерасу с Цукиёми всего лишь на мгновение; Сусаноо не считает, что эта жалкая доля секунды как-либо его унижает. Чаще он ведет себя, как старший, ему нравится поучать Аматерасу и делать вид, что он управляет ситуацией. Ему нравится пугать, ему нравится... доминировать?

В любом случае, он хочет власти, но власть ему не досталась бы. У него пятеро старших братьев [и это только на тот момент, в начале времен], и максимум, на что он может рассчитывать — страна Идзумо.

Когда отец принял решение уйти от мира, Сусаноо думал, что престол его достанется кому-то из его первых сыновей. К ним бы он даже не ревновал; они были сильными, могущественными и почти равными Идзанаги. Сусаноо признавал их старшинство, ибо они были действительно старше.

Но судьба. которая плетет нити жизней даже божеств, смеется ему в лицо: корона Идзанаги венчает головку его единственной сестры. Она не старше Сусаноо. Она не сильнее. Она — всего лишь глупое солнце, но так как Идзанаги любил ее больше других, то и подыграл ей.

А старшие ничего не имели против, старшие даже поддерживали ее!

Сусаноо злится, Сусаноо гневается, Сусаноо поднимает шторма на море, Сусаноо бушует, он не дает покоя людям и богам, и в результате Аматерасу угрожает сослать его с Такамагахары. Она ему угрожает. Она показывает зубки.

Это почти мило. Сусаноо решает быть умнее [хитрее]; соглашается на ссылку, но смиренно просит позволения напоследок попрощаться с сестрой. Ему позволяют; он входит в ее покои — и чуть не смеется, ибо прямо ему в лицо направлена стрела: Аматерасу целится из лука. И Сусаноо бы остановил эту стрелу голой рукой, но сейчас он играет на другом поле, поэтому обезоруживает сестру иначе — вместо нападения падает ей в ноги и умоляет оставить его при ней. Клянется ей в верности и расточает медоточивые сладкие речи, а она... а эта чертовка предлагает ему пройти испытание, чтобы понять, говорит ли он правду.

Испытание Сусаноо не проходит, и ждет, что вот-вот она его изгонит, но... она не изгоняет. Он все равно здесь, в Такамагахаре, но на непонятно каких правах.

Здесь, но непонятно, на правах кого — это буквально описывает всю его жизнь.

Что ж, солнечная ками зря приютила бурю.

Сусаноо снова злится. Он портит ее рисовые поля и ее сады, он скармливает аякаши ее любимых небесных жеребцов, он из раза в раз поступает все более дерзко, словно ждет, когда же она выйдет из себя. Когда же она разозлится — должен быть предел у этого непоколебимого [раздражающего до зубовного скрежета] терпения.

Сусаноо переступает черту, когда сдирает с любимой лошади сестры шкуру и бросает ту самую шкуру прямо в зал, где Аматерасу ткет со своими придворными дамами. Небесные ткачихи умирают от страха... а Аматерасу убегает, и солнце гаснет. Солнце прячется в пещере, напуганное, и мир погружается во тьму.

И Сусаноо вроде бы торжествует, а вроде бы... не того он хотел добиться. Совсем не того.

Но Аматерасу возвращается, ее выманивают из укрытия, и ее брат предстает перед судом. Перед настоящим судом. Это жестоко, особенно со стороны той, что всегда отстаивала решение проблем мирными путями: Сусаноо заставляют принести тысячу даров, вырывают ему бороду и ногти и навсегда изгоняют из Такамагахары, где он родился и вырос [с ней].

[indent] Что ты тогда чувствовал, Сусаноо?

[indent] Ненависть?

[indent]  [indent] Именно.

Но лучше быть владыкой подземья, чем слугой неба, и он приспособился к жизни на земле. Он стал героем, победив Ямата-но-Орочи, и получил в жены прекрасную деву Кусинаду-химе.

Был ли он счастлив с этой женщиной, когда познал солнце?
[а он познал; их ненависть не исключала любви]

Сменяют друг друга эпохи, императоры и сёгуны, мир меняется, преображается, боги теряют свое прежнее значение. В Японии все еще стоят храмы, где молятся синтоистским божествам, и Такамагахара тоже где-то есть, цветет где-то в небесной дали, и рождаются там баллады и сны, летящие к земле на крыльях махаонов.

И там живет она.

Сусаноо не может ее забыть, не может ее простить, не может от нее отказаться, ненавидит ее, но...

...но...

Эта такая сильная и давняя ненависть, что почти похожа на любовь, и каждый раз его ветры дуют в сторону солнца, и кажется, что пламенеющий закат вскрывает ему вены.

Ей тоже трудно, ей очень трудно: власть [непрошеная] не дается ей с легкостью. Власть на ней — бременем боли и вины. Сусаноо и злорадствовал бы, но не получается.

Сусаноо и поддерживал бы ее, но не позволяет гордость, и она сама тоже не позволяет. Аматерасу недолго была тихой и спокойной. Она — не буря, как ее брат, но она горит, когда бросает ему в лицо:

— Однажды Идзанами поклялась, что будет ежедневно забирать тысячу жизней, Идзанаги же ответил, что будет давать две тысячи жизней взамен. Клянусь же, что вся боль, которую ты причинишь мне, тебе отразится больнее в два раза. Я отвечу милосердием на твою жестокость, но это милосердие покажется хуже любой жестокости. Я сожгу тебя. Я сожгу твой яд. Я сожгу твою боль. И ненависть твою сожгу. Никогда ты не сможешь быть первым, и не затмить тебе солнце — никогда.

_______________________

вся суть вкратце: Сусаноо обиделся на Аматерасу за то, что отец любил ее больше и ей досталась власть; это лавхейт и что-то похожее на игры престолов (с инцестом заодно), нам открыты все временные периоды, поэтому, если вам нравится играть по истории — буду рада, если нет — без проблем, в современности тоже шикарно.

- да, это заявка в пару, где все очень сложно, но если не сыграемся — то можно повести отношения персонажей в любую другую сторону;
- если вам кажется, что я разбираюсь в японской мифологии и поэтому со мной может быть страшно играть — вам кажется, я всего лишь читала несколько статей, которые нашла в гугле (могу ими поделиться), и всегда только за то, чтобы нарушать каноны, подстраивая их под себя, тем более, это мифология, где всегда есть куча разных версий одного события;
- внешность хотелось бы именно Джун Ки нувыпонимаетеда, но можно заменить.


я пишу посты около 3-5к, бывает больше, бывает и меньше, в зависимости от ситуации, иногда я украшаю их картинками и/или цитатками, если вас это устраивает - прекрасно; к чужим постам я не придирчива, но хотелось бы заранее обменяться ими, чтобы понять, сойдемся ли мы по слогу (пример моего поста ниже); более чем лояльно отношусь к лапсу, но и шифт использую без проблем; не играю бытовое насилие (психологическое - да, но не физическое); больше табу нет - нц, флафф, драма, жестокие убийства нпс, все это вот; я не самый быстрый игрок и потому не требую того же, но если вы хотите уйти - скажите честно, я все пойму; хотелось бы связи через тг

пример поста;

Она не хочет помнить, но помнит все, и это проклятие ее или дар. Темнота, окутывающая со всех сторон, пугающая, но в то же время — дающая покой и понимание: ты защищена; не утроба матери, но утроба отца, где не должно быть детей, но они здесь.

«Гестия, — шептала Рея, укачивая на руках первенца, прежде чем отдать ее мужу, — Гестия».

Она — Гестия, и память о собственном имени тоже дарит уверенность. Не безликая искра во мраке, а отдельная самостоятельная личность.

Гес-ти-я.

Взмах меча освобождает их; раньше все они были для нее голосами во мраке, смутным эхом, но вот они — живые, настоящие, взрослые и прекрасные. Сильные. Молодые боги, призванные свергнуть титанов. История повторяется, замыкаясь в Уроборос: Кронос стал верховным богом, победив и низвергнув Урана, и Кроноса ждет та же судьба.

Гестия не помнит, как выглядел отец — не хочет запоминать. Заново знакомится с братьями и сестрами: Деметра, Гера, Посейдон, Зевс. Не знает, нравятся они ей или нет, но знает — она их любит. Всегда будет любить и всегда будет считать семьей, потому что это ее судьба. Ее предназначение. Согревающий огонь, домашний очаг, тепло, уют — все это она, и всему этому пока не пришло время.

Война виснет на горизонте грозовой тучей, война, что неотвратимо накроет Олимп и все просторы Ойкумены, и мало кто из богов и титанов останется в стороне, а быть нейтральным не удастся никому. Гестию не пугает война; она с виду миролюбивая богиня, но лишь с виду. Оружие в руки не возьмет, оружие не для нее, ей — роль наблюдательницы, но она обещает себе, что не отведет взгляда, не спрячется, не сбежит.

А пока — ожидание. Томительное, хуже самой битвы, когда еще ничего не ясно. Гестия садится на землю Крита, не боясь испачкать ткань туники, тянет руки к цветам — сорвать и сплести венок. Это все ей в новинку: цветы, солнце, воды моря Тетис, сверкающие золотыми бликами под лучами небесного светила, птицы, звери и прочая живность. Еще недавно был один мрак и голоса далеким эхом, и вдруг — разноцветье, обилие звуков и запахов.

— Сестра? — на голос Гестия поднимает голову. Ее накрывает тень. Гера улыбается, садясь рядом — весело и дружелюбно, но растерянно, как и все они.Тоже не понимает до конца, что происходит. Тоже еще не привыкла, тоже до сих пор во власти мрака.

— Сестра, — задумчиво повторяет Гестия, срывая цветок. Вертит в пальцах, не спеша срывать второй. Странно произносить это слово, непривычно, хотя и радостно.

[indent] сестра.
[indent] брат.

Ее не покидает смутное грызущее ощущение неправильности. Незавершенности. Чего-то — кого-то? — не хватает, но чего, Гестия понять не может, и незавершенность эта мучает.

Их пятеро. Было четверо, стало пятеро; может, это и тревожит? Она любит баланс, а их количество вдруг оказалось неровным. Два бога, три богини.

Деметра — мать-земля, от касаний ее цветут маки, где она ступает — трава зеленеет и пышнеет.
Гера — богиня-мать, ей предначертано оберегать рожениц и браки, у нее нежная улыбка, но печальные глаза.
Посейдон — поднимает волны морские, говорит с дельфинами и те отвечают ему.
Зевс — воин, полководец, командир, и это пока все, что ведомо Гестии.

Когда все закончится, если закончится победой — кто из братьев займет место отца, Зевс или Посейдон? И важно ли это, если главное — победить? Гестия рассматривает лепестки цветка, розовые и нежные, он сладко пахнет, но имени ему она тоже не ведает.

Новый мир улегся ласковым зверем у ее ног, а известно ей об этом мире так мало.

— Я слышала, — тихо роняет Гера, — что у нас есть еще один брат.

— Что? — Гестия вскидывает голову. — Еще один? Но...

— Его не было... там, — Гера глотает слова «в утробе». — Он был в другой бездне.

— А где он сейчас?

— Я не уверена, но, раз Зевс собирает войско... должен вскоре быть здесь.

Так вот почему она чувствовала незавершенность. Гестия успокаивается: причина на то была, и радуется вести о том, что их больше.

три бога и три богини
вот он — баланс

— Почему я? — спрашивает немногим позже Гестия, глядя в глаза Зевса. Она не ищет путей для отказа, но хочет убедиться, что полезна (и услышать это). — Деметра дает жизнь земле. Деметра справится лучше.

— Нет, — коротко роняет Зевс. — Ты знаешь, почему.

Улыбка ложится на ее губы отблеском пламени — все верно. Деметра дарит жизнь земле, но не богам и не людям, а жизнь тому, кто уже жив и бессмертен, дать не может никто. Деметра выращивает цветы, но ее цветы могут погибнуть от ночных холодов, если их ничем не согреть, а огонь — у Гестии, ей дарован изначально, в ней пылает.

— Хорошо.

Гестия все еще не уверена в своих силах, а должна быть уверена в себе, как в солнце, чтобы это же чувство переливалось другому. Должна, но волнуется, когда ее легкие сандалии ступают на новые берега. Напоминает себе: ты старшая, расправляет плечи, принимая гордую осанку.

Самой забавно, когда видит свое отражение в зеркальной глади пруда: эта девочка — старшая... на вид она моложе сестер. Так должно быть; ей — не материнство, ей — юность, но как поверить почти-ребенку?

Или, наоборот, детям проще доверять. Дети — они и есть дети. Они чистые и бесхитростные, в них нет лжи, они еще не научились фальши.

Здесь и сейчас Гестия принимает окончательное решение: она никогда не будет выглядеть старше восемнадцати [впоследствии это окончательное решение, как и многие другие, будут пересмотрено].

Зевс говорил, что все это время Аид был в Тартаре. В ужасном темном месте, где происходило нечто такое, по поводу чего брат отказался углубляться в подробности, неловко огладив бороду и проворчав что-то про «не для женских ушей», от чего стало только еще более любопытно.

что ты видел, брат?

Гестия шагает неслышно. Кончики рыжих волос покачивает легкий ветерок, он же играет с полами белой туники. Ветра тоже не было там, и потому вдвойне приятнее подставлять лицо его касаниям, вдыхая ароматы цветов и моря. Мысли ее не о ветре, о другом: какой он? Еще один из детей Кроноса, старший; Посейдон и Зевс моложе, они оба кажутся Гестии мальчишками, пусть на вид зрелые мужи. Будет ли старший другим? Будет ли он рад видеть ее? Посейдон, когда их освободили, от избытка радости схватил Гестию в объятия, закружил, оглашая просторы похожим на грохот волн хохотом. Зевс вел себя более отстраненно, но почти всегда улыбался ей. Им троим.

Наступившие сумерки не нравятся Гестии; она не любит ночь, думает, что еще долго не будет любить. Темнота напоминает о... том месте, так говорят сестры и Посейдон: «там». Гестия говорит прямо: в отцовском чреве.

Подняв руку ладонью вверх, она зажигает огонек — рыжий, весело пляшущий в горсти, разгоняющий мрак. Это так легко: стоит лишь пожелать, и пламя появляется само собой. Если бы Гестия могла так раньше — она бы раздула пожар из искры, сжигая изнутри того, кто поглотил их [к отцу у нее нет ни капли родственных чувств, он — исключение из ее правил, он — не семья].

Но почему все еще не встречает ее никто, ни объятиями, ни сталью к горлу? Гестия ждала всего; сталь показалась бы ей приятнее — ладони Посейдона жгли кожу поныне, и даже то, что он был ее братом, ничего не меняло.

Устав ждать, пока на нее обратят внимание, Гестия останавливается и зовет:

— Аид?

0

13

заявка от deviya sharma

ROMANCE CLUB ✽ SARASWATI BASU
https://i.imgur.com/k3WgLuV.pnghttps://i.imgur.com/CQM6OS9.pnghttps://i.imgur.com/5NXl2MZ.png


Игривая, женственная, нежная. Опасная. Ты многолика, моя дорогая подруга. Ты прекрасна, словно рассвет. Конечно же, ты знаешь, чего стоишь, потому не стыдишься пользоваться этим. Помыкаешь всеми вокруг, смеешься, а после ядом на них дышишь. Вонзаешь кинжал в горло, наблюдаешь, как цель мучается, умирая от любви к тебе. Многие хотят заполучить тебя, но ты непреклонна.

Скажи, ты любишь только себя? Или ты просто богиня ледяная? Быть может, тебе нравятся девушки? Или не решила, нужна ли тебе любовь вообще? Сестра твоя тебе пример подает отчаянья и поспешности решений. Она - более ретивая, горячая. Ты же думаешь больше, планы строишь, козни плетешь. Тебе впору быть советницей махараджа. Его дланью. Ты знаешь все, ты видишь всех насквозь. Читаешь сквозь строки, словно книгу.

Ты дорога мне, ракшаси! Пожалуй, даже дороже маленькой Амриты. Твои советы греют сердце, я никогда не откажусь от нашей дружбы.


Обворожительная, приходи играть всякое! Будем сплетничать о Радже и пытаться отворотить Радху от проклятой любви.
Моя личка всегда открыта. Я довольно общительный человек, так что не откажусь от ответного рвения. Можно в лс, можно в тг, как тебе будет удобно

пример поста;

Тихо притворив за собой дверь, девушка выскользнула в роскошный холл дома на улице Брайтон и облегченно выдохнула. Её подруга Анила забрала свой подарок, который Камала занесла ей в честь дня её рождения, после чего посетовала на то, что не может остаться в гостях подольше. Хан тогда заявила, что у неё еще куча дел, а главное из таковых — проект по физике. С последним, конечно, она уже давно закончила, вот только нужно было придумать адекватный предлог для того, чтобы поскорее выбраться из этого места.
Расположенный в элитном спальном районе на окраине Манхеттена, дом давнего знакомого её отца, никогда не пустовал. Господин Амун Хемми приглашал сюда своих корпоративных коллег, потенциальных партнеров по бизнесу, родственников по ближней и дальней линии. С ним был дружен и отец Камалы — Юсуф Хан. Именно через знакомство родителей девочки и познакомились с пару лет назад, когда Анилу перевели в старшую школу, где училась Камала.
Яркая, жизнерадостная, отличная рассказчица и собеседница. Она могла бы быть ей сестрой, если бы Аамир выбрал себе партию чуть помладше.
Семья Хемми имела хорошие денежные ресурсы, поскольку её глава имел отличную хватку и нюх на американские доллары. А еще он хорошо разбирался в психологии людей. Он хорошо знал и Юсуфа Хана. Хемми овдовел более пяти лет назад. Месяцем ранее же Юсуф взвинченно отговаривал Камалу ходить в гости к Хемми.
У них соберутся все мои однокурсники, Абу. Ты не можешь вот так запретить мне выходить куда либо!
Я не запрещаю тебе выходить из дома. Ради Аллаха, дорогая, что угодно! Я лишь прошу тебя ограничить походы к семье Анилы.
Все потому, что бедным с богатыми не водиться?
Мужчина покачал головой, не зная, как ответить на её выпад. С одной стороны — Камала была уже взрослой девочкой, могла решать такие проблемы, как поход с подружками по магазинам, или за сладостями в Хэллоуин, поздно вечером, самостоятельно.  С другой... Что-то он не договаривал. Как бы ни старалась Камала выяснить, что его беспокоит, Абу молчал. В конце концов ей надоело думать о, как сейчас было принято говорить, "загонах" отца, и она упрекнула его в этом. Мягко. Перед самым уходом на вечеринку Анилы.
Я могу о себе позаботиться. Ты же знаешь.
Юсуф фыркнул. Бета. Его маленькая Бета уже знала, что такое опасность. Она много раз самовольно убегала в "поля", чтобы поэкспериментировать со своей силой да наподдать мелким жуликам и ворам. Когда же о ней узнала сама Капитан Марвел, врагами Камалы стали уже более продвинутые спецы, напичканные технологиями и модификациями, против которых нужны были не только понты и физическая сила — временами увеличивающаяся до невероятных размеров, — но и мозг. Камала осознавала риски, на которые шла и делала все осознанно. Кэрол ею бы гордилась.
А что может произойти на дне рождения подруги? Подерется пьяная молодежь? Не поделят комикс и начнут доказывать, кто его владелец, громко да на всю улицу? Никого таким не удивишь.
Однако что-то ей не понравилось в поведении господина Хемми. Что-то проскальзывало в его взгляде. Не привычно солнечное, когда он выходил, чтобы пообщаться с дочерью и её гостями. Не поучительно-нравственное, когда он рассказывал школьникам о своей работе. Что-то отстраненное, чуждое ей. Камале сегодня было неудобно находиться рядом с ним.
Она сказала об этом Аниле. Та только плечами пожала, объяснив его поведение беспокойством за свои дела, которые, в связи с недавно появившейся конкуренцией, начали идти не так хорошо, как раньше. Технологии не стоят на месте, а господин Хемми очень любил свои творения.
Встретимся в школе! Спасибо за торт, Анила!
Девочка с длинными темными волосами радостно просияла, придерживая дверь. Она не хотела возвращаться обратно в дом. За спиной её гремела музыка и слышались крики играющих в "Твистер" студентов.
Почему тебе не разрешают оставаться у меня допоздна? Отец мог бы выделить тебе своего шофера, чтобы добраться до дома. У вас в семье что-то не так?
Камала нервно закусила уголок губ, после чего тут же просияла, чересчур ненатурально сверкая зубами.
- Нет, все в порядке! Просто... Этот проект, над которым я работаю, очень важен. Бруно обещал прийти позаниматься через час. Ты знаешь, он же такой глупый в отношении всего, что касается точных наук. Вот!
Подруга склонила голову набок, слегка прищурившись. Она поняла, что Хан привирает. Не во всем, возможно, но она видела, что что-то не так. Накия бы спросила напрямую, не позволив ей уйти в таком состоянии, но Анила была другой. Они не общались с ней настолько близко, чтобы делиться тайнами из под полы сознания. Накия знала, кто она. Анила — нет.
Я пойду.
Подруга пожала плечами и ударила кулаком о её кулак, тут же захихикав.
Ладно, до встречи в колледже.
За спиной девушки мелькнула тень. Высокая фигура хозяина дома. Господин Хемми уложил руку на плечо дочери, провожая взглядом вздрогнувшую Хан. Отчего-то её снова повело прочь от этого пронзительного ощущения. Неприятного. Словно смолой окатило с головы до ног.
"Просто забудь. Это нервы. Нужно помедитировать на ночь и все пройдет."
Йога помогала ей собраться с мыслями. То спокойствие, что приносила медитация, невозможно было описать самыми захудалыми терминами. Её буквально расплавляло вибрациями, которые начинало производить тело от космической связи. Не просто так она стремилась к звездам, верно? Покровители Хан одобряли её увлечение, хотя и не понимали большей части её привычек — они не изучали буддизм и мусульманство так, как им интересовалась Камала. Это была её жизнь.
Впрочем, кое-что девушка бы поменяла. Она хотела быть свободнее. В её религии царил патриархат. Камала же, несмотря на свое послушание и уважение к старшим, не желала плыть по течению и хотела сама выбирать свою судьбу. Отец поощрял её стремления, но часто шутил на тему того, что если она начнет бегать по клубам, как другая продвинутая молодежь, он запрет её под домашний арест до её тридцатилетия.
"Кэрол вызволит меня из любого заточения. Прости, Абу, я не хочу быть такой, как все. Уже слишком поздно."
Запахнув полы куртки, — хотя особо и не ощущая прохлады вечера, ввиду своих способностей, — Хан медленно побрела по тротуару. Перед тем, как она решит размять ноги, можно и прогуляться. Осень в Нью-Йорке была невероятно красивой каждый год. Камала не помнила, как было в её родном городе, ведь родители уехали оттуда, когда она была совсем маленькой. Отец говорил, что на родине тоже очень красиво, но жить уже стало невозможным за счет частичной нищеты. Мама же ностальгировала — она бы с удовольствием съездила в Мумбай на совершеннолетие дочери.
"Когда-нибудь я посещу все уголки мира. Как получу диплом, разумеется! Жди меня, Мадрид! Я скоро буду, Токио!"
Она не обращала внимания на редких прохожих. Разумеется, ей было плевать на следующий за ней автомобиль. Камала погрузилась в свои мечтания и намеревалась дойти до дома, не влипнув в очередную историю.

0


Вы здесь » GEMcross » калейдоскопический опал » home beneath the ruin [cross]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно